Кратчайшее содержание поэмы «демон» для читательского дневника (м.ю. лермонтов)

М ю лермонтова – демон: краткое содержание

Одним из самых значимых литературных произведений 19 века является поэма М.Ю. Лермонтова «Демон», полная человеческих чувств, страданий главного героя и борьбы добра со злом. В этой статье изложена поэма  Демон краткое содержание данного классического произведения.

Глубокая проблематика, насыщенная сюжетная линия, уникальный поэтический слог автора, простота и лиричность повествования, загадочность – все это, делают данное произведение значимым предметом искусства, повлиявшим на становление романтических поэм в широких литературных кругах. Образ «демона» стал значимым не только в литературном творчестве, но и в живописи, опере (произведения Рубинштейна и живопись Врубеля).

  1. Демон-Его образ олицетворяет собой возрождающееся зло, отрицающие свою человеческую природу. Демон полностью отрицает существование добрых человеческих чувств, он находится на грани отрицания существования реального мира. Он скептически относится к жизни людей, к их чувствам и переживаниям. Демон не скептик, он страдающее от бессмысленности окружающего его мира, зло. Однако не стоит отрицать, мрачное, загадочное обаяние Демона.Демон главный судья человеческого мира. Он полон отчаяния отомстить всему живому, обществу и Богу. Прообраз главного героя взят из ветхого завета, из истории о крушении Вавилона, повествующей о восстании падшего ангела против земного Творца.
  2. Тамара-Противоположностью главного героя, злого творца человеческих чувств, является Тамара. Образ Тамары основан на наивном представлении мира. До встречи с Демоном жизнь Тамары была наполнена радостью, счастьем, безмятежностью на фоне прекрасных пейзажей. Каждый день Тамара наслаждалась чудесами природы, ее звуками и цветами. После смерти жениха, сердце Тамары наполнилось горестью и печалью.Эти два героя соединены в одно целое, они являются абсолютными противоположностями друг друга, которые непременно должны быть рядом. Демону не хватает жизнерадостности, цельности и безмятежности, которыми обладает Тамара. Цельность уклада ее жизни означает для Демона свободу, принятия самого себя и понимание человеческой сущности. Встреча Демона и Тамары означает потерю цельности и естественности главой героини – начало познания собственного «я» главных героев.

Демон пролетает над чудными пейзажами Кавказа: его живописными горами, реками, удивительной яркости зеленью и самобытным народом. Ничего не радует Демона, все вызывает в нем ненависть и презрение. Демон испытывает одиночество, бессмысленность бытия.

Его грызет бессмертие и власть над человеческими судьбами. Перед ним Грузия с роскошными долинами и вершинами гор. Вдруг, он видит праздничное веселье – грузинский князь Гудал отдаёт замуж единственную дочь.

Демон любуется красотой Тамары

На свадьбу собрались многочисленные родственники невесты. Вокруг смех, вино и пляски. Как сообщает Гудал, жених приедет к вечернему застолью.

Свадьба Тамары и Синодала — самое значимое событие в стране, на которое собрались молодые владыки, важные господа и все горожане. Слуги расстилают украшенные золотом ковры, разливают вино.

Обратите внимание

По традиции, перед приездом жениха Тамара должна станцевать грузинский танец с бубном.

Девушка исполняет танец, обаяние которого задевает полную презрения душу Демона. Он любуется девушкой, испытывая при этом неведомые до сих пор искренние, человеческие чувства.

Мысли невесты

Во время танца Тамару обуревают самые разные мысли. Она боится оставить отца одного, уехать из родного дома, где жила безмятежно и счастливо.

Она жаждет встречи с молодым князем – готовится стать женой красивого, богатого, влюблённого в нее, Синодала. Отдаваясь танцу, музыки, ритму бубна, она отбрасывает прочь сомнения и тревоги.

Смерть Синодала

Главным событием всего произведения является смерть жениха Тамары. Демон не в силах противиться охватившему его счастью при взгляде на прекрасный танец Тамары. Он любуется ее красотой, обаянием и безграничным счастьем.

Как настоящий тиран, он приказывает разбойникам убить Синодала. Раненный жених мчится к своей любимой, но смерть забирает его у крыльца ее дома.

Тамара покидает родной дом

Сердце Тамары разбито, ее отец горюет о неудачной женитьбе своей единственной дочери. Засыпая, Тамара слышит прекрасный, удивительный голос, зовущий ее в бескрайние просторы снов.

Во сне девушка встречает красивого мужчину. Однако проснувшись утром, она понимает, что сон «фальшивый» — Демон искушает ее. Тамара решает уйти в монастырь, чтобы уберечь свою жизнь и достоинство от проделок лукавого. Сотрясая проклятьями воздух, отец дает свое разрешение, и Тамара становится монахиней.

Смерть Тамары

В монастыре Тамару постоянно преследуют мысли о Демоне. Она понимает, что ее нестерпимо тянет к этому мужчине. Она молится святым, преклоняется перед Демоном и не знает, что делать. Физическая близость с Демоном для Тамары равна смерти.

Демон понимает это и решает отменить свой коварный план. Но Демон не может совладать со своими чувствами и ночью он врывается в келью Тамары.

Даже на смертном одре Тамара улыбается. Смертельно несчастный Гудал похоронил единственную дочь в церкви на вершине холма. Ангел унес ее душу на небеса. Демон кричал ему наперерез: «Оставь ее, она моя!». В ответ же ангел отвечал: «Исчезни, Демон. Долго ты торжествовал.

Бог знает правду – Тамара любила и страдала, ее душа окажется в раю». Забыв свои безумные надежны, Демон навсегда остался одинок.

На вершине холма у могилы Тамары свистит ветер, видны развалины церкви и ходят легенды о любви Демона к смертной красавице. Вокруг могилы копошатся ящерицы и змеи, и лишь высокие горы охраняют безмятежный вечный сон Тамары.

Тест по поэме Демон

ПОДЕЛИТЕСЬ СВОИМИ РЕЗУЛЬТАТАМИ ТЕСТА

Демон Я ответил(а) правильно на %%score%% из %%total%% вопросов

Источник: http://vse-kratko.ru/m-yu-lermontova-demon/

Краткое содержание «Демон»

С космической высоты обозревает «печальный Демон» дикий и чудный мир центрального Кавказа: как грань алмаза, сверкает Казбек, львицей прыгает Терек, змеею вьется теснина Дарьяла — и ничего, кроме презрения, не испытывает. Зло и то наскучило духу зла Все в тягость: и бессрочное одиночество, и бессмертие, и безграничная власть над ничтожной землей. Ландшафт между тем меняется. Под крылом летящего Демона уже не скопище скал и бездн, а пышные долины счастливой Грузии: блеск и дыхание тысячи растений, сладострастный полуденный зной и росные ароматы ярких ночей. увы, и эти роскошные картины не вызывают у обитателя надзвездных краев новых дум. Лишь на мгновение задерживает рассеянное внимание Демона праздничное оживление в обычно безмолвных владениях грузинского феодала: хозяин усадьбы, князь Гудал сосватал единственную наследницу, в высоком его доме готовятся к свадебному торжеству.<\p>

Родственники собрались загодя, вина уже льются, к закату дня прибудет и жених княжны Тамары — сиятельный властитель Синодала, а пока слуги раскатывают старинные ковры: по обычаю, на устланной коврами кровле невеста, еще до появления жениха, должна исполнить традиционный танец с бубном. Танцует княжна Тамара! Ах, как она танцует! То птицей мчится, кружа над головой маленький бубен, то замирает, как испуганная лань, и легкое облачко грусти пробегает по прелестному яркоглазому лицу. Ведь это последний день княжны в отчем доме! Как-то встретит ее чужая семья? Нет, нет, Тамару выдают замуж не против ее воли. Ей по сердцу выбранный отцом жених: влюблен, молод, хорош собой — чего более! Но здесь никто не стеснял ее свободы, а там… Отогнав «тайное сомненье», Тамара снова улыбается. Улыбается и танцует. Гордится дочерью седой Гудал, восхищаются гости, подымают заздравные рога, произносят пышные тосты: «Клянусь, красавица такая/ Под солнцем юга не цвела!» Демон и тот залюбовался чужой невестой. Кружит и кружит над широким двором грузинского замка, словно невидимой цепью прикован к танцующей девичьей фигурке. В пустыне его души неизъяснимое волненье. Неужели случилось чудо? Воистину случилось: «В нем чувство вдруг заговорило/ Родным когда-то языком!» Ну, и как же поступит вольный сын эфира, очарованный могучей страстью к земной женщине? увы, бессмертный дух поступает так же, как поступил бы в его ситуации жестокий и могущественный тиран: убивает соперника. На жениха Тамары, по наущению Демона, нападают разбойники. Разграбив свадебные дары, перебив охрану и разогнав робких погонщиков верблюдов, абреки исчезают. Раненого князя верный скакун (бесценной масти, золотой) выносит из боя, но и его, уже во мраке, догоняет, по наводке злого духа, злая шальная пуля. С мертвым хозяином в расшитом цветными шелками седле конь продолжает скакать во весь опор: всадник, окавший в последнем бешеном пожатье золотую гриву, — должен сдержать княжеское слово: живым или мертвым прискакать на брачный пир, и только достигнув ворот, падает замертво.<\p>

В семье невесты стон и плач. Чернее тучи Гудал, он видит в случившемся Божью кару. Упав на постель, как была — в жемчугах и парче, рыдает Тамара. И вдруг: голос. Незнакомый. Волшебный. Утешает, утишает, врачует, сказывает сказки и обещает прилетать к ней ежевечерне — едва распустятся ночные цветы, — чтоб «на шелковые ресницы/ Сны золотые навевать…». Тамара оглядывается: никого!!! Неужели почудилось? Но тогда откуда смятенье? Которому нет имени! Под утро княжна все-таки засыпает и видит странный — не первый ли из обещанных золотых? — сон. Блистая неземной красотой, к ее изголовью склоняется некий «пришелец». Это не ангел-хранитель, вокруг его кудрей нет светящегося нимба, однако и на исчадье ада вроде бы не похож: слишком уж грустно, с любовью смотрит! И так каждую ночь: как только проснутся ночные цветы, является. Догадываясь, что неотразимою мечтой ее смущает не кто-нибудь, а сам «дух лукавый», Тамара просит отца отпустить ее в монастырь. Гудал гневается — женихи, один завиднее другого, осаждают их дом, а Тамара — всем отказывает. Потеряв терпение, он угрожает безрассудной проклятьем. Тамару не останавливает и эта угроза; наконец Гудал уступает. И вот она в уединенном монастыре, но и здесь, в священной обители, в часы торжественных молитв, сквозь церковное пенье ей слышится тот же волшебный голос, в тумане фимиама, поднимающемся к сводам сумрачного храма, видит Тамара все тот же образ и те же очи — неотразимые, как кинжал.<\p>

Важно

Упав на колени перед божественной иконой, бедная дева хочет молиться святым, а непослушное ей сердце — «молится Ему». Прекрасная грешница уже не обманывается на свой счет: она не просто смущена неясной мечтой о любви, она влюблена: страстно, грешно, так, как если бы пленивший ее неземной красотой ночной гость был не пришлецом из незримого, нематериального мира, а земным юношей. Демон, конечно же, все понимает, но, в отличие от несчастной княжны, знает то, что ей неведомо: земная красавица заплатит за миг физической близости с ним, существом неземным, гибелью. Потому и медлит; он даже готов отказаться от своего преступного плана. Во всяком случае, ему так кажется. В одну из ночей, уже приблизившись к заветной келье, он пробует удалиться, и в страхе чувствует, что не может взмахнуть крылом: крыло не шевелится! Тогда-то он и роняет одну-единственную слезу — нечеловеческая слеза прожигает камень.<\p>

Поняв, что даже он, казалось бы всесильный, ничего не может изменить, Демон является Тамаре уже не в виде неясной туманности, а воплотившись, то есть в образе хотя и крылатого, но прекрасного и мужественного человека. Однако путь к постели спящей Тамары преграждает ее ангел-хранитель и требует, чтобы порочный дух не прикасался к его, ангельской, святыни. Демон, коварно улыбнувшись, объясняет посланцу рая, что явился тот слишком поздно и что в его, Демона, владениях — там, где он владеет и любит, — херувимам нечего делать. Тамара, проснувшись, не узнает в случайном госте юношу своих сновидений. Не нравится ей и его речи — прелестные во сне, наяву они кажутся ей опасными. Но Демон открывает ей свою душу — Тамара тронута безмерностью печалей таинственного незнакомца, теперь он кажется ей страдальцем. И все-таки что-то беспокоит ее и в облике пришлеца и в слишком сложных для слабеющего ее ума рассуждениях. И она, о святая наивность, просит его поклясться, что не лукавит, не обманывает ее доверчивость. И Демон клянется. Чем только он не клянется — и небом, которое ненавидит, и адом, который презирает, и даже святыней, которой у него нет. Клятва Демона — блистательный образец любовного мужского красноречия — чего не наобещает мужчина женщине, когда в его «крови горит огонь желаний!». В «нетерпении страсти» он даже не замечает, что противоречит себе: то обещает взять Тамару в надзвездные края и сделать царицей мира, то уверяет, что именно здесь, на ничтожной земле, построит для нее пышные — из бирюзы и янтаря — чертоги. И все-таки исход рокового свидания решают не слова, а первое прикосновение — жарких мужских уст — к трепещущим женским губам. Ночной монастырский сторож, делая урочный обход, замедляет шаги: в келье новой монахини необычные звуки, вроде как «двух уст согласное лобзанье». Смутившись, он останавливается и слышит: сначала стон, а затем ужасный, хотя и слабый — как бы предсмертный крик.<\p>

Извещенный о кончине наследницы, Гудал забирает тело покойницы из монастыря. Он твердо решил похоронить дочь на высокогорном семейном кладбище, там, где кто-то из его предков, во искупление многих грехов, воздвиг маленький храм. К тому же он не желает видеть свою Тамару, даже в гробу, в грубой власянице. По его приказу женщины его очага наряжают княжну так, как не наряжали в дни веселья. Три дня и три ночи, все выше и выше, движется скорбный поезд, впереди Гудал на белоснежном коне. Он молчит, безмолвствуют и остальные. Столько дней миновало с кончины княжны, а ее не трогает тленье — цвет чела, как и при жизни, белей и чище покрывала? А эта улыбка, словно бы застывшая на устах?! Таинственная, как сама ее смерть!!! Отдав свою пери угрюмой земле, похоронный караван трогается в обратный путь… Все правильно сделал мудрый Гудал! Река времен смыла с лица земли и высокий его дом, где жена родила ему красавицу дочь, и широкий двор, где Тамара играла дитятей. А храм и кладбище при нем целы, их еще и сейчас можно увидеть — там, высоко, на рубеже зубчатых скал, ибо природа высшей своей властью сделала могилу возлюбленной Демона недоступной для человека.<\p>

Читайте также:  450. можно ли учиться на чужих ошибках?

Источник: https://all-the-books.ru/briefly/lermontov-mihail-demon/

Краткое содержание поэмы “Демон: восточная повесть” Лермонтова М. Ю. по главах (частях)

Часть 1 Печальный Демон, дух изгнанья, Летал над грешною землей, И лучших дней воспоминанья Пред ним теснилися толпой; Он вспоминает те дни, “когда в жилище света блистал он, чистый херувим”, когда он жаждал познанья, “когда он верил и любил”, “не знал ни злобы, ни сомненья”. Давно отверженный блуждал В пустыне мира без приюта: Вослед за веком век бежал, Как за минутою минута, Однообразной чередой. Ничтожной властвуя землей, Он сеял зло без наслажденья. Нигде искусству своему Он не встречал сопротивленья – И зло наскучило ему. Демон пролетает над вершинами Кавказа, следует описание дикой природы, олицетворения жизни, ее красоты: Под ним Казбек, как грань алмаза, Снегами вечными сиял, И, глубоко внизу чернея, Как трещина, жилище змея, Вился излучистый Дарьял, И Терек, прыгая, как львица

С косматой гривой на хребте,

Ревел, – и горный зверь и птица, Кружась в лазурной высоте, Глаголу вод его внимали; И золотые облака Из южных стран, издалека Его на север провожали;

И скалы тесною <\p>

толпой, Таинственной дремоты полны, Над ним склонялись головой, Следя мелькающие волны; И башни замков на скалах Смотрели грозно сквозь туманы – У врат Кавказа на часах Сторожевые великаны! И дик и чуден был вокруг Весь божий мир; но гордый дух Презрительным окинул оком Творенье бога своего, И на челе его высоком He отразилось ничего. Демон видит перед собой “роскошной Грузии долины”, поля, залитые светом, реки, Ho, кроме зависти холодной, Природы блеск не возбудил В груди изгнанника бесплодной Ни новых чувств, ни новых сил… Далее рассказывается о старом князе Гудале, который в горах выстроил себе дом. По ступеням, спускающимся к реке, Покрыта белою чадрой, Княжна Тамара молодая К Арагве ходит за водой. Гудал сосватал дочь и готовится выдать замуж, “на пир он созвал всю семью”. Девушки, подруги Тамары, “проводя досуг” поют. Они поют – и бубен свой Берет невеста молодая. И вот она, одной рукой Кружа его над головой, То вдруг помчится легче птицы, То остановится, глядит – И влажный взор ее блестит Из-под завистливой ресницы; То черной бровью поведет, То вдруг наклонится немножко, И по ковру скользит, плывет Ее божественная ножка; И улыбается она, Веселья детского полна. Ho луч луны, по влаге зыбкой Слегка играющий порой, Едва ль сравнится с той улыбкой, Как жизнь, как молодость, живой. В последний раз она плясала. Увы! заутра ожидала Ее, наследницу Гудала, Свободы резвую дитя, Судьба печальная рабыни, Отчизна, чуждая поныне, И незнакомая семья.

Пролетая над аулом, Демон видит танец:

И Демон видел… На мгновенье Неизъяснимое волненье В себе почувствовал он вдруг. Немой души его пустыню Наполнил благодатный звук – И вновь постигнул он святыню Любви, добра и красоты!.. И долго сладостной картиной Он любовался – и мечты О прежнем счастье цепью длинной, Как будто за звездой звезда, Пред ним катилися тогда.

Тем временем жених, нагруженный дарами, спешит к аулу. “Он сам, властитель Синодала, ведет богатый караван”. И вот часовня на дороге… Тут с давних лет почиет в боге Какой-то князь, теперь святой, Убитый мстительной рукой.

С тех пор на праздник иль на битву, Куда бы путник ни спешил, Всегда усердную молитву Он у часовни приносил; И та молитва сберегала От мусульманского кинжала. Ho презрел удалой жених Обычай прадедов своих.

Его коварною мечтою Лукавый Демон возмущал: Он в мыслях, под ночною тьмою, Уста невесты целовал…

На караван нападают, поднимается стрельба. Караван разграбляют. Великолепный скакун жениха, не раз спасавший его в битвах от смерти, выносит его и на этот раз.

Скакун лихой, ты господина Из боя вынес как стрела, Ho злая пуля осетина Его во мраке догнала! Конь с мертвым женихом приходит в аул. Гудал и его семья в горе.

Тамара рыдает, но в это время ей слышится голос “нездешний”, который утешает ее, говорит, что ее жених теперь среди ангелов, а потому не стоит печалиться о его судьбе.

Советует не горевать: На воздушном океане, Без руля и без ветрил, Тихо плавают в тумане Хоры стройные светил; Средь полей необозримых В небе ходят без следа Облаков неуловимых Волокнистые стада. Час разлуки, час свиданья – Им ни радость, ни печаль; Им в грядущем нет желанья И прошедшего не жаль.

Совет

В день томительный несчастья Ты об них лишь вспомяни; Будь к земному без участья И беспечна, как они! Голос говорит, что с наступлением ночи будет прилетать к ней “и на шелковые ресницы сны золотые навевать…”

Тамара не понимает, что это за голос, но “мысль ее он возмутил мечтой пророческой и странной”.

Пришлец туманный и немой, Красой блистая неземной, К ее склонился изголовью; И взор его с такой любовью, Так грустно на нее смотрел, Как будто он об ней жалел. То не был ангел-небожитель, Ее божественный хранитель: Венец из радужных лучей He украшал его кудрей.

То не был ада дух ужасный, Порочный мученик – о нет! Он был похож на вечер ясный: Ни день, ни ночь, – ни мрак, ни свет!..

Часть 2 Тамара упрашивает отца не пытаться выдать ее еще раз замуж, говорит, что ее “терзает дух лукавый неотразимою мечтой”, просит отправить ее в монастырь: Я гибну, сжалься надо мной! Отдай в священную обитель Дочь безрассудную свою; Там защитит меня спаситель, Пред ним тоску мою пролью.

На свете нет уж мне веселья… Святыни миром осеня, Пусть примет сумрачная келья, Как гроб, заранее меня…”

Тамару отвозят в монастырь, но в сердце ее по-прежнему остается “беззаконная мечта”:

В часы торжественного пенья, Знакомая, среди моленья, Ей часто слышалася речь. Под сводом сумрачного храма Знакомый образ иногда Скользил без звука и следа В тумане легком фимиама; Сиял он тихо, как звезда; Манил и звал он… но – куда?.. Следует описание монастыря, расположенного уединенно в горах, окружающей природы, величественного Казбека, который виден из окна кельи.

Однако Тамара чувствует себя в заточеньи, тоскует об образе, который ей являлся. И целый день, вздыхая, ждет… Ей кто-то шепчет: он придет! Недаром сны ее ласкали, Недаром он являлся ей, С глазами, полными печали, И чудной нежностью речей.

Уж много дней она томится, Сама не зная почему; Святым захочет ли молиться – А сердце молится ему, Утомлена борьбой всегдашней, Склонится ли на ложе сна: Подушка жжет, ей душно, страшно, И вся, вскочив, дрожит она; Пылают грудь ее и плечи, Нет сил дышать, туман в очах, Объятья жадно ищут встречи, Лобзанья тают на устах…

Демон долго не решается пройти в святую обитель, был даже близок к тому, чтобы оставить свое намерение. Однако приблизившись к келье, видит, что затворница кого-то ждет. Она поет песню, которая рождает в сердце Демона любовь.

Обратите внимание

Тоску любви, ее волненье Постигнул Демон в первый раз; Он хочет в страхе удалиться… Его крыло не шевелится! И, чудо! из померкших глаз Слеза тяжелая катится… Поныне возле кельи той Насквозь прожженный виден камень Слезою жаркою, как пламень, Нечеловеческой слезой!.

. И входит он, любить готовый, С душой, открытой для добра, И мыслит он, что жизни новой Пришла желанная пора. Неясный трепет ожиданья, Страх неизвестности немой, Как будто в первое свиданье Спознались с гордою душой.

Однако, входя, Демон видит перед собой “посланника рая, херувима, хранителя грешницы прекрасной”, который загораживает ее крылом. От него исходит свет, и Демон “вместо сладкого привета” слышит “тягостный укор”.

Херувим заявляет, что его никто не звал, чтобы он уходил прочь от находящейся под его охраной Тамары.

Злой дух коварно усмехнулся; Зарделся ревностию взгляд: И вновь в душе его проснулся Старинной ненависти яд. “Она моя!-сказал он грозно,- Оставь ее, она моя! Явился ты, защитник, поздно, И ей, как мне, ты не судья.

На сердце, полное гордыни, Я наложил печать мою; Здесь больше нет твоей святыни, Здесь я владею и люблю!” И Ангел грустными очами На жертву бедную взглянул И медленно, взмахнув крылами, В эфире неба потонул. Демон приходит к Тамаре, она спрашивает, кто он.

Демон отвечает: Я тот, которому внимала Ты в полуночной тишине, Чья мысль душе твоей шептала, Чью грусть ты смутно отгадала, Чей образ видела во сне.

Я тот, чей взор надежду губит; Я тот, кого никто не любит; Я бич рабов моих земных, Я царь познанья и свободы, Я враг небес, я зло природы, И, видишь, – я у ног твоих! Тебе принес я в умиленье Молитву тихую любви, Земное первое мученье И слезы первые мои. О! выслушай – из сожаленья! Меня добру и небесам Ты возвратить могла бы словом.

Твоей любви святым покровом Одетый, я предстал бы там, Как новый ангел в блеске новом; О! только выслушай, молю, – Я раб твой, – я тебя люблю! Лишь только я тебя увидел – И тайно вдруг возненавидел Бессмертие и власть мою. Я позавидовал невольно Неполной радости земной; He жить, как ты, мне стало больно, И страшно – розно жить с тобой. В бескровном сердце луч нежданный Опять затеплился живей, И грусть на дне старинной раны

Зашевелилася, как змей…

Тамара боится того, что Демон ей говорит, просит оставить его, спрашивает, зачем он ее любит. Демон отвечает: Зачем, красавица? Увы, He знаю!.. Полон жизни новой, С моей преступной головы Я гордо снял венец терновый, Я все былое бросил в прах: Мой рай, мой ад в твоих очах.

Важно

Люблю тебя нездешней страстью, Как полюбить не можешь ты: Всем упоением, всей властью Бессмертной мысли и мечты.

Демон говорит, что ему тяжело жить …для себя, скучать собой И этой вечною борьбой Без торжества, без примиренья! Всегда жалеть и не желать, Все знать, все чувствовать, все видеть, Стараться все возненавидеть

И все на свете презирать!..

Лишь только божие проклятье Исполнилось, с того же дня Природы жаркие объятья Навек остыли для меня; Синело предо мной пространство; Я видел брачное убранство Светил, знакомых мне давно… Они текли в венцах из злата; Ho что же? прежнего собрата He узнавало ни одно.

Изгнанников, себе подобных, Я звать в отчаянии стал, Ho слов и лиц и взоров злобных, Увы! я сам не узнавал. И в страхе я, взмахнув крылами, Помчался – но куда? зачем? He знаю… прежними друзьями Я был отвергнут; как эдем, Мир для меня стал глух и нем.

По вольной прихоти теченья Так поврежденная ладья Без парусов и без руля Плывет, не зная назначенья; Так ранней утренней порой Отрывок тучи громовой, В лазурной вышине чернея, Один, нигде пристать не смея, Летит без цели и следа, Бог весть откуда и куда! И я людьми недолго правил, Греху недолго их учил, Все благородное бесславил И все прекрасное хулил;

Недолго… пламень чистой веры

Легко навек я залил в них… А стоили ль трудов моих Одни глупцы да лицемеры? И скрылся я в ущельях гор; И стал бродить, как метеор, Во мраке полночи глубокой… И мчался путник одинокой, Обманут близким огоньком; И в бездну падая с конем, Напрасно звал – и след кровавый За ним вился по крутизне… Ho злобы мрачные забавы Недолго нравилися мне! В борьбе с могучим ураганом, Как часто, подымая прах, Одетый молньей и туманом, Я шумно мчался в облаках, Чтобы в толпе стихий мятежной Сердечный ропот заглушить, Спастись от думы неизбежной И незабвенное забыть! Что повесть тягостных лишений, Трудов и бед толпы людской Грядущих, прошлых поколений, Перед минутою одной Моих непризнанных мучений? Что люди? что их жизнь и труд? Они прошли, они пройдут… Надежда есть – ждет правый суд: Простить он может, хоть осудит!

Читайте также:  Краткое содержание пьесы «маскарад» по действиям (м.ю. лермонтов)

Тамара спрашивает, зачем он ей жалуется, говорит, что их могут увидеть. На слова Демона, что они одни, Тамара говорит, что их видит бог. Демон отвечает:

На нас не кинет взгляда: Он занят небом, не землей! Тамара А наказанье, муки ада? Демон Так что ж? Ты будешь там со мной! Тамара признается, что слушает Демона “с отрадой тайной”, еще раз просит пощадить ее, недоумевая: “На что душа тебе моя?” Затем требует дать клятву: Клянися мне… от злых стяжаний Отречься ныне дай обет. Ужель ни клятв, ни обещаний Ненарушимых больше нет?.. Демон клянется “небом и адом” и всем, что есть на свете, что “отрекся от старой мести”, “отрекся от гордых дум”, говорит, что “хочет с небом примириться”, и продолжает: Хочу любить, хочу молиться, Хочу я веровать добру. Слезой раскаянья сотру Я на челе, тебя достойном, Следы небесного огня – И мир в неведенье спокойном Пусть доцветает без меня! Тебя я, вольный сын эфира, Возьму в надзвездные края; И будешь ты царицей мира, Подруга первая моя;

Без сожаленья, без участья

Смотреть на землю станешь ты, Где нет ни истинного счастья, Ни долговечной красоты, Где преступленья лишь да казни, Где страсти мелкой только жить; Где не умеют умеют без боязни Ни ненавидеть, ни любить.

Совет

Иль ты не знаешь, что такое Людей минутная любовь? Волненье крови молодое, – Ho дни бегут и стынет кровь! Кто устоит против разлуки, Соблазна новой красоты, Против усталости и скуки И своенравия мечты? Нет! не тебе, моей подруге, Узнай, назначено судьбой Увянуть молча в тесном круге Ревнивой грубости рабой, Средь малодушных и холодных, Друзей притворных и врагов, Боязней и надежд бесплодных, Пустых и тягостных трудов!

Демон просит Тамару любить его, приближается.

И он слегка Коснулся жаркими устами Ее трепещущим губам; Соблазна полными речами Он отвечал ее мольбам. Могучий взор смотрел ей в очи! Он жег ее. Во мраке ночи Над нею прямо он сверкал, Неотразимый, как кинжал. Увы! злой дух торжествовал! Смертельный яд его лобзанья Мгновенно в грудь ее проник.

Мучительный, ужасный крик Ночное возмутил молчанье. В нем было все: любовь, страданье, Упрек с последнею мольбой И безнадежное прощанье – Прощанье с жизнью молодой. Тамара умирает. Она лежит в гробу, “как пери спящая мила”.

И ничего в ее лице He намекало о конце В пылу страстей и упоенья; И были все ее черты Исполнены той красоты, Как мрамор, чуждой выраженья, Лишенной чувства и ума, Таинственной, как смерть сама. Улыбка странная застыла, Мелькнувши по ее устам.

О многом грустном говорила Она внимательным глазам: В ней было хладное презренье Души, готовой отцвести, Последней мысли выраясенье, Земле беззвучное прости.

Тамару хоронят. Гудал (отец) везет по горам траурный поезд, которому до места идти три дня:

Один из праотцев Гудала, Грабитель странников и сел, Когда болезнь его сковала И час раскаянья пришел, Грехов минувших в искупленье Построить церковь обещал На вышине гранитных скал, Где только вьюги слышно пенье, Куда лишь коршун залетал.

И скоро меж снегов Казбека Поднялся одинокий храм, И кости злого человека Вновь успокоилися там; И превратилася в кладбище Скала, родная облакам: Как будто ближе к небесам Теплей посмертное жилище?..

Как будто дальше от людей Последний сон не возмутится… Напрасно! мертвым не приснится Ни грусть, ни радость прошлых дней. Ангел несет вновь упокоившуюся душу в рай. Внезапно перед ними Свободный путь пересекая, Взвился из бездны адский дух. Он был могущ, как вихорь шумный, Блистал, как молнии струя.

Обратите внимание

И гордо в дерзости безумной Он говорит: “Она моя!” К груди хранительной прижалась, Молитвой ужас заглуша, Тамары грешная душа. Судьба грядущего решалась, Пред нею снова он стоял,

Ho, боже! – кто б его узнал?

Каким смотрел он злобным взглядом, Как полон был смертельным ядом Вражды, не знающей конца, – И веяло могильным хладом От неподвижного лица.

“Посланник неба” отвечает, что власть Демона кончилась, что “благо божне решенье”: Дни испытания прошли; С одеждой бренною земли Оковы зла с нее ниспали.

Узнай! давно ее мы ждали! Ее душа была из тех, Которых жизнь – одно мгновенье Невыносимого мученья, Недосягаемых утех: Творец из лучшего эфира Соткал живые струны их, Они не созданы для мира, И мир был создан не для них! Ценой жестокой искупила Она сомнения свои… Она страдала и любила – И рай открылся для любви!” И Ангел строгими очами На искусителя взглянул И, радостно взмахнув крылами, В сиянье неба потонул. И проклял Демон побежденный Мечты безумные свои, И вновь остался он, надменный, Один, как прежде, во вселенной

Без упованья и любви!..

Следует описание полуразвалившихся остатков монастыря, дикой буйной природы, которая почти поглотила его, дома, где когда-то жила семья Тамары, от которого не осталось и следа. Ho церковь на крутой вершине, Где взяты кости их землей, Хранима властию святой, Видна меж туч еще поныне.

И у ворот ее стоят На страже черные граниты, Плащами снежными покрыты; И на груди их вместо лат Льды вековечные горят. Обвалов сонные громады С уступов, будто водопады, Морозом схваченные вдруг, Висят, нахмурившись, вокруг.

И там метель дозором ходит, Сдувая пыль со стен седых, То песню долгую заводит, То окликает часовых; Услыша вести в отдаленье О чудном храме, в той стране, С востока облака одне Спешат толпой на поклоненье; Ho над семьей могильных плит Давно никто уж не грустит.

Скала угрюмого Казбека Добычу жадно сторожит, И вечный ропот человека

Их вечный мир не возмутит.

Источник: https://ege-essay.ru/kratkoe-soderzhanie-poemy-demon-vostochnaya-povest-lermontova-m-yu-po-glavax-chastyax/

Анализ стихотворения Лермонтова Демон



Лермонтов писал поэму «Демон» с пятнадцатилетнего возраста, постоянно возвращаясь к ней на протяжении десяти лет. Он менял сюжет, добавляя новых персонажей, детали, обстановку, но образ главного героя оставался неизменным.

Используя в Демоне легенду о злом духе, который был свергнут с неба за то, что взбунтовался против божественной власти и кавказский фольклор о поглотившим девушку-грузинку горном духе Лермонтов придал своей поэме иносказательный характер. Однако, несмотря на фантастический сюжет в поэме заложен глубокий философский смысл. В Демоне с большой глубиной и силой выражен протест против подавляющих личность человека условий.

Писатель рассказывал, что самым сильным тираном мира является Бог, а Демон тут делает все, чтобы навредить всем, поэтому ходит во врагах Бога. Вкладывая свой смысл в понятие добра и зла, Лермонтов противопоставляет свое видение настоящей христианской морали, в которой покорность Богу означает добро, а неповиновение ему – зло.

Важно

Для Лермонтова добро – это борьба, а зло – это покорность и смирение. Однако, все это совершенно не значит, что поэт отрицает добро, он просто может красиво вместить в даннои понятии свой смысл.

<\p>

Присутствие Бога в поэме незримо, хотя он и является действующим лицом.

Автора каждый раз посещают воспоминания, как и его персонажей, которые говорят о нем, обвиняя во всех грехах, свершающихся на земле, так как он является творцом преступников.

Азраил, наказанный за мгновенный ропот изгнанник. Он, как и Демон сильный, но побежденный. Демон, же в отличие от него имеет вину страшнее. Он проклят Богом, который сделал его душу мертвой и холодной.

Выгнав его из рая, Бог возложил на него еще и ответственность за все зло на земле. По воле Бога он стал орудием зла и печатью роковой жжет все, к чему прикасается.

В этом заключается страшная трагедия Лермонтовского героя.

Любовь, для Демона стала точкой его возрождения. Тамара словно живой водой напоила его жаждущую пустыню души. И он вновь постиг святыню любви, добра и красоты.

В его воскресшей душе вновь проснулись забытые мечты и чувства. Душа Демона откликнулась на возрождение жаждой жизни, жаждой общения с родственной душой сама, испытывая при этом огромные человеческие чувства.

Любовь к прекрасной Тамаре возродила в нем любовь ко всему живому, позволила ему восхищаться красотой окружающего мира, он ощутил потребность нести добро – все те чувства, которых лишил его Бог, когда проклинал его.

Что же привлекало мятежного Демона в Тамаре? То, что она была очень красива, было бы мало для любви, ведь он повидал немало красавиц, но ни одна не зацепила его душу. В ней он нашел родного человека, который может понять его. Бунтарская мысль ее о судьбе рабыни, был своего рода протест, который он ощутил и познал сполна. Полная гордыни ее душа, как будто специально ждала демонскую печать.

Совет

Поэма Демон несет в себе большой социальный смысл. Автор наделил своего героя чертами живых людей, своих современников. В 30-х годах 19 столетия бунтарские настроения передовой молодежи искали выход, они безжалостно подвергали критике самодержавную действительность.

Источник: https://ostihe.ru/analiz-stihotvoreniya/lermontova/demon

Краткое содержание «Демон» Лермонтова

Демон смотрит на мир с неземной высоты. Он видит чудесный мир Кавказа. Казбек, Терек и вьющаяся река Дарьяла наводят на него презренье и тоску. Его все перестало уже радовать, даже власть перестала его вдохновлять. Он облетает свои владения, ландшафт медленно изменяется. Все красоты здешнего мира не могут вызвать даже новых дум.

Он замечает праздник некоего феодала Грузии по имени Гунал. Феодал отмечает приготовление свадьбы своей единственной дочери, наследницы всех его земель.

Вся родня собралась и уже начала отмечать. Вино льется рекой. Жениха еще нет. Он приедет только вечером. Синодал, жених Тамары весьма знатен. Приготовления подходят к концу. Невеста, по обычаям этой страны, должна станцевать предсвадебный танец и уже вовсю готовится к нему.

Невеста начинает танцевать, ее танец прекрасен и женственен. Она еще не знает, как встретит ее новая семья и наслаждается последним днем в родительском доме.

Тамара счастливая, она выходит замуж по любви, ведь выбор отца совпал с ее выбором, но все равно страшно, ведь здесь она свободна, а что ее ждет там…

Отец горд за свою прекрасную дочь. Ей восхищаются все гости, поднимая вина за ее здоровье, и произнося самые почтенные тосты. Даже демон не смог отвести взгляд от юной красавицы. Он вновь и вновь пролетает над замком феодала, не имея возможности улететь прочь. В душе Демона появляются чувства. Он ощущает страсть к земной девушке.

Демон не может допустить свадьбы и убивает своего соперника, насылая на него разбойников. Разбойники разгромили все приготовления к свадьбе и убивают всю охрану. Лишь благородный конь князя вывозит своего хозяина, уже раненого в бою, за пределы досягаемые разбойниками. Но, когда уже было спокойно за его жизнь, в него попадает шальная пуля.

Верный конь продолжает свой путь с уже полуживым феодалом. Гунал прискакивает обратно и падает у ворот.

Обратите внимание

Семья невесты разбита. Девушка плачет, незаметно, в ночи, появляется незнакомый, очень приятный и спокойный голос. Он пытается утешить красавицу, и когда она немного успокаивается, он обещает приходить к ней вечерами, каждый день. Тамара осматривается, никого не видя, приходит к мнению, что все это ей привиделось.

К утру девушка засыпает. Она видит странный сон в котором неизвестный пришелец, склоняет свою голову. Она не понимает кто это, он не похож на ангела, в нем нет той чистоты и тех прекрасных кудрей, но так же он и не похож на нечто злое, ведь смотрит с нежностью и любовью. Тот голос сдерживает свое обещание и как только красавица готовится ко сну. он приходит к ней.

Понимая, что вероятнее всего этот дух злой, она просит отца отдать ее в монастырь. От женихов нет отбоя, Тамара отказывает всем. Отец злится, вновь и вновь отказывая ей в просьбе. Отец грозит ее проклясть, но девушка опять не уступает. Тогда Гунал разрешает дочери отправиться в священную обитель, но и здесь дух не оставляет ее в покое.

Тамара и здесь видит его образ, да те самые глаза что приходили к ней в отчем доме.

Девушка падает у иконы, бесконечно молясь святым, но через некоторое время понимает, что все ее молитвы обращены к нему. Красавится понимает, что влюбилась в этот голос и в эти глаза. Демон знает то, что не знает прекрасная княжна, ведь ежели у них хоть на миг будет физическая близость, то для нее это обратится горем, она умрет.

Демон безумно желает предстать перед Тамарой, но он уже почти готов отказаться от плана, чтобы не навредить прекрасной земной девушке. По крайней мере, ему уже начинает так казаться. Одной ночью он приближается к заветной келье, а когда делает попытку уйти, то понимает, что не имеет возможности взмахнуть крыльями. Они не шевелятся.

Читайте также:  Анализ стихотворения «фабрика» а.а. блока

Он роняет слезу на пол, нечеловеческую, такую которая прожигает все на своем пути.

Он уже не призрачный образ в темноте, он прекрасный мужчина, пусть и с крыльями, но очень красивой наружности. Он приближается к уснувшей девушке, но в мгновение ока ему преграждает путь ее ангел. Ангел требует уйти и не прикасаться к Тамаре.

Важно

Демон объясняет ему, что он пришел слишком поздно, что это его владения, и ангелам сюда проход закрыт. Тамара просыпается и, не узнавая в нем прекрасный призрачный образ, пугается его. Демон открывает душу красавице и перестает казаться ей опасным. Девушка жалеет Демона.

Она просит не обманывать ее и не играть с ее доверчивостью. Демон дает ей клятву. Он клянется всем, что ему подвластно, и земным и неземным.

Но чего не наобещает влюбленный мужчина, при желании овладеть женщиной, а если представить себе, что этот мужчина Демон… Он обещает и забрать ее в свой мир и построить рай на земле.

Заканчивается это свидание, не только первым прикосновением к руке Тамары, а жарким поцелуем ее уст, нежных, трепетных, ласковых, как лепестки роз.

Делая обыкновенный обход, сторож останавливается возле комнаты Тамары, так как слышит в ней звуки любви, ноты нежности и жадного поцелуя.

Он притих у двери княжны, прислушался, и стон доносящийся из комнаты, его привел в ступор, он был ужасен, слаб но слышен сквозь прочные двери. И вот он услышал предсмертный крик монахини.

Гуналу приходит извещение, что дочь его скончалась в монастыре. Он забирает ее мертвое тело. Отец желает похоронить свою единственную дочь на семейном кладбище, где когда-то давным-давно, один из их родственников, чтобы искупить свои грехи, построил прекрасный храм. Так же отец не хочет видеть свою принцессу в гробу в лохмотьях монахинь.

Совет

Он дает указ одеть ее так, что бы она была прекрасней чем когда либо выглядела на праздниках. Уже прошло три дня и три ночи, Гунал скачет быстрее поезда. Все кто рядом с княжной, находятся в молчании и безмолвии.

Уже несколько дней прошло с минуты смерти Тамары, а ее кожа все прекраснее и белее становится, а улыбка, застывшая в миг кончины, все еще не спадает с ее лица.

Тамару хоронят. Караван пускается в обратный путь.

Гунал сделал все правильно, ведь прошло уже много лет с тех пор, как произошел тот трагический финал. Река размыла дом феодала, она уничтожила всю память о некогда живших в этом доме хозяев, но милый храм все стоит, а могила девушки по имени Тамара, находится так высоко, что нет возможности туда добраться человеку.

Источник: https://schoolessay.ru/kratkoe-soderzhanie-demon-lermontova/

Готовые школьные сочинения

марта
02 2010

Кратко об идейном содержании поэмы «Демон» Лермонтова

Мысль о «Демоне» появилась у Лермонтова еще в юности, во время обучения в Московском благородном пансионе, и вынашивалась поэтом много лег. Кавказские впечатления подсказали ему выбор места действия поэмы, а знакомство с грузинскими народными легендами помогло в создании сюжета.

Во время второй ссылки Лермонтов окончательно отработал текст и привез «Демона» в Петербург, собираясь напечатать поэму в «Отечественных записках». В образе Демона, существа фантастического и нереального, отражены в сущности реальные настроения, являвшиеся типичными для многих лучших людей эпохи.

Николаевский режим с его деспотизмом, произволом, вся лицемерная николаевская политика вызывали чувство протеста, выражавшегося чаще всего не в прямых политических выступлениях, а в отрицании действительности и презрении к ней. Как известно, эти чувства звучали в стихотворениях Лермонтова.

Они являются основными и в поэме.

Демон – сильное, гордое существо, не примиряющееся ни с богам, ни с людьми. Он царь познанья и свободы, бунтарь, не принимающий ничего и готовый ‘все разрушить. Дух протеста, свойственный Демону, презрение “его к ничтожеству земли вызывали глубокую симпатию, читателей, не мирившихся, с убогой действительностью.

 Но сильный и гордый Демон бесконечно одинок. Устав от одиночества, он ищет спасения в любви к Тамаре. Однако его любовь приносит Тамаре гибель, потому что и в любви он остается индивидуалистом.

Опустошенный постоянной ненавистью и презрением, Демон не может возродиться для добра и снова оказывается «один, как прежде, во вселенной, без упованья, без любви».

Одиночество Демона было символически обобщенным художественным выражением того одиночества, на которое николаевская система обрекла лучших людей общества. И все-таки, искренне сочувствуя своему герою, иногда даже любуясь им, Лермонтов не восхищается Демоном, а развенчивает его.

Противопоставив себя всему миру, Демон отрицает и ненавидит все («Все, что пред собой он видел, он презирал иль ненавидел»); он не имеет никакой цели, никакого положительного идеала (он «все благородное бесславил и все прекрасное хулил»), и поэтому его отрицание бесплодно, оно не может принести ни удовлетворения, ни счастья. Показывая трагическое одиночество утратившего всякую веру в добро Демона, Лермонтов утверждает необходимость положительного идеала для человека. В этом отношении Демону противостоит Мцыри, подлинно положительный герой Лермонтова, сочетающий отрицание монастырского плена с утверждением красоты свободной жизни.

Важно подчеркнуть, что для 30-х годов ценным было неприятие действительности, протест против нее, поэтому в свое время образ Демона имел несомненно прогрессивное значение. Но судьба этого гордого одиночки продолжала волновать людей и в иные времена.

Когда чей-нибудь насильственный гнет делался особенно нестерпимым, вспоминался лермонтовский Демон.

 Составление канвы позволяет установить теснейшую связь творчества Лермонтова с общественно-политической жизнью страны, Но в отдельных случаях целесообразно предложить вместо таблицы составить план рассказа о том или ином периоде жизни Лермонтова.

Обратите внимание

Чем можно объяснить исключительный успех стихотворения Лермонтова?  Оставаясь хронологически в рамках первого периода русского освободительного движения, Лермонтов преодолевал узость мировоззрения декабристов, далеких от народа.

Весь его жизненный и творческий путь – это непрестанное движение к народу.

Продолжая декабристские идеи в литературе, Лермонтов в го же время стал поэтом нового поколения борцов за освобождение народа, поэтом, приближающимся к революционно-демократическому направлению русской поэзии.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани – » Кратко об идейном содержании поэмы «Демон» Лермонтова . Литературные сочинения!

Источник: http://www.testsoch.net/kratko-ob-idejnom-soderzhanii-poemy-demon-lermontova/

Демон

Краткое содержание рассказа
Читается за 10 минут(ы)

С косми­че­ской высоты обозре­вает «печальный Демон» дикий и чудный мир централь­ного Кавказа: как грань алмаза, свер­кает Казбек, львицей прыгает Терек, змеею вьется теснина Дарьяла — и ничего, кроме презрения, не испы­ты­вает.

Зло и то наску­чило духу зла Все в тягость: и бессрочное одино­че­ство, и бессмертие, и безгра­ничная власть над ничтожной землей. Ланд­шафт между тем меня­ется.

Под крылом летя­щего Демона уже не скопище скал и бездн, а пышные долины счаст­ливой Грузии: блеск и дыхание тысячи растений, сладо­страстный полу­денный зной и росные ароматы ярких ночей. Увы, и эти роскошные картины не вызы­вают у обита­теля надзвездных краев новых дум.

Лишь на мгно­вение задер­жи­вает рассе­янное внимание Демона празд­ничное ожив­ление в обычно безмолвных владе­ниях грузин­ского феодала: хозяин усадьбы, князь Гудал сосватал един­ственную наслед­ницу, в высоком его доме гото­вятся к свадеб­ному торже­ству.

Родствен­ники собра­лись загодя, вина уже льются, к закату дня прибудет и жених княжны Тамары — сиятельный власти­тель Сино­дала, а пока слуги раска­ты­вают старинные ковры: по обычаю, на устланной коврами кровле невеста, еще до появ­ления жениха, должна испол­нить тради­ци­онный танец с бубном.

Танцует княжна Тамара! Ах, как она танцует! То птицей мчится, кружа над головой маленький бубен, то зами­рает, как испу­ганная лань, и легкое облачко грусти пробе­гает по прелест­ному ярко­гла­зому лицу. Ведь это последний день княжны в отчем доме! Как-то встретит её чужая семья? Нет, нет, Тамару выдают замуж не против её воли.

Ей по сердцу выбранный отцом жених: влюблен, молод, хорош собой — чего более! Но здесь никто не стеснял её свободы, а там… Отогнав «тайное сомненье», Тамара снова улыба­ется. Улыба­ется и танцует.

Важно

Гордится дочерью седой Гудал, восхи­ща­ются гости, поды­мают заздравные рога, произ­носят пышные тосты: «Клянусь, краса­вица такая/ Под солнцем юга не цвела!» Демон и тот залю­бо­вался чужой неве­стой. Кружит и кружит над широким двором грузин­ского замка, словно неви­димой цепью прикован к танцу­ющей деви­чьей фигурке.

В пустыне его души неизъ­яс­нимое волненье.

Неужели случи­лось чудо? Воис­тину случи­лось: «В нем чувство вдруг заго­во­рило/ Родным когда-то языком!» Ну, и как же поступит вольный сын эфира, очаро­ванный могучей стра­стью к земной женщине? Увы, бессмертный дух посту­пает так же, как поступил бы в его ситу­ации жестокий и могу­ще­ственный тиран: убивает сопер­ника.

На жениха Тамары, по наущению Демона, напа­дают разбой­ники. Разграбив свадебные дары, перебив охрану и разо­гнав робких погон­щиков верблюдов, абреки исче­зают. Ране­ного князя верный скакун (бесценной масти, золотой) выносит из боя, но и его, уже во мраке, дого­няет, по наводке злого духа, злая шальная пуля. С мертвым хозя­ином в расшитом цвет­ными шелками седле конь продол­жает скакать во весь опор: всадник, окавший в последнем бешеном пожатье золотую гриву, — должен сдер­жать княже­ское слово: живым или мертвым приска­кать на брачный пир, и только достигнув ворот, падает замертво.

В семье невесты стон и плач. Чернее тучи Гудал, он видит в случив­шемся Божью кару. Упав на постель, как была — в жемчугах и парче, рыдает Тамара. И вдруг: голос. Незна­комый. Волшебный. Утешает, утишает, врачует, сказы­вает сказки и обещает приле­тать к ней ежеве­черне — едва распу­стятся ночные цветы, — чтоб «на шелковые ресницы/ Сны золотые наве­вать…».

Тамара огля­ды­ва­ется: никого!!! Неужели почу­ди­лось? Но тогда откуда смятенье? Кото­рому нет имени! Под утро княжна все-таки засы­пает и видит странный — не первый ли из обещанных золотых? — сон. Блистая неземной красотой, к её изго­ловью скло­ня­ется некий «пришелец».

Это не ангел-храни­тель, вокруг его кудрей нет светя­ще­гося нимба, однако и на исчадье ада вроде бы не похож: слишком уж грустно, с любовью смотрит! И так каждую ночь: как только проснутся ночные цветы, явля­ется. Дога­ды­ваясь, что неот­ра­зимою мечтой её смущает не кто-нибудь, а сам «дух лукавый», Тамара просит отца отпу­стить её в мона­стырь.

Гудал гнева­ется — женихи, один завиднее другого, осаждают их дом, а Тамара — всем отка­зы­вает. Потеряв терпение, он угро­жает безрас­судной прокля­тьем. Тамару не оста­нав­ли­вает и эта угроза; наконец Гудал усту­пает.

И вот она в уеди­ненном мона­стыре, но и здесь, в священной обители, в часы торже­ственных молитв, сквозь церковное пенье ей слышится тот же волшебный голос, в тумане фимиама, подни­ма­ю­щемся к сводам сумрач­ного храма, видит Тамара все тот же образ и те же очи — неот­ра­зимые, как кинжал.

Совет

Упав на колени перед боже­ственной иконой, бедная дева хочет молиться святым, а непо­слушное ей сердце — «молится Ему».

Прекрасная греш­ница уже не обма­ны­ва­ется на свой счет: она не просто смущена неясной мечтой о любви, она влюб­лена: страстно, грешно, так, как если бы пленивший её неземной красотой ночной гость был не пришлецом из незри­мого, нема­те­ри­аль­ного мира, а земным юношей.

Демон, конечно же, все пони­мает, но, в отличие от несчастной княжны, знает то, что ей неве­домо: земная краса­вица заплатит за миг физи­че­ской близости с ним, суще­ством неземным, гибелью. Потому и медлит; он даже готов отка­заться от своего преступ­ного плана. Во всяком случае, ему так кажется.

В одну из ночей, уже прибли­зив­шись к заветной келье, он пробует удалиться, и в страхе чувствует, что не может взмах­нуть крылом: крыло не шеве­лится! Тогда-то он и роняет одну-един­ственную слезу — нече­ло­ве­че­ская слеза прожи­гает камень.

Поняв, что даже он, каза­лось бы всесильный, ничего не может изме­нить, Демон явля­ется Тамаре уже не в виде неясной туман­ности, а вопло­тив­шись, то есть в образе хотя и крыла­того, но прекрас­ного и муже­ствен­ного чело­века. Однако путь к постели спящей Тамары преграж­дает её ангел-храни­тель и требует, чтобы порочный дух не прика­сался к его, ангель­ской, святыни.

Демон, коварно улыб­нув­шись, объяс­няет посланцу рая, что явился тот слишком поздно и что в его, Демона, владе­ниях — там, где он владеет и любит, — херу­вимам нечего делать. Тамара, проснув­шись, не узнает в случайном госте юношу своих снови­дений. Не нравится ей и его речи — прелестные во сне, наяву они кажутся ей опас­ными.

Но Демон откры­вает ей свою душу — Тамара тронута безмер­но­стью печалей таин­ствен­ного незна­комца, теперь он кажется ей стра­дальцем. И все-таки что-то беспо­коит её и в облике пришлеца и в слишком сложных для слабе­ю­щего её ума рассуж­де­ниях. И она, о святая наив­ность, просит его поклясться, что не лукавит, не обма­ны­вает её довер­чи­вость. И Демон клянется.

Чем только он не клянется — и небом, которое нена­видит, и адом, который прези­рает, и даже святыней, которой у него нет. Клятва Демона — блиста­тельный образец любов­ного мужского крас­но­речия — чего не наобе­щает мужчина женщине, когда в его «крови горит огонь желаний!».

Обратите внимание

В «нетер­пении страсти» он даже не заме­чает, что проти­во­речит себе: то обещает взять Тамару в надзвездные края и сделать царицей мира, то уверяет, что именно здесь, на ничтожной земле, построит для нее пышные — из бирюзы и янтаря — чертоги. И все-таки исход роко­вого свидания решают не слова, а первое прикос­но­вение — жарких мужских уст — к трепе­щущим женским губам.

Ночной мона­стыр­ский сторож, делая урочный обход, замед­ляет шаги: в келье новой мона­хини необычные звуки, вроде как «двух уст согласное лобзанье». Смутив­шись, он оста­нав­ли­ва­ется и слышит: сначала стон, а затем ужасный, хотя и слабый — как бы пред­смертный крик.

Изве­щенный о кончине наслед­ницы, Гудал заби­рает тело покой­ницы из мона­стыря. Он твердо решил похо­ро­нить дочь на высо­ко­горном семейном клад­бище, там, где кто-то из его предков, во искуп­ление многих грехов, воздвиг маленький храм. К тому же он не желает видеть свою Тамару, даже в гробу, в грубой влася­нице.

По его приказу женщины его очага наря­жают княжну так, как не наря­жали в дни веселья. Три дня и три ночи, все выше и выше, движется скорбный поезд, впереди Гудал на бело­снежном коне. Он молчит, безмолв­ствуют и остальные.

Столько дней мино­вало с кончины княжны, а её не трогает тленье — цвет чела, как и при жизни, белей и чище покры­вала? А эта улыбка, словно бы застывшая на устах?! Таин­ственная, как сама её смерть!!! Отдав свою пери угрюмой земле, похо­ронный караван трога­ется в обратный путь…

Все правильно сделал мудрый Гудал! Река времен смыла с лица земли и высокий его дом, где жена родила ему краса­вицу дочь, и широкий двор, где Тамара играла дитятей. А храм и клад­бище при нем целы, их еще и сейчас можно увидеть — там, высоко, на рубеже зубчатых скал, ибо природа высшей своей властью сделала могилу возлюб­ленной Демона недо­ступной для чело­века.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.

Источник: https://shkole.net/short/lermontov/demon/

Ссылка на основную публикацию