Реальное и фантастическое в повести гоголя «нос»

Сочинение на тему Реальное и фантастическое в повести Н. В. Гоголя Нос

Произведение Николая Васильевича Гоголя «Нос» впервые было напечатано в 1856 году в пушкинском журнале «Современник» после долгих уговоров автора самим издателем: «Н. В.

Гоголь долго не соглашался на печатание этой шутки, но мы нашли в ней так много неожиданного, фантастического, веселого, оригинального, что уговорили его позволить нам поделиться с публикою удовольствием, которое доставила нам эта рукопись.»

Но что же конкретно так заинтересовало Пушкина в столь примитивном, на первый взгляд, произведении? Какие его особенности спровоцировали искренний восторг поэта?

Обратите внимание

Дело в том, что повесть Николая Васильевича своим затейливым сюжетом, целиком основанным на совершенно фантастическом происшествии, обличает многие пороки современного автору общества.<\p>

Жизнь людей полностью раскрывается здесь при помощи приемов сатиры и гротеска, буквально кричащих об отношении Гоголя в людям и их порокам.

примечательно также и то, что гротеск здесь часто строится на сочетании реальных признаков жизни и фантастического их восприятия, что говорит о необычайно развитом писательском мастерстве автора.

В связи с этим при чтении текста произведения мы мысленно различаем вышеописанные признаки, но четко разделить их не можем: они как бы переплетаются, прячутся один в другом, но все равно «не выдают» себя.<\p>

Однако сквозь данную систему все же можно разглядеть основные мысли Николая Васильевича.

Какие именно? Уже с начала повести Гоголь описывает серый, мрачный Петербург с его центром, Невским проспектом, по которому неизменно снуют разного рода люди. Поступаете в 2019 году?

Наша команда поможет с экономить Ваше время и нервы:

  • подберем направления и вузы (по Вашим предпочтениям и рекомендациям экспертов);
  • оформим заявления (Вам останется только подписать);
  • подадим заявления в вузы России (онлайн, электронной почтой, курьером);
  • мониторим конкурсные списки (автоматизируем отслеживание и анализ Ваших позиций);
  • подскажем когда и куда подать оригинал (оценим шансы и определим оптимальный вариант).

Доверьте рутину профессионалам – подробнее.

А вот и главный персонаж, майор, как сам он себя называет, Ковалев, франт и модник, ищущий в столице «тепленькое местечко», соответствующее свежевыдуманному чину. Ничего фантастического в данной ситуации нет — сплошная проза жизни!<\p>

Самое же интересное начинается чуть позже.

Череда необычных и даже странных, на мой взгляд, событий приводит к совершенно фантастическому во всех смыслах исходу.

Это и обнаружение цирюльником человеческого, причем очень знакомого носа в собственном завтраке, и попытки от него избавиться, не увенчавшиеся по объективным причинам успехом, и дача объявления о пропаже в местную газету, и, в конце концов, встреча Ковалева с собственным носом.

Важно

Однако пропажа уже не та, — скромный, ничего, казалось бы, не значащий нос мелкого чиновника сам стал никем иным, как статским советников, чиновником высшего ранга.<\p>

Такой неожиданный ход наполнен обличающей, бичующей иронией, — сатирой — Гоголь напрямую выражает свое отношение к чиновничеству. Ковалев, изо всех сил пытавшийся возвысить себя засчет выдуманного, как кажется персонажу, стоящего его личности, чина, остается «с носом», хотя по факту именно он у него и отсутствует.

Используя данный прием и соединение двух миров, фантастического и реального, Николай Васильевич пытается донести до читателя мысль о несостоятельности существующей чиновничьей системы, где каждый под маской добродушия скрывает черствую, лицемерную и коварную по своей природе личность.

Эффективная подготовка к ЕГЭ (все предметы) — начать подготовку

Источник: https://www.kritika24.ru/page.php?id=43493

Сочинение на тему: реальное и фантастическое в повести Гоголя «Нос»

Гоголь, наверное, самый загадочный автор в русской литературе. Это уникальный писатель, который в своем творчестве мог смешать смешное с трагическим, а реальное с фантастическим. Вот о реальном и фантастическом в повести Гоголя Нос мы и поговорим.

Повесть Н.В. Гоголя Нос

Данная работа вошла в знаменитый цикл произведений, что известен всем под названием Петербургские повести, где Нос — очередная работа. Она знакомит нас с одной из проблем того времени и это проблема маленького человека. Данная тематика в повести Нос раскрыта с помощью применения реальных и выдуманных фантастических событий.

Реальное и фантастическое в повести

На уроке мы рассмотрели и познакомились с сюжетом повести Н.В. Гоголя Нос и теперь можем ответить на вопрос, что же такого реального и фантастического имеется в этом произведении.

События происходят в реальном Санкт-Петербурге, где живет наш герой Ковалев. Он может быть вполне реальным человеком и в его образе изображены люди, которые искали свое место в обществе. И вот уже вначале работы автор вводит фантастические события. Майор Ковалев не обнаруживает своего носа.

Он попросту убежал, ни с того, ни с сего, ни за деньги, а просто так. Как говорится, уж лучше бы на дуэли его отрубили, а тут просто так исчез. Вы только представьте, что можно испытать, не обнаружив носа на лице? Вот и Ковалев чуть не сошел с ума. При этом свой нос он нашел.

Он разгуливал по Невскому проспекту, молился в храме, гулял в одежде статского советника и никак не хотел возвращаться на место. Не фантастика ли это?<\p>

Чистой воды фантастика, которая сочетается с реальностью.

И здесь мы видим применение такого приема, как гротеск в повести Нос Гоголя, благодаря которому, показывая противоестественность. Автор раскрывает типичные черты окружающего мира, где люди зависели от установленных норм и правил.

Отделив одну из частей тела нашего героя, и дав ей возможность существовать отдельно, автор показал, как главный герой теряет свое Я. Как высокое положение в обществе значит больше, чем сама индивидуальность человека, весит и значит больше, чем сам человек.

Главные герои

Герои в повести — это асессор Ковалев, который себя называл майором. Это один из тех тунеядцев, и карьеристов, что любит гулять по Невскому проспекту. Это карьерист, который приехал в Петербург за выгодной женитьбой и за чином. Здесь же мы знакомимся с Носом Ковалева, полицейским и цирюльником.

Источник: http://sochinyshka.ru/sochinenie-na-temu-realnoe-i-fantasticheskoe-v-povesti-gogolya-nos.html

Учебный комментарий — Повесть Н.В. Гоголя «Нос». Комментарий и внеклассная работа

В качестве учебного комментария к повести Н.В. Гоголя «Нос» предлагается опорный
материал для анализа наиболее значимых аспектов произведения, выбор которых
основан на часто встречающихся темах к домашнему сочинению,
выполняемому обучающимися  по итогам
изучения данной повести.

1. Фантастика и реальность в
повести Гоголя «Нос».

В это повести происходят невероятные, фантастические события. Они никаким
образом не поддаются логическому объяснению. Даже сам повествователь в конце
концов бросает попытки и говорит: «Чепуха совершенная делается на свете
Просто я не знаю, что это…».

Он понимает, что описываемое им событие – «необыкновенно-странное
происшествие» и нет никакой возможности его объяснить, хоть и достоверно
известно, когда и где оно произошло. Это необъяснимое событие вторгается во вполне
объяснимую реальность, с точными бытовыми подробностями, вписанную в реальное
(и обозначенное) время и пространство – в реальную действительность.

Совет

Откуда же
появляется в рациональной, понятной и знакомой каждому непостижимое,
иррациональное? Но как только повествователь касается причин этого, он тут же
уходит, увиливает от ответа, вставляя в свою речь множество вводных слов и
предложений.

Вопрос о границе между реальным и фантастическим здесь снимается
задолго до финала, так как все возможные причины – естественные и сверхъестественные
– отвергнуты. Единственным объяснением происходящего становится реплика
Ковалева: «Черт хотел подшутить надо мною!».

Действительно, то, что нос майора Ковалева самовольно покидает свое
привычное место, можно с уверенностью назвать необъяснимым, фантастическим,
иррациональным происшествием. Еще более странным является то, что в конце
повести нос добровольно возвращается на подобающее место.

Кроме того, что это
невозможное  событие погружено в самую
обычную реальную действительность,  находка и пропажа носа вызывают вполне
обычные, рациональные действия со стороны других персонажей повести.

Иван
Яковлевич в страхе, что полицейские, разыскивая пропажу, найдут нос у него,
завертывает его в тряпицу и сбрасывает с Исаакиевского моста, после чего идет
отметить удачный исход дела в пивную. Сам Ковалев даже не изменяет своим
привычкам: он первым делом идет в гостиницу.

Когда же он встречает свой нос, то
его внимание отвлекает «легонькая дама», узнаваем также тон, которым он говорит
с носом, — обычный для разговора чиновника среднего
уровня с большим начальством. Но и в эти разумные действия постоянно
вмешивается фантастическое начало: чем разумнее поступки, относящиеся к странностям,
тем больше возникает нелепостей.

Так, например, странной можно назвать поимку
носа, а также то, что вернули его Ковалеву уже в бумажке, а не в тряпке.
Рациональные, разумные действия персонажей всюду пересекаются с иррациональным,
невероятным, причем оно возникает как будто бы из ничего. Можно сделать вывод,
что фантастика заложена в самой действительности, в самой повседневной жизни –
невероятное является свойством самой фактической реальности.  

2. Сатира и гротеск в повести.

Нос является частью лица, а потому с его пропажей пропадает и все лицо в
целом – исчезает человеческая личность. Однако нос сам становиться некой
человеческой персоной – часть заменила целое, сама стали им.

Обратите внимание

Автор играет с
такими превращениями: он не только привлекает множество пословиц и поговорок,
касающихся носа, но он в самом тексте сталкивает «нос» и «лицо».  Нос майора Ковалева сам обретает лицо: у него
есть глаза, брови и т.д.

Интересно, что нос даже вернувшись на место сохраняет
некоторую самостоятельность: он сидел на лице Ковалева «как ни в чем не бывало
не показывая даже вида, чтобы отлучался по сторонам».

Можно утверждать, что
невероятное происшествие гротескно —  результатом его является обезличивание
человека (посредством исчезновения части его лица), и обретение исчезнувшим
носом самостоятельности, нового лица, где все оказывается на своем месте.

Гоголевский гротеск проясняет абсурдность социального миропорядка,
которая заключена в том, что человеческая функция становится выше самого
человека – ведь у носа нет ни имени, ни фамилии, мы знаем только его чин
(личность заменяется чином).

Получается, что, чтобы достичь значимого
социального положения, надо потерять свое человеческое лицо. Именно
человеческая личность в этой фантастической действительности всегда находится в
опасности.

Но откуда именно исходит угроза? 
Майора Ковалева никто не преследует: в повести нет какого-либо носителя
зла, который характерен для других гротескных произведений. Устраняя конкретного
преследователя, Гоголь усиливает ощущение фантастического, необъяснимого
чувства ужаса. Угроза, хоть и не исходит ниоткуда, исходит отовсюду.

Человек в
любой момент может стать жертвой демонической силы. Но не с кем вступать
борьбу, так как нет носителя зла. Следственно, фантастика и абсурд лежат в
самой основе существующей бюрократической системы.

Сатирический эффект создается смешением
невероятного и повседневного. Не раз было замечено, что в гротескном мире «Носа»,
где невероятные события нагромождаются друг на друга, где царят хаос и абсурд,
незыблемо сохраняются общественные отношения, принадлежащие обыденной жизни.

Важно

При любых поворотах действия остаются нерушимыми иерархия чинов и званий, власть
полиции, законы чиновничьего и бытового мира, связанные с ними обычаи и
предрассудки.

Словом, «реальности бюрократической системы вполне органично
входят в царство абсурда: так обнаруживается их подспудное родство», — пишет
В.М. Маркович.

3. Петербургское общество в
повести.

Гоголь изображает общество, одержимое получением чинов и собственной
карьерой в принципе. Здесь каждый стремится подняться как можно выше по
служебной лестнице, а главное – к привилегиям, которые из этого следуют.

Такая
одержимость создает целый мир искусственных целей и отношений, мир, где чин и
его атрибуты важнее человека, где фикции заменяют реальных людей, где
продвижение по службе  (или его
невозможность) порождает нелепые поступки.

Совершенно очевидно, что подобное
смятение несет за собой гибель человеческой личности и, как следствие, общества.

В условиях, где достоинство человека связывается с преуспеванием,
превосходством, признанием или приличием, самоутверждение возможно только
внешнее — в чужих оценках. Результатом этого является раздробленная личность, а
также похожесть героев повести друг на друга.

По мнению Гоголя, «сама природа
человека оказывается искалеченной, даже извращенной пагубными тенденциями,
господствующими, в российской общественной жизни».

Именно поэтому личность
Ковалева как бы расщепляется на две половинки, причем сам Ковалев перестает
быть человеком (потому что какой же человек без носа?), а нос наоборот
становится полноправным героем повести, у которого есть своя жизнь и даже – что
важнее всего – положение в обществе.

<\p>

Совет

В фантастическом рассказе о небывалом происшествии Гоголь раскрывает
мысль о близорукости большинства людей, не только привыкших видеть только чин, а
не человека, личность, но и стремящихся к этому. Устами полицейского,
принесшего Ковалеву его нос, произнесены  слова, которые выражают чрезвычайно важную
идею повести: «…

Читайте также:  Тема любви в романе «тихий дон» (м. шолохов)

странно то, что я сам
принял его сначала за господина. Но к счастию, были со мной очки, и я тот же
час увидел, что это был нос. Ведь я близорук, и если вы станете передо мной, то
я вижу только, что у вас лицо, но ни носа, ни бороды, ничего не замечу. Моя
теща, то есть мать жены моей, тоже ничего не видит
». К счастью для Ковалева,
полицейский надел очки, которые позволили ему увидеть, что за чином скрывается
обыкновенный нос, а не человек.

4. Майор Ковалев. Характеристика
персонажа.

Имя Ковалева заключает в себе двойную семантику образа: с одной стороны,
шаблонную и общераспространенную фамилию (укр. коваль — кузнец), с другой — имя
и отчество (Платон Кузьмич), содержащее одновременно иронический намек на
греческого философа Платона и диссонирующее с ним простоватое отчество. Его
философия, как у Хлестакова (и Пирогова), «срывать цветы удовольствия».

<\p>

Майор Ковалев— «кавказский» коллежский асессор (чин 8-го класса
соответствовал майору в военной табели о рангах). На Кавказе этот чин получить
было проще, поэтому туда съезжались за чином молодые титулярные советники. М.К.
именует себя майором необоснованно, ибо по указу Екатерины II от 15 -ноября
1793 г. статские не имеют права именовать себя воинскими чинами.

Следовательно,
сущность героя — амбиция, сознание иерархического ранга в качестве незыблемого
жизненного закона.<\p>

Образ Ковалева распадается надвое: он сам и его Нос. Двойник майора (Нос)
метонимически отделяется от своего носителя.

Гротескные приключения Носа, как
телесного показателя амбиции Ковалева, иронически обыгрываются Гоголем в духе
назидательного рассказа о справедливо наказанном тщеславии. Притом Нос на три
чина выше самого Ковалева и служит по другому ведомству, что разрушает стройный
мир иерархического порядка в сознании героя.

Нос Ковалева в ранге статского
советника — превратившаяся в отдельного человека и отделившаяся от героя
воплощенная мечта, мыслимый предел его тайных карьеристских желаний. Между тем
майор Ковалев попадает в центр по сути несуществующей интриги — вступает в
конфликт с собственным носом.

Обратите внимание

От исхода этой борьбы зависят все блага жизни для
Ковалева: повышение по службе, а также женитьба без носа невозможны.<\p>

Мистическая пропажа носа и страдания, связанные с ним, забываются героем
как только нос возвращается на место, но вновь обретенный нос только
подчеркивает потерю человеческого лица.

 Образ Носа М.К. Гоголь заимствовал
из журнальной «носологии», романа Л.Стерна «Жизнь и мнения Тристрама Шенди,
джентльмена», а также из общего увлечения в 20-30-х гг. XIX века.
натурфилософскими и мистическими учениями.

Использованная литература:

  1. Виноградов В.В.
    Натуралистический гротеск (Сюжет и композиция повести «Нос») // Виноградов В.В.
    Избранные труды: Поэтика русской литературы. — М., 1976.
  2. Бочаров С.Г.
    Загадка «Носа» и тайна лица // Бочаров С.Г. О художественных мирах. — М., 1985.
  3. Маркович В.
    Петербургские повести Н. В. Гоголя: Монография. — Л., 1989.
  4. Литература. 10
    класс. Учеб. для общеобразоват. учреждений. Базовый и профил. уровни. В 2 ч.
    Ч.1 / В.И. Коровин. – 12-е изд. – М., — 2012. 

Источник: https://www.sites.google.com/site/nosgogolakommentvneklasrabota/kommentirovanie-teksta/ucebnyj-kommentarij

Сайт для учителей и учеников. | Сайт для учителей и учеников

Классный час «Спешите делать добро!»

Цель: формирование у учащихся нравственных категорий: доброта, милосердие, благотворительность.<\p>

Задачи:

²  формировать у учащихся уважение к общечеловеческим нравственным ценностям;

²  вспомнить историю благотворительности на Руси;

²  рассмотреть случаи благотворительности в жизни каждого.

Оборудование: компьютер, медиапроектор, презентация.<\p>

Ход классного часа:

Учитель: Время, в которое мы живём, многие называют бездушным, жестоким. Достаточно включить телевизор, как на зрителя с экрана потоком хлынут волны негативных сообщений: в новостях освещаются, в основном, различные происшествия и трагедии.

Фильмы (боевики, «ужастики», триллеры) приучают к мысли о том, как легко можно лишить человека жизни. Передачи, в которых бы главные герои отличались отзывчивостью и благородством, практически исчезли с экрана телевизора. Интернет – ещё более худший помощник в воспитании милосердия.

Невольно посещает мысль: действительно, наше время и люди, живущие сейчас, бессердечны.

Сегодня мы порассуждаем, так ли это? У нас не просто классный час, а урок благотворительности. Как вы думаете, какова этимология данного слова?

Ученики: благо – добро, творить – делать, т.е. благотворительность – «делание добра».

Учитель: Приведите однокоренные слова.

Ученики: благодарность, благодетель, благодеяние, благополучие.

Учитель:  По Владимиру Ивановичу Далю «благотворительный, о человеке – склонный к благотворению; обычно разумеют: готовый делать добро, помогать бедным; об учреждении, заведении: устроенный для призрения дряхлых, увечных, хворых и неимущих, или ради попечения об них»; и еще «благотворец, благотворитель, м.б. благотворница, благотворительница — ж. — благодетель, благоподатель; творящий, делающий добро другим».

Учитель: давайте послушаем одну из моих любимых музыкальных притчей в исполнении Светланы Копыловой: «Морские звёзды». (Слушают песню)

Любил один философ размышлять,

Гуляя в предрассветный час у моря,

О смысле жизни, радости и горе,

О том, зачем нам жить и умирать.

Однажды ночью был большой прилив –

На пляже он хозяйничал без меры —

Но наступил отлив, и вдруг весь берег

Усыпан стал плеядой звёзд морских.

И звёзды, оказавшись без воды,

Под солнцем обречённо высыхали,

Прощаясь с жизнью, горестно вздыхали

И ждали неминуемой беды.

Философ думал: так и наша жизнь

В одно мгновенье может оборваться.

Наверное, не стоит и пытаться

Разгадывать по звёздам высший смысл.

Вдруг видит он: какой-то мальчуган

Бросает в море гибнущие звёзды,

И на глазах у мальчугана слёзы…

Вот так придумал – звёздам помогать!

— Глупыш, ведь ты не сможешь всех спасти!

Тут высказал своё философ мненье, —

Твои попытки – что они изменят?

Здесь миллионы этих звёзд морских!

Спасатель обернулся на ходу,

Задумавшись лишь на одно мгновенье:

— Для этой – очень многое изменят, —

И бросил в море новую звезду.

— Вот для чего наверно стоит жить, —

Подумал вдруг растроганный философ.

Быть может, создал Бог морские звёзды,

В ребёнке чтобы жалость пробудить.

Важно

Учитель: Что побуждало юношу бросать в воду морских звезд? Согласились бы вы или возразили, услышав слова: «Всем все равно не помо­жешь, а если поможешь нескольким, то это ничего не изменит в жизни других, так как всегда будет много несчастных и нуж­дающихся»?

Ученики: высказывают мнения.

Учитель: Проведем т.н. «Мозговой штурм»: Какие действия человека можно отнести к благотворительным? (Приведите конкретные примеры)

Ученики: помощь пожилым людям, сиротам, инвалидам; сбор денежных средств для детского дома, организация концерта для детей детского сада; помощь бездомным животным, зоопарку; сбор донорской крови, спонсорство и т.д.

Учитель: сколько существует мир, столько же существует и добро. Вспомните из истории Российского государства какие благие дела совершались на Руси издревле до наших дней.

Ученики:<\p>

·—  — бесплатные обеды, которые устраивал князь Владимир после крещения Руси;

· — с незапамятных времён благотворительностью занимались монахи: в монастырях раздавалась бесплатная еда, оказывалась медицинская помощь;

·   -в бытность Петра I строились богадельни для стариков, инвалидов и детей-сирот;

· — в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г. – многочисленные примеры благотворительности (воспитание чужих детей-сирот, делились последним, милость к пленным и т.д.).

Учитель: известные благотворители на Руси: (демонстрирует слайды с портретами)

Учитель: Примеры благотворительных дел русских предпринимателей: (демонстрирует слайды)

Учитель: ребята, а кто из вас сами получали ту или иную благотворительную помощь?

Ученики:<\p>

· — К. И. в составе делегации и Жигулёвска участвовал в Вахте Памяти, посвящённой Бородинскому сражению, а парадную форму ребятам помог приобрести один из спонсоров;

·  — С. М. на протяжении нескольких лет получает стипендию от Благотворительного Фонда «Созидание»;

· — ещё в 3-м классе один из родителей устроил для всего класса бесплатную поездку в «Аквапарк».

Учитель: Согласитесь: не менее приятно, чем получать какую-то помощь, оказывать её самим. Можете ли вы сказать, что и вам удавалось выступать в роли благотворителей?

Ученики:<\p>

· — например, П. С. участвовал в спортивных соревнованиях, сборы от которых шли на благотворительные цели;

· — ежегодно ребята из нашего класса участвуют в акции «Маленький принц» по уборке мусора с территории Самарской Луки;

· — вспомнили, как собирали игрушки для ребят из детского дома и книги для больных хосписа.

Учитель: послушайте индийскую сказку «Награда».

Как-то тигр охотился в джунглях и по­пал в западню. Случилось так, что мимо проходил путник. Увидел его тигр и давай слезно просить:

— Сжалься надо мной, человек! Выз­воли меня из неволи, я щедро тебя отбла­годарю.

Путнику захотелось получить награду, и он вытащил тигра из ямы. Тигр выско­чил наружу и говорит:

  — Вот уже много дней я ничего не ел. Сейчас я тебя съем!

  Страшно стало путнику.

  — Ох, тигр, — сказал он, — неужели это и есть награда, которой ты хотел от благо­дарить меня за добро?

  — Она и есть, — ответил тигр.

  — Какая же это награда — платить злом за добро? — возразил путник.

  — Давай спросим кого-нибудь — на­града это или нет?

  Неподалеку росло дерево. Путник и тигр подошли к дереву и спросили:

  — Скажи нам, дерево, чем награждают тебя за доброе дело?

— Злом! — ответило дерево. — Судите сами: люди отдыхают в тени моей листвы, а как придет пора уходить, рубят мои су­чья, обрывают листья. Так они платят мне злом за мое гостеприимство.

 — Ну, теперь-то я тебя съем! — обрадо­вался тигр.

— Давай еще кого-нибудь спросим! ­взмолился путник. Прошли они еще не­много. Видят: на пустоши пасется корова.

  — Эй, корова! — окликнули они ее. ­- Скажи, чем платят за добро?

— Злом! — отвечает корова. — Судите сами: пока я была молода и давала много молока, мой хозяин меня очень любил. Молоко мое иссякло, и меня выгнали на пустошь. Того и гляди, на мясо сдадут!

Выслушал ее тигр и сказал путнику:

— Ну, теперь сам видишь! Съем я тебя! — Подожди немного! — попросил человек.- Давай спросим еще кого-нибудь третьего. Если он скажет то же самое, тог­да, нечего делать, ешь меня…

Совет

Пошли они дальше. Бродили, бродили, вдруг перед собой увидели птицу и спро­сили ее:

  — Скажи нам, птица, чем награждают тебя за доброе дело?

  — Добром! — ответила птица. — Суди­те сами: утром люди, просыпаясь, наслаж­даются нашим пением. А зимой, когда нам холодно и голодно, люди делают нам кормушки и насыпают туда корм, тем са­мым не давая нам погибнуть.

  Тигр сжалился над путником и решил быть добрым к людям.

Учитель: Сколько бы зла не было вокруг нас, надо видеть хорошее и самим стараться приумножить добро. Таким образом, каждый из нас должен поверить в добро и начать совершать доб­рые поступки.

  В течение классного часа вы создавали плакат, отражающий тему нашего разговора. Пришло время посмотреть на ваше творение.

Ученики: рассматривают плакат, обсуждают, вывешивают в классный уголок.

Источник: http://pedsovet.pro/index.php?option=com_content&view=article&id=5233:realnoe-i-fantasticheskoe-v-povesti-nvgogolya-nos-&catid=54:literature

Фантастическое и реальное в повести «Нос»

Фантастика — 
это особая форма отображения 
действительности, логически несовместимая 
с ре­альным представлением об окружающем мире. Она распространена в мифологии, фольклоре, ис­кусстве и в особых, гротескных и «сверхъестест­венных», образах выражает миросозерцание чело­века.

   В повести 
«Нос» у Гоголя полностью снят 
носитель фантастики – персонифицированное 
воплощение ирреальной силы. Но 
сама фантастичность остаётся. Отсюда 
впечатление загадочности от 
повести. Даже ошарашивающей странности.

   Перечень 
попыток найти причину таинственного 
поведения носа Ковалёва мог 
бы составить большой и курьёзный 
список. Ответа найти пока не удалось. Да и вряд ли удастся. Пожалуй, уж больше смысла в словах самого Ковалёва: «И пусть бы уже на войне отрубили или на дуэли, или я сам был причиною; но ведь пропал ни за что ни про что, пропал даром, ни за грош!…»

   Смысл событий 
«Носа» — в их неспровоцированности. Нет их прямого виновника. Нет преследователя. Но само преследование остаётся.

   Необычайность 
гоголевской повести вступает 
в её отношения к тайне. Романтическая 
фантастика неотделима от тайны, 
от поэтики тайны.

 Обычно повествование 
начинается с какого-либо странного 
необъяснимого события, то есть 
читатель с первых строк ставится перед тайной.

Напряжение тайны возрастает всё больше и больше, пока в загадочном не открывается наконец воля или влияние носителя фантастической силы.

Обратите внимание

В произведениях с завуалированной фантастикой протекает аналогичный процесс идентификации фантастики со сверхъестественной силой, с той разницей, что сохраняется возможность второго («реального») прочтения. В тех же случаях, когда фантастический план в ходе повествования уступал место реальному, снятие тайны также происходило с помощью реально-причинных (подчас даже бытовых) объяснений.

   Как же 
соотносится с этими различными 
формами существования тайны 
гоголевская повесть?

   «Нос» принадлежит 
к тем произведениям, которые 
ставят читателя перед тайной 
буквально с первой фразы. «Марта 25 числа случилось в Петербурге 
необыкновенно-странное происшествие».

 
Если необыкновенное, значит, будет 
разъяснение, разгадка? Нос ведёт 
себя так, как подобает «значительному 
лицу», имеющему чин статского 
советника: молится в Казанском 
соборе, прогуливается по невскому 
проспекту, заезжает в департамент, 
делает визиты, собирается по 
чужому паспорту уехать в Ригу.

Откуда он взялся, никого, в том 
числе автора, не интересует. Любое, 
даже самое бредовое, предположение 
не исключается. Главное в другом – в «двуликости» носа. По одним признакам, это точно реальный нос коллежского асессора Ковалёва, но второй «лик» носа – социальный, который по чину стоит выше своего хозяина, поэтому чин видят, а человека – нет.

В одном месте Гоголь одновременно играет обоими ликами носа: полицейский, «который в начале повести стоял в конце Исаакиевского моста» (то есть тогда, когда нос, завёрнутый в тряпку, был брошен в воду), говорит, что «принял его сначала за господина. Но, к счастью, были со мною очки, и я тот же час увидел, что это был нос» и т.д.

Никакой художник не сможет проиллюстрировать эту метаморфозу, потому что он заведомо призван сделать зримым то, что должно оставаться неуловимым и неразъяснённым. Фантастика «Носа» — тайна, которой нет нигде и которая везде.

  Тайна достигает 
своего апогея, а разрешения её 
всё нет. Наконец, в финале, где существовала последняя возможность 
раскрыть карты, повествователь 
вдруг отходит в сторону и 
начинает изумляться вместе с читателем: «Чепуха совершенная делается на свете. Иногда вовсе нет никакого правдоподобия».

   Изменяется 
в повести и функция слухов.

«Между тем, слухи об этом 
необыкновенном происшествии распространились 
по всей столице и, как водится, 
не без особенных прибавлений… 
Скоро начали говорить, будто 
нос коллежского асессора Ковалёва 
ровно в 3 часа прогуливается 
по Невскому проспекту…Сказал кто-то, что нос будто бы находился в магазине Юнкера… Потом пронёсся слух, что не на Невском проспекте, а в Таврическом саду…» и т.д. «Слухи помещены в необычный контекст. Они не служат средством завуалированной фантастики. Но они даны и не на фоне только что отменённой фантастики. Слухи выступают на фоне фантастического происшествия, поданного как достоверное. Благодаря этому картина осложняется. Гоголь искусно сохранил силу таинственности, высмеивания авторов слухов, он открывал в жизни нечто ещё более неправильное и фантастическое, чем то, что могли предположить любая версия или любой слух.

   Тончайшая 
ирония гоголевской повести в 
том, что она всё время играет 
на ожидании разгадки романтической 
тайны, пародируя её поэтику 
и всё дальше и дальше заманивая 
читателя в ловушку.

Важно

 Одним ударом 
Гоголь порывает со всеми возможными 
формами снятия романтической 
тайны. И это логично: ведь 
он устранил носителя фантастики, в идентификации которой заключалось 
раскрытие тайны.

 Вместе с тем 
Гоголь далёк и от снятия 
тайны реальным планом, с помощью 
реально-причинных мотивировок.

   Эта повесть 
явилась своего рода апофеозом 
прославления носа как такового 
в творчестве Гоголя. К изображению 
же этого органа писатель часто 
(настолько часто, что это кажется 
немного странным) прибегал на 
протяжении всей своей литературной 
деятельности.

Как раз на этой 
проблеме заостряет внимание 
в статье о Гоголе Владимир 
Набоков. Оказывается, носу у 
писателя отведена далеко не 
последняя роль. Образ носа, идея 
носа, всё, что связано с этим 
органом, преследовало Николая 
Васильевича до самой смерти.

В описании Набоковым болезни 
писателя и его кончины нос 
наделяется какими-то роковыми, фатальными 
свойствами.

   Какова же 
дальнейшая судьба развития гоголевской 
фантастики? Вопрос этот является 
частью другого: есть ли в 
нефантастических произведениях 
Гоголя элементы, адекватные или 
близкие рассмотренным формам 
фантастики?

   Воздерживаясь 
пока от общих выводов, заметим 
лишь одно. Такие элементы уже 
не объяснить понятием чуда 
или тайны, проистекающих от прямого вмешательства носителя фантастики, от его воздействия из прошлого или же от какой-либо неизвестной причины. Они располагаются уже в плоскости не ирреального, но скорее странно-необычного.

Источник: http://freepapers.ru/9/fantasticheskoe-i-realnoe-v-povesti/49711.323033.list1.html

Проявление фантастического реализма Гоголя в повести «Нос»

***

В этой статье попробуем дать ответ на вопрос: «как в повести «Нос» проявляются черты фантастического реализма Гоголя».

Известный литературный классик Гоголь Николай Васильевич в каждом своём произведении удивляет и поражает затейливым сюжетом и гармоничным переплетением совершенно противоположных идей фантастики и реальности, юмора и трагедии. Этой теме посвящены многие исследования, посвящаются научные работы, статьи и даже целые книги.

Учитывая то, что реализм определяется как возможность отображения жизни с максимальной точностью в деталях, то фантастический реализм Гоголя можно определить, как интеллектуальное отражение реальности сквозь призму фантастических, необъяснимых событий и деталей.

Стоит отметить, что фантастическое в его произведениях выражается не просто во включении в сюжетную линию мифических существ и необъяснимых событий, оно колоритно описывает мировосприятие автора и позволяет проникнуть в его специфику видения мира, порой абсолютно отличающуюся от привычной.

Совет

Одним из таких ярких произведений является рассказ «Нос», который вошёл в цикл «Петербургских повестей». И, хотя, в нём полностью отсутствует выдуманный фантастический персонаж, в классическом его понимании, сама фантастика остаётся.

<\p>

Сюжетная линия никак не подготавливает читателя к последующим развязкам. Она будто опрокидывает на голову читателя ушат с холодной водой, ставя сразу перед фактом случившегося фантастического события.

До конца повести тайной остаются причины и предпосылки происшествия.

В повести, Нос показывает такую манеру поведения, какая подходит для высокопоставленного должностного лица: посещает молитву в соборе, совершает прогулки по улицам Петербурга, имеет планы на выезд заграницу. Создаётся удивительная ситуация, когда, казалось бы, происходят немыслимые вещи, но люди вокруг будто ослеплены и не замечают этого.

Таким образом у Носа наблюдается две сущности. Одна, непосредственно, физиологическая – как часть тела чиновника Ковалёва, а другая – социальная, которая наполнена событиями, как жизнь обычного человека, но при этом, являющегося по своему званию выше, чем его хозяин.

Нос умело манипулирует своими сущностями, и Гоголь это красочно показывает в сюжетной линии.<\p>

Само повествование автор наполняет таким социальным феноменом, как слухи.

Повсюду в тексте можно встретить, как люди делятся услышанным, что Нос посещал Невский проспект или заходил в магазин. Здесь слух проявляется на фоне необъяснимого события, которое воспринимается, как реальное.

Через такой приём автор показывает, что путём слухов любое происшествие наполняется значимостью и достоверностью. Следовательно, человек высмеивается как источник немыслимых, неправильных, невозможных действий.

Невероятная пропажа носа с лица чиновника Ковалёва, удивительная самостоятельность отдельной части тела в сюжете символически отображает состояние общественного порядка в то время. У читателя закрадываются раздумья по поводу того, что статусность человека гораздо более значима, чем сам человек.

Люди становятся зависимыми от стереотипов, шаблонов поведения и норм, принятых в обществе. В такой обстановке любой абсурдный предмет может получить среди людей больше привилегий, если наделён особым статусом и этот статус становится важнее, чем человек. В этом и раскрывается основная задумка произведения.

<\p>

Обратите внимание

Таким образом, сквозь призму фантастических происшествий, Николай Васильевич Гоголь шутливо указывает читателю на вполне реальные проблемы общества. В этом и заключается фантастический реализм повести.

<\p>

В произведении чётко отслеживается проблема «слепоты» людей сквозь призму общественного статуса, склонность к распространению слухов, что тем самым укрепляет привычные убеждения. Автор высмеивает их абсурдность и, в то же время, склонность людей к вере в эти невообразимые события.

***     Авторский материал — копирование запрещено

Источник: http://www.poslovitza.ru/proyavlenie-fantasticheskogo-realizma-gogolya-v-povesti-nos.html

Реальное и фантастическое в петербургских повестях Гоголя (стр. 4 из 5)

Такое происходит много раз. Во сне Пискарев обретает всю полноту счастья, наяву — полную меру страдания.

Все вывихнуто и ненормально в этом странном и страшном реальном мире, как все искажено в жизни художника. Можно сказать, замечает автор, что спал Пискарев наяву, а бодрствовал во сне.

Эти участившиеся метаморфозы стали источником его страданий физических и нравственных и довели в конце концов до безумия.

Одна из наиболее трагических повестей Петербургского цикла — «Записки сумасшедшего».

Герой этой повести — Аксентий Иванович Поприщин, маленький, обижаемый всеми чиновник. Он дворянин, но очень беден. И это причина его унижения в обществе, его горестных переживаний. Но он пока ни на что не претендует.

С чувством собственного достоинства он сидит в директорском кабинете и очинивает ему перья. И величайшего уважения преисполнен он к его превосходительству. Многое, очень многое роднит Поприщина с пошлой действительностью.

Он — само ее порождение и плоть от ее плоти[12, c.90].

Сознание Поприщина расстроено. Уже в самой первой записи он воспроизводит замечание начальника отделения в свой адрес: «Что это у тебя, братец, в голове всегда ералаш такой?» Поприщин путает дела, да «так, что сам сатана не разберет»[6, c.48].

Очень быстро «ералаш» усиливается в его голове, и мир, окружающий его, приобретает уже совершенно причудливые формы. Весьма интересна переписка двух собачек, которую Гоголь вводит в сюжет повести.

Меджи и Фидель каждая по-своему воспроизводит нравы той пошлой, великосветской среды, к которой принадлежат их хозяева.

Важно

Перед нами характерная особенность гоголевской поэтики. Не так легко бывает в иных произведениях этого писателя различить образы повествователя и самого автора. Действительность, трансформируемая через сознание того или иного вымышленного персонажа, а им нередко оказывается и образ повествователя, приобретает причудливые, гротескные формы.

Реальная действительность ничего общего не имеет с законами разума, она полна странностей, а порой и диких нелепостей. Неправильный, несправедливый строй жизни порождает те отклонения от нормы и трагические несообразности, с которыми повсеместно сталкивается человек.

Все в этом мире смещено, все спутано, люди, которых считают в обществе нормальными, совершают дикие поступки, а сумасшедшие рассуждают вполне трезво и правильно.

Все сдвинуто в этой жизни. Вот почему не должно вызывать удивления, что Гоголь иногда передает свои самые заветные и задушевные мысли отрицательным персонажам.

Так происходит, например, в седьмой главе «Мертвых душ» — в знаменитой сцене, когда Чичиков, глядя на списки купленных им мертвых душ, размечтался о том, сколько замечательных работников погублено в умерших крепостных мужиках.

И какое-то, пишет Гоголь о Чичикове, «странное, непонятное ему самому чувство овладело им». Немало собственных «чистейших слез» отдал Гоголь и Поприщину[20, c.93].

Вот фантастический рассказ Гоголя — «Нос». Прежде всего, замечаем, что фантастическое не должно и не может здесь давать иллюзии. Мы легко увлечемся представлением ужасных галлюцинаций Хомы Брута, но ни на минуту не будем себя представлять в положении майора Ковалева, у которого на месте носа было совершенно гладкое место. Было бы, однако, большой ошибкой думать, что здесь фантастическое употреблено в смысле аллегории или намека в басне или каком-нибудь современном памфлете, в литературной карикатуре. Ни поучению, ни обличению оно здесь не служит, и цели автора были чисто художественные, как мы увидим при дальнейшем разборе. Тон и общий характер фантастического в рассказе «Нос» — комические. Фантастические подробности должны усиливать смешное.Есть мнение, очень распространенное, что «Нос» шутка, своеобразная игра авторской фантазии и авторского остроумия. Оно неверно, потому что в рассказе можно усмотреть весьма определенную художественную цель – заставить людей почувствовать окружающую их пошлость.Мысль Гоголя и образы его поэзии неразрывны с его чувством, желанием, его идеалом. Гоголь, рисуя майора Ковалева, не мог поступать со своим героем, как с жуком, которого биолог опишет, нарисует: вот рассматривайте, изучайте, классифицируйте его. Он выражал в его лице свое одушевленное отношение к пошлости, как к известному общественному явлению, с которым каждый человек должен считаться.Ковалев — человек не злой и не добрый — все его мысли сосредоточены на собственной особе. Особа эта очень незначительна, и вот он всячески старается ее увеличить и прикрасить… «Спроси, душенька, майора Ковалева»[6, c.84].«Майор» звучит красивее, чем «коллежский асессор». У него нет ордена, а он покупает орденскую ленточку, везде, где можно, он упоминает о своих светских успехах и знакомстве с семьей штаб-офицерши и статской советницы. Он очень занят своей наружностью — все его интересы вертятся около шляпы, прически, гладко выбритых щек. Он гордится еще и особенно своим чином. Как можно всколыхнуть этого человека? Очевидно, затронув его чин или его наружность, не иначе; больше ничего он в жизни не понимает.И. Анненский пишет: «Теперь представьте себе, что майора Ковалева изуродовала бы оспа, что ему перебил бы нос кусок карниза, пока он разглядывал в зеркальное стекло картинки или в другой момент его праздного существования. Неужто кто-нибудь стал бы смеяться? А не будь смеха, каким бы явилось в рассказе отношение к пошлости. Или представьте себе, что нос майора Ковалева исчез бы бесследно, чтобы он не вернулся на свое место, а все бы продолжал разъезжать по России, выдавая себя за статского советника. Жизнь майора Ковалева была бы разбита: он бы стал и несчастным и из бесполезного вредным человеком, стал бы озлоблен, бил бы своего слугу, ко всем бы придирался, а может быть, даже пустился бы лгать и сплетничать»[1. c.85].Деталь самозванства носа, который выдает себя за статского советника, чрезвычайно характерна. Для кавказского коллежского асессора чин статского советника есть что-то необыкновенно высокое, завидное и обидное по своей недостижимости, и вдруг этот чин достается носу майора Ковалева, а не самому майору, законному обладателю носа. В общем, сила фантастического в рассказе «Нос» основывается на его художественной правде, на изящном переплетении его с реальным в живое яркое целое.

Фантастический сюжет рассказан Гоголем, как история «всамделишная», абсолютно реальная. В этом отношении особенно интересен знаменитый эпизод в Казанском соборе.

Ковалев встречает там свой собственный нос, который стоял в стороне и с выражением величайшей набожности предавался своим религиозным чувствам.

Совет

Нос, судя по его мундиру и шляпе с плюмажем, оказался статским советником, т. е. чином старше Ковалева.

Нос Ковалева зажил самостоятельной жизнью. Нетрудно представить себе, сколь велико было возмущение коллежского асессора.

Но беда-то заключается в том, что Ковалев не может дать волю своему возмущению, ибо его собственный нос состоял в чине гораздо более высоком, чем он сам.

Диалог коллежского асессора со своим носом точно имитирует разговор двух неравных по рангу чиновников: смиренно просительную интонацию речи Ковалева и самодовольно-начальственную фразеологию Носа[20, c.99].

И нет здесь ни малейшей пародии, диалог выдержан в совершенно реалистическом духе, он абсолютно правдоподобен. И в этом-то весь комизм ситуации. Комизм ситуации, доведенной до гротеска, почти до буффонады. Противоречие формы и содержания создает тот комедийный и сатирический эффект, который так характерен для Гоголя.

Мысль о человеке, душу в которого вдохнул Бог, а судьбу нередко определяет чёрт, видимо, не оставляла Гоголя. Этой теме, собственно, посвящены “Петербургские повести”. Например, «Шинель».

Прежде чем завершить историю земного существования своего героя, Гоголь вводит фигуру, которая вносит новые ноты в повествование, — “значительное лицо”.

Утрата шинели, как бы ни была страшна сама по себе, ещё не должна была свести в могилу бедного А.А, ведь А.А. даже не простудился, когда лежал в снегу на площади, когда бежал по холоду к себе домой.

Обратите внимание

Потом он вдруг проявил невероятную энергию и даже настойчивость, когда разыскивал свою шинель.

Но везде измученный А.А. наталкивался на равнодушие, словно дьявол забрался в человеческие души. Венчает его хождение по мукам визит к “значительному лицу”. Это лицо совсем недавно вышло из незначительных лиц, получило генеральский чин и уже освоило приёмы управления.

Они состояли из трёх фраз: “Как вы смеете? Знаете ли вы, с кем говорите? Понимаете ли вы, кто стоит перед вами?”[6, c.77] Несчастному Башмачкину страшно не повезло: присутствие старого приятеля прибавляло прыти “значительному лицу”. Когда всё это обрушилось на А.А., да ещё с топаньем ног, робкий чиновник не выдержал.

Он “так и обмер, пошатнулся, затрясся всем телом и никак не мог стоять, его вынесли почти без движения”.

Гоголь оберегает читателя от ошибки: как бы он не подумал, что всё дело в свойствах “значительного лица”. Нет, генерала потом мучила совесть, да и в душе он был добрый человек. “Но генеральский мундир совершенно сбил его с толку”[6, c.79].

Система уничтожает в человеке естественное, человеческое. В человеке убит человек. Вернуть нас к себе хотел писатель Гоголь.

Пожалеть страждущего и беззащитного, остановить руку или несправедливое слово, обращённое к тому, кто сам не может противостоять чиновному хамству и жестокости сильных мира сего, просит нас писатель. В этом сила и мудрость русской литературы.

Продолжая пушкинские традиции, Н.В. Гоголь “милость к падшим призывал”. Чтобы понять русскую литературу, нужно помнить писательское признание Ф.М. Достоевского: “Все мы вышли из “Шинели” Гоголя…”[16, c.47].

<\p> скачать за 75 руб

Важно

после оплаты нажмите на кнопку «Вернуться на сайт» — документ будет скачан автоматически
Скачанный документ будет содержать только материал уже воспроизведенный на сайте.<\p>

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации] перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта — спам опубликован не будет

Хотите опубликовать свою статью или создать цикл из статей и лекций?
Это очень просто – нужна только регистрация на сайте.

Источник: http://MirZnanii.com/a/136364-4/realnoe-i-fantasticheskoe-v-peterburgskikh-povestyakh-gogolya-4

Фантастика в повестях Гоголя

Николай Васильевич Гоголь – совершенно уникальный писатель, не похожий на других мастеров слова. В его творчестве много поразительного, вызывающего восхищение и удивление: смешное переплетается с трагическим, фантастическое с реальным.

Уже давно установлено, что основа комического у Гоголя – это карнавальность, то есть такая ситуация, когда герои как бы надевают маски, проявляют непривычные свойства, меняются местами и все кажется перепутанным, перемешанным.

На этой основе и возникает очень своеобразная гоголевская фантастика, уходящая корнями в глубины народной культуры.

Гоголь вошел в русскую литературу как автор сборника «Вечера на хуторе близ Диканьки».

Материал повестей поистине неисчерпаем: это устные рассказы, легенды, байки и на современные, и на исторические темы.

«Лишь бы слушали да читали, – говорит пасечник Рудый Панько в предисловии к первой части сборника, – а у меня, пожалуй, – лень только проклятая рыться, – наберется и на десять таких книжек».

Прошлое в «Вечерах…» предстает в ореоле сказочного и чудесного. В нем писатель увидел стихийную игру добрых и злых сил, нравственно здоровых людей, не затронутых духом наживы, прагматизма и душевной ленью. Здесь гоголь изображает малороссийскую народно-праздничную, ярмарочную жизнь.

Праздник с его атмосферой вольности и веселья, связанные с ним поверья и приключения выводят людей из рамок привычного существования, делая невозможное возможным. Заключаются ранее невозможные браки («Сорочинская ярмарка», «Майская ночь», «Ночь перед Рождеством»), активизируется всякая нечисть: черти и ведьмы искушают людей, стремясь помешать им.

Совет

Праздник в гоголевских повестях – это всевозможные превращения, переодевания, мистификации, разоблачение тайн. Смех Гоголя в «Вечерах…» – это подлинное веселье, основанное на сочном народном юморе. Ему доступно выразить в слове комические противоречия и несообразности, которых немало и в атмосфере праздника, и в обычной повседневной жизни.

Своеобразие художественного мира повестей связано, в первую очередь, с широким использованием фольклорных традиций: именно в народных сказаниях, полуязыческих легендах и преданиях Гоголь нашел темы и сюжеты для своих произведений.

Он использовал поверье о папоротнике, расцветающем в ночь накануне Ивана Купала; предание о таинственных кладах, о продаже души черту, о полетах и превращениях ведьм и многое, многое другое.

В целом ряде его повестей и рассказов действуют мифологические персонажи: колдуны и ведьмы, оборотни и русалки и, конечно, черт, проделкам которого народное суеверие готово приписать всякое недоброе дело.

«Вечера…» – книга поистине фантастических происшествий. Фантастическое для Гоголя – одна из важнейших сторон народного миросозерцания. Реальность и фантастика причудливо переплетаются в представлениях народа о прошлом и настоящем, о добре и зле. Склонность к легендарно-фантастическому мышлению писатель считал показателем духовного здоровья людей.

Фантастика в «Вечерах…» этнографически достоверна. Герои и рассказчики невероятных историй верят, что вся область непознанного населена нечестью, а сами «демонологические» персонажи показаны Гоголем в сниженном, обытовленном обличье. Они тоже «малороссияне», только живут на своей «территории», время от времени дурача обычных людей, вмешиваясь в их быт, празднуя и играя вместе с ними.

Например, ведьмы в «Пропавшей грамоте» играют в дурачка, предлагая деду рассказчика сыграть с ними и вернуть, если повезет, свою шапку. Черт в повести «Ночь перед Рождеством» выглядит как «настоящий губернский стряпчий в мундире».

Он хватает месяц и обжигается, дует на руку, словно человек, случайно схватившийся за раскаленную сковороду. Объяснясь в любви «несравненной Солохе», черт «целовал ее руку с такими ужимками, как заседатель у поповны».

Сама Солоха не только ведьма, но еще и поселянка, алчная и любящая поклонников.

Народная фантастика переплетена с реальностью, проясняя отношения между людьми, разделяя добро и зло. Как правило, герои в первом сборнике Гоголя побеждают зло. Торжество человека над злом – фольклорный мотив. Писатель наполнил его новым содержанием: он утверждал мощь и силу человеческого духа, способного обуздать темные, злые силы, которые хозяйничают в природе и вмешиваются в жизнь людей.

Обратите внимание

Второй период творчества Гоголя открылся своеобразным «прологом» – «петербургскими» повестями «Невский проспект», «Записки сумасшедшего» и «Портрет», которые вошли в сборник «Арабески». Название этого сборника автор пояснял так: «Сумбур, смесь, каша». Действительно, сюда вошел разнообразный материал: кроме повестей и рассказов, здесь же помещены статьи, эссе на разную тематику.

Появившиеся в этом сборнике первые три из «петербургских» повестей как бы связывают разные периоды творчества писателя: «Арабески» вышли в 1835 году, а последняя повесть, завершающая цикл «петербургских» повестей, «Шинель» была написана уже в 1842 году.

Все эти повести, различные по сюжету, тематике, героям, объединены местом действия – Петербургом. С ним в творчество писателя входит тема большого города и жизни в нем человека. Но для писателя Петербург – это не просто географическое пространство.

Он создал яркий образ-символ города, одновременно реального и призрачного, фантастического.

В судьбах героев, в заурядных и невероятных происшествиях их жизни, в молве, слухах и легендах, которыми насыщен сам воздух города, Гоголь находит зеркальное отражение петербургской «фантасмагории». В Петербурге реальность и фантастика легко меняются местами.

Повседневная жизнь и судьбы обитателей города – на грани правдоподобного и чудесного. Невероятное вдруг становится настолько реальным, что человек не выдерживает этого – он сходит с ума, заболевает и даже умирает.

Петербург Гоголя – город невероятных происшествий, призрачно-абсурдной жизни, фантастических событий и идеалов. В нем возможны любые метаморфозы. Живое превращается в вещь, марионетку (таковы обитатели аристократического Невского проспекта).

Вещь, предмет или часть тела становится «лицом», важной персоной, иногда даже с высоким чином (например, нос, пропавший у коллежского асессора Ковалева, имеет чин статского советника).

Важно

Город обезличивает людей, искажает добрые их качества, выпячивает дурное, до неузнаваемости меняя их облик.

В повестях «Нос» и «Шинель» изображены два полюса петербургской жизни: абсурдная фантасмагория и будничная реальность. Эти полюса, однако, не столь далеки друг от друга, как может показаться на первый взгляд. В основе сюжета «Носа» лежит самая фантастическая из всех городских «историй».

Гоголевская фантастика в этом произведении принципиально отличается от народно-поэтической фантастики в «Вечерах…». Здесь нет источника фантастического: нос – часть петербургской мифологии, возникшей без вмешательства потусторонних сил.

Это мифология особая – бюрократическая, порожденная всесильным невидимкой – «электричеством» чина.

Нос ведет себя так, как подобает «значительному лицу», имеющему чин статского советника: молится в Казанском соборе, прогуливается по невскому проспекту, заезжает в департамент, делает визиты, собирается по чужому паспорту уехать в Ригу. Откуда он взялся, никого, в том числе и автора, не интересует.

Можно даже предположить, что он «с луны упал», ведь по мнению Поприщина безумца из «Записок сумасшедшего», «луна ведь обыкновенно делается в Гамбурге», а населена носами. Любое, даже самое бредовое, предположение не исключается. Главное в другом – в «двуликости» носа.

По одним признакам, это точно реальный нос майора Ковалева, Но второй «лик» носа – социальный, который по чину стоит выше своего хозяина, потому что чин видят, а человека – нет. Фантастика в «Носе» – тайна, которой нет нигде и которая везде.

Это странная ирреальность петербургской жизни, в которой любое бредовое видение неотличимо от реальности.

В «Шинели» же «маленький человек», «вечный титулярный советник» Акакий Акакиевич Башмачкин становится частью петербургской мифологии, привидением, фантастическим мстителем, который наводит ужас на «значительных лиц».

Совет

Казалось бы, вполне обычная, бытовая история – о том, как была украдена новая шинель, – вырастает не только в ярко социальную повесть о взаимоотношениях в бюрократической системе петербургской жизни «маленького человека» и «значительного лица», но перерастает в произведение-загадку, ставящее вопрос: что такое человек, как и зачем он живет, с чем сталкивается в окружающем его мире.

Вопрос этот остается открытым, как и фантастический финал повести.

Кто такой призрак, наконец, нашедший «своего» генерала и навсегда исчезнувший после того, как сорвал с него шинель? Это мертвец, мстящий за обиду живого человека; больная совесть генерала, создающего в своем мозгу образ обиженного им, погибшего в результате этого человека? А может, это только художественный прием, «причудливый парадокс», как считал Владимир Набоков, утверждая что «человек, которого приняли за бесшинельный призрак Акакия Акакиевича – ведь это человек, укравший у него шинель»?

Как бы то ни было, вместе с усатым привидением в темноту города уходит и весь фантастический гротеск, разрешаясь в смехе.

Но остается вполне реальный и очень серьезный вопрос: как в этом абсурдном мире, мире алогизма, причудливых сплетений, фантастических историй, претендующих быть вполне реальными ситуациями обычной жизни, как в этом мире человек может отстоять свое подлинное лицо, сохранить живую душу? Ответ на этот вопрос Гоголь будет искать до конца своей жизни, используя для этого уже совсем иные художественный средства.

Но гоголевская фантастика навсегда стала достоянием не только русской, но и мировой литературы, вошла в ее золотой фонд. Современное искусство открыто признает Гоголя своим наставником.

Емкость, разящая сила смеха парадоксально соединены в его творчестве с трагическим потрясением. Гоголь как бы обнаружил общий корень трагического и комического. Эхо Гоголя в искусстве слышится и в романах Булгакова, и в пьесах Маяковского, и в фантасмагориях Кафки.

Пройдут году, но загадка гоголевского смеха останется для новых поколений его читателей и последователей.

Источник: https://school-essay.ru/fantastika-v-povestyax-gogolya.html

Ссылка на основную публикацию