Анализ романа мураками «норвежский лес»

Норвежский лес

Первая книга Харуки Мураками, совершенно случайно попавшая ко мне в руки — «Охота на овец». Затем я тут же взяла в библиотеке «Дэнс, Дэнс, Дэнс» и с тех пор начала скупать все книги японского автора из серии «Мураками-мания».

К сожалению, серию с белоснежной обложкой и интересными иллюстрациями на ней сняли с печати, и теперь мы видим чёрные книги с непонятной геометрической графикой.

Наверное, во мне это изменение вызывает те же чувства, что и перевод Спивак знаменитой истории про Гарри Поттера.

Обратите внимание

С тех пор я ищу «свою» копию полюбившихся мне романов, по пути прикупив парочку сборников рассказов и отдельных произведений. Одно из них — «Норвежский лес» — ждало своего часа не меньше двух лет.

Почему так долго? Для меня Харуки Мураками не просто любимый автор, которого я могу читать на любом жизненном этапе или возрасте. Он нечто большее.

Лекарство, которое необходимо в минуты головной или сердечной боли, или ГДЗ во время сложной жизненной ситуации.

Будешь читать то же, что остальные, — начнёшь думать, как все. А они — сплошь деревенщина, мещане. Приличный человек такой стыдобы не потерпит.

Стоя у стеллажа от пола до потолка забитого книгами разных жанров и размеров, я выбирала следующую «жертву» на несколько вечеров. Взгляд невольно упал на «Норвежский лес», а рука сама потянулась к нему.

На тот момент я ничего не знала о содержании, жанре и настроении книги, а в магазине для меня было важно лишь имя автора. У Мураками просто не может быть плохого романа или рассказа.

Я не ошиблась, выбрав именно «Норвежский лес», а не «Все божьи дети могут танцевать», которое томится на полке ещё дольше.

Как я сказала немного ранее, Мураками — моё литературное лекарство. Порой я знаю свой диагноз и могу подобрать для себя идеальное лечение, будь то «Токийские легенды» или «О чём я говорю, когда говорю о беге». На этот раз никакой явной болезни не чувствовалось. Впрочем, главным героям тоже много что казалось, и никто не знает: больны ли они все на самом деле?

Важно

Расстройства психического характера для меня всегда остаются загадкой без ответа, даже если писатель живо описывает чувства героя; и тем более, если автор пишет о пережитом опыте из своей или чужой жизни по одобрению, как в случае «Цветов для Элджернона» .

Тут же творится что-то невообразимое: реальный мир пересекается со вселенной фантазии, страха и желания. Этот компот долгое время не может дать покоя тебе, читателю.

Начинаешь разбираться, что к чему, как сам попадаешь в это варево, из которого без посторонней помощи не выбраться.

Не подумай, что я не доверяю современной литературе. Просто не хочу тратить ни минуты на книги, не прошедшие проверку временем. Жизнь коротка.

Наверное, я ещё никогда не поражалась тому, насколько разными могут быть интерпретации концовок романов. Это даже не зависит от образования, пола, возраста и других «жизненных» факторов. Главное то, что человек заметил во время чтения, что зацепило его внимание и как он понял слова и поступки героя.

Особенность Харуки Мураками именно в этом — гадай, не гадай, а никогда не узнаешь наверняка, что же имелось ввиду. Интересно даже не это! А то, как за простыми и неказистыми предложениями, скрывается марианская впадина смысла и философии. Да, это специфика всей японской литературы, но из всего прочитаного мною множества примеров, Харуки больше понятен европейцу.

В коробке с печеньем есть печенюшки любимые, и не очень. Съешь первым делом самые вкусные — останутся лишь те, что не особо любишь. Когда мне горько, я всегда думаю об этой коробке. Потерпишь сейчас — прощу будет потом. Вот и выходит, что жизнь — коробка с печеньем.

После обсуждения произведения с несколькими людьми, даже совершенно мне незнакомыми, я узнала, в чём же состояла моя болезнь. Это размышления о том, стоит ли быть абсолютно искренним со своим избранником, любимым человеком? Считается ли ложь во благо нарушением искренности?

Совет

Начну с того, что роман насквозь пропитан искренностью и жизнью. Если подумать даже самую малость, каждый из нас учится, работает, встречается с друзьями и любит. Всё это отражено в романе. Поэтому я удивляюсь, когда люди мне говорят: «Ты что, порнушку читала?». Если они видят только это, что ж, грустно. Ведь что такое интимные отношения? Проявление настоящих чувств и любви.

Видимо, сердце прячется в твёрдой скорлупе, и расколоть её дано немногим. Может, поэтому у меня толком не получается любить.

Безусловно, на поверхности нас ждёт вопрос искренности между главными персонажами. В какой-то степени они действительно делятся своими переживаниями и мыслями, даже стараются найти совместный выход из ситуации. Но по какой-то причине система ломается.

Я думаю, свою лепту внесла так называемая «ложь во благо». Во-первых, это уже ложь, которую легко выявить, поставив вопрос под другим углом.

Более того, на мой взгляд, искренность заключается в том, что люди говорят о своих настоящих эмоциях, без преуменьшения или приукрашения. То есть для меня схема такова: приукрашение = ложь во благо = неискренность.

Как только у человека появляется мысль что-то приукрасить или приуменьшить — бамс! Неискренен.

Конечно, у каждого из нас свои взгляды на необходимую степень искренности и честности в отношениях, а также на сами определения этих слов. Не сомневаюсь, что после прочтения «Норвежского леса» любой найдёт что-то своё по проблеме искренности в отношениях.

Источник: http://artanablog.com/literature/norwegian-forest/

Харуки Мураками «Норвежский лес» (1987)

Больная девушка, пансион, наивность главного героя, всепоглощающая влюблённость. Именно об этом писал классик немецкой литературы XX века Эрих Мария Ремарк. В очень схожей манере пишет и японец Харуки Мураками. Только его герои не надломлены утратами бессмысленной человеческой жестокости. Потерянное поколение возможно и без войны.

Ремарк жалел о войне, а Мураками жалеет о мире. Люди теряют себя всегда – им для этого не надо искать причину. Иллюзии утрачены, впереди зрелость и осознание прожитых лет. Идеального общества никогда не будет – человек всегда будет себя есть. Мураками не пытается понять и переосмыслить, предлагая читателю присоединиться к тем метаниям души, которые доступны ему самому.

И печаль ситуации заключается в том, что сочувствовать описываемым событиям невозможно.<\p>

Обратите внимание

Что делать? Как разнообразить пребывание в этом мире, чтобы не задохнуться от скуки? Дни тянутся бесконечно, а ты можешь безучастно созерцать происходящие события. Чаще они тебя не касаются. Ты тонешь в суете очередного дня.

Друзья не выдерживают, исчезая: кто-то сводит счёты с жизнью, кто-то растворяется в безвестности. И вот ты стоишь на краю пропасти, думая раньше срока прекратить дышать: всё обрыдло. Осталось подстроиться под течение, безропотно принимая удары судьбы.

Задохнуться или дать возможность облегчить муки другим? Повернуться к людям лицом или подставить спину? Охладеть или гореть ярко? Жизнь пройдёт – уйдут в прошлое и твое поступки. Какие бы меры не принимал, что-то изменить не в твоих силах. Надо помнить – ты нужен другим. Они не мыслят себя без тебя.

<\p>

Появляется ощущение аморфности: онемение стягивается голову обручем, взгляд стекленеет, руки тебе не принадлежат, тело тяжелеет. Можно послушать совет знакомого, взбудоражив душу нетипичными для тебя поступками. Броситься в жерло страстей, не придавая им никакого значения.

Где черпал Мураками вдохновение для подобных сюжетов? Почему главный герой любит одну единственную, изменяя ей едва ли не с каждой встречной, пока окончательно не запутывается в чувствах? Он чуть ли не покрывает всех действующих лиц противоположного пола, не делая между ними различий. В его силах покрыть и мужчин, благо Мураками не настолько был раскрепощён в начале творческого пути.

Но подобное просматривается между строк. Аморфность довлеет всё сильнее. При нарастающей драматичности сюжета сохраняется отрешенность главного героя. Ему безразличен даже он сам. Его ублажают, а он смотрит сквозь партнёров, будто он и не рождался, являясь при этом призрачной сущностью.<\p>

В “Норвежском лесу” легко заблудиться. Мураками не предлагает проторенных дорог.

Читателю нужно самостоятельно прокладывать путь. Одно событие порождает другое, пока главный герой пытается вспомнить что-то ещё из когда-то с ним произошедшего. Он ничего не переосмысливает, предлагая таким, каким оно некогда было. Рассказчик без меры откровенен.

Мельчайшие детали крепко засели в его памяти, но преимущественно это касается интимных сцен: отчего приоритет отдавался рукам и рту, почему девушки жаловались на сухость слизистой там. Если на глазах главного героя не погибали люди от пуль на войне, то не его в этом вина. Он сталкивался только с самоубийствами друзей и старался жить так, как жили остальные люди. Дитя своего времени – не более того. Он тоже часть потерянного поколения, но того, что оказалось потерянным от бесцельности прожитых лет.<\p>

Важно

Каждому отпущено своё. И жить нужно с осознанием себя здесь и сейчас. Остальное не имеет значения.

Дополнительные метки: мураками норвежский лес критика, мураками норвежский лес анализ, мураками норвежский лес отзывы, мураками норвежский лес рецензия, мураками норвежский лес книга, 村上 春樹, Haruki Murakami, ノルウェイの森, Noruwei no mori, Norwegian Wood

Данное произведение вы можете приобрести в следующих интернет-магазинах:
Лабиринт | Ozon | My-shop

Это тоже может вас заинтересовать:
– Хроники Заводной Птицы
– Мой любимый sputnik
– Кафка на пляже
– О чём я говорю, когда говорю о беге
– Бесцветный Цкуру Тадзаки и годы его странствий

Источник: http://trounin.ru/murakami87/

Норвежский Лес, Харуки Мураками – отзыв

В таком возрасте все, что видишь, чувствуешь и мыслишь, в конечном итоге, подобно бумерангу, возвращается к тебе же. Вдобавок ко всему, я был влюблен. И любовь эта привела меня в очень непростое место.<\p>

Автор: Харуки Мураками / Haruki Murakami

Наименование: «Норвежский лес» / “Noruwei No Mori” (1987)

Жанр: роман.

Издательство: ООО «Издательство «Эксмо», 2007 г.

Перевод – Андрей Замилов

Обложка

Аннотация:

…По вечерам я продавал пластинки. А в промежутках рассеянно наблюдал за публикой, проходившей перед витриной. Семьи, парочки, пьяные, якудзы, оживленные девицы в мини-юбках, парни с битницкими бородками, хостессы из баров и другие непонятные люди.

Стоило поставить рок, как у магазина собрались хиппи и бездельники – некоторые пританцовывали, кто-то нюхал растворитель, кто-то просто сидел на асфальте. Я вообще перестал понимать, что к чему. “Что же это такое? – думал я.

– Что все они хотят этим сказать?”…

Кто сегодня не знает Харуки Мураками? Как минимум, полагаю, большинство уверенно назовут его произведение «Охота на овец». Но, конечно, это не единственное, что прославило японского писателя.

Все книги Мураками в моей коллекции от издательства Эксмо. Твердая обложка, крупный шрифт, вроде бы толстая, но напоминающая газету, бумага. Глаза не устают, читать приятно.

В моем экземпляре есть страницы с очень плохо пропечатанным текстом. Неужели краски не хватило? Это не мешает читать, но вид несколько неопрятный. Такое от Эксмо я, честно говоря, встречаю впервые.

Примеры страниц

Роман самостоятельный, не входит ни в какие трилогии, дилогии и тому подобное. И, как лично я считаю, он очень отличается от других.

Часто встречаю очень негативные отзывы конкретно об этом романе. Меня ставит это в тупик. В отличие от других романов писателя, здесь нет экшена, то есть действий довольно мало.

Большая часть повествования направлена на описание внутреннего мира героя, его чувств, его мыслей, его отношений с окружающими.

Да само его немногочисленное окружение настолько разношерстно, а он сам в себе еще не разобравшийся, его так и мотает из крайности в крайность. И такой вот роман отпугивает читателей. Очень жаль.

ВАЖНО, начиная читать иностранного автора, а если японских – то обязательно!!, потрудитесь немного почитать о мире, в котором вырос/жил/живет автор, о времени, котором он пишет. С японцами вообще все переворачивается с ног на голову. И я докажу – почему.

Совет

Главным героем, от лица которого ведется повествование, является Тоору Ватанабэ. На первых страницах романа он встречает нас 37-летним мужчиной, которого одно знакомое музыкальное произведение ввергает в не простые для него воспоминания. После чего мы переносимся в описание его студенческих лет, когда и произошли события, описанные в романе.

Наоко, изначально она девушка лучшего друга Ватанабэ. Но после смерти друга они остаются в этом мире как бы вдвоем. Их чувства остры, несовершенны, и сложно сказать, кто кому больше нужен. И нужен ли. Что движет ими: любовь, долг? Или ничего из этого?

— Хорошая была девчонка, мне нравилось с ней спать, и я до сих пор иногда по-доброму ее вспоминаю. Но почему-то она мне была не по сердцу. Видимо, сердце прячется в твердой скорлупе, и расколоть ее дано немногим. Может, поэтому у меня толком не получается любить.

— Ты что, никого не любил? — спросила Наоко.

— Нет.

Больше она ничего не спрашивала.

Мидори Кобаяси, сокурсница главного героя. Проявляет к нему интерес, а в конце концов признается в своих чувствах. Так как финал романа открытый, мы не знаем, остались ли они вместе или нет.

Исидо Рейко, один из главных второстепенных персонажей. Она выступает проводником между Ватанабэ и Наоко. А позже проводником между Ватанабэ и Жизнью. Да, вот так вот я загнула.

Время действия – Япония, 1960е. Фоном основных действий проходят студенческие забастовки, призывы к революции. Но это все не имеет особого отношения к главным героям. Это фон в котором они живут, но совершенно не принимают в этом участия. Тем не менее, это важно.

Автор, как мне кажется, подчеркивает оторванность молодежи от реальной жизни, как окружающие пытаются свергнуть устои, но еще не придумали какими же должны быть новые порядки.

Студенты устраивают забастовки, строят баррикады, а обычная жизнь она тут – когда приходит фининспектор в лавку родителей Мидори и придирается к бухгалтерии, намекая на взятку, когда маленькая Наоко находит мертвую сестру, когда …. Так и главный персонаж Ватанабэ смотрит на этот мир и не понимает, правда ли это или ему все мерещится?

Для романов Харуки Мураками характерны ряд тем. Какие можно найти здесь?

Темы любви и смерти. Любовь здесь не просто в рамках «кто мне нравится, а кто нет». Это, обязательно, любовь через мучения, препятствия, сложная, иногда разрушающая. Так и наш герой оказался между погрязшей в депрессии Наоко и полной жизни Мидори. И к той, и другой у него чувства, но такие разные.

Обратите внимание

Саморазрушающие чувства Наоко аналогичным образом воздействуют на всех, кто рядом с ней, включая и главного героя. А наполненные жизнью и любовью чувства Мидори наоборот, тянут его к свету. Эти две героини являются полными противоположностями.

Обе пережили смерть близких людей, но смерть по-разному на них влияет. Может быть, потому что смерть у одной отличается от смерти у другой.

Читайте также:  Краткое содержание пьесы «на дне» (м. горький)

А может еще и потому, что первую смерть повергает в саморазрушение, а другую еще больше заставляет любить эту жизнь и пытаться выкарабкаться, выжить не смотря ни на что, и это, в какой-то степени, освобождение. Бедный Ватанабэ, как его не разорвало.

– Иногда она доводит себя до такого состояния. Расстраивается, плачет, но это ладно. Чему быть — того не миновать. Нужно выплескивать чувства наружу. Хуже, если она перестанет это делать. Иначе они будут накапливаться и затвердевать внутри. А потом — умирать в ней. Тогда все станет очень плохо.

Важно сделать акцент на отношении японцев к смерти в принципе. Если для европейца смерть – это конец, тупик, наказание, это то, о чем страшно думать, то для японцев (синтоисты, чтоб их) смерть – это не просто обычное явление из разряда «все там будем».

Их отношение по истине восхищает, и, в то же время, ужасает. Смерть это нечто естественное, это даже, в каком-то роде, романтичное событие.

Связанно ли это с их искусством, или это повлияло на искусство, но писать о смерти для японских авторов, также обычно и прекрасно, как для других писать о любви и мире «где жили все долго и счастливо». Тема смерти не обошла еще ни один роман Мураками.

Это тема эксплуатируется практически всеми представителя искусства Японии. Смерть это прекрасно, как бы странно это не звучало. Мне вспоминается цитата:

«Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему.» («Анна Каренина» (Часть I, Гл. I), Лев Толстой) .

Об этом, кстати, говорит и Мураками, только в отношении к персоне конкретно. Что страшнее всего для японца? Оказаться не таким, как все. И даже смерть не приносит таких страданий, как отрыв от общества. В таком ракурсе, смерть, это всего лишь инструмент избавления общества от подобных сорняков индивидуальности.

А уйти из жизни самостоятельно? Все знают про ритуал самураев? И это прослеживается через всю линию японской культуры: человек покончил с собой, не потому что ему персонально плохо, не комфортно, страдает, а потому что в этом своем состоянии он недостойный член общества, и своей непохожестью причиняет страдание другим, и через смерть берет на себя ответственность за что или кого либо.

Может быть, поэтому смерть, во всем своем многообразии и окружена таким мистически привлекательным ореолом для азиатских писателей.

Важно

В данном произведении очень поверхностна охвачена моя любимая у автора тема еды. Точнее, здесь нет так полюбившихся мне описаний процесса готовки. Здесь есть только небольшой эпизод как герой с другом и его девушкой пошли в дорогой ресторан и какие блюда им подавали.

Автор, как всегда, описывает своеобразно прекрасно свои вкусовые чувства. Но эта тема не раскрыта так, как во многих других произведениях Мураками. Вообще, в этом романе еде посвящено всё весьма поверхностно. Грубо говоря, едим то, что дают.

Также и со своими чувствами поступает герой – ну какие есть, в них и копаемся. Только ближе к концу есть что-то похожее на традиционную тему еды Мураками. Еда – часть нашей жизни, то, что наполняя вкусовые рецепторы, дает нам тот самый вкус жизни.

В принципе интересна тема противопоставления жизни и смерти через еду, пищу.

Хорошо, когда пища вкусная. Это как признак жизни.

Также, одна из главных тем практического любого романа Мураками, тема секса. И в данном произведении автор опять нас ставит перед противопоставлением. Секс с Наоко такой же неопределенный и отрывающий от жизни, как и она сама. Совсем другой с Мидори. И совсем другой с Рейко.

И как его внутреннее Я разрушается через ничего не значащие связи на одну ночь. Ватанабэ каждый раз чувствует неоднозначность от таких походов за компанию, хоть гормон и требует. Очень глупо поверхностно воспринимать роман, как похождения главного героя по разным койкам.

Каждая новая близость с девушкой или женщиной для него разная, каждая из них наполняет его разными чувствами и эмоциями, после каждого такого «слияния» он сам себя воспринимает по-разному.

Наверное, это первый роман Мураками прочитанный мной, где через, казалось бы, банальный секс выворачивается внутренний мир героя. Настолько сильно, что он сам теряется.

Затронем тему счастья в романе. Как правило, герои автора сами бегут от своего счастья. То они себя чувствуют недостойными, то просто боятся перемен. Конечно, европейское влияние, изменения в культуре Японии в принципе меняют подтекст термина счастья. Но если отталкиваться от их традиций, то счастье для японца, в первую очередь, в счастье его ближнего.

Совет

Таким образом, на примере данного романа, Ватанабэ оказывается втянут в водоворот саморазрушения Наоко, и это долг помочь ей. Он готов быть с ней всю жизнь, если ЕЕ это сделает счастливой, если это поможет ЕЙ. Когда ее не накрывает это, понятное только ей, чувство страдания, счастье Ватанабэ в том, что она рядом с ним, она понимает и принимает (в каком либо виде) его.

И он искренне несчастен, что «болезнь» не отпускает девушку. Он ищет способы ей помочь, хотя каждый его шаг заставляет Наоко отойти еще на два. Так они и оказываются заложниками своих стереотипов: он ей помочь, а она считает, что раз не такая как все, то только обуза для него.

По этой же причине, когда на героя «сваливается» счастье в виде Мидори, а она, безусловный бальзам для его истерзанной благодаря страданиями Наоки души, он панически ее боится. Он держит ее на расстоянии. Она сама, скажем, «тянет к нему руки», а Ватанабэ только прикрывается своим «всё сложно».

Конечно, в конце романа, автор дает нам возможность помечтать, что Мидори и Ватанабэ, наконец-то, дошли до того, чтобы уже не ставить себе ограничений, ведь оба, скажем так, к концу повествования оказались свободны от своих обязательств. Но это же, чтоб их, японцы…

— Думай, что жизнь — коробка с печеньем.

Я несколько раз кивнул — а затем посмотрел в лицо Мидори.

— Наверное, у меня не все в порядке с головой, но иногда я тебя совершенно не понимаю.

— В коробке с печеньем есть печенюшки любимые, и не очень. Съешь первым делом самые вкусные — останутся лишь те, что особо не любишь. Когда мне горько, я всегда думаю об этой коробке. Потерпишь сейчас — проще будет потом. Вот и выходит, что жизнь — коробка с печеньем.

— Прямо целая философия.

— Но это — правда. По своему опыту знаю.

Моя любимая тема – тема музыки. Даже тема искусства в целом. По ходу действия мы встречаем упоминание разных музыкальных исполнителей, главный герой работает в музыкальном магазинчике, основной второстепенный персонаж когда то была потрясающим музыкантом и учителем музыки.

Рьяные фанаты даже составляют музыкальные подборки, чтобы читать труды автора под указанный им аккомпанемент, якобы это еще больше погружает в атмосферу. Возможно. Название романа – это устоявшейся японский перевод песни Битлов.

В контексте она упоминается как любимая песня Наоко, и еще, возможно, это символично, что и жизнь девушки обрывается в лесу.

Обратите внимание

В принципе невозможно представить роман Мураками без упоминаний в нем джазовых или классических музыкальных произведений, автор даже может прописать в какой обработке они исполнялись (как, например, в этом романе) Часто главный герой делится с нами своими впечатлениями о прочитанных книгах.

Ведь автор очень и очень часто во всех своих книгах ссылается на известную литературу, которую герой или читает, или вспоминает, иногда ссылается. Музыка, книги, кино, картины, … (дополните сами) часть нашей жизни, доступное только живым, ибо пробуждает в них воспоминания и эмоции. Как и еда, искусство дает нам в переносном смысле вкус, дарит эмоцию, чувство, успокаивает или заставляет действовать, а это, опять же, доступно только живым людям.

Перечитав в очередной раз, я закрывал глаза и вдыхал книжный запах. Нюхая корешок, прикасаясь руками к страницам, я чувствовал себя счастливым.

Здесь нет того отчаянного мистицизма, как в «Кафка на пляже», нет таких жестких и лежащих на поверхности параллелей как в «Хроники заводной птицы». Персонажи абсолютно реальны, живут в совершенно реальном мире, у них самые обычные проблемы. Но автором они в некоторой степени доведены до крайности.

Должно быть, единственным кивком в сторону мистификации – это история о полевых колодцах. Вроде бы вымысел, но это упоминание приводит нас к параллели, в каком «колодце» мук оказалась сама Наоко, и как упорно она, сама того не желая, «затаскивала» туда и Ватанабэ.

Да и вообще, стоит задуматься о «колодце» каждого из нас.

Это то, что я считала важным упомянуть.

В чем смысл произведения? А есть ли единый смысл в трудах Мураками? Тут так много всего и сразу, что нельзя выделить что-то конкретное.

Роман читался без усилий. Но иногда я останавливалась, чтобы поразмыслить. В нем есть несколько мест откуда не вытащишь цитату, а нужно брать прям эпизод целиком, настолько целостен объект.

Прочитав в первый раз, я испытала двоякое ощущение. Казалось, что вернуться к этому роману я не захочу. Но теперь, разложив все по полочкам, я осознаю, что я захочу перечитать еще раз, и еще раз. И каждый раз я буду открывать для себя что-то новое. Вот такая магия в 365 страницах (в моей книге). Такое волшебство подарил мне автор.

Читать? Скорее всего, да. Особенно людям, склонным к рефлексии. После моих пояснений, возможно, вы совсем по-другому будете воспринимать этот роман. И будет так много всего, о чем захочется поразмыслить…

Приятного чтения!

__________________________

Еще книги тут

Другие книги Харуки Мураками:

«Подземка»<\p>

Источник: https://irecommend.ru/content/i-lyubov-eta-privela-menya-v-ochen-neprostoe-mesto-vsya-pravda-o-romane-kazhetsya-ya-zatronu

Норвежский лес – Харуки Мураками скачать fb2, txt, pdf на Readly.ru

О чем роман Харуки Мураками Норвежский лес. На первый взгляд роман Харуки Мураками написан простым языком и легко читается. Но за внешней простотой скрывается множество философских и жизненных вопросов, ответы на которые ищут главные герои.

Книга “Норвежский лес” уже больше двадцати лет популярна среди американских и европейских читателей, а в последние годы спрос на творения Мураками возрос и в нашей стране. Читая роман, каждый найдет в нем что-то близкое ему.

Многие считают Норвежский лес лучшим художественным произведением японского писателя.

Приглашаем посетителей сайта написать свою критическую рецензию на произведение Харуки Мураками Норвежский лес.

Важно

В 2010 году режиссёр Чан Ань Хунг экранизировал роман “Норвежский лес”. Впервые фильм был показан на Венецианском кинофестивале. В России “Норвежский лес” был показан в ограниченном прокате с 16 декабря 2010 года

Название романа — устоявшийся перевод на японский названия песни The Beatles “Norwegian Wood”

Однако, в конце концов, кто знает, что на самом деле есть хорошо? Поэтому никого не стесняйся. Почувствуешь, что можешь стать счастливым – лови свой шанс и становись им. Говорю по своему опыту, такой шанс бывает в жизни лишь два – три раза. Упустишь будешь жалеть до конца своих дней…

Рэйко

Мы ( я имею в виду как нормальных, так и ненормальных людей) – неполноценные люди, живущие в неполноценном мире. Мы не измеряем длину линейкой, а углы – транспортиром, мы не существуем наподобие сухого банковского вклада.

Рэйко

Очень это паршиво – не сознавая того, оскорбить чувства человека, тем паче, дорогого.

Смерть – не противоположность жизни, а ее часть.

Незаметно мне исполнилось девятнадцать. Всходило и заходило солнце, спускался и поднимался флаг, а я по воскресеньям встречался с подругой покойного друга. Я не осознавал, ни что сейчас делаю, ни как быть дальше. Я постоянно читал книги, и общежитские считали, что я собираюсь стать писателем. А я не собирался становиться писателем. Я вообще не собирался становиться никем.

Все цитаты из книги “Норвежский лес” →

  • Нестандартная любовьПодборки
  • Мой Reading Challenge 2017Подборки

<\p>

Гарри Поттер и Орден Феникса<\p>
Помоги Ридли!

Мы вкладываем душу в Ридли. Спасибо, что вы с нами! Расскажите о нас друзьям, чтобы они могли присоединиться к нашей дружной семье книголюбов.<\p>

Источник: http://readly.ru/book/57660/

«Норвежский лес»: Библиография Харуки Мураками

Главная / Творчество / «Норвежский лес»

  Роман японского культового писателя Харуки Мураками «Норвежский лес» был написан в 1987 году. Название романа является переводом на японский язык названия одной из известных песен «Битлз» «Norwegian Wood». Песня эта довольно часто упоминается в романе как любимая песня одной из героинь, Наоко. 

  Роман этот считается лучшим у Мураками, он принес ему поистине мировую известность. Во многом навеян он романом Томаса Манна «Волшебная гора», недаром именно ее читает герой.  

Сюжет

  Роман «Норвежский лес» рассказывает о человеческих судьбах в Японии во второй половине ХХ века. Основные вопросы, которые поднимает  этот роман – это потери человека и его сексуальная жизнь. Действие романа происходит в 60 годы в Токио, когда по всему миру, в том числе и в Японии, распространилась борьба студентов против существующих порядков. 

  Рассказчик и главный герой произведения – 37-летний Тоору Ватанабэ. Находясь в Германии, он слышит композицию «Битлз» «Norwegian Wood» и вспоминает свои прошедшие годы во времена учебы в токийском университете. В своих воспоминаниях он рассказывает об отношениях с двумя девушками – прекрасной, но пережившей психологическую травму Наоко и живой, эмоциональной Мидори.

  Через многие романы Мураками проходит тема смерти. В своей ежедневной жизни японцы всегда четко осознают смерть. Ее идеал для японца прост и ясен, в отличие от людей Запада. Но когда внезапно кончает жизнь самоубийством товарищ Тору Кидзуки, это глубоко ранит Тоору и Наоко, любившую Кидзуки.

Совет

Ватанабэ везде чувствует дыхание смерти. А Наоко ощущает, что исчезла какая-то ее существенная часть. Наоко относится к Ватанабэ скорее по-братски, она по-прежнему любит Кидзуки. А Ватанабэ не может понять, кто ему больше нужен, Наоко или Мидори. Он не хочет потерять ни ту, ни другую.

Они противоположны по своимхарактерам, но обе привлекают героя.

  Запутавшись в отношениях с Наоко и Мидори, Ватанабэ в растерянности и сомнениях. Он обращается за помощью к еще одной своей подруге, Рэйко. Та советует ему остаться с Мидори и посмотреть, что из этого выйдет.

Но герой внезапно узнает о смерти Наоко, пытается узнать, что случилось, отправляется путешествовать по Японии. А вернувшись, понимает, что Мидори – это главное, что есть в его жизни.

Ватанабэ считает, что в любом случае жизнь его сложилась бы так же, они с Мидори встретились только потому, что должны были обязательно встретиться.

Читайте также:  Образ прекрасной дамы в стихотворении а. блока «в ресторане»

Отзывы

  Этот роман Мураками вызвал наиболее ожесточенные споры между поклонниками и противниками японского писателя.

Кому-то не нравится стиль Мураками (я поел … лег спать … пошел …), диалоги, посредственный герой, кто-то отношения между героями воспринял как «пошлость», не почувствовав внутренней энергетики.

Но большинство читателей склоняются к мысли, что роман этот о жизни и смерти, о любви и ответственности за свои поступки и отношения.

Книга говорит о том, что из мира жестокости человек должен уйти именно в возрасте подростка и не бояться жить самостоятельно, быть самим собой и отвечать за себя перед своими близкими. Кое-кто даже называет писателя японским Ремарком. Поклонники творчества Мураками считают эту книгу волшебной, завораживающей, самой красивой и самой шокирующей книгой из всех, написанных писателем.

Источник: https://murakamiharuki.ru/norvezhskij-les.html

Краткое содержание «Норвежский лес» Мураками Помощь по литературе

Рассказчик, главный герой романа Ватанабэ Тоору, вспоминает, как в 37 лет он приземлился в самолете в Германии. Из бортовых репродукторов полилась битловская «Norwegian wood», и у Ватанабэ закружилась голова от воспоминаний. «Даже теперь, спустя 18 лет, я могу совершенно ясно представить себе то поле… Ветерок перебежал поле, слегка разметал волосы девушки и удрал в рощицу».

В то время Ватанабэ был влюблен. Но теперь он помнил картинку пейзажа, а лицо девушки вспоминает с большим трудом.

«Маленькие холодные руки, аккуратно причесанные прямые волосы, нежная круглая мочка уха, маленькая черная родинка прямо под ней, стильное пальто из верблюжьей шерсти, которое она часто надевала зимой, привычка всегда смотреть в лицо собеседнику, спрашивая его о чем-то, иногда отчего-то дрожащий голос». С каждым годом воспоминаний остается все меньше, и Ватанабэ пытается восстановить как можно больше.

Наоко тогда попросила о двух вещах: «чтобы ты понял, что я тебе честно благодарна за то, что ты вот так приехал со мной встретиться» и «чтобы ты меня непременно помнил».

«Она-то, конечно, знала. Она-то знала, что когда-нибудь воспоминания о ней померкнут во мне… Когда я думаю об этом, мне становится нестерпимо тоскливо. Потому что она ведь меня даже не любила».

Ватанабэ вспоминает, как 20 лет назад приехал в Токио учиться и поселился в общежитии. Прожил он там с весны 1968-го до весны 1970-го.

На стене чаще всего висели фото обнаженных девиц и изображения певиц и актрис. «Поскольку жили в комнатах одни мужики, был там обычно приличный бардак». «По сравнению с ними моя комната блистала чистотой».

Обратите внимание

Причина была в патологической чистоплотности моего сожителя. «Все звали его «фашиком» или «штурмовиком»». Ватанабэ изучал драматургию, но не из-за какой-то цели или мечты, а просто нужно было куда-то поступить.

Через месяц после начала жизни в Токио Ватанабэ встретил Наоко на станции Ецуя. Она похудела, казалась Ватанабэ еще красивее, чем раньше. Наоко предложила встретиться еще, парень согласился.

Ватанабэ познакомился с ней благодаря своему единственному другу Кидзуки: Наоко была его подругой. Они часто гуляли втроем. Если Кидзуки отлучался ненадолго, то им не о чем было говорить друг с другом.

Кидзуки умер в гараже у себя дома. «Нацепил на выхлопную трубу N360 резиновый шланг, залепил окно в машине скотчем и включил двигатель».

После смерти Кидзуки Ватанабэ понял, что смерть — это не что-то отдельное от жизни, это ее часть.

Они начали встречаться с Наоко каждую неделю. Ватанабэ веселил девушку байками о Штурмовике.

Ватанабэ чувствовал, что ей нужна не его, а чья-нибудь любая рука для поддержки.

Он любил читать — не запоем, а с удовольствием. На почве любви к «Великому Гэтсби» Фицджеральда он познакомился и сблизился с Нагасавой.

Нагасава «был личностью настолько выдающейся, что я сам иногда диву давался, — и при этом оставался человеком по натуре недобрым. Хвастался утонченной душой, а при этом грешил неисправимым мещанством.

Важно

Он управлял людьми и с оптимизмом двигался вперед, но его сердце одиноко билось в конвульсиях на дне мрачного болота. Я сразу разглядел в нем это противоречие и не мог понять, почему остальные не видят его с этой стороны.

Этот человек по-своему стоял одной ногой в аду».

«…Я ни разу не доверился ему. И в этом смысле, моя дружба с Нагасавой была совершенно иной, нежели с Кидзуки. С тех пор, как Нагасава, изрядно выпив, жестоко обошелся с одной девчонкой, я решил, что не доверюсь этому человеку, что бы ни случилось».

Вместе с Нагасавой они не раз снимали на ночь девчонок в баре. Ватанабэ это опустошало. Он поинтересовался у приятеля, не чувствует ли тот это же. Друг ответил, что нередко чувствует ненависть к себе. Но остановиться не может.

У Нагасавы была настоящая подруга — Хацуми. «Стоило заговорить с ней, и никто не мог оставаться равнодушным. Было в ней нечто. Спокойная, смышленая, с чувством юмора, доброжелательная, всегда изысканно одета. Она мне нравилась настолько, что, глядя на нее, я думал: была б у меня такая подруга, наверняка не спал бы с кем попало».

«Я ее не достоин, — говорил Нагасава. И я с ним был полностью согласен».

Наоко исполнилось двадцать. Ватанабэ приехал поздравить ее. В конце вечера девушка залилась слезами и начала рыдать. Ватанабэ пытался успокоить ее. Он остался на ночь и, переспав с Наоко, с удивлением узнал, что это первый раз: Ватанабэ думал, что она спала с Кидзуки.

После того вечера Наоко пропала. Ватанабэ писал ей письма на адрес родителей. Наконец ответ пришел. Наоко взяла академический отпуск в институте, поехала в санаторий в горах Киото, обещала встретиться с ним, как будет готова.

Ватанабэ устроился на работу.

Осенью Штурмовик почему-то не вернулся в общежитие. Никто о нем ничего не знал.

Как-то в кафе к Ватанабэ подсела девушка с короткой стрижкой, оказалось, однокурсница — Мидори Кобаяси. Она проявила живейший интерес к молодому человеку. Они условились о дальнейшей встрече. Но девушка не пришла.

Объявилась Мидори позже. На совместной прогулке она показала новому знакомому свою престижную школу. Рассказывала, как ненавидела ее, как из упрямства и нежелания уступать школе не пропустила ни одного занятия за время учебы. На воскресение Мидори пригласила Ватанабэ к себе: она приготовит вкусный обед. Найти дом легко: семья содержит книжный магазин.

Мать Мидори умерла от рака два года назад, отец тогда сказал девушке и ее сестре: «Лучше бы вы вместо матери умерли на пару». И уехал в Уругвай к сослуживцу.

Совет

В тот вечер неожиданно для себя Ватанабэ поцеловал ее. Девушка сообщила, что у нее есть ухажер. Ее теперешние представления о любви очень эгоистичны: возлюбленный должен исполнять все ее капризы по первому зову, даже если желания Мидори будут постоянно меняться.

Пришло письмо от Наоко. Она считает себя виноватой перед Ватанабэ. Наоко немного пришла в себя, освоилась в санатории «Амире». «Если в тебе осталась какая-нибудь боль, то она не только твоя, но и моя… Я — неполноценный человек… Если ты будешь меня презирать, то я совсем пропаду». Девушка приглашает Ватанабэ приехать к ней в гости.

Приехав в «Амире», Ватанабэ познакомился сначала с соседкой Наоко по комнате Рэйко. «Странная женщина. На лице — очень много морщин, они бросаются в глаза, но не старят ее, а, наоборот, подчеркивают превосходящую любой возраст молодость.

Эти морщины ей к лицу, будто лежали там с самого рождения. Смеется она — смеются вместе с ней морщины. Сердится — и морщины сердятся… Женщине — под сорок, она не только приятная, но и чарующая. И она понравилась мне с первого взгляда».

Рэйко Исида преподает здесь музыку, хотя сама является больной. От нее Ватанабэ узнал, что все больные и персонал находятся здесь на равных, помогают друг другу, выполняют определенную работу: учат музыке, французскому языку, вязанию и т. д.

С виду трудно отличить больных от врачей: иногда персонал выглядит более ненормальным, чем пациенты. Однако больные четко осознают свою «ненормальность».

Вечером он встретился с Наоко…. Рэйко играла на гитаре, они разговаривали. По заказу Наоко Рэйко сыграла «Norwegian Wood» «Битлз». Эту песню Наоко заказывала, когда становилось невыносимо грустно.

Подруга Ватанабэ наконец откровенно рассказала о своей любви к Кидзуки и об их отношениях. Они досконально знали тела друг друга, но с сексом ничего не выходило.

Они, как первобытные дикари, как бы замкнулись в своем мире, а Ватанабэ стал для них связующей нитью с внешним миром.

Обратите внимание

Наоко расплакалась посреди разговора. Рэйко и Ватанабэ решили прогуляться. «Самое главное — не падать духом… Нужно распутывать проблемы, не торопясь, одну за другой» — сказала Рэйко. Она поведала ему свою историю. В юности Рэйко была подающей большие надежды пианисткой. Перед очередным конкурсом перестал работать мизинец.

Врачи сказали, что это связано с психикой. У нее «повело крышу», дважды лечилась в больнице. После выписки познакомилась с будущим мужем, благородным и порядочным человеком, который полюбил ее, невзирая на проблемы с психическим здоровьем. Период их семейной жизни, дом, быт, дочь — самое счастливое время в жизни Рэйко.

Однажды одна из соседок уговорила Рэйко заниматься музыкой с ее дочерью. Девочка «ангельски красивая». «Такую красавицу я не видела ни разу — ни до, ни после. Как увидела ее, так и обомлела… на какое-то время… Но в чем крылся страх, я тогда не знала. Лишь пронеслось в мыслях: есть у нее что-то жуткое в чертах лица».

На пробном уроке далекая от технического совершенства игра девочки все же чем-то привлекла Рэйко. Она стала заниматься с ученицей. Через полгода девочка попыталась соблазнить ее. Ученица оказалась лесбиянкой. Несмотря на весь абсурд ситуации, осознаваемый Рэйко, тело ее не слушалось.

Она позволила «тринадцатилетней пигалице» ласкать ее, однако, собравшись с силами, ударила девочку и сказала больше не приходить к ней. Через некоторое время среди соседей поползли слухи о прошлом Рэйко (лечение в психбольнице) и о том, что она якобы пыталась совратить свою ученицу и избила ее.

Только муж Рэйко поддержал ее, но затянул с переездом, и с женой случился третий срыв: она вновь угодила в лечебницу. Рэйко настояла на разводе — ради будущего мужа и ребенка. Последние семь лет она находилась в «Амире».

На следующий день на прогулке Наоко рассказывала Ватанабэ о своей сестре, так же, как и Кидзуки, покончившей с собой в 17 лет. Сестра была первой во всем, лучшей ученицей, заводилой. Повесившуюся сестру Наоко обнаружила первая. Наоко думает, что где-то там, в прошлом, корни ее душевной болезни.

Ватанабэ пообещал приехать еще и вернулся в Токио.

На следующий день он встретил Мидори. Они выпили водки в баре, Мидори делилась своими извращенными сексуальными фантазиями об их с Ватанабэ отношениях.

Важно

В воскресение Ватанабэ и Мидори поехали в больницу к ее отцу. Как оказалось, у него опухоль мозга. Мидори бывала у отца по четыре раза в неделю, ухаживала за ним, остальные три дня — сестра.

Родственники не помогали, иногда приезжали посочувствовать. Ватанабэ вызвался посидеть с больным, предложил в это время Мидори проветриться, отвлечься.

Глядя на уплетающего огурцы Ватанабэ, отец девушки, у которого не было аппетита, тоже захотел огурец.

Меньше, чем через неделю отец Мидори умер.

Ватанабэ написал письмо Наоко. Он тосковал о ней.

Ватанабэ поранил ладонь. Нагасава сдал экзамены в МИД и пригласил его в ресторан с Хацуми. После ужина девушка отказалась от того, чтобы ее проводил домой Нагасава и попросила это сделать Ватанабэ. Они вдвоем зашли выпить в бар на Сибуя, потом поиграли в бильярд.

«Глядя на нее, я, кажется, понял, почему Нагасава выбрал ее своей особой спутницей. Вокруг навалом женщин куда красивее Хацуми. И такой человек, как Нагасава, мог бы заполучить их сколько угодно. Но нечто в ней цепляло душу. Исходящая от женщины сила невелика, но может всколыхнуть сердце мужчины».

Рана Ватанабэ начала кровоточить, и они пошли к Хацуми, чтобы перебинтовать ее.

Ватанабэ советовал Хацуми порвать с Нагасавой: «Он — не из тех, кто счастлив сам и с кем счастливы другие. Рядом с ним только испортишь себе нервы». Однако он убедился в глубине и преданности любви Хацуми: «Как это, наверное, прекрасно — так безоговорочно кого-нибудь любить».

Больше Ватанабэ не видел ее. Через два года после отъезда Нагасавы за границу она вышла замуж, а еще через два — вскрыла вены.

«О ее смерти мне сообщил не кто иной, как Нагасава. Прислал из Бонна открытку: «Что-то пропало после смерти Хацуми. Очень печально и горько. Даже мне». Я разорвал ее и больше никогда ему не писал».

Наконец Ватанабэ встретился с Мидори. Она уезжала на какое-то время из Токио. Вместе с Ватанабэ они выпили, потом пошли на мазохистский порнофильм по инициативе девушки.

Мидори уговорила своего друга переночевать с ней: ей комфортно в его обществе, она нуждается в заботе, ведь ее никто никогда не любил и не понимал. Ватанабэ едет с девушкой к ней домой. Мидори засыпает, а Ватанабэ до рассвета читает «Под колесами» Гессе, потом уезжает в общагу, оставив подруге записку.

На его двадцатый день рождения пришло письмо от Наоко и подарок: свитер, связанный Наоко и Рэйко.

Жизнь в 1969 году напоминала Ватанабэ трясину. В декабре он поехал на каникулы к Наоко. Когда Рэйко отлучилась, занимались оральным сексом: к традиционным интимным отношениям Наоко по-прежнему не была готова физиологически и психологически. Ватанабэ предложил девушке жить вместе, когда она поправится.

Совет

Он переехал из общежития, обустраивался на новом месте. Рэйко написала, что Наоко переводят на время в специализированную больницу, будет интенсивный курс лечения. Ватанабэ жил как в тумане несколько дней, потом помирился с Мидори, однако девушка обиделась, видя подавленное состояние друга и его мысли о другой.

После длительного периода и многочисленных писем от Ватанабэ Мидори наконец заговорила с ним. Она рассталась со своим парнем, так как Ватанабэ она любит больше. Ватанабэ тоже любит ее и не хочет терять, однако пока ему нужно время разобраться во всем.

Не решаясь написать об этом Наоко, он сообщает о своих чувствах к Мидори Рэйко: «К Наоко у меня — жутко тихое и чистое нежное чувство, к Мидори — чувство совсем иного рода. Оно встало на ноги, шагает, дышит и бьется». Рэйко попросила пока не сообщать об этом Наоко.

После выхода из больницы Наоко вернулась в Киото в санаторий, но в первую же ночь повесилась в лесу. Ватанабэ был ошарашен новостью, месяц он бесцельно путешествовал с рюкзаком и спальником, пока не истратил все деньги.

Наконец решил вернуться в реальность. Вскоре после его возвращения в Токио с ним связалась Рэйко. Через день она приехала к Ватанабэ. Они вместе готовили, Рейко весь вечер играла на гитаре. Ночью долго занимались сексом.

Рэйко уехала в Асахикаву — ее знакомая предложила там работу, связанную с музыкой.

Читайте также:  Леонид андреев: анализ рассказов

Наконец Ватанабэ позвонил Мидори: «Мне очень нужно с тобой поговорить. Мне есть, что тебе рассказать… Мне никто не нужен в этом мире, кроме тебя».

Источник: http://pomosh-po-literatyre.imysite.ru/3706_kratkoe_soderzhanie_171_norvezhskiy_les_187_murakami.htm

Харуки Мураками – Норвежский лес

37-летний Ватанабэ только что приехал в Гамбург, Германия. Он слышит оркестровую версию песни «Битлз» «Norwegian Wood (This Bird Has Flown)», и внезапно его переполняют воспоминания, ностальгия. Мысленно он возвращается в 1960-е, когда многие события изменили его жизнь.

Ватанабэ со своим школьным товарищем Кидзуки и его подругой Наоко — лучшие друзья. Кидзуки и Наоко — единомышленники, крепко дружат, и Тору приятно чувствовать себя «членом банды». Но эта дружеская идиллия была прервана неожиданным самоубийством Кидзуки, когда ему было всего 17.

Смерть Кидзуки глубоко ранит обоих оставшихся друзей, Ватанабэ чувствует дыхание смерти, куда бы он ни пошёл, а Наоко кажется, что какая-то неотъемлемая часть её самой невозвратимо исчезла. Наоко и Ватанабэ проводят все больше времени вместе, стараясь поддержать друг друга.

Обратите внимание

В ночь, когда Наоко должно исполниться 20 лет, Наоко особенно чувствительна, и они занимаются любовью. Ватанабэ вскоре понимает, что любит Наоко. Но для Наоко это не совсем любовь. Её любовью был Кидзуки, а отношения с Ватанабэ — скорее привязанность. Она привыкла к Ватанабэ и его письмам и это единственная ниточка, соединяющая Наоко с окружающим миром.

Но любовью это не назовешь, да и Наоко не может быть с Ватанабэ — у неё слишком много психологических и физиологических проблем. После Наоко шлет Ватанабэ письмо, в котором пишет, что ей необходимо восстановить свои силы, и она на некоторое время уезжает в клинику для лечения. Рассвет их отношений протекает на фоне общественных беспорядков.

Студенты колледжа Ватанабэ бастуют, они на грани революции. Но в итоге все их забастовки оканчиваются ничем, и это вызывает в Ватанабэ ярость, он ненавидит лицемерие своих товарищей по колледжу.

Вскоре Ватанабэ знакомится со своей одноклассницей по урокам театральной драматургии, Мидори Кобаяси. Она противоположность Наоко — оживленная, веселая, самоуверенная. Несмотря на свои чувства к Наоко, Мидори ему тоже очень нравится. Она настолько привлекает Ватанабэ, что их отношения развиваются за спиной Наоко.

Ватанабэ посещает Наоко в клинике рядом с Киото. Там он знакомится с Исидой Рэйко, другой пациенткой клиники, лежащей с Наоко.

Рэйко и Наоко откровенничают с Ватанабэ, вспоминая прошлое — Рэйко рассказывает о своих сексуальных переживаниях, а Наоко — о внезапной смерти своей старшей сестры, которая произошла несколько лет назад. Вернувшись в Токио, Ватанабэ пишет Рэйко письмо с просьбой о совете.

Он не знает, кто ему ближе — Наоко или Мидори. Он не хочет ранить и без того чувствительную Наоко, но и не хочет потерять Мидори. Рэйко советует остаться с Мидори и посмотреть, что выйдет из этих отношений.

Позже до Ватанабэ доходит новость о внезапной смерти Наоко. В печали и недоумении он путешествует по Японии, а Мидори, не знавшая о произошедшем, пытается узнать, что случилось у Ватанабэ.

Важно

Через месяц он возвращается в Токио, где встречается с Рэйко. Они занимаются сексом. Благодаря этой ночи, Ватанабэ понимает, что Мидори — самая важная личность в его жизни.

Он звонит Мидори, чтобы признаться в любви…

Источник: https://KnigoPoisk.org/books/kharuki_murakami_norvezhskiy_les

Норвежский лес

Очень кратко Герой романа вспоминает свою юность, непростые любовные отношения с двумя девушками и испытания молодости, размышляет о выборе людей между жизнью и смертью.

Рассказчик, главный герой романа Ватанабэ Тоору, вспоминает, как в 37 лет он приземлился в самолёте в Германии. Из бортовых репродукторов полилась битловская «Norwegian wood», и у Ватанабэ закружилась голова от воспоминаний. «Даже теперь, спустя 18 лет, я могу совершенно ясно представить себе то поле… Ветерок перебежал поле, слегка разметал волосы девушки и удрал в рощицу».

В то время Ватанабэ был влюблён. Но теперь он помнил картинку пейзажа, а лицо девушки вспоминает с большим трудом.

«Маленькие холодные руки, аккуратно причёсанные прямые волосы, нежная круглая мочка уха, маленькая чёрная родинка прямо под ней, стильное пальто из верблюжьей шерсти, которое она часто надевала зимой, привычка всегда смотреть в лицо собеседнику, спрашивая его о чем-то, иногда отчего-то дрожащий голос». С каждым годом воспоминаний остаётся все меньше, и Ватанабэ пытается восстановить как можно больше.

Продолжение после рекламы:

Наоко тогда попросила о двух вещах: «чтобы ты понял, что я тебе честно благодарна за то, что ты вот так приехал со мной встретиться» и «чтобы ты меня непременно помнил».

«Она-то, конечно, знала. Она-то знала, что когда-нибудь воспоминания о ней померкнут во мне… Когда я думаю об этом, мне становится нестерпимо тоскливо. Потому что она ведь меня даже не любила».

Ватанабэ вспоминает, как 20 лет назад приехал в Токио учиться и поселился в общежитии. Прожил он там с весны 1968-го до весны 1970-го.

На стене чаще всего висели фото обнажённых девиц и изображения певиц и актрис. «Поскольку жили в комнатах одни мужики, был там обычно приличный бардак». «По сравнению с ними моя комната блистала чистотой».

Причина была в патологической чистоплотности моего сожителя. «Все звали его „фашиком“ или „штурмовиком“». Ватанабэ изучал драматургию, но не из-за какой-то цели или мечты, а просто нужно было куда-то поступить.

Через месяц после начала жизни в Токио Ватанабэ встретил Наоко на станции Ёцуя. Она похудела, казалась Ватанабэ ещё красивее, чем раньше. Наоко предложила встретиться ещё, парень согласился.

Ватанабэ познакомился с ней благодаря своему единственному другу Кидзуки: Наоко была его подругой. Они часто гуляли втроём. Если Кидзуки отлучался ненадолго, то им не о чем было говорить друг с другом.

Кидзуки умер в гараже у себя дома. «Нацепил на выхлопную трубу N360 резиновый шланг, залепил окно в машине скотчем и включил двигатель».

Совет

После смерти Кидзуки Ватанабэ понял, что смерть — это не что-то отдельное от жизни, это её часть.

Они начали встречаться с Наоко каждую неделю. Ватанабэ веселил девушку байками о Штурмовике.

Ватанабэ чувствовал, что ей нужна не его, а чья-нибудь любая рука для поддержки.

Брифли бесплатен благодаря рекламе:

Он любил читать — не запоем, а с удовольствием. На почве любви к «Великому Гэтсби» Фицджеральда он познакомился и сблизился с Нагасавой.

Нагасава «был личностью настолько выдающейся, что я сам иногда диву давался, — и при этом оставался человеком по натуре недобрым. Хвастался утончённой душой, а при этом грешил неисправимым мещанством.

Он управлял людьми и с оптимизмом двигался вперёд, но его сердце одиноко билось в конвульсиях на дне мрачного болота. Я сразу разглядел в нём это противоречие и не мог понять, почему остальные не видят его с этой стороны.

Этот человек по-своему стоял одной ногой в аду».

«…Я ни разу не доверился ему. И в этом смысле, моя дружба с Нагасавой была совершенно иной, нежели с Кидзуки. С тех пор, как Нагасава, изрядно выпив, жестоко обошёлся с одной девчонкой, я решил, что не доверюсь этому человеку, что бы ни случилось».

Вместе с Нагасавой они не раз снимали на ночь девчонок в баре. Ватанабэ это опустошало. Он поинтересовался у приятеля, не чувствует ли тот это же. Друг ответил, что нередко чувствует ненависть к себе. Но остановиться не может.

У Нагасавы была настоящая подруга — Хацуми. «Стоило заговорить с ней, и никто не мог оставаться равнодушным. Было в ней нечто. Спокойная, смышлёная, с чувством юмора, доброжелательная, всегда изысканно одета. Она мне нравилась настолько, что, глядя на неё, я думал: была б у меня такая подруга, наверняка не спал бы с кем попало».

«Я её не достоин, — говорил Нагасава. И я с ним был полностью согласен».

Наоко исполнилось двадцать. Ватанабэ приехал поздравить ее. В конце вечера девушка залилась слезами и начала рыдать. Ватанабэ пытался успокоить ее. Он остался на ночь и, переспав с Наоко, с удивлением узнал, что это первый раз: Ватанабэ думал, что она спала с Кидзуки.

Обратите внимание

После того вечера Наоко пропала. Ватанабэ писал ей письма на адрес родителей. Наконец ответ пришёл. Наоко взяла академический отпуск в институте, поехала в санаторий в горах Киото, обещала встретиться с ним, как будет готова.

Ватанабэ устроился на работу.

Осенью Штурмовик почему-то не вернулся в общежитие. Никто о нём ничего не знал.

Как-то в кафе к Ватанабэ подсела девушка с короткой стрижкой, оказалось, однокурсница — Мидори Кобаяси. Она проявила живейший интерес к молодому человеку. Они условились о дальнейшей встрече. Но девушка не пришла.

Объявилась Мидори позже. На совместной прогулке она показала новому знакомому свою престижную школу. Рассказывала, как ненавидела её, как из упрямства и нежелания уступать школе не пропустила ни одного занятия за время учёбы. На воскресение Мидори пригласила Ватанабэ к себе: она приготовит вкусный обед. Найти дом легко: семья содержит книжный магазин.

Мать Мидори умерла от рака два года назад, отец тогда сказал девушке и её сестре: «Лучше бы вы вместо матери умерли на пару». И уехал в Уругвай к сослуживцу.

В тот вечер неожиданно для себя Ватанабэ поцеловал её. Девушка сообщила, что у неё есть ухажёр. Её теперешние представления о любви очень эгоистичны: возлюбленный должен исполнять все её капризы по первому зову, даже если желания Мидори будут постоянно меняться.

Пришло письмо от Наоко. Она считает себя виноватой перед Ватанабэ. Наоко немного пришла в себя, освоилась в санатории «Амирё». «Если в тебе осталась какая-нибудь боль, то она не только твоя, но и моя… Я — неполноценный человек… Если ты будешь меня презирать, то я совсем пропаду». Девушка приглашает Ватанабэ приехать к ней в гости.

Приехав в «Амирё», Ватанабэ познакомился сначала с соседкой Наоко по комнате Рэйко. «Странная женщина. На лице — очень много морщин, они бросаются в глаза, но не старят её, а, наоборот, подчёркивают превосходящую любой возраст молодость.

Эти морщины ей к лицу, будто лежали там с самого рождения. Смеётся она — смеются вместе с ней морщины. Сердится — и морщины сердятся… Женщине — под сорок, она не только приятная, но и чарующая. И она понравилась мне с первого взгляда».

Рэйко Исида преподаёт здесь музыку, хотя сама является больной. От неё Ватанабэ узнал, что все больные и персонал находятся здесь на равных, помогают друг другу, выполняют определённую работу: учат музыке, французскому языку, вязанию и т. д.

Важно

С виду трудно отличить больных от врачей: иногда персонал выглядит более ненормальным, чем пациенты. Однако больные чётко осознают свою «ненормальность».

Вечером он встретился с Наоко. Рэйко играла на гитаре, они разговаривали. По заказу Наоко Рэйко сыграла «Norwegian Wood» «Битлз». Эту песню Наоко заказывала, когда становилось невыносимо грустно.

Подруга Ватанабэ наконец откровенно рассказала о своей любви к Кидзуки и об их отношениях. Они досконально знали тела друг друга, но с сексом ничего не выходило.

Они, как первобытные дикари, как бы замкнулись в своём мире, а Ватанабэ стал для них связующей нитью с внешним миром.

Наоко расплакалась посреди разговора. Рэйко и Ватанабэ решили прогуляться. «Самое главное — не падать духом… Нужно распутывать проблемы, не торопясь, одну за другой» — сказала Рэйко. Она поведала ему свою историю. В юности Рэйко была подающей большие надежды пианисткой.

Перед очередным конкурсом перестал работать мизинец. Врачи сказали, что это связано с психикой. У неё «повело крышу», дважды лечилась в больнице. После выписки познакомилась с будущим мужем, благородным и порядочным человеком, который полюбил её, невзирая на проблемы с психическим здоровьем.

Период их семейной жизни, дом, быт, дочь — самое счастливое время в жизни Рэйко.

Однажды одна из соседок уговорила Рэйко заниматься музыкой с её дочерью. Девочка «ангельски красивая». «Такую красавицу я не видела ни разу — ни до, ни после. Как увидела её, так и обомлела… на какое-то время… Но в чем крылся страх, я тогда не знала. Лишь пронеслось в мыслях: есть у неё что-то жуткое в чертах лица».

На пробном уроке далёкая от технического совершенства игра девочки всё же чем-то привлекла Рэйко. Она стала заниматься с ученицей. Через полгода девочка попыталась соблазнить её. Ученица оказалась лесбиянкой. Несмотря на весь абсурд ситуации, осознаваемый Рэйко, тело её не слушалось.

Совет

Она позволила «тринадцатилетней пигалице» ласкать её, однако, собравшись с силами, ударила девочку и сказала больше не приходить к ней. Через некоторое время среди соседей поползли слухи о прошлом Рэйко (лечение в психбольнице) и о том, что она якобы пыталась совратить свою ученицу и избила её.

Только муж Рэйко поддержал её, но затянул с переездом, и с женой случился третий срыв: она вновь угодила в лечебницу. Рэйко настояла на разводе — ради будущего мужа и ребёнка. Последние семь лет она находилась в «Амирё».

На следующий день на прогулке Наоко рассказывала Ватанабэ о своей сестре, так же, как и Кидзуки, покончившей с собой в 17 лет. Сестра была первой во всём, лучшей ученицей, заводилой. Повесившуюся сестру Наоко обнаружила первая. Наоко думает, что где-то там, в прошлом, корни её душевной болезни.

Ватанабэ пообещал приехать ещё и вернулся в Токио.

На следующий день он встретил Мидори. Они выпили водки в баре, Мидори делилась своими извращёнными сексуальными фантазиями об их с Ватанабэ отношениях.

В воскресение Ватанабэ и Мидори поехали в больницу к её отцу. Как оказалось, у него опухоль мозга. Мидори бывала у отца по четыре раза в неделю, ухаживала за ним, остальные три дня — сестра.

Родственники не помогали, иногда приезжали посочувствовать. Ватанабэ вызвался посидеть с больным, предложил в это время Мидори проветриться, отвлечься.

Глядя на уплетающего огурцы Ватанабэ, отец девушки, у которого не было аппетита, тоже захотел огурец.

Меньше, чем через неделю отец Мидори умер.

Ватанабэ написал письмо Наоко. Он тосковал о ней.

Ватанабэ поранил ладонь. Нагасава сдал экзамены в МИД и пригласил его в ресторан с Хацуми. После ужина девушка отказалась от того, чтобы её проводил домой Нагасава и попросила это сделать Ватанабэ. Они вдвоём зашли выпить в бар на Сибуя, потом поиграли в бильярд.

«Глядя на неё, я, кажется, понял, почему Нагасава выбрал её своей особой спутницей. Вокруг навалом женщин куда красивее Хацуми. И такой человек, как Нагасава, мог бы заполучить их сколько угодно. Но нечто в ней цепляло душу. Исходящая от женщины сила невелика, но может всколыхнуть сердце мужчины».

Рана Ватанабэ начала кровоточить, и они пошли к Хацуми, чтобы перебинтовать её.

Обратите внимание

Ватанабэ советовал Хацуми порвать с Нагасавой: «Он — не из тех, кто счастлив сам и с кем счастливы другие. Рядом с ним только испортишь себе нервы». Однако он убедился в глубине и преданности любви Хацуми: «Как это, наверное, прекрасно — так безоговорочно кого-нибудь любить».

Больше Ватанабэ не видел её. Через два года после отъезда Нагасавы за границу она вышла замуж, а ещё через два — вскрыла вены.

«О её смерти мне сообщил не кто иной, как Нагасава. Прислал из Бонна открытку: „Что-то пропало после смерти Хацуми. Очень печально и горько. Даже мне“. Я разорвал её и больше никогда ему не писал».

Наконец Ватанабэ встретился с Мидори. Она уезжала на какое-то время из Токио. Вместе с Ватанабэ они выпили, потом пошли на мазохистский порнофильм по инициативе девушки.

Мидори уговорила своего друга переночевать с ней: ей комфортно в его обществе, она нуждается в заботе, ведь ее никто никогда не любил и не понимал. Ватанабэ едет с девушкой к ней домой. Мидори засыпает, а Ватанабэ до рассвета читает «Под колёсами» Гессе, потом уезжает в общагу, оставив подруге записку.

На его двадцатый день рождения пришло письмо от Наоко и подарок: свитер, связанный Наоко и Рэйко.

Жизнь в 1969 году напоминала Ватанабэ трясину. В декабре он поехал на каникулы к Наоко. Когда Рэйко отлучилась, занимались оральным сексом: к традиционным интимным отношениям Наоко по-прежнему не была готова физиологически и психологически. Ватанабэ предложил девушке жить вместе, когда она поправится.

Он переехал из общежития, обустраивался на новом месте. Рэйко написала, что Наоко переводят на время в специализированную больницу, будет интенсивный курс лечения. Ватанабэ жил как в тумане несколько дней, потом помирился с Мидори, однако девушка обиделась, видя подавленное состояние друга и его мысли о другой.

После длительного периода и многочисленных писем от Ватанабэ Мидори наконец заговорила с ним. Она рассталась со своим парнем, так как Ватанабэ она любит больше. Ватанабэ тоже любит её и не хочет терять, однако пока ему нужно время разобраться во всём.

Не решаясь написать об этом Наоко, он сообщает о своих чувствах к Мидори Рэйко: «К Наоко у меня — жутко тихое и чистое нежное чувство, к Мидори — чувство совсем иного рода. Оно встало на ноги, шагает, дышит и бьётся». Рэйко попросила пока не сообщать об этом Наоко.

После выхода из больницы Наоко вернулась в Киото в санаторий, но в первую же ночь повесилась в лесу. Ватанабэ был ошарашен новостью, месяц он бесцельно путешествовал с рюкзаком и спальником, пока не истратил все деньги.

Важно

Наконец решил вернуться в реальность. Вскоре после его возвращения в Токио с ним связалась Рэйко. Через день она приехала к Ватанабэ. Они вместе готовили, Рейко весь вечер играла на гитаре. Ночью долго занимались сексом.

Рэйко уехала в Асахикаву — её знакомая предложила там работу, связанную с музыкой.

Наконец Ватанабэ позвонил Мидори: «Мне очень нужно с тобой поговорить. Мне есть, что тебе рассказать… Мне никто не нужен в этом мире, кроме тебя».

Источник: https://briefly.ru/murakami/norvezhskiy_les/

Ссылка на основную публикацию