Образ дориана грея из одноименного романа оскара уайльда

Система персонажей в романе О. Уайльда “Портрет Дориана Грея”

Содержание:

Введение ………………………………………………………………..…..3

Глава 1. О. Уайльд как прототип главных героев ………………………..4

1.1. Образ лорда 
Генри Уоттона ……………………………………….…5

1.2. Образ Бэзила 
Холлуорда ……………………………………………..9

1.3. Образ Дориана 
Грея …………………………………………………11

Глава 2. Изображение 
викторианского общества в романе ………….. 17

2.1. Семья Вейн ……………………………………………………………18

2.1.1. Сибилла 
Вейн ………………………………………………………..18

2.1.2. Джеймс Вейн 
………………………………………………………19

Заключение ……………………………………………………………….21

Список использованной литературы …………………………………….22 
      
  

Введение

Несомненно, О. Уайльд является одной из ключевых и знаковых фигур зарубежной литературы 19 столетия. Но его имя принадлежит 
нашей эпохе едва ли не больше, чем 
своей. Многие его произведения оценены по достоинству и получили мировую известность. О.

Уайльда знают как создателя волшебных сказок, пьес, повестей, рассказов, поэм, афоризмов и парадоксов. В наследии автора особое место занимает единственный роман «Портрет Дориана Грея», созданный в 1890 году.

Данный роман и стал объектом нашего исследования, цель которого заключалась в выявлении особенностей построения в нем системы художественных образов. Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

– описание 
главных героев романа;

– выявление автобиографических черт в образах главных героев;

– характеристика 
системы второстепенных персонажей.<\p>

Актуальность 
работы обусловлена интересом к 
творчеству О. Уайльда.

Обратите внимание

Существует много  исследований, посвященных данному 
произведению, но до сих пор одним из малоисследованных аспектов является изучение системы персонажей в романе. Раскрытие этой темы во многом помогло выявить мировоззренческие и эстетические позиции О. Уайльда.

Практическая значимость исследования велика, поскольку его результаты могут использоваться в курсе истории зарубежной литературы и теории литературоведения. 
   

     Глава 1. О. Уайльд как прототип главных героев романа

     Увлечение О. Уайльда эстетизмом началось во время 
обучения в Оксфорде под влиянием творчества прерафаэлитов и суждений крупнейших мыслителей Англии середины 19-го века – Д. Рескина и У. Пейтера. Чрезвычайно важной для О. Уайльда являлась разработанная им теория красоты. Он признавал красоту высшей ценностью, а наслаждение – смыслом жизни.

     В 80-е годы эстетизм был не столько движением, сколько упреком в его отсутствии. Он страдал от отсутствия примера. «Портрет Дориана Грея» восполнил этот пробел. Своими афоризмами, броскими фразами, разговорными ходами, своей беззаботностью и духом противоречия эта книга провозгласила дориановскую эпоху [9, с.350].

     Cвоим романом О. Уайльд хотел доказать, что жизнь, которой правит только чувственность, саморазрушительна. «Портрет Дориана Грея» – это роман, выявляющий опасности эстетической теории.

     О. Уайльд написал завораживающее произведение, при прочтении которого возникает желание отыскать в нем личность самого автора: отождествить с ним кого-то из трех его главных героев. Эта попытка обречена на неудачу. В таком поверхностном смысле О. Уайльда в романе нет.

Он присутствует в нем иначе: вложив в уста лорда Генри множество собственных мыслей и парадоксально-точных суждений, наделив Бэзила Холлуорда Даром Художника, а Дориана Грея – лихорадочным, мучительным поиском наслаждений, он присутствует в каждом их них – и не присутствует ни в ком [7, с.305-306].

     Сам автор свое отношение к героям произведения определил так: «Бэзил Холлуорд – это я сам. Лорд Генри – тот, за кого меня принимают. Дориан – тот, кем я хотел бы стать, может быть со временем» [3, с.155].

Важно

     Никакой другой роман так много лет не привлекал к себе такого внимания и не будил в читателях таких противоречивых чувств.

    1. Образ лорда Генри Уоттона в романе

     «Когда 
эстет берется за роман, то его 
эстетизм проявляется вовсе не в 
формальном построении романа, – а в 
том, что в романе изображается говорящий человек – идеолог эстетизма, раскрывающий свое исповедание, подвергаемое в романе испытанию» [6,с. 101-102].<\p>

     Бахтин 
М. М. 

      
«Говорящий человек-идеолог» в 
романе – лорд Генри Уоттон, разворачивающий перед Дорианом 
и читателем целую программу эстетизированного гуманизма. Это, пожалуй, самая яркая и завершенная фигура в романе. Он действует в облике светского человека из высшего общества.

Его речи способны одурманить воображение кого бы то ни было. Общеизвестно суждение писателя о том, что свой гений он вложил в искусство разговора, а в произведения – только свой талант. Речи его героя также захватывают и увлекают. Лорд Генри – замечательный собеседник.

Он может поддержать и развить любую мысль: «А  лорд  Генри стал своенравно играть этой мыслью, давая волю фантазии: он жонглировал ею, преображал  ее,  то  отбрасывал,  то  подхватывал  снова; заставлял  ее  искриться,  украшая  радужными  блестками своего воображения, окрылял парадоксами»1 [2, с.60].

Речь лорда Генри – вереница блестящих парадоксов. Следует отметить, что парадокс является специфической формой изложения и обоснования его позиций.

     «Принц 
Парадокс» – так предлагает Дориан окрестить лорда Генри. Это определение соответствует не только речевой манере лорда Генри, но и его сущности. «Удивительный ты человек! Никогда  не  говоришь  ничего  нравственного  –  и никогда не делаешь ничего безнравственного»2 [2, с.12], – говорит о нем Бэзил Холлуорд.

  В самом деле, если не считать папирос с примесью опиума, которые курит лорд Генри, то он, действительно, ничего безнравственного в рамках романной фабулы не совершает. Разве что замечание о дендизме лорда Генри находит свое подтверждение в его внешнем облике и образе жизни [6, с.

104]: «Лорд Генри погладил каштановую бородку, похлопал своей черной тростью с кисточкой по носку лакированного ботинка»3 [2, с.18].

     Философия лорда Генри внешне привлекательна, она последовательна, убедительна 
и обладает внутренней логичностью [3, с.135]. Он пропагандирует восхищение красотой: «Красота – один из видов  Гения,  она  еще  выше  Гения,  ибо  не  требует понимания.

  Она  –  одно  из  великих  явлений  окружающего  нас  мира, как солнечный свет, или весна, или отражение в  темных  водах  серебряного  щита луны.  Красота  неоспорима. Она имеет высшее право на власть и делает царями тех, кто ею обладает»4 [2, с.34].

Совет

С помощью эстетизма он оправдывает свою теорию гедонизма: «Проявить во всей полноте свою сущность  –  вот  для чего  мы живем»5 [2, с.28].<\p>

     Утверждая, что цель жизни – самовыражение 
и наслаждение, он сожалеет о том, что люди забыли о долге перед собой.  Лорду Генри не знакомы муки совести.

Для него не существует такого понятия, как совесть, которую он называет трусостью: «Совесть и трусость, в сущности, одно и то же,  Бэзил.  «Совесть»  – официальное название трусости, вот и все»6 [2, с.14]. Он дает понять, что надо жить, ни с чем не считаясь.

     Такой подход оправдывает грех. По мнению лорда Генри, грех спасает от застоя и ведет к прогрессу.

Он считает, что это единственный способ избавиться от страданий: «Единственный способ отделаться от искушения – уступить ему.

А если вздумаешь  бороться  с  ним, душу  будет  томить  влечение к запретному, и тебя измучают желания, которые чудовищный закон, тобой  же  созданный,  признал  порочными  и  преступными»7 [2, с.29].

     Лорд 
Генри предлагает превратить искушение 
в произведение искусства, облеченное в очаровательную форму.

Только тогда 
оно сможет доставить удовольствие и стать истинным наслаждением, в 
котором и заключается смысл 
жизни: «Мне думается, что, если бы каждый человек мог жить полной жизнью, давая волю каждому чувству и выражение каждой мысли, осуществляя каждую свою мечту, – мир ощутил бы вновь такой мощный порыв к радости, что забыты  были бы все болезни средневековья, и мы вернулись бы к идеалам эллинизма, а может быть,  и  к  чему-либо еще более ценному и прекрасному»8 [2, с.29].

Обратите внимание

     Но 
философия гедонизма в поступках самого лорда Генри Уоттона не реализуется. Он остается лишь теоретиком, ограничиваясь проповедью наслаждения.<\p>

     Всю силу своего влияния лорд Генри решает испытать на Дориане Грее.

Делает он это только ради удовлетворения своего любопытства: «А как  это  увлекательно  – проверять силу своего влияния на другого человека! Ничто не может с этим сравниться.

Перелить свою  душу  в  другого, дать  ей побыть в нем; слышать отзвуки собственных мыслей, усиленные музыкой юности и страсти; передавать другому свой темперамент, как  тончайший  флюид или своеобразный аромат, – это истинное наслаждение, самая большая радость, быть  может,  какая  дана  человеку  в наш ограниченный и пошлый век с его грубочувственными утехами и грубопримитивными стремлениями»9  [2, с.52]. Он превращает Дориана в искушенного гедониста. Он объявляет, что Дориану все подвластно и все дозволено. А сам лишь со стороны наблюдает за ходом своего эксперимента: «Наблюдать его –  истинное  удовольствие! Этот  мальчик  с  прекрасным  лицом и прекрасной душой вызывает к себе живой интерес. Не все ли равно, чем все кончится, какая судьба ему  уготована?  Он подобен  тем славным героям пьес или мистерий, чьи радости нам чужды, но чьи страдания будят в нас любовь к прекрасному. Их раны – красные розы»10 [2, с.81-82].

     Несомненно, герой-идеолог находится на значительно 
меньшей дистанции от автора, чем 
герой-протагонист. О. Уайльд действительно передал ему многие свои заветные мысли, выраженные в теоретических трактатах. Однако считать лорда Генри прямым выразителем авторских взглядов было бы преувеличением, так как эстетизм в уайльдовской версии был сознательным.

В отличие от своего героя, автор понимал всю его ограниченность. Теория гедонизма лорда Генри изначально обречена на гибель, потому что невозможно прожить жизнь, будучи имморалистом.<\p>

     Позднее, защищая свою книгу от нападок, О. Уайльд объяснял: «Лорд Генри Уоттон хочет быть в жизни всего лишь зрителем.

Но выясняется, что те, кто уклоняется от битвы, получают более тяжелые раны, чем те, кто в ней участвует» [9, с.365].

     Считалось, что образ лорда Генри Уоттона 
автобиографичен, но мы убедились, что 
он является носителем специфической 
для писателя речевой манеры, отмеченной нестандартностью эпитетов и сравнений, склонностью к афористичности и обилием вербальных парадоксов, но никак не авторской идеологической системы [6, с.103].

    1. Образ Бэзила Холлуорда в романе

     Бэзил Холлуорд изображен в романе как антипод лорда Генри. Он постоянно оспаривает то, что провозглашает лорд Генри. Антагонисты по своим взглядам на мир, Генри Уоттон и Бэзил Холлуорд по-разному воздействуют на Дориана. О. Уайльд делает их символами двух противоборствующих начал, сосуществующих в душе человека [3, с.115].

     В отличие от лорда Генри и от самого О. Уайльда, Бэзил Холлуорд ведет уединенный образ жизни: «И знаешь – я  стал  скрытен,  мне  нравится иметь  от людей тайны. Это, пожалуй, единственное, что может сделать для нас современную жизнь увлекательной и загадочной. Самая  обыкновенная  безделица приобретает удивительный интерес, как только начинаешь скрывать ее от людей»11 [2, с.11].

     Художник  очарован красотой Дориана. Это вдохновляет 
его на новое искусство, новый 
стиль в живописи, он ощущает в себе новый прилив сил: «Встреча с Дорианом словно дала мне ключ  к чему-то  совсем новому в живописи, открыла мне новую манеру письма. Теперь я вижу вещи в ином свете и все воспринимаю по-иному.

Важно

Я могу в  своем  искусстве воссоздавать  жизнь  средствами,  которые прежде были мне неведомы»12 [2, с.19].

Однако Бэзил не хочет выставлять портрет на всеобщее обозрение, чтобы никто не увидел секрет его собственной души, таящийся в портрете Дориана Грея: «В это полотно я вложил  слишком  много души, слишком много самого себя»13 [2, с.20].

     Художник 
борется за душу Дориана Грея, пытаясь сохранить ее в гармонии, чистоте и первозданной юности. Он хочет защитить Дориана от  несчастий. «Он постоянно дает мне добрые советы»14 [2, с.79], – говорит Дориан.

         Бэзил настаивает на том, что Дориан должен стремиться к добру, которое сделает его лучше: «Да, я намерен отчитать вас. Я хочу, чтобы вы вели такую  жизнь,  за  которую  люди уважали бы вас. Хочу, чтобы у вас была не только незапятнанная, но и хорошая репутация»15 [2, с.204].

     Не 
принимая теорию лорда Генри, художник несколько раз пытается повлиять на нравственность Дориана Грея.

     Первая 
попытка была связана с гибелью 
Сибиллы Вейн. Но лорд Генри опередил его в своем влиянии и сумел восстановить душевное равновесие юноши. Дориан усвоил его урок о бессмысленности эмоций и сожалений и запрещает Бэзилу говорить о смерти Сибиллы.

     Вторая 
попытка Бэзила повлиять на Дориана 
состоялась восемнадцать лет спустя после написания портрета. Бэзил 
ужаснулся изменениям своего творения. Изменившийся портрет стал уроком для них обоих. Ведь портрет говорит не только Дориану, что ему надо покаяться, но и художнику, что ему тоже необходимо совершенствоваться.

Он, как и Дориан, тоже увидел в нем отражение собственных ошибок. Разница лишь в том, что Бэзил принял ужасное послание и понял, что только раскаяние может спасти от неминуемой гибели [3, с.116]: «Молитесь,  Дориан,  молитесь!»16 [2, с.211] «Я слишком боготворил вас –  и за это наказан. Вы тоже слишком любили себя.

Оба мы наказаны»17 [2, с.211].

Источник: http://stud24.ru/literature/sistema-personazhej-v-romane-o/187705-547335-page1.html

О романе оскара уайльда “портрет дориана грея”

О романе оскара уайльда “портрет дориана грея”

Вадим Руднев <\p>

“Портрет Дориана Грея” – роман Оскара Уайльда (1891). Несмотря на то что этот роман написан в конце ХIХ в., он по своей проблематике и идеологии целиком принадлежит ХХ в., а по художественному языку – европейскому символизму, а тем самым модернизму и неомифологизму.

Кроме того, в этом произведении впервые поставлена проблема соотношения текста и реальности как проблема энтропийного времени . В концепции культуры ХХ в., развиваемой на страницах этого словаря, “П. Д. Г.” играет в культуре ХХ в.

едва ли не меньшую роль, чем, например, “Доктор Фаустус” Томаса Манна.

Напомним вкратце сюжет романа. Художник Бэзил Холлуорд написал замечательный портрет молодого и знатного красавца Дориана Грея. Художник столько души вложил в этот портрет, что не хочет его нигде выставлять и дарит Дориану.

В этот момент появляется университетский друг художника лорд Генри, циник и имморалист, воспевающий “новый гедонизм”, человек, который “всегда говорит безнравственные вещи, но никогда их не делает”. Он сетует на то, что красота Дориана Грея скоро потускнеет, а портрет всегда будет напоминать ему о его молодости.

Совет

Риторика лорда Генри так заразительна, что Грей в отчаянии: пусть лучше старится портрет, а он остается вечно молодым.

Лорд Генри начинает играть огромную роль в антивоспитании Грея, ориентируя его на эстетизм, гедонизм и легкое отношение к нравственности.

Грей влюбляется в красивую, но бедную девушку, актрису маленького театрика Сибилу Вэйн.

Однако когда она, охваченная любовью к Дориану, не хочет и не может изображать несуществующие чувства на сцене – начинает плохо играть, он без сожаления расстается с нею, наговорив ей жестоких слов.

Сибила кончает жизнь самоубийством, а Грей, случайно взглянув на портрет, замечает, что портрет изменился – на губах появилась жесткая складка. Итак, его желание сбылось – отныне портрет станет его совестью, он будет стареть, а Дориан останется вечно молодым.

Вдохновленный лордом Генри и прочитанным по его совету Романом Гюисманса “Наоборот”, Дориан Грей пускается во все тяжкие.

Он ведет самый беспутный и безнравственный образ жизни, какой только можно себе представить, и лишь его обаяние и странно не меркнущая с годами красота заставляют общество не отвернуться от него, хотя о нем идет много пересудов.

Проходят десятилетия, но он остается молодым и прекрасным, меняется лишь его портрет, становясь все безобразнее, но об этом никто не знает, кроме самого Грея; он тщательно спрятал портрет в укромной комнате своего дома.

Обратите внимание

Художник Бэзил приходит увещевать Дориана. Тот показывает ему портрет, а затем в приступе гнева убивает художника. Портрет становится еще ужаснее. Погружаясь все больше в бездну порока, Грей не может остановиться.

На портрете он выглядит уже отвратительным стариком.

В припадке ярости Грей бросается на портрет с ножом, но убивает тем самым себя, превращаясь в труп омерзительного старика, тогда как на портрете восстанавливается облик прекрасного юноши.

Обратимся теперь к мифологическим реминисценциям романа. Прежде всего, Дориан Грей наделяется целым рядом прозвищ, именами мифологических красюцев – Адонис, Парис, Антиной, Нарцисс. Последнее имя подходит к нему, конечно, более всего.

В мифе о Нарциссе говорится, что прорицатель Тиресий предсказал родителям прекрасного юноши, что тот доживет до старости, если никогда не увидит своего лица. Нарцисс случайно смотрит в воду, видит в ней свое отражение и умирает от любви к себе.

Дориан Грей влюблен в свое “второе я” портрет, подолгу смотрит на него и даже целует его. В конце романа, когда портрет заменяет его, Грей все больше и больше влюбляется в свою красоту и, не выдержав красоты своего тела и, по контрасту, омерзительности своей души, которую ему показывает портрет, по сути кончает собой, умирает, как Нарцисс, от любви к себе.

Другой не менее важный миф, который используется в сюжетном построении романа, это легенда о том, как Фауст продал душу дьяволу за вечную молодость. В роли искусителя выступает лорд Генри. Он стращает Дориана картинами безобразия его тела, когда оно постареет. Тогда-то Дориан и говорит сакраментальную фразу:

“- Как это печально! – пробормотал вдруг Дориан Грей, все еще не отводя глаз от своего портрета. – Как печально! Я состарюсь, стану противным уродом, а мой портрет будет вечно молод.

Он никогда не станет старше, чем в этот июньский день… Ах, если бы могло быть наоборот! Если бы старел этот портрет, а я навсегда остался молодым! За это… за это я отдал бы все на свете.

Да, ничего не пожалел бы! Душу бы отдал за это! (подчеркнуто мной. – В.Р.)”.

Так и получается: Дориан становится вечно молодым “отродьем Дьявола”, как называет его проститутка в порту, а портрет гнусно стареет.

Важно

Попробуем теперь разобраться, что все это означает с точки зрения концепции энтропийного времени .

Свойство физического времени – необратимость, связанная с накоплением энтропии, распада, хаоса, как показал современник Оскара Уайльда великий австрийский физик Людвиг Больцман.

В романе много раз изображается этот процесс энтропийного разложения тела. Энтропийному времени противостоит семиотическое время , который исчерпывает, уменьшает энтропию и тем самым увеличивает информацию.

Текст с годами молодеет, так как он обрастает все большим количеством информации. В этом одна из важнейших мемориальных функций культуры: если бы не сохранялись тексты о прошлом, мы бы ничего не знали о наших предках.

В романе Уайльда текст и реальность меняются местами. Портрет приобретает черты живого организма, а Дориан становится текстом. Происходит это потому, что в романе заложена идеология панэстетизма, которой живут его герои. Именно конец ХIХ в. и начало ХХ в.

связаны с протестом позитивного физического времени против второго начала термодинамики (см. время). Протест этот выражался даже в самой статистической термодинамике Больцмана, им наполнена философия Ницше, Вагнера, Шпенглера, Бердяева.

Это возврат к средневековой философии истории Блаженного Августина, на место энтропии ставившего порок.

Не случайно Дориан Грей влюблен не столько в актрису Сибилу Вэйн, а в те роли (тексты), которые она играет, – Джульетту, Розалинду, Имоджену. Он сам – музыкант и страстно любит все прекрасное. Коллекционирует предметы древнего искусства. Это – декадентский вариант мифологемы Достоевского о том, что красота спасет мир.

Совет

Красота губит личность, потому что это не настоящая красота, а дьявольская, что показывает портрет, который хранится у Дориана Грея. За сделку с дьяволом надо расплачиваться.

Вся история, происшедшая с Дорианом Греем, – это дьявольское наваждение: убитый, Грей становится таким безобразным, каким и должен быть, а портрет вновь превращается в текст – равновесие восстанавливается.<\p>

Список литературы

Руднев В. Текст и реальность: Направление времени в культуре //Wiener slawistischer Almanach, 1986. – В. 17.

Руднев В. Морфология реальности: Исследование по “философии текста”. – М., 1996.<\p>

Источник: https://doc4web.ru/literatura/o-romane-oskara-uaylda-portret-doriana-greya.html

Оскар Уайльд – Портрет Дориана Грея – Краткое содержание романа

Оскар Уайльд

Ирландский философ

Оскар Фингал О’Флаэрти Уиллс Уайльд

Oscar Fingal O’Flahertie Wills Wilde

Дата и место рождения – 16 октября 1854 г., Дублин, Ирландия, Великобритания

Дата и место смерти – 30 ноября 1900 г. (46 лет), Париж, Франция

Английский философ, эстет, писатель, поэт ирландского происхождения. Один из самых известных драматургов позднего Викторианского периода.

Портрет Дориана Грея

Единственный опубликованный роман Оскара Уайльда. В жанровом отношении представляет смесь романа воспитания с моральной притчей. Существует в двух версиях – в 13 главах и в 20 главах. Стал самым успешным произведением Уайльда, более 30 раз экранизировался.

По жанру «Портрет Дориана Грея» — это conte philosophique, интеллектуально-аллегорическая повесть, столь популярная в эпоху Просвещения, однако написанная с позиций декадентства конца века. В Дориане Грее, главном герое романа, угадываются черты нового Фауста.

В роли Мефистофеля выступает лорд Генри, именно он на протяжении всего романа соблазняет Дориана Грея идеями нового гедонизма, превращает невинного и талантливого юношу в порочное чудовище. Под роль Маргариты попадает Сибилла Вейн, новый Валентин — Джеймс Вейн.

Как известно, Фауст также получил от Мефистофеля вечную молодость.

Главные персонажи

Дориан Грей — юноша, наделённый невероятной красотой. Попадая под влияние идей нового гедонизма, проповедуемых лордом Генри, посвящает свою жизнь жажде наслаждений и порока. Это фигура двойственная.

В нём сочетаются тонкий эстет и даже романтик и порочный, безжалостный преступник и развратник. Эти две противоположные стороны его характера находятся в постоянной борьбе друг с другом.

Данная двойственность героя характерна для многих готических романов.

Бэзил Холлуорд — художник, написавший портрет Дориана Грея. От других героев его отличает крайняя привязанность к Дориану Грею, в котором он видит идеал красоты и человека. Другими словами, он является проигравшим ангелом-хранителем Дориана Грея.

Лорд Генри — аристократ, проповедник идей нового гедонизма, «Принц Парадоксов». Его парадоксальное, противоречивое мышление проникнуто критикой на всё викторианское английское общество. Является своеобразным Мефистофелем для Дориана Грея.

Сибила Вэйн — актриса, один из самых удивительных образов романа. До встречи с Дорианом жила в своём выдуманном мире, мире театра, была талантливой актрисой.

Любовь показала ей всю искусственность её мира, где она не жила, а только играла. С любовью в её душе пропадет талант, так как она пытается вырваться из мира иллюзий в мир настоящий.

Но именно это и приводит к её гибели.

Джеймс Вэйн — брат Сибилы, моряк. Человек военной выправки, практически потерявший смысл жизни после самоубийства Сибилы. Находит упокоение в желании мести.

Краткое содержание романа “Портрет Дориана Грея”

 В солнечный летний день талантливый живописец Бэзил Холлуорд принимает в своей мастерской старого друга лорда Генри Уоттона — эстета-эпикурейца, «Принца Парадокса», по определению одного из персонажей.

В последнем без труда узнаются хорошо знакомые современникам черты Оскара Уайльда, ему автор романа «дарит» и преобладающее число своих прославленных афоризмов.

Захваченный новым замыслом, Холлуорд с увлечением работает над портретом необыкновенно красивого юноши, с которым недавно познакомился. Тому двадцать лет; зовут его Дориан Грей.

Скоро появляется и натурщик, с интересом вслушивающийся в парадоксальные суждения утомлённого гедониста; юная красота Дориана, пленившая Бэзила, не оставляет равнодушным и лорда Генри.

Но вот портрет закончен; присутствующие восхищены его совершенством.

Златокудрый, обожающий все прекрасное и нравящийся сам себе Дориан мечтает вслух: «Если бы портрет менялся, а я мог всегда оставаться таким, как есть!» Растроганный Бэзил дарит портрет юноше.

Игнорируя вялое сопротивление Бэзила, Дориан принимает приглашение лорда Генри и, при деятельном участии последнего, окунается в светскую жизнь; посещает званые обеды, проводит вечера в опере.

Тем временем, нанеся визит своему дяде лорду Фермеру, лорд Генри узнает о драматических обстоятельствах происхождения Дориана: воспитанный богатым опекуном, он болезненно пережил раннюю кончину своей матери, наперекор семейным традициям влюбившейся и связавшей свою судьбу с безвестным пехотным офицером (по наущению влиятельного тестя того скоро убили на дуэли).

Обратите внимание

Сам Дориан между тем влюбляется в начинающую актрису Сибилу Вэйн — «девушку лет семнадцати, с нежным, как цветок, лицом, с головкой гречанки, обвитой тёмными косами.

Глаза — синие озера страсти, губы — лепестки роз»; она с поразительной одухотворённостью играет на убогих подмостках нищенского театрика в Ист-Инде лучшие роли шекспировского репертуара.

В свою очередь Сибиле, влачащей полуголодное существование вместе с матерью и братом, шестнадцатилетним Джеймсом, готовящимся отплыть матросом на торговом судне в Австралию, Дориан представляется воплощённым чудом — «Прекрасным Принцем», снизошедшим с заоблачных высот.

Её возлюбленному неведомо, что в её жизни тоже есть тщательно оберегаемая от посторонних взглядов тайна: и Сибилла, и Джеймс — внебрачные дети, плоды любовного союза, в своё время связавшего их мать — «замученную, увядшую женщину», служащую в том же театре, с человеком чуждого сословия.

Обретший в Сибиле живое воплощение красоты и таланта, наивный идеалист Дориан с торжеством извещает Бэзила и лорда Генри о своей помолвке.

Будущее их подопечного вселяет тревогу в обоих; однако и тот и другой охотно принимают приглашение на спектакль, где избранница Дориана должна исполнить роль Джульетты.

Однако, поглощённая радужными надеждами на предстоящее ей реальное счастье с любимым, Сибила в этот вечер нехотя, словно по принуждению (ведь «играть влюблённую — это профанация!» — считает она) проговаривает слова роли, впервые видя без прикрас убожество декораций, фальшь сценических партнёров и нищету антрепризы. Следует громкий провал, вызывающий скептическую насмешку лорда Генри, сдержанное сочувствие добряка Бэзила и тотальный крах воздушных замков Дориана, в отчаянии бросающего Сибиле: «Вы убили мою любовь!»

Изверившийся в своих прекраснодушных иллюзиях, замешенных на вере в нерасторжимость искусства и реальности, Дориан проводит бессонную ночь, блуждая по опустевшему Лондону.

Важно

Сибиле же его жестокое признание оказывается не по силам; наутро, готовясь отправить ей письмо со словами примирения, он узнает, что девушка в тот же вечер покончила с собой.

Друзья-покровители и тут реагируют на трагическое известие каждый по-своему: Бэзил советует Дориану укрепиться духом, а лорд Генри — «не лить напрасно слез о Сибиле Вэйн». Стремясь утешить юношу, он приглашает его в оперу, обещая познакомить со своей обаятельной сестрой леди Гвендолен.

К недоумению Бэзила, Дориан принимает приглашение. И лишь подаренный ему недавно художником портрет становится беспощадным зеркалом назревающей в нем духовной метаморфозы: на безупречном лице юного греческого бога обозначается жёсткая морщинка. Не на шутку обеспокоенный, Дориан убирает портрет с глаз долой.

И вновь ему помогает заглушить тревожные уколы совести его услужливый друг-Мефистофель — лорд Генри. По совету последнего он с головой уходит в чтение странной книги новомодного французского автора — психологического этюда о человеке, решившем испытать на себе все крайности бытия.

Надолго заворожённый ею («казалось, тяжёлый запах курений поднимался от её страниц и дурманил мозг» ), Дориан в последующие двадцать лет — в повествовании романа они уместились в одну главу — «все сильнее влюбляется в свою красоту и все с большим интересом наблюдает разложение своей души».

Как бы заспиртованный в своей идеальной оболочке, он ищет утешения в пышных обрядах и ритуалах чужих религий, в музыке, в коллекционировании предметов старины и драгоценных камней, в наркотических зельях, предлагаемых в притонах с недоброй известностью.

Влекомый гедонистическими соблазнами, раз за разом влюбляющийся, но не способный любить, он не гнушается сомнительными связями и подозрительными знакомствами. За ним закрепляется слава бездушного совратителя молодых умов.

Напоминая о сломанных по его прихоти судьбах мимолётных избранников и избранниц, Дориана пытается вразумить Бэзил Холлуорд, давно прервавший с ним всякие связи, но перед отъездом в Париж собравшийся навестить.

Совет

Но тщетно: в ответ на справедливые укоры тот со смехом предлагает живописцу узреть подлинный лик своего былого кумира, запечатлённый на холлуордовском же портрете, пылящемся в тёмном углу. Изумлённому Бэзилу открывается устрашающее лицо сластолюбивого старика.

Впрочем, зрелище оказывается не по силам и Дориану: полагая создателя портрета ответственным за своё нравственное поведение, он в приступе бесконтрольной ярости вонзает в шею друга своих юных дней кинжал.

А затем, призвав на помощь одного из былых соратников по кутежам и застольям, химика Алана Кэмпбела, шантажируя того некой позорной тайной, известной лишь им обоим, заставляет его растворить в азотной кислоте тело Бэзила — вещественное доказательство содеянного им злодейства.

Терзаемый запоздалыми угрызениями совести, он вновь ищет забвения в наркотиках. И чуть не гибнет, когда в подозрительном притоне на самом «дне» Лондона его узнает какой-то подвыпивший матрос: это Джеймс Вэйн, слишком поздно проведавший о роковой участи сестры и поклявшийся во что бы то ни стало отомстить её обидчику.

Впрочем, судьба до поры хранит его от физической гибели. Но — не от всевидящего ока холлуордовского портрета. «Портрет этот — как бы совесть. Да, совесть.

И надо его уничтожить», — приходит к выводу Дориан, переживший все искушения мира, ещё более опустошённый и одинокий, чем прежде, тщетно завидующий и чистоте невинной деревенской девушки, и самоотверженности своего сообщника поневоле Алана Кэмпбела, нашедшего в себе силы покончить самоубийством, и даже… духовному аристократизму своего друга-искусителя лорда Генри, чуждого, кажется, любых моральных препон, но непостижимо полагающего, что «всякое преступление вульгарно».

Поздней ночью, наедине с самим собой в роскошном лондонском особняке, Дориан набрасывается с ножом на портрет, стремясь искромсать и уничтожить его. Поднявшиеся на крик слуги обнаруживают в комнате мёртвое тело старика во фраке. И портрет, неподвластный времени, в своём сияющем величии.

Так кончается роман-притча о человеке, для которого «в иные минуты Зло было лишь одним из средств осуществления того, что он считал красотой жизни».

Обратите внимание

Оскар Уайльд – Портрет Дориана Грея – Краткое содержание романа обновлено: Октябрь 26, 2016 автором: interesno-vse.ru

Источник: https://interesno-vse.ru/?p=13606

Цитатник: Оскар Уайльд «Портрет Дориана Грея»

«Портрет Дориана Грея» (The Picture of Dorian Gray) — известный роман знаменитого ирландского писателя-модерниста Оскара Уайльда. Кстати, он же и единственный опубликованный роман в его наследии.

На сегодня его признают самым успешным произведением Уайльда: книга, впервые опубликованная в 1890 году,  была переиздана и переведена множество раз, а также воплотилась в добрых три десятка экранизаций.

«Портрет…

Литобзор Проза Художественная литература для взрослых Цитатник

«Портрет Дориана Грея» (The Picture of Dorian Gray) — известный роман знаменитого ирландского писателя-модерниста Оскара Уайльда. Кстати, он же и единственный опубликованный роман в его наследии.

На сегодня его признают самым успешным произведением Уайльда: книга, впервые опубликованная в 1890 году,  была переиздана и переведена множество раз, а также воплотилась в добрых три десятка экранизаций.

«Портрет Дориана Грея» — интеллектуально-философский аллегорический роман, который благодаря значительной доле скептицизма, присущей Уайльду, стал одной из скандальных книг своего времени.

Цитаты и афоризмы из этого произведения во многом не теряют своей актуальности и сегодня, в чем и поможет нам убедиться сегодняшний выпуск Bookmarin-цитатника: здесь собраны  более 30 фрагментов из этого романа, как популярных, так и малоизвестных.

***

Искусство — зеркало, отражающее того, кто в него смотрится, а вовсе не жизнь.

***

Удовольствие можно находить во всем, что входит в привычку.

***

Раскрыть людям себя и скрыть художника — вот к чему стремится искусство.

***

Единственный способ избавиться от искушения — поддаться ему.

***

Самые нелепые поступки человек совершает всегда из благороднейших побуждений.

***

Женщины обладают удивительным чутьем: они способны обнаружить что угодно, за исключением очевидного.

***

Недурно, если дружба начинается смехом, и лучше всего, если она им же кончается.

***

Цель жизни — самовыражение. Проявить во всей полноте свою сущность — вот для чего мы живём.

***

Как сказал один остроумный француз, женщины вдохновляют нас на великие дела, но вечно мешают нам их творить.

***

Вся прелесть прошлого в том, что оно — прошлое.

***

Каждый живет, как хочет, и расплачивается за это сам.

***

В наше время люди всему знают цену, но понятия не имеют о подлинной ценности

***

Трагедия старости не в том, что человек стареет, а в том, что он душой остается молодым…

***

Вы знаете больше, чем вам кажется, но меньше, чем хотели бы знать.

***

Самые нелепые поступки человек совершает всегда из благороднейших побуждений.

***

Важно

Самая обыкновенная безделица приобретает удивительный интерес, как только начинаешь скрывать ее от людей.

***

…величайшие события в мире — это те, которые происходят в мозгу у человека.

***

— Хорошего влияния не существует, мистер Грей. Всякое влияние уже само по себе безнравственно, — безнравственно с научной точки зрения.
— Почему же?

— Потому что влиять на другого человека – это значит передать ему свою душу. Он начнёт думать не своими мыслями, пылать не своими страстями. И добродетели у него будут не свои, и грехи, — если предположить, что таковые вообще существуют, — будут заимствованные.

Он станет отголоском чужой мелодии, актёром, выступающим в роли, которая не для него написана. Цель жизни – самовыражение. Проявить во всей полноте свою сущность – вот для чего мы живём. А в наш век люди стали бояться самих себя. Они забыли, что высший долг – это долг перед самим собой. Разумеется, они милосердны.

Они накормят голодного, оденут нищего. Но их собственные души наги и умирают с голоду. Мы утратили мужество. А может быть, его у нас никогда и не было. Боязнь общественного мнения, это основа морали, и страх перед Богом, страх, на котором держится религия, — вот что властвует над нами.

Между тем, мне думается, что, если бы каждый человек мог жить полной жизнью, давая волю каждому чувству и выражение каждой мысли, осуществляя каждую свою мечту, — мир ощутил бы вновь такой мощный порыв к радости, что забыты были бы все болезни средневековья, и мы вернулись бы к идеалам эллинизма, а может быть, и к чему-либо ещё более ценному и прекрасному. Но и самый смелый из нас боится самого себя…

***

Неткниг нравственных или безнравственных. Есть книги хорошо написанные или написанные плохо.

***

Многое мы охотно бросили бы, если бы не боязнь, что кто-то другой это подберет…

***

Гораздо безопаснее ничем не отличаться от других.

***

— Вы же не станете отрицать, что женщины отдают мужчинам самое драгоценное в жизни.
— Возможно, — согласился лорд Генри со вздохом. — Но они неизменно требуют его обратно — и все самой мелкой монетой.

***

За прекрасным всегда скрыта какая-нибудь трагедия. Чтобы зацвел самый скромный цветочек, миры должны претерпеть родовые муки.

***

Жизнь дарит человеку в лучшем случае одно-единственное неповторимое мгновение, и секрет счастья в том, чтобы это мгновение повторялось как можно чаще.

***

В близкие друзья выбираю себе людей красивых, в приятели — людей с хорошей репутацией, врагов завожу только умных. Тщательнее всего следует выбирать врагов.

***

— Вчерашний день для вас уже прошлое?
— При чем тут время? Только людям ограниченным нужны годы, чтобы отделаться от какого-нибудь чувства или впечатления.

Совет

А человек, умеющий собой владеть, способен покончить с печалью так же легко, как найти новую радость. Я не желаю быть рабом своих переживаний. Я хочу ими насладиться, извлечь из них все, что можно.

Хочу властвовать над своими чувствами.

***

Каждый восхваляет те добродетели, в которых ему самому нет надобности упражняться: богачи проповедуют бережливость, а бездельники красноречиво распространяются о великом значении труда.

***

Каждый, кто любит поучать других, начинает с обещания, что это будет в первый и последний раз, а потом беспрестанно нарушает свое обещание

***

Действительность — это хаос, но в работе человеческого воображения есть неумолимая логика. И только наше воображение заставляет раскаяние следовать по пятам за преступлением. Только воображение рисует нам отвратительные последствия каждого нашего греха. В реальном мире фактов грешники не наказываются, праведники не вознаграждаются. Сильному сопутствует успех, слабого постигает неудача.

***

Сильные страсти, если они не укрощены, сокрушают таких людей. Страсти эти — либо убивают, — либо умирают сами. Мелкие горести и неглубокая любовь живучи. Великая любовь и великое горе гибнут от избытка своей силы.

Фото книги ©bookmarin

Декабрь 13, 2017 – bookmarin.com (Марина)

Источник: https://bookmarin.com/citatnik-oskar-uajld-portret-doriana-greya/

1.2 Элементы фантастики в «Портрете Дориана Грея» Оскара Уайльда

В «Предисловии» к роману, составленном из афоризмов, Оскар Уайльд излагает квинтэссенцию эстетизма, провозглашает культ чистой красоты, авторского субъективизма и обосновывает концепцию «искусства для искусства»: «Художник — тот, кто создает прекрасное»; «Нет книг нравственных или безнравственных.

Есть книги хорошо написанные или написанные плохо. Вот и все»; «Для художника нравственная жизнь человека — лишь одна из тем его творчества.

Этика же искусства — в совершенном применении несовершенных средств»; «Во всяком искусстве есть то, что лежит на поверхности, и символ»; «В сущности, Искусство — зеркало, отражающее того, кто в него смотрится, а вовсе не жизнь»; и т.д.

Обратите внимание

Однако сюжет романа парадоксально противоречит предисловию, создавая интеллектуальное напряжение.

Молодой и прекрасный Дориан Грей, которого лорд Генри Уоттон убеждает в том, что нет ничего выше красоты, страдает оттого, что портрет, написанный Бэзилом Холлуордом, сохранит облик прекрасного Дориана на полотне, в то время как сам Дориан будет стареть.

Его немыслимая фантазия: «Если бы портрет менялся, а я мог всегда оставаться таким, как есть!» — мистическим образом осуществляется. Отныне возраст, переживания, порочность героя отражаются на портрете, а в реальности его внешность не меняется.

Портрет становится воплощенной в материальной форме совестью, душой Дориана. Дориан погружается в разврат, убивает создателя портрета Бэзила Холлуорда, однако на его лице это никак не отражается. Наконец он решает уничтожить портрет — единственное свидетельство своей порочности, но, вонзая нож в портрет, убивает себя.

Слуги, сбежавшиеся на его предсмертный крик, обнаруживают портрет прекрасного юноши, около которого лежит труп безобразного старика.

Тему романа можно сформулировать как искушение отождествить искусство и жизнь. Это отождествление приводит к разрушению и искусства, и жизни.

Красота встречается и в жизни, подтверждение этому — красота юного Дориана Грея.

Как только искусство и жизнь парадоксально меняются местами, портрет отражает изменчивость жизни, а человек перестает изменяться, возникает завязка последующих драматических событий.

Немеркнущая красота используется Дорианом для получения жизненных удовольствий, в результате его внутренняя красота разрушается, он перестает испытывать чувства любви и дружбы, становится виновником самоубийства влюбленной в него Сибилы Вэйн, а затем и убийцей художника Бэзила Холлуорда.

Важно

Второе подтверждение тезиса о несовместимости искусства и жизни — история молодой актрисы Сибилы Вэйн, игравшей в шекспировских пьесах. Дориан полюбил Сибилу за то, что она могла талантливо перевоплощаться в образы Джульетты и Розалинды и глубоко изображать их чувства.

Дориан Грей любит в актрисе шекспировских героинь. Произведения искусства для него значительнее, чем жизнь. Когда Сибила полюбила Дориана Грея, она уже не могла больше жить чувствами театральных героинь.

Сибила могла изображать на сцене страсть, которую не чувствовала, но она уже не могла играть страсть, познав ее истинную сущность. Увидев плохую игру актрисы, Дориан Грей разочаровывается в ней. Он не может любить реальную женщину; он любил только образ искусства — шекспировскую героиню.

Развивая дальше этот эпизод, Уайльд показал, что эстетизм Дориана Грея, его преклонение перед искусством и неприятие жизни приводят к жестокости. Эстетство Дориана Грея убивает Сибилу. Узнав о том, что Дориан ее не любит, она кончает самоубийством.

Писатель добавляет здесь еще одни штрих, подчеркивающий черствость и бездушие Дориана Грея. После известия о смерти Сибилы, Дориан едет в оперу слушать Патти, вместо того чтобы ехать к матери Сибилы.

Третье подтверждение того же тезиса — история художника Бэзила Холлуорда. В портрет Дориана он вложил свою любовь к нему.

Отсутствие у Бэзила принципиального различия между искусством и действительностью приводит к созданию столь жизнеподобного портрета, что его оживление — лишь последний шаг в неверно избранном направлении. Подобное искусство закономерно, по Уайльду, приводит к гибели самого художника.

Считается, что один из главных персонажей романа лорд Генри, изящный острослов и одновременно циник, склонный к парадоксам, во многом воспроизводит разговоры самого Уайльда, пугавшего своих слушателей переворачиванием с ног на голову всевозможных прописных истин.

Совет

Его девиз: «Путь парадоксов — путь истины». Прославление лордом Генри красоты как права на вседозволенность развращает Дориана. Но на самом деле сходство лорда Генри и Уайльда лишь внешнее.

Предисловие вводит в роман центральный персонаж — самого автора, чей голос непосредственно звучит в парадоксах, открывающих роман.

Все названные сюжетные линии раскрывают последний и главный парадокс предисловия: «Всякое искусство бесполезно».

В романе Оскара Уайльда «Дориан Грей» у нас на глазах совершается путь от простодушия к познанию. И, по словам самого Уайльда, «очень многое скрыто в той теме Рока, которая красной нитью вплетается в золотую парчу» книги.

<\p>

Рок становится возмездием, оно неотвратимо настигает героя, признавшего наслаждение высшей целью жизни и посвятившего себя погоне за наслаждением, ничему другому. Метафора портрета, центральная в романе, только кажется прозрачной.

На самом деле в нее вложен глубокий и не всегда очевидный смысл.

На примере «Портрета Дориана Грея» Оскара Уайльда можно проследить то, к чему приведет идея вседозволенности и отказа от морали, можно увидеть в судьбе главного героя романа участь поколения, пошедшего по пути обесценивания человеческой жизни, которое в двадцатом веке привело мир к глобальным катастрофам.<\p>

Дориан живет, купаясь в роскоши и наслаждениях. Но счастлив ли он при этом? Доволен ли своей жизнью? Нет. Это говорит и сам Уайльд. В ответ на вопрос герцогини Монмутской, помогла ли ему философия лорда Генри найти счастье, Дориан говорит, что «никогда не искал счастья», искал лишь наслаждений, но находил их «слишком часто». В другой беседе Грей признается своему учителю, что «был бы рад поменяться с любым человеком на свете» и что убитый человек счастливее его. Он тяготится своей «чудесной жизнью», и даже признается, что «так жить больше не хочет».

Глубинная неудовлетворенность толкает Дориана все дальше и дальше по пути порока и разврата. Спасаясь от тревожного ощущения, что все идет не так, как хочется, он становится наркоманом. В опиуме Дориан пытается найти успокоение, насильственно вернуть потерянное счастье.

Обратите внимание

Но это, конечно же, не только не помогает, но даже ухудшает его положение. Теперь Дориан способен не просто идти против общественной морали и её «неписаных» правил, но и опускается до нарушения «буквы» закона.

Одно из его преступлений, убийство Бэзила Холлуорда, которое подробно описывается в романе, не вызывает разночтений: оно является преступлением как в морально-этическом, так и в юридическом смысле.<\p>

Теперь смерть Дориана Грея кажется закономерным концом. Мир больше не может выносить человека, совершившего такое ужасное преступление.

Мертвый герой показан абсолютно неэстетичным, то есть Уайльд-эстет не приемлет совершенного Дорианом убийства, осуждает его. В писателе просыпается моралист, и он жестко, но справедливо наказывает своего героя.

Писатель строит образы, сюжетные эпизоды в соответствии со своими излюбленными эстетскими представлениями: искусство выше жизни, наслаждение важнее всего, красота превыше морали.

Однако система образов и развитие сюжета раскрывают ложность этих идеи. Динамика сюжета преодолевает статику отдельных эпизодов.

Объективный смысл романа вступает в противоречие со значением отдельных эпизодов и по сути дела опровергает всю программу эстетизма и гедонизма, импонирующую автору.

Фантастический элемент в романе заключается в том, что Дориан Грей остается всегда молодым и красивым, а портрет, словно его двойник, отражает все изменения в душе реального Дориана Грея и его старение. Каждый новый шаг в нравственном падении Дориана отражается на его портрете.

На лице, изображенном художником, появляются черты жестокости и лицемерия. Мысль о портрете преследует Дориана, он считает его источником всех своих несчастий. Дориан все глубже погружается в пучину зла.

Важно

Порочная жизнь начинает, наконец, тяготить его, но он зашел уже слишком далеко и не в силах вырваться, не в силах сойти с этого пути. Отсюда его последний отчаянный и роковой поступок: он бросается с ножом на портрет, но убивает самого себя.

Дориан и его портрет поменялись местами: на полу, перед портретом, лежит отвратительный старик с ножом в груди, а на стене висит портрет прекрасного юноши.

История Дориана Грея является осуждением индивидуализма, эстетской бездуховности и гедонизма. Объективный смысл романа, по существу, выражен в словах: «…что пользы человеку приобрести весь мир, если он теряет собственную душу?»

«Портрет Дориана Грея» написан в импрессионистическом стиле. Детали отличаются изысканностью и манерным изяществом.

Роман начинается словами: «Густой аромат роз наполнял мастерскую художника, а когда в саду поднимался летний ветерок, он, влетая в открытую дверь, приносил с собой то пьянящий запах сирени, то нежное благоухание алых цветов шиповника».

Страсть Дориана Грея к драгоценным камням изображена следующим образом: «Дориана пленяло червонное золото солнечного камня, и жемчужная белизна лунного камня, и радужные переливы в молочном опале».

Для стиля романа характерна парадоксальность. Этим свойством отличаются и сюжетные ситуации, и речь персонажей. Герои романа говорят парадоксами. Афоризмы лорда Генри циничны.

«Никак не следует начинать свою карьеру со скандала. Скандалы приберегают на старость, когда бывает нужно подогреть интерес к себе».

«Согрешив, человек избавляется от влечения к греху, ибо осуществление — это путь к очищению».

Однако многие парадоксальные суждения в романе направлены против лицемерной буржуазной морали, против социальных явлений английской жизни. Бэзил Холуорд говорит, например: «Англия достаточно плоха… и все английское общество никуда не годится». «Едва ли во всей палате общин найдется хоть одно лицо, которое бы стоило нарисовать, хотя многих из них и следовало бы побелить немного».

В самом романе определяется отношение парадокса к жизненной правде: «Правда жизни открывается нам именно в форме парадоксов. Чтобы постигнуть действительность, надо видеть, как она балансирует на канате. И только посмотрев все те акробатические шутки, какие проделывает Истина, мы можем правильно судить о ней».

Совет

Итак, «Портрет Дориана Грея» – это роман-символ: Дориан пытается уничтожить свой портрет, который с некоторых пор стал, словно живой двойник, отражать его пороки – лицо Дориана оставалось прекрасным, на портрет ложились морщины.

Дориан ударил ножом портрет, однако убил себя; его тело, сделавшееся уродливым и жалким, нашли слуги, между тем на полотне вновь возник прекрасный и вдохновенный облик юноши.

Этой жестокой по отношению к Дориану Грею иронией Уайльд утверждал торжество творчества над убожеством реальности.

Таким образом, сюжет этого произведения, включающий фантастический элемент, последовательно дискредитирует поклонение красоте, лишенной одухотворенности и нравственности. Созданный Бэзилом Холуордом портрет прекрасного юноши, каким был в молодости Дориан Грей, является символом совести героя.<\p>

Источник: http://litra.bobrodobro.ru/272

Ссылка на основную публикацию