Анализ романа «тихий дон» (м. шолохов)

Проблематика романа М.А. Шолохова «Тихий Дон»

/ Сочинения / Шолохов М.А. / Тихий Дон / Проблематика романа М.А. Шолохова «Тихий Дон»

  Скачать сочинение
Тип: Проблемно-тематический анализ произведения

    «Тихий Дон» — роман-эпопея, величайший и многогранный труд Шолохова. Работа над этим произведением продолжалась на протяжении пятнадцати лет. Это, конечно же, наложило свой отпечаток и на проблематику романа, и на его сюжет, и на действующих лиц.
    Надо сказать, что проблематика романа очень сложна и обширна. Ведь это не просто роман, а роман-эпопея.

Значит, он затрагивает очень важные общечеловеческие проблемы, связанные с народом, на фоне колоссальных исторических событий.
    В своем романе Шолохов рисует жизнь русского донского казачества. Издавна эти люди считали себя особенным сословием. Они жили изолированно от «мужиков», безземельных крестьян.

Это чувство превосходства над «мужиком» постоянно поддерживалось и высшими чинами. Казаки сами не понимали, что крестьяне для них – не враги. Просто офицеры боялись объединения казаков с мужиками, боялись этой потенциальной силы, сметающей все на своем пути.
    В романе Шолохов освещает проблемы, связанные с войной и революцией начала 20 века.

Писатель понимает всю противоречивость этих событий. Больше того, он показывает бессмысленность и жестокость войны. В своем произведении Шолохов рисует события в их преломлении к судьбам целого ряда героев.
    Посмотрим, как война и революция отразилась на судьбе одной семьи, семьи Мелеховых. Сначала, до войны, это была дружная, крепкая семья.

Обратите внимание

Все в ней почитали отца, хозяина дома. Но вот, во время революции, убивают Петро, умирает Дарья и Наталья, погибает Прокофий Пантелеич. До мирного времени дожили только Григорий, его маленький сын и сестра героя – Дуняшка. Большая семья погибла, все разрушила война. И это только один пример, а таких семей было сотни и тысячи. Ни одну из них не помиловала война.

    Противоречия смутного времени сказываются и на судьбах отдельных героев, таких, как Григорий Мелехов. Он не знает, к кому прислониться, кого послушаться. Даже в финале романа Мелехов остается на перепутье, совершенно один, никому не нужный. Таким образом, Шолохов показывает нам проблему личности и общества, проблему связи отдельного человека и исторических событий в стране.

    «Тихий Дон» поднимает также и проблему материнского чувства. Ильинична прощает Михаила Кошевого за убийство своего сына и принимает его как зятя. Так велика ее материнская любовь, что она распространяется даже на убийцу сына.
    В произведении раскрывается проблема женской любви, женской верности и страсти.

Она рассматривается на примере отношений Григория и Аксиньи, Григория и Натальи, Дуняшки и Мишки Кошевого. Это примеры верности и преданности казачек. Но есть в романе и другое. Дарья, жена старшего брата Григория, обманывала мужа и при его жизни, и не чтит его память после смерти Петро.

За свое поведение эта героиня наказывается – она кончает с собой, узнав, что заболела «дурной болезнью». Предполагая, как будут относиться к ней окружающие, героиня топится в Волге.
    «Тихий Дон» поднимает и проблему социального расслоения общества, проблему богатых и бедных, сильных и слабых.

Мне кажется, что именно из-за человеческих амбиций, ради права называться сильным и начинаются все войны, в которых гибнут тысячи невинных людей. В романе изображена борьба богатых и знатных с простыми людьми, рабочими и крестьянами.
    Кроме того, это произведение об извечном человеческом стремлении к счастью и о страданиях, которые выпадают на человеческую долю.

А этих испытаний и страданий всегда немало. Но особенно их много во времена великих потрясений, великих исторических событий. Мы все стремимся к счастью, часто ищем его не там, где нужно. А иногда не замечаем счастье под своим собственным носом. Вот, например, Григорий Мелехов. Он мог сбежать с Аксиньей, когда она предложила ему это в первый раз.

Эти герои могли бы быть счастливы вдвоем. Но Григорий не захотел бросать хутор, не захотел строить счастливую жизнь на чужой стороне. Уже женившись на Наталье, герой продолжал гулять с Аксиньей, не давая покоя ни ей, ни Наталье. Можно сказать, что он сам счастливо не жил и другим не давал. Вскоре Григорий бросает жену и уходит к Аксинье.

На протяжении всего романа Мелехов будет метаться от одной женщины к другой, так и не сделав выбор, не найдя своего счастья.
    В своем романе Шолохов показывает такие глобальные проблемы, как крушение старого мира и рождение нового. Кроме того, писатель рисует и другие общечеловеческие проблемы, раскрывает их на конкретных судьбах своих героев.

Важно

    Многие герои Шолохова типизированы. Например, Ильинична — это не просто мать, хозяйка семьи Мелехов. В ее образе воплотились все лучшие черты русской матери-казачки. Именно на примере Ильиничны раскрывается в романе проблема материнской любви и трагедия матери, потерявшей всю свою семью.

    «Тихий Дон» — одно из величайших произведений русской литературы. Его проблематика сочетает в себе злободневные и вечные общечеловеческие проблемы. Решать их выпало на долю героев Шолохова, которые жили и любили в трудные и смутные для России времена.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.<\p>

/ Сочинения / Шолохов М.А. / Тихий Дон / Проблематика романа М.А. Шолохова «Тихий Дон»

Смотрите также по произведению «Тихий Дон»:

  • Краткое содержание

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00013001184864258878

Методическая разработка по литературе (9 класс) по теме: анализ эпизода («Чирик») романа М.А. Шолохова «Тихий Дон»

С точки зрения уместности использования лингвостилистического анализа  в 9 классе представленная далее глава романа М.А.Шолохова «Тихий Дон» привлекает небольшим объемом, четкой внутренней организованностью, смысловой завершенностью и особой эстетикой взаимоотношений мужчины и женщины.

Глава посвящена переживаниям Аксиньи после разрыва с Григорием. Хронологически она предшествует главе, описывающей свадьбу Натальи и Григория.

Читателю предстоит понять сложные  чувства («плелась в душе ненависть с великой любовью»),  противоречивый внутренний мир («шла баба на новое бесчестье, на прежний позор…»), мятежную и страдающую душу героини романа («Думала Аксинья. Примеряла. Передумывала. Одно лишь решила накрепко: отнять Гришку у всех…»).

 <\p>

       Начало главы построено по традиционной для М.А.

Шолохова схеме: драматизм природного образа — проекция на чувства и мысли человека – неизбежное возрождение в природном мире — изменение внутреннего состояния человека: «Всходит остролицая зеленая пшеница, растет» → «забрел в хлеба табун скота: ископытили, в пахоть затолочили грузные колосья» → «так и с Аксиньей: на вызревшее в золотом цветенье чувство наступил Гришка тяжелым сыромятным чириком. Испепелил, испоганил – и все»  // « встает же хлеб, потравленный скотом» → «человек, надорвавшийся непосильной тяжестью, потом прямится, поднимает голову».<\p>

    Первая половина главы представляет описание состояния главной героини через природные образы. В первом предложении — жизнь пшеничного колоса, довольство хозяина-хлебороба, в последующих предложениях – гибель хлеба. Эти картины сравниваются с поломанной жизнью Аксиньи: «на вызревшее в золотом цветенье чувство наступил Гришка тяжелым сыромятным чириком».

     Неизменное течение жизни показано  обилием глаголов в художественном тексте. В предложениях с положительной эмоциональной окраской автор использует глаголы в форме настоящего и будущего времени: пшеница «растет», «выколосится», «зацветет», «набухнет».

Настоящее время глаголов употреблено для описания периодически повторяющихся событий, что придает главе большую яркость и живость, события приближаются к читателю. Во второй части, где преобладают слова с отрицательной эмоциональной окраской, используются глаголы прошедшего времени: «ископытили», «затолочили».

Совет

Создается впечатление безысходности, грубого нарушения природной гармонии.  Поэтическим уподоблением отношений возлюбленных можно назвать образ подсолнуха. Вызревшее «в золотом цветении чувство» в дальнейшем уподобляется потравленной, опустевшей земле.

Сравнение вызывает у читателя тоскливо-тягостное ощущение, которому соответствует состояние Аксиньи: «пусто и одичало, как на забытом затравевшем лебедою и бурьяном гумне, стало на душе у Аксиньи». Внутренне состояние героев автор передает, используя жесты, движения, действия.

Возвращаясь, Аксинья «шла и жевала концы платка», крик «распирал» горло, «упала на пол, задохнулась в слезах». «Где-то на донышке сердца сосало и томилось остренькое». «Остренькое», острое, надсадное чувство, спрятанное в глубине души — ключевой образ главы.

 Автор не называет чувства, испытанного героиней, потому что у самой Аксиньи вряд ли найдутся слова, чтобы передать то, что она переживает.  Переживания отражаются в физическом ощущении: «сосало и томилось остренькое». Использование субстантивированного имени  прилагательного придает особую выразительность, создает эмоционально-напряженный мотив повествования.

   <\p>

      Следующий абзац продолжает развернутое сравнение. Незыблемость природных законов подчеркивает обращение автора к глаголам настоящего времени: хлеб, потравленный скотом «встает», «поднимается», «прямится», «поднимает голову». Но так ли прямолинеен  использующий это сравнение автор? Своим чередом течет жизнь воспрянувшего колоса, но вернулась ли на круги своя жизнь Аксиньи? Внешне – хрупкое перемирие с мужем, дневная суета по хозяйству, а по ночам – «вороха мыслей». Простила ли Аксинья Григория? Поняла ли его? Примирилась ли с ударом судьбы?

    Содержательным аспектом анализа станет абзац, в котором решимость Аксиньи «отнять Гришку у счастливой, ни горя, ни радости любовной не видавшей Натальи Коршуновой» перерастает в решение «Гришку отнять у всех, залить любовью, владеть им, как раньше».

Что мешает красивой, с точки зрения хуторян, паре, Степану и Аксинье, жить в мире? Что вынуждает Аксинью считать свою жизнь горькой? Почему «не лазоревым алым цветом, а собачьей поздней бесилой, дурнопьяном придорожным цветет поздняя бабья любовь»?  Ответы на эти вопросы потребуют обращения к главам, в которых автор повествует о непростом отношении Степана к своей жене (давно понял «Степан, вынашивая в душе тоску и ненависть, что, несмотря на плохую жизнь с ней (Аксиньей), на ту давнишнюю обиду, любил он ее тяжкой, ненавидящей любовью»).

           Последний абзац главы передает читателю и душевное состояние Григория: «чувствовал Гришка… сосущую тоску». После встречи с Аксиньей он не находил себе места. В тексте: «злобствовал», «рвал зло», «уходил», «рубил хворостины», «нарубил ворох». Только сейчас читатель догадывается, что решение расстаться с Аксиньей нелегко далось  ему.

Обратите внимание

Другое дело, что не мог молодой казак предугадать насколько тяжела будет разлука. Григорий  чувствовал «сосущую тоску», «злобствовал», топил мысли в бессмысленной  трате сил: «брал шашку, уходил на задний баз и, омываясь потом, двигая желваками скул, рубил понатыканные в землю толстые хворостины».

Через экспрессию глаголов прошедшего времени передано автором душевное смятение Григория.

     Отталкиваясь от живого эмоционального содержания, от сознания реальности происходящего с героями, через внимание к эстетической функции художественного слова, учащиеся осознают эстетическую ценность произведения. В результате как эстетическая ценность произведения воспринимается и образность, понимаемая нами как основа художественности.

Источник: https://nsportal.ru/shkola/literatura/library/2012/11/30/analiz-epizoda-chirik-romana-ma-sholokhova-tikhiy-don

Критика о романе «Тихий Дон» Шолохова: анализ, отзывы современников

Григорий с сыном.
Иллюстрация И. Пчелко

Роман «Тихий Дон» является одним из самых известных произведений русской литературы XX века. 

В этой статье представлена критика о романе «Тихий Дон» Шолохова: анализ, отзывы современников о произведении.
Смотрите: Все материалы по роману «Тихий Дон»
А. С. Серафимович:

«…Огромная литературная способность сразу взмыла Шолохова, и его увидали… Без напряжения, без усилий, без длинного введения сразу вы попадаете к казакам, к этим мужикам-хлеборобам в мундире, с мужицким нутром, однобоко и уродливо искривленным царско-помещичьим строем… Да, темны и дики — и внезапно и неожиданно вдруг прощупываете вместе с Шолоховым чудесное сердце, чудесное сердце в загрубелой казачьей груди.»
(А. С. Серафимович, статья «Тихий Дон» в газете «Правде», 19 апреля 1928 г.)

В. Ермилов:


«Когда автор описывает казацкий быт, казацкий уклад, когда — короче — нити стягиваются вокруг Григория Мелехова, у Шолохова хватает и красок, и мастерства, и художественно выполненных деталей. Но когда нити стягиваются на другом полюсе-рабочем Бунчуке или Штокмане, герои эти начинают говорить газетным языком… В некоторых местах роман «автобиографичен»: Шолохов там смотрит глазами Мелехова — человека, постепенно идущего к большевизму. Сам автор этот путь уже проделал, доказательством чего служит беспощадно выводимая Шолоховым дикость традиций казачества, многие отвратительные черты быта.»
(журнал «На литературном посту», 1 октября 1928, №20-21)

И. Машбиц-Ветров:


«Шолохов — писатель одной, и достаточно узкой, темы… Узость и постоянство темы Шолохова не означает еще ограниченности творческого кругозора… В нашей литературе до сих пор казаков показывали достаточно односторонне и по шаблону. Шаблон этот был введен еще Гоголем и Толстым. Он состоял в том, что казачество — все равно украинское, донское, уральское или кавказское — показывалось лишь с одной, наиболее блестящей, так сказать, декоративной стороны… От этой относительной и потому неверной традиции, к сожалению, мало ушла и литература современная. Серафимович («Железный поток»), Бабель («Конармия»), Гладков («Конь огненный») — все эти писатели показывали казаков опять-таки, главным образом, в героически-боевом ореоле. Шолохов впервые в нашей литературе подошел к казачеству по-иному, изнутри.»
(И. Машбиц-Ветров, «Новый мир», 1928, №10)

M. Майзель:


«Первая книга «Тихого Дона» держалась на сочной экзотике местного материала и густой, полнокровной лирике… Вторая книга полностью опирается на исторический документ… Документы подобраны у Шолохова со вкусом, но изобилие их иногда «переключает» роман в другой план… И без того неясная фигура Мелехова, который, как казалось, должен был явиться носителем революционного начала в романе, окончательно потускнела. Его временное участие в гражданской войне на стороне большевиков плохо мотивировано, равно как и последующий быстрый уход к белогвардейцам.»
(M. Майзель, журнал «Звезда», 1929 г., №3)

А. Лежнев:


«История отношений Аксиньи и Григория напоминает историю отношений Анны Карениной и Вронского… К счастью, лучшие страницы романа (а количество их велико) свободны от нее (подражательности), — и они-то обнаруживают талантливого писателя… Шолохов относится все же скорее к числу тех субъективных художников, которых можно назвать писателями одной темы — и для которых впечатления детства и юношества являются основным «золотым фондом», исчерпать который довольно опасно.»
(А. Лежнев, журнал «Печать и революция», 1929, №2-3)

Б. Вальбе:


«Роман Шолохова… литературное явление, сопровождаемое большими надеждами и ожиданиями. …Он отчасти вырос из новелл и очерков Тренева и Ф. Крюкова и др. Но все-таки в известной мере ему пришлось строить свое бытописание донского казачества заново… Баталистика Шолохова… — обычный примитив с нагромождением всяких «ужасов войны», которые никого уже не пугают, потому что они стереотипны… И коль скоро во второй книге Шолохов переходит к повествованию о революционных событиях на фронте и в окопах в конце 1916 г., то вместо художественного проникновения мы имеем тут готовые схемы… Шолохов в погоне за «грандиозными» задачами пренебрег тем колоритным «своим», которое так отличает его первую книгу. Шквал событий войны и революции, с такой многоликостью проходящих в этой эпопее, деформировал также композиционную стройность романа. Это сказывается и на центральном герое — Григории Мелехове. На протяжении одной-другой сотни страниц он исчезает совсем… Но вот что бросается в глаза; едва события вновь возвращаются в «родную область» — шолоховская кисть становится сочней…»
(Б. Вальбе, журнал «Жизнь искусства», 1929 г., №14)

Инн. Оксенов:


«Социальный образ рядового казачества представляется в романе совершенно стихийным: звериная грубость, невежество, отсутствие элементарной политической сознательности — наряду с буйным брожением сил, еще не находящих себе достойного применения… Общий уклон автора в физиологию выражен порой слишком сильно.»
(Инн. Оксенов, «Жизнь искусства», 1929 г., №14)

Л. Тоом:


«…быт этих… кулацких и полукулацких хозяйств… показан изнутри, с любовью и нежностью; показан так, как показывали в свое время дворянские писатели свои поместья, усадьбы, гнезда…» («Молодая гвардия», 1929 г., №15) «Первая, «самая сильная» часть «Тихого Дона» «проникнута эмоциями безмятежного слияния с природой и великого счастья полурастительного существования трудового собственника. В этом — высшая истина истин, утверждает художник первой частью своего романа. Дальнейшее развитие повествования является отрицанием этой истины, этой величавой гармонии. Носитель этого отрицания — Григорий Мелехов — ищет чуть ли не по всему свету иной правды. Ищет и… не может найти.» (журнал «На литературном посту», 1930 г., №11)

Дм. Мазнин:


««Тихий Дон» — произведение очень сложное… Каждому читателю бросается в глаза двойственность «Тихого Дона», наличие в нем сложного переплета различных классовых влияний… Выступая как художник-реалист, Шолохов на многих страницах дает реалистическое саморазоблачение казачьих традиций… Дед Гришака — эта старая развалина явно иронически обрисована Шолоховым… Сходное положение мы видим в показе Пантелея Мелехова… Петр Мелехов показан в романе как прямой наследник взглядов, настроений, традиций старого, крепкого казачества, карьерист, для которого мила была империалистическая война, потому что сулила офицерские чины… Если внимательно всмотреться в образ Григория Мелехова, то можно заметить, что перед нами не столько средняк во всей конкретности своих типических свойств, сколько мелкобуржуазный интеллигент, мучающийся в поисках решения проблемы гуманизма.»
(Дм. Мазнин, статья «Какова идея «Тихого Дона»?», «Журнал марксистско-ленинской литературной теории и критики», 1931, №1)

Галина Колесникова:


«В третьей книге классовая борьба разгорается со всей силой… Пантелей Прокофьевич, столп собственности, разоблачен до конца… Масса мелких деталей, которыми пересыпает Шолохов третью книгу, блестяще показывает мелкособственническое нутро крестьянина». В этих словах — основная оценка шолоховских героев. Вот что говорится о Григории Мелехове в этой связи: «Незаметно для себя Григорий превращается в собственника-казака, который боится поступиться клочком своей земли. В Григории характерно, что он все время преодолевает чувство собственности… Но вместе с тем Григорий один из тех, у кого понятие собственности уже сломилось. Он далеко ушел от своего отца и брата Петра, который, по существу, является омоложенным образом со всеми его характерными свойствами.»
(Галина Колесникова, статья в журнале «Октябрь», 1933, №2)

Ф. Гинзбург:


«Казаки Шолохова — не только пластичны и красочны, они звучат на протяжении всего романа в разлитых на его страницах песнях. …Но всмотримся пристальней в описываемый Шолоховым быт, и мы увидим, что не радует нас цветение донника и яркие, пестрые наряды казацких девушек, не веселит лихая удаль молодых казаков. Пусть в «Тихом Доне» звучат элегические нотки по адресу уходящей в прошлое бездумной и сытой жизни зажиточного казачества, но Шолохов одновременно разоблачает этот зверино-примитивный быт, где властно и неприкрыто диктуют свои законы желудок и пол.»
(Ф. Гинзбург, статья в журнале «Знамя», 1933, №6)

Я. Эйдельман:


«Оставаясь в своей «провинции», Михаил Шолохов больше любого нашего писателя знает страну, всю нашу действительность, видит все мельчайшие изменения в психике советского человека.» (Я. Эйдельман, «Литературная газета», 20 октября 1937 г.)

Валентин Катаев:


«Всей своей деятельностью, всеми страницами своих книг Михаил Шолохов доказал свою большевистскую стойкость, высокую идейность, беспредельную преданность партии Ленина-Сталина.»
(26 октября 1937 г.)

В. Гоффеншефер:


«Вот перед нами Григорий. Вы никак не можете втиснуть его в классификаторскую клетку «положительного» или «отрицательного» героя. Шолохов заставляет нас глубже вглядеться в этого человека, познать противоречие между его подлинным положением человека труда и его ложным положением в стане эксплуататоров… Речь идет об изображении крестьян. О крестьянах было написано немало произведений и в русской и в западной литературе. Но, не боясь упреков в преувеличении, можно сказать, что в «Тихом Доне» впервые в истории мировой литературы изображение крестьянина, его жизни, борьбы, психологии поднялось до уровня классического изображения типов так называемых культурных классов.

И сейчас вот, в особенности после появления четвертой книги «Тихого Дона», становится особенно ясно, насколько роман Шолохова противостоит этой традиции, как много сделано этим писателем для подлинного художественного воплощения жизни и характера крестьянина, изображение которых поднято им до той высоты, которая позволяет нам утверждать, что Шолоховым проделана здесь почти такая же историческая по своей значимости работа, какую проделал когда-то А. Н. Островский в смысле изображения жизни и характеров русской купеческой среды, или Горький — в смысле изображения рабочего.»

(В. Гоффеншефер, статья «Персонажи «Тихого Дона», «Литературная газета», 26 августа 1939 г.)

Ю. Лукин:


«Григорий остался одиночкой… Он оказался не в силах выпутаться из переплета сословных предрассудков, которые веками культивировал царизм в казачестве. Григорий мог бы быть нашим человеком, но он безнадежно запутался. Трагический смысл книги, мне кажется, в этом… Григорий остался в живых, но по существу он умер.»
(«Литературная газета», 1 марта 1940 г.)

М. Чарный:


«Не доверяет ему [Григорию] друг детства, революционер Мишка Кошевой. Вся заключительная часть романа может создать впечатление, что, не будь этого недоверия… Мелехов не бежал бы, не попал бы опять в антисоветскую банду и не кончил бы так трагически. Но для всего образа Григория Мелехова гораздо существеннее то, что еще до встречи с Кошевым он является перед нами опустошенным, измочаленным до последнего предела… Почему «надоела» Мелехову контрреволюция — это изображено обстоятельно и с огромной силой убедительности. Почему «надоела» революция — не видно… Здесь что-то недосказано… Автор не оставляет на этот счет почти никаких надежд… Так что же — вся почти полностью погибающая мелеховская семья, в том числе и Григорий, это — прошлогодняя трава, обращенная огнем в едкую темную пыль? По-видимому, ответ таков…»
(статья «О конце Григория Мелехова и конце романа», «Литературная газета», 26 июня 1940 г.)

И. Гринберг:


«Разумеется, Григорий Мелехов — это отнюдь не заурядный белогвардеец. Разумеется, ему не по пути с контрреволюционным офицерьем… Вспоминая слова Егора Булычева, можно сказать, что он «не на той улице живет». Но именно в этом-то и заключается смысл романа, именно в этом и состоит трагический его конфликт… Столкновевение логики исторического хода событий и логики личной судьбы Мелехова.» («Литературная газета», 28 июля 1940 г.)

Н. Жданов:


«Пожалуй, не было еще у нас в нашей послеоктябрьской литературе произведения, в котором с такой силой, в таких масштабах, с таким достоверным и глубоким знанием действительности отразилась бы народная жизнь России… Народ, из несознательного и пассивного объекта истории становящийся ее творцом… Григорий мог быть с народом в его борьбе. Но не стал с народом. И в этом его трагедия.»
(«Литературный современник», Л., 1940, №7)

П. Громов:


«Почему в последний раз ушел к белым Григорий Мелехов? Потому что схематически мыслящим оказался Кошевой. Он создал вокруг Григория атмосферу недоверия, мелкой придирчивости, чем и толкнул его на новое преступление. Кошевой действует как политический схематик… По Кошевому, мир делится на белых и красных… Шолохов не показал историческую несостоятельность схематических взглядов Кошевого на историческую коллизию. Михаил Кошевой абсолютно нехудожественен потому, что Шолохов явно хочет сделать его положительным героем. В неудовлетворенности читателя теперешней судьбой Григория виноват Кошевой, то есть соотношение образов романа, его общая конструкция.»
(«Литературная газета», 6 октября 1940 г.)

И. Лежнев:


«Григорий стал не колхозником, а, напротив того, бандитом. Это опрокинуло навзничь все прежние замыслы и догадки некоторых критиков…»
(И. Лежнев, статья «Две души», «Молодая гвардия», 1940 г., №10)

В. Кирпотин:


«Века рабства и темноты подавили в крестьянских массах в прошлом чувства протеста, развили в них сознание фаталистической обреченности, обезличивающей покорности. Шолохов не раз подчеркивает, что Григорий человек полуграмотный… Невежественный, неразвитый мозг Григория не мог устоять перед чужими аргументами, как бы они ни противоречили друг другу. Под влиянием агитации Гаранжи сознание было прояснилось,- но ненадолго… Как только Григорий расстался с Гаранжой, он опять превратился в человека аффектов и физиологически окрашенных страстей. В политических и социальных событиях, во всем том, что выходило за пределы его личной жизни, Григорий, несмотря на то что он несомненно является значительным и привлекательным характером, — человек стадного поведения.»
(В. Кирпотин, журнал «Красная новь», 1941, №1)

А. Старков:


«Оба они, и Мелехов, и Бендер*, пытаясь обрести свой особый путь, в отрыве от народной почвы, вступают в конфликт со временем.»
*Остап Бендер — главный герой романов «Двенадцать стульев» и «Золотой телёнок»

(«»Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» И. Ильфа и Е. Петрова», М., 1969)

Источник: http://www.literaturus.ru/2018/01/kritika-tihij-don-sholohov-analiz-otzyvy.html

Анализ романа М. А. Шолохова «Тихий Дон», план (Первый вариант)

«Тихий Дон» — одно из самых известных произведений М. Шолохова. Роман, как и некоторые другие произведения писа­теля, вызвал ожесточенные споры по поводу его авторства. Од­ним из наиболее веских аргументов против Шолохова стал воз­раст — писать роман он начал в двадцать лет.

А между тем идеи в романе настолько глубоки, полны мудрости, разумности и про­ницательности, что поневоле удивляет, как все это, а также обширнейший запас знаний, могли сочетаться в столь юном авто­ре.

И тем не менее роман существует как яркое отражение в литературе страшной страницы русской истории — эпохи Граж­данской войны.

Первоначально его замысел был намного уже, он касался лишь непосредственно военных действий во имя установления комму­низма. Но в конечном виде роман дает эпические картины жизни казаков, их уклада, отношений и обычаев.

Первая книга романа открывается изображением собственно жизни казаков, особенностями их бытования. Автор изо всех сил старается быть объективным, и тем не менее в некоторых описа­ниях чувствуется его явная симпатия к полной гармонии и разум­ности казацкой жизни.

Он не поддается идеализации. Он открыто и прямо говорит о жестокости и суевериях казаков. В истории с Аксиньей он никого не оправдывает, не пытается прикрыть шокирующую наготу произошедшей с ней трагедии.

Хуторяне до­вольно жестоки к ней, а потому Шолохов говорит о «горько-сладкой» жизни в каждом доме.

Но столь строгие нравы лишь придают очарование этому миру, делают казачество особым. Шолохов показывает их ра­зумный миропорядок, не такое, как у всех, понимание жизни и ее ценностей.

Важно

Изображая столь поэтичные картины жизни хутора, Шолохов дает резкий контраст с тем событиями, которые этот миропоря­док нарушают. И самый грозный враг — Гражданская война.

Се­годня уже стало ясно, что Гражданская война была одной из самых трагических страниц в истории страны, что огромные по­тери, которые понесли в ней и красные, и белые, — общие наши потери.

И это действительно страшно, когда друзья в истинном смысле этого слова, в глубинном смысле, становятся волею ка­кой-то нелепой силы злейшими врагами. И сила эта заставляет их идти на подлость, предательство, убийство.

В романе война в первую очередь разрушает привычный ход жизни казачьего хутора. Описание гармонии прерывается карти­нами, наполненными жестокостью и безудержной жаждой разру­шения.

Шолохов пишет о том, что больше всего дорого крестья­нину, — о земле: «Вызревшие хлеба топтала конница, на полях легли следы острошипых подков, будто град пробарабанил по всей Галиции.

Тяжелые солдатские сапоги трамбовали дороги, щебнили шоссе, взмешивали августовскую грязь.

В садах жирно желтел лист, от черенка наливался пред­смертным багрянцем, и издали похоже было, что деревья — в рваных ранах и кровоточат рудой древесной кровью».

И пусть говорят, что природа равнодушно взирает на все человеческие междоусобицы, у Шолохова природа — не просто холодный зри­тель, а отдельный герой, активно сопереживающий остальным персонажам. Чаще всего зарисовки природы цельно дополняют изображение внутренних переживаний того или иного персона­жа.

Совет

Это и Наталья, узнавшая об очередной измене мужа, прокли­нает его под грозными раскатами грома, и описания земли в нача­ле войны: «земля ахнула», «колосья скорбно шуршали». Война для Шолохова — «великое разрушение и мерзостная пустота». Пустота эта образуется не только во внешнем мире, но и во внут­реннем мире каждого человека.

Война как будто убивает все истинно человеческое, оставляя животные инстинкты. Герои по­падают в среду, где человеческая жизнь обесценена, где не ока­зывается места для норм общечеловеческой морали и нравствен­ности, где брат и сын оказываются лютыми врагами.

И этот мир опустошает настолько, что потом очень трудно вновь возвращаться к прежней жизни, снова обрести себя: «Вернувшиеся с фронта казаки отдыхали возле жен, отъедались, не чуяли, что у поро­гов куреней караулят их горшие беды и тяготы, чем те, которые приходилось переносить на пережитой войне».

В «Тихом Доне» Шолохов рассказывает прежде всего о том, как Гражданская война затронула жизнь обычных людей. На при­мере семьи Мелеховых Шолохов показывает судьбы миллионов. Центральными становятся образы людей сильных, волевых, муд­рых.

И каждый по-разному переживал военные тяготы. Война ока­залась тем явлением исторической жизни страны, которое обна­жило истинную сущность каждого человека, обострило до пре­дела человеческие чувства.

И каждый для себя решал, остаться человеком или поддаться тлетворному влиянию всеобщего разгу­ла, разрушения.

Человек посреди Гражданской войны. Эта тема в основном рас­крывается в романе на примере судьбы Григория Мелехова. Путь его через войну — это, прежде всего, нравственный путь.

Споры об образе Мелехова не прекращаются до сих пор. Кто же он?

Мелехов — это тот человек в романе, в котором Шолохов по­старался собрать основные черты русского национального харак­тера, человека, выросшего на земле, крестьянина. Автор по­гружает его во вполне обычные дела: он рыбачит, ходит за хво­ростом, трудится в поле.

Обратите внимание

Одну их характерных черт русского характера — страстность, порывистость, безудержность — изобра­жает Шолохов тогда, когда показывает любовь Григория. Это лю­бовь-буря, любовь-страдание, любовь-страсть. Любовь Григория к Аксинье не знает преград.

Но здесь на его пути вырастают пре­грады морали, причем морали социальной. Эти догмы заставляют его подчиниться воле отца: он женится на Наталье, которая его любит, он же не испытывает к ней никаких чувств. Но эти оковы не могут удержать его мятущуюся натуру.

Он готов бросить все, уходит с Аксиньей в имение Листницкого, где устраивается ко­нюхом. Но родная земля не отпускает его, тянет к себе, зовет. Этот разрыв усиливается с приходом войны.

Любовь его к родной земле заставляет поверить в светлые идеалы большевиков, провозглашающих братство, равенство, свет­лое будущее. На войне Григория ждут нравственные потрясения. Он не принимает жестокости красноармейцев, их нечестную игру.

Он рвется на защиту молоденькой девушки Франи, попавшей в руки казаков, не может простить поведения красногвардейцев по отношению к пленным (жестокая казнь Чернецова и его сол­дат). Первое убийство, совершенное Мелеховым, как будто пере­краивает его душу.

Он долго еще не может избавиться от угрызе­ний совести, от образа того австрийца, которого он убил.

Григорий переходит на сторону белых, принимает участие в вешенском восстании, но неожиданно понимает, что и здесь нет правды, здесь все те же злоба, жестокость, ненависть.

Это настолько чуждо Мелехову, что его отстраняют от командова­ния за излишнюю гуманность по отношению к пленным. Мелехов презирает закон войны — жестокость.

Важно

Он пытается понять истоки той ненависти, которая так внезапно охватила его бывших дру­зей, соседей, приятелей, заставила их пойти друг против друга.

На протяжении всей войны Мелехов находит спасение на род­ной земле, на своем хуторе, у любимой, радуется встрече с деть­ми. После окончания войны он с радостной надеждой на спокой­ную жизнь на земле возвращается домой.

«Григорий с наслажде­нием мечтал о том, как снимет дома шинель и сапоги, обуется в просторные чирики, по казачьему обычаю заправит шаровары в белые шерстяные чулки и, накинув на теплую куртку домотка­ный зипун, поедет в поле». Но он не находит пристанища.

Его красногвардейское прошлое не отпускает его, и дома его ждет месть.

Григорий не теряет надежды. Его последняя попытка нала­дить жизнь завершается трагически. Гибнет Аксинья. В романе это предстает как расплата за участие в войне.

В финале романа все, что держит Григория на земле, — это его дети. «Но сам он все еще судорожно цеплялся за землю, как будто и на самом деле изломанная жизнь его представляла какую-то ценность для него и для других».

Дальнейшая судьба Ме­лехова — снова спор для литературоведов. Сам финал Символи­чен: Григорий «перешел Дон по синему мартовскому льду, крупно зашагал к дому… Он стоял у ворот родного дома, держал на руках сына…». Смысл этой зарисовки в том, что жизнь продол­жается.

И не дай бог детям и внукам Григория пережить то, что пережил он сам.

В романе Шолохова вырисовывается не только национальный образ русского мужика.

Наталья, Аксинья, Ильинична — это своего рода собирательные образы русской женщины: верной жены, мудрой матери, порывистой, пылкой любовницы.

Они на­ходят свое отражение в классике и даже фольклоре, некоторые исследователи находят переклички с Татьяной Лариной, Васили­сой Премудрой, Катериной Островского, Наташей Ростовой, княж­ной Марьей.

Ильинична и Наталья воплощают собой образ терпеливой, вер­ной русской жены. В их характерах чувствуется сила, в первую очередь нравственная, глубокая способность к сильной духовной жизни.

Совет

Описывая Наталью, Шолохов в первую очередь обращает внимание на ее внешность — это русская красавица: «Под чер­ной стоячей пылью коклюшкового шарфа смелые серые глаза. На упругой щеке дрожала от смущения и сдержанной улыбки неглу­бокая розовеющая ямка. Григорий перевел взгляд на руки: боль­шие, раздавленные работой.

Под зеленой кофточкой, охватившей плотный сбитень тела, наивно и жалко высовывались, поднима­ясь вверх и врозь, небольшие девичье-каменные груди, пуговка­ми торчали остренькие соски.

Григорьевы глаза в минуту обежали всю ее — с головы до высоких красивых ног. Осмотрел, как барышник оглядывает матку-кобылицу перед покупкой, подумал: «Хороша» — и встретил­ся с ее глазами, направленными на него в упор. Бесхитростный, чуть смущенный, правдивый взгляд словно говорил: «Вот я вся, какая есть. Как хочешь, так и суди меня».

— «Славная», — отве­тил Григорий глазами и улыбкой». Славной показалась она и Ильиничне, охотно принявшей ее в свою семью. Это произошло отчасти потому, что они уж больно были друг на друга похожи. Наталья была на редкость трудолюбива, не строптива, доброже­лательна, а потому пришлась Мелеховой по душе.

И еще одно качество отмечает Шолохов в русской женщине — ее терпение.

Ни разу ни Ильинична, ни Наталья не роптали на судьбу, хоть и терпели обиды от мужей. Зная о многих изменах Григория, На­талья до последней своей минуты всем сердцем любит его, опеча­лена, что перед смертью не повидала его.

Очень значительно для Шолохова чувство материнства. Это главная женская радость, женское счастье — быть матерью. Именно поэтому так осуждают обе женщины любое проявление насилия. Война, убийства для них неприемлемы. Ведь смерть че­ловека — это горе для его матери, он — чей-то сын.

Чувство материнства присуще и Аксинье, которая — почти полная противоположность Наталье. Ей присущи горячность, уси­ленное чувство протеста, неудовлетворенность действительнос­тью, стремление изменить свою жизнь.

В начале романа Аксинья часто характеризуется автором как порочная, развратная. Но в то же время ее любовь к Григорию настолько сильна, что все ее действия воспринимаются читате­лем как свойственное любому человеку стремление к личному счастью.

К этому примешивается и чувство жалости, если мы вспомним историю Аксиньи. Пережив насилие со стороны отца, она оказывается в доме, где чувствует себя в заточении. И поэто­му любовь Григория для нее — это глоток чистого воздуха.<\p>

Порочность исчезает в ее описании тогда, когда она становит­ся матерью.

Обратите внимание

Это чувство захватывает ее целиком, наполняет ее любовью не только к дочери, но и к Григорию. Во имя любви она сближается с Ильиничной, заботится о детях Григория от Ната­льи. О детях и ее последние слова.

Эта мысль рефреном проходит через все произведение, для Шолохова материнство есть некий толчок, пробуждающий человеческую душу, выводящий ее на абсолютно новый высокий рубеж.

В противоположность материнству война не порождает, а раз­рушает, причем разрушает не только физически, но и, главным образом, духовно. Материал с сайта //iEssay.ru

Шолохов приходит к выводу о том, что никакие светлые идеи большевиков, никакие сражения во имя светлого будущего не могут оправдать стольких бессмысленных жертв, столько слез, сколько принесла с собой Гражданская война, война во имя мира.

План

  1. Описание рода Мелеховых.
  2. Григорий волочится за Аксиньей, женой соседа Степана Астахова.
  3. Григория женят на Наталье в надежде на то, что он осте­пенится.
  4. Появление на хуторе Штокмана, его чтение истории дон­ского казачества.
  5. Григорий признается Наталье, что не любит ее. Он поки­дает вместе с Аксиньей хутор и уходит в имение Листницкого.
  6. Аксинья рожает ребенка. Наталья делает попытку самоубий­ства и остается калекой. Григория призывают на военную службу.
  7. Григорий в армии чувствует себя чужим. Наталья снова пе­реходит жить к Мелеховым.
  8. В бою Григорий впервые убивает человека и испытывает огромное моральное потрясение. После ранения в московс­ком госпитале он пересматривает свои взгляды на власть.
  9. Дома Григорий узнав, что Аксинья изменила ему с Листницким, в сердцах избивает его кнутом.
  10. Наталья рожает двойню. Дарья, жена Петра, изменяет ему. В стране тем временем начинается смута, связанная со сменой власти.
  11. Григорий переходит на сторону большевиков. Зрелище же­стокой расправы над отрядом Чернецова потрясает его.
  12. В апреле 1918 года на Дону идет Гражданская война. Петр командует сотней и воюет против красных. Вскоре оба бра­та возвращаются на хутор. Происходит стычка с красно­гвардейцами, после которой Григорию приходится скры­ваться.
  13. Восстание казаков подавляют отряды красных, среди ко­торых Кошевой. Он жестоко расправляется со сдавшимися в плен Петром и его товарищами. Григорий, узнав о смерти брата, становится особенно жесток.
  14. Григорий ссорится с Натальей и возобновляет связь с Ак­синьей. Отступление красных.
  15. Григория назначают сотником полка. Получив трагическое известие о смерти Натальи, он приезжает домой на третий день после похорон. Жена Петра Дарья сразу после его отъезда обратно на фронт кончает жизнь самоубийством.
  16. Аксинья сближается с семьей Мелеховых. Дуняша получа­ет от матери разрешение на брак с Кошевым, несмотря на то, что он — убийца ее брата. Мать в скором времени уми­рает.
  17. Гонения на Григория за службу у белых. Он уходит с Акси­ньей, оставив Дуняше детей.
  18. Аксинья погибает от пули, пущенной наугад одним из крас­ноармейцев на заставе. Григорий хоронит ее и возвращает­ся на хутор к детям.

На этой странице материал по темам:

  • анализ тихого дона
  • темы,которые анализирует шолохов в романе тихий дон
  • шолохов план
  • сочинение на тему тихий дон шолохова с планом
  • анализ гражданской войны в романе тихий дон

<\p>

Источник: http://iessay.ru/ru/writers/native/sh/sholohov/analizy/tihij-don/analiz-romana-m.-a.-sholohova-tihij-don-plan

«Тихий Дон» анализ

Автор — Михаил Шолохов

Год написания — 1925—1940

Жанр — роман-эпопея

Тема: жизнь народа в переломный период исторического развития.  Роман содержит описание жизни и быта крестьян начала XX века: обряды и традиции, характерные для донского казачества. Подробно описана роль казаков в военных действиях, антисоветские восстания и их подавление, становление Советской власти в станице Вёшенской.

Идея, основная мысль: показать жизнь донского казачества, показать быт, отношения между людьми, традиции. Затронуть тему войны, её ужасы. Для автора важно показать, как исторические события изменяли жизнь казачества.

Место действия – Дон, Австрия, Петербург и т.д. – вся Россия.

Время действия –с мая 1912 г. – март 1922 г.

Смысл названия. «Батюшка Тихий Дон» — фольклорный образ из казачьих песен. Казаки пришли на Дон в середине 16 века, основав вдоль реки свои хутора.

Там сложился уклад их жизни и ценности: Дон-батюшка и земля-матушка. Содержание романа контрастирует с этим фольклорным образом – Дон совсем не тих. Настроение тревоги уже в двух эпиграфах к роману.

Это два отрывка из песен – о земле, засеянной казацкими головами, и о помутившемся тихом Доне.

Главные герои: В “Тихом Доне” более 800 персонажей, даже эпизодические из них наделены запоминающейся индивидуальностью.  В центре повествования — несколько семей хутора Татарский станицы Вешенской, откуда родом сам автор. Это семьи Мелеховых, Коршуновых, Астаховых, Моховых, Листницких, Кошевых.

Композиция

Композиция романа кольцевая, то есть все события начинаются на мелеховском дворе и заканчиваются там же, куда возвращается главный герой, Григорий Мелехов, после долгих метаний.

Композиционным принципом построения романа становится антитеза: мирная трудовая жизнь, круговорот природы, любовь, с одной стороны, — война, смерть, ненависть и жестокость враждующих между собой людей, с другой.

«Заходило время пахать, боронить, сеять; земля кликала к себе, звала неустанно день и ночь, а тут надо было воевать, гибнуть на чужих хуторах…» «Земля звала» — эти слова периодически повторяются в романе, переводя в эпический план сказания о великой трагедии «тихого Дона» каждый конкретный эпизод повествования.

Трагедия, изображенная в романе «Тихий Дон», — это трагедия отторжения от земли, разочарования в воинском долге, распада семьи, разрушения традиционных устоев жизни донских хуторов. Именно хутор становится в романе зеркалом, в котором отражаются события большой истории.

Хотя художественное пространство романа много шире (действие перебрасывается то на фронт, то в Петроград, то в Москву), всякий раз после нового сюжетного витка в фокусе писательского внимания вновь обязательно оказывается хутор Татарский. Кульминация событий романа — участие и участь обитателей этого селения в казачьем восстании.

Таким образом, хутор Татарский становится фокусом преломления судеб большинства персонажей романа.

<\p>

Источник: https://kratkoe.com/tihiy-don-analiz/

«Тихий Дон»: анализ произведения Шолохова

Огромность замысла «Тихого Дона» и выдающиеся художественные достоинства произведения сделали его одним из грандиознейших явлений мировой литературы XX века, справедливо (хотя и со значительным опозданием) отмеченным Нобелевской премией (1965).

Обзорная характеристика романа-эпопеи заставляет сосредоточиться на основных моментах, оставив без должного внимания детальную характеристику образов-персонажей, каждый из которых в «Тихом Доне» отличается неповторимой индивидуальностью, присущими лишь ему чертами характера и особенностями их раскрытия.

В романе «Тихий Дон», анализ которого мы проведем, охвачен период жизни протяженностью десять лет — с 1912-го по 1922-й годы. Это было сложное, перешедшее в страшное время, и писатель показывает его именно таким. Иногда кажется, что Шолохов близок к натурализму, но это не так: просто он точен в описании жизни, а жизнь была именно такой, как показано в романе.

Важно

Среда донского казачества не идеализируется Шолоховым, наоборот, он показывает казаков такими, какими они и были: безумно храбрыми, не терпящими над собой никакой власти — и угодливо-послушно выполняющими самые нелепые требования; обладающими чувством собственного достоинства — и чванливо презирающими «мужиков» и «антилигентов»; способными на добрые, гуманные поступки и на страшные зверства (чего стоит здесь образ Дарьи!). Именно потому, что Шолохов досконально знал казачество, созданные им характеры, при всей их противоречивости, очень убедительны и жизненны, перед читателем открывается неведомый ему мир, неведомые ему люди, постижение жизненной философии которых становится открытием собственного народа, его сокровенных глубин — таких, как они есть, а не книжно-придуманных.

Для Шолохова принципиально важно, что между «белыми» и «красными» нет, в сущности, особой разницы — хотя, разумеется, тенденциозность автора очевидна, но талант-то его оказывается намного выше тех рамок, в которые он сам хочет (или не хочет, но вынужден?) его помещать.

Поэтому гражданская война и показана как сплошная цепь страшных и бессмысленных изуверств, от которых нормальный человек может сойти с ума, но, будучи втянутым в них, становится маловосприимчивым к происходящему — возможно, такова защитная реакция души, истерзанной своей и чужой болью.

И именно поэтому он любит своих героев и по-человечески сочувствует им, понимая, что, в сущности, все они — и победители, и побежденные (а кто из них кто?) — одинаково несчастны, ибо победа в гражданской войне невозможна, человек не может бороться с самим собой, народ не может заниматься самоуничтожением в братоубийственной войне и утешать себя тем, что он — народ-победитель…

Полнее всего мысль писателя о том, что не может быть правых и виноватых в гражданских войнах, выражена в трагическом образе главного героя эпопеи «Тихий Дон».

Григорий Мелехов — это подлинно народный характер, в нем не просто слились, а накрепко перепутались самые противоречивые народные черты характера, делающие этот образ похожим одновременно и на былинных богатырей, и на каждого из героев романа.

Тот ужас, который испытал Григорий в своем первом бою, когда он убил человека, тот кошмар, через который он прошел в ходе постоянной кровавой мясорубки, ожесточили его душу, но не лишили героя способности ощущать несправедливость — и нет для него никакой разницы, белые ее творят или красные, потому что сам он был и белым, и красным, сам он точно знает, что только человек отвечает за всё, что он делает, и мается своей виной тогда, когда ощущает себя виноватым, и пытается он понять, что же такое человек и для чего он на земле нужен. Личная трагедия Григория, потеря им любимой женщины и понимание своей вины за смерть нелюбимой, но самозабвенно любящей его жены Натальи, заставляет его вернуться туда, где его корни, и в этом отношении финал эпопеи мог бы быть признан оптимистическим, если бы не выжженная страданиями и потерями душа главного героя, которому предстоит научиться жить с такой душой и поднять своего сына, не дать угаснуть жизни на земле, казачьему роду, «мелеховской породе». Дорого заплатил Григорий Мелехов за всё, что он познал в жизни, и читатели сочувствуют этому самобытному, сильному человеку, причинившему в жизни так много зла тем, кто его любил, и себе самому.

До недавних пор в «Тихом Доне» усматривали противостояние «новой» и «старой» жизни с обязательным уходом последней и торжеством первой.

Совет

Парадокс великого романа Шолохова заключается в том, что из огромной литературы о нём в бывшем советском литературоведении нельзя выделить работы, которые рассматривали бы его так, как он создавался (пусть и на подсознательном уровне, но это так!) автором — то есть с позиции приоритета общечеловеческих нравственных ценностей. В большей или меньшей степени, но «классовый» подход определяет точку зрения на роман, и сейчас, наверное, наступило время, когда должны появиться серьёзные исследования, в которых гениальное произведение одного из крупнейших писателей XX века, прожившего сложную, временами даже трагическую жизнь, будет осмыслено и понято так, что его общечеловеческий нравственный пафос восторжествует над превратными толкованиями правдивой истории о страшном времени в истории России.

Источник: Гладышев В.В. Краткий справочник по литературе. — М.: ФЛИНТА, 2014

Источник: http://classlit.ru/publ/literatura_20_veka/sholokhov_m_a/tikhij_don_analiz_proizvedenija_sholokhova/14-1-0-1726

Ссылка на основную публикацию