Авторский стиль платонова на примере повести «котлован»

Анализ повести “Котлован” А.П. Платонова

Повесть «Котлован»

       
Судьба повести
. Известно, что при жизни писателя повесть не была опубликована в печати и появилась спустя уже много лет после смерти писателя в 1987 г. Платонов работал над повестью с декабря 1929 по апрель 1930 г.

<\p>

     Повесть Котлован является социальной притчей, философским гротеском, жёсткой сатирой на СССР времён первой «пятилетки». Произведение показывает жестокость и бессмысленность тоталитарного строя тогдашнего СССР.

Роман описывает историю большевистской России времён индустриализации и коллективизации на языке той эпохи, жёстко и мрачно утончённые до гротескного сюрреализма реалии тех времён отображаются в мрачных тонах, утопия как тупик логически превращается в антиутопию.

[2] Однако, несмотря на гротескность описания, иносказания в повести прослеживаются элементы реального быта в эпоху Сталина. [3] Повесть не была опубликована при жизни Платонова, до публикации в СССР в 1987 году распространялась самиздатом

        Читать повести и рассказы 
Платонова нелегко, даже очень 
трудно, потому что стиль его прозы намеренно, даже искусственно косноязычен, а косноязычие – не есть приоритет художественной литературы.<\p>

   Именно так относилась критика 
к стилю языка, и в конце 
концов его произведения были 
запрещены и изъяты из печати 
на долгие годы.

<\p>

Обратите внимание

   Новая интерпретация повестей 
и рассказов дала его произведениям 
другую жизнь. Иосиф Бродский 
в «Послесловии к повести “Котлован” пишет о языке Платонова, что 
«…

он, Платонов, сам подчинил себя 
языку эпохи, увидев в нем 
такие бездны, заглянув в которые однажды, он уже более не мог скользить по литературной поверхности, занимаясь хитросплетениями сюжета, типографскими изысками и стилистическими кружевами».<\p>

   Еще одна оценка языка прозы 
Платонова, высказанная С.

 Бочаровым 
в статье «Вещество существования»: «В прозе Андрея Платонова нас поражает ее – в широком и общем смысле – язык. Чувствуется, что самый процесс высказывания, выражения жизни в слове – первейшая внутренняя проблема для этой прозы. В том, как складывает Платонов фразу, прежде всего очевидно его своеобразие.

Читателя притягивает оригинальная речевая физиономия платоновской прозы с ее неожиданными движениями – лицо не только не общее, но даже как будто неправильное, сдвинутое трудным усилием и очень негладкое<\p>

выражение».

<\p>

   Итак, язык повестей и рассказов Платонова – намеренно неправильный, но именно такой сдвинутый, неправильный язык был выражением страшной, сдвинутой реальности, в которой жил и Платонов, и вся страна с ее многомиллионным народом.

<\p>

   Повесть «Котлован», по мнению 
исследователей, – центральное произведение писателя, в котором приметы времени выявлены очень точно «неправильным» платоновским языком.<\p>

  
Сюжет
. Сюжет построен нелогично, но и в этом нелогичном построении отражена эпоха строительства социализма.

Начали рыть котлован для будущего многоэтажного дома, где все будут жить в уже придуманном и устроенном счастье.<\p>

   Но рытье котлована – занятие 
многотрудное, требующее человеческих 
жертв.

 Котлован все расширялся 
и расширялся, и стал могилой 
для многих, в том числе и 
для девочки Насти, ради которой (ради будущего) и рыли этот котлован для большого многоэтажного дома.<\p>

Важно

   Конкретный сюжет переходит в 
символику времени и пространства 
и создает уже философию жизни. 
Нельзя построить фундамент на 
земле, истощенной страданиями 
людей. Невольно вспоминается Достоевский, считавший невозможность существования гармонии, если пролита хоть одна слезинка ребенка. Какая тут слезинка?! – Реки слез и моря крови на строительстве фундамента социализма. Котлован забрал и похоронил то, что было нажито предыдущими поколениями.<\p>

   А что осталось? – Утрата смысла 
человеческого существования. 

   Герой-философ. В повести есть персонаж, который является доморощенным философом, задумывающимся над «веществом существования», пытающимся жить по совести, ищущим истину («без истины жить стыдно»). Именно с него и начинается повествование.

<\p>

   Вощева увольняют с работы, потому 
что он задумывается «среди 
общего темпа труда». Но задумываться 
вредно, потому что это мешает 
выполнять уже готовый план.

Реплики, 
которыми обмениваются Вощев и администратор завода, очень точно передают воздух эпохи:<\p>

«- О 
чем ты думал, товарищ Вощев?<\p>

– О плане 
жизни. 

   – Завод работает по готовому 
плану треста.<\p>

   – Я думал о плане общей жизни. 
Своей жизни я не боюсь, она 

мне не загадка.<\p>

   -Ну и что ж ты бы мог 
сделать? 

– Я мог 
бы выдумать что-нибудь вроде 
счастья, а от душевного 

смысла 
улучшилась бы производительность.<\p>

   – Счастье произойдет от материализма, товарищ Вощев, а не 

от смысла».

<\p>

   В этих репликах отражена одна тонко подмеченная Платоновым идея, которая последовательно реализовывалась в течение 70 лет советской власти: малооплачиваемый труд высасывал из человека все соки, но стимулировал идею строительства коммунистического будущего, при этом человек как личность с его мыслями и чувствами<\p>

растворялся в навязанной устремленности ко всеобщему 
счастью.<\p>

   Особенности содержания. Все события, которые происходят в повести и составляют ее сюжет, не получают ни психологического обоснования, ни дальнейшего развития. Например, два работника котлована посылаются в колхоз для помощи в проведении сплошной коллективизации (коллективизация – еще одна важная примета времени), и буквально на следующей странице читатель узнает об их убийстве.<\p>

   Не сообщаются ни причины, ни 
цели убийства. Важна реакция живых людей. Чиклин, самый ревностный строитель котлована, реагирует очень своеобразно: «Пускай хоть весь класс умрет – так я один за него останусь и сделаю всю его задачу на свете! Все равно<\p>

жить 
для самого себя я не знаю как!…» В этой реплике ощущается зомбированность миллионов людей идеями государственности.<\p>

   В повести есть одна очень 
важная тема – тема детства, связанная с образом Насти. Образ Насти – символ и настоящего обездоленного детства с его естественной и страшной жестокостью, и символ будущего, замешанного на крови и костях. В образ Насти писатель вкладывает очень глубокий смысл: ради нее совершают свои поступки строители котлована, но какова цель этих поступков? Чиклин вспоминает о единственной радости в своей прошлой жизни – о поцелуе хозяйской дочери на бывшем кафельном заводе.<\p>

   По какому-то наитию Чиклин 
находит эту женщину в заброшенном 
помещении, уже умирающую рядом 
со своей маленькой дочерью 
Настей. Неизвестно, как попали сюда 
эти существа, но для автора это неважно, важна их данность, их настоящая жизнь, переведенная на метафорический язык:

«- Мама, а отчего ты умираешь – оттого, что 
буржуйка, или 

от смерти?<\p>

– Мне 
стало скучно, я уморилась, – сказала 
мать.<\p>

   – Потому что ты родилась давным-давно, 
а я нет, – говорила девочка. 

   – Как ты только умрешь, то я 
никому не скажу, и никто 
не узнает, была ты или нет. 
Только я одна буду жить 
и помнить тебя в своей голове…» 

Совет

Смерть 
женщины, «матери-буржуйки», – это смерть поэзии, того прекрасного, что было в прошлом, и завещание будущему (Насте) этой красоты. Чиклин, которому досталась эта девочка, прикоснувшись к губам умершей, вспомнил остатки нежности, которой не<\p>

было 
в настоящей жизни.<\p>

  
Судьба Насти
.

Очень странный ребенок эта Настя – одновременно по-детски нежный и деспотичный. Ее речь – это сплав идей и фразеологии нового времени. Она отказывается от своей «матери- буржуйки», пророчит скорейшее уничтожение классу, из которого она<\p>

вышла, но в то же время постоянно вспоминает свою мать, и эта память хоть как-то скрашивает ее жизнь.

И странно, что самым близким существом для Насти оказывается медведь-молотобоец, сложный символ прошлого и настоящего, который олицетворяет для<\p>

нее и 
память, и мечты о будущем, о 
счастье трудового народа.<\p>

   С рытьем котлована также связана надежда на будущее пролетарское счастье в общепролетарском доме.

Однако дальше рытья котлована<\p>

в повести 
дело не идет. Котлован роют и роют, а строители новой жизни становятся «строителями могил», которые они роют для Насти и для многих других.

<\p>

   Вообще, в повести много страниц, 
при чтении которых «кровь 
стынет в жилах», настолько откровенно 
они обнажают правду о времени 
«сплошной коллективизации» и 
о времени строительства социализма.<\p>

   Происходит постепенное «обесчеловечивание» жизни, символически показанное Платоновым в процессе рытья могилы для Насти.

Обратите внимание

Сначала скашивается зеленая живая трава (убирается животворящее начало), потом лопаты врезаются в живой верхний (самый плодородный) слой почвы, затем уже долбят твердую мертвую глину и камень. «Гробовое<\p>

ложе 
Чиклин выдолбил в вечном камне и 
приготовил еще особую, в виде крышки, гранитную плиту, дабы на девочку 
не лег громадный вес могильного праха».

Так он заботится о мертвом 
прахе девочки, а при ее жизни, когда она болела, «мимо барака проходили многие люди, но никто не пришел проведать заболевшую Настю, потому что каждый нагнул голову и беспрерывно думал о сплошной коллективизации».<\p>

  
Сцены коллективизации.
Страшны сцены, в которых Платонов показывает процесс сплошной коллективизации.

Писателем вводится такой условный персонаж, как медведь-молотобоец, действия которого ассоциируются со слепой стихийной силой, ничего не разбирающей в своей слепоте, зато хорошо чувствующей «классового врага».<\p>

   «Из дома выскочил бедный житель 
с блином в руках…<\p>

   – Покушай, Миша! – подарил мужик 
блин молотобойцу. 

   Медведь обернул блином лапу 
и ударил через эту печеную 
прокладку 

кулака 
по уху, так что мужик вякнул ртом и повалился…» 

«Ликвидировали? – говорит из снега один из раскулаченных. –<\p>

Глядите, нынче меня нету, а завтра вас 
не будет. Так и выйдет, что 

в социализм 
придет один ваш главный человек».<\p>

   Пророческие слова, написанные 
в 1929 г., сбылись во время сталинских 
репрессий. 

   Отправляют всех кулаков на плоту по реке в море и далее… в полную неизвестность. Впоследствии, спустя много лет, стала известна страшная судьба раскулаченных крестьян, их жен и детей.

А пока «кулачество глядело с плота в одну сторону – на Жачева; люди хотели навсегда заметить свою родину и последнего счастливого человека на ней». Опять пророческие слова: «навсегда заметить свою родину» – они уже не вернулись никогда. А Жачев, счастливый человек, на самом деле был инвалидом без обеих ног.

<\p>

   Счастливое «будущее» в «Котловане» маячит смертью маленького ребенка, похороненного в нем, как в могиле. Котлован – могила для будущих поколений.

<\p>

Важно

   Зачем нужен смысл жизни? Вощев, 
этот доморощенный философ, «стоял 
в недоумении над этим утихшим 
ребенком – он уже не знал: где 
же теперь будет коммунизм на свете, если его нет сначала в детском чувстве и в убежденном впечатлении.

Зачем ему теперь нужен смысл жизни и истина всемирного происхождения, если нет маленького, верного человека, в котором истина стала бы радостью и движением».<\p>

   Нет верного человека, время убивает 
в человеке и радость и движение, поэтому будущего тоже не будет. 
Таков взгляд писателя на новую 
жизнь, в которой смешались 
его личная трагедия и трагедия 
целого поколения послереволюционных 
лет. 

Источник: http://stud24.ru/literature/analiz-povesti-kotlovan-ap-platonova/33357-106044-page1.html

Особенности стиля повести А. Платонова «Котлован»

Писатель Андрей Платонович Платонов был из рабочих. Участник гражданской войны, потом самозабвенный работник восстановительного периода. Разбирался в механизмах, электростанции строил.

Очень любил паровозы. Часто описывал их в рассказах, и выходили они у Платонова как живые. Блестящие, железные существа, с огнем и паром внутри. Платонова восхищают механизмы.

Они исполнены логики, загадочны, но понятны…

Кроме механизмов — паровозов, динамо-машин, дизелей и болиндеров — прозу Андрея Платонова населяют люди, его литературные герои, которых автор тщательно и скрупулезно описывает.

От этого они становятся не совсем живые.

Совет

То есть они ходят, точнее перемещаются, разговаривают, совершают индивидуальные и коллективные осмысленные действия, но из совокупности движений и поступков не прорастает сложное растение жизни.

Складывается впечатление, что писатель вооружен сильным микроскопом, который дает ясные и четкие картины отдельных частей организма человека, но не получается увидеть все сразу. Не получается представления о жизни в целом. Какая она? Что она такое? Феномен жизни вообще тревожит и раздражает Платонова.

Ей, жизни, не годится внутренняя логика существования паровозов и кораблей. Писателю тяжело с этим примириться. Он понял, как работает электричество и почему летают самолеты. Он уверен, что жизнь проще, чем сложные и сильные механизмы.

Надо только увидеть, как сцепляются ее крохотные колесики и шестеренки, и тогда логичным и понятным станет человеческое существо.

«Не убывают ли люди в чувстве своей жизни, когда прибывают постройки?» — спрашивает Платонов. Ведь живое и неживое суть одно и то же. Стоит только понять эту истину и сгинут проклятые вопросы, исчезнут бессмысленные тайны.

Совет

Утром Козлов стоит «над спящим телом Прушевского». Характерный для Платонова пассаж и точное наименование того, что являют собой персонажи «Котлована»: не люди, не герои, а тела. Иногда мыслящие, иногда нет. По сути это не важно. Вощев «с размышлением» произносит: «Без думы люди действуют бессмысленно».

И тогда понимаешь, что над всем в повести властвует любопытный и далеко не простодушный интеллект автора. Ф. М. Достоевский — предтеча и учитель Платонова — тоже не брезговал авторским присутствием на страницах своих романов. Только личина, в которую он рядился, являла нам человека недалекого, а зачастую — глупого.

Его герои постоянно выходят из-под авторского контроля. Появление нового персонажа — всегда скандал. Автор прячется за второстепенными фигурами, часто их голосами произнося главные вещи. Вспомним безымянного капитана в «Бесах», только и сказавшего: «Если Бога нет, то какой же я капитан».

В этом весь Достоевский, «человек из подполья».

Платонов, наоборот, доминирует в своей прозе. Это его стиль. Его кредо. Он бригадир бригады, начальник цеха, механик паровоза. Он видит сразу всех и все объемлет.

Он слегка приоткрывается и дает себя узнать в инженере: «Весь мир он представлял мертвым телом — он судил его по тем частям, какие уже были им обращены в сооружения; мир всюду поддавался его внимательному и воображающему уму, огражденному лишь сознанием косности природы».

«Котлован» — сооружение ума Андрея Платонова. Он судит, движет, заселяет, мыслит в нем. В телах, созданных им, нет свободы и самовластия, нет тумана страстей, и подвиг не озаряет душу счастьем.

«Дребезжащее состояние счастья», испытанное героями перед закладкой котлована, томление духовых оркестров, гробы вместо кроватей, тотемный медведь-молотобоец на кузне — вот обычный инвентарь платоновской прозы.

Что не разглядели мы в своих ночных кошмарах, додумал за нас писатель. Он здесь самый главный. Он полностью подчинил сюжетное движение повести своему творческому сознанию. Он препарирует человека в поисках души и находит кости, кровь и жилы. Его проза напоминает рисунки Леонардо да Винчи. Желтой сепией по желтой бумаге.

Платонов рисует черным углем на черной земле. Его стиль — это стиль подлинного искусства, когда солгать означает умереть. Его проза телесна, а душа нежна. Он молится фальшивым богам, но вера искупает этот мелкий грех. Слова, собранные в эту книгу, обработаны томлением гения. В ней есть правда эпохи, ее кровь, ее гнев и мечта.

Источник: http://www.testsoch.info/osobennosti-stilya-povesti-a-platonova-kotlovan/

Проблема жанра

“Котлован”, согласно авторскому определению, является повестью.

Повесть – прозаический жанр, не имеющий устойчивого объёма и занимающий промежуточное место между романом, с одной стороны, и рассказом и новеллой с другой, тяготеющий к хроникальному сюжету, воспроизводящему естественное течение жизни.

Читайте также:  Сочинение: почему «мертвые души» — это поэма?

Данное определение жанра характерно исключительно для отечественной литературоведческой традиции. В западном литературоведении для прозаических произведений такого рода используются определения “роман” или “короткий роман”. В силу своей многогранности жанр повести с трудом поддается однозначному определению.

Сюжет повести практически всегда сосредоточен вокруг главного героя, личность и судьба которого раскрываются в пределах немногих событий. Побочные сюжетные линии в повести (в отличие от романа), как правило, отсутствуют, повествовательный хронотоп сконцентрирован на узком промежутке времени и пространства.

Обратите внимание

Кириченко Е. Краткий обзор прозаических жанров. http: //www.proza.ru/2011/03/08/51

Произведение Платонова не соответствует многим принципиальным чертам повести как устоявшегося жанра с определенной структурой, например, следующим: “Типичной”, “чистой” формой повести являются произведения биографического характера, художественные хроники: дилогия С.Т. Аксакова, трилогия Л.Н.

Толстого, “Пошехонская старина” М.Е. Салтыкова-Щедрина, тетралогия М. Горького, “Кащеева цепь” М.М. Пришвина. Термин “повесть” соседствует с менее каноническим названием “история”, как раз и несущим в себе представление о рассказе типа хроники, в котором художественное единство определяет образ повествователя, “историка”.

Как было написано выше – в повести сюжет практически всегда сосредоточен вокруг главного героя, а в “Котловане” главного героя как такого нет. Этого перечня классических образцов достаточно, чтобы почувствовать огромную разницу между ними и “Котлованом”.

Следовательно, нужно определить жанровую разновидность произведения Платонова “Котлован”.

Это необходимо для выяснения особенностей художественного мышления писателя, ибо любой литературный жанр – форма авторского суждения, обладающая значимостью и определяющая многие компоненты как в структуре текста (способ повествования, пространственно-временные формы, сюжет, способы создания образов и проч.), так и в содержательных аспектах.

Слово “повесть” надписано на машинописи “Котлована” рукой самого автора и предполагалось, что никаких вопросов здесь быть не может. В этой связи не вполне понятно, почему К.

Баршт, например, именует “Котлован” романом, ведь роман – большая форма; произведение, в событиях которого обычно принимает участие много действующих лиц, чьи судьбы переплетаются. Романы бывают философские, приключенческие, исторические, семейно-бытовые, социальные Кириченко Е. Краткий обзор прозаических жанров.

Важно

http: //www.proza.ru/2011/03/08/51. “Котлован” к роману мы отнести точно не можем, потому что объем произведения не дает нам на это право. Были также попытки соотнести платоновскую повесть с жанром мистерии. Отмечалась и близость платоновской повести к произведениям в жанре производственного романа.

Проблема жанра подробно обсуждалась лишь в связи с понятием “антиутопия”, одним из образцов которой, как и роман “Чевенгур”, нередко называют “Котлован”. В антиутопии, как правило, изображается некая фантастическая модель общества, в котором могут функционировать уже знакомые идеи.

К “Чевенгуру” и “Котловану” это положение применимо лишь отчасти. Несмотря на очевидную условность художественного пространства обоих произведений, они все же имеют несомненную связь с конкретной исторической реальностью.

“Котлован” – сравнительно небольшая по объему повесть: в издании, подготовленном в Пушкинском Доме, она занимает 95 страниц. В процессе работы над повестью Платонов произвел заметную правку текста, что отразилось и на композиции.

Творческая история “Котлована” может быть описана как ряд последовательных трансформаций первоначального замысла, и в основе наиболее существенных из этих преобразований лежит изменение характера хронотопа. Хронотоп повести формируется за счет перемещений главного героя – Вощева.

Сначала из одного города в другой, где происходит “великое рытье” котлована под Общепролетарский Дом, затем – в деревню, в которой после прибытия туда основных действующих лиц, разворачивается коллективизация и возникает колхоз. В финале события вновь переносятся в котлован.

При окончательной переработке текста Платонов значительно сократил ту его часть, которая предшествовала описанию работ собственно в котловане. Путь, таким образом, стал подчеркнуто цикличным: котлован – деревня – котлован. В повести отсутствует какое-либо формальное деление на главы, в том числе нумерованные отрывки.

Перед нами две точки зрения на жизнь: первая – как на особый организм, которому необходим душевный смысл для каждого, даже самого незначительного, элемента, где важно все и вторая – взгляд на жизнь как на механическую структуру с четкой иерархией ценностей и строгой определенностью функций человека и природы.

Конфликт носит идеологический характер: Вощев понимает необходимость смысла, но обрести его пока не может; система же перманентно порождает противоречия даже внутри себя: строгое определение функций человека приводит к утрате духовности (пищевой служащий отказывает в элементарной услуге уставшим рабочим; в рамках данной структуры он прав, но правы и рабочие, так как та же система постулирует выражение, в первую очередь, интересов рабочего класса), шаткости положения даже самих “бюрократов”: Жачев может безнаказанно шантажировать товарища Пашкина, наиболее рьяных могут убить (как это произошло с Козловым и Сафроновым).

Совет

Дисгармонией проникнута и природа, как бы отражая состояние людей: “За пивной возвышался глиняный бугор, и старое дерево росло на нем, одно среди светлой погоды”. Вообще писатель часто обращается к образу дерева (параллель “человек – дерево”).

Деформация духовного мира имеет соответствие и во внешнем облике героев, она теснейшим образом связана с “материальной оболочкой” персонажей: Вощев, к примеру, ощущает “слабость тела без истины”, с максимальной для художественного мира “Котлована” дотошностью обрисован “увечный человек” Жачев: “У калеки не было ног – одной совсем, а вместо другой находилась деревянная приставка; держался изувеченный опорой костылей и подсобным напряжением деревянного отростка правой отсеченной ноги. Зубов у инвалида не было никаких, он их сработал начисто на пищу, зато наел громадное лицо и тучный остаток туловища; его коричневые, скупо отверстые глаза наблюдали посторонний для них мир с жадностью обездоленности, с тоской скопившейся страсти, а во рту его терлись десна, произнося неслышные мысли безногого”. Опять-таки, единственный “светлый” момент начальных частей повести – шествие пионерского отряда – имеет обратную сторону: “Любая из этих пионерок родилась в то время, когда в полях лежали мертвые лошади социальной войны, и не все пионеры имели кожу в час своего происхождения, потому что их матери питались лишь запасами собственного тела; поэтому па лице каждой пионерки осталась трудность немощи ранней жизни, скудость тела и красоты выражения”. Войдя в барак, Вощев наблюдает спящих строителей котлована: “Все спящие были худы, как умершие, тесное место меж кожей и костями у каждого было занято жилами. Вощев всмотрелся в лицо ближнего спящего – не выражает ли оно безответного счастья удовлетворенного человека. Но спящий лежал замертво, глубоко и печально скрылись его глаза, и охладевшие ноги беспомощно вытянулись в старых рабочих штанах”.

Итак, перед нами картина полной дисгармонии мира. В дисгармонии пребывают и люди и природа. Причина – в отсутствии в этом мире “истины”, “смысла”, призванного объяснить и изменить весь миропорядок.

Вощев, один из центральных героев повести, органически, всем своим существом сознает как этот разлад, так и его причину, пытаясь обрести истину для восстановления утраченной гармонии мира: “Умерший, палый лист лежал рядом с головою Вощева, его принес ветер с дальнего дерева, и теперь этому листу предстояло смирение в земле. Вощев подобрал отсохший лист и спрятал его в тайное отделение мешка, где он сберегал всякие предметы несчастья и безвестности. “Ты не имел смысла житья, – со скупостью сочувствия полагал Вощев, – лежи здесь, я узнаю, за что ты жил и погиб. Раз ты никому не нужен и валяешься среди всего мира, то я буду тебя хранить и помнить”. Платонов А. Впрок. М.: Художественная литература, 1990. С. 441

О причине утраты истины говорится в разговоре Вощева и завкомовских работников. Обладатели власти утверждают: “Счастье произойдет от материализма, товарищ Вощев, а не от смысла”. Подобная позиция была весьма характерна для реальных представителей новой идеологии.

Таким образом, можно предположить, что система, в которую оказывается вписанным человек, редуцирует духовные элементы. Герой понимает это, сознавая истинную роль управляющих жизнью (“сели на шею”). “Все живет и терпит на свете, ничего не сознавая. Как будто кто-то один или несколько немногих извлекли из нас убежденное чувство и взяли его себе”.

Однако источник трагедии разлада Вощев видит не в представителях системы. Найти этот источник – значит, приблизиться к пониманию истины.

Истина в представлении Вощева – нечто конкретное. Ее можно “выдумать”, можно постараться обрести в окружающем мире. Кстати, именно здесь и проявляются элементы утопизма в духовном облике платоновского героя. Утопическое сознание полагает внутренний мир человека как механистическое соединение разнообразных элементов: добродушия, зависти, остроумия, ревности и т.п.

, выводя их как из природы человека, так и из их взаимодействия с действительностью. Совершенная государственная система дает возможность полного управления человеком, предполагает удовлетворение всех его потребностей. Главная задача найти истину – этим и определяется вся композиция “Котлована”. Близкую к этому мысль высказал В.

Вьюгин, когда отметил, что “одна из важнейших тем “Котлована” – поиск истины. Вьюгин В.Ю. Андрей Платонов: поэтика загадки. (Очерк становления и эволюции стиля). СПб.: Изд-во РХГИ, 2004. Собственно мысль о необходимости ее постичь является движущей пружиной фабулы произведения”.

Обратите внимание

В первых частях, своеобразной экспозиции, постулируется проблема, решить которую пытается Вощев, а затем и другие герои. Их путь в поисках истины формирует структуру повести.

В финале повести гибнут последние надежды героев на возможность поиска истины. “Вощев стоял в недоумении над этим утихшим ребенком, – он уже не знал, где же теперь будет коммунизм на свете, если его нет сначала в детском чувстве и в убежденном впечатленье.

Безверие проникает и в пролетарскую среду: Жачев в разговоре с Сафроновым признается: – Я теперь в коммунизм не верю…коммунизм – это детское дело, за то я и Настю любил”.

Похороны девочки – это, по сути, погребение идеи достижения счастья на земле, приговор всей существующей системе

Источник: http://litra.bobrodobro.ru/10335

Художественные особенности повести «Котлован» А. П. Платонова

Платоновскому стилю невоз­можно найти аналог в русской литературе. Писатель работал в со­ответствии со стилистическими тенденциями 20-х годов. Новое время требовало новой поэтики.

Писатель изобрел язык, который шел вразрез со всеми литературными нормами. Повесть Платонова «Котлован», со своими образами, символами, метафорами, полно­стью соответствует духу времени.

В результате смешения лексиче­ских и синтаксических отношений повесть написана изломанным языком, в котором смысл слов выхолащивается.

Писатель активно использует избыточные фразы, вставляя в них лишние слова. Такой художественный прием отражает не только своеобразный язык эпохи, но и делает речь персонажей и рассказчика экспрессивной и насыщенной, например: «соревно­ваться на высшее счастье настроения» и т.д.

Герои повести употребляют в речи незнакомые слова и прибаут­ки, сочетают несочетаемые понятия, например: «левацкое болото правого оппортунизма», «видя по его телу класс его бедный», «чело­век длинного тонкого роста», «живи храбрее — жми друг дружку, а деньги в кружку».

Язык повествования пестрит газетными штам­пами, лозунгами, идеологически окрашенной лексикой, например: «отправить на коллективизацию», «узкими масштабами строиться». Использованные автором приемы делают речь персонажей яркой и образной.

Художественное открытие писателя заключается в том, что посредством просторечий и сниженной лексики Платонов на­шел способ выразить серьезные понятия, сделать их доступными широким народным массам.

Автор повести довольно скупо использует цвета. Чаще осталь­ных он обращается к желтому цвету, который является для писате­ля цветом горя и несчастья. Обращение к красному цвету обуслов­лено его социальной значимостью. Черный цвет сопровождает ге­роев в описании раскулачивания колхозников.

Важно

Цвет используется для дополнительных характеристик персонажей. Так как главный мотив повести — преобладание смерти над жизнью — то герои Платонова наделены «слепотой», или «дремлющим зрением», как называет его сам писатель. Изображаемый им мир немногоцветен. Материал с сайта //iEssay.

ru<\p>

Необыкновенно яркие метафоры в художественном тексте, пере­ходящие в гротеск, подчеркивают безысходность строительства бу­дущего. Герои повести роют котлован для дома всеобщего счастья, а спят в гробах, заготовленных для себя крестьянами.

Дома крестьян пусты, а на кузне трудится за всех медведь, который затем прини­мает участие в раскулачивании. В послесловии к американскому изданию «Котлована» И. Бродский отметил сюрреализма Платоно­ва, в полной мере выразившийся в образе участвующего в строи­тельстве медведя-молотобойца.

По мнению Бродского, Платонов «сам подчинил себя языку эпохи, увидев в нем такие бездны, за­глянув в которые однажды, он уже более не смог скользить по ли­тературной поверхности».

На этой странице материал по темам:

  • метафоры, образы-символы в повести котлован
  • художественной своеобразие котлована платонова
  • платонов котлован рецензия
  • характеристика медведь молотобойцев из повести платонова
  • эпиграфхудожественное своеобразие котлована

<\p>

Источник: http://iessay.ru/ru/writers/native/p/platonov/stati/kotlovan/hudozhestvennye-osobennosti-povesti-kotlovan-a.-p.-platonova

Язык Платонова: своеобразие языка, стиля и героев

Среди всех произведений А. Платонова особенно выделяются роман “Чевенгур” (1929), повести “Котлован” (1930) и “Ювенильное море” (1932), созданные писателем в конце 20-х — начале 30-х годов.

Названные нами произведения производят сильнейшее впечатление на читателей как глубиной поставленных в них вопросов, так и необыкновенной плотностью письма, изощренной и нарочитой «корявостью» языка, которые особенно ощутимы на фоне других произведений писателя, например его публицистики с ее почти пушкинской простотой и ясностью. Наличие произведений, написанных в несколько ином — или совершенно ином стилевом ключе, заставляет отбросить возможную мысль о неумелости автора: совершенно ясно, что язык названных произведений рожден какой-то глубинной и трудно постигаемой логикой творческого процесса. Разгадать тайну платоновского языка — значит приблизиться к постижению своеобразия художественного мира одного из самых загадочных и ярких писателей XX века. 

Читайте также:  Может ли доброта изменить мир?

Вполне возможно рассматривать прозу Платонова, и прежде всего повесть «Котлован», как прозу сатирическую. Действительно, в ней силен критический момент, негативные явления и тенденции современной писателю жизни высмеиваются с беспощадной меткостью.

Чего стоит изображение бюрократа, отправляющего в корзину случайно упавший бутерброд, «боясь, что его сочтут за человека, живущего темпами эпохи режима экономии»! Или же тонко спародированная писателем речь одного из героев повести — Софронова, который являет собой яркий образец демагога, «плетением словес» пытающегося скрыть все убожество собственной мысли.

Некоторые критики в подобной корявости языка увидели стилизацию речи «низов», подобно той, какую мы находим в ранних рассказах М. Зощенко. Но это объяснение также далеко не достаточно, тем более что, в отличие от Зощенко, не так уж много у Платонова откровенных просторечий.

Зато сложность конструкций и своеобразие употребления слов у него далеко превосходит самую витиеватую речь малообразованных балагуров, ставшую предметом художественного изображения у того же М. Зощенко или, например, И. Бабеля. Недаром уже современники упрекали писателя: «Так в народе не говорят».

К тому же непонятно, почему речь автора-повествователя, занимающего в повести “Котлован” подчеркнуто отстраненную позицию и никак не проявляющего себя (в отличие от героя-рассказчика у М. Зощенко), мало чем отличается от речи его героев.

Совет

Да и задаются герои Платонова проблемами, от которых герои Зощенко с их приземленными интересами абсолютно далеки.

Столь же недостаточным представляется и рассмотрение прозы Платонова как прозы поэтической, в которой слова сочетаются не логически, а ассоциативно, посредством таких художественных приемов, как метафора, метонимия, паронимия, плеоназм и др.

Эмоциональная сдержанность прозы писателя, ее рассудительность, почти отстраненно-регистрирующий взгляд повествователя при иногда шокирующих образах и наблюдениях — все это так противоречит известным нам образцам лирической прозы И. Тургенева, А. Чехова, И.

Бунина, предполагающей живой отклик души рассказчики на то, о чем он повествует. 

Произведения Платонова ближе к так называемой “орнаментальной прозе” — одного из замечательнейших стилевых явлений русской прозы первой трети XX века, которое предполагает организацию прозаического текста по законам поэтического.

Сюжет в нем отступает на второй план, а единство тексту придает сложная система повторов, ассоциаций, сквозных образов и лейтмотивов, ритмическая организация текста. Достаточно сравнить прозу Платонова с прозой И. Бабеля, Б. Пильняка. Ю.

Олеши и других мастеров литературного орнаментализма, чтобы увидеть глубокую оригинальность платоновского стиля, построенного на деформации привычных смысловых, синтаксических, стилевых связей.

Можно также рассматривать ее прежде всего как философскую, в образной форме и посредством диалогов героев несущую строгую авторскую концепцию. Однако слишком уж неумелыми мыслителями представляются нам его герои, слишком неуклюжими и наивными кажутся их попытки размышлять над «последними вопросами» бытия.

Может быть, анализ первой фразы повести поможет нам найти подход к разгадке секрета платоновского языка?

“В день тридцатилетия личной жизни Вощеву дали расчет с небольшого механического завода, где он добывал средства для своего существования” — так начинается повесть «Котлован», сразу поражая какой-то гротескной неправильностью словоотбора и словосочетаний.

Обратите внимание

Действительно, словосочетание «в день тридцатилетия личной жизни» обращает на себя внимание своей избыточностью (достаточно было бы сказать «в день тридцатилетия»), оно приобретает смысловой оттенок какой-то канцелярской, бюрократической педантичности.

Выражение «добывал средства для своего существования» также уместнее скорее для научного, чем для художественного произведения, оно придает некий безличный, механический характер труду героя.

Наконец, словосочетание «механический завод» позволяет определение в нем прочитать и как эпитет: «механический» означает безжизненный, враждебный живому человеку. Как раз подобное употребление слов характерно скорее для поэтической речи, чем для речи бюрократической или научной, не терпящих никакой двусмысленности, неконкретности, метафоричности.

Итак, вернемся к существующим объяснениям специфики языка платоновской прозы (сатира, стилизация, орнаментальность, философичность). Вероятно, лишь синтез этих, на первый взгляд, противоречивых объяснений способен пролить свет на загадку платоновского языка.

<\p>

Власть, которая была дана Октябрьской революцией человеку из масс, поставила перед ним те самые «вечные вопросы», искать ответы на которые прежде было привилегией «образованных классов»: «Что ты, при капитализме, что ль, живешь, когда одни особенные думали! » — упрекают главного героя в повести «Ювенильное море».

Но чтобы отвечать на эти «проклятые вопросы», чтобы философствовать, надо обладать навыком логического мышления и, что немаловажно, необходимым инструментарием — набором философских понятий и умозаключений, помогающих осмыслять основы бытия.

Герои Платонова ни того ни другого не имеют, однако уже осознали всю тяжесть ответственности, которая ложится на них. И потому они вынуждены пользоваться “подручными средствами” — теми словами и приемами, которые они могли почерпнуть из своей повседневной жизненной практики. Общеупотребительные и просторечные слова соседствуют здесь с обрывками лозунгов и призывов, услышанных на митингах или вычитанных в газетах, а канцеляризмы справок и распоряжений — со специальными словами — профессионализмами, сразу выдающими профессиональную принадлежность того или иного героя.

Употребление этих слов вовсе не открытие для советской литературы 20—30-х годов. Необычность стиля Платонова несколько в ином — в том, что разные стилистические пласты причудливо перемешиваются в его прозе, их различие упраздняется, они уравниваются в правах: «высокое» утрачивает свою безусловность, а «низкое», наоборот, поднимается до философских вершин.

Да и привычные уху образованного человека слова нередко героями Платонова употребляются в ином значении. Так, в начале повести кровельщики называют «пищевого служащего», не подавшего им пива, «бюрократом», не понимая смысла данного слова, но твердо зная, что бюрократ — враг рабочего человека.

Важно

Проза Платонова раскрывает нам процесс постижения истины, когда еще нет устоявшихся мнений и недостаточно официальных объяснений, в чем смысл жизни.

Автор-повествователь не противопоставляет свои суждения точкам зрения героев, не навязывает их читателю: его мнение, как это и принято в философской, полифонической (многоголосной) прозе, лишь одно из нескольких равноправных, и должно еще пройти проверку на истинность.

Поэтому и речь повествователя у Платонова столь же корява и при этом по-своему изощрена, что и речь остальных персонажей: автор тоже находится в поиске “вещества существования”.
Само выражение «вещество существования» — своеобразный ключик к тайне платоновского языка.

Идеология, особенно официальная, склонна воздвигать между реальностью и человеком некий фильтр из штампов, аксиом, прописных истин, за которыми сама реальность исчезает, приобретает искаженные черты.

Идеология заставляет видеть то, что должно, а ни то, что есть: существенные пороки системы считать «отдельными недостатками» и «пережитками прошлого», робкие ростки будущего – бурными всходами. Однако своеобразие мировосприятия большинства героев Платонова в том и состоит, что их мировосприятие — конкретно, чувственно, они хотят честно «ощущать» коммунизм, «трогать» революцию, «видеть» счастье. И герои Платонова — люди с пробудившимся, почти первобытным, мифологическим сознанием — также истину хотят испытать на опыте, почувствовать ее, найти вещество своего существования. Им недостаточно обещаний, что «счастье произойдет от материализма», они желают быть этому свидетелями. «Убежденное впечатление» (единство мысли и чувства) — так в повести «Котлован» определяет автор суть такого мировосприятия.

Источник: В мире литературы. 11 класс / А.Г. Кутузов, А.К. Киселев и др. М.: Дрофа, 2006

Источник: http://classlit.ru/publ/literatura_20_veka/platonov_a_p/jazyk_platonova_svoeobrazie_jazyka_stilja_i_geroev/11-1-0-620

Особенности стиля повести А.Платонова «Котлован»

/ Сочинения / Платонов А.П. / Котлован / Особенности стиля повести А.Платонова «Котлован»

  Скачать сочинение

    Свист, грохот, лязг, движение – заглушили
     Живую человеческую речь, Немыслимыми
     сделали молитву, Беседу, размышление;     превратили Царя вселенной в смазчика колес.
    М. Волошин. “Пар”
    Писатель Андрей Платонович Платонов был из рабочих. Участник гражданской войны, потом самозабвенный работник восстановительного периода.

Разбирался в механизмах, электростанции строил. Очень любил паровозы. Часто описывал их в рассказах, и выходили они у Платонова как живые. Блестящие, железные существа, с огнем и паром внутри. Платонова восхищают механизмы. Они исполнены логики, загадочны, но понятны…

    Кроме механизмов — паровозов, динамо-машин, дизелей и болиндеров — прозу Андрея Платонова населяют люди, его литературные герои, которых автор тщательно и скрупулезно описывает. От этого они становятся не совсем живые.

Совет

То есть они ходят, точнее перемещаются, разговаривают, совершают индивидуальные и коллективные осмысленные действия, но из совокупности движений и поступков не прорастает сложное растение жизни.

    Складывается впечатление, что писатель вооружен сильным микроскопом, который дает ясные и четкие картины отдельных частей организма человека, но не получается увидеть все сразу. Не получается представления о жизни в целом. Какая она? Что она такое? Феномен жизни вообще тревожит и раздражает Платонова.

Ей, жизни, не годится внутренняя логика существования паровозов и кораблей. Писателю тяжело с этим примириться. Он понял, как работает электричество и почему летают самолеты. Он уверен, что жизнь проще, чем сложные и сильные механизмы. Надо только увидеть, как сцепляются ее крохотные колесики и шестеренки, и тогда логичным и понятным станет человеческое существо.

    “Не убывают ли люди в чувстве своей жизни, когда прибывают постройки?” — спрашивает Платонов. Ведь живое и неживое суть одно и то же. Стоит только понять эту истину и сгинут проклятые вопросы, исчезнут бессмысленные тайны.
    Утром Козлов стоит “над спящим телом Прушевского”.

Характерный для Платонова пассаж и точное наименование того, что являют собой персонажи “Котлована”: не люди, не герои, а тела. Иногда мыслящие, иногда нет. По сути это не важно. Вощев “с размышлением” произносит: “Без думы люди действуют бессмысленно”. И тогда понимаешь, что над всем в повести властвует любопытный и далеко не простодушный интеллект автора. Ф. М.

Достоевский — предтеча и учитель Платонова — тоже не брезговал авторским присутствием на страницах своих романов. Только личина, в которую он рядился, являла нам человека недалекого, а зачастую — глупого. Его герои постоянно выходят из-под авторского контроля. Появление нового персонажа — всегда скандал.

Автор прячется за второстепенными фигурами, часто их голосами произнося главные вещи. Вспомним безымянного капитана в “Бесах”, только и сказавшего: “Если Бога нет, то какой же я капитан”. В этом весь Достоевский, “человек из подполья”.
    Платонов, наоборот, доминирует в своей прозе. Это его стиль. Его кредо. Он бригадир бригады, начальник цеха, механик паровоза.

Он видит сразу всех и все объемлет. Он слегка приоткрывается и дает себя узнать в инженере: “Весь мир он представлял мертвым телом — он судил его по тем частям, какие уже были им обращены в сооружения; мир всюду поддавался его внимательному и воображающему уму, огражденному лишь сознанием косности природы”.
    “Котлован” — сооружение ума Андрея Платонова.

Он судит, движет, заселяет, мыслит в нем. В телах, созданных им, нет свободы и самовластия, нет тумана страстей, и подвиг не озаряет душу счастьем. “Дребезжащее состояние счастья”, испытанное героями перед закладкой котлована, томление духовых оркестров, гробы вместо кроватей, тотемный медведь-молотобоец на кузне — вот обычный инвентарь платоновской прозы.

    Что не разглядели мы в своих ночных кошмарах, додумал за нас писатель. Он здесь самый главный. Он полностью подчинил сюжетное движение повести своему творческому сознанию. Он препарирует человека в поисках души и находит кости, кровь и жилы. Его проза напоминает рисунки Леонардо да Винчи. Желтой сепией по желтой бумаге. Платонов рисует черным углем на черной земле. Его стиль — это стиль подлинного искусства, когда солгать означает умереть. Его проза телесна, а душа нежна. Он молится фальшивым богам, но вера искупает этот мелкий грех. Слова, собранные в эту книгу, обработаны томлением гения. В ней есть правда эпохи, ее кровь, ее гнев и мечта.

6488 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.<\p>

/ Сочинения / Платонов А.П. / Котлован / Особенности стиля повести А.Платонова «Котлован»

Смотрите также по произведению “Котлован”:

  • Краткое содержание

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00058601184864019488

Анализ «Котлован» Платонов

В первой половине ХХ века за антисоветские, антикоммунистические идеи серьезно наказывали, поэтому писатели пытались скрыть их за символическими образами. К этому приему обратился и А.

Платонов, создавая повесть «Котлован». Ученики изучают ее в 11 классе. Если не учитывать смысл, скрытый между строк, читается произведение нелегко.

Облегчить подготовку к уроку, посвященному «Котловану», поможет анализ произведения, который мы предлагаем в этой публикации.

Год написания – декабрь 1929 – апрель 1930 гг.

История создания – Работу над произведением А. Платонов завершил в 1930 г. Тема, идеи его были продиктованы историческими событиями первой половины ХХ века. Долгое время повесть распространялась только в самиздате. В СССР ее впервые опубликовали в 1987 г.<\p>

Тема – Главные темы – строительство нового «идеального» общества, коллективизация.

Композиция – По смыслу произведение можно разделить на две части: городскую, посвященную копанию котлована и деревенскую – рассказ о кулаках, коллективизации. Начинается и заканчивается произведение описанием котлована, поэтому можно говорить о кольцевой композиции или обрамлении.<\p>

Жанр – Повесть.

Направление – Антиутопия.

Повесть А. Платонова «Котлован» была создана в смутные времена перехода от старого к новому. Не все методы «строительства» нового общества были гуманными, не все перемены были обоснованными. Писатель попытался разоблачить их сущность. Так появилось анализированное произведение.

Обратите внимание

Цензура не допустила повесть к печати, поэтому долгое время она распространялась в самиздате. Однако, даже за хранение таких брошюр жестоко наказывали. В одной из машинописных версий самиздата А.

Платонов указал период работы над повестью – декабрь 1929 – апрель 1930 г. Большинство исследователей жизни и творчества писателя считают, что произведение было написано раньше. Упомянутые же даты указывают на период пика коллективизации.

В критике можно найти разные отзывы о повести, все зависит от того, когда они были написаны.

В СССР «Котлован» напечатали в 1887 г.<\p>

Анализируемая повесть – обычное явление для русской литературы первой половины ХХ века, ведь в то время писатели активно поднимали социальные проблемы. Произведение А. Платонова выделяется из ряда других необычной системой образов, которая помогает скрыть его истинный смысл.

Тема повести – строительство нового «идеального» общества, коллективизация.

В контексте указанных тем автор поднял следующие проблемы: человек в условиях перемен, принудительная коллективизация, деревенский и городской уклад в первой половине ХХ века, старое и новое, его влияние на общество и др.. Основа проблематики – социальные перемены и вечные моральные ценности.

В начале произведения автор рассказывает о неком Вощеве. Это тридцатилетний мужчина, которого уволили из механического завода.

Возраст героя имеет символическое значение, он как бы намекает на роковые для общества года ХХ века. Вощев решает искать работу в другом городе. По пути туда останавливается на ночлег большой яме.

Оказывается, это котлован для будущего здания, в котором планируют собрать весь местный пролетариат.

Важно

Вощев остается с землекопами. Строительство здания для пролетариата символизирует изменения в обществе. Дальше котлована стройка не продвигается. Работники понимают, что не смогут построить новое на руине старого.

Среди прочих героев привлекает внимание бездомная девочка Настя. Ее образ символизирует будущее, жизнь в доме, который строят. На данное значение символа намекают детали. Строители подарили героине гробы, чтобы та использовала их как кровать и ящик для игрушек. Гробы работники отобрали у крестьян.

Так автор ненавязчиво показывает положение крестьян в новых условиях. Настя умерла, не дождавшись окончания стройки. Так же умерла надежда на новую жизнь<\p>

Сюжет помогает произведения, символическое значение образов – ключ к смыслу названия повести.

Котлован символизирует невоплощенные большевистские идеи, намекает на то, что невозможно построить новое на руинах старого.

В повести можно выделить внутренний конфликт – чувства людей, находящихся на «острии перемен» и внешний – столкновение старого и нового.

В«Котловане» анализ стоит продолжить характеристикой композиции. По смыслу произведение делится на две части: городскую, посвященную копанию котлована и деревенскую – рассказ о кулаках, коллективизации. Такая организация не случайна.

Она основана на речи Сталина, произнесенной зимой 1929 г. В ней особое внимание обращалось на проблему «противоположности между городом и деревней».<\p>

Совет

Начинается и заканчивается произведение описанием котлована, поэтому можно говорить о кольцевой композиции или обрамлении.

<\p>

Жанр произведения – повесть, направление -антиутопия. О том, что это повесть свидетельствуют такие особенности: раскрывается несколько сюжетных линий, система образов достаточно разветвленная, достаточно большой объем. Признаки антиутопии: автор показывает, что идеи.

провозглашаемые властью, реализовать невозможно.

Будь в числе первых на доске почета <\p>

Источник: https://obrazovaka.ru/sochinenie/kotlovan/analiz-proizvedeniya-platonova.html

Андрей Платонов, “Котлован”: анализ. “Котлован” Платонова: проблематика произведения

В этой статье мы рассмотрим произведение, которое создал Андрей Платонов, проведем его анализ.

“Котлован” Платонова был задуман автором в 1929 году, осенью, когда появилась в печати статья Сталина под названием “Год великого перелома”, в которой он аргументировал необходимость коллективизации, после чего объявил в декабре о начале “наступления на кулака” и ликвидации его как класса.

В унисон ему говорит один из героев этого произведения о том, что нужно каждого бросить “в рассол социализма”. Задуманная кровопролитная кампания прошла успешно. Были выполнены поставленные Сталиным задачи.

Свои замыслы осуществил и писатель, что подтверждает анализ. “Котлован” Платонова задумывался как переосмысление истории, правильности пути, избранного нашей страной. Получилось глубокое произведение с социально-философским содержанием. Писатель осмыслил действительность, провел ее анализ.

“Котлован” Платонова начнем описывать с рассказа о создании произведения.

История создания

Повесть, что примечательно, была написана как раз в период активной работы Сталина – с 1929-го по апрель 1930 года. В те дни Андрей Платонович Платонов работал в отделе мелиорации по своей специальности, в Наркомате земледелия, находящемся в Воронежской области.

Поэтому он был если не непосредственным участником, то как минимум свидетелем ликвидации кулаков и коллективизации.

Как художник, рисующий натуры, Андрей Платонович Платонов писал картины судеб людей и событий, произошедших с попавшими в мясорубку обезличивания и уравниловки.

Тематика произведений Андрея Платоновича в общие идеи строительства коммунизма не вписывалась, сомневающийся и думающий герой повести подвергся со стороны власти резкой критике, которую подхватила пресса. Она провела свой собственный, отнюдь не лестный для автора, анализ.

“Котлован” Платонова впервые был опубликован лишь в 1987 году, во времена Горбачева, в журнале “Мир”. В этот период в очередной раз перестраивали Советский Союз.

Такова вкратце у повести, которую написал Платонов (“Котлован”), история создания.

Особенности изложения

Обласканные большевиками современники автора – писатели Катаев, Леонов, Шолохов – в своих произведениях воспевали достижения социализма, изображая коллективизацию с положительной стороны.

Поэтике Платонова, в отличие от них, оптимистическое описание картин самоотверженного труда и строительства было чуждо. Этого автора не привлекала масштабность задач и устремлений. Интересовал его прежде всего человек и его роль в исторических событиях.

Обратите внимание

Поэтому произведению “Котлован”, так же как и другим творениям этого автора, свойственно вдумчивое, неспешное развитие событий. Много в повествовании отвлеченных обобщений, так как автор сосредоточен на мыслях и переживаниях своих героев.

Только помогают внешние факторы герою разобраться в себе самом, а заодно и в символических событиях, о которых рассказывает нам Платонов.

“Котлован”: содержание в кратком изложении

Типичен сюжет повести для произведений того времени, посвященных коллективизации, и немногосложен. Его составляет раскулачивание со сценами покушения на активистов партии и крестьян, отстаивающих свое добро. Но Платонову удалось данные события преподнести с точки зрения думающего человека, оказавшегося невольно втянутым в события, о которых рассказывает повесть “Котлован”.

Краткое содержание по главам не составляет предмет нашей статьи. Мы лишь кратко опишем основные события произведения. Герой повести, Вощев, после того как его уволили с завода из-за задумчивости, попадает к землекопам, которые роют котлован для дома пролетариев.

Бригадир Чиклин приводит осиротевшую девочку, у которой умерла мать. Чиклин с товарищами ликвидируют кулаков, сплавляя их на плоту в море вместе с семьями. После этого они возвращаются в город и продолжают свои работы.

Заканчивается повесть “Котлован” смертью девочки, которая нашла свой последний приют в стене котлована.

Три мотива в произведении Платонова

Платонов писал, что его в жизни поразили три вещи – любовь, ветер и дальняя дорога. Все эти мотивы присутствуют в произведении “Котлован”. Краткое содержание по главам, если вы к нему обратитесь, подтвердит нашу мысль. Но следует отметить, что эти мотивы представлены в своеобразной подаче автора. Сюжет завязан на образе дороги.

Однако Вощев, герой Платонова, хотя и является странником, но отнюдь не в традициях отечественной литературы, поскольку, во-первых, он вынужден странствовать, вернее, скитаться, из-за того, что его уволили, а во-вторых, цель его – поиск не приключений, а истины, смысла существования. Куда бы потом ни отправлялся этот герой, вновь и вновь автор возвращает его в котлован.

Как будто замыкается жизнь человека и идет по кругу.

Множество событий составляют повесть “Котлован”, однако нет между ними причинно-следственных связей. Герои как бы кружат вокруг котлована, мечтая вырваться из этой ямы. Один хотел уйти учиться, нарастив стаж, другой ожидал переквалификации, третий мечтал перебраться в руководящий аппарат партии.

Метод монтажа эпизодов произведения

Платонов в композиции произведения использует метод монтажа разноплановых эпизодов: здесь присутствует и медведь-молотобоец, и активист, который просвещает в политике деревенских баб, и кулаки, которые прощаются перед отправкой в море на плоту друг с другом.

Некоторые эпизоды, о которых рассказывает произведение Платонова “Котлован”, кажутся вовсе случайными и немотивированными: внезапно по ходу действия крупным планом всплывают незначительные персонажи, столь же внезапно исчезая.

Важно

Как пример можно привести одетого только в штаны неизвестного, которого привел Чиклин в контору неожиданно для всех.

Опухший от горя мужчина требовал вернуть гробы, заготовленные впрок, которые были найдены в котловане, своей деревне.

Гротеск

В диалоге между крестьянами и рабочими удивляет то, с какой обыденностью говорят они о смерти, с какой безысходностью и смирением готовят гробы себе и своим детям. Погребальный ящик превращается в “детскую игрушку”, в “постель”, перестав быть символом страха. Такая гротескная реальность пронизывает, по сути, всю повесть “Котлован”.

Аллегория

Автор произведения кроме гротеска использует также аллегорию при передаче безумия событий. Благодаря этому и предыдущему приемам полнее раскрывается в повести “Котлован” проблематика данного произведения.

Не найдя персонажа, который мог бы, как Иуда, указать на зажиточные семейства крестьян, он для этой роли выбирает медведя.

А учитывая то, что это животное в народном фольклоре никогда не было олицетворением зла, можно говорить здесь о двойной аллегории.

Сюжет странствия Вощева органично переплетается с другим – провалившегося строительства монументального общепролетарского дома.

Но рабочие верили до последнего, что местный пролетариат через год будет в нем жить.

Это здание ассоциируется с Вавилонской башней, ведь она стала для своих строителей могилой, так же как котлован дома для пролетариев превратился в могилу для девочки, ради которой, по сути, воздвигался.

Совет

Хотя в начале произведения Пашкин утверждает, что счастье все равно “наступит исторически”, становится ясно к концу повествования, что нет надежды на обретение в будущем смысла жизни, так как настоящее построено на смерти девочки, а взрослые с таким упорством работали на котловане, как будто стремились навеки спастись в его пропасти.

Произведение “Котлован” после прочтения оставляет на душе тяжелый осадок, но одновременно чувствуется, что Андрей Платонович – писатель-гуманист, который рассказывает нам о печальных событиях повести с сожалением, любовью и глубоким состраданием к героям, по которым прошлась беспощадная и бескомпромиссная машина власти, стремясь каждого превратить в послушного исполнителя безбожного замысла.

Описание персонажей повести

Не дает Платонов детализированного внешнего описания героев, их глубоких внутренних характеристик.

Он, как художник-сюрреалист, который работает с помощью разрыва логических связей на уровне подсознания, лишь слегка своей кистью касается портретов персонажей, проживающих в невещественном мире, лишенном бытовых подробностей и интерьера.

Нет, например, никаких данных о внешности главного героя, Вощева, сказано только то, что ему на момент повествования тридцать лет. В описании Пашкина указано пожилое лицо, а также согбенное тело, не столько от прожитых лет, сколько от нагрузки “социальной”.

Сафонов имел лицо “активно-мыслящее”, а Чиклин обладал головой, которая была, по определению автора, “маленькой каменной”, у Козлова – “сырые глаза” и однообразное мутное лицо. Таковы в повести “Котлован” (Платонов) герои.

Образ Насти

Для понимания смысла произведения очень важен образ девочки, живущей с землекопами на строительстве. Настя является ребенком революции 1917 года. Мама ее была буржуйкой, то есть представительницей отжившего класса.

Отказ от прошлого, как известно, означает потерю культурных традиций, исторических связей и замену их родителями идейными – Лениным и Марксом. У отрицающих свое прошлое людей не может быть, по мысли автора, будущего.

Изуродован мир Насти, ведь мать, для того чтобы спасти свою дочку, внушает ей не говорить о своем непролетарском происхождении. Уже внедрилась в ее сознание пропагандистская машина. Ужасается читатель, узнавая о том, что эта героиня советует Сафронову за дело революции убить крестьян.

Обратите внимание

В кого же превратится ребенок, когда вырастет, если у него хранятся игрушки в гробу? Девочка в конце повести погибает, а вместе с ней умирает для Вощева и всех других рабочих последний лучик надежды. Побеждает в своеобразном противостоянии Насти и котлована последний.

Мертвое т
ело девочки ложится в основание строящегося дома.

Герой-философ

Присутствует в повести персонаж, являющийся так называемым доморощенным философом, который задумывается о смысле жизни, стремится жить по совести, ищет истину. Это главный герой произведения.

Он является выразителем позиции автора. Этот персонаж, включенный в роман Платонова “Котлован”, серьезно задумался и усомнился в правоте происходящего вокруг.

Он не движется вместе с генеральной линией, стремится найти собственную дорогу к правде. Но так и не находит ее.

Смысл названия повести “Котлован”

Символично название повести. Не только стройку означает котлован. Это огромная могила, яма, которую для себя роют рабочие. Многие здесь же и погибают. Счастливый дом для пролетариев невозможно построить на рабском отношении к человеческому труду и унижении достоинства личности.

Пессимизм, который не скрывал Платонов (повесть “Котлован” и другие произведения), в бодрую поступь отечественной литературы того времени с положительными образами членов партии, собраниями и перевыполнением планов, конечно, вписаться не мог. Совсем не в ногу шел этот автор со временем: он его опережал.

Источник: https://4u-pro.ru/iskusstvo-i-razvlecheniya/andrej-platonov-kotlovan-analiz-kotlovan-platonova-problematika-proizvedeniya

Ссылка на основную публикацию