Анализ романа «бесы» (ф. м. достоевский)

«Бесы», анализ романа Федора Достоевского

Предыстория шестого романа Федора Достоевского такова. В ноябре 1869 года в Москве произошло преступление, за ним судебный процесс, который вызвал большой резонанс в обществе. Члены революционного кружка Нечаева убили студента Иванова.

Причиной послужило желание Иванова порвать с тайным обществом.

В прессе были опубликованы многие документы громкого процесса, в том числе и «Катехизис революционера», в котором оправдывалось любое зло и преступление, если оно совершено во благо революции.

По материалам этого дела у Достоевского и возникла идея нового романа. В 1871 – 1872 годы «Бесы» были напечатаны в журнале «Русский вестник».

Обратите внимание

Общество достаточно прохладно приняло новый роман. О нем негативно отзывался Тургенев, а некоторые критики и вовсе объявили произведение «клеветой» и «бредом». Со временем ситуация мало изменилась. Большинство сторонников российского революционного движения воспринимали «Бесы» как злобную карикатуру на свои идеи. Такая репутация препятствовала широкой известности произведения.

В отличие от России, западная культура по достоинству оценила социально-нравственную глубину романа. Это произведение имело огромное влияние на философскую литературу рубежа XIX – XX века, известными представителями которой были Ницше и Камю.

Отношение к «Бесам» на постсоветском пространстве изменилось совсем недавно. Нашим современникам стало понятно пророчество идей Достоевского, его желание показать миру всю опасность радикальных революционных и атеистических идей. Глубину отчуждения к своим персонажам писатель выразил в названии и эпиграфе, взятом из одноименного стихотворения Пушкина. Кто же в произведении главный «бес»?

В изображении Петра Верховенского явно просматривается аналогия с Нечаевым, а в его высказываниях – дух «Катехизиса революционера». Но этот человек глубже и многограннее, чем беглый руководитель революционного кружка.

Петр – самый последовательный из всех «борцов за освобождение». Складывается впечатление, что нет такого злодейства и подлости, на которое он не пойдет. Все святое и возвышенное не просто отвергается Верховенским-младшим, а высмеивается им и опошляется.

Для такого человека нет высших ценностей, включая человеческую жизнь. Петр хладнокровно планирует убийство Шатова, бросает своих соратников, цинично использует намерение Кириллова застрелиться, чтобы замести следы. Он даже в мелочах безбожен и отвратителен.

Суть этого человека – принижение всего и всех для оправдания и выпячивания собственного мелкого и грязного «я».

Какова же цель Петра? Он сам признается, что революционная идея лишь средство. Главное – власть. Верховенский стремится управлять людьми, их умами и душами, но хорошо понимает, что сам мелковат для «властителя дум» и потому делает ставку на Николая Ставрогина.

Важно

Этот персонаж занимает в романе центральное место. Николай – красивый молодой человек, в него влюблены все женщины, а мужчины им восхищаются. Но внутри Ставрогин пуст. Николай не ищет для себя никакой выгоды, у него нет цели.

Свобода и отрицание всего – вот разрушительная сила этого «Ивана – царевича», как называет его Верховенский. В Ставрогине каждый видит нечто свое. А все потому, что Николай вольно или невольно подает Верховенскому, Шатову и Кириллову их основные идеи.

Но самому Николаю ни одна из них не интересна.

Ставрогин знает, что его сила беспредельна, но не видит ей применения, да и не желает искать. Эта пустота втягивает в себя окружающих, ломая их судьбы, отнимая жизни. Один за другим гибнут, вовлеченные в страшное притяжение этой черной воронки, брат и сестра Лебядкины, Шатов, Кириллов, Даша.

Сущность Ставрогина четко проявляется в конце произведения, в его предсмертном письме. Насильник, убийца, клятвопреступник, растлитель двенадцатилетней Матреши не различает добро и зло. Им владеет лишь чувство гордыни и презрения к людям. Поэтому логичным видится и самоубийство Ставрогина – внутренняя воронка черноты поглощает и саму оболочку.

В романе Николай является и учителем Кириллова с идеей человекобога и вдохновителем Шатова с его верой в православие. Ставрогин одновременно внушает двум людям прямо противоположные постулаты.

У Кириллова очень сложный характер. Он любит жизнь во всех проявлениях, даже благодарен пауку, который ползет по стене: «Все хорошо… Я всему молюсь». Но Кириллов ненавидит мир, построенный на лжи.

Мрачное одиночество этого неординарного человека, раздвоенность его внутреннего мира, в котором борются вера и безверие, приводят его к парадоксальной идее – Бог мертв, а человек может доказать, что он свободен от веры в Бога, только совершив самоубийство.

В бредовых идеях Кириллова сложно искать здравый смысл. Зато Шатов вполне логичен, хотя также противоречив. Ярый приверженец атеизма и социализма становится вдруг ревностным сторонником идеи избранного Богом русского народа. Но Шатов не верит в Бога, а только хочет верить. Он ненавидит всех, кто не разделяет его новых убеждений.

Совет

Показателен в романе и образ Степана Трофимовича Верховенского – отца Петра, а также воспитателя Шатова и Ставрогина. Это типичный представитель идеалиста-либерала 40-х годов XIX века.

Ему свойственны восхищение прекрасным, талант и благородство в сочетании с презрением к религии, отечеству и русской культуре.

Корыстолюбие, слабохарактерность, эгоизм и лживость Верховенского-старшего приводят к тому, что ученики не верят в искренность проповедуемых им высоких, но абстрактных и бесплодных идеалов. Размытость ценностей Степана Трофимовича делает его проводником хаоса в души своих учеников.

Но именно этому герою Достоевский дает право раскрыть суть эпиграфа произведения, показать путь спасения для России. Евангельская притча об изгнанных бесах в эпилоге показывает убежденность Достоевского в том, что герои его романа будут выброшены из общественной и политической жизни страны.

Роман «Бесы» – грозное предупреждение, в котором писатель предвидит общественную катастрофу и появление целой плеяды революционеров, подобных Нечаеву. Они способны идти к «свободе, равенству и всеобщему счастью» по трупам. Это предупреждение актуально во все времена.

  • «Бесы», краткое содержание по главам романа Достоевского

  • «Преступление и наказание», анализ романа

  • «Идиот», анализ романа

  • Анализ образов главных героев в романе «Преступление и наказание»

  • «Братья Карамазовы», краткое содержание по главам романа Достоевского

  • «Белые ночи», краткое содержание по главам повести Достоевского

  • «Белые ночи», анализ повести Достоевского

  • «Бедные люди», анализ романа Достоевского

  • «Братья Карамазовы», анализ романа Достоевского

  • «Униженные и оскорбленные», анализ романа Достоевского

  • «Бедные люди», краткое содержание романа Достоевского

  • «Идиот», краткое содержание по частям романа Достоевского

  • «Мальчик у Христа на елке», анализ рассказа Достоевского

  • «Преступление и наказание», краткое содержание по частям романа Достоевского

  • «Униженные и оскорбленные», краткое содержание по частям романа Достоевского

По произведению: «Бесы»

По писателю: Достоевский Федор Михайлович

Источник: https://goldlit.ru/dostoevsky/602-besy-analiz

Достоевский “Бесы”: анализ / Достоевский Ф.М. – Литература 19 века

21 ноября 1869 г. под Москвой был убит член тайного революционного общества, студент Петровской земледельческой академии И. Иванов. Труп его нашли на территории Академии. Убили Иванова его товарищи по тайному обществу, которым он признался, что хочет отойти и не участвовать больше в его работе. Боялись предательства, разоблачения. Возглавил убийство С. Г.

Нечаев, вольнослушатель Петербургского университета. Участвовали в убийстве, кроме него, еще четыре человека. Как это происходило, описал Достоевский: «Шатов (под этим именем выведен жертва убийства И.

Обратите внимание

Иванов) вдруг прокричал кратким и отчаянным криком; но ему кричать не дали: Петр Степанович аккуратно и твердо наставил ему пистолет прямо в лоб, крепко в упор и — спустил курок…».

Событие это стало предметом особого расследования и широкого внимания тогдашней прессы. Эту историю взял за основу своего романа Достоевский. Нечаеву в романе дано имя Петра Верховенского, двадцатилетнего фанатичного заговорщика.

«Фантастические призраки»

Революционно настроенная критика была недовольна романом. Писали, что автор преувеличивает, что нельзя было обращаться к нечаевскому делу, что это лишь «печальное, ошибочное и преступное исключение», что свободомыслящая молодежь не такова.

Достоевский настаивал на необходимости придать особое значение нечаевскому делу. В тайные общества шли не одни негодяи и монстры, писал он. В них шли «жертвы идей». Такие пойдут и на плаху, и на величайшие преступления ради свершения благородных целей.

Фанатики были особенно страшны. В своем увлечении они не знали границ.

Воспитанные на принципах высокой морали доброты, гуманности, с душами чистыми, подпав под влияние взрывных идей, они совершенно преображались: «…

чувствительный, ласковый и добрый Эркель, быть может, был самым бесчувственным из убийц». Среди заговорщиков были люди бесспорно порядочные, честные, образованные. В этом заключался особый трагизм положения.

Роман Достоевского стал, в сущности, раскаянием, горькой насмешкой над своими юношескими благородными, но опасными для общества идеями, и теперь, как бы предвидя грозные последствия этого молодого бунтарства, писатель сознательно шел на гротескные ситуации, изображая своих героев в карикатурном виде. Благодушные современники писателя склонны были видеть в революционном брожении молодежи безобидную мальчишескую браваду. Достоевский же предугадывал великие смятения и бил в набат.

«Захватывающие душу учения»

Что же это за учения, которые, по признанию Достоевского, захватывали души молодежи 60-х гг. XIX в.? В романе мелькают имена Фурье, Кабе, Леру, Прудона, древнегреческого философа Платона, создавшего первый проект идеального государства, Руссо, автора трактата «Об общественном договоре».

Сочинения этих авторов жадно читались молодыми бунтарями России. Идеи утопического социализма шли к нам с Запада и овладевали умами. Роман Кабе «Путешествие в Икарию» об обществе будущего читался и перечитывался. Смеясь над этими «спасителями человечества», Достоевский устами одного из персонажей романа назвал их «социальными букашками».

Отвлекаясь от романа, замечу, что в России тогда объявлялись чудаки, которые хотели немедленно приступить к воплощению идей своих кумиров.

Важно

Герцен в «Былом и думах описал такого человека по имени Павел Александрович Бахметов, с которым встречался в Лондоне. Этот человек, взяв с собой 30 тыс.

франков, отправился в Новую Зеландию создавать колонию в духе идей социализма, да там и пропал без вести.

Проблема, обсуждавшаяся в заговорщицких кругах, в том числе и в нечаевском, сводилась к переустройству общества. Что же предлагали тогда отчаянные головы? В романе описано одно такое собрание.

Разговор шел о том, какое должно быть новое общество и как к нему подойти. Мнения высказывались самые нелепые. Достоевский, конечно, утрировал. Это казалось злым пасквилем на свободолюбивые идеи.

Немецкая революционерка Роза Люксембург так и писала: «Его образы русских революционеров являются злобными карикатурами».

Достоевского записывали в самые крайние ряды консерваторов. Он был тогда Кассандрой, которой никто не верил.

Отец и сын

В романе два главных персонажа — отец и сын Верховенские. Первый из них — Степан Трофимович. Он представляет собой поколение 40-х гг. К нему принадлежали Белинский и Тургенев, весь кружок Грановского, Герцен, Огарев.

Это были, как это представлялось автору романа, мечтатели-идеалисты, с уст которых сходили высокопарные философские тезы — «конечное», «бесконечное», «относительное» и «абсолютное». Они мечтали об идеальных общественных отношениях, основанных на братстве и любви.

Как это можно было осуществить, они не знали, но верили, что это возможно, и страстно этого хотели.

Совет

Это романтическое поколение со злой иронией предстало в образе Степана Трофимовича Верховенского. Современники узнали в нем профессора-историка Грановского, кумира тогдашних студентов. Степан Трофимович был бесконечно добр, наивен как ребенок и по-детски эгоистичен. Рассуждая о всеобщей любви, он, не задумываясь, отдает своего крепостного в рекруты в оплату за карточный долг.

Вся история этого идеалиста 40-х гг., конечно, гротескна. Досталось тут от Достоевского и Тургеневу.

Он изображен в образе «великого писателя» Кармазанова с его «жеманной и бесполезной болтовней», с «настоящим благородным дворянским присюсюканьем».

Карикатура на писателя настолько зла, жестока и несправедлива, что не хочется ее и касаться. Для нас имя Тургенева священно, как в данном случае и имя его хулителя. Не будем вмешиваться в распри великих людей.

Сын Степана Трофимовича Петр Верховенский — представитель уже следующего поколения — шестидесятников. Он-то и становится организатором убийства Шатова. Скользкий, наглый тип. Достоевский рисует его портрет с явной брезгливостью. Он был в детстве брошен отцом, «человеколюбивым» представителем поколения 40-х гг. и вырос подлецом.

Роман обширен, населен множеством персонажей. Каждый из них колоритен. Много трагедий, истерических сцен и странных психологических коллизий, как и во всех произведениях Достоевского. Но об одном из героев, пожалуй, следует поговорить особо, ибо в нем угадывается Лермонтов.

В романе это Николай Ставрогин. Красивый, смелый до дерзости и — странен, «решительный и неоспоримый красавец», «изящен», «важен», «взгляд вдумчив и как бы рассеян» и т.д. Ставрогин трагичен, непонятен. Непонятен он остался и Достоевскому, который, видимо, хотел разобраться в характере Печорина. «Нервозная, измученная и раздвоившаяся природа людей нашего поколения» — таков вывод.

Источник: Артамонов С.Д. Сорок веков мировой литературы. В 4 кн. Кн. 4. Литература нового времени. – М.: Просвещение, 1997

Источник: http://classlit.ru/publ/literatura_19_veka/dostoevskij_f_m/dostoevskij_besy_analiz/66-1-0-141

Роман Достоевского «Бесы» в оценке литературной критики ХХ века

В начале XX века религиозно-философские идеи романа Федора Михайловича Достоевского «Бесы» были подхвачены русскими символистами: Вяч. Ивановым, А. Волынским, Д. Мережковским, а также другими проповедниками «нового христианства»: В.В. Розановым, С.Н. Булгаковым, С.Л. Франком, Н.А. Бердяевым, Л.И. Шестовым, объявившими себя наследниками Достоевского.

Для них творчество Достоевского явилось важной вехой на пути от марксизма к идеализму. Они видели в нем «новое религиозное сознание», «третий завет», «второе измерение мышления». Д.С.

Мережковский написал книгу «Толстой и Достоевский», в которой, в частности, рассуждая о реализме Достоевского, отождествлял «фантастическое» с «религиозным», утверждая, что Достоевский – великий реалист, но и великий мистик. Лев Шестов опубликовал работу «Достоевский и Ницше».

Обратите внимание

В 1921 году в Москве Бердяев вел семинар по творчеству Достоевского в «Вольной Академии Духовной культуры»; лекции семинара послужили основой труда «Миросозерцание Достоевского». О романе «Бесы» там сказано: «Что-то вещее, пророческое есть в картине, раскрывающейся в «Бесах». Достоевский первый узнал неотвратимые последствия известного рода идей».

Бердяев в Праге пишет много философско-исторических работ, посвященных анализу русской истории и культуры.

В известной работе «Духи русской революции», в статье, посвященной творчеству Достоевского «Достоевский в русской революции» где анализируется тема нигилизма в основных романах русского писателя, он, в частности, писал: «Сейчас, после опыта русской революции, даже враги Достоевского должны признать, что «Бесы» – книга пророческая.

Достоевский видел духовным зрением, что русская революция будет именно такой и иной быть не может. Он предвидел неизбежность беснования в революции. Русский нигилизм, действующий в хлыстовской русской стихии, не может не быть беснованием, исступленным и вихревым кружением. Это исступленное вихревое кружение и описано в «Бесах». Там происходит оно в небольшом городке.

Ныне происходит оно по всей необъятной земле русской». В 20-х годах за границей работа Бердяева «Миросозерцание Достоевского» увидела свет; в ней он говорит о роли фантастического и нереального в произведениях писателя, а также почти впервые в критике этого периода прозвучала мысль о христианском мотиве как основном в мировоззрении Достоевского. «Через всю жизнь свою Достоевский пронес исключительное, единственное чувство Христа, какую-то иступленную любовь к лику Христа. Во имя Христа, из бесконечной любви к Христу порвал Достоевский с тем гуманистическим миром, пророком которого был Белинский. Вера Достоевского во Христа прошла через горнило всех сомнений и закалена в огне», – писал русский философ.

XX век признал необыкновенную точность художественных диагнозов и прогнозов Достоевского, определяя роман «Бесы» как символическую русскую трагедию. С.Н.

Булгаков подчеркивал, что эта трагедия «имеет не только политическое, временное, преходящее значение, но содержит в себе такое зерно бессмертной жизни, луч немеркнущей истины, какие имеют все великие и подлинные трагедии, тоже берущие для себя форму из исторически ограниченной среды, из определенной эпохи».

Впервые основную структурную особенность художественного мира Достоевского выявил Вячеслав Иванов. Реализм Достоевского он определяет как реализм, основанный не на познании (объектном), а на «проникновении». Утвердить чужое «я» как субъект познания – таков принцип мировоззрения Достоевского.

Важно

Утвердить чужое «я» – «ты еси» – это и есть та задача, которую, по Иванову, должны разрешить герои Достоевского, чтобы преодолеть свой этический солипсизм, свое отъединенное «идеалистическое» сознание и превратить другого человека из тени в истинную реальность.

В основе трагической катастрофы у Достоевского всегда лежит солипсическая отъединенность сознания героя, его замкнутость в своем собственном мире.

В 1911 году в журнале «Русская мысль» за май-июнь Иванов печатает реферат «Достоевский и роман-трагедия», зачитанный в петербургском Литературном обществе, где дается психологический анализ основных образов, созданных Достоевским.

«Достоевский хотел показать в «Бесах», как Вечная Женственность в аспекте русской Души страдает от засилья и насильничества «бесов», искони борющихся в народе с Христом за обладание мужественным началом народного сознания, – пишет здесь критик.

– Он хотел показать, как обижают бесы, в лице Души русской, самое Богородицу (отсюда символический эпизод поругания почитаемой иконы), хотя до самих невидимых покровов Ее досягнуть не могут (символ нетронутой серебряной ризы на иконе Пречистой в доме убитой Хромоножки)».

Сходно с Ивановым определяет религиозную направленность творчества Достоевского и С. Аскольдов. Но и он остается в пределах монологизованного религиозно-этического мировоззрения Достоевского и монологически воспринятого содержания его произведений.

«Первый этический тезис Достоевского, – говорит Аскольдов, – есть нечто на первый взгляд наиболее формальное и, однако, в известном смысле наиболее важное. «Будь личностью», – говорит он нам всеми своими оценками».

Личность же, по Аскольдову, отличается от характера, типа и темперамента, которые обычно служат предметом изображения в литературе, своей исключительной внутренней свободой и совершенной независимостью от внешней среды.

Со стороны художественного построения романов писателя подходит к творчеству Достоевского Л.П. Гроссман. Для Гроссмана Достоевский, прежде всего, создатель нового своеобразнейшего вида романа.

«Думается, – говорит он, – что в результате обзора его обширной творческой активности и всех разнообразных устремлений его духа приходится признать, что главное значение Достоевского не столько в философии, психологии или мистике, сколько в создании новой, поистине гениальной страницы в истории европейского романа».

В другой работе Гроссман ближе подходит именно к многоголосости романа Достоевского. В книге «Путь Достоевского» он выдвигает исключительное значение диалога в его творчестве.

«Форма беседы или спора, – говорит он здесь, – где различные точки зрения могут поочередно господствовать и отражать разнообразные оттенки противоположных исповеданий, особенно подходит к воплощению этой вечно слагающейся и никогда не застывающей философии.

Перед таким художником и созерцателем образов, как Достоевский, в минуту его углубленных раздумий о смысле явлений и тайне мира должна была предстать эта форма философствования, в которой каждое мнение словно становится живым существом и излагается взволнованным человеческим голосом». Как и М.М. Бахтина, Гроссмана нужно признать основоположниками объективного и последовательного изучения поэтики Достоевского в нашем литературоведении.

Источник: https://superinf.ru/view_helpstud.php?id=4297

Анализ романа «Бесы»

«Бесы» – одно из самых сложных произведений Достоевского. Оно вызвало противоречивые высказывания критиков сразу после публикации. Споры вокруг трактовки образов героев, идейного содержания не утихают до сих пор. Чтобы разобраться в тонкостях романа и выделить ключевые мысли, давайте проведем краткий анализ романа “Бесы”.

История создания романа «Бесы»

Роман «Бесы» был задуман после «нечаевского дела»: убийства членами группы Нечаева слушателя Петровской земельной академии. Дело чрезвычайно заинтересовало Достоевского, и уже в 1870 году он отправляет в редакцию журнала «Русский вестник» первые главы романа.

Произведение неоднократно переделывалось и переписывалось. Понимая это, делать анализ романа “Бесы” особенно интересно. Однажды, получив анонимное письмо о возможности обысков, Достоевский сжигает рукописи, среди которых были черновики «Бесов». Менялся и замысел относительно главного героя. Первоначально им должен был стать Петр Верховенский.

Но впоследствии в центре повествования оказывается Николай Ставрогин. Задумывает писатель использовать традиционную для своего творчества сюжетную линию – мотив противостояния грешника и праведника. Для этого в первых редакциях появляется образ монаха Тихона, который затем исключается по настоянию издателя Каткова. Закончен роман в 1872 году.

Уже в XX веке опубликованы черновики и первые редакции романа.

Проблематика в анализе романа «Бесы»

Вопрос о пути России, о способах политической борьбы и шире – о возможности преобразования мира насильственным путём – остро встал перед российским обществом в 1860 – 1880-е годы.

В произведении чётко прослеживается отсылка к «Отцам и детям» Тургенева. Именно он открыл тему нигилизма. Как и в романе Тургенева, герои Достоевского раскрываются в идеологических спорах, показывающих возможные перспективы развития общества.

В символическом плане прослеживается  связь со стихотворением «Бесы» Пушкина: звучит мысль о сбившихся с дороги людях, блуждании в тумане, замкнутом круге, созданном «вихрями» и «метелями» в русском обществе.

Вот эту мысль нельзя упускать, если вы проводите анализ романа “Бесы”.

Совет

Духовные болезни общества, показанные писателем, вызваны, по его мнению, отсутствием высоких идеалов.

Ни технический прогресс, ни образование, ни попытки искоренить общественные противоречия политическим путём не приведут к успеху, пока не будет найдены общие нравственные ориентиры.

Причина трагического состояния русского общества в том, что «великого ничего нет» – отсутствуют духовные скрепы и высокие моральные основы.

Анализ образа Николая Ставрогина в романе «Бесы»

Ставрогин – один из самых сложных образов в мировой литературе. Фамилия героя происходит от греческого «крест», что символизирует его высокое предназначение. Он умный, образованный, одарённый от природы человек.

Но он отрекается от высокой миссии, эгоистическое начало побеждает в нём. Символически мотив отречения представлен в том, что герой принимает чужое подданство, оставляет жену Хромоножку.

Ставрогин выбирает путь «сверхчеловека», готового преступить нравственные законы, и это четко видно, когда мы проводим анализ романа “Бесы”.

Главная черта Ставрогина – двойственность. То он предстаёт как носитель значительных идей, вдохновляющий молодых людей мыслью о призвании русского народа спасти Европу и человечество. То оказывается индивидуалистом, развращающим чужой ум идеями о «сверхчеловеке».

Одним он представляется великой личностью, другим – дрянным барчонком. Беда Ставрогина в том, что он не видит границы между добром и злом. Его сила уходит в никуда или растрачивается на низкие поступки.

Например, от скуки он готов составить устав смертоносной организации.

Возрождение Ставрогина невозможно потому, что он уверен в своей силе, но утратил нравственные основы, он следует своим желаниям, не видя разницы между добром и злом.

Надеемся, что статья, где был представлен краткий анализ романа “Бесы” Федора Достоевского, оказалась для вас полезной. Чаще посещайте наш литературный блог, где сотни статей помогут вам понять суть того или иного произведения.

Источник: https://reedcafe.ru/blogs/analiz-romana-besy

Поэтика пропущенных звеньев: роль главы «У Тихона» в композиции романа Ф. Достоевского «Бесы»

Роман Ф. Достоевского Бесы является одним из сложных и загадочных произведений русской литературы. Одной из загадок романа является глава У Тихона, включение которой в каноническую версию романа имеет особую историю.

Упоминаемая глава была изъята из печати в журнале Русский вестник после того, как была набрана в корректуре из-за нецеломудренного содержания: содержала сцену растления малолетней девочки. Несмотря на переработку главы автором, она так не была напечатана. Глава не вошла в прижизненное книжное издание 1773 г. По мнению А.С.

Долинина, эта глава не вошла в роман из-за отрезка времени, отделяющего первую и переиздание: Были переизданы Бесы при жизни Достоевского только один раз, в самом начале 1773 года, почти одновременно с окончанием печатания их в Русском вестнике.

Обратите внимание

Ввести такую сенсационную в смысле сюжетном главув отдельном издании, в то время, как в только что напечатанном ее не было, – не значило ли это: сделать ее еще выпуклой, привлечь к ней особливое внимание [1: 515]. А по А.Л. Бему, эта глава исключена потому, что: внешняя причина совпала с какими-то внутренними колебаниями [2: 151].

Справедливо замечает К. Мочульский: Выброшенная глава ‒ кульминация в трагедии Ставрогина. Тайна загадочного героя разоблачается, и развязка, которую мы с волнением и тревогой так долго искали, потрясает нас неожиданностью [3: 449-450]. Несмотря на то, что эта глава и не была включена в роман, современники Достоевского знали её содержание. Так, Н.

Страхов в письме к Л. Толстому заметил: Одну сцену из Ставрогина (растление и пр.) Катков не хотел печатать, но Достоевский здесь ее читал многим [4: 308].

Наиболее близка к пониманию роли главы в романе мысль Л. П. Гроссмана, видевшего в литературной исповеди центр композиции: рассказ о тайном преступлении ‒ это главный узел всей повествовательной системы. История греха, тяжелых душевных блужданий и тайных пороков ‒ вот основная тема, намечающая развитие всей экспозиции [5:17].

Ответ на вопрос о том, какова причина поступка Ставрогина, растлившего 8-летнюю Матрёшу, человека, не лишённого сострадания к людям и способного руководствоваться этическими требованиями в поведении: от скуки, чувства вины, безумия или бесовства, заключает глава У Тихона.

Здесь следует обратить внимание на работу В. Свинцова [6], в которой особое внимание уделено главе У Тихона.

Исследователь настаивает на ошибочности трактовки истории Ставрогина, изнасиловавшего Матрёшу: поступок Ставрогина ‒ в том виде, как он описан в главе У Тихона, ‒ может быть квалифицирован как нимфофильное действие, но не насилие [6: 6].

В числе доказательств исследователя нерешительность Достоевского в определении возраста Матреши, уточнение, что поступок Ставрогина по действовавшему в те времена Уложению о наказаниях был уголовно ненаказуем, он не мог быть квалифицирован как растление.

Важно

Вместе с тем очевидная противоречивость утверждения исследователя: Феномен ставрогинского греха сопрягается с феноменом сладострастия и растворяется в понятии всеобщей человеческой греховности [6: 8] всё же делает возможной трактовку события как свершившегося насилия.

Свинцов в конце статьи называет Ставрогина растлителем и оправдывает Ставрогина и автора романа антропологической концепцией трагического гуманизма. Приводит в знак правомерности оправдания слова Бердяева: Поражает отношение самого Достоевского к Николаю Всеволодовичу Ставрогину. Он романтически влюблен в своего героя Других он проповедовал как идеи, Ставрогина он знает как зло и гибель. И все-таки любит его [6: 14].

В настоящей работе ставится задача показать модель анализа пропущенных звеньев, каковым является непубликовавшаяся длительное время глава (безотносительно к факту свершения насилия).

Актуальность такого подхода обусловлена не только её центральной ролью для концепции бесовства и композиции романа, но и своеобразием создания психологического портрета героя, сочетающего в себе противоречивые и взаимоисключающие начала.

Кроме того, мотивация если не совершения Ставрогиным преступления, то его раскаяния, расширяет множественность смыслов, заключённых в концепты бесы, организующем сложную иерархическую природу романа.

Важно обратить внимание на своеобразие построения рассматриваемой главы. Она включает две части, московскую и петербургскую. Первая часть была отправлена автором в Москву. Эта гранка, напечатанная в декабрьской книжке Русского вестника с различными пометками, исправлениями автора.

Вторая, петербургская глава, была копией переписанной от руки супругой писателя А.Г. Достоевской. Скорее всего, существование нескольких вариантов обусловлено тем, что автор пытался сделать главу приемлемой для печати.

Так, в первом варианте, гранках, присутствовала сцена растления, а во втором она заменена на вырванный листок.

Совет

Изначально, по рукописям автора, глава нумеровалась как девятая, и должна была заключать вторую часть. Однако в корректуре она была переименована в первую и, возможно, с неё начиналась бы третья часть романа.

Впервые часть главы была опубликована в юбилейном издании собраний сочинений Ф.М. Достоевского в 1902 г. в Санкт-Петербурге. Д.С. Мережковский в монографии Толстой и Достоевский. Вечные спутники анализирует роман с учётом этой главы.

Эту главу Мережковский называет одним из могущественнейших созданий: в котором слышится звук такой ужасающей искренности, что понимаешь тех, кто не решается напечатать этого даже после смерти Достоевского: тут что-то, действительно, есть, что переступает за черту искусства: это слишком живо [7: 85].

Полностью рассматриваемая глава была напечатана лишь в 1922 г. в Мюнхене под названием Исповедь Ставрогина. Благодаря усилиям исследователя Л.

Сараскиной глава У Тихона печаталась в составе романа в России три раза, до этого выходила как приложение.

Так, Сараскина отмечает: За последние двадцать лет я смогла сделать три издания романа, ‒ в 1989-м, в 1992-м и в 1996 году, куда включена исповедь Ставрогина и поставлена на свое, задуманное писателем место [8].

Тема растления и насилия ‒ одна из сквозных в творчестве Достоевского. В романе Братья Карамазовы была изнасилована юродивая Елизавета Смердящая. По слухам, виновником был Фёдор Карамазов, известный своими похождениями.

Вскоре она умирает при родах в бане Карамазова. В романе Идиот Настасья Филипповна в шестнадцать лет стала содержанкой своего опекуна Тоцкого. Поняв свое положение, девушка возненавидела своего благодетеля и себя.

Обратите внимание

Поэтому не смогла принять предложения руки и сердца от князя Мышкина и уезжает с Рогожиным, который её убивает. В романе Преступление и наказание Свидригайлов признается в растлении несовершеннолетней девочки, которая покончила жизнь самоубийством.

Тема растления появляется в романе Бесы в неопубликованной главе У Тихона, называемой иначе Исповедью Ставрогина.

Несмотря на то, что глава не была включена в роман, тема растления упоминается в основном тексте. Так, Ставрогин при разговоре с Кирилловым спрашивает у него: А кто с голоду умрет, а кто обидится и обесчестит девочку ‒ это хорошо? [9: 243].

Данная глава является идейным центром романа. Она объясняет странное поведение Николая Ставрогина в обществе и его женитьбу на Марье Лебядкиной. С первых строк главы автор рисует нам психологический портрет героя. Он чем-то обеспокоен, не может заснуть, смотрит в одну точку, суетится: наскоро выпил он кофе, наскоро оделся и торопливо вышел из дому [10:633].

Его состояние беспокойства, задумчивости объясняет то, что он не замечает толпу мужиков, которая пересекла ему дорогу на перекрестке: Их было пятьдесят или более. У лавочки кто-то сказал ему, что это шпигульские рабочие. Но он не обратил на них внимания [10:633].

Состояние героя усугубляется: Тут только он как бы что-то вспомнил тревожное и хлопотливое, остановился, наскоро пощупал что-то в своем боковом кармане и усмехнулся [10:633]. Таким образом, автор создает интригу, настроение ожидания, тревоги, предчувствие необычного.

Ещё Гроссман заметил особенность композиции романов Достоевского: Пестрота интриги придает ходу романа ту силу движения и внешнего интереса, которая здесь особенно необходима в виду доминирующего над всем рассказом отвлеченного положения [5: 18].

Интрига получает развитие. Когда Ставрогин приходит к Спасо-Ефимьевско Богородскому монастырю, там его поклоном встречает служака.

Важно

Но у служаки властно и проворно отбивает Ставрогина толстый и седой монах, который постоянно кланялся и хотел ему услужить. Тут Ставрогин замечает, что его здесь знают хотя, сколько помнилось ему, он здесь бывал только в детстве [10].

При встрече со старцем узнает, что тот видел его четыре года назад в этом монастыре, случайно. Это факт Ставрогин отрицает.

Ставрогин к встрече со старцем Тихоном подготовился, собрав о нём разнообразные и противоположные сведения. Но и Тихон слышал о нём. Такое сообщение приводит к тому, что Ставрогин замечает, как по лицу его проходит иногда нервное содрогание, признак давнишнего нервного расслабления [10].

Ставрогин странно ведет себя в разговоре со старцем. Он то болтает без умолку, то долго молчит, переходит от одного разговора к другому, злится, смеётся. Такое поведение можно объяснить лишь тем, что его что-то тревожит.

Как когда-то в Скворешниках, он ведёт себя как безумный. Вдруг Ставрогин признаётся, что не знает, зачем пришел к старцу. Но признание было произнесено брезгливо. Из чего можно судить, что решение прийти к старцу далось ему с трудом.

Однако герой сразу же сознаётся, что его беспокоят галлюцинации, в которых он видит и чувствует существо: насмешливое и разумное, в разных лицах и в разных характерах, но оно одно и то же, а я всегда злюсь…. [10].

Признание Ставрогин сразу же отверг, посчитав это вздором и оправдываясь, что это он сам просто в разных обличиях, а не настоящий бес.

Тем не менее для Ставрогина важно услышать мнение старца о бесах. Ему хочется знать, верит ли он в них. И, получив положительный ответ, усмехается.

Совет

Ставрогину важно также знать ответ на вопрос: Можно ль веровать в беса, не веруя совсем в бога?. И на это старец отвечает положительно. Ибо по его мнению: атеизм почетнее светского равнодушия.

Ставрогин старается показать, что вера ему чужда, хотя сам пришел к старцу за прощением.

Совершённый им грех был подробно записан на бумаге. Он принес их для старца, чтобы тот прочитал не простые листки, а документ. Ставрогин описывает несколько лет своей жизни. Этот документ, который больше напоминал прокламации, и был предназначен для распространения.

Сам Ставрогин говорит, что написал это для облегчения. А основной мыслью является страшная, непритворная потребность кары, потребность креста, всенародной казни. А между тем эта потребность креста всё-таки в человеке, неверующем в крест.

Николай Ставрогин, как и Родион Раскольников, хочет понести публичное наказание за свой поступок. Но документ этот не простой, он написан бесом, овладевшим этим господином. С другой стороны, автор говорит, что мог бы и не писать этого, но он больной, который мечется в постели.

И выход он видит в одном ‒ бросить вызов обществу. Таким образом, прокламация является своего рода вызовом.

В одной из статей автора[1] настоящего доклада показано, что в романе Бесы Достоевским выведена галерея безумцев, позволившая выявить иерархию смыслов сумасшествия: клинического, репутационного, идеологического.

Эти концепты безумия как этического освобождения от прежней веры особенно показаны в анализе образов Марьи Лебядкиной, Корейши и Кириллова. Безумие во всех выявленных формах является способом самопознания героев и служит персонажу методом познания окружающего мира.

Обратите внимание

Практически каждый персонаж романа заражен какой-либо идеей (своим бесом). На столкновении этих персонажей, их видении мира и возникает, как доказывал автор, сюжетообразующий конфликт романа.

В другой статье автора[2] доклада предметом анализа стали два эпиграфа к роману из евангельского текста и из Пушкина в контексте реализации философской концепции романа. Были выявлены три семантических составляющих понятия бесовства: бесовщина, наваждение, неистовство.

В сравнении с Дневником писателя повествовательная стратегия романа с размышлений о народе не только смещается в сторону философии революции, осознаваемой как дело интеллигенции, но в синтезе пародийного контекста романа-памфлета и социально-политической версии революции усилена идея трагического разрыва интеллигенции с народом.

Вместе с тем метафора, основой которой стал евангельский эпиграф: бесы вышли из русского человека и вошли в стадо свиней ‒ обусловила метафизику революции.

Автором была исследована связь между национальной катастрофой России, заключающаяся в бесовской природе революции и интерпретацией бесовства как бесовщины и неистовства в образе Николая Ставрогина. Известна оценка С.

Булгаковым героя Достоевского как слуги антихриста, что прообразом Ставрогина стал Михаил Бакунин.

Выявление Степуном различных мотивов самоубийства Ставрогина и Кириллова: Первый сверхчеловек или, по терминологии Достоевского, ‒ человекобог Кириллов стреляется потому, что не осознал своей любви к Спасителю.

Ставрогин затягивает петлю на шее потому, что осознал свою каноническую веру в беса [11: 373] позволило не только установить связь этих двух образов, но и показать новаторство Достоевского, заключавшееся в богоборческой природе зарождавшейся на его глазах большевистской революции. Исцеление от революции как бесовства заключено для писателя в народе и его вере.

Важно

Новый аспект бесовства заключён в исповеди Николая Ставрогина. Она проникнута чувством глубокого страха за содеянное и ощущение в себе бесовства. Мысль о самоубийстве и отказ от него, решение об убийстве Матрёши и отказ, и вместе с тем новая мысль, порождённая страхом ‒ и этой мысли суждено осуществиться. Таков круг сюжетосложения и связи главы У Тихона с композицией романа.

В приступе лихорадки Матрёша кивает головой и сотрясает кулачком, будто ругая, осуждая и укоряя Ставрогина. А через несколько минут она спустилась в чулан. Ставрогина посетила роковая мысль. Но верить в неё не хотел. Вскоре он спустится за девочкой и увидел её повесившейся. Мысль осуществилась.

Помочь понести это публичное наказание Ставрогину может старец Тихон, который является антиподом Николая. Старец ‒ единственный, кто может раскрыть причину преступлений и поступков Николая Ставрогина.

И для этого старец внимательно следит за ним на протяжении всей сцены, чтобы понять, ради чего сюда пришел Ставрогин и с какими намерениями. Но Тихон мудрец и, возможно, предсказатель, который говорит Ставрогину, что он убьёт себя или пойдёт на ещё более тяжкие поступки.

И тогда становится понятным смысл фразы Проклятый психолог!, которая подтверждает, что Старец верно понял намерения Ставрогина.

Итак, восстановление пропущенной ‒ непубликовавшейся долгое время главы У Тихона ‒ проясняет причины странного поведения Ставрогина в романе, объясняет причины его женитьбы на Марье Лебядкиной, реконструирует связь между разными уровнями трактовки концепта бесы: от нарушения этических норм в повседневной жизни до бесовства как сущности революции, источника национальной катастрофы России.

Литература

1. Долинин А.С. Исповедь Ставрогина //Достоевский Ф.М. Бесы. Бесы: Антология русской критики. ‒ М.: Согласие, 1996. ‒ С. 537-540.

2. Бем А.Л. Эволюция образа Ставрогина // Бем А.Л. Исследования. Письма о литературе. ‒ М.: Языки славянской культуры, 2001. ‒ С. 151.

3. Мочульский К. Достоевский. Жизнь и творчество // Мочульский К. Гоголь. Соловьев. Достоевский. ‒ М., 1995. ‒ С. 449 – 450.

Совет

4. Письмо Страхова к Л. Толстому от 28 ноября 1883 г. Толстовский музей т. II, ‒ С.- Петербург, 1914. ‒ С. 308.

5. Гроссман Л.П. Поэтика Достоевского. ‒ М.: ГАНХ, 1925. -188 с.

6. Свинцов В. Достоевский и отношения между полами // Новый Мир. ‒ 1999.‒ №5. ‒ С. 8 – 16.

7. Мережковский Д.C. Толстой и Достоевский. Вечные спутники. ‒ М.: Республика, 1995. ‒ 585 с.

8. Сараскина Л. Пророчества Достоевского // Электронный режим доступа: [http://www.pravmir.ru/video-prorochestva-dostoevskogo/]

9. Текст романа цитируется по изданию: Достоевский Ф.М. Бесы. ‒ М.: Эксмо, 2012. ‒ 704 с.

10. Глава У Тихона. // Достоевский Ф.М. Бесы // Электронный режим доступа: [http://rvb.ru/dostoevski/01text/vol7/30.htm]

11. Степун Ф.А. Бесы и большевистская революция // Русское зарубежье в год тысячелетия крещения Руси. ‒ М.: 1991. ‒ С. 365-376.

[1] Гертфельдер Д. Безумие как феномен этического освобождения в романе Ф. Достоевского Бесы // Материалы международной научно-практической конференции Актуальные проблемы преподавания русского языка и литературы в финно-угорской аудитории. Сыктывкар, 2014. Принято в печать

[2] Гертфельдер Д. Правда о русском народе и концепция русской революции в романе Ф. Достоевского Бесы // ALMANACH VIA EVRASIA.‒ 2014. №3. Сайт Софийского университета Св. Климента Охридского

Источник: https://adventik.ru/poetika-propuwennyh-zvenev-rol-glavy-u-tihona-v-kompozicii-romana-f-do-stoevskogo-besy

«Бесы» Достоевский персонажи

Роман «Бесы» Достоевского — один из самых политизированных произведений писателя. Он был экранизирован несколько раз: в 1988, 1992 и 2006 годах.

Содержание «»Бесы» Достоевского

Действие происходит в маленьком провинциальном городе, преимущественно в поместьях Степана Трофимовича Верховенского и Варвары Ставрогиной. Сын Степана Трофимовича, Петр Верховенский, главный идейный вдохновитель революционной ячейки.

Он пытается вовлечь в революционное движение сына Варвары Ставрогиной, Николая. Верховенский собирает «сочувствующую» революции молодежь: философа Шигалева, суицидального Кириллова, бывшего военного Виргинского.

Верховенский замышляет убить Ивана Шатова, который хочет «выйти» из ячейки.

Герои романа «Бесы» проживают интересные события, краткое содержание романа не даст полного представления о тем временам.

Персонажи «Бесы»

Давайте подробно рассмотрим всех персонажей романа «Бесы».

Николай Всеволодович Ставрогин — главный герой романа, весьма неоднозначная фигура. Является участником ключевых событий романа наравне с Верховенским, который пытается вовлечь Ставрогина в свои планы. Имеет много анти-социальных черт.

Важная для понимания фигуры Ставрогина и всего романа глава «У Тихона», где Ставрогин признается в изнасиловании девочки 10 или 14 лет (в двух известных вариантах этой главы возраст разнится), была опубликована только в начале 1920-х гг.

  Это очень спорный вопрос, так как в приведенной ниже ссылке на главу написано:

Тихон вглядывался молча.

— Успокойтесь. Я не виноват что девчонка глупа и не так поняла… Ничего не было. Ни-че-го.

— Ну и слава Богу, — перекрестился Тихон.

— Это всё долго объяснять… тут… тут просто психологическое недоразумение
. . .

Этот жест — именно то что она мне грозила, был уже мне не смешон, а ужасен. Мне стало жалко, жалко до помешательства и я отдал бы мое тело на растерзание чтоб этого тогда не было.

Не о преступлении, не о ней, не о смерти ее я жалею, а только того одного мгновения я не могу вынести, никак, никак, потому что с тех пор оно мне представляется каждый день и я совершенно знаю, что я осужден.

Варвара Петровна Ставрогина — мать Николая Всеволодовича. Дочь богатого откупщика, который и оставил ей в наследство состояние и большое имение Скворешники, вдова генерал-лейтенанта Ставрогина (тот был как раз небогат, но зато знатен и со связями в обществе).

Обратите внимание

Но после смерти мужа связи её всё сильнее и сильнее ослабевали, попытки их восстановить по большей части ни к чему не приводят, например, поездка в Петербург в конце 50-х годов закончилась почти безуспешно.

К моменту смерти её супруга Степан Трофимович уже поселился в Скворешниках и даже в первое время, возможно, имел шансы жениться на Варваре Петровне (Рассказчик этого не исключает окончательно, а Пётр Степанович цинично замечает отцу, что, на его взгляд, такой момент действительно был).

Пользуется большим уважением и влиянием в губернии, злые языки даже говорили, что ей правит не губернатор Иван Осипович, а она. Но к началу действия романа вдова сосредоточилась на своём хозяйстве, кстати, достигнув в этом больших успехов. Находится в очень натянутых отношениях с женой нового губернатора Юлией Михайловной, воспринимая её как соперницу за главенствующее положение в обществе, что, впрочем, взаимно.

Варвара Петровна очень опытна и умна, много времени провела в высшем свете, а потому прекрасно разбирается в людях. Незлая, но очень властная, деспотичная по натуре женщина. Способна на сильную, даже жертвенную привязанность, но требует полного подчинения от тех, на кого она распространяется.

Степан Трофимович стал ей как сын, стал её мечтой (он видный гражданский деятель, а она его покровительница), пусть и несбыточной, она содержала своего друга двадцать два года, на её деньги жил его сын Пётр Степанович, она собиралась ему (Степану Трофимовичу) оставить наследство, которого бы ему хватило до конца жизни.

Но чуть ли не насильно собралась женить его на Дарье Павловне при малейшем подозрении в том, что у неё роман с Николаем. В отношениях со своей старой подругой Прасковьей Ивановной Дроздовой тоже занимает главенствующее положение, часто ей помогает, но при этом считает её безнадёжной дурой и не скрывает этого.

В то же время её привязанность, любовь к своим подопечным не разрушается даже после полного разочарования в них (С. Т. Верховенский тому яркое подтверждение). А иногда Ставрогина сажает людей в «золотую клетку» своей любви вообще против их воли.

В конце романа наполовину предлагает, наполовину приказывает Софье Матвеевне, попутчице своего умершего друга, навеки поселиться в её имении на том основании, что нет у неё «теперь никого на свете».

Степан Трофимович Верховенский — учитель Николая Ставрогина и Лизаветы Николаевны, отец Петра Степановича (единственный сын от первого брака, женат был дважды). Как пишет автор, в молодости при Николае Первом какое-то время, впрочем, всего «самую маленькую минуточку», он для многих стоял в одном ряду с Белинским, Герценом, Грановским.

Важно

Но недолго, так как после обнаружения полицией его поэмы на мифологический сюжет, которую сочли опасной, он поспешил бросить свою короткую преподавательскую деятельность и уехать в имение Варвары Петровны, чтобы учить её сына (она давно приглашала), хотя мог бы отделаться просто объяснениями. Но уверял всех, что его отправили в ссылку и держат под наблюдением.

Сам же настолько в это верил, что даже обиделся бы, если бы его в этом разубеждали.

Действительно воспитывал и учил маленького Николая, а также Лизавету, дал ему представление «вековечной, священной тоски», которую не променять на «дешёвое удовлетворение», но, по мнению Рассказчика, ученику сильно повезло, что в 15 лет его оторвали от не в меру чувствительного и слезливого учителя и отправили учиться в лицей.

После этого бывший преподаватель остался на положении покровительствуемого друга и приживальца в имении Ставрогиной. Изначально приехал с намерением изучать словесность, историю, писать научные труды, но тратил время больше за картами, шампанским и пустыми разговорами с Рассказчиком, Шатовым, Липутиным и пр.

Всё время старается подать себя как интеллигента и мученика за убеждения, которого лишили карьеры, места в обществе и шанса чего-то добиться, но люди на это не реагируют. В конце 50-х во время поездки в Петербург попытался напомнить о себе.

Сначала его принимали с успехом, так как он «представляет идею», но сама бывшая «знаменитость» прекрасно понимала, что никто из слушателей о нём ничего не знает и не помнит. Поездка закончилась полным провалом после стычки между радикально настроенным юношей и генералом на вечере у Ставрогиной.

Публика заклеймила Варвару Петровну за то, что генерала не выгнали, а Степана Трофимовича ещё и за превозношение искусства. Затем Степан Трофимович съездил, чтобы развеяться, за границу, но через четыре месяца вернулся в Скворешники, не вытерпев разлуки с Варварой Петровной.

После приезда Николая Варвара Петровна, подозревая, что между её сыном и Дарьей Павловной есть связь, чуть ли не силой попыталась женить своего друга на ней, но отказалась от этой идеи, оскорблённая тем, что Степан Трофимович посчитал, что его женят на «чужих грехах».

Совет

При этом Варвара Петровна очень ревностно отнеслась к тому, что Степан Трофимович согласился жениться на Дарье Павловне и даже всё прихорашивался, ей было бы гораздо по душе, если бы он отказался от женитьбы, разъяснив свой отказ тем, что Варвара Петровна — единственная в его жизни женщина, пусть между ними и не предполагалось романа. После этого происходит ссора между ними. Старик на прощальном вечере Кармазинова прочитал пламенную речь о том, что красота — самое важное в истории человечества, но был освистан как мякенький либерал сороковых годов. После этого исполнил своё обещание и тайно ушёл из Скворешников, где провёл двадцать два года, не вынеся больше своего положения нахлебника. Но ушёл совсем недалеко, так как по дороге к знакомому купцу, у которого тоже хотел учить детей, он заболел и умер на руках у примчавшейся к нему Варвары Петровны и Софьи Матвеевны, к которой он крайне привязался в конце жизни (без этого он не мог).

Добрый, безобидный, но слабый, непрактичный, совершенно несамостоятельный человек. В молодости отличался редкостной красотой, которая и в старости его до конца не оставила. Находит полное взаимопонимание и искреннюю любовь со стороны детей, потому что сам, несмотря на свои почтенные лета, ребёнок.

В то же время обладает очень острым в своём роде умом. Он прекрасно смог понять своё незавидное положение во время поездки в Петербург, даже в минуты оваций в его честь.

Более того, он прекрасно разбирается в политических течениях и чувствует сильную вину и боль за то, что молодые радикалы извратили мечты и идеи его поколения, ведь сам он безответственно отстранился от возможности влиять на развитие этих идей в обществе.

В первом после ссоры разговоре со своей покровительницей он сразу понимает, что она просто нахваталась новых слов от его сына. Сам по убеждениям либерал и идеалист, причём довольно возвышенных взглядов. Убеждён, что красота — самое важное в жизни человечества, главное условие его существования.

Пётр Степанович Верховенский — сын Степана Трофимовича, главный в «революционной пятерке». Хитер, умён, коварен. Прообразами этой мрачной фигуры были революционерыСергей Нечаев и Михаил Петрашевский.

Лизавета Николаевна Дроздова (Тушина) — подруга детства Николая Ставрогина. Красивая девушка во многом несчастная, слабая, но далеко не глупая. Многие приписывали ей роман со Ставрогиным; в конце произведения, мы узнаём, что это правда. Преследуя свои цели, Петр Верховенский сводил их вместе.

После последнего объяснения со Ставрогиным Лиза понимает, что любит Маврикия Николаевича, но через несколько часов умирает у него на руках, избитая разъяренной толпой около дома погибших Лебядкиных, считающих её сопричастной к преступлению.

Как и многие другие герои романа, Лиза погибает духовно обновленной.

Иван Павлович Шатов — бывший член революционного движения, разуверившийся в их идеях. Как утверждают современники, Достоевский вложил в его уста свои собственные идеи. Прообразом его послужил И. И. Иванов, убитый «Народной расправой». Погибает от рук кучки Верховенского.

Толкаченко («знаток народа») — эпизодический персонаж, один из рядовых участников «пятёрки», прототипом которого послужил фольклорист Иван Гаврилович Прыжов, в романе ему Верховенским отведена вербовка «революционеров» среди проституток и преступников[3].

Семён Яковлевич, юродивый. Прототипом его послужил известный московский юродивый Иван Яковлевич Корейша. Ироничный образ юродивого в романе написан под впечатлением книги И. Г. Прыжова «Житие Ивана Яковлевича, известного пророка в Москве»[3].

Дарья Павловна Шатова — сестра Ивана Павловича, подруга детства Николая Ставрогина. Одно время была невестой Степана Верховенского, но свадьба не состоялась, потому что тот не захотел жениться на «Швейцарских грехах Николая Ставрогина».

Капитан Игнат Тимофеевич Лебядкин — пьяница, сосед Ивана Шатова.

Мария Тимофеевна Лебядкина («Хромоножка») — слабоумная сестра Капитана Лебядкина, тайная жена Николая Всеволодовича. Ставрогин когда-то женился на ней наспор, всю жизнь снабжал её и Лебядкина деньгами. Несмотря на своё малоумие, олицетворяет евангельскую святую, детскую простоту.

Вместе с братом была убита Федькой Каторжным на деньги Ставрогина.

Семен Егорович Кармазинов — женоподобный, отталкивающий от себя самолюбивый кривляка, тем не менее считающийся великим писателем. Является карикатурным образомИвана Тургенева (хотя при этом внешне является полной противоположностью последнего), многие факты биографии Кармазинова повторяют биографию Тургенева.

Кармазинов содержит в себе все плохие качества писателя-западника: он высокомерен, глуп, подобострастен, заискивает одновременно и перед властью, и перед нигилистами. Очень сильно ждёт революцию, хотя, пожалуй, более всех её боится.

Есть мнение, что в образе Кармазинова показан Николай Карамзин, на что в частности указывает сходство их фамилий [4].

Федька Каторжный — вор, убийца. Человек, лишенный всего, в том числе и души. Когда-то был крепостным Степана Верховенского, но за карточный долг отдан в рекруты. Позднее попал на каторгу, потом сбежал, творил убийства и грабежи. После конфликта с Петром Верховенским, убит одним из шпигулинских.

Антон Лаврентьевич Г-в — герой-рассказчик, от лица которого ведется повествование. Человек без биографии, безликий рассказчик, от которого мы узнаём всю трагическую историю романа.

Семейство Лембке — губернатор Андрей Антонович и его жена Юлия Михайловна, к которой втирается в доверие Петр Верховенский.

Источник: http://ktoikak.com/besyi-dostoevskiy-personazhi/

Ссылка на основную публикацию