О чем роман «циники» (а. мариенгоф)?

Анатолий Мариенгоф. Критика. Предисловие к публикации. Анатолий Мариенгоф. Циники

Валентин Антонов

Роман, который предлагается вашему вниманию, был написан в 1928 году, а впервые он был у нас опубликован лишь 60 лет спустя — в 1988 году. Этим, вероятно, и объясняется то, что роман Анатолия Мариенгофа «Циники» практически неизвестен даже образованному русскому читателю.

Я не стану сейчас говорить о причинах столь длительного забвения, а скажу вот что. С годами, как известно, у нас остаётся всё меньше и меньше возможностей пережить ослепительное чувство, так знакомое в детстве и в юности, — встретиться с настоящим, классическим произведением литературы.

Не так уж и много их, этих произведений, если вдуматься… Так вот, сейчас вам и предстоит открытие доселе неизвестного, быть может, произведения русской классики, ибо роман «Циники» — он ведь из того самого славного ряда.

«Одно из самых новаторских произведений в русской литературе века, как по своему стилю, так и по структуре», — так в предисловии к одной из зарубежных публикаций романа «Циники» отозвался о нём Иосиф Бродский.

Обратите внимание

Анатолий Мариенгоф Анатолий Мариенгоф известен в наши дни, вероятно, лишь немногим более, чем его роман. О нём теперь редко вспоминают критики и мемуаристы.

Инерция в литературе — страшная штука. Долгие годы и десятилетия даже само имя Анатолия Мариенгофа у нас просто нигде не упоминалось — что уж говорить о его произведениях.

Хорошо знавший «дядю Толю» народный артист России Михаил Козаков пишет: «На него многие смотрели как на человека прошлого, ненужного, давно прошедшего… «Роман без вранья» называли враньем без романа.

О «Циниках» не слышал даже я…».

Русский писатель Анатолий Мариенгоф закончился в свои тридцать лет.

Человек же по фамилии Мариенгоф пережил потом коллективизацию, индустриализацию, «ежовщину», нелепую смерть своего горячо любимого сына-подростка, ужасную войну, Сталина и хрущёвскую «оттепель».

Как он всё это пережил, на какие средства существовала его семья — трудно сказать. Он скончался в Ленинграде в 1962 году, в возрасте 65-ти лет.

Есенин, Мариенгоф, Хлебников Мариенгоф был ближайшим другом и литературным соратником (а в самом начале — в известном смысле и наставником) Сергея Есенина.

Вместе они создавали то направление в русской поэзии, которому они же и дали название «имажинизм», вместе, под одной крышей, на общих деньгах, они прожили несколько лет, да и стихи свои они тогда писали, в буквальном смысле, за одним письменным столом.

Вообще, Анатолий Мариенгоф в первые послереволюционные годы был в литературных кругах одной из самых ярких и заметных фигур.

Важно

Конечно, поэтическим своим талантом Мариенгоф не был ровней ни Есенину, ни некоторым другим своим друзьям и знакомым той поры, но вот безукоризненным чувством языка и стиля, литературным вкусом, зоркостью глаза и меткостью слова — он никому из них нисколько не уступал. На фотографии справа, сделанной в 1920 году в Харькове, мы видим Анатолия Мариенгофа в окружении Сергея Есенина и Велимира Хлебникова.

Упомянутый выше Михаилом Козаковым «Роман без вранья» приоткрыл новую грань литературного таланта Мариенгофа — таланта блестящего прозаика и мемуариста.

Анатолий Мариенгоф написал «Роман без вранья» по горячим следам гибели Сергея Есенина, и тот образ поэта, который рисует в нём хорошо знавший его человек, его близкий друг, страдает одним существенным недостатком — он правдив. Он не лакирован и не хрестоматиен. Он неудобен.

Писать без вранья — вот это, пожалуй, и есть главный принцип Мариенгофа-мемуариста и Мариенгофа-прозаика. В романе «Циники» принцип этот проводится беспощадно.

«Одно из самых новаторских произведений»… Что ж, форма этого романа, действительно, необычна для русской литературы: это, по сути, готовый сценарий кинофильма, где судьбы его героев разворачиваются на фоне того времени, в котором им, героям, предназначено было жить.

Постановочные кадры «кинофильма» перемежаются кадрами документальной киносъёмки — приём, столь хорошо нам теперь известный. Эпизод за эпизодом. Сухие, отрывистые, короткие, будто рубленные, фразы. Внешне бесстрастные диалоги. Обилие авторских ремарок в виде метафор и сравнений — дань имажинизму. И никаких комментариев — иди и смотри…

«История одной любви. Роман-провокация. Экзотическая картина первых послереволюционных лет России». Роман-провокация… Автор его вовсе не собирается помогать читателю в оценках и размышлениях.

Кто прав, кто виноват, кто хороший, кто плохой — каждый решает сам, соотнося эти оценки со своим собственным жизненным и этическим опытом. Это, в общем, очень интересно, но и очень нелегко.

Оттого-то, наверное, столь полярны читательские оценки и самого романа: от «гениальное произведение», «какая прелесть», «абсолютно пронзительная книга», «на одном дыхании» — и до «не понравилось, мерзость», «результата нет», «графоман».

Последнее замечание, безусловно, несправедливо. Анатолий Мариенгоф — никакой он не графоман, а его роман «Циники» — это одна из жемчужин нашей литературы. У него есть свои, чисто литературные, недостатки. Но недостатки эти лишь оттеняют его достоинства.

Совет

Герои его — сплошь отрицательные: у кого «минус» подлиннее, а у кого он чуть-чуть покороче. Ненамного, впрочем. И всему этому есть свои объяснения. Но вот чего в этом романе совсем нет, так это вранья. Прочтите его обязательно. Прочтите не торопясь.

Равнодушными, во всяком случае, он вас не оставит — это точно.

Роман «Циники» состоит из четырёх частей, озаглавленных годами, к которым относится действие: 1918, 1919, 1922 и 1924. Ссылки на соответствующие части вы видите вверху и внизу

В оформлении заголовка были использованы отдельные графические элементы театральной афиши новосибирского академического молодёжного театра «глобус» (2008 год)

Ключевые слова: Анатолий Мариенгоф, Анатолий Борисович Мариенгоф, критика, творчество, произведения, читать критику, онлайн, рецензия, отзыв, поэзия, Критические статьи, проза, русская литература, 20 век, анализ, циники<\p>

Источник: http://md-eksperiment.org/post/20190208-predislovie-k-publikacii-anatolij-mariengof-ciniki

Краткое содержание Мариенгоф Циники

События происходят в 1918 году. В это кровавое время люди запасаются мешками с мукой и крупой. Владимир любимой Ольге дарит цветы, а ее интересует, может ли такое произойти, что в Москве невозможно будет приобрести французскую краску для губ?

На улицах Москвы мародёры разоряют магазины буржуазии. В них будет выдаваться махорка. Девушка продает личные драгоценности, чтобы достать деньги на проживание.

Младший брат Ольги Гога уезжает на Дон воевать за армию белых.

Владимир до приезда в Москву жил в Пензе. В Москве он продает ценные книги. Его брат Сергей, является большевиком. Он живет в «Метрополе», руководит водным транспортом. Для Владимира отношения важнее, чем революция. Он понимает, что влюбился в Ольгу.

Революция имеет свое продолжение. Волгоградское собрание большевиков принимает постановление, что нужно уничтожить класс буржуазии. Владимир просит Ольгу стать его женой. Она соглашается. Владимир переезжает к девушке.

Ольга говорит, что шла замуж по расчету, а поняла, что по любви. Владимир от чувств теряет сон и хочет кричать о своей любви. Он знакомит Ольгу с братом Сергеем, который устраивает ее на работу. Девушка занимается формированием агитационных поездов.

У нее даже есть собственный секретарь.

Как-то раз, Ольга сообщает Владимиру, что у нее есть любовник. Владимир в ужасе. Ему пришла мысль выпрыгнуть из окна седьмого этажа, но посмотрев вниз, он видит кучу отходов. Испытывая брезгливость, мужчина отказывается от этой мысли.

Оказывается, что любовник Ольги – Сергей. Она часто остается у него в гостинице. Владимир начинает сильно пить.

Обратите внимание

Сергей уезжает на фронт, где встречает брата Ольги Гогу и расстреливает его. В России господствует голод и нэп.

У Ольги новый любовник – богатый нэпман Илья Докучаев. Она отдается ему за доллары, которые потом относит в помощь голодающим. Докучаев занимается спекуляцией, арендует текстильную фабрику, владеет несколькими магазинами.

Докучаев не жалеет денег на Ольгу. Она ведет роскошную жизнь. Владимир остается ее мужем, а вернувшийся с фронта Сергей – любовником.

Как-то Докучаев хвалится Владимиру об удачно проделанном мошенничестве. Владимир рассказывает об этом Сергею. Мужчина сообщает в органы и Докучаева арестовывают.

Вскоре Сергея исключают из партии. Ольга звонит Владимиру на работу и сообщает, что через несколько минут стреляется. Владимир спешит на извозчике домой. Войдя в квартиру, он видит Ольгу, лежащую на постели, рядом револьвер и коробка конфет. На лице Ольги улыбка. Владимир замечает, что вся кровать в крови. Девушка умирает, а вокруг ничего не меняется.

Роман учит, что нужно ценить хорошие человеческие качества.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

  • Краткое содержание Чехов Репетитор
    Главный герой рассказа «Репетитор» Антона Павловича Чехова — студент Егор. Чтобы хоть как-то заработать деньги, юноша работает репетитором. Но не все ученики способны к обучению.
  • Краткое содержание Тургенев Два помещика
    Как следует из названия произведения, в рассказе идет речь о двух помещиках, первый из которых генерал-майор в отставке. Зовут его Вячеслав Илларионович Хвалынский. Это человек высокого роста, моложавый для своих лет, подвижный и жизнерадостный.
  • Краткое содержание Бунин Танька
    Танька проснулась от холода, её мама (Марья) и странник, ночующий у них, уже встали. Танька рассказала страннику о том, что они продали корову и лошадь, у них остался один теленок.<\p>
  • Краткое содержание Некрасов Кому на Руси жить хорошо
    Произведение великого русского поэта повествует нам о том, как семь крестьян решили по всей Руси в процессе путешествия разыскать счастливого человека. По задумке автора мужики должны были дойти до Петербурга
  • Краткое содержание Зощенко Галоша
    Главный герой произведения рассказывает о происшествии, которое произошло с ним в трамвае. Он садился в трамвай и потерял галошу. Мужчина рассуждает о том, что такое случается очень часто в общественном транспорте

Источник: https://2minutki.ru/kratkie-soderzhaniya/avtory/mariengof-ciniki-chitat-pereskaz

Анатолий Мариенгоф, «Циники». Предисловие к публикации

Предисловие к публикации

Роман, который предлагается вашему вниманию, был написан в 1928 году, а впервые он был у нас опубликован лишь 60 лет спустя — в 1988 году. Этим, вероятно, и объясняется то, что роман Анатолия Мариенгофа «Циники» практически неизвестен даже образованному русскому читателю.

Я не стану сейчас говорить о причинах столь длительного забвения, а скажу вот что. С годами, как известно, у нас остаётся всё меньше и меньше возможностей пережить ослепительное чувство, так знакомое в детстве и в юности, — встретиться с настоящим, классическим произведением литературы.

Не так уж и много их, этих произведений, если вдуматься… Так вот, сейчас вам и предстоит открытие доселе неизвестного, быть может, произведения русской классики, ибо роман «Циники» — он ведь из того самого славного ряда.

«Одно из самых новаторских произведений в русской литературе века, как по своему стилю, так и по структуре», — так в предисловии к одной из зарубежных публикаций романа «Циники» отозвался о нём Иосиф Бродский.

Важно

Анатолий Мариенгоф известен в наши дни, вероятно, лишь немногим более, чем его роман. О нём теперь редко вспоминают критики и мемуаристы.

Инерция в литературе — страшная штука. Долгие годы и десятилетия даже само имя Анатолия Мариенгофа у нас просто нигде не упоминалось — что уж говорить о его произведениях.

Хорошо знавший «дядю Толю» народный артист России Михаил Козаков пишет: «На него многие смотрели как на человека прошлого, ненужного, давно прошедшего… «Роман без вранья» называли враньем без романа.

О «Циниках» не слышал даже я…».

Русский писатель Анатолий Мариенгоф закончился в свои тридцать лет.

Человек же по фамилии Мариенгоф пережил потом коллективизацию, индустриализацию, «ежовщину», нелепую смерть своего горячо любимого сына-подростка, ужасную войну, Сталина и хрущёвскую «оттепель».

Как он всё это пережил, на какие средства существовала его семья — трудно сказать. Он скончался в Ленинграде в 1962 году, в возрасте 65-ти лет.

Мариенгоф был ближайшим другом и литературным соратником (а в самом начале — в известном смысле и наставником) Сергея Есенина.

Вместе они создавали то направление в русской поэзии, которому они же и дали название «имажинизм», вместе, под одной крышей, на общих деньгах, они прожили несколько лет, да и стихи свои они тогда писали, в буквальном смысле, за одним письменным столом.

Вообще, Анатолий Мариенгоф в первые послереволюционные годы был в литературных кругах одной из самых ярких и заметных фигур.

Совет

Конечно, поэтическим своим талантом Мариенгоф не был ровней ни Есенину, ни некоторым другим своим друзьям и знакомым той поры, но вот безукоризненным чувством языка и стиля, литературным вкусом, зоркостью глаза и меткостью слова — он никому из них нисколько не уступал. На фотографии справа, сделанной в 1920 году в Харькове, мы видим Анатолия Мариенгофа в окружении Сергея Есенина и Велимира Хлебникова.

Упомянутый выше Михаилом Козаковым «Роман без вранья» приоткрыл новую грань литературного таланта Мариенгофа — таланта блестящего прозаика и мемуариста.

Анатолий Мариенгоф написал «Роман без вранья» по горячим следам гибели Сергея Есенина, и тот образ поэта, который рисует в нём хорошо знавший его человек, его близкий друг, страдает одним существенным недостатком — он правдив. Он не лакирован и не хрестоматиен. Он неудобен.

Писать без вранья — вот это, пожалуй, и есть главный принцип Мариенгофа-мемуариста и Мариенгофа-прозаика. В романе «Циники» принцип этот проводится беспощадно.

«Одно из самых новаторских произведений»… Что ж, форма этого романа, действительно, необычна для русской литературы: это, по сути, готовый сценарий кинофильма, где судьбы его героев разворачиваются на фоне того времени, в котором им, героям, предназначено было жить.

Постановочные кадры «кинофильма» перемежаются кадрами документальной киносъёмки — приём, столь хорошо нам теперь известный. Эпизод за эпизодом. Сухие, отрывистые, короткие, будто рубленные, фразы. Внешне бесстрастные диалоги. Обилие авторских ремарок в виде метафор и сравнений — дань имажинизму. И никаких комментариев — иди и смотри…

«История одной любви. Роман-провокация. Экзотическая картина первых послереволюционных лет России». Роман-провокация… Автор его вовсе не собирается помогать читателю в оценках и размышлениях.

Кто прав, кто виноват, кто хороший, кто плохой — каждый решает сам, соотнося эти оценки со своим собственным жизненным и этическим опытом. Это, в общем, очень интересно, но и очень нелегко.

Оттого-то, наверное, столь полярны читательские оценки и самого романа: от «гениальное произведение», «какая прелесть», «абсолютно пронзительная книга», «на одном дыхании» — и до «не понравилось, мерзость», «результата нет», «графоман».

Последнее замечание, безусловно, несправедливо. Анатолий Мариенгоф — никакой он не графоман, а его роман «Циники» — это одна из жемчужин нашей литературы. У него есть свои, чисто литературные, недостатки. Но недостатки эти лишь оттеняют его достоинства.

Обратите внимание

Герои его — сплошь отрицательные: у кого «минус» подлиннее, а у кого он чуть-чуть покороче. Ненамного, впрочем. И всему этому есть свои объяснения. Но вот чего в этом романе совсем нет, так это вранья. Прочтите его обязательно. Прочтите не торопясь.

Равнодушными, во всяком случае, он вас не оставит — это точно.

Валентин Антонов

Роман «Циники» состоит из четырёх частей, озаглавленных годами, к которым относится действие: 1918, 1919, 1922 и 1924. Ссылки на соответствующие части вы видите вверху и внизу.

В оформлении заголовка были использованы отдельные графические элементы театральной афиши Новосибирского академического молодёжного театра «Глобус» (2008 год).

Источник: http://www.vilavi.ru/raz/mariengof/cin/preface.shtml

«Циники» и немного об Анатолии Мариенгофе

Сегодня мою темно-серую тень на снегу, как раз в тот момент когда я ее рассматривала, переехала тень трамвая, в тот миг настоящий первобытный ужас застыл в жилах….нет, что-то там определенно произошло…Там, в мире теней….

да хороший пролог для сегодняшней темы…

Посмотрела на днях спектакль «Циники» в театре-студии «Манекен», и вернулась переполненная эмоциями и мыслями, под огромным впечатлением.

Честно скажу, студия — единственный драматический театр после которого мне хочется просто рыдать…Не от грусти —  от восхищения.Ольга Осипова — просто великолепная актриса, и вообще все ребята молодцы, хотя Владимир изначально мне представлялся несколько иным)

Все настолько круто стилистически выдержано! С большим вкусом! И музыка, и костюмы, декорации, интонации.

Уже на первой части я ощутила настоящий катарсис (как бы часто я не употребляла это слово, но синонима подобрать не могу), ведь, зачем же тогда нужен театр — если не очищать душу… фальши достаточно и в повседневной жизни.

<\p>

И еще — десятые годы прошлого века — «серебряный век» поэзии — и такая интересная эпоха, значительно повлиявшая на весь двадцатый век.На этом спектакле ты сразу включаешься в действие, не ощущаешь времени, забываешь что ты простой офисный клерк, театр — самая лучшая форма психотерапии.Еще нравится мне молодость актеров студии…

у нее особая прямота, идеализм и  уверенность в своей интересной и только начавшейся сбываться жизни.К сожалению возрасту неподвластны только единичные, штучные человеческие экземпляры..Да я уже отмечала, после 30 — влюбляться почти не в кого. Именно так..»Мужчины бегают по Сухаревке и закупают муку и пшено».

«Циники» -это роман Анатолия Мариенгофа, и знаете. я его купила.еще октябре). Он мне случайно встретился на полке в книжном  во время анонсирования этой премьеры. Стиль написания, даже при беглом пролистывании, очень понравился. В духе того времени: виртуозная игра слов, диалоги на грани абсурда, вот уж настоящий конфликт миров…и так, между строк..

остроумное, изящное умирание эпохи, но как красиво они падают, и как смакуют свою обреченность. Половину книги можно смело разобрать на цитаты. (Отмечу еще, что похоже на»Zoo…» Шкловского)

Произведение по настоящему «имажинистское» — блестящая игра образами, метафорами.Диалогов много, но сделать его инсценировку — большая работа…

По утверждению Иосифа Бродского, это «одно из самых новаторских произведений в русской литературе двадцатого века, как по своему стилю, так и по структуре».

 Прообразом событий описаных в циниках стала трагическая история взаимоотношений Вадима Шершневича и актрису Юлии Дижур, застрелившейся после одной из ссор.

А почему собственно «циники»? или что под этим определением понимает автор? Такой вопрос я задавала себе уже после спектакля.. Или цинизм — как пренебрежение нормами морали? В главных героях «цинизма» в современном понимании слова  однозначно нет,  они — как раз таки идеалисты. настоящим циником выставлен разве что Докучаев. Вероятно автор имел ввиду само «циничное время». Да, я пока не дочитала, поэтому ответа у меня пока нет, вообще по книге у меня складывались иные образы героев, разве что Ольга полностью совпала, )).

Важно

Про самого Анатолия Мариенгофа известно немного и немногим, разве что в контексте отношений с Есениным.

К сожалению он, сам поэт, драмматург, прозаик, публицист, долгие годы находится в тени Сергея Есенина, только совсем недавно стали появляться его издания, его творчеством заинтересовались.

Да, это был очень близкий друг Есенина.

Он оставил о нем подробные воспоминания, а также  «Роман без вранья», ну и я тоже не могу не сослаться на этот факт, тем более пост об этом поэте был совсем недавно.

Вот впечатления А.М. от их первой встречи:

«Передо мной стоял паренек в светло-синей поддевке. Под поддевкой белая шелковая рубашка. Волосы волнистые, совсем желтые, с золотым отблеском. Большой завиток как будто небрежно (но очень нарочно) падал на лоб.

Этот завиток придавал ему схожесть с молоденьким хорошеньким парикмахером из провинции, и только голубые глаза (не очень большие и не очень красивые) делали лицо умнее и завитка, и синей поддевочки, и вышитого, как русское полотенце, ворота шелковой рубашки.

«

Их взаимоотношения одним постом не расскажешь. Об этом много написано другими, и сложно сказать кто лучше. Есенин проще, понятнее всем, и неискушеной рабоче-крестьянской публике, и ностальгирующим ревнителям царской России.
Он именно русский до мозга костей, какую бы роль не пытался играть. «Я ощущаю себя хозяином русской поэзии.

«, напишет он в 23 году — одиозное заявление, как раз год их ссоры. А Мариенгоф — это больше «западник», с соответствующим воспитанием..новатор..  Без него Есенин бы писал стихи уровня «рыжий месяц жеребенком запрягался в наши сани» и «нивы жаты рощи голы», а Мариенгоф расширил границы его мировосприятия. Может быть я ошибаюсь, но ощущение такое.

Сошлись две полные противоположности и внешне и внутренне, но объединенные каким-то общим высшим предназначением и …полюбили друг друга)))»Мы жили вместе и писали за одним столом. Паровое отопление тогда не работало. Мы спали под одним одеялом, чтобы согреться. Года четыре кряду нас никто не видел порознь. У нас были одни деньги: его — мои, мои — его….

Стихи мы выпускали под одной обложкой и посвящали друг другу. «

У них даже любовные имена были друг для друга: «Дура моя-Ягодка!» — обращается Есенин к Мариенгофу с ревнивой и нежной руганью: «Как тебе не стыдно, собаке, — залезть под юбку, — пишет Есенин, когда Мариенгоф женился, — и забыть самого лучшего твоего друга.

Дюжину писем я изволил отправить Вашей сволочности, и Ваша сволочность ни гу-гу.»

«Милый мой, самый близкий, родной и хороший… так мне хочется обратно… к прежнему молодому нашему хулиганству и всему нашему задору…»

Мариенгоф пишет ему ответы, такие же смешные и нежные. И вот вновь Есенин: «Милый Толя. Если б ты знал, как вообще грустно, то не думал бы, что я забыл тебя, и не сомневался в моей любви к тебе. Каждый день, каждый час, и ложась спать, и вставая, я говорю: сейчас Мариенгоф в магазине, сейчас пришел домой… и т. д. и т. д.»

Суть конфликта была как раз в духе циников, очень бытовая, Есенин жил у Мариенгофа, но тот был против его бесконечных жен и подруг, безусловно ревнуя  Ну его можно понять)))Впрочем самый сильный конфликт произошел из-за денег, хотя нельзя однозначно утверждать что это не клевета.

«В ссоре Есенина и Мариенгофа — в плане событийном — была виновата Катя Есенина, навравшая брату, что пока он был за границей, Мариенгоф зажимал гонорары за совместные публикации.»

Позже они помирились, но былой дружбы, конечно, восстановить уже не смогли.

Да, в книгах о Есенине Мариенгофа не жалуют и пишут как о реальном подлеце, да как он посмел вообще «поэту деревни» чтото поперек сказать, как посмел на него повлиять…

несмотря на то что он много сделал, чтобы Сергей Есенин стал тем символом, расцвел…После их ссоры и последующего прохладного примирения он медленно «катился дальше вниз».

Возлюбленный мой! Дай мне руки—Я по-иному не привык,—Хочу омыть их в час разлуки

Я желтой пеной головы.

Прощай, прощай. В пожарах лунныхНе зреть мне радостного дня,Но все ж средь трепетных и юных

Ты был всех лучше для меня.

* * *
Какая тяжесть!

Тяжесть!Тяжесть!Как будто в головыРазлука наливает медьТебе и мне.О, эти головы!О, черная и золотая!В тот вечер ветренное небоИ над тобой,И надо мной,Подобно ворону летало.

Совет

А вдруг—По возвращеньиВ твоей руке моя захолодаетИ оборвется встречный поцелуй!Так обрывает на гитареХмельной цыган струну.

psВот ссылочки, используемы мною при подготовке, пруфы оттуда, там же можно поробнее прочитать о жизни Анатолия Мариенгофа.

Вот эта, вот эта, и эта.

Вот здесь еще — но слишном «проесенински» написано

Источник: https://planetaryi.livejournal.com/111352.html

Анатолий Мариенгоф — Циники

Здесь можно скачать бесплатно «Анатолий Мариенгоф — Циники» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Классическая проза, издательство Художественная литература, год 1988.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание «Циники» читать бесплатно онлайн.

В 1928 году в берлинском издательстве «Петрополис» вышел роман «Циники», публикация которого принесла Мариенгофу массу неприятностей и за который он был подвергнут травле.

Роман отразил время первых послереволюционных лет, нэп с присущими времени социальными контрастами, противоречиями. В романе «Циники» все персонажи вымышленные, но внимательный читатель найдет аллюзии на современников автора.История одной любви. Роман-провокация.

Экзотическая картина первых послереволюционных лет России.<\p>

Анатолий Мариенгоф.

ЦИНИКИ

Почему может быть признан виновным историк, верно следующий мельчайшим подробностям рассказа, находящегося в его распоряжении? Его ли вина, если действующие лица, соблазненные страстями, которых он не разделяет, к несчастью для него совершают действия глубоко безнравственные.

Стендаль

Вы очень наблюдательны, Глафира Васильевна. Это все очень верно, но не сами ли вы говорили, что, чтобы угодить на общий вкус, надо себя «безобразить» . Согласитесь, это очень большая жертва, для которой нужно своего рода геройство.

Лесков 1

— Очень хорошо, что вы являетесь ко мне с цветами. Все мужчины, высуня язык, бегают по Сухаревке и закупают муку и пшено. Своим возлюбленным они тоже тащат муку и пшено. Под кроватями из карельской березы, как трупы, лежат мешки.

Она поставила астры в вазу. Ваза серебристая, высокая, формы — женской руки с обрубленной кистью.

Под окнами проехала тяжелая грузовая машина. Сосредоточенные солдаты перевозили каких-то людей, похожих на поломанную старую дачную мебель.

— Знаете, Ольга…

Я коснулся ее пальцев.

— …после нашего «социалистического» переворота я пришел к выводу, что русский народ не окончательно лишен юмора.

Ольга подошла к округлому зеркалу в кружевах позолоченной рамы.

— А как вы думаете, Владимир…

Она взглянула в зеркало.

— …может случиться, что в Москве нельзя будет достать французской краски для губ?

Она взяла со столика золотой герленовский карандашик:

— Как же тогда жить?

2

Обратите внимание

После четырехдневной забастовки собрание рабочих тульского оружейно-патронного завода постановило:

«…по первому призывному гудку выйти на работу, т.к. забастовка могла быть объявленной только в силу временного помешательства рабочих, страдающих от общей хозяйственной разрухи».

3

Чехословаки взяли Самару.

4

В Петербурге хоронили Володарского. За гробом под проливным дождем шло больше двухсот тысяч человек.

5

ВЧК сделала тщательный обыск в кофейной французского гражданина Лефенберга по Столешникову переулку, дом 8, и в кофейной словака Цумбурга тоже по Столешникову переулку, дом 6. Обнаружены пирожные и около 30 фунтов меда.

6

Вооруженный тряпкой времен Гомера, я стою на легонькой передвижной лесенке и в совершеннейшем упоении глотаю книжную пыль.

Внизу Ольга щиплет перчатку цвета крысиных лапок.

— Нет, Ольга, этого вы не можете от меня требовать!

Она продолжает отдирать с левой руки свою вторую кожу.

— Итак, вы хотите, чтобы я поделился с прислугой этим ни с чем не сравнимым наслаждением? Вы хотите, чтобы я позволил моей прислуге раз в неделю перетирать мои книги? Да?…

— Именно.

— Ни за что в жизни! Она и без того получает слишком большое жалованье.

— Марфуша!

От волнения я теряю равновесие. Мне приходится, чтобы не упасть, выпустить из рук тряпку времен Гомера и уцепиться за шкаф. Тряпка несколько мгновений парит в воздухе, потом плавно опускается на Ольгину шляпу из жемчужных перышек чайки.

О, ужас, античная реликвия черной чадрой закрывает ей лицо!

Ольга давится пылью, кашляет, чихает.

Со своего «неба» я бормочу какие-то извинения. Все погибло. С земли до меня доносится:

— Марфуша!

Входит девушка, вместительная и широкая, как медный таз, в котором мама варила варенье.

— Будьте добры, Марфуша, возьмите на себя стирание пыли с книг. У Владимира Васильевича на это уходит три часа времени, а у вас это займет не больше двадцати минут.

У меня сжимается сердце.

— Спускайтесь, Владимир. Мы пойдем гулять.

Спускаюсь.

— Ваша физиономия татуирована грязью.

Моя физиономия действительно «татуирована грязью».

— Вам необходимо вымыться. Работает ли в вашем доме водопровод? Иначе я понапрасну отсчитала шестьдесят четыре ступеньки.

— Час тому назад водопровод действовал. Но ведь вы знаете, Ольга, что в революции самое приятное — ее неожиданности.

7

Мы идем по Страстному бульвару. Клены вроде старинных модниц в больших соломенных шляпах с пунцовыми, оранжевыми и желтыми лентами.

Ольга берет меня под руку.

— Мои предки соизволили бежать за границу. Вчера от дражайшего папаши получили письмецо с предписанием «сторожить квартиру». Для этого он рекомендует мне выйти замуж за большевика. А там, говорит, видно будет.

По небу раскинуты подушечки в белоснежных наволочках. Из некоторых высыпался пух.

Важно

У Ольги лицо ровное и белое, как игральная карта высшего сорта из новой колоды. А рот — туз червей.

— Хочу мороженого.

Я отвечаю, что Московский Совет издал декрет о полном воспрещении «продажи и производства»:

…яства, к которому вы неравнодушны.

Ольга разводит плечи:

— Странная какая-то революция.

И говорит с грустью:

— Я думала, они первым долгом поставят гильотину на Лобном месте.

С тонких круглоголовых лип падают желтые волосы.

— А наш конвент, или как он там называется, вместо этого запрещает продавать мороженое.

Через город перекинулась радуга. Веселенькими разноцветными подтяжками. Ветер насвистывает знакомую мелодию из венской оперетки. О какой-то чепухе болтают воробьи.

8

В Казани раскрыли контрреволюционный офицерский заговор. Начались обыски и аресты. Замешанные офицеры бежали в Райвскую пустынь. Казанская ЦК направила туда следственную комиссию под охраной четырех красногвардейцев. А монахи взяли да и сожгли на кострах всю комиссию вместе с охраной.

Причем жгли, говорят, по древним русским обычаям: сначала перевязывали поперек бечевкой и бросали в реку, когда поверхность воды переставала пузыриться, тащили наружу и принимались «сушить на кострах».

История в Ольгином духе.

9

— Я пришел к тебе, Ольга, проститься.

— Проститься? Гога, не пугай меня.

И Ольга трагически ломает бровь над смеющимся глазом.

— Куда же ты отбываешь?

— На Дон.

— В армию генерала Алексеева.

Ольга смотрит на своего брата почти с благоговением:

— Гога, да ты…

И вдруг — ни село, ни пало — задирает кверху ноги и начинает хохотать ими, как собака хвостом.

Гога — милый и красивый мальчик. Ему девятнадцать лет. У него всегда обиженные розовые губы, голова в золоте топленых сливок от степных коров и большие зеленые несчастливые глаза.

— Пойми, Ольга, я люблю свою родину.

Ольга перестает дрыгать ногами, поворачивает к нему лицо и говорит серьезно:

— Это все оттого, Гога, что ты не кончил гимназию.

Гогины обиженные губы обижаются еще больше.

— Только подлецы, Ольга, во время войны могли решать задачки по алгебре. Прощай.

— Прощай, цыпленок.

Он протягивает мне руку с нежными женскими пальцами. Даже не пальцами, а пальчиками. Я крепко сжимаю их:

— До свидания, Гога.

Он качает головой, расплескивая золото топленых сливок:

— Нет, прощайте.

И выпячивает розовые, как у девочки, обиженные губы. Мы целуемся.

— До свидания, мой милый друг.

— Для чего вы меня огорчаете, Владимир Васильевич? Я был бы так счастлив умереть за Россию.

Бедный ангел! Его непременно подстрелят, как куропатку.

— Прощайте, Гога.

10

Совет

На Кузнецком Мосту обдирают вывески с магазинов. Обнажаются грязные, прыщавые, покрытые лишаями стены.

С крыш прозрачными потоками стекает желтое солнце. Мне кажется, что я слышу его журчание в водосточных трубах.

— При Петре Великом, Ольга, тут была Кузнецкая слобода. Коптили небо. Как суп, варили железо. Дубасили молотами по наковальням. Интересно знать, что собираются сделать большевики из Кузнецкого Моста?

Рабочий в шапчонке, похожей на плевок, весело осклабился:

— А вот, граждане, к примеру сказать, в Альшванговом магазине буржуйских роскошей будем махру выдавать по карточкам.

И, глянув прищуренными глазами на Ольгины губы, добавил:

— Трудящемуся населению.

Предвечернее солнце растекается по панелям. Там, где тротуар образовал ямки и выбоины, стоят большие, колеблемые ветром солнечные лужи.

— Подождите меня, Владимир.

— Слушаюсь.

— В тридцать седьмой квартире живет знакомый ювелир. Надо забросить ему камушек. А то совсем осталась без гроша.

— У меня та же история. Завтра отправляюсь к букинистам сплавлять «прижизненного Пушкина».

Источник: https://www.libfox.ru/178026-anatoliy-mariengof-tsiniki.html

Читать онлайн «Имажинист Мариенгоф: Денди. Монтаж. Циники» автора Хуттунен Томи

В своем первом художественном романе «Циники» Мариенгоф пишет историю любви двух «циников» в Советской России в 1918–1924 годах. Это время военного коммунизма, Гражданской войны и начала нэпа.

Кроме того, это период деятельности имажинистов: годы деклараций и первых революционных сборников, расхождения, разочарования и роспуска группы. Мариенгоф описывает жизнь двух героев как некое «отраженное существование» — их жизнь определяется отчуждением и конфликтной рефлексией окружающего исторического мира.

Этим обосновывается чередование вымышленного сюжета с хроникой документов и исторических записей.

Герои романа — два типичных для прозы 1920-х годов «лишних человека» прежней эпохи в послереволюционном мире: Владимир Васильевич, историк, который теряет свою работу, очевидный alter ego самого Мариенгофа, ищущего в себе историка своего времени, летописца революции.[512] Владимир ведет хронику жизни в разрушенном мире.

Это соответствует его восприятию истории как перечня кажущихся не связанными между собой фрагментов. Его супруга Ольга Константиновна — сладкоежка и распутница. Она судит об изменениях в обществе по своим любовникам.

Сразу признаем, что нетрудно найти много более или менее очевидных пересечений между «Романом без вранья» и «Циниками».[513] Поэтому мы и будем говорить о «Циниках» как о некотором квазихудожественном (одновременно «псевдомемуарном») переводе «Романа без вранья». Примечательно, что в подобном ключе можно рассматривать соотношение второй части «Бессмертной трилогии» Мариенгофа с его «Бритым человеком», в котором тоже на языке художественной прозы трактуются многочисленные мотивы из биографии автора.

В «Циниках» Владимир и Ольга представляют собой циничную интеллигенцию, поверхностную и лишнюю в молодом Советском государстве, где народ постепенно привыкает к идеологии партии, и пытаются усваивать «новый быт» по догмам большевиков. Историк Владимир сопоставим с Н. Кавалеровым из «Зависти» Ю.

Обратите внимание

Олеши, вышедшей лишь на год раньше «Циников», и это не единственная точка соприкосновения между этими текстами.[514] Жизнь мариенгофских циников и революционный быт резко противоречат друг другу.

«Циниками» в романе оказываются все действующие лица — и главные герои, и большевики (в лице Сергея Васильевича), и нэпманы (в лице Докучаева).

Сильно противостоящие друг другу линии жизни (любви) циников и окружающей действительности чередуются любопытным образом. В годы военного коммунизма и Гражданской войны — т. е.

когда общественно-экономическая ситуация безнадежна — жизнь циников успешна: их любовь расцветает во время войны и голода; они женятся, едят в лучших ресторанах Москвы, когда в газетах пишут о трупоедстве и каннибализме в Советской России. Композиционно это осуществлено монтажом разнородного материала, т. е.

чередованием повествования от первого лица и соответствующих документальных фрагментов. Когда с началом нэпа экономическая ситуация становится лучше, жизнь циников соответственно подходит к концу — героиня Ольга кончает жизнь самоубийством.

Таким образом, по фабуле роман Мариенгофа следовало бы отнести к простейшей традиционной любовной истории.

«Циников» можно было бы читать даже как верную догматике большевиков историю о циничном буржуазном быте «обнаженных отрицательных фигур» в молодом советском обществе, но дело усложняется тем, что читатель должен реконструировать эту фабулу из раздробленных метонимических деталей и изображений. Это одна из особенностей монтажного текста — поэтому прочтение романа через призму монтажного принципа оказывается необходимым.

Голос рассказчика является в романе интертекстуальной коллекцией цитат и аллюзий.

Так и жизнь мариенгофских циников осуждается в конце романа с помощью биографической реминисценции, источником которой вполне может служить биография автора.

Критикуя свое собственное циничное существование, герой Владимир приводит аналогию из своего детства, из жизни соседки-старухи и ее двух некрасивых дочерей:

Мне шестнадцать лет. Мы живем на даче под Нижним на высоком Окском берегу. В безлунные летние ночи с крутогора широкая река кажется серой веревочкой. На версты сосновый лес. Дерево прямое и длинное, как в первый раз отточенный карандаш. В августе сосны скрипят и плачут.

Дача у нас большая, двухэтажная, с башней. Обвязана террасами, верандами, балкончиками. Крыша — веселыми шашками: зелеными, желтыми, красными и голубыми. Окна в резных деревянных мережках, прошивках и ажурной строчке. Аллеи, площадки, башня, комнаты, веранды и террасы заселены несмолкаемым галдежом.

Важно

А по соседству с нами, всякое лето, в жухлой даче, без балкончиков, живет пожилая женщина с двумя некрасивыми девочками. У девочек длинные худые шейки, просвечивающие на солнце, как промасленная белая бумага.

Пожилая женщина в круглых очках и некрасивые девочки живут нашей жизнью. Своей у них нет. Нашими праздниками, играми, слезами и смехом; нашим убежавшим вареньем, пережаренной уткой, удачным мороженым, ощенившейся сукой, новой игрушкой; нашими поцелуями с кузинами, драками с кузенами, ссорами с гувернантками.

Когда смеются балкончики, смеются и глаза у некрасивых девочек: когда на балкончиках слезы, некрасивые девочки подносят платочки к ресницам.

Сейчас я думаю о том, что моя жизнь, и отчасти жизнь Ольги, чем-то напоминает отраженное существование пожилой женщины в круглых очках и ее дочек.

Мы тоже поселились по-соседству. Мы смотрим в щелочку чужого забора. Подслушиваем одним ухом.

Но мы несравненно хуже их. Когда соседи делали глупости — мы потирали руки; когда у них назревала трагедия — мы хихикали; когда они принялись за дело — нам стало скучно.[515]

«Отраженность» жизни главных героев проявляется в романе как постоянное столкновение с жизнью народа, привыкающего к «новому быту», и одновременно как конфликт истории с современностью, что проявляется в непрекращающемся диалоге приводимых рассказчиком Владимиром «цитат» из истории Руси и русской культуры с документами, газетными текстами из современной печати. Его голос обозначает предпочтение, которое отдает автор истории перед современностью. Существенно то, каким образом «циники» должны отличаться от окружающих.[516] Их принимают за чужих в своей стране. Эта позиция была существенна для имажинистов, стремившихся к тому, чтобы не быть похожими на представителей нового общества.

Конфликт жизни главных героев с жизнью народа — это конфликт индивидуалистского, аполитичного и циничного исторического сознания с ориентированным на будущее сознанием коллективным. Здесь отражается цинический имморализм.

[517] Это столкновение исторических документов, хроник с современными газетными текстами в речи рассказчика: противоречие благополучия и буржуазной роскоши бедственному положению в стране, контраст обедов в лучших ресторанах и каннибализма на улицах Москвы и т. д. В конце концов, это потенциальный конфликт с любым возможным оппонентом.

Герои-циники Мариенгофа — дендистский «пензенский кавалер» (с. 80), консервативный историк Владимир Васильевич и его жена, конформистка-сладкоежка Ольга Константиновна — не существуют без столкновения с внешней действительностью. Их самопонимание предполагает противоречие, столкновение с окружающим миром. Их цинизм определяется этой неизбежной оппозиционностью.

Их существование подразумевает конфликт.

Совет

В этом трудно не видеть связь с мировосприятием и хамелеонским дендизмом имажинистов, отталкивающихся от всех господствующих веяний моды послереволюционной эпохи: «Подобно философам, противопоставляющим закону более верховные обязательства, Дэнди, своим личным авторитетом, устанавливают иные правила над теми, которые господствуют в наиболее аристократических, наиболее приверженных традиции кругах; при помощи едких шуток и растворяющего, смягчающего могущества грации они заставят принять эти подвижные правила, которые, в конечном счете, коренятся только в отваге их личности».[518]

вернуться

В своих воспоминаниях Мариенгоф неоднократно сопоставляет свою роль мемуариста и современника-наблюдателя (очевидца) с историком-прозаиком Львом Толстым, которому в послереволюционной России искали продолжателя, «красного Толстого». См.: Третьяков С. Новый Лев Толстой // Литература факта. М., 2000. С. 29. Для Мариенгофа Толстой служит образцом историка-литератора, перед которым стоит проблема, как писать вымышленные истории о людях, которых не было.

вернуться

Такую трактовку впервые предлагала уже Н. Мельникова-Папоушкова в своей рецензии начала 1929 года.

Она читала весь роман в этом ключе, сопоставляя «Циников» с недавно нашумевшим «Романом без вранья»: «В новом романе применен несколько иной прием, а именно, действительно существующие люди маскируются вымышленными именами, кроме того читателя стараются сбыть перенесением действия в иное место, чем в действительности. Не знаю почувствовал ли А.

Мариенгоф всю неловкость выворачивания чужой жизни под видом литературного произведения, проснулся ли в нем стыд или зашевелился страх перед возмездием, или наконец он просто решил заинтересовать читателя прозрачными масками» (M.-П. Н. [Рец. ] С. 135).

вернуться

Впервые такое сопоставление предложил Г. Адамович в своей рецензии на «Зависть» Олеши: «Олеша — настоящий писатель, не очень крупный, но умный и острый.

Роман его из недавно вышедших книг естественнее всего было бы сравнить с «Циниками» Мариенгофа, причем за Олешей остается преимущество и в силе изобразительности, и в точности анализа» (Адамович Г.

Зависть // Последние новости. 1929. 7 марта. № 2906. С. 3).

вернуться

Мариенгоф А. Циники. Берлин, 1928. С. 145–146. Далее ссылки на это издание даются указанием страниц в круглых скобках.

вернуться

«Если человек ходит с веселым лицом, на него показывают пальцами. А любовь раскроила мою физиономию улыбкой от уха до уха. Днем бы за мной бегали мальчишки» (С. 25).

вернуться

«… Olga is an absolute amoralist both wife and husband constantly play a role, as though competing in cyniscism with each other . The role becomes their second nature they yet continue to play it» (Nazaroff A. Four Soviet Novels in Translation. P. 8).

вернуться

Барбэ д'Оревильи. Дэндизм и Джордж Брэммель. С. 44.

Источник: https://www.rulit.me/books/imazhinist-mariengof-dendi-montazh-ciniki-read-197684-32.html

Мариенгоф А. Циники краткое содержание

Категория: Краткое содержание произведений <\p> Actionteaser.ru — тизерная реклама

А. Мариенгоф<\p>

Циники<\p>

Actionteaser.ru — тизерная реклама <\p>

В 1918 г. Владимир приносит своей возлюбленной Ольге букет астр. В это время любимым дарят в основном муку и пшено, и мешки, как трупы, лежат под кроватями из карельской березы.

Подкрашивая губы золотым герленовским карандашиком, Ольга интересуется у своего ухажера, может ли случиться, что в Москве нельзя будет достать французской краски для губ. Она недоумевает: как же тогда жить?В Столешниковом переулке разоряют кондитерские, на Кузнецком мосту обдирают вывески с «буржуйских» магазинов: в них теперь будут выдавать по карточкам махорку.

Ольгины родители эмигрировали, посоветовав дочери выйти замуж за большевика, для того чтобы сохранить квартиру. Ольга удивляется странностям революции: вместо того чтобы поставить на Лобном месте гильотину, большевики запретили продажу мороженого… Деньги на жизнь она добывает, распродавая свои драгоценности.

Обратите внимание

Брат Ольги, девятнадцатилетний милый юноша Гога, уезжает на Дон, в белую армию. Он любит свою родину и счастлив отдать за нее жизнь. Ольга объясняет Гогино поведение тем, что он не кончил гимназию.Владимир когда-то приехал в Москву из Пензы. Теперь, в революцию, он живет тем, что продает редкие книги из своей бибилиотеки. Его старший брат Сергей — большевик.

Он управляет водным транспортом (будучи археологом) и живет в «Метрополе». Обедает он двумя картофелинами, поджаренными на воображении повара. Владимир говорит брату, что счастливая любовь важнее социалистической революции.Придя к Ольге, Владимир застает её лежащей на диване.

На его встревоженные расспросы о самочувствии и предложение почитать ей вслух «Сатирикон» Петрония Ольга отвечает, что у нее случился запор, и просит подать ей клистир. Владимир больше не спрашивает себя, любит ли он Ольгу: он понимает, что любовь, которую не удушила резиновая кишка от клизмы, — бессмертна. Ночью он плачет от любви.Революционная жизнь продолжается.

В Вологде собрание коммунистов вынесло постановление о том, что необходимо уничтожить класс буржуазии и таким образом избавить мир от паразитов. Владимир делает Ольге предложение, и она принимает его, объясняя, что вдвоем будет теплее спать зимой.

Владимир переезжает к Ольге, оставив мебель на прежней квартире: домовый комитет запрещает ему взять с собой кровать, потому что по законам революции муж и жена должны спать в одной кровати. В первую ночь Ольга говорит ему, что выходила за него по расчету, а оказалось — по любви. Ночами Владимир бродит по улице, потеряв сон от счастья и от любви к Ольге.

Он готов бить в колокола, чтобы весь город знал о таком величайшем событии, как его любовь.Ольга заявляет, что хочет работать на советскую власть. Владимир приводит её к брату Сергею. Поскольку выясняется, что Ольга ничего не умеет, Сергей устраивает её на ответственную должность. Ольга формирует агитационные поезда, у нее появляется личный секретарь товарищ Мамашев.

Сергей часто приходит к Владимиру и Ольге: пьет чай, рассматривает фотографии белогвардейца Гоги. Брат Сергей, с его синими добрыми глазами, кажется Владимиру загадочным, как темная бутылка вина.Однажды, придя с работы, Ольга мимоходом сообщает мужу, что изменила ему. Владимиру кажется, что его горло стало узкой переломившейся соломинкой. Однако он спокойно просит жену принять ванну.

Владимир хочет выброситься с седьмого этажа. Но, взглянув вниз, замечает, что упадет на кучу отбросов. Ему становится противно, и он отказывается от своего намерения. Брезгливость он унаследовал от бабки-староверки. Любовник Ольги — брат Владимира Сергей. Часто она отправляется к нему со службы, предупредив мужа, что сегодня ночует в «Метрополе».

Важно

От горя Владимир пьет, потом сходится со своей прислугой Марфушей.Сергей дает Владимиру записку к Луначарскому, по которой его берут обратно в приват-доценты. Сам же Сергей в собственном салон-вагоне из бывшего царского поезда уезжает на фронт. Ольга с Владимиром покупают ему теплые носки на Сухаревке. В России свирепствует голод, в деревнях учащаются случаи каннибализма.

В Москве — нэп. Из письма Сергея Ольга узнает о том, что он расстрелял её брата Гогу. Вскоре Сергей возвращается с фронта из-за контузии.Ольга заводит себе нового любовника — богатого нэпмана Илью Петровича Докучаева, бывшего крестьянина деревни Тырковка. Ей представляется интересным отдаться ему за пятнадцать тысяч долларов, которые она, впрочем, относит в комитет помощи голодающим.

В 1917 г. Докучаев спекулировал продуктами, бриллиантами, мануфактурой, наркотиками. Теперь он арендатор текстильной фабрики, поставщик Красной Армии, биржевик, владелец нескольких роскошных магазинов в Москве. Илью Петровича «довольно интересует голод» как необычная коммерческая перспектива. Его постоянно беременная жена живет в деревне. Когда она приезжает, Докучаев бьет её.

Став любовницей Докучаева, Ольга ведет роскошную жизнь. Она тратит деньги, которые дает ей Докучаев, не откладывая на «черный день». Владимир остается её мужем, а Сергей — любовником. Однажды Докучаев хвастается Владимиру удачно проведенной торговой махинацией. Владимир рассказывает об этом Сергею, тот сообщает «куда следует». Докучаев арестован.

Выслушав известие о его аресте, Ольга продолжает лакомиться любимыми конфетами «пьяная вишня», подаренными Докучаевым.Сергея исключают из партии. Ольга не хочет с ним видеться. Писем Докучаева из лагеря она не читает. Ночами она молча лежит на диване и курит.

Случайно зашедший в гости друг и коллега Владимира говорит: «Все своими словами называете… нутро наружу… и прочая всякая размерзятина наружу… того гляди, голые задницы покажете — а холодина! И грусть…» Ольга говорит Владимиру, что она тщеславна и что ей хочется хоть во что-нибудь верить. Глядя в Ольгины пустые и грустные глаза, Владимир вспоминает рассказ об одном матером бандите.

На вопрос, за что он сидит, тот ответил: за то, что неверно понял революцию. Владимир понимает, что его любовь к Ольге страшнее, чем безумие. Он начинает думать о смерти Ольги и пугается своих мыслей.Однажды Ольга звонит Владимиру в вуз, где он работает, и сообщает, что через пять минут стреляется.

Обозлившись, он желает ей счастливого пути, а через минуту мчится на извозчике по Москве, умоляя время остановиться и обвиняя себя в том, что фиглярством погубил любовь. Вбежав в квартиру, Владимир застает Ольгу в постели. Она ест конфеты, рядом с браунингом лежит коробка с «пьяной вишней».

Совет

Ольга улыбается, Владимир вздыхает с облегчением, но тут же видит, что постель пропитана кровью. Пуля застряла у Ольги в позвоночнике. Операцию делают без хлороформа. Последние слова Ольги, которые слышит Владимир: «Мне просто немножко противно лежать с ненамазанными губами…»

Ольга скончалась, а на земле как будто ничего и не случилось.<\p> 

Тема любви в романе «Мастер и Маргарита» необычна. Уже хотя бы потому, что главным помощником влюбленных становится сатана Воланд. Всё дело в том, что любовь — вечность. Значит, её нельзя делить на белое и чёрное. Маргарита полюбила в Мастере его талант. Она готова продать душу дьяволу и это делает. Настоящая любовь приходит к Мастеру и Маргарите в расцвете их жизни, но события складываются вовсе не так, чтобы спасти эту любовь. Окружающий мир против того, чтобы Мастер и Маргарита были счастливы

Драма А.Н. Островского «Гроза» была написана в 1859 году. Она рассказала, помимо всего прочего, о тирании самодурства, денег и старозаветных представлений в купеческой среде.     В «Грозе» выступают две группы героев, живущих в городе Калинове.

Одна из них олицетворяет гнетущую власть «тёмного царства». Это Дикой и Кабаниха — угнетатели и враги всего живого и нового. Они усиливают мотив совершенной замкнутости калиновского мира.

Жители города не видят ничего нового и знать не знают других земель

Огорчения и утомление от постоянной работы сделали свое дело — недомогание усилилось. Подкосила его и смерть Некрасова, заставив признаться: “Болезнь — за болезнью, организм, видимо, разрушается”.

Но, невзирая на утомление, он работает над “Бесприданницей”, которую задумал в 1874 году, а завершил лишь в конце 1878-го. Итак, “Бесприданница”, драма из жизни большого приволжского города Бряхимова…

Живет в нем дворянка-вдова средних лет, из цыган, Харита Игнатьевна Огудалова, всегда изящно, но сме

Мы вопрошаем и допрашиваем прошедшее,      чтобы оно объяснило нам наше настоящее     и намекнуло о нашем будущем.     В.

Обратите внимание

Белинский     Роман “Плаха” — один из интереснейших в творчестве замечательного современного писателя Чингиза Торекуловича Айтматова.

“Плаха” продолжает традиции литературы: гуманизации, очеловечивания образа Христа, у истоков которой стоят художники и мыслители Возрождения и которая замыкается “Мастером и Маргаритой” М. Булгакова.     Смерть главного героя Авдия — не жертвоп

  Кожний народ має свої погляди на моральні якості людини. Ці по­гляди передаються з покоління в покоління, шліфуються і збагачуються. Одним із найбільших скарбів українського народу є середньовічна по­ема «Слово о полку Ігоревім».

Наш народ може пишатися своїми літера­турними і мистецькими традиціями, адже «Слово… » — це єдина пам'ят­ка Київської Русі, яка здобула всесвітню славу.

З поеми ми дізнаємося про життя українського народу в сиву давни­ну, про його героїчну боротьбу із зовнішніми в

Клюев Николай Алексеевич (1884 — 1937), поэт.

Родился 10 октября в одной из глухих деревень русского Севера (Олонецкой губернии) в крестьянской семье, тесно связанной со старообрядческими традициями, что оказало большое влияние на характер и творчество будущего поэта.

От своей матери, Прасковьи Дмитриевны, унаследовал любовь к народному творчеству — к песням, духовным стихам, сказам, преданиям. Она же научила его грамоте. В 1893 — 95 учился в церковно-приходской школе, затем в двухклассном город

Л. Н. ТолстойКавказский пленникСлужил на Кавказе офицер Жилин. Пришло ему письмо от матери и он решил съездить в отпуск домой.

Но по дороге его и ещё одного русского офицера Костылина схватили татары (по вине Костылина, так как Костылин должен был прикрывать Жилина, но увидев татар начал убегать от них. Костылин предал Жилина).

Важно

Татарин, который взял в плен русских офицеров продал их другому татарину. Их держали в кандалах в одном сарае.Татары заставили офицеров написать письмо домой с требование

Белогорская крепость, в которой предстояло проходить службу молодому офицеру Петру Гриневу, находилась « в сорока верстах от Оренбурга». Она представляла собой деревушку, окруженную бревенчатым забором.

У ворот стояла чугунная пушка; «улицы были тесны и кривы; избы низки и большею частию покрыты соломою». Сам комендант располагался в простом деревянном домике, выстроенном на высоком месте около деревянной церкви.

Капитан Миронов Иван Кузьмич был человеком простым, малообразованным, но «честным и

От музейных экспонатов — рыцарского оружия и предметов быта — веет тайнами, легендарными историями о рыцарской доблести и чести и о вечной любви.

Вальтер Скотт был не только писателем, а и выдающимся краеведом, исследователем истории и культуры Шотландии и Англии, которая отразилось в его исторических романах.

К написанию романов писатель опубликовал несколько сборников народных баллад и несколько поэм, посвященных родному краю — Шотландии. Но поэтические произведения не давали возможность выск

Каждый человек является индивидуальностью. Внешне эта индивидуальность проявляется в одежде. Каждый человек имеет свой стиль. Кто-то одевается как рок-звезда, а кто строго выдерживает все нормы.

Совет

Что касается моего стиля одежды, то я стараюсь соответствовать ситуации. В школе я отдаю предпочтение деловому стилю. Это дисциплинирует школьников и настраивает на учебу.

Каждый раз в школу я надеваю белую блузку или какую-то кофточку и черные брюки или юбку. Вне школы я имею возможность проявить свою и

Сейчас смотрят:{module Краткое содержание:} Actionteaser.ru — тизерная реклама <\p>

Источник: https://referat567.info/kratkoe-soderzhanie-proizvedenij/7066-mariengof-a-tsiniki-kratkoe-soderzhanie.html

Ссылка на основную публикацию