Что важнее: искусство или наука?

Что важнее: наука или культура?

АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Если понимать “культуру” в широком смысле слова, то наука является частью культуры ровно в той же мере, как и умение лепить горшки из глины, или предпочитаемые гигиенические процедуры после визита в туалет. Целое всегда важнее любой своей части.

Если понимать “культуру” узко – в контексте искусства и пр., то это явление (как и культура в широком смысле) возникло ещё на заре человеческой цивилизации. Материальная культура – не позже раннего палеолита: еще до появления не то что современного человека как биологического вида, но даже до появления эректусов (питекантропов).

Искуство появилось в позднем палеолите (раньше нет материальных подтверждений) и расцвело в неолите. Хоть так, хоть эдак, но цивилизация возникла задолго до появления науки и сотни тысяч лет прекрасно обходилась без нее. Но ни одно человеческое общество не существовало без культуры в широком смысле, а начиная с неолита – и без культуры в узком смысле.

Без науки человечество может жить и жило, без культуры – не может.

Сам автор в комментариях интерпретирует свой вопрос как “важнее научный прогресс, или культурный?“. 

  • Для начала, это совсем другой вопрос. Человечество не существует без культуры (а без науки может кое-как обойтись), но это совсем не значит, что ДАЛЬНЕЙШИЙ “культурный прогресс” непременно важнее научного. 
  • Во-вторых, неясно, что подразумевается под культурным прогрессом? Если техника живописи (просто как один пример из многих аналогичных), то такой прогресс не имеет значения за пределами самой живописи, а зачастую ещё и просто неинтересен большинству населения. Если же речь о совершенствовании общественных отношений, то такого рода культурный прогресс однозначно важен для всего общества, как минимум, по двум причинам: 1) влияет на качество жизни людей, 2) позволяет обществу приспосабливаться к техническому прогрессу, связанному с научным.
  • Наконец, непонятно, “важнее для чего именно?” Для технического прогресса, повышения производительности труда, преодоления ограниченности ресурсов? Для познания объективных законов природы, принципов устройства общества, развития медицины, полетов в ближний космос и к звёздам? Тут без научного прогресса не обойтись, а без культурного – как получится. Часто культурный прогресс для решения подобных задач не обязателен. И обратная ситуация, когда цель лежит в сфере общественных отношений. Например, если целью является предотвращение убийств и рабства. 

Наука  и культура это вещи взаимосвязанные,если культуру воспринимать не ,как некое “каля-маля,а исключительно, как процес образования.Ну,а какое образование может быть без науки? В своё время Гегель     предположил ,что за США большое будущее именно потому, что культура более доступна.

Отвечаю, исходя из наблюдаемой дискуссии. А она такова, что отвечающие в большинстве своем критикуют автора вопроса за некорректную его постановку, последний же недоумевает, отчего столь логичный вопрос вызывает замечания, вместо того, чтобы получить ответ.

Сама эта ситуация перформативно показывает, что однозначного выбора здесь сделать невозможно. Вопрос и положительная реакция отвечающих на него (т.е.

попытки ответа) свидетельствуют о несомненном приоритете культуры – спрашивающий и отвечающие несоменно видят смысл в своем участии в этом диалоге, тем самым обнаруживая свою отнесенность к общему типу культуры, в котором дискуссия и спор не только признаются, но и признаются ценностями. Однако, отсутствие согласия (хотя бы относительного и, по крайней мере, на текущий момент) между сторонами подчеркивает важность и необходимость не только общей культурной установки, но и специфического – точного и понятийно-артикулированного инструментария ее (установки) практического осуществления. А такой инструментарий – прерогатива науки. Т.е. в терминах вопроса: культура конечно важнее, но лишь наука (как порождение культуры) знает, почему это так! 🙂 

Обратите внимание

 В данном случае культура – предельно широкое понятие, объемлющее все неприродные (надприродные) способы и формы человеческого бытия, включая и науку. Приоритет ее таким образом вполне очевиден.

Культура же как художественная культура (искусство), как образное постижение мира вполне соположна науке как понятийной форме такого постижения.

Однако думаю, что спор об их важности решается не в плоскости некоего абстрактного и однозначного превосходства, а в соотнесении того, насколько и та, и другая способствуют развитию человеческого в человеке, т.

е насколько Красота (культура) и Истина (наука) служат Добру. В 1749 г. Ж-Ж. Руссо на вопрос «Способствовало ли возрождение наук и искусств очищению нравов?» ответил отрицательно. Добавили ли оптимизма этому вопросу прошедшие почти 270 лет? Не думаю… 🙁

Аристотель говорил: «Кто двигается вперед в науках, но отстает в нравственности, тот более идет назад, чем вперед».  Наука помогает организовать человеческое общество технически, облегчить ему жизнь, привнести в неё комфорт, решить многие жизненные задачи так, чтобы у человека высвободилось больше свободного времени и т.д.

Культура помогает организовать внутренний мир человека, организовать его отношения друг с другом, с окружающим миром и т.д.

Если человек нравственно деградирует то те достижения науки, которые он открыл будут идти ему во зло – свободное время он будет употреблять не для саморазвития, а для того, чтобы больше времени делать зло, да и сами научные открытия он будет употреблять на тоже, к примеру открытие свойств атома можно использовать для того, чтобы трахнуть по какому ни будь врагу и т.д. Всё таки внутренние достижения важнее научных, если бы они в таком порядке двигались вместе – возможно мы бы жили в раю ( или почти в раю).<\p>

В моем ответе, если что,  нет науконенавистничества, я просто против наукопоклонства.

Читать ещё 16 ответов

Источник: https://TheQuestion.ru/questions/374922/chto-vazhnee-nauka-ili-kultura

Наука против искусства

Учёные уже смогли доказать, что любовь – это всего лишь цепочки нейронных связей в мозгу у человека. На очереди стоит искусство, которое так же можно свети к особенностям молекулярного или атомного строения творца.

Действительно ли мы должны обращаться за помощью к науке, чтобы объяснить культуру и красоту? Конечно, с учёными сложно спорить, но всё же я считаю, что наука может свести на нет, наше чувство прекрасного, нашу способность удивляться.

Хотя дискуссия науки против искусства бушевала на протяжении более чем 300 лет, страсти не утихают и по сей день.

Важно

Люди, находящиеся по разные стороны баррикад, сегодня встали перед очень острой проблемой, связанной, прежде всего с финансированием.

В России наметилась серьёзная реорганизация нескольких важных научных центров, а о финансировании искусства, особенно в отдалённых регионах, сегодня и говорить не приходится.

Кроме того, мы с вами живём в эпоху, когда средства массовой информации тесно связаны с научными центрами, а так же с идей рационализации всего и вся. Поэтому хотим мы или нет, наука становится, частью политической игры, так же, как спорт и искусство.

Давайте размышлять трезво, наука никогда не ставила своей целью дать ответ, что такое «дух» или «душа». Современная нейрология отрицает существование единой личности или «души» аристотелевского толка и говорит о множестве «Я» в мозгу каждого человека.

Не имея возможности, хоть как-то обосновать факт существования, души, она попросту игнорирует эту область человеческого мироздания. Искусство же, напротив, с самого начала времён только и занимается тем, что пыталось найти ответ, что представляет собой человек, что есть мысль и душа.

Поэтому я склонен думать, что более высокий уровень осознанности себя и окружающего мира, который в дальнейшем послужил толчком для развития науки, человеку привило именно искусство, а не наука.

Говоря, о науке, так же стоит учитывать ещё одну её особенность. На любом из этапов своего развития, будь это естественное виденье мира Ньютоном или относительность Эйнштейна, наука пытается трактовать все явления, только с той точки зрения, которая на сегодняшний день актуальна.

Но нам хорошо известно, что с течением времени, наука развивается, и то, что вчера было неопровержимой истиной, сегодня будет смешить лучшие научные умы.

Совет

Прогресс не остановить, поэтому точность всех научных воззрений весьма относительна и может быть принята за правду, только в один, определённый период времени.

Это может служить доказательством того, что культура всегда сможет вырваться из цепких клешней рационального мышления. Невозможно использовать научные методы для того, чтобы определить истину культурных или художественных явлений, так же, как нельзя использовать искусство, чтобы узнать скорость движущегося объекта в пространстве.

Разумеется, искусствоведы или социологи могут подкрепить свои аргументы и доказательства, некой логической цепочкой. Но, в конце концов, никто из них не сможет положить образец какого-либо шедевра в специальную машину и решить, верны ли их выводы или нет.

Культурных смыслов художественного произведения или картины, может быть неоднозначно и непредсказуемо много, кроме того их понимание всегда зависит от восприятия того или иного человека.

Но что же даёт возможность художникам, писателям и другим деятелям искусства создавать свои шедевры? Прежде всего, это наитие, интуиция, виденье.

Человек мыслит образами, и лишь, для общения с себе подобными, использует речь. Художник (назовём так всех, кто имеет отношение к искусству), видит в своей голове или чувствует эти образы ярче, чем обычный человек.

Художник не ищет заготовленных ответов, он создаёт свой собственный.

Бетховен же, будучи полностью глухим, написал свои лучшие произведения. Такое маловероятно, если бы он просто пытался построить логические цепочки из нот, гораздо вероятнее то, что музыка звучала у него внутри, и ему нужно было выразить это звучание.

Или давайте возьмём такое узкое направление в литературе, как фантастика. Фантасты в своих произведениях предрекли многие события и явления. Жюль Верн предсказал (или увидел силой своего необыкновенного ума?) многое из того, что теперь существует на самом деле. Роман «С Земли на Луну» вышел в 1865 году.

Обратите внимание

Наверно, читатели XIX века были восхищены силой неуемной фантазии писателя — еще бы, тяжелая ракета отрывается от поверхности планеты и отправляется на Луну — фантастика! Но обитатели позапрошлого века удивились бы еще больше, если бы знали, что их современник в этих романах предсказал множество открытий и изобретений будущего.

Герберт Уэллс предсказал еще несколько моментов, нашедших свое воплощение в наши дни — так, в его книге «Спящий пробуждается» существуют эскалаторы, электростанции, а в небе летает огромное количество аэропланов — пассажирских и боевых.

Да, и я уверен в том, что культура предвкушает многие научные открытия, поэтому неизменно должна идти впереди. Хотя даже несмотря на всё вышесказанное найдутся люди, которые скажут, что любые формы духовности им не интересны и отнесут их к мистике.

Что ж, это их право. Но думаю, искусство существует для того, чтобы мы могли им наслаждаться, созерцать его, а оно будет трогать скрытые нотки нашей души, открывая новый взгляд на мир, новое чувство себя и окружающей действительности.

И не нужно приплетать сюда науку.

Источник: https://neradzuri.wordpress.com/2013/07/18/vs/

Разница между искусством и наукой

Искусство и наука – общезначимые категории, без которых невозможно представить нашу жизнь. И то и другое способствует лучшему познанию человеком мира и себя. Но закономерности существования в каждом случае можно выделить разные.

Содержание статьи

<\p>

Искусство – воплощение явлений действительности в художественном образе. Создавая произведение, творец пытается выразить, каким он видит окружающий мир, а также поведать о своих впечатлениях и переживаниях. То, что получается в результате, близко другим людям и важно для них. Видами искусства являются, например, скульптура, живопись, хореография.

Наука занимается получением и систематизацией знаний об окружающем мире. Люди науки – это ученые и исследователи, которые трудятся в разных областях жизни. Их деятельность может иметь как теоретическую, так и практическую направленность.

к содержанию ↑

Сравнение

Критерием становится то, что искусство обращено к чувственной стороне человеческого восприятия. Оно предоставляет автору возможность для выражения своих настроений, проявления индивидуальности и творческих способностей. Художником руководит вдохновение. Ему важны волнения души, наслаждение, предощущения, а не строгие рамки и нормы.

Продукт искусства – уникальное произведение, носящее образный характер. В плане мастерства оно находится на высшем уровне. Художественная сила этого произведения такова, что заставляет воспринимающих его людей испытывать сильные эмоции и переосмысливать свою жизнь. Отличие искусства от науки состоит в том, что оно взывает к сердцу.

Наука отличается строгостью и объективностью. Она формирует знания о реальности, которые принимают вид аксиом, формул, описаний явлений. Научные знания всегда достоверны, поскольку все исследуемое проходит через критический анализ, подтверждается фактами и опытами. Наука опирается на логику, оставляя за бортом чувства и эмоции.

Сами цели существования того и другого различны. Если для искусства важно выражение эстетического идеала и направление умонастроения людей в сторону добра, то наукой движет идея выявления существующих закономерностей. Искусство отражает и типичное, и индивидуальное. В науке господствует обобщение.

Искусство исторически конкретно и изменчиво. Его ценности и идеалы находятся в зависимости от духа текущей эпохи. Искусство показывает жизнь в ее динамике. Наука статична. Ее выводы и законы не меняются, что бы ни происходило вокруг. И даже когда исследуется какое-либо развитие, выявленные закономерности фиксируются в постоянных абстрактных категориях.

Читайте также:  Честь – это норма или принцип одиночек

В чем разница между искусством и наукой? В том, что шедевры искусства не создаются по учебникам. Они представляют собой некую загадку и способны доставить зрителям эстетическое удовольствие. Причем понимание таких произведений у всех разное. Научные знания, в свою очередь, служат не для удовольствия. Они одинаковы для всех и понимаются всегда однозначно.

к содержанию ↑

Таблица

Искусство Наука
Обращено к душе Опирается на логику
Важен личностный фактор Объективна и беспристрастна
Создается художественный образ Оперирует абстрактными формулировками
Выражает эстетический идеал Устанавливает закономерности
Игра воображения Достоверность
Часто отражает индивидуальное Используется обобщение
Зависит от эпохи Исторически независима
Показывает жизнь в динамике Статична
Доставляет удовольствие Приносит практическую пользу
Каждый воспринимает по-своему Знания понимаются однозначно

Источник: https://TheDifference.ru/chem-otlichaetsya-iskusstvo-ot-nauki/

Эссе на тему “Искусство и наука”

Познание – прежде всего человеческая деятельность. Это он, человек, всеми доступными ему, исторически сложившимися способами осваивает и очеловечивает действительность. Человек создал два поистине могучих средства познания природы и самого себя – науку и искусство.

Искусство возникло раньше науки, оно вначале вбирало в себя все формы человеческого познания. Почему же они впоследствии разделились? Ответ на этот вопрос надо искать в исследовании самой истории человеческого познания. Сама же история не что иное, как деятельность преследующего свои цели человека.

Не история,  именно человек, действительный, живой человек осваивал, обживал земной мир, черпал все свои знания, ощущения и прочее из чувственного мира и опыта получаемого от этого мира.

Важно

Стремился устроить окружающий мир так, что бы человек в нем познавал и усваивал истинно человеческое, чтобы он познавал себя как человека.

Изобретение паровоза, автомобиля и самолета, кино и радио, не совершили переворота в психологии людей или их мировосприятии. Новые открытия в науке и технике несравнимы с предшествующими.

Наука и техника не могут не влиять на мировосприятие людей а следовательно, и на их психологию.

И все же существует ли взаимовлияние между искусством и наукой? Да, наука и искусство не только бесспорно влияют друг на друга, но и соперничают в открытиях: первое – в области тайн природы, второе – человеческой души.

Сам же мир науки может быть одним из многих объектов, к которым обращается искусство. Наука может сдвинуть с места гору Эверест, но она не может сделать хоть чуточку добрее человеческое сердце. Это может сделать только искусство, Мало того – это его заглавная, извечная цель.

Современной Америке никак не откажешь в техническом и научном прогрессе, но нельзя сказать, что ее искусство духовно богаче, человечнее, глубже, ярче искусства Итальянского Возрождения, Французского искусства XVIII века или Русского искусства XIX столетия.

Искусство – это грандиозное здание, отдельное же произведение – здание микроскопическое, но тоже завершенное. В науке же ни одно исследование не завершено оно имеет смысл и ценность в ряду предшественников и последователей. Если науку уподобить грандиозному зданию, то отдельные исследования – это кирпич в его стене.

Поэтому искусство веками накапливает ценности, отсеивает слабое, но хранит великое, и оно сотни и тысячи лет волнует слушателей и зрителей. У науки путь более прямой: мысли каждого исследователя, добытые им факты – это кусочек пройденного пути.

Нет дороги без этого метра асфальта, но он пройден, дорога идет дальше, отсюда так мал срок жизни научного произведения, что-то около 30-50 лет. Такова судьба книг и работ гениальных физиков Ньютона, Максвелла, и даже совсем близкого к нам Эйнштейна.

И знакомится с работами гениев ученые советуют по изложениям современников, так как время обтесывает гениальное открытие, придает ему новую форму, даже меняет черты. В этом надо искать источник психологических различий научного и художественного творчества.

Совет

Но ученый видит и одну область, где наука и искусство перекрещиваются. Это то, чего не было в прошлом, что появилось в последние десятилетия. Область эта – правила поведения человека. В прошлом веке носителем моральных ценностей являлость только искусство. В нашем веке наука разделяет с искусством, это время.

Современные взгляды на устройство Вселенной, и природу самого человека ставят жесткие выводы об ответственности людей за все живое на земле. Искусство тоже приводит к таким же заключениям, но в нем речь идет не столько о доказательстве, сколько об эмоциональном показе.

И в том, что искусство может заставить нас прожить тысячи чужих жизней, ученый видит самую замечательную и уникальную особенность искусства. Это не значит, что искусство – область только человеческих эмоций, автор не может согласится с мнением что рационализм объединяет и сушит человека.

Физик не видит соперничества между искусством и наукой, цель у них одна и та же – сделать людей счастливыми.

Чем же объясняется падение престижа искусства и опасность превращения его в украшателя жизни? Послушаем.

У искусства много веков имевшего только одного соперника в борьбе за человека – религию, теперь появился новый соперник, незаметно выросший и представший, как по меньшей мере равный, перед изумленным взором художников, привыкших взирать на науку высокомерно и с пренебрежением.

Теперь литература и искусство могут выполнить свое высокое назначение только тогда; когда они предвзято осмыслят, поймут необозримый духовный мир науки, если будут ориентироваться на то же высокий уровень, который молодежь ищет и так часто находит в науке.

Главный пафос статьи и направлен к радикальному изменению отношения со стороны искусства к огромному, полному исканий и подвигов миру людей науки, к их творчеству, к их мыслям, страстям, страданиям и радостям.

Обратите внимание

В прошлом столетии, когда наука, а вселед за ней и техника занимались более или менее общедоступными вещами, писатели, художники вполне могли подбрасывать ученым плодотворные идеи.

Теперь же фронт исследований, во всяком случае в наиболее развитых науках, углубился в такие дебри, что делать это трудновато. Правда, что непосредственное подбрасывание идей, наиболее простая форма влияния на науку.

Если мы хотим понять действительные возможности искусства в этом плане мы должны более глубоко изучить этот вопрос.

Воздействие научно-технической революции на все сферы нашей жизни никто не может отрицать – настолько это очевидно. Но как не парадоксально, а воздействие современной и  не только современной науки и техники на художественное творчество многие годы дискутируется в специальной массовой печати.

В ходе обсуждения высказываются и плодотворные и противоречивые, а часто и прямо противоположные точки зрения. Они весьма поучительны. Научно-техническая революция является вторжением будущего в настоящее, ставящее практической необходимостью сегодняшнюю организацию завтрашнего дня, причем в масштабах всего мира.

Речь здесь идет о небывалом развитии науки и техники, средств коммуникаций, информации, росте населения земли. Количество и уровни всех факторов достигло таких величин, не может существовать в прежнем качестве, в прежних условиях.

И суть здесь не в эволюции а в спонтанном развитии, дело не только в отношениях между людьми разных социальных классов и разных стран, но и в отношениях между всеми людьми со всем миром, одушевленным и неодушевленным, существующим от природы и созданным людьми за время их существования.

В прошлом литература не очень-то отставала от явлений технического прогресса. А как обстоит дело сегодня? Наше время наука и техника по воздействию на человека, его психологию и мироощущение превосходит его традиционные виды художественного творчества.

Важно

Как мы видим, признается глобальное воздействие научно-технической революции на все человечество, кроме художественной литературы – человековедения, хотя, разумеется, верно говорится, что цель ее в образной форме как можно полнее осмысливать и отображать проблемы своего времени.

Научно-техническая революция вторгаясь во все области человеческой жизни, несет нам и множество благ, и ставит перед нами новые непредвиденные сложные проблемы, которые предстоит решать и в национальных масштабах, и во всемирных.

Но приписывать всем нам всеобщую растерянность, пугать нас засилием научного рационализма ведущего к опасности, бездушного логизирования, а может быть и эмоционального оскуднения и т.п. можно только из любви к искусству громких слов.

Все это понадобилось для того, что бы со всей страстью показать важную роль искусства признанного компенсировать в нашей мыслительной жизни резко возросшее значение абстракции, сохранить человеку научному целостность своего существа, драгоценное соответствие разума и чувства.

Конечно же, эта идея компенсации не возвышает, а принижает искусство, его значение в общественной жизни.

В искусстве, как и в науке, самая животворящая традиция – вечные поиски, эксперименты, тяга к анализу и синтезу. Наука учит по новому, гораздо тоньше смотреть не только на строение вещества но и на само искусство. И, наконец, самое главное: средства, назначения науки и искусства различны, но связь между ними есть.

Как две параллели они координируются друг с другом и устремляются к будущему, как бы дополняя друг друга, помогая совершенствовать метод художественный и научный. По меткому выражению атомная физика, новая математика, кибернетика, космогония, информатика и интернет нуждается в большей смелости фантазии и мечте.

Искусству же нужны знания, глубокая мысль.

Станислав Лем в отдаленной грядущей высокой цивилизации тоже предвидит неизбежность возрастания “деиндивидуализирующей роли” технологий и преобладания максимально реалистического типа человека и культуры.

Совет

Какое же место отводится в этой технологической цивилизации литературе и искусству? Ответ дается явно неутешительный. В умственном эксперименте допускается появление на свет великого множества художественных талантов равных Шекспиру.

Но этот переизбыток гениев искусства обернется для них трагедией. В будущем технологическом обществе даже великие художники станут явлением почти анахроническим, которое можно поощерять и даже уважать, но не без некоторой усмешки.

Вывод явно парадоксальный. И дело здесь оказывается, прежде всего в количестве денег.

“Один Шекспир”, – пишет Лем, – “явление великолепное, 10 Шекспиров – к тому же еще и не обычное, но там, где живет двадцать тысяч художников с Шекспировским талантом, нет больше не единого Шекспира; ибо одно дело – в пределах маленькой группы творцов соревноваться за передачу воспреемникам своего индивидуального способа видения мира, и совсем другое – давится у входа в систему информационных каналов, что выгляди столь же смешно, сколько жалко”.

Такой переизбыток произведений Шекспировского масштаба, такая их лавина приведет к тому, что все будущие средства информации не смогут их освоить и донести до массового потребителя.

Появление двадцати тысяч Шекспиров приведет к обесцениванию художественного творчества.

Главное же заключается в том, что наука в будущем технологическом обществе несомненно раскроет тайны человека, а потому тайны искусства потерпит поражение в своем соперничестве с наукой и в постижении человеческой психологии.

Что же остается тогда искусству? Может быть, оно все-таки сохранит какое-то свое значение в эстетическом освоении мира? Ведь поля деятельности науки и искусства не совпадают, но ведь существование устарелого и поэтому лишь не полного знания одновременно со знанием, постигающим реальное положение вещей невозможно. Очень непривлекательная “рационалистическая”, “деиндивидуализированная”, лишенная всех бесконечных богатств чувственной, эмоциональной человеческой жизни, холодная технологическая цивилизация, которую обещают нашим далеким потомкам.

Что же дала нам многолетняя дискуссия исследователей данной проблемы? Плодотворность ее несомненна.

Обратите внимание

Дискуссия не только со всей остротой поставила одну из самых кардинальных и назревших проблем взаимосвязи и взаимовлияния искусства и науки – двух могущественийших форм человеческого сознания и преобразования действительности, но вычленила сложнейшие проблемы, которые стали затем исследоваться в более обстоятельной форме. Прислушаемся к мудрым словам Гете: “Говорят, что между двумя противоположными мнениями находится Истина. Ни в коем случае! Между ними лежит проблема”.

Таким образом приблизится к Истине – значит исследовать проблему в ее реальном, историческом развитии.

Источник: https://NauchnieStati.ru/primery/jesse-na-temu-iskusstvo-i-nauka/

Что общего между наукой и искусством?

Что общего между наукой и искусством? Кто-то, наморщив лоб, ответит, что и то, и другое – изобретение человеческого разума, но по сути – совершенно несвязанные явления. Но это в корне неверно.

  • Укиё-э
  • Как рисуют модельеры

И искусство, и наука родились из извечной потребности человека в познании. По сути – искусство есть «мать наук», оно возникло куда раньше и постоянно вбирало в себя все формы познания. Тем не менее, на определенном этапе пути науки и искусства разошлись, и каждый вид деятельности занял свою специфическую нишу.

Читайте также:  В каких обстоятельствах достижение цели не приносит счастья?

Так чем же являются наука и искусство на сегодняшний день – соперниками или союзниками? Наука познает мир при помощи логики, а искусство – с помощью эмоциональных образов.

 Наука движет прогресс вперед, позволяет человеку выживать, улучшать быт, познавать мир с «технической» стороны.

Искусство же позволяет человеку познать себя изнутри, проникнуть в глубины подсознания, оно же находит путь к потаенным уголкам души, взывает к доброте и милосердию в человеческом сердце.

Ни одна картина или книга еще не обогрела человека физически (разве что если кинуть произведение искусства в костер, как делал из нужды Пикассо), но и ни одна химическая формула не пробудила в чьем-то сердце  сострадания к ближним.

Получается, что для физического выживания более полезна наука, которая помогает прокормиться, согреться, защититься от опасностей окружающего мира нашему телу. Но без искусства не будет духовной пищи, которая позволяет человеку не зачахнуть, не погрязнуть в материализме, не разочароваться в бытие. Искусство – пища для наших душ.

Искусство позволяет испытать катарсис – чувство, описанное Аристотелем; оно очищает, дает душе отдохновение, облагораживает личность, способствует ее гармонизации. Наука может сдвинуть горы, но не сделает человека добрее.

Важно

Получается, что искусство и наука – противоположные грани познания? Но наблюдательный человек найдет и места, где эти грани пересекаются.

Ранее наука заставляла человека двигаться вперед и вперед, не считаясь со средствами (не верите – почитайте хотя бы «Таинственный остров» Жюля Верна и оцените, как новоявленные островитяне обращаются с приютившей их землей). Тем не менее, в последнее время искусств,о всегда служившее моральным ориентиром, активно «перетягивает» науку нас свою сторону.

В наше время наука провозглашает заботу о природе и сохранении нравственности путем создания доказательной базы, искусство же дополняет эту работу яркими, эмоциональными образами, оставляющими следы в памяти и сердце.

С практической стороны, если углубляться в детали – наука помогает художникам развивать технические приемы, создавая новые инструменты, изучая строение живого и неживого, а искусство помогает науке иллюстрациями и аккомпанементом.

Не станем же разделять Искусство и Науку – двух сестер, вечно пытающихся превзойти одна другую, но и помогающих друг другу достигать собственных целей. В целом, у них весьма гармоничные отношения.

Источник: https://masterkrasok.ru/posts/chto-obshchego-mezhdu-naukoy-i-iskusstvom

«МЕДИЦИНА-ИСКУССТВО ИЛИ НАУКА» – Международный студенческий научный вестник (электронный научный журнал)

1 Демин А.С. 1 Терсин А.С. 1 1 ГБОУ ВПО Саратовский государственный медицинский университет им. В.И.

Разумовского Минздрава России

На минутку представим, что можно выделить в качестве основной и самой возвышенной цели искусства Ответ очевиден — приводить состояние человеческой души в неимоверный восторг от тех или иных произведений, возводить их в ранг культовых и используемых в качестве культа. Одновременно с этим совершенно очевидно, что искусство тесно связано и постоянно должно быть во всех аспектах жизни человека.

С древнейших времён медицина развивалась на фоне борьбы за жизнь и здоровье человека, столкновений с неразвитостью различных социальных слоёв общества и отсутствии представлений об основах врачевания, многочисленными предрассудками. Однако на протяжённом периоде развития медицины нельзя не отметить таких качеств человека, как огромное упорство и стойкость перед огромным количеством неудач и разочарований.

В древности люди имели представление о медицине как об особом виде искусства. В средние века выдающиеся врачи имели устоявшееся мнение о том, что медицина выходит далеко за пределы простой науки. Так, например знаменитый швейцарский алхимик и философ Филипп Авреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм, более известный как Парацельс, утверждал:

«Медицина есть более искусство, нежели наука. Знание опыта других может быть полезным для врача, но все знания мира не сделают человека врачом, если нет у него необходимых способностей и ему не назначено природою быть врачом. Природа и вызывает, и излечивает болезнь, поэтому врачу необходимо знать природные процессы, происходящие как в видимом, так и в невидимом человеке».

Совершенно очевидна связь медицины и искусства. Если мы вернемся в античность, к самым истокам европейской медицины, когда социальные слои общества были малообразованными, то можем выявить очень интересные факты.

Совет

Так, в Древней Греции существовало святилище бога эллинов – Асклепия. В местах, которые древние греки считали образцом красоты и совершенства природы, в кипарисовых рощах, находилось святилище Асклепия – асклепийон.

После предводителя греческих муз Аполлона, Асклепий занял главенствующее место в области врачевания.

Вместе со своей женой Эпионой, дочерьми – богиней здоровья Гигеей и исцеляющей Панацеей, а также братьями: Подалирием, Махаоном и Телесфором он находился в центре всей древнегреческой сферы врачевания.

Прекрасный храм Асклепия, храмы Гигеи, Артемиды, Афродиты, Фемиды и Аполлона, музыкальный храм Фолос, бассейн которого наполнялся водой из священного источника, указывают на огромную приверженность древних греков к искусству и вместе с этим ко всему прекрасному.

В особых крытых галереях под воздействием музыки, а также гипноза люди погружались в так называемые «священные сны», а когда приходили в себя, пересказывали их древнегреческим жрецам. Те, соответственно, искали божественные указания к исцелению.

В дополнение ко всему применялись и другие процедуры: гидролечение, контрастное омовение, а также массаж и гимнастика. Для этих целей были сооружены бани, спортивные сооружения и даже библиотека.

Особую и главную роль в данном комплексе играл театр. Он полукругом охватывал сцену, создавая своеобразный эффект, при котором наблюдающие сами становились невольными участниками происходящего. Для древних греков всё вышеперечисленное связывало между собой религию, врачевание и искусство. Таким образом, теснейшая связь медицины и искусства становится все более очевидной.

Однако подобные произведения искусства, так называемые архитектурно – медицинские шедевры, создавались не только в эпоху античности, но и в период средневековья. К примеру, в Древнем Египте в результате невольной трансформации асклепийоны постепенно превращались в музеи — обиталища муз, связанные с обиходом культа. Только позже понятие музеев перенеслось в научную сферу.

Путешественники съезжались со всего мира, чтобы полюбоваться творениями древних греков.

Обратите внимание

Очень красивым путники с дальних стран считали изображение древнегреческой богини любви Афродиты, которую, вероятно не случайно древние греки поместили в храм Асклепия.

Афродита в храме нашла надежный приют под кровом Асклепия. Именно этим объясняются обращения древних греков к Асклепию с просьбами даровать им красоту и здоровье.

Врач – одна из самых важных профессий в истории человечества, связывающих основы религии и сущность человека. В древние времена их окрестили «Посланниками божьими».

Огромное внимание на протяжении развития профессии врачевания уделялось внешнему виду врачей. Предполагалось, что человек располагает двумя основными составляющими – своей душой и телом.

И естественной потребностью человека являлось владеть ими без каких-либо ограничений, совершенно свободно. Но жить необходимо для самого себя, чтобы самосовершенствоваться и развиваться, познавать новое и прекрасное, делать для себя новые открытия.

В этом случае использование разума является явно необходимым. Разум из всех многочисленных качеств человека приводит к истине, выступающей в роли правильного мировосприятия.

Известный итальянский философ Леон Баттист Альберти сказал: «Разум по своей природе всегда влечет душу к самым хорошим и похвальным делам… В жизни человека разум значит больше, чем фортуна, благоразумие — больше, чем случай».

Таким образом, исходя из всего вышесказанного, мы видим глубочайшую связь медицины и искусства в своих различных проявлениях, что подтверждается многочисленными историческими фактами, высказываниями и трудами великих учёных и философов. Данный факт сыграл огромную позитивную роль в становлении и развитии всего человечества!

Библиографическая ссылка

Демин А.С., Терсин А.С. «МЕДИЦИНА-ИСКУССТВО ИЛИ НАУКА» // Международный студенческий научный вестник. – 2016. – № 4-1.;
URL: http://eduherald.ru/ru/article/view?id=15724 (дата обращения: 23.03.2019).

Источник: https://eduherald.ru/ru/article/view?id=15724

2. Что такое риторика – наука или искусство. Для кого она предназначена

Билет
№ 2

Что
такое риторика: наука или искусство?
Для кого она предназначена? Обоснуйте
свою точку зрения.

На
многовековом историческом пути разработки
риторики прослеживаются 2 подхода к ее
определению: согласно первому – это
наука о теоретических законах, мастерстве
красноречия; согласно второму – это
искусство речи.<\p>

Становление
риторики как науки произошло в Древней
Греции в V в до н.э. и было связано с
потребностями демократического общества
высочайшей культуры.

По словам В. Г.
Белинского, «республиканская форма
правления сделала красноречие самым
важным и необходимым искусством». Жители
классического города – государства
должны были прекрасно владеть словом,
даром убеждения. Появились даже новые
профессии – ритора – учителя красноречия,
логографа – составителя речей.

Важно

Другая
причина возникновения риторики не
политического, а философского толка.
Постепенно сложилось теоретическое
обобщение ораторской практики, собрание
правил и приемов обучения. Греки полагали,
что главное – убедить слушателей, а
римляне видели задачу в том, чтобы
говорить хорошо.

<\p>

В
эпоху Средневековья риторика считалась
мастерством украшения речи, причем не
только устной, но и письменной. История
появления на Руси довольно развитой
теории ораторского искусства датируется
началом XVII
века.

Например, исследуются роли
участников диалога, механизмы порождения
речи, языковые предпочтения Традиционно
риторику считали также искусством,
сравнивали с поэзией, актерской игрой
на основе важности творчества, импровизации
в речи, эстетического наслаждения,
которое доставляет публичное «размышление
вслух». Такие взгляды характерны,
например, для Аристотеля, Цицерона.

Многим дано от природы ораторское
дарование, являющееся залогом успешной
практики. Однако, по утверждению некоторых
исследователей в каждом человеке заложен
«ген» риторических способностей, которые
можно и нужно развивать. Скорее всего,
в риторике – важнейшей области культуры
– наука и искусство составляют сложный
сплав, единство.

Риторика

это наука о воздействии на человека с
помощью слова. Центральная категория
для изучения этого воздействия –
категория
убеждения.

Но
воздействовать с помощью слова можно
не только убеждая. С одной стороны, сюда
входят способы воздействия, связанные
со скрытым или явным принуждением:
манипулирование, обман, приказ. Все это
случаи принудительного словесного
воздействия на слушателя.

Только в
приказе оно осуществляется напрямую,
с опорой на силу, а при обмане и
манипулировании недобровольность
подчинения чужому слову скрыта от самого
слушателя. С другой стороны, слушатель
может испытать вполне добровольное
влияние и помимо убеждения.

Речь,
например, может производить хорошее
впечатление, очаровывать, забавлять,
но не убеждать.

Однако
прямой предмет риторики именно убеждающая
речь.

Совет

Манипулирование и обман для
риторики явления периферийные, которые
она рассматривает преимущественно с
позиции воспринимающего речь: учит
разгадывать уловки и противостоять им.

Такие свойства речи, как привлекательность,
приятность, также периферийны для
риторики. Они рассматриваются ею как
вспомогательные, обеспечивающие главное

убедительность.

Ключевым
коммуникативным качеством речи, напрямую
связанным с убедительностью и чрезвычайно
важным для понимания
сути риторики, является ясность речи.
Ясность выделяют наряду с такими
коммуникативными качествами речи, как
правильность, уместность и красота.

Правильностью
речи ведает ортология, куда входят
орфография, пунктуация и орфоэпия –
наука о правильном произношении. Для
риторики это подготовительный уровень
владения речью и специально ортологическими
вопросами она не занимается.

Источник: https://StudFiles.net/preview/517126/

Отношения науки и искусства

Наука и философия

Связи между наукой и философией фундаментальны и многие крупнейшие философы были одновременно и выдающимися учеными. Достаточно вспомнить имена Пифагора и Фалеса, Декарта и Лейбница, Флоренского и Рассела.

Философия и наука были когда-то единым целым. В Древней Греции понятие «философия» имело смысл, близкий к понятию «наука». Как только зародилось античное рационалистическое мировоззрение, оно, постепенно освобождаясь от мифологических установок, было направлено вообще на весь мир, охватывая сразу все предметы познания.

В ранний период античной философии ещё не было разделения знания на различные дисциплины. Философия была тогда единой наукой, или наукой вообще. Аристотель выделял первую философию, или метафизику (изучающую наиболее общие, абстрактные свойства сущего) и вторую философию, или физику (изучающую собственно окружающий мир в его процессах естественного движения и изменения).

В дальнейшем из философии стали вычленяться различные научные дисциплины и направления.

Отношения философии и отпочковавшейся от неё науки складывались далеко не безоблачно. В период Нового времени (с XVII в.

), в связи с ускоренным развитием точного естествознания прежнее метафизическое знание стало вытесняться научным; в новой ситуации положение философии стало менее определённым.

В итоге наука как самостоятельный рациональный проект существенно оттеснила традиционную философию и вышла на лидирующие позиции в культурной жизни вообще.

Особенно драматичным во взаимоотношениях науки и философии был период 40-х гг. XIX в., когда позитивизм – философское учение, парадоксальным образом направленного против самой философии – провозглашал науку самодостаточным видом человеческой деятельности, а метафизику – собранием бессмысленных утверждений и антинаучных заблуждений.

Обратите внимание

Даже в первой половине ХХ в. были сильны антиметафизические настроения, но позже учёные всё же обнаружили полезную роль метафизики в науке.

Читайте также:  Что такое истинная храбрость на войне?

Отношение к метафизике стало более уважительным и терпимым, причём немалую роль в изменении этого отношения сыграл постпозитивизм.

Так пришло понимание того, что общий метафизический фон является необходимой и неустранимой предпосылкой научного знания вообще.

Сейчас наука и академическая философия разделены строгими профессиональными барьерами и кажется, что наука прекрасно обходится без философии.

На самом деле вся научная деятельность насыщена философскими принципами и предположениями.

Научный поиск вообще невозможен без поддержки со стороны «живой», работающей философии, которую любой учёный, осознанно или неосознанно, использует в своей деятельности.

Взаимосвязь науки и философии можно проследить, рассмотрев функции философии в научном познании.

Науку и философию роднит то, что они являются сферами рациональной и доказательной духовной деятельности, ориентированными на достижение истины, которая в ее классическом понимании есть «форма согласования мысли с действительностью». Однако между ними есть и серьезные различия:

1. Любая наука имеет дело с фиксированной предметной областью и никогда не претендует на формулировку универсальных закономерностей бытия. При этом законы физики весьма опосредованно связаны с психической жизнью, а законы психической жизни, в свою очередь, не работают в сфере физических взаимодействий. Философия же, в отличие от науки, выносит универсальные суждения и стремится открыть законы всего мирового целого. Более того, если какая нибудь философская школа отказывается от такой задачи построения универсальных миросхематик, – она должна привести универсальное обоснование своего нежелания заниматься подобными проблемами;
2. Наука традиционно абстрагируется от проблемы ценностей и от вынесения ценностных суждений. Она ищет истину – то, что есть в самих вещах, не обсуждая, хорошим или плохим является то, что она нашла, и есть ли во всем этом какой то смысл.

Иными словами, наука отвечает преимущественно на вопросы «почему?» «как?» и «откуда?», но предпочитает не задаваться метафизическими вопросами типа «зачем?» и «для чего?». Наука пытается понять мир таким, какой он есть.

В отличие от науки, ценностная компонента знания неустранима из философии. Она ориентирована не только на поиск истины, но также на познание и утверждение ценностей. Мы стараемся перестроить в соответствии с представлениями о добре и красоте свое собственное поведение и окружающие обстоятельства жизни, изменяем в лучшую сторону материальную действительность или устраняем безобразные вещи. Философия ищет не абсолютный объект, а соотношение истины и ценностей, смысл, т.е. отношение человека к миру.
3. Наука описывает, предсказывает определённые явления, занимаясь исследованием конкретных объектов. Философия анализирует опыт как таковой, смотрит на всё с мировоззренческой точки.
4. В истории науки действует принцип соответствия, суть которого в том, что предшествующие знания не отбрасываются, создавая непрерывную цепь развития. В философии даже между одинаково ориентированными мыслителями, несмотря на некоторые совпадения концепций, не существует прямой преемственности.

В трактовке взаимоотношений с наукой у философии есть две тупиковых крайности.

Это, с одной стороны, натурфилософия, как попытка строить универсальные картины мира без опоры на данные науки, а, с другой – позитивизм, призывающий философию отказаться от обсуждения метафизической (прежде всего ценностной) проблематики и сосредоточиться исключительно на обобщении положительных фактов науки.

Прохождение между Сциллой натурфилософии и Харибдой позитивизма подразумевает постоянный творческий и взаимообогащающий диалог между наукой и философией: внимание конкретных наук к универсальным философским моделям и схемам объяснения и учет философской мыслью теоретических и экспериментальных результатов, полученных в современных научных исследованиях.<\p>

Наука и искусство<\p>

Важно

Наука и искусство – самодостаточные области культуры, существенно отличающиеся друг от друга. Как формы общественного сознания и специфические способы отражения универсума они во многом альтернативны. Предметный и объективный способ рассмотрения мира, характерный для науки, отличает ее от иных способов познания. Например, в искусстве отражение действительности происходит как своеобразное слияние субъективного и объективного, когда любое воспроизведение событий или состояний природы и социальной жизни предполагает их эмоциональную оценку.

Существующие между ними важные отличия можно представить следующим образом:

1. Наука направлена на объективное отражение мира в понятийных формах и с точки зрения закономерности. Искусство при помощи художественных образов обеспечивает надэмпирическую трансляцию человеческого опыта: многочисленные драмы и коллизии, лирические, комические, бытовые ситуации, которые разыгрываются на протяжении всей многовековой истории человечества.
2. Наука только отражает реальность. Искусство, в отличие от науки, не только отражает, но и выражает личностные смыслы жизни как отдельного человека, так и поколения. Смысложизненная составляюшая искусства преподается наглядно, зримо, образно в живописи, литературе, драматургии, музыке, постигается и переживается всем человеческим существом.
3. Наука нацелена на поиск общих закономерностей, она стремится к абстрактности. Искусство уделяет внимание каждому единичному случаю и событию, каждой отдельной человеческой жизни. На ее примере выявляется и типическое, и индивидуальное в человеческой жизни. Искусство может быть и реалистичным, и предельно абстрактным.
4. В искусстве с очевидностью проявляется национальный тип мироотношения.
5. В науке в общем случае господствует генерализация (обобщение). В искусстве важна индивидуализация и типизация, которая содержится в ткани художественных образов.
6. Наука обращена к рассудочно-рационалъному строю человеческого восприятия. Для искусства важно предметно-изобразительное воплощение идеала красоты и художественно-правдивое отношение к миру. Оно обращено к чувственно-ассоциативному и эмоциональному строю человеческого восприятия.
7. Для науки целеполагающим регулятивом выступает идея закономерности, на поиск которого она нацелена. Для искусства регулятивом оказывается эстетический идеал, выражением которого оно занимается.

Несмотря на эти различия, существует и определённая близость, родство науки и искусства.

Еще в античности было обнаружено, что искусство содержит в себе известное разумное начало (Аристотель). В некотором роде искусство тоже является разновидностью мыслительной работы: искусство, как и наука, вовлечено в своего рода познавательное отношение.

Опыт, развертываемый искусством, позволяет нам узнать нечто о мире, причем совсем с другой стороны, чем это предлагается наукой.

Искусство позволяет постичь и пережить красоту, целостность окружающего мира, его индивидуальные особенности, выразить наши собственные эмоциональные состояния и их оттенки.

Искусство, как и наука, тоже способно изобретать новые выразительные средства, открывать новые феномены и закономерности.

Так, музыкальный опыт включает в себя изучение звуковых структур (мелодических и гармонических), возможностей ритма.

Он, как и научный опыт, постоянно расширяется и обновляется, примером может служить открытие необратимых ритмов известным французским композитором ХХ в. Оливье Мессианом, описанных в«Трактате о ритме» (1948).

Совет

Художественное мышление использует ряд средств, общих с научной деятельностью, – аналогию, абстрагирование, идеализацию, экспериментирование, моделирование и др. Эти средства применяются в специфическом для искусства преломлении.

Художественное произведение представляет собой особую эстетико-интеллектуальную конструкцию.

Оно обладает своеобразной логичностью, внутренней смысловой связностью, адекватностью формы и содержания, опирается на закономерности выразительного языка.

Влияние науки на искусство

Искусство традиционно использовало научные знания. Например, из истории искусства известно, что математические и оптические представления влияли на состояние архитектуры и живописи.

С ростом научных достижений и повышением роли науки в социально-культурной жизни воздействие науки на искусство усиливается. Характерной чертой современного искусства является большая вовлеченность в общий процесс научно-технической модернизации. Действительно, познавательный компонент искусства сегодня не может обойтись без использования научных достижений и идей.

Влияние науки на искусство сказывается, прежде всего, в общем «онаучивании» искусства. Этот процесс порой воплощается в осознанных методологических эстетических программах. Достаточно вспомнить такое направление, как натурализм (Э. Золя, А. Доде и др.), теоретики которого утверждали, что (по словам Г. Флобера) искусство должно быть научным и беспристрастным.

В определенном смысле современное искусство, как и наука, являются существенно неклассическим. Оно пересматривает классические каноны красоты и гармонии, ищет новые экспрессивные средства и новое содержание, активно экспериментирует.

Научные идеи и представления проникают в мастерские художников. Например, влияние новых научных концепций ярко заметно в творчестве П. Сезанна, позже – в авангардистском искусстве ХХ в.

; абстракционизм, кубизм и другие течения предлагают нам, по сути дела, отказ от антропоцентризма, изображение отдалённых от обыденного сознания структур бытия.

Влияние искусства на науку

Обратите внимание

Если влияние науки на искусство вызвано прежде всего наличием в искусстве познавательного компонента, то обратное влияние – искусства на науку – обусловлено присутствием в научной деятельности эстетической составляющей.

Именно искусство как тот вид деятельности, которому принадлежит приоритет в удовлетворении художественных потребностей человека, является главным средством формирования чувства прекрасного, умения оценивать эстетические качества предметов и явлений.

Ряд характеристик и критериев, используемых учеными для оценки научных идей, гипотез и теорий, являются существенно эстетическими.

Например, это такие качества, как простота концепции, ее логическая стройность и связность; тонкая симметрия и гармония математических формул; красота онтологической архитектуры мира, выраженная в точных законах; остроумие и элегантность доказательства; лаконичность изложения; изящество схождения ранее независимых научных направлений в единую теорию.

Эстетические критерии выступают для учёного дополнительными, но весьма мощными средствами проверки истинности их предположений. Эти критерии базируются на глубокой убеждённости человеческого разума в красоте мироздания.

Весьма многочисленны высказывания учёных об изначальной красоте мироздания и о роли эстетического чувства в научной работе.

Крупнейший физик Поль Дирак считал, что математически выраженные законы природы обладают особой красотой, что даёт физику-теоретику эвристически плодотворный метод.

Если физик видит, что теория некрасива и содержит в себе уродливые части, то именно в них сокрыто заблуждение. Дирак подчёркивал, что залог успеха состоит в том, чтобы «работать, пытаясь получить уравнения, отличающиеся красотой».

Искусство выступает для учёного важным фактором, стимулирующим творческую деятельность. Оно вызывает у него состояние эмоционального подъёма и вдохновения, раскрепощает фантазию и воображение. В. И. Вернадский не раз подчеркивал, что наука – это не только логика, а познание – больше, чем поиск, накопление и совершенствование полезной информации о мире.

Важно

В 1886 г. он писал: «Разве можно узнать и понять, когда спит чувство, когда не волнуется сердце, когда нет каких-то чудных,…неуловимых обширных фантазий. Говорят: одним разумом можно все постигнуть.

Не верьте!…Те, которые говорят так, не знают, что такое разум, Они не понимают, что волнует, что интересует в тех работах, какие считаются одними умственными работами».

Наука, по Вернадскому, является и порождением, и источником сложных эмоций. Научное творчество тем продуктивнее, чем выше эмоциональная культура ученого, на становление которой первостепенное влияние оказывает искусство. В 1889 г.

молодой Вернадский признавался, что на него «лучше воздействует эстетический интерес», сливаясь с которым он чувствует себя сильнее, а мысль его получает «нужную ширь для правильной, менее субъективной оценки событий».

Этому способствовало и широкое знакомство Вернадского с величайшими достижениями отечественного и мирового искусства в области литературы, музыки, живописи и архитектуры.

В работе «Два синтеза Космоса» Вернадский писал о том, что восстановить целостность ощущения мира способно только искусство. «Художественное творчество выявляет нам Космос, проходящий сквозь сознание живого существа». В. И.

Вернадский всегда воплощал в себе такую цельность – он был настоящим художником в науке и предупреждал, что «прекращение деятельности человека в области искусства…не может не отразиться болезненным…подавляющим образом на науке».

Многие великие ученые были озабочены поэтическим обобщением собственных научных идей и сами выступали в роли поэтов. Так, научные трактаты Дж. Бруно предварялись его же стихами, а М. В. Ломоносов в своих научных работах ссылался на собственные поэтические сочинения.

Знаменательны также факты, что А. Эйнштейн играл на скрипке, М. Планк был талантливым пианистом, Л. Эйлер занимался теорией музыки и вопросами цветомузыкальных ассоциаций, а И. Пригожин уже в раннем детстве связал свою жизнь с музыкой (ноты он выучил раньше, чем буквы).

Ещё один источник взаимосвязи науки и искусства лежит в их общей укорененности в целостной культурно-исторической эпохе.

Совет

Искусство отражает определённые фундаментальные черты мироощущения эпохи, воспроизводит тончайшие интуиции, реагируя на глубинные культурные процессы.

Так же, как классическая механика могла возникнуть только в определённую эпоху, музыкальное направление является порождением конкретного времени. Художественным чутьём искусство схватывает то, что ещё незаметно на рационально-дискурсивном уровне.

Итак, в общем жизненном пространстве культуры наука и искусство не только взаимопроникают, но и взаимодополняют друг друга. Художественное отношение к миру в определённой мере может компенсировать утрированно абстрактное, деантропоцентрированное научное восприятие реальности.

Вопрос о возможности воссоединения науки и искусства и развёртывании единого проекта научно-художественного познания, поставленный И. В. Гёте, остаётся спорным. Однако несомненно, что научное познание в определённые моменты включает в себя художественное восприятие, дарит учёному плодотворные интуиции, развивает его способность понимания и умственного созерцания.



Источник: http://biofile.ru/his/13484.html

Ссылка на основную публикацию