Поэты серебряного века

Поэты серебряного века

Серебряный век – одно из самых загадочных и необычных явлений в русской культуре. Расплывчаты его границы, спорно происхождение термина, непонятно само сосуществование такого количества ярких литературных направлений – всё это вобрал в себя серебряный век. Но самое блестящее своё проявление он нашёл в поэзии – трагической и романтической, зашифрованной и безжалостно обнажённой.

Особенности русской поэзии серебряного века

Границами серебряного века можно условно назвать 1880 и 1920 года. Эта эпоха рубежа двух веков была напряжённой и мучительной в истории России, что и наложило отпечаток на всю поэзию этого периода, которую можно кратко охарактеризовать следующим образом.

1. Модернизм

В эпоху серебряного века работало несколько поэтических мастерских, которые воплощали принципы и идеи определённого литературного направления. Однако все они развивались в одном общем стиле модернизма, цель которого – создание новой поэтической культуры, способной духовно возродить человека и преобразить этот мир.

2. Декаданс

Обратите внимание

Русской поэзии серебряного века были свойственны несколько упаднические настроения, которые как раз были следствием рубежа веков, ассоциирующегося с гибелью мира, всеобщим мировым упадком, обречённостью и концом света. Такой тип сознания назывался декадансом, который явно проявлялся в стихах того времени мотивами уныния, пессимизма и безнадёжности.

Самыми влиятельными и значительными направлениями в русской поэзии серебряного века стали символизм, акмеизм и футуризм.

Символизм

Символизм – одно из самых ярких направлений в русской поэзии серебряного века. Символисты пытались постичь тайны мироздания через некие символы, которые могли иметь сразу несколько прочтений. Старшие символисты воспринимали символизм исключительно как литературную школу, а младшие относились к нему как к целой системе религиозно-философских взглядов на мир.

1. Старшие символисты

Мережковский Дмитрий Сергеевич посвящал свои стихи культуре легендарных эпох, пытался дать собственную переоценку мировой классике, находился в вечном поиске духовных основ бытия, пытался провести в жизнь идею неохристианства.

Гиппиус Зинаида Николаевна в своих стихах тяготела к религиозной и философской проблематике, богоискательству.

Брюсов Валерий Яковлевич пытался создать всеобъемлющую художественную систему, которая объединила бы все направления. Его поэзия отличается историзмом и исключительным рационализмом.

Сологуб Фёдор Кузьмич создал собственную азбуку символов в своей лирике. Только в его стихах можно встретить такие символы мирового зла, как Недотыкомка Серая, Солнце-Дракон, Лихо и др.

Бальмонт Константин Дмитриевич создавал поистине волшебные стихи, которые хотелось петь. Его образы-символы всегда были новыми, а чувства, воспеваемые им в стихах, – самые тонкие.

2. Младшие символисты

Блок Александр Александрович в своих стихах был занят поисками Вечной Женственности, которая на разных этапах творчества принимала самые разные образы: Прекрасная Незнакомка, Царевна, Невеста и т. д.

Не всех поэтов серебряного века устраивал символизм в качестве поэтического направления – стали появляться новые течения и школы.

Акмеизм

Акмеисты появились как противники символизма, которые отвергали всякую многозначность и свободу трактовки слова. Их поэзия была предельно реалистичной, чёткой и точной. Объединял этих поэтов литературный кружок »Цех поэтов».

Гумилёв Николай Степанович противоречил собственной программе акмеизма, основателем которого он являлся. Вместо реальности его стихи уносят читателей в экзотические страны, а его лирический герой вечно стремился к рыцарству и романтике.

Ахматова Анна Андреевна считается признанным мастером любовной лирики, знатоком женской души и чувства.

Поиск новых поэтических самовыражений не закончился с созданием школы акмеизма – некоторые поэты нашли для себя новое течение, которое получило название футуризма.

Футуризм

Футуризм пропагандировал себя как искусство будущего, поэты этого направления пытались разрушить культурные традиции и стереотипы. Взамен они предлагали технику урбанизма, за которым видели будущее в поэзии. В рамках футуризма действовало сразу несколько ответвлений.

1. Кубофутуризм

Маяковский Владимир Владимирович создавал экспрессивные и грубоватые по своей звукописи и рифме стихи, которые должны были пробудить народ, донести до него правду.

2. Эгофутуризм

Северянин Игорь смело использовал в своих стихах неологизмы, но его стихи обладали небывалой музыкальностью и певучестью, что отличало их от творчества остальных футуристов.

Имажинизм

Менее известное литературное направление, которое создавало лирические образы с помощью целой серии метафор. В рамках этого поэтического стиля работал и Есенин Сергей Александрович.

Невозможно оставаться равнодушным, читая стихи русских поэтов серебряного века: их драматизм и невыразимая печаль заставляют плакать сердце и заставляют всерьёз задуматься о смысле бытия и о том, зачем мы пришли в этот бренный мир.

Источник: http://biografix.ru/poety-serebryanogo-veka

Байки о поэтах Серебряного века

Какими были эти люди? Чудатковатыми, как многие поэты, рассеянными, одержимыми, а многие — вечно голодными и озабоченными проблемами ежедневных заработков.<\p>

Вот несколько штрихов к панораме этой безумной эпохи.
<\p>

Иннокентий Анненский<\p>

Иннокентий Анненский, автор слов чудесного романса «Среди миров, в мерцании светил..», занимал высокий пост в Министерстве просвещения.<\p>

Однажды поэт возвращался домой в Царское село с какой-то лекции из Петербурга.
<\p>

— Ваше превосходительство! — вдруг бросается к нему слуга, известный на все Царское великан Арефа. — Да ведь пальто-то — чужое!!!<\p>

Анненский снимает и удивленно рассматривает пальто.<\p>

— Действительно, не мое… То-то я всю дорогу из Петербурга ломал голову, что это за портсигар у меня в кармане появился?<\p>

* * *<\p>

Эмблема работы М. Добужинского, 1912
<\p>

Созданное Борисом Прониным литературно-артистическое кабаре «Бродячая собака» — один из центров культурной жизни Серебряного века, располагалось вблизи Михайловской площади, в подвале старого дома. Вход был с внутреннего двора. Поэты появлялись здесь в окружении поклонников или, чаще, восторженно-истеричных поклонниц.

Как-то раз одна из почитательниц Константина Бальмонта, разгорячённая богемной атмосферой, бессонницей и алкоголем, стала приставать к своему кумиру (очевидно, забыв, что находится в подвале): «Хотите, я сейчас брошусь из окна? Хотите? Только скажите, и я сейчас же брошусь!»<\p>

«Нет! — отрезал Бальмонт. — Здесь недостаточно высоко!»<\p>

* * *<\p>

Максимилиан Волошин<\p>

Не секрет, что многие литераторы того времени пребывали в постоянных заботах о хлебе насущном. Популярным видом заработка в те времена были «литературные концерты», с которыми поэты гастролировали по провинции. Как-то Максимилиан Волошин и Алексей Толстой отправились в подобный вояж. Для усиления программы они взяли с собой молодого певца-тенора и балерину, дающую отдельные концертные номера.<\p>

В одном из южных городов они долго не могли найти свободного зала. Наконец, им уступил помещение кто-то, чьё выступление в последний момент отменилось.<\p>

Итак, концерт. Сначала на сцену выходит Толстой. Читает, но не вызывает особого энтузиазма у публики. Несколько жидких аплодисментов — и всё.<\p>

За ним выходит певец. Публика аплодирует. Певец заканчивает выступление — аплодисментов нет. <\p>

Важно

Далее выступает с чтением стихов грузный Волошин. Аудитория, увидев его, аплодирует еще громче. После выступления — тишина.<\p>

За Волошиным на сцену выбегает тоненькая балерина. И не успела она показаться — публика неистовствует. А когда они номер заканчивается — зрители молчат.<\p>

Концертанты в недоумении. Почему аплодируют не после окончания номера, а перед ним?<\p>

Наконец за балериной опять выходит полный Толстой. Публика уже входит в раж, гремит стульями, кричит «браво» и «бис».<\p>

В общем, концертом все остались довольны. Выступающие хотя и со смущением, но охотно приняли эти восторги.<\p>

И только на другой день оказалось, что аудитория принимала концертантов за иллюзиониста-трансформатора — того самого, чьё выступление, назначенное в этот день, не состоялось.<\p>

* * *<\p>

Заработать можно было и на издании альманаха — сборника стихотворений. Но для его успеха нужны были мэтры — поэты с «именем».<\p>

Таким мэтром был Фёдор Сологуб, а вот кто ездил к нему с просьбой дать свои стихи — здесь источники расходятся во мнении: одни считают, что это был тогда ещё начинающий поэт Георгий Иванов, другие — что Гумилев и Городецкий.<\p>

Портрет Фёдора Сологуба работы Бориса Кустодиева, 1907
<\p>

В общем, кто-то из молодых не без робости отправился к Сологубу просить стихи для альманаха.<\p>

Сологуб принял гостей в своем раззолоченном кабинете, в шелковом халате.<\p>

— С удовольствием, с большим удовольствием дам. Вот выбирайте любые стихи. — И он протянул красную сафьяновую тетрадь. — Сколько хотите — берите, берите!<\p>

Совет

Обрадованный Гумилев (или Иванов) стал читать стихотворение за стихотворением и восхищаться ими. — Если позволите эти пять. И как мы вам благодарны, Федор Кузьмич. Это такое украшение для нашего альманаха. Как мы вам благодарны…<\p>

— Но, к сожалению, — тут гость откашлялся и продолжал быстро, — к большому нашему сожалению мы можем платить только по полтинничку за строчку. Конечно, для вас это не играет роли, но мой долг предупредить…<\p>

Лицо Сологуба вдруг окаменело.<\p>

— В таком случае, — он не спеша, но решительно протянул руку и отнял тетрадь. — Анастасия Николаевна, принесите, там на рояле стихи лежат, — крикнул он в зал.<\p>

Дверь отворилась и вошла Анастасия Николаевна — с двумя листками в руке. — Вот эти могу дать по полтинничку. Только эти! А остальные, извините…<\p>

P.S. Некоторые источники даже цитируют стихи, которые Сологуб согласился отдать в альманах по-дешевке:
<\p>

За оградой гасли маки,
Ночь была легка-легка,
Где-то лаяли собаки,
Чуя нас издалека… <\p>

* * *<\p>

Осип Мандельштам<\p>

Специалистом по многочисленным альманахам, особенно по отысканию для их издания меценатов, считался Осип Мандельштам.<\p>

Странный это был человек. Его смешило то, что было совсем не смешно, и, напротив, расстроить мог действительно смешной пустяк. Но, как пишет Г. Иванов, Мандельштаму везло. Каким-то чудом он уговаривал непреклонных портных кроить ему в кредит крупноклетчатые костюмы на его нелепую фигуру, хозяев — сдавать дешевые комнаты. Симпатичные полковники в отставке и добродушные старые евреи, сдающие комнаты, еще водились в Петербурге.<\p>

И вот этот чудак постоянно, азартно и нахально, искал «меценатов». И тех, кто заплатит за извозчика, и «тузов», тех, кому под силу будет издать и книгу, и альманах. Найдя «денежный мешок», он подымал вихрь заседаний, конфиденциальных встреч, составлений смет, согласований авансов.<\p>

И пусть фолиант, задуманный тиражом в тысячу экземпляров, на веленевой бумаге с водяными знаками и многокрасочными иллюстрациями, выходил с чудовищным опозданием тоненькой газетно-бумажной тетрадочкой без всяких иллюстраций или не выходил вовсе — молодые поэты могли какое-то время предаваться свободному творчеству и не думать о деньгах.

«Ну как ваш альманах?» — спрашивали Мандельштама. «Я разошёлся с издателем во взглядах», — отвечал тот. «И что же, он ничего не издал?!»<\p>

«Издал, — сгибался вдруг поэт в приступе смеха, — он издал… вопль!..»<\p>

* * *<\p>

Захватив в свои сети очередного толстосума, Мандельштам долго и умело обрабатывал его, живописуя, сколь великолепным должен получиться очередной поэтический шедевр и каким событием станет его выход в свет. В наиболее патетических местах он даже читал свои новые стихи. Как-то раз в подобную обработку попал известный меценат, отпрыск богатейшего клана купцов М*. От природы сентиментальный, он оказался прямо-таки раздавлен красноречием своего визави. Внимая стихам, меценат время от времени вздымал руки кверху и прочувственно выдыхал: «Крааааасииииивооооооо…»

«Чего же вы, собственно говоря, хотите?» — спросил он в конце беседы, как бы освобождаясь от сладкоречивого плена. «Поцеловать вас…» — ответил растроганный Мандельштам.<\p>

* * *<\p>

Б. М. Кустодиев. Портрет Волошина, 1924
<\p>

Владислав Ходасевич рассказывал об одном курьёзном случае, случившемся на публичной лекции в Московском литературно-художественном кружке.<\p> Докладчиком был Максимилиан Волошин, великий любитель и мастер бесить людей. В тот вечер вздумалось ему вещать на какую-то сугубо эротическую тему — о 666 объятиях или в этом роде. Как на грех, Ходасевич пришёл на заседание со спутницей и внушительным букетом жёлтых нарциссов. Кто-то из приятелей попросил цветок и вставил его в петлицу. Шутка понравилась и в результате букет «раздербанили» и часть публики украсила себя жёлтыми цветами. Выступление шло своим чередом, как вдруг вскочил журналист Сергей Яблоновский, очень почтенный человек, и, багровый от возмущения, заявил, что подобный доклад мерзок всем нормальным людям, кроме членов «гнусного эротического общества», имевших наглость украсить себя знаками своего «союза». При этом он указал на обладателей цветов в петлицах.

Обратите внимание

Зал взорвался бурей негодования. Но самое странное началось потом. После выступления публика буквально накинулась на Ходасевича с просьбами принять их в этот тайный «союз».<\p>

Не желая объяснять каждый раз происшедшее недоразумением, он отказывал, говоря, что для принятия требуется «чудовищная развращённость натуры». Но это не помогало: все принимались доказывать, что в их случае это как раз имеется.<\p>

* * *<\p>

Авторитетнейшим журналом того времени была «Нива». Секретарь редакции, господин Марков, как его все звали, милейшее и кротчайшее существо,— был занят изо дня в день кропотливым механическим трудом. Он часами сидел над рукописями, присланными в редакцию, не читая их (где там читать!), а лишь выписывая адрес и традиционное: «М. Г., присланная Вами рукопись, к сожалению, не подошла».<\p>

В 1912 году Ахматову, только что прославившуюся, кто-то из заправил «Нивы» очень просил дать стихи. <\p>

Ахматова немного поломалась: «У меня сейчас ничего нет… Я подумаю… Я пришлю позже…». <\p>

И действительно, скоро прислала. <\p>

Месяц спустя она получила от господина Маркова свои стихи с запиской: <\p>

«Милостивый государь! К сожалению…» <\p>

Марков был не виноват—он делал свое дело. Об Ахматовой его не предупредили.<\p>

* * *<\p>

Н. Андреев. Илья Эренбург. 1923 год<\p> Едва дождавшись выхода из печати своей первой книги, Илья Эренбург поспешил отправить её на рецензию Максимилиану Волошину, уже обретавшему тогда репутацию маститого критика. Однако явиться самому за ответом у него не хватило смелости, и он отправил вместо себя сестру. Вот что рассказывал потом об этом Волошин: — Присылает мне И. Эренбург книгу стихов. Книга неправильно сброшюрована: обложка вверх ногами. Я сначала вознегодовал, сочтя это намеренным. Потом понял. Приходит ко мне сестра поэта, желая поговорить о присланной книге. Я беру книгу и читаю. Она потом пишет брату: «Какой оригинал этот Волошин! Представь: держал твою книгу вверх ногами и так читал. Даже неприятно».

Источник: http://www.izbrannoe.com/news/lyudi/bayki-o-poetakh-serebryanogo-veka/

Топ-5 поэтов серебряного века

Принято считать, что период Серебряного века начинается с конца 18 столетия и длится вплоть до революции 17 года. Хотя сами поэты продолжали творить и дальше на родине или в эмиграции, сама обстановка и накал творческих страстей уже сменились, обретая очертания новых эпох.

Безусловно, Серебряный век в русской культуре — это в первую очередь поэтическое событие. Конечно, в прозе, живописи и музыке, были таланты, которые творили в это же время. Но ни в одной другой сфере искусства, Серебряный век не нашел такой армады гениев, как в поэзии.

Большинство поэтов было примерно одного круга и уровня образования (яркие исключения — Владимир Маяковский и Сергей Есенин). Они тесно общались, создавая поэтические кружки, каждое из которых воплощало в жизнь одно из поэтических направлений: акмеизм, футуризм, имаженизм и т.д.

Важно

Мировоззренческие традиции в Серебряный век пришли из Западной Европы. Это философия Ницше, Шопенгауэра, религиозных мистиков. Атмосфера «Заката Европы» в предреволюционной России была, как писал Мандельштам, густой, не позволяющей дышать.

Возможно, поэты, наиболее близкие из смертных к пророкам, предчувствовали не только закат серебряного века, но и трагическое окончание жизни каждого из них.

Трудно выделить отдельных поэтов, застолбив за кем-то звание «лучшего», а остальным, раздав лавры свиты. Каждый из поэтов был гениален по своему и, конечно, каждый втайне считал себя лучшим. Конкуренция на поэтическом олимпе была сродни настоящей войне.

Игорь Северянин и Владимир Маяковский боролись за звание «короля поэзии», устраивая публичные скандалы. Анна Ахматова открыто позволяла себе высказывания в адрес Марины Цветаевой: «белокурая кукла».

Иногда неприятие доходило до открытого противостояния, как это было в дуэли между Николаем Гумилевым и Максимилианом Волошиным.

Понимая всю трудность выбора меж практически равными по силе таланта и столь непохожими в его реализации поэтами, все же выделим пятерых, без которых Серебряный век в поэзии мог бы и не состояться.

Именно они были лидерами и идолами поэтических кружков, а их стихи до сих пор перепечатываются, да что уж там, переписываются от руки влюбленными и мечтательными подростками.

5 место. Сергей Есенин

Сергея Есенина часто называют самым русским из поэтов. Рассказывать о жизни этого поэта в нескольких строчках — неблагодарное занятие. Тем более что о судьбе Сергея Есенина сказано и написано очень много. От хвалебных саг до острых критических статей.

Совет

Как бы там ни было, именно со стихов Есенина, у «юношей с взором горящим» и девушек начинается увлеченность Серебряным веком. Его стихи охотно учат в школе и напевают на мотив дворовых романсов. Сам образ златовласого поэта, легко меняющего рубахи на английский смокинг, напивающегося вдрызг в кабаках, очаровывающего самых красивых женщин, до сих остается привлекательным и понятным.

У критиков же есенинские стихи вызывают много вопросов. В них находят и языковые несоответствия, и ошибки синтаксиса, и чужие рифмы и обороты.

Можно согласиться с тем, что хотя Есенин и был одним из основателей имажинизма, он не создал поэзии нового типа.

Он просто набрал на струнах души знакомые всем с детства звуки, но сделал это с такой чистотой, с такой искренностью, что хочется их слышать вновь и вновь.

4 место. Игорь Северянин (Игорь Лотарев)

Его слава, как сам он пишет, началась со скандальной рецензии Льва Толстого, которого возмутили открыто эротические метафоры стихов Северянина.

Молодого поэта начали приглашать в столичные салоны, где он быстро нашел не только почитателей таланта, но и верных соратников.

Его талант и несомненная харизма поставили его во главе кружка эгофутуристов, на плечах которых он и был коронован в знаменитом поэтическом поединке с Владимиром Маяковским.

Сегодня Игорь Северянин не так популярен, как другие поэты из нашего топа. Однако его стихи, несомненно, остаются оригинальным творением русского Серебряного века.

Обратите внимание

В конце своей жизни, которая пришлась на страшные 30-е годы, он написал, что больше нет читателей, которым нужны настоящие стихи.

Возможно, сегодня нам предстоит вновь открыть для себя этого удивительного поэта, единственного, кто может хоть и с долей ироний, но при этом с полным основанием назвать себя «королем поэтов».

3 место. Анна Ахматова и Николай Гумилев

Конечно, жена превзошла по таланту своего мужа. Превзошла она его и по количеству страданий, выпавших на ее долю. Но разделить этих двух людей даже в таком несерьезном топе, как наш — рука не поднимается.

Поэзия и проза Николая Гумилева находится в очень узкой сфере Серебряного века, тогда как Ахматова является практически центром его притяжения. По ней одной можно было бы реконструировать серебряный век — от блестящего начала до трагического конца.

Кроме того, что она была одной из самых сильных представительниц поэтического акмеизма, стала еще и той нитью, которая связала Серебряный век с русской поэзией середины 20 века. С ней общался Борис Пастернак, а Иосиф Бродский так просто боготворил эту женщину.

Стихи Ахматовой нельзя назвать женскими, а ее саму назвать поэтессой. Хотя ее лирика бывает глубоко женской, в ней всегда чувствуется что-то большее, чем просто переживание тоскующей героини. Это мощная, природная сила, не знающая ограничений полов и времен.

2 место. Владимир Маяковский

Этого поэта невозможно спутать ни с одним другим. Ни по его стихам, которые, кажется, разрезают гладь бумаги графикой строк, ни по его жизненному пути, похожему на гибель не Титаника, а Титана.

В отличие от многих современников по серебряному веку, он с радостью встретил новую власть. Его стихи, которые раньше сочетались разве что с дурно выглядящей желтой кофтой на литературных вечеринках, стали официальной лирикой нового строя.

Важно

Однако за всей этой политикой, надо обязательно увидеть колоссальный поэтический талант Маяковского, который не смог вместиться в рамки классического стихосложения. Он раздвинул границы того, как должна выглядеть поэзия, как должна звучать поэзия, оставив неизменным только то, как должна пониматься поэзия. Пониматься она должно по-прежнему сердцем.

1 место. Александр Блок

Наверное, нет людей, которые скажут «мне не нравятся стихи Блока». Хотя таких «критиков» много у всех остальных, означенных в нашем списке. Гений Блока безусловен.

Сам Блок производил впечатление холодного человека, и стихи его кажутся скорее холодными, почти стальными. Действительно, этот человек писал так, как жил. И жил так, как писал. Другое дело, что многим из нас его жизнь была бы непонятна.

Мотивы его стихов аналогичны мотивам других поэтов Серебряного века: мистика, разрушенная любовь, прожигание жизни, бессмысленность бытия, революция. Однако в каждой из этих тем он создал творение, превосходящее по гениальности стихотворение любого другого поэта: «12», «Незнакомка», «Фабрика», «Я пригвожден к трактирной полке», «Ночь. Улица. Фонарь. Аптека»…

Автор этих стихотворений может быть во главе любого поэтического топа, не заботясь о том, с кем соседствует.

Источник: https://pishi-stihi.ru/top-5-poetov-serebryanogo-veka.html

О поэтах серебряного века с юмором

Поэты Серебряного века, как и поэты вообще, были людьми не от мира сего: рассеянными, чудаковатыми и почти все — озабоченными заработками на жизнь. Вот об этом — несколько смешных историй, которые собрал поклонник Серебряного века Николай Богданов.

Иннокентий Анненский

«Ваше превосходительство! (Анненский занимал высокий пост в Министерстве просвещения.) Ваше превосходительство! Да ведь пальто-то — чужое?!» Анненский снимает и удивлённо рассматривает верхнюю одежду. «Действительно, пальто не моё… То-то я всю дорогу из Петербурга думал: что это за портсигар у меня в кармане появился?»

* * *

Созданное Борисом Прониным артистическое кафе «Бродячая собака» располагалось вблизи Михайловской площади, в подвале старого дома. Вход был с внутреннего двора. Поэты появлялись здесь в окружении некоторого числа поклонников или, чаще, поклонниц.

Как-то раз одна из восторженных почитательниц Константина Бальмонта, разгорячённая богемной атмосферой, бессонницей и вином, воскликнула, обращаясь к своему кумиру: «Ради вас я способна на всё! Хотите, я сейчас выпрыгну в окно?» — «Нет! — отрезал тот. — Здесь недостаточно высоко!»

* * *

Осип Мандельштам и Рюрик Ивнев (М.Ковалёв). Харьков, 1919 г.

Совет

Рассеянностью, даже большей, чем Анненский, отличался поэт Михаил Ковалёв, более известный под псевдонимом Рюрик Ивнев. Он мог, например, попытаться войти в комнату… через зеркало в передней.

Однажды в какой-то из редакций Рюрик Ивнев получал гонорар за статью, длинную и довольно-таки путано написанную. Пересчитав деньги, он удивлённо спросил своим высоким, несколько «птичьим» голосом: «Простите, сколько же редакция платит за строку?»

Услышав ответ, он изрёк: «В таком случае я должен был бы получить на 23 рубля 18 копеек больше: ведь в статье было 644 строки и 34 776 печатных знаков!»  Получив разницу от изумлённых сотрудников редакции, Рюрик Ивнев поспешил удалиться. На этот раз он попытался выйти через… окно.

* * *

А. Пирогов. Фёдор Сологуб

Кое-кто из современников подозревал Фёдора Сологуба в колдовстве. И вот как-то к нему в гости пожаловал сам Вячеслав Иванов. Беседа двух поэтов затянулась. Несмотря на всё своё красноречие, пришедшему не удалось убедить хозяина в своих заветных мыслях. Раздражённый и огорчённый этим Вячеслав Иванов собрался уходить.

Но тут за окном начался дождь, и выяснилось, что гость пришёл без зонта. Сологуб начал методично разрушать все дорогие Вячеславу Иванову представления об искусстве. Это было нестерпимо, но покинуть дом не представлялось возможным, ибо дождь за окном только усиливался.

Незадачливому визитёру стало казаться, что это сам хозяин нарочно насылает дождь, чтобы подольше его помучить. Наконец, Иванов не выдержал и решил уйти во что бы то ни стало. Однако все галоши в прихожей оказались подписаны, и на всех них почему-то стояло — И.С.

* * *

Максимилиан Волошин

Не секрет, что многие литераторы того времени зарабатывали литературными концертами, с которыми им приходилось гастролировать по провинции. Как-то Максимилиан Волошин и Алексей Толстой отправились в подобный вояж. Для усиления программы они пригласили молодого певца-тенора и балерину, дающую отдельные концертные номера.

Гастроли были трудные. В одном городишке долго не удавалось получить помещение для выступлений. Наконец, зал был предоставлен, но только потому, что чей-то вечер, объявленный накануне, не мог состояться.

Обратите внимание

Концерт начался со вступительного слова Волошина о современной литературе. Оно не произвело на публику ни малейшего впечатления. Но когда на сцене появился худенький тенор, казавшийся вдвое тоньше своего предшественника, по залу прошёл лёгкий шум. В конце выступления, однако, аплодисментов не было.

Когда же перед зрителем предстал тучный Толстой со своим рассказом, публика пришла в восторг и начала хлопать. Завершение же чтения было опять встречено молчанием. Волошин и Толстой недоумевали. На сцену выбегает балерина — гром оваций и опять тишина по завершении номера. При появлении Волошина, читающего свои стихи, публика прямо-таки неистовствовала.

Позже выяснилось, что зрители приняли концерт за выступление иллюзиониста-трансформатора, способного быстро и значительно менять свой облик! Именно оно, объявленное накануне в этом зале, и не состоялось.

* * *

Заработать можно было и на издании альманаха — сборника стихотворений. Но для его успеха нужны были мэтры — поэты с “именем”. Для одного из таких изданий Георгий Иванов, тогда ещё начинающий поэт, ездил к самому Фёдору Сологубу.

Тот очень любезно принял молодого собрата по перу и предложил ему самому на свой вкус выбрать несколько стихотворений. Георгий Иванов выбрал четыре, очень, по его мнению, хороших.

Прощаясь, он сообщил Сологубу, что на первых порах редакция сможет заплатить только по полтиннику за строчку. Лицо мэтра стало каменным. «Анастасия Николаевна! — крикнул Сологуб жене. — Принесите мне стихи. Там, внизу лежат, вы знаете, где. Вот, — сказал он, обращаясь уже к Иванову, и ткнул ему в руки четыре листка. — Вот вам по полтиннику за строчку».

* * *

Осип Мандельштам

Специалистом по многочисленным альманахам, особенно по отысканию для их издания меценатов, считался Осип Мандельштам. И пусть фолиант, задуманный тиражом в тысячу экземпляров, на веленевой бумаге с водяными знаками и многокрасочными иллюстрациями,

выходил с чудовищным опозданием тоненькой газетно-бумажной тетрадочкой без всяких иллюстраций или не выходил вовсе — молодые поэты могли какое-то время предаваться свободному творчеству и не думать о деньгах.

«Ну как ваш альманах?» — спрашивали Мандельштама. «Я разошёлся с издателем во взглядах», — отвечал тот. «И что же, он ничего не издал?!» — Нет, почему же? Он издал… вопль!»

* * *

Важно

Захватив в свои сети очередного толстосума, Мандельштам долго и умело обрабатывал его, живописуя, сколь великолепным должен получиться очередной поэтический шедевр и каким событием станет его выход в свет. В наиболее патетических местах он даже читал свои новые стихи.

Как-то раз в подобную обработку попал известный меценат, отпрыск богатейшего клана купцов М*. От природы сентиментальный, он оказался прямо-таки раздавлен красноречием своего визави. Внимая стихам, меценат время от времени вздымал руки кверху и прочувственно выдыхал: “Крааааасииииивооооооо…”

«Чего же вы, собственно говоря, хотите?» — спросил он в конце беседы, как бы освобождаясь от сладкоречивого плена. «Поцеловать вас…» — ответил растроганный Мандельштам.

* * *

Владислав Ходасевич

Парадоксальность мышления Максимилиана Волошина была широко известна и имела многочисленных ценителей. Далеко не все могли спокойно выслушивать его рассуждения об искусстве и тем более о жизни. Как-то раз он делал доклад на заседании Московского литературно-художественного общества. Речь шла о чём-то инфернальном в любви, вроде 666 поцелуев.

Как на грех, на заседание явился Владислав Ходасевич со спутницей и внушительным букетом жёлтых нарциссов. Случайно один из посетителей попросил цветок и вставил его в петлицу. Это понравилось ещё кому-то, и в результате несколько человек оказались украшенными жёлтыми цветами.

Выступление шло своим чередом, как вдруг вскочил журналист Сергей Яблоновский, очень почтенный человек, и, багровый от возмущения, заявил, что подобный доклад мерзок всем нормальным людям, кроме членов «гнусного эротического общества», имевших наглость украсить себя знаками своего «союза». При этом он указал на обладателей цветов в петлицах.

Зал взорвался бурей негодования. Однако после выступления многие из присутствующих в тот день на заседании истязали Ходасевича просьбами принять их в этот тайный «союз».

Не желая объяснять каждый раз происшедшее недоразумением, он отказывал, говоря, что для принятия требуется чудовищная развращённость натуры.

Но это не помогало: человек принимался убеждать, что в его случае это как раз имеется.

* * *

Натан Альтман. Анна Ахматова

Совет

Авторитетнейшим журналом того времени была «Нива». Её редактор, господин Марков, деликатнейший и безотказный человек, работал по двенадцать, а то и более часов в сутки, утопая в корреспонденции.

<\p>

С утра до позднего вечера он вскрывал письма, вытаскивал оттуда рукописи и, не читая их (где уж там читать!), запечатывал в редакционные конверты с одной и той же запиской редакции:<\p>

“Милостивый государь! Ваша рукопись, к сожалению, не подошла…

” После этого оставалось только надписать адрес получателя.

Как-то одному из заправил «Нивы» пришло в голову — опубликовать на страницах журнала только начинавшую входить в моду Ахматову.

На его предложение дать стихи, Ахматова, как и положено женщине, немного поломалась:<\p>

«У меня сейчас ничего нет… Я подумаю… Я пришлю позже…» И действительно прислала.

А через месяц ей пришёл ответ: «Милостивый государь! К сожалению…» Маркова об Ахматовой не предупредили…

* * *

Василий Комаровский

Граф Василий Комаровский, поражавший современников своими замечательными стихами, был очень больным человеком. Почти половину своей недолгой жизни он провёл в специальных лечебницах. «Несколько раз я сходил с ума, — признавался он своему другу князю Святополк-Мирскому. — И каждый раз думал, что умер. Наверное, когда я умру, мне будет казаться, что я просто сошёл с ума».

* * *

Едва дождавшись выхода из печати своей первой книги, Илья Эренбург поспешил отправить её на рецензию Максимилиану Волошину, уже обретавшему тогда репутацию маститого критика.

Однако явиться самому за ответом у него не хватило смелости, и он отправил вместо себя сестру. Увы, книга не произвела благоприятного впечатления.

Обратите внимание

Волошин упрекнул её автора в погоне за дешёвыми эффектами и даже в… ненужном кривлянии.

«Ты знаешь, — задумчиво делилась впечатлениями с Эренбургом донельзя огорчённая сестра, — а этот твой рецензент какой-то странный. Где ты его откопал? Ведь он читал твою книжку… вверх ногами!»

Много позже выяснилось, что к Волошину случайно попал бракованный экземпляр, страницы которого были неправильно вшиты в обложку. В свою очередь, именно это больше всего и не понравилось рецензенту».

Н.Андреев. Илья Эренбург. 1923 год

Источник: http://sotvori-sebia-sam.ru/poety-serebryanogo-veka/

5 поэтов Серебряного века русской поэзии

Содержание:

Акмеизм, имажинизм, символизм, футуризм – литературные направления, возникшие в конце XIX – начале XX века в русской поэзии. Какие русские поэты Серебряного века являются самыми яркими их представителями, а кто навсегда стал одной из важнейших страниц поэзии прошлого столетия, не принадлежа ни к одному из модернистских направлений? Читайте далее.

Александр Блок

Александр Блок – поэт Серебряного века, чье творчество, полное мистических символов и загадок, до сих пор продолжает притягивать к себе все новых и новых поклонников.

На протяжении 1908-1916 годов тема Родины была основной для Блока. Более того, Блок утверждал: поэт должен отождествлять себя со своей родной землей, представлять ее словно некий живой организм, с которым он неразрывно связан.

Беспокоило Блока и изучение человеческой души. Он очень часто писал свои произведения от первого лица, пропуская все сюжеты через себя – словно бы растворяя свое собственное «я» во множестве других.

Неважно, писал он о библейских, реально живущих или вымышленных персонажах, он представлял себя на их месте и пытался пережить все эмоции вместе с ними. Так он пишет цикл стихотворений «Страшный мир».

Другая, не менее важная тема творчества у Блока – это любовь. В цикле «Стихи о Прекрасной Даме» он и посвящал стихотворения Прекрасной даме, ожиданию своего идеала красоты. А в цикле «На поле Куликовом» Блок даже сравнивал образ Руси с образом женщины.

Александр Блок, как и поэты Серебряного века Валерий Брюсов, Константин Бальмонт и другие, принадлежал к модернистскому течению символизм. Одними из самых известных произведений Александра Блока также являются поэма «Двенадцать», цикл стихов «Родина», стихи «Незнакомка», «О доблести, о подвигах, о славе…», «Ночь, улица, фонарь, аптека» и другие.

Анна Ахматова

Следующий поэт Серебряного века – Ахматова Анна Андреевна. Еще будучи ребенком, маленькая Анна Горенко (настоящая фамилия поэтессы) мечтала писать стихи. За свою жизнь ей довелось увидеть две разные России – дореволюционного и советского периода, в то время как в своем творчестве она стремилась защитить и сохранить традиции классической русской культуры.

Благодаря собственной сдержанности, женственности и аполитичности творчества, персона Ахматовой идеально воплотила в себе трагический дух России XX века. Как поэты Серебряного века Николай Гумилев, Михаил Зенкевич, Осип Мандельштам, Михаил Лозинский и другие, в свое время поэтесса примыкала к литературному направлению Серебряного века под названием акмеизм.

Для творчества Ахматовой были характерны и размышления о жизни, и о любви, о красоте природы, об истории.

Важно

Но главной все же была тема любви, которая позволила поэтессе создать особенный женский образ, с внутренней силой, многогранностью, твердостью, но вместе с тем и нежностью.

Поэтическая героиня Ахматовой всегда прямолинейна, в ней отсутствует жеманство, и она открыто делится с читателем личными трагедиями и переживаниями.

Еще одна важная для Ахматовой тема лирики – это любовь к Родине. Мысли о том, чтобы покинуть Россию, она считала недостойными для того, кто зовется поэтом (она говорит об этом, например, в стихотворении «Не с теми я, кто бросил землю…») – по ее мнению, поэты душой и сердцем должны быть привязаны к своей земле и к своему народу.

Особенно популярны стихотворения Ахматовой «Я научилась просто, мудро жить…», «Я не любви твоей прошу…», «Сжала руки под темной вуалью…», «Словно тяжким огромным молотом…» и поэма «Реквием».

Сергей Есенин

Сергей Есенин – поэт Серебряного века, который, несмотря на непродолжительную творческую деятельность (он ушел из жизни, когда ему было всего тридцать лет), успел оставить богатое поэтическое наследие. В нем Есенин сумел живо изобразить крестьянскую Россию, которую он безумно любил.

Теме Родины поэт уделял центральное место в своем творчестве. Его так и звали певцом крестьянской Руси. То и дело он возвращался в стихотворениях к селу Константиново, где родился и жил, воспевал красоту русской природы и крестьянский быт.

Но после революции все стало по-другому: Есенин не смог принять советскую Россию.

В то время он почти не пишет о крестьянстве и родном селе, а обращается главным образом в своей поэзии к теме любви, которая, тем не менее, продолжает переплетаться с темой Родины.

После переезда в Москву Есенина приняли в свои ряды поэты, примыкавшие к литературному течению под названием имажинизм. В тот период он пишет одно из самых известных своих творений – «Исповедь хулигана».

Лучшими стихотворениями Сергея Есенина также считают «Письмо к женщине», «Мне осталась одна забава…», «Гой ты, Русь, моя родная…», «Отговорила роща золотая…», «До свиданья, друг мой, до свиданья…

», «Ты меня не любишь, не жалеешь…» и многие другие.

Владимир Маяковский

Масштаб творческой личности этого поэта сложно отрицать. Первый этап творчества Маяковского характеризуется футуристическими идеями.

Он сам и поэты Давид Бурлюк, Алексей Крученых, Велимир Хлебников создали манифест кубофутуризма, модернистского литературного направления Серебряного века под названием «Пощечина общественному вкусу».

Это течение подразумевало творческого деятеля, в частности, поэта как бойца за будущее, которым являлось искусство.

Совет

Однако после революции в творчестве Маяковского начался новый этап – советский. На дореволюционную Россию Маяковский оглядывался с ненавистью. Стихотворения его были наполнены жаждой уничтожения старого жизненного уклада и созидания нового. Страшным грехом он считает бездействие и безразличие, только движение вперед и борьба были его девизом.

Главной темой Маяковского была не только революция, но и любовь – нередко они даже странными способами переплетались друг с другом.

Можно утверждать, что лирическим героем практически всех своих любовных стихотворений выступал сам автор-максималист.

Маяковский не умел и не хотел удерживать внутри себя чувства, которые всегда смело выражал в творчестве, часто даже гиперболизируя их, что способствовало трансформации любовных стихов в стихи общественные.

Самые известные стихи Маяковского: «Нате!», «А вы могли бы?», «Послушайте!», «Вам», «Что такое хорошо и что такое плохо», «Любит? Не любит? Я руки ломаю…», «Лиличка», «Облако в штанах», «Отношение к барышне».

Марина Цветаева

Одной из прекраснейших страниц русской поэзии XX века является творчество Марины Цветаевой. Удивительно живыми, светлыми и искренними были ее стихотворения, практически всегда нацеленные на создание диалога: в них Цветаева обращалась ко всем своим читателям, современникам и тем, кто будет позже обращаться к ее творчеству.

Тема творчества красной нитью прошла через произведения поэтессы. Из стихотворений «Роландов рог» и «Поэты» можно понять мысль Цветаевой: несмотря на то, что у них есть читатели, поэты, как и многие творческие личности, по своей сути одиноки.

Не боялась поэтесса и открыто восхищаться творчеством своих коллег, и даже признавала своими вдохновителями Александра Пушкина и Анну Ахматову.

Обратите внимание

Вот только понятие музы у Цветаевой встречается крайне редко – собственному труду она благодарна за свое творчество в большей степени, чем ей.

Одной из основных тем творчества Марины Цветаевой является и тема любви, и человеческих взаимоотношений. Причем, в то время как многие другие поэты были довольно увлекающимися личностями, Цветаева посвящала почти все свои стихи о любви лишь одному человеку – собственному мужу. Эти стихи подобны всем остальным творениям поэтессы – такие же искренние, сильные и эмоциональные.

Цветаева не принадлежала ни к одному из популярных модернистских течений Серебряного века. Сегодня она известна многими стихотворениями, например, «Моим стихам, написанным так рано…», «Байрону», «Анне Ахматовой», «Книги в красном переплете», «Я с вызовом ношу его кольцо…», «Мне нравится, что вы больны не мной…», «Под лаской плюшевого пледа…» и другими.

Предлагаем вам посмотреть следующее видео о Серебряном веке русской поэзии, в котором подробнее освещены литературные направления того периода:

Источник: http://megapoisk.com/poety-serebrjanogo-veka-russkaja-poezija

Серебряный век и его особенности


Серебряный век — это не хронологический период. По крайней мере не только период. И это не сумма литературных течений. Скорее понятие «Серебряный век» уместно применять к образу мышления.

Атмосфера Серебряного века

В конце девятнадцатого — начале двадцатого века Россия переживала интенсивный интеллектуальный подъём, особенно ярко проявившийся в философии и поэзии. Философ Николай Бердяев (о нём читайте здесь) называл это время русским культурным ренессансом.

По словам бердяевского современника Сергея Маковского, именно Бердяеву принадлежит и другое, более известное определение этого периода — «Серебряный век». По другим данным, словосочетание «Серебряный век» было впервые употреблено в 1929 году поэтом Николаем Оцупом.

Понятие это не столько научное, сколько эмоциональное, вызывающее тут же ассоциации с другим коротким периодом истории русской культуры — с «золотым веком», пушкинской эпохой русской поэзии (первая треть XIX века).

«Сейчас с трудом представляют себе атмосферу того времени, — писал о Серебряном веке Николай Бердяев в своей «философской автобиографии» «Самопознание».

— Многое из творческого подъёма того времени вошло в дальнейшее развитие русской культуры и сейчас есть достояние всех русских культурных людей. Но тогда было опьянение творческим подъёмом, новизна, напряжённость, борьба, вызов. В эти годы России было послано много даров.

Это была эпоха пробуждения в России самостоятельной философской мысли, расцвет поэзии и обострение эстетической чувственности, религиозного беспокойства и искания, интереса к мистике и оккультизму.

Появились новые души, были открыты новые источники творческой жизни, видели новые зори, соединяли чувство заката и гибели с надеждой на преображение жизни. Но всё происходило в довольно замкнутом кругу…»

Серебряный век как период и образ мышления

Искусство и философия Серебряного века отличались элитарностью, интеллектуализмом. Поэтому нельзя отождествлять всю поэзию конца XIX — начала XX века с Серебряным веком. Это более узкое понятие.

Иногда, правда, предпринимая попытку определить сущность идейного содержания Серебряного века через формальные признаки (литературные течения и группировки, социально-политические подтексты и контексты), исследователи ошибочно смешивают их.

На самом деле в хронологических границах этого периода сосуществовали самые различные по происхождению и эстетической направленности явления: модернистские течения, поэзия классической реалистической традиции, крестьянская, пролетарская, сатирическая поэзия… Но Серебряный век — это не хронологический период. По крайней мере не только период. И это не сумма литературных течений.

Важно

Скорее понятие «Серебряный век» уместно применять к образу мышления, который, будучи характерным для художников, которые при жизни враждовали между собой, в конечном счёте слил их в сознании потомков в некую неразделимую плеяду, формировавшую ту специфическую атмосферу Серебряного века, о которой писал Бердяев.<\p>

Поэты Серебряного века

Имена поэтов, составивших духовное ядро Серебряного века, всем известны: Валерий Брюсов, Фёдор Сологуб, Иннокентий Анненский, Александр Блок, Максимилиан Волошин, Андрей Белый, Константин Бальмонт, Анна Ахматова , Николай Гумилёв, Марина Цветаева, Вячеслав Иванов, Игорь Северянин, Борис Пастернак, Георгий Иванов и многие другие.

В наиболее концентрированном виде атмосфера Серебряного века получила своё выражение в первые полтора десятилетия двадцатого века. Это был расцвет литературы русского модерна во всём многообразии его художественных, философских, религиозных поисков и открытий.

Первая мировая война, Февральская буржуазно-демократическая и Октябрьская социалистическая революции отчасти провоцировали, отчасти формировали этот культурный контекст, а отчасти были спровоцированы и сформированы им.

Представители Серебряного века (и русского модерна в общем) стремились к преодолению позитивизма, отказу от наследия «шестидесятников», отрицали материализм, равно как и идеалистическую философию.

<\p>

Поэты Серебряного века стремились преодолеть также и попытки второй половины XIX века объяснять поведение человека социальными условиями, средой и продолжали традиции русской поэзии, для которой человек был важен сам по себе, важны его мысли и чувства, его отношение к вечности, к Богу, к Любви и Смерти в философском, метафизическом смысле.

Поэты Серебряного века и в своём художественном творчестве, и в теоретических статьях и высказываниях подвергали сомнению идею прогресса для литературы. Например, один из ярчайших творцов Серебряного века, Осип Мандельштам писал, что идея прогресса — «самый отвратительный вид школьного невежества».

А Александр Блок в 1910 году утверждал: «Солнце наивного реализма закатилось; осмыслить что-либо вне символизма нельзя». Поэты Серебряного века верили в искусство, в силу слова. Поэтому для их творчества показательно погружение в стихию слова, поиск новых средств выражения. Они заботились не только о смысле, но и о стиле — для них был важен звук, музыка слова и полное погружение в стихию. Это погружение привело к культу жизнетворчества (неразделимости личности творца и его искусства). И почти всегда в связи с этим поэты Серебряного века были несчастны в личной жизни, а многие из них плохо кончили.

Источник: http://www.chaskor.ru/hub/serebryanyj_vek_i_ego_osobennosti_19981

Серебряный век русской поэзии
относят в начало 20-ого столетия, хотя его началом является 19 век, и все его
истоки в «веке золотом ”.

По сути это даже не век, это грандиозный пласт,
по количественному и качественному составу поэтов, сравниться с которым не
сможет никакой другой век.

Сам термин «серебряный век”
является образным и весьма условным. Предложил его (возможно даже в шутку)
философ Н. Бердяев,

но подхватили его и прочно вошло в литературное сообщество в
60-е годы ХХ века.

Главный признак — мистицизм, кризис
веры, внутренней духовности, совести.

Поэзия являлась сублимацией  внутренних противоречий, психической
дисгармонии, душевного недуга.

Вся поэзия «серебряного века”,
с головой воплотив в себе наследие Библии, опыт мировой литературы, античную
мифологию,

сердцем и душой, оказалась тесно связана с русским фольклором,
местными, народными сказаниями и частушками, песнями и плачами.

Впрочем есть мнение, что «серебряный век” – явление западническое. Возможно, он воплотил пессимизм Шопенгауэра, эстетизм Оскара Уайлда, что-то от Альфреда де Виньи, сверхчеловека Ницше. Также есть предположение что это «качественное» название. Есть золотой век с А.С.

Совет

Пушкиным, а есть серебряный, недотянувший по качеству до золотого.

Творчество поэтов серебряного века.

Это был полный солнечного сияния созидательный мир,
жаждущий красоты и самоутверждения.

И хотя название этого времени
«серебряный», несомненно, именно оно было самой яркой и творческой
вехой в российской истории.

Имена поэтов, составивших духовную основу Серебряного века, всем известны: Сергей Есенин, Валерий Брюсов,  Владимир Маяковский,  Александр Блок, Максимилиан Волошин, Андрей Белый, Константин Бальмонт, Анна Ахматова , Николай Гумилёв, Марина Цветаева, Игорь Северянин, Борис Пастернак и многие другие.

В наиболее насыщенном виде суть
Серебряного века совершила выплеск в начале 
двадцатого века. Это был взлет поэзии в многообразии красок и теней — художественных,
философских, религиозных.

Поэты боролись с попытками увязать поведение
человека с соц.средой и продолжали тенденцию русской поэзии, для которой
человек был важен такой какой он есть, важен в своем отношении к Творцу, в
своих мыслях и чувствах, его личное отношение к вечности, к Любви и Смерти во
всех проявлениях и смыслах.

Особенно в этом преуспели шесть поэтов серебряного
века — В.Маяковский, Н.Гумилев, С.Есенин, А.Блок, А.Ахматова, И.Северянин.

Они свято верили в искусство, в силу слова. Поэтому их творчество это глубокое погружение в стихию слова и озадачено поиском новых средств слововыражения.

Они чтили не только смысл, но и о стиль — для них был важен звук, словоформа и полное погружение в стихию.<\p>

Дорого это обходилось. Почти все поэты Серебряного
века были несчастны в личной жизни, а многие из них плохо кончили. Хотя, по
большому счету, почти все поэты не очень счастливы в личной жизни, да и в жизни
вообще.

«Серебряный век русской поэзии” – удивительно сложное, но и вместе с тем  изумительное полотно, истоками из 90-х годов XIX века.

Сборники произведений шести поэтов серебряного века (Маяковский, Блок, Есенин, Гумилев, Ахматова, Северянин) вы можете скачать бесплатно, без смс, без регистрации.

Источник: http://serebrovek.ucoz.ru/

Ссылка на основную публикацию