Анализ стихотворного цикла тургенева «деревня» («люблю я вечером к деревне подъезжать»)

Анализ стихотворного цикла Тургенева «Деревня» («Люблю я вечером к деревне подъезжать») | Литерагуру

Множество поэтов 19 века обращались к образам природы и народной жизни в своем творчестве. Либеральные настроения, проникнувшие в литературу накануне и после декабристского восстания 1825 года, побудили художников слова проникнуться интересом к жизни простых людей: крестьян, рабочих…Отличился в этом плане и известный живописец природы в прозе – Иван Сергеевич Тургенев.

История создания

Немногие, к сожалению, знают, что начинал писатель как лирик, от чего впоследствии отошел, посчитав этот путь для себя неподходящим. Однако среди его стихотворных произведений сохранились те, что заслуживают большего внимания и подробного анализа. К ним как раз и относится цикл «Деревня», написанный Тургеневым в 1847 году.

В это время автор находится за границей, где стал свидетелем революционных событий. Находясь под впечатлением от увиденного разгрома, он начал скучать по мирному дому.

Жанр, размер, направление

Все составляющие цикла созданы Тургеневым в реалистическом направлении, однако в описании картин природы и мирной жизни крестьян можно увидеть некую идеализацию, характерную для романтического метода.

Лирик выбирает для каждого стихотворения свой размер, в зависимости от настроения, преобладающего в самом произведении. В одном случае это шестистопный ямб, в другом – четырехстопный хорей, или же акцентный стих; с рифмой и без.

Композиция

Всего в цикл входят девять стихотворений, посвященных картинам-эпизодам из деревенской жизни. Объединяются все они личностью лирического героя, от лица которого идет повествование.

Его приезд поздней весной в деревню открывает стихотворение «Люблю я вечером к деревне подъезжать…», в котором автор описывает быт крестьян, восхищается пейзажем и духом простой жизни. Все остальные компоненты цикла – это эпизоды из жизни народа и самого лирического героя.

Обратите внимание

Интересно в этом то, что некоторые стихотворения составляют пары друг с другом, например, «Перед охотой» и «На охоте – летом», или «Безлунная ночь» и «Другая ночь». Эти драгоценные моменты запечатлены пером поэта, словно кистью художника.

Перед нами не просто воспоминания – это впечатления, картины импрессиониста, который каждым мазком передает нам все оттенки цвета, ноты запаха и звуков, окружающих его. А завершается цикл прощанием с деревней и её обитателями в стихотворении «Первый снег». Таким образом, принцип, по которому выстроена логика цикла, хронологический. Действие начинается весной и завершается осенью.

Образы и характеристики

Падай обильнее, снег! Зовёт меня город далёкий;
Хочется встретить опять старых врагов и друзей.

Эти строки проникнуты некоторой грустью, однако она светла.

Герой, с одной стороны, сожалеет о необходимости прощаться с миром деревни, но в то же время он желает вернуться в светское общество города, поскольку это тоже значимая часть его жизни и его души.

Очень интересно, что теплое летнее время для героя является метафорой искренности, открытости и душевности народа, а зима символизирует формальную и холодную деловую обстановку города.

Герой счастлив находиться на лоне природы, где все возбуждает в нем желание жить и творить, однако настает тот момент, когда необходимо возвращаться в свой мир, среду своего обитания – город и светское общество.

Темы и проблемы

Главной темой цикла является близость человеческого духа и природной жизни. Наблюдая за простыми людьми, лирический герой проникается их искренностью, теплотой, неподдельностью их чувств и эмоций. В народе он видит силу, свойственную только русскому человеку, которой он восхищается.

Также именно светское общество является важной здесь проблемой. Этот мир появляется на мгновение в завершении последнего стихотворения, но мы уже понимаем, как относится к нему герой. Он противопоставляет ту жизнь простоте и честности народного бытия, отсутствию масок, притворства и игры.

Средства художественной выразительности

Помогают понять отношение автора к виденным им картинам те средства художественной выразительности, которыми он пользуется. Например, это эпитеты «могучего дуба», «хрупкие сучья берёз», «пушистого снега», «румяные щеки» и многие др.

Также персонализируют отношение героя к природе олицетворения, обращения, вопросно-ответные формы и риторические восклицания. Синтаксические конструкции помогают автору задавать ритм лирического произведения: медленно-степенный, как, например, в «На охоте – летом», или же динамично-стремительный, как в «Грозе».

Источник: https://LiteraGuru.ru/analiz-stihotvornogo-tsikla-turgeneva-derevnya-lyublyu-ya-vecherom-k-derevne-podezzhat/

Люблю я вечером к деревне подъезжать (Деревня) · Тургенев · анализ стихотворения

Люблю я вечером к деревне подъезжать,Над старой церковью глазами провожатьВорон играющую стаю;

№4 Среди больших полей, заповедных лугов,

На тихих берегах заливов и прудов,

Люблю прислушиваться лаю

Собак недремлющих, мычанью тяжких стад,
№8 Люблю заброшенный и запустелый садИ лип незыблемые тени;Не дрогнет воздуха стеклянная волна;Стоишь и слушаешь — и грудь упоена

№12 Блаженством безмятежной лени…

Задумчиво глядишь на лица мужиков —И понимаешь их; предаться сам готовИх бедному, простому быту…

№16 Идет к колодезю старуха за водой;

Высокий шест скрипит и гнется; чередой

Подходят лошади к корыту…

Важно

Вот песню затянул проезжий… Грустный звук!
№20 Но лихо вскрикнул он — и только слышен стукКолес его телеги тряской;Выходит девушка на низкое крыльцо —И на зарю глядит… и круглое лицо

№24 Зарделось алой, яркой краской.

Качаясь медленно, с пригорка, за селом,Огромные возы спускаются гуськомС пахучей данью пышной нивы;

№28 За конопляником, зеленым и густым,

Бегут, одетые туманом голубым,

Степей широкие разливы.

Та степь — конца ей нет… раскинулась, лежит…
№32 Струистый ветерок бежит, не пробежит…Земля томится, небо млеет…И леса длинного- подернутся бокаБагрянцем золотым, и ропщет он слегка,

№36 И утихает, и синеет…

Lyublyu ya vecherom k derevne podyezzhat,Nad staroy tserkovyu glazami provozhatVoron igrayushchuyu stayu;Sredi bolshikh poley, zapovednykh lugov,Na tikhikh beregakh zalivov i prudov,

Lyublyu prislushivatsya layu

Sobak nedremlyushchikh, mychanyu tyazhkikh stad,Lyublyu zabroshenny i zapustely sadI lip nezyblemye teni;Ne drognet vozdukha steklyannaya volna;Stoish i slushayesh — i grud upoyena

Blazhenstvom bezmyatezhnoy leni…

Zadumchivo glyadish na litsa muzhikov —I ponimayesh ikh; predatsya sam gotovIkh bednomu, prostomu bytu…Idet k kolodezyu starukha za vodoy;Vysoky shest skripit i gnetsya; cheredoy

Podkhodyat loshadi k korytu…

Vot pesnyu zatyanul proyezzhy… Grustny zvuk!No likho vskriknul on — i tolko slyshen stukKoles yego telegi tryaskoy;Vykhodit devushka na nizkoye kryltso —I na zaryu glyadit… i krugloye litso

Zardelos aloy, yarkoy kraskoy.

Kachayas medlenno, s prigorka, za selom,Ogromnye vozy spuskayutsya guskomS pakhuchey danyu pyshnoy nivy;Za konoplyanikom, zelenym i gustym,Begut, odetye tumanom golubym,

Stepey shirokiye razlivy.

Совет

Ta step — kontsa yey net… raskinulas, lezhit…Struisty veterok bezhit, ne probezhit…Zemlya tomitsya, nebo mleyet…I lesa dlinnogo- podernutsya bokaBagryantsem zolotym, i ropshchet on slegka,

I utikhayet, i sineyet…

Derevnya

K/,k/ z dtxthjv r lthtdyt gjl]tp;fnm,Yfl cnfhjq wthrjdm/ ukfpfvb ghjdj;fnmDjhjy buhf/oe/ cnf/;Chtlb ,jkmib[ gjktq, pfgjdtlys[ keujd,Yf nb[b[ ,thtuf[ pfkbdjd b gheljd,

K/,k/ ghbckeibdfnmcz kf/

Cj,fr ytlhtvk/ob[, vsxfym/ nz;rb[ cnfl,K/,k/ pf,hjityysq b pfgecntksq cflB kbg ytps,ktvst ntyb;Yt lhjuytn djple[f cntrkzyyfz djkyf;Cnjbim b ckeiftim — b uhelm egjtyf

,kf;tycndjv ,tpvznt;yjq ktyb///

Pflevxbdj ukzlbim yf kbwf ve;brjd —B gjybvftim b[; ghtlfnmcz cfv ujnjdB[ ,tlyjve, ghjcnjve ,sne///Bltn r rjkjltp/ cnfhe[f pf djljq;Dscjrbq itcn crhbgbn b uytncz; xthtljq

Gjl[jlzn kjiflb r rjhsne///

Djn gtcy/ pfnzyek ghjtp;bq/// Uhecnysq pder!Yj kb[j dcrhbryek jy — b njkmrj cksity cnerRjktc tuj ntktub nhzcrjq;Ds[jlbn ltdeirf yf ybprjt rhskmwj —B yf pfh/ ukzlbn/// b rheukjt kbwj

Pfhltkjcm fkjq, zhrjq rhfcrjq/

Rfxfzcm vtlktyyj, c ghbujhrf, pf ctkjv,Juhjvyst djps cgecrf/ncz uecmrjvC gf[extq lfym/ gsiyjq ybds;Pf rjyjgkzybrjv, ptktysv b uecnsv,,tuen, jltnst nevfyjv ujke,sv,

Cntgtq ibhjrbt hfpkbds/

Nf cntgm — rjywf tq ytn/// hfcrbyekfcm, kt;bn///Cnhebcnsq dtnthjr ,t;bn, yt ghj,t;bn///Ptvkz njvbncz, yt,j vkttn///B ktcf lkbyyjuj- gjlthyencz ,jrf,fuhzywtv pjkjnsv, b hjgotn jy ckturf,

B enb[ftn, b cbyttn///

Lthtdyz

Тег audio не поддерживается вашим браузером.

1 227<\p>
1 038<\p>
179
148
66
47
36
6
63,1 %
1,73
3,5 %
6 строк, шестистишие подъезжать-провожать-стаю-лугов-прудов-лаю AABCCD
6 строк, шестистишие стад-сад-тени-волна-упоена-лени AABCCB
6 строк, шестистишие мужиков-готов-быту-водой-чередой-корыту AABCCD
6 строк, шестистишие звук-стук-тряской-крыльцо-лицо-краской AABCCB
6 строк, шестистишие селом-гуськом-нивы-густым-голубым-разливы AABCCB
6 строк, шестистишие лежит-пробежит-млеет-бока-слегка-синеет AABCCB
любить 3 1,68 %
бежать 2 1,12 %
глядеть 2 1,12 %
степь 2 1,12 %

Источник: https://yebanko.ru/analiz/turgenev/podyezzhat

Деревня

Деревня

I

Люблю я вечером к деревне подъезжать, Над старой церковью глазами провожать    Ворон играющую стаю; Среди больших полей, заповедных лугов, На тихих берегах заливов и прудов,

   Люблю прислушиваться лаю

Собак недремлющих, мычанью тяжких стад, Люблю заброшенный и запустелый сад    И лип незыблемые тени; Не дрогнет воздуха стеклянная волна; Стоишь и слушаешь — и грудь упоена

   Блаженством безмятежной лени…

Задумчиво глядишь на лица мужиков — И понимаешь их; предаться сам готов    Их бедному, простому быту… Идет к колодезю старуха за водой; Высокий шест скрипит и гнется; чередой

   Подходят лошади к корыту…

Обратите внимание

Вот песню затянул проезжий… Грустный звук! Но лихо вскрикнул он — и только слышен стук    Колес его телеги тряской; Выходит девушка на низкое крыльцо — И на зарю глядит… и круглое лицо    Зарделось алой, яркой краской.

   Качаясь медленно, с пригорка, за селом,

Огромные возы спускаются гуськом    С пахучей данью пышной нивы; За конопляником, зеленым и густым, Бегут, одетые туманом голубым,

   Степей широкие разливы.

Та степь — конца ей нет… раскинулась, лежит. Струистый ветерок бежит, не пробежит…    Земля томится, небо млеет… И леса длинного подернутся бока Багрянцем золотым, и ропщет он слегка,

   И утихает, и синеет…

II

На охоте — летом

Жарко, мучительно жарко… Но лес недалеко зеленый… С пыльных, безводных полей дружно туда мы спешим. Входим… в усталую грудь душистая льется прохлада; Стынет на жарком лице едкая влага труда.

Ласково приняли нас изумрудные, свежие тени; Тихо взыграли кругом, тихо на мягкой траве Шепчут приветные речи прозрачные, легкие листья… Иволга звонко кричит, словно дивится гостям. Как отрадно в лесу! И солнца смягченная сила Здесь не пышет огнем, блеском играет живым.

Бархатный манит нас мох, руками дриад округленный. Зову противиться в нас нет ни желанья, ни сил. Все раскинулись члены; стихают горячие волны Крови; машет на нас темными маками сон. Из-под тяжелых ресниц взор наблюдает недолго Мелких букашек и мух, их суетливую жизнь.

Вот он закрылся… Сосед уже спит… с доверчивым вздохом Сам засыпаешь… и ты, вечная матерь, земля, Кротко баюкаешь ты, лелеешь усталого сына…

Новых исполненный сил, грудь он покинет твою.

III

Безлунная ночь

О ночь безлунная, ночь теплая, немая!   Ты нежишься, ты млеешь, изнывая, Как от любовных ласк усталая жена…   Иль, может быть, неведеньем полна,   Мечтательным неведеньем желаний, — Стыдливая, ты ждешь таинственных лобзаний?   Скажи мне, ночь, в кого ты влюблена?   Но ты молчишь на мой вопрос нескромный…

  И на тебе покров густеет темный.

Важно

Я заражен тобой… вдыхаю влажный пар… И чувствую, в груди тревожный вспыхнул жар…   Мне слышится твой бесконечный ропот, Твой лепет вкрадчивый, твой непонятный шёпот — И тень пахучая колеблется кругом.

  Лицо горит неведомым огнем, Расширенная грудь дрожит воспоминаньем, Томится горестью, блаженством и желаньем — И воздух ласковый, чуть дремлющий, ночной,

Как будто сам дрожит и пышет надо мной.

IV

Дед

Вчера в лесу пришлося мне   Увидеть призрак деда… Сидел он на лихом коне

  И восклицал: победа!

И радостно глядел чудак   Из-под мохнатой шапки… А в тороках висел русак

  И грустно свесил лапки.

И рог стремянного звучал   Так страстно, так уныло… Любимый барский пес, Нахал,

  Подняв стерляжье рыло,

Махал тихохонько хвостом…   Суровый доезжачий Смирял угрозой да бичом

  Шумливый лай собачий.

Кругом — соседи-степняки,   Одетые забавно, Толпились молча, бедняки!

  И радовался явно

Мой дед, степной Сарданапал,   Такому многолюдью… И как-то весело дышал

  Своей широкой грудью.

Он за трубу[3] держал лису,   Показывал соседу… Вчера, перед зарей, в лесу,

  Я подивился деду.

V

Гроза

Уже давно вдали толпились тучи Тяжелые — росли, темнели грозно… Вот сорвалась и двинулась громада.

Шумя, плывет и солнце закрывает Передовое облако; внезапный Туман разлился в воздухе; кружатся Сухие листья… птицы притаились… Из-под ворот выглядывают люди, Спускают окна, запирают двери… Большие капли падают… и вдруг Помчалась пыль столбами по дорогам; Поднялся вихрь и по стенам и крышам Ударил злобно; хлынули потоки Дождя… запрыгал угловатый град… Крутятся, бьются, мечутся деревья, Смешались тучи… молнья!.. ждешь удара… Загрохотал и прокатился гром. Сильнее дождь… Широкими струями, Волнуясь, льет и хлещет он — и ветер С воды срывает брызги… вновь удар! Через село, растрепанный, без шапки, Мужик за стадом в поле проскакал, А вслед ему другой кричит и машет… Смятенье!.. Но зато, когда прошла Гроза, как улыбается природа! Как ласково светлеют небеса! Пушистые, рассеянные тучки Летят; журчат ручьи; болтают листья… Убита пыль; обмылася трава; Скрипят ворота; слышны восклицанья Веселые; шумя, слетает голубь На влажную, блестящую дорогу… В ракитах раскричались воробьи; Смеются босоногие мальчишки; Запахли хлебом желтые скирды… И беглым золотом сверкает солнце

По молодым осинам и березам…

VI

Другая ночь

Уж поздно… Конь усталый мой Храпит и просится домой… Холмы пологие кругом — Степные виды! За холмом Печально светится пожар — Овин горит.

На небе пар; На небе месяц золотой Блестит холодной красотой, И под лучом его немым Туман волнуется, как дым. Большие тени там и сям Лежат недвижно по полям, И различает глаз едва Лесов высоких острова.

Кой-где по берегам реки В кустах мерцают огоньки; Внезапный крик перепелов Гремит один среди лугов, И синяя, ночная мгла

как будто нехотя тепла.

VII

Кроткие льются лучи с небес на согретую землю; Стелется тихо по ней, теплый скользит ветерок. Но давно под травой иссякли болтливые воды В тучных лугах; и сама вся пожелтела трава.

Совет

Сумрак душистый лесов, отрадные, пышные тени, Где вы? где ты, лазурь ярких и темных небес? Осень настала давно; ее прощальные ласки Часто милее душе первых улыбок весны.

Бурые сучья раскинула липа; береза Вся золотая стоит; тополь один еще свеж — Так же дрожит и шумит и тихо блестит, серебристый; Но побагровел давно дуба могучего лист.

Яркие краски везде сменили приветную зелень: Издали пышут с рябин красные гроздья плодов, Дивно рдеет заря причудливым, долгим пожаром… Смотришь и веришь едва жадно вперенным очам. Но природа во всем, как ясный и строгий художник, Чувство меры хранит, стройной верна простоте. Молча гляжу я кругом, вниманья печального полный…

В тронутом сердце звучит грустное слово: прости!

VIII

Перед охотой

Утро! вот утро! Едва над холмами
Красное солнце взыграет лучами,

Холод осеннего, светлого дня,
Холод веселый разбудит меня.

Выйду я… небо смеется мне в очи;
С сердца сбегают лобзания ночи…

Блестки крутятся на солнце; мороз
Выбелил хрупкие сучья берез…

Светлое небо, здоровье да воля —
Здравствуй, раздолье широкого поля!

Вновь не дождаться подобного дня…
Дайте ружье мне! седлайте коня!

Вот он… по членам его благородным
Ветер промчался дыханьем холодным,

Ржет он и шею сгибает дугой…
Доски хрустят под упругой ногой;

Гуси проходят с испугом и криком;
Прыгает пес мой в восторге великом;

Ясно звучит его радостный лай…
Ну же, скорей мне коня подавай!

IX

Первый снег

Здравствуйте, легкие звезды пушистого первого снега! Быстро на темной земле таете вы чередой. Но проворно летят за вами другие снежинки, Словно пчелы весной, воздух недвижный пестря. Скоро наступит зима, — под тонким и звучным железом Резвых саней завизжит холодом стиснутый лед.

Ярко мороз затрещит; румяные щеки красавиц Вспыхнут; иней слегка длинных коснется ресниц. Так! пора мне с тобой расстаться, степная деревня! Крыш не увижу твоих, мягким одетых ковром, Струек волнистого дыма на небе холодном и синем, Белых холмов и полей, грозных и темных лесов.

Падай обильнее, снег! Зовет меня город далекий;

Хочется встретить опять старых врагов и друзей.

Примечания

Печатается по тексту первой публикации.

Весь цикл впервые опубликован: Совр, 1847, № 1, с. 70–76, с подписью после последнего стихотворения: «И. Тургенев».

В собрание сочинений впервые включено в издании: Т, ПСС, 1898 («Нива»), т. IX, с. 264–271.

Автографы неизвестны.

Стихотворения датируются 1846 г., на основании их публикации в январском номере журнала за 1847 г. Это была первая книга журнала «Современник», вышедшая под редакцией Н. А. Некрасова и И. И. Панаева. 9 января 1847 г. Я. К.

Обратите внимание

Грот спрашивал Плетнева, бывшего владельца «Современника»: «Как понравились тебе стихи Тургенева под заглавием: „Деревня“?» Плетнев отвечал 18 января 1847 г.: «Тургенева все стихи прелесть» (Переписка Грота с Плетневым, т.

III, с. 4, 9).

В цикле «Деревня» объединены девять стихотворений, посвященных одной теме — описанию русской деревни. Более широко и многогранно эта тема развита в «Записках охотника». Первый рассказ из этого будущего цикла — «Хорь и Калиныч» — напечатан в том же номере «Современника», в отделе «Смесь».

Здесь же помещен и первый фельетон Тургенева «Современные заметки». Таким образом, в первом номере «Современника», выпущенном новой редакцией, Тургенев выступил и как поэт, и как прозаик, и как фельетонист. Больше в качестве поэта Тургенев в печати не появлялся.

«Деревня» — последнее из стихотворных произведений самостоятельного значения, напечатанных при его жизни.

В «Сборнике лучших произведений русской поэзии» (1858), составленном Н. Ф. Щербиной, напечатано стихотворение «Безлунная ночь» с небольшими расхождениями в тексте (см.: Ямпольский И. Г. О тексте стихотворений Тургенева… — Т сб, вып. 3, с. 46–47).

3. Трубой называется хвост у лисицы. (Примечание Тургенева.)<\p>

Источник: http://turgenev-lit.ru/turgenev/stihi/derevnya.htm

Иван Тургенев — Деревня

Стихотворения русских поэтов » Стихи Ивана Тургенева » Иван Тургенев — Деревня

I

Люблю я вечером к деревне подъезжать,
Над старой церковью глазами провожать
Ворон играющую стаю;
Среди больших полей, заповедных лугов,
На тихих берегах заливов и прудов,

Люблю прислушиваться лаю

Собак недремлющих, мычанью тяжких стад,
Люблю заброшенный и запустелый сад
И лип незыблемые тени;
Не дрогнет воздуха стеклянная волна;
Стоишь и слушаешь — и грудь упоена

Блаженством безмятежной лени…

Задумчиво глядишь на лица мужиков —
И понимаешь их; предаться сам готов
Их бедному, простому быту…
Идет к колодезю старуха за водой;
Высокий шест скрипит и гнется; чередой

Подходят лошади к корыту…

Вот песню затянул проезжий… Грустный
Но лихо вскрикнул он — и только слышен стук
Колес его телеги тряской;
Выходит девушка на низкое крыльцо —
И на зарю глядит… и круглое лицо

Зарделось алой, яркой краской.

Качаясь медленно, с пригорка, за селом,
Огромные возы спускаются гуськом
С пахучей данью пышной нивы;
За конопляником, зеленым и густым, .
Бегут, одетые туманом голубым,

Степей широкие разливы.

Та степь — конца ей нет… раскинулась, лежит.,
Струистый ветерок бежит, не пробежит…
Земля томится, небо млеет…
И леса длинного подернутся бока
Багрянцем золотым, и ропщет он слегка,

И утихает, и синеет…

II

На охоте — летом

Жарко, мучительно жарко… Но лес недалеко зеленый.
С пыльных, безводных полей дружно туда мы спешим
Входим… в усталую грудь душистая льется прохлада;
Стынет на жарком лице едкая влага труда.

Важно

Ласково приняли нас изумрудные, свежие тени;
Тихо взыграли кругом, тихо на мягкой траве
Шепчут приветные речи прозрачные, легкие листья…
Иволга звонко кричит, словно дивится гостям.
Как отрадно в лесу! И солнца смягченная сила
Здесь не пышет огнем, блеском играет живым.

Бархатный манит нас мох, руками дриад округленный…
Зову противиться в нас нет ни желанья, ни сил.
Все раскинулись члены; стихают горячие волны
Крови; машет на нас темными маками сон.
Из-под тяжелых ресниц взор наблюдает недолго
Мелких букашек и мух, их суетливую жизнь.

Важно

Вот он закрылся… Сосед уже спит… с доверчивым вздохом
Сам засыпаешь… и ты, вечная матерь, земля,
Кротко баюкаешь ты, лелеешь усталого сына…

Новых исполненный сил, грудь он покинет твою.

III

Безлунная ночь

О ночь безлунная, ночь теплая, немая!
Ты нежишься, ты млеешь, изнывая,
Как от любовных ласк усталая жена…
Иль, может быть, неведеньем полна,
6 Мечтательным неведеньем желаний,—
Стыдливая, ты ждешь таинственных лобзаний?
Скажи мне, ночь, в кого ты влюблена?
Но ты молчишь на мой вопрос нескромный…

И на тебе покров густеет темный.

Я заражен тобой… вдыхаю влажный нар…
И чувствую, в груди тревожный вспыхнул жар…
Мне слышится твой бесконечный ропот,
Твой лепет вкрадчивый, твой непонятный шёпот —
И тень пахучая колеблется кругом.
Лицо горит неведомым огнем,
Расширенная грудь дрожит воспоминаньем,
Томится горестью, блаженством и желаньем —
И воздух ласковый, чуть дремлющий, ночной,

Как будто сам дрожит и пышет надо мной.

IV

Дед

Вчера в лесу пришлося мне
Увидеть призрак деда…
Сидел он на лихом коне

И восклицал: победа!

И радостно глядел чудак
Из-под мохнатой шапки…
А в тороках висел русак

И грустно свесил лапки.

И рог стремянною звучал
Так страстно, так уныло-
Любимый барский пес, Нахал,

Подняв стерляжье рыло,

Махал тихохонько хвостом…
Суровый доезжачий
Смирял угрозой да бичом

Шумливый лай собачий.

Кругом — соседи-степняки,
Одетые забавно,
Толпились молча, бедняки!

И радовался явно

Мой дед. степной Сарданапал,
Такому многолюдью…
И как-то весело дышал

Своей широкой грудью.

Он за трубу держал лису,
Показывал соседу…
Вчера, перед зарей, в лесу,

Я подивился деду.

V

Гроза

Уже давно вдали толпились тучи
Тяжелые — росли, темнели грозно…
Вот сорвалась и двинулась громада.

Шумя, плывет и солнце закрывает
Передовое облако; внезапный
Туман разлился в воздухе; кружатся
Сухие листья… птицы притаились…
Из-под ворот выглядывают люди,
Спускают окна, запирают двери…
Большие капли падают… и вдруг
Помчалась пыль столбами по дорогам;
Поднялся вихрь и по стенам и крышам
Ударил злобно; хлынули потоки
Дождя… запрыгал угловатый град…
Крутятся, бьются, мечутся деревья,
Смешались тучи… молнья!.. ждешь удара.
Загрохотал и прокатился гром.
Сильнее дождь… Широкими струями,
Волнуясь, льет и хлещет он — и ветер
С воды срывает брызги… вновь удар!
Через село, растрепанный, без шапки,
Мужик за стадом в поле проскакал,
А вслед ему другой кричит и машет…
Смятенье!.. Но зато, когда прошла
Гроза, как улыбается природа!
Как ласково светлеют небеса!
Пушистые, рассеянные тучки
Летят; журчат ручьи; болтают листья..,
Убита пыль; обмылася трава;
Скрипят ворота; слышны восклицанья
Веселые; шумя, слетает голубь
На влажную, блестящую дорогу…
В ракитах раскричались воробьи;
Смеются босоногие мальчишки;
Запахли хлебом желтые скирды…
И беглым золотом сверкает солнце

По молодым осинам и березам…

VI

Другая ночь

Уж поздно… Конь усталый мой
Храпит и просится домой…
Холмы пологие кругом —
Степные виды! За холмом

Печально светится пожар —

Овин горит. На небе пар;
На небе месяц золотой
Блестит холодной красотой,
И под лучом его немым

Туман волнуется, как дым.

Большие тени там и сям
Лежат недвижно но полям,
И различает глаз едва
Лесов высоких острова.
Кой-где по берегам реки

В кустах мерцают огоньки;

Внезапный крик перепелов
Гремит один среди лугов,
И синяя, ночная мгла

Как будто нехотя тепла.

VII

Кроткие льются лучи с небес на согретую землю;
Стелется тихо по ней, теплый скользит ветерок.
Но давно под травой иссякли болтливые воды
В тучных лугах; и сама вся пожелтела трава.

Сумрак душистый лесов, отрадные, пышные тени,
Где вы? где ты, лазурь ярких и темных небес?
Осень настала давно; ее прощальные ласки
Часто милее душе первых улыбок весны.

Бурые сучья раскинула липа; береза
Вся золотая стоит; тополь один еще свеж —
Так же дрожит и шумит и тихо блестит, серебристый;
Но побагровел давно дуба могучего лист.

Яркие краски везде сменили приветную зелень:
Издали пышут с рябин красные гроздья плодов,
Дивно рдеет заря причудливым, долгим пожаром…
Смотришь и веришь едва жадно вперенным очам.
Но природа во всем, как ясный и строгий художник,
Чувство меры храпит, стройной верна простоте.
Молча гляжу я кругом, вниманья печального полный..,

В тронутом сердце звучит грустное слово: прости!

VIII

Перед охотой

Утро! Вот утро! Едва над холмами
Красное солнце взыграет лучами,

Холод осеннего, светлого дня,
Холод веселый разбудит меня.

Выйду я… небо смеется мне в очи;
С сердца сбегают лобзания ночи…

Блестки крутятся на солнце; мороз
Выбелил хрупкие сучья берёз…

Светлое небо, здоровье да воля —
Здравствуй, раздолье широкого поля!

Вновь не дождаться подобного дня…
Дайте ружье мне! седлайте коня!

Вот он… по членам его благородным
Ветер промчался дыханьем холодным,

Ржёт он и шею сгибает дугой…
Доски хрустят под упругой ногой;

Гуси проходят с испугом и криком;
Прыгает пес мой в восторге великом;

Ясно звучит его радостный лай…
Ну же, скорей мне коня подавай!

IX

Первый снег

Здравствуйте, легкие звезды пушистого первого снега!
Быстро на темной земле таете вы чередой.
Но проворно летят за вами другие снежинки,
Словно пчелы весной, воздух недвижный пестря.
Скоро наступит зима,— под тонким и звучным железом
Резвых саней завизжит холодом стиснутый лед.

Ярко мороз затрещит; румяные щеки красавиц
Вспыхнут; иней слегка длинных коснется ресниц.
Так! пора мне с тобой расстаться, степная деревня!
Крыш не увижу твоих, мягким одетых ковром,
Струек волнистого дыма на небе холодном и синем,
Белых холмов и полей, грозных и темных лесов.

Падай обильнее, снег! Зовет меня город далекий;

Хочется встретить опять старых врагов и друзей.

Источник: https://rupoets.ru/ivan-turgenev-derevnya.html

сайт учителя Карасёва В.И — Литературная гостиная о Тургеневе

«Родине
поклонитесь»
                                                                                                             
Литературно-музыкальная композиция, посвященная195-летию со дня
рождения  великого русского писателя  Ивана Сергеевича Тургенева.

Цель:

Ввести
учащихся в атмосферу жизни и творчества писателя, раскрыть «сердечный смысл»
тургеневских произведений. Становление понятия о красоте, лиричности,
напевности изысканной прозы и стихотворных текстов писателя. Развитие умения
слушать классические произведения.

Оборудование и оформление:

На сцене журнальный столик
для двух ведущих старшеклассников – юноши и девушки. На столике подсвечник со
свечами, рукописи, книги.
В глубине сцены справа журнальный столик с подсвечником, колодой карт, парой белых
бальных перчаток, два стула.

На сцене висит большой портрет Тургенева и
название литературной композиции – всё это будет изображать гостиную, в которой
будут происходить  сценки. Слева на сцене
импровизированный березовый лесок, там будут проходить сцены «на улице».

По бокам сцены на синем занавесе – иллюстрации к произведениям писателя, виды
«дворянского гнезда», картины природы и т.д.

Звучит
романс «Утро туманное»
муз. В.Абаза, сл. И.С.Тургенева
(Копылов Артем)

Ведущий
1
: Добрый день, дорогие друзья. Прозвучал романс «Утро туманное».
Автором слов является Иван Сергеевич Тургенев, великий русский писатель, в этом
году исполняется 95 лет со дня его рождения. Мы приглашаем вас в нашу
литературную гостиную, чтобы
окунуться  в атмосферу жизни и творчества
писателя, понять «сердечный смысл» тургеневских произведений.

Ведущий
2
:  Служению своей стране,
своему народу была посвящена каждая строка творческого наследия И.С.Тургенева.
На его книгах воспитывались поколения лучших людей нашей страны.

Прошло немало лет с тургеневского времени, но по-прежнему жива благодарность
великому писателю, который во всем мире прославил высоту духа русского народа и
красоту родной земли.

Ведущий
3
:  Иван Сергеевич Тургенев
родился 28 октября 1818 года в городе Орле. Его родители – Сергей Николаевич
Тургенев и Варвара Петровна Лутовинова. 
Отец Тургенева служил в Елизаветинском кирасирском полку, квартировавшем
в Орле.  Выйдя в отставку в чине
полковника, он поселился в имении своей жены, селе Спасском – Лутовинове.

Ведущий
4
: «Вырос я в классиках… В нашей комнате стояли запыленные шкафы:
там хранились груды книг 70-х годов, в темно-бурых переплетах, кверху ногами,
боком, плашмя, связанных бечевками, покрытых пылью… Целый день я перелистывал
мою книжку и лег спать с целым миром смутных образов в голове…»

Ведущий
1
: «Росту он (Тургенев) был почти огромного, широкоплечий; глаза
глубокие, задумчивые, темно- серые; волосы были у него тогда темные, густые,
как помнится, несколько курчавые, с небольшой проседью; улыбка
обворожительная… Руки… красивые… 
большие мужские руки. Ему было тогда с небольшим 30 лет».

Ведущий 2: А ведь мало кто знает, что начинал
Тургенев свое творчество как поэт. Быть может, у Тургенева не было крупного
поэтического дарования, да и сам он многие годы спустя говорил, что испытывает
чувство стыда при упоминании своей поэтической деятельности, поэтому сам немало
способствовал своему забвению как поэта.

Ведущая 3: Это суровое пренебрежение к своей
поэзии решительно несправедливо. Под некоторыми небольшими его стихотворениями
и под отдельными местами его поэм не отказался бы поставить свое имя ни один из
прославленных поэтов.<\p>

Ученик
читает стихотворение «Моя молитва».

Молю тебя мой Бог! Когда

Моими робкими очами

Я встречу черные глаза

И, осененная кудрями,

К моей груди приляжет грудь,

О, дай мне силу оттолкнуть

От себя прочь очарованье.

Молю – да жгучее лобзанье

Поэта уст не осквернит

И гордый дух мой победит

Любви мятежной заклинанье.

Ведущий 4:
Лучше всего Ивану Сергеевичу удались картины природы: тут уже ясно чувствуется
та щемящая, меланхолическая поэзия, которая составляет главную красоту
тургеневского пейзажа.

Ученик
читает стихотворение «Деревня».

Люблю я вечером к деревне
подъезжать,

Над старой церковью
глазами провожать

Ворон играющую стаю;

Среди больших полей,
заповедных лугов,

На тихих берегах заливов и
прудов,

Люблю прислушиваться к лаю

Собак недремлющих, мычанью
тяжких стад,<\p>

Люблю заброшенный и
запустелый сад

И лип незыблемые тени;

Не дрогнет воздуха
стеклянная волна;

Стоишь и слушаешь – и
грудь упоена

Блаженством безмятежной
лени…

Ведущий
1
: В 1852 году выходит отдельным изданием знаменитое его
произведение «Записки охотника».  В
центре книги – изображение духовного облика крепостного крестьянина, протест
против крепостничества.<\p>

Ведущий
2
: В «Записках охотника» в русской прозе звучит тема
самоценности, нравственности и значительности людей из народа.

Сценка.
Ночное (из рассказа «Бежин луг»)

Ведущий 3: Тургенев
неспроста верил в судьбу, в роковое стечение обстоятельств, которые однажды
набегают на человека и круто меняют все.

Совет

1843 год в писательской и человеческой
судьбе Тургенева действительно оказался роковым: это был год начала его
литературного успеха, год знакомства с Белинским и одновременно – встречи с
22-летней певицей Полиной Виардо — Гарсиа, выступавшей осенью в Петербурге в
составе Итальянской  оперы.

Ведущий 4:  Говорили, что родом она испанка, дочь и
ученица знаменитого в Европе тенора Гарсиа, выходца из цыганского квартала
Севильи.

Имя свое Полина получила по крестной матери – княжне Прасковье
Андреевне Голицыной. Никто не знал, что России она будет обязана своей славой и
своим успехом, что Россию она назовет «вторым Отечеством».

  В Москве Полина Виардо исполняла русские
романсы, и особенно успешно «Соловья» 
Алябьева.

Звучит
«Соловей» Алябьева (грамзапись)  /

слайды Тургенев и Полина Виардо

Ведущий 1: И
мало кто мог подумать тогда, что молодой писатель, ставший вскоре великим
русским писателем, одним из популярнейших не только в России, но и в Европе,
сохранит горячую привязанность к замужней женщине, последует за ней за границу,
где, в конце концов, проведет большую часть своей жизни и лишь наездами будет
бывать на родине. В одном из своих писем Тургенев сравнил себя с птицей,
которая два раза в год совершает перелет: весной отправляется в русскую
деревню, а осенью возвращается в Париж, к ней… Знакомство с Виардо продлится
всю жизнь, превратившись в одну из величайших историй любви в мире…

Ведущий 2: Полина Виардо была яркой звездой на
театральном небосклоне, но, подобно многим другим, могла бы погаснуть и
забыться навсегда, если бы не Тургенев, четыре десятилетия жизни которого до
последнего смертного часа были отданы Полине Виардо.

Ведущий 3: Что же
заставило Тургенева заковать себя на всю жизнь любовью к замужней женщине,
стать другом ее мужа, быть рыцарем бескорыстным в этой любви и дружбе? Ум и
воля, влюбленность в искусство, внутреннее изящество – вот что покорило его в
Полине Виардо. Она была первым ценителем его рассказов, повестей, романов.
Именно она вдохновляла Тургенева на создание великолепных лирических
произведений.

Звучит романс «Утро туманное» (только музыка к романсу)

Появляется Полина, танцует с Тургеневым. По окончании вальса
Тургенев сажает Полину за столик.

Тургенев (стоит на сцене):
С той минуты, как я увидел ее в первый раз, я принадлежал ей весь. Я уже не мог
жить нигде, где она не жила, я оторвался разом от всего мне дорогого, от самой
родины, и пустился вслед за этой женщиной… (Склоняется над столиком,
пишет)

Полина (перебирает письма): Эти письма… Сколько их было…
«Всё моё существо устремлено к Вам как воронка. Помнится, я от Вас слышал это
сравнение и не могу им не воспользоваться, оно слишком точно подходит ко
мне…

» (Берет у Тургенева следующее письмо) «О, мой горячо любимый
друг! Постоянно день и ночь я думаю о Вас, и с какой бесконечной любовью! Не
могу не сказать, как сильно стремлюсь я к Вам, и как всю ночь напролет вижу Вас
во сне.

И я теперь уже не могу больше работать, так как все мои помыслы
постоянно вьются возле Вас и Ваш дорогой образ заставляет все прочие растаять
как снег…»

(Раздается музыка известного русского романса, Тургенев целует
певице руку и уводит ее за кулисы)

Ведущий 4: Способность
глубоко любить Тургенев считал одним из важнейших качеств человека и многих
своих героев подвергал испытанию любовью. Он живет интересами, радостями и
горестями семьи Виардо. Но это, по его выражению, жизнь на краешке чужого
гнезда».

Звучит русский  романс
«Глядя на луч пурпурного заката»
                                               
муз. И.Козлова,         сл. А.
Оппель. ( Копылов Артем)

Ведущий 1:  Долгие годы Тургенев проводит вдали от родины.
«Что ни говори, на чужбине точно вывихнутый, – жалуется он в письмах. – Осужден
на цыганскую жизнь и не свить мне, видно, гнезда нигде и никогда!»

Танец
«Цыганочка»

Ведущий 2:
Знание русской жизни и притом знание не книжное, а опытное, вынесенное из
действительности, очищенное и осмысленное силой таланта и размышления
сказывается во всех произведениях Тургенева.

Ведущий
3:
«Дело было в августе месяце 1860 года, — когда мне пришла в
голову первая мысль «Отцов и детей»… В основание главной фигуры, Базарова,
легла одна поразившая меня личность молодого провинциального врача… В этом
замечательном человеке – на мои глаза – то едва народившееся, еще бродившее
начало, которое потом получило название нигилизма».

Ведущий 4:
«Отцы и дети» – едва ли не самая шумная и скандальная книга в русской
литературе. Авдотья Панаева, известная писательница, очень не любившая
Тургенева, писала: «Я не запомню, чтобы какое-нибудь литературное произведение
наделало столько шуму и возбудило столько разговоров, как повесть Тургенева
«Отцы и дети».

Ведущий 1: «Странные
судьбы отцов и детей! Что Тургенев вывел Базарова не для того, чтобы погладить
по головке, – это ясно; что он хотел что-то сделать в пользу отцов, и это тоже
ясно. Но в соприкосновении с такими жалкими отцами, как Кирсановы, крутой
Базаров увлек Тургенева, и вместо того, чтобы посечь сына, он выпорол отцов!» —
писал А.Герцен.

Сцена
из романа «Отцы и дети».

(Звучит
фонограмма «Лунной сонаты» Бетховена)

Ведущий 2:  Тема
«лишнего человека» занимает ведущее место во многих произведениях Тургенева.
Это «Постоялый двор», «Дневник лишнего человека», «Переписка». Само понятие
«лишний человек» было введено в литературу Тургеневым.

Ведущий 3:  Значение
образов «лишних людей» подчеркивал Щедрин «…вы в своих произведениях создали
тип лишнего человека. А в нем ведь сама русская жизнь отразилась. Лишний
человек – это наше больное место. Ведь он нас думать заставляет».

Ведущий 4: Мотив трагичности человеческого существования
усиливается в произведениях Тургенева. Писатель развивает мысль о трагичности
любви, о нравственном долге, забвение которого приводит человека к возмездию.

Ведущий 1:  В
романе «Дворянское гнездо» мысли Тургенева о своенравии и капризах любви
приобретают философскую направленность.

Он утверждает  обусловленность человеческого счастья
достойным исполнением нравственного долга. И эта связана мысль прежде всего  с образами главных героев —  Лаврецкого и Лизы Калитиной.

Образ Лизы
Калитиной  — один из самых поэтичных
образов русской литературы.

Сцена
из романа «Дворянское гнездо»

Ведущий 2: Популярность Тургенева-писателя
выросла многократно. В России его воспринимают как живого классика. Последние
годы жизни писателя были озарены радостным сознанием того, что Россия высоко
ценит его литературные заслуги.

Ведущий 3: Он часто мечтал вернуться в Россию,
но, к сожалению, неизлечимый недуг не давал возможности отправиться в такое
далекое путешествие. Но как Иван Сергеевич страдал, что не может увидеть любимых
мест!

(За столиком в гостиной сидит Тургенев и пишет письма,
одновременно произнося вслух написанное)

Тургенев: О
мой сад, о заросшие дорожки возле мелкого пруда! О песчаное местечко под
дряхлой плотиной, где я ловил пескарей и гольцов! И вы, высокие березы, с
длинными висячими ветками, я посылаю вам последнее прости! Расставаясь с жизнью
я к вам одним простираю руки.

Я бы хотел еще раз надышаться горькой свежестью
полыни, сладким запахом сжатой гречихи на полях моей родины; я бы хотел еще раз
услышать издали скромное треньканье надтреснутого колокола в приходской нашей
церкви; еще раз полежать в прохладной тени под дубовым кустом на скате
знакомого оврага; еще раз проводить глазами подвижный след ветра, темной струею
бегущего по золотой траве нашего луга…

Ведущий 4:
Сбывались его давние предчувствия. 30 мая 1882 года Тургенев писал своему другу
Полонскому, отъезжавшему в гостеприимное Спасское…

Тургенев:
Когда вы будете в Спасском, поклонитесь от меня дому, саду, моему молодому
дубу, родине поклонитесь, которую я уже вероятно никогда не увижу…

Ведущий 1: Однако
в июле наступило облегчение, Тургенев чувствовал себя намного лучше, мог
понемногу ходить, спускаться в сад, спокойно спать по ночам… Появилась
надежда поехать в Россию.

Звучит классическая музыка  «Полонез Огинского»

Ведущий 2: И
вместе с надеждой пришли и желание работать, и воспоминания. Воскресала в
памяти жизнь живая и сложная, а в ней, как в капле воды, отражались суровые
исторические судьбы России – далекой, милой и горькой Родины.

<\p>

Ведущий 3:
Тургенев – один из тончайших певцов первой любви во всей мировой литературе.

Он
создал очаровательные женские образы, вошедшие в золотой фонд русской
литературы под романтическим названием «тургеневских девушек»: самоотверженных,
искренних, решительных, не боящихся любить…

Ведущий 4:
Как же случилось, что признанный миром певец женской любви умирает на чужбине,
в одиночестве, так и не свив для себя теплого гнезда?

Ведущий 1:
Почему жизнь оторвала его от родных берегов и прибила к чужому берегу, к чужой
стране, к чужой семье?

Ведущий 2:
Кто виноват в этом, он сам, или исторические обстоятельства? Вероятно и то, и
другое… Иван Сергеевич верил в судьбу, но по-своему, без фатализма.

Тургенев
сидит за столиком . Вновь зазвучала классическая музыка.

Тургенев: У
каждого человека своя судьба! Как облака сперва слагаются из паров земли,
восстают из недр ее, потом отдаляются, отчуждаются от нее и несут ей, наконец,
благодать или гибель, так около каждого из нас же самих образуется…

род
стихии, которая потом разрушительно или спасительно действует на нас же. (Встает, обращается к зрителям).
Эту-то стихию я называю судьбой… Другими словами и говоря просто: каждый
делает свою судьбу и каждого она делает…

(садится
за столик)

Ведущий 3:
Тургеневу оставалось жить совсем недолго, но он был по-своему счастлив – рядом
с ним была его Полина, которой он диктовал последние рассказы и письма. 3-го
сентября 1883 года Тургенев скончался. Согласно завещанию он был похоронен в
России, и в последний путь на родину его провожала дочь Полины – Клаудиа
Виардо. А как завещание, он оставил вот эти стихи:

Ученик читает стихотворение «Милый друг».

Милый
друг, когда я буду

Умирать
– вот мой приказ:

Всех
моих писаний груду

Истреби
ты в тот же час!

Окружи
меня цветами,

Солнце
в комнату пусти –<\p>

За
закрытыми дверями

Музыкантов
помести.

Запрети
им плач печальный!

Пусть,
как будто в час пиров,

Резко
взвизгнет вальс нахальный

Под
ударами смычков!

Слухом
гаснущим внимая

Замираниям
струны,

Сам
замру я, засыпая..

И,
предсмертной тишины

Не
смутив напрасным стоном,

Перейду
я в мир иной,

Убаюкан
легким звоном

Легкой
радости земной!

Ведущий 4:
Его похоронили в Петербурге в некрополе Александро-Невской лавры при огромном
стечении людей. Россия хоронила своего великого писателя со всеми почестями,
достойными его таланта.

На сцене появляется Полина Виардо

Полина:
На долгих 40 лет жизнь русского писателя Тургенева переплелась с жизнью
французской певицы Полины Виардо… Многие годы жизни он провел во Франции.

Обратите внимание

Он
назвал имение Куртавнель – имение Виардо – колыбелью своей славы. Самые русские
«Записки охотника» написаны во Франции. Пятая часть всех произведений Тургенева
написана там же, под крылом Виардо.

Именно любовь рождала вдохновение…

(Садится за столик, за которым уже сидит Тургенев)

Ведущий 1:

Источник: http://karaseva.ucoz.ru/index/literaturnaja_gostinaja_o_turgeneve/0-35

Деревня

I

Люблю я вечером к деревне подъезжать,
Над старой церковью глазами провожать
   Ворон играющую стаю;
Среди больших полей, заповедных лугов,
На тихих берегах заливов и прудов,
   Люблю прислушиваться лаю

Собак недремлющих, мычанью тяжких стад,
Люблю заброшенный и запустелый сад
   И лип незыблемые тени;
Не дрогнет воздуха стеклянная волна;
Стоишь и слушаешь – и грудь упоена
   Блаженством безмятежной лени…

Задумчиво глядишь на лица мужиков –
И понимаешь их; предаться сам готов
   Их бедному, простому быту…
Идет к колодезю старуха за водой;
Высокий шест скрипит и гнется; чередой
   Подходят лошади к корыту…

Вот песню затянул проезжий… Грустный звук!
Но лихо вскрикнул он – и только слышен стук
   Колес его телеги тряской;
Выходит девушка на низкое крыльцо –
И на зарю глядит… и круглое лицо
   Зарделось алой, яркой краской.

   Качаясь медленно, с пригорка, за селом,
Огромные возы спускаются гуськом
   С пахучей данью пышной нивы;
За конопляником, зеленым и густым,
Бегут, одетые туманом голубым,
   Степей широкие разливы.

Та степь – конца ей нет… раскинулась, лежит.
Струистый ветерок бежит, не пробежит…
   Земля томится, небо млеет…
И леса длинного подернутся бока
Багрянцем золотым, и ропщет он слегка,
   И утихает, и синеет…

II

На охоте – летом

Жарко, мучительно жарко… Но лес недалеко зеленый…
С пыльных, безводных полей дружно туда мы спешим.
Входим… в усталую грудь душистая льется прохлада;
Стынет на жарком лице едкая влага труда.

Важно

Ласково приняли нас изумрудные, свежие тени;
Тихо взыграли кругом, тихо на мягкой траве
Шепчут приветные речи прозрачные, легкие листья…
Иволга звонко кричит, словно дивится гостям.
Как отрадно в лесу! И солнца смягченная сила
Здесь не пышет огнем, блеском играет живым.

Бархатный манит нас мох, руками дриад округленный.
Зову противиться в нас нет ни желанья, ни сил.
Все раскинулись члены; стихают горячие волны
Крови; машет на нас темными маками сон.
Из-под тяжелых ресниц взор наблюдает недолго
Мелких букашек и мух, их суетливую жизнь.

Вот он закрылся… Сосед уже спит… с доверчивым вздохом
Сам засыпаешь… и ты, вечная матерь, земля,
Кротко баюкаешь ты, лелеешь усталого сына…
Новых исполненный сил, грудь он покинет твою.

III

Безлунная ночь

О ночь безлунная, ночь теплая, немая!
  Ты нежишься, ты млеешь, изнывая,
Как от любовных ласк усталая жена…
  Иль, может быть, неведеньем полна,
  Мечтательным неведеньем желаний, –
Стыдливая, ты ждешь таинственных лобзаний?
  Скажи мне, ночь, в кого ты влюблена?
  Но ты молчишь на мой вопрос нескромный…
  И на тебе покров густеет темный.

Я заражен тобой… вдыхаю влажный пар…
И чувствую, в груди тревожный вспыхнул жар…
  Мне слышится твой бесконечный ропот,
Твой лепет вкрадчивый, твой непонятный шёпот –
И тень пахучая колеблется кругом.
  Лицо горит неведомым огнем,
Расширенная грудь дрожит воспоминаньем,
Томится горестью, блаженством и желаньем –
И воздух ласковый, чуть дремлющий, ночной,
Как будто сам дрожит и пышет надо мной.

IV

Дед

Вчера в лесу пришлося мне
  Увидеть призрак деда…
Сидел он на лихом коне
  И восклицал: победа!

И радостно глядел чудак
  Из-под мохнатой шапки…
А в тороках висел русак
  И грустно свесил лапки.

И рог стремянного звучал
  Так страстно, так уныло…
Любимый барский пес, Нахал,
  Подняв стерляжье рыло,

Совет

Махал тихохонько хвостом…
  Суровый доезжачий
Смирял угрозой да бичом
  Шумливый лай собачий.

Кругом – соседи-степняки,
  Одетые забавно,
Толпились молча, бедняки!
  И радовался явно

Мой дед, степной Сарданапал,
  Такому многолюдью…
И как-то весело дышал
  Своей широкой грудью.

Он за трубу держал лису,
  Показывал соседу…
Вчера, перед зарей, в лесу,
  Я подивился деду.

V

Гроза

Уже давно вдали толпились тучи
Тяжелые – росли, темнели грозно…
Вот сорвалась и двинулась громада.

Шумя, плывет и солнце закрывает
Передовое облако; внезапный
Туман разлился в воздухе; кружатся
Сухие листья… птицы притаились…
Из-под ворот выглядывают люди,
Спускают окна, запирают двери…
Большие капли падают… и вдруг
Помчалась пыль столбами по дорогам;
Поднялся вихрь и по стенам и крышам
Ударил злобно; хлынули потоки
Дождя… запрыгал угловатый град…
Крутятся, бьются, мечутся деревья,
Смешались тучи… молнья!.. ждешь удара…
Загрохотал и прокатился гром.
Сильнее дождь… Широкими струями,
Волнуясь, льет и хлещет он – и ветер
С воды срывает брызги… вновь удар!
Через село, растрепанный, без шапки,
Мужик за стадом в поле проскакал,
А вслед ему другой кричит и машет…
Смятенье!.. Но зато, когда прошла
Гроза, как улыбается природа!
Как ласково светлеют небеса!
Пушистые, рассеянные тучки
Летят; журчат ручьи; болтают листья…
Убита пыль; обмылася трава;
Скрипят ворота; слышны восклицанья
Веселые; шумя, слетает голубь
На влажную, блестящую дорогу…
В ракитах раскричались воробьи;
Смеются босоногие мальчишки;
Запахли хлебом желтые скирды…
И беглым золотом сверкает солнце
По молодым осинам и березам…

VI

Другая ночь

Уж поздно… Конь усталый мой
Храпит и просится домой…
Холмы пологие кругом –
Степные виды! За холмом
Печально светится пожар –
Овин горит.

На небе пар;
На небе месяц золотой
Блестит холодной красотой,
И под лучом его немым
Туман волнуется, как дым.
Большие тени там и сям
Лежат недвижно по полям,
И различает глаз едва
Лесов высоких острова.

Обратите внимание

Кой-где по берегам реки
В кустах мерцают огоньки;
Внезапный крик перепелов
Гремит один среди лугов,
И синяя, ночная мгла
как будто нехотя тепла.

VII

Кроткие льются лучи с небес на согретую землю;
Стелется тихо по ней, теплый скользит ветерок.
Но давно под травой иссякли болтливые воды
В тучных лугах; и сама вся пожелтела трава.

Сумрак душистый лесов, отрадные, пышные тени,
Где вы? где ты, лазурь ярких и темных небес?
Осень настала давно; ее прощальные ласки
Часто милее душе первых улыбок весны.

Бурые сучья раскинула липа; береза
Вся золотая стоит; тополь один еще свеж –
Так же дрожит и шумит и тихо блестит, серебристый;
Но побагровел давно дуба могучего лист.

Яркие краски везде сменили приветную зелень:
Издали пышут с рябин красные гроздья плодов,
Дивно рдеет заря причудливым, долгим пожаром…
Смотришь и веришь едва жадно вперенным очам.
Но природа во всем, как ясный и строгий художник,
Чувство меры хранит, стройной верна простоте.
Молча гляжу я кругом, вниманья печального полный…
В тронутом сердце звучит грустное слово: прости!

VIII

Перед охотой

Утро! вот утро! Едва над холмами
Красное солнце взыграет лучами,

Холод осеннего, светлого дня,
Холод веселый разбудит меня.

Выйду я… небо смеется мне в очи;
С сердца сбегают лобзания ночи…

Блестки крутятся на солнце; мороз
Выбелил хрупкие сучья берез…

Светлое небо, здоровье да воля –
Здравствуй, раздолье широкого поля!

Вновь не дождаться подобного дня…
Дайте ружье мне! седлайте коня!

Вот он… по членам его благородным
Ветер промчался дыханьем холодным,

Ржет он и шею сгибает дугой…
Доски хрустят под упругой ногой;

Гуси проходят с испугом и криком;
Прыгает пес мой в восторге великом;

Ясно звучит его радостный лай…
Ну же, скорей мне коня подавай!

IX

Первый снег

Здравствуйте, легкие звезды пушистого первого снега!
Быстро на темной земле таете вы чередой.
Но проворно летят за вами другие снежинки,
Словно пчелы весной, воздух недвижный пестря.
Скоро наступит зима, – под тонким и звучным железом
Резвых саней завизжит холодом стиснутый лед.

Ярко мороз затрещит; румяные щеки красавиц
Вспыхнут; иней слегка длинных коснется ресниц.
Так! пора мне с тобой расстаться, степная деревня!
Крыш не увижу твоих, мягким одетых ковром,
Струек волнистого дыма на небе холодном и синем,
Белых холмов и полей, грозных и темных лесов.

Падай обильнее, снег! Зовет меня город далекий;
Хочется встретить опять старых врагов и друзей.

Источник: https://ollam.ru/classic/rus/turgenev-ivan/derevnya

Ссылка на основную публикацию