Музыка революции в поэме блока «двенадцать»

«Музыка революции» в поэме А. А. Блока «Двенадцать». Многозначность образа Христа в финале поэмы » Шпоры для студентов

Блок встретил революцию восторженно и упоенно. В статье «Интеллигенция и революция», напечатанной вскоре после Октября, Блок восклицал: «Что же задумано? Переделать все… Всем телом, всем сердцем, всем сознанием – слушайте Революцию».

В январе 1918 года Блок создал свою знаменитую поэму «Двенадцать». Верный своим исконным представлениям о «России-буре», поэт понял и принял революцию как стихийный, неудержимый «мировой пожар», в очистительном огне которого должен испепелиться весь старый мир без остатка:

Мы на горе всем буржуям

Мировой пожар раздуем,

Мировой пожар в крови –

Господи, благослови!

Поистине великолепен найденный Блоком сильный, смелый, свежий образ рухнувшего мира:

Стоит буржуй, как пес голодный,

Стоит безмолвный, как вопрос,

И старый мир, как пес безродный,

Стоит за ним, поджавши хвост.

Обратите внимание

Сама революция показана в поэме в обобщенно-символическом образе вселенского ветра, метели, врывающейся в жизнь людей:

Черный вечер.

Белый снег.

Ветер, ветер!

На ногах не стоит человек.

В основе произведения – революционный конфликт, борьба старого и нового. Герои поэмы – двенадцать красногвардейцев.

О каждом из них в отдельности ничего не сказано, но вместе они – сила, которая разрушит мир «до основания». Эти герои до конца и не понимают, какова их цель.

В начале пути Блок изобразил их как анархистов, разрушителей. Они совсем не организованы, у них есть только «святая злоба».

Красногвардейцев ведет ненависть, а не любовь к людям. Они не приобрели еще себе нового Бога, а веру в старого уже потеряли. И тут автор показывает бессмысленное, ничем не оправданное убийство.

Только после этого потрясения красногвардейцы понимают истинное свое предназначение, осознают свою ответственность за судьбу страны.

Выявляя «музыку» происходящего, автор широко применяет средства звуковой инструментовки стиха, особый ритм поэмы, который от вихря переходит к маршу.

Однако, до самого конца, «двенадцать» идут «без имени святого», а значит, не понимая и не принимая окончательно идеалов новой жизни. И тогда Блок выводит в финальной главе образ Христа, который возглавляет с красным флагом в руках победный марш красногвардейцев.

Важно

Необычно появление такого образа в поэме, где звучит тема революции, где совершается убийство женщины, но, в то же время, нельзя отрицать логичности и органичности его возникновения.

Рисуя Христа, Блок исходил из своих субъективных представлений о раннем христианстве как о бунтарской силе, сокрушившей в свое время старый языческий мир. Для Блока образ Христа – олицетворение новой всемирной и всечеловеческой религии, назначение этой новой веры – в служении обновлению жизни.

Образ Христа – это, прежде всего, высокий нравственный идеал, способный привести людей к желанной гармонии. Он несет в себе Добро, Любовь, Красоту. И Блок, руководствуясь именно этими нравственными ценностями, находит воплощение своего идеала в Христе.

Блоковский Христос вбирает в себя все многообразие свойств, присущих идеальным образам поэзии Блока:

…Так идут державным шагом –

Позади – голодный пес,

Впереди – с кровавым флагом,

И за вьюгой невидим,

И от пули невредим,

Нежной поступью надвьюжной,

Снежной россыпью жемчужной,

В белом венчике из роз –

Впереди – Иисус Христос.

Таков конец поэмы: возвышенный и светлый. Если начало ее было представлено в цветовых контрастах, а ее ход был окрашен исключительно черным цветом, то здесь главным цветом становится белый – символ высшей духовности.

У Христа «белый венчик из роз». Это необычно, потому что в традиционном изображении Христос являлся в терновом венце, что символизировало его муки и страдании.

Белый цвет – символ святости, чистоты и непорочности, а ведь именно эти черты воплощает Христос.

Но образ Христа все же вносит противоречие в пламенную революционную музыку поэмы.

Блок воспринял революцию как вселенский пожар, который должен был принести за собой желанное обновление. Неслучайно, что после 1918 года он не написал ничего существенного до самой смерти в 1921 году. Блок был разочарован оттого, что революция не явилась тем, что он в ней хотел увидеть. По выражению самого поэта, причиной тому стало «социалистическое строительство».

Источник: http://shporiforall.ru/shpory/otechestvennajaj-lit/muzyka-revolyucii-v-poeme-a-a-bloka-dvenadcat-mnogoznachnost-obraza-xrista-v-finale-poemy.html

Музыка революции в поэме А, А. Блока «Двенадцать»

Музыка революции в поэме А, А. Блока . Родившись в конце XIX столетия, А. А. Блок полностью относился к обществу старой русской интеллигенции. С раннего детства мальчик воспитывался в семье деда А. Н.

Бекетова, поскольку его отец и мать разошлись, практически сразу же после рождения ребенка. Теплая атмосфера большой и дружной семьи, где все любили литературу и поэзию, а частыми гостями были великие писателя того времени: И. С. Тургенев, Ф. М. Достоевский, М. Е. Салтыков-Щедрин, А. П.

Чехов, — не могла не повлиять на развитие мальчика. Маленький Саша стал писать стихи с пяти лет.

Совет

Блок получил превосходное образование, окончив гимназию, а затем Петербургский университет. Первый сборник стихов пылкого и чувствительного юноши появился уже в конце 1904 года. «Стихи о прекрасной даме» обратили на себя внимание литературной общественности, более того, проявили задатки великого поэта.

Блок много работал, оттачивая свое поэтическое мастерство. Революция 1905 году оказала сильное влияние на впечатлительного юношу. Он начал живо интересоваться общественной жизнь своей страны, даже сам нередко участвовал в революционных демонстрациях. Эти впечатления нашли свое отражение в произведениях 1906—1908 годов.

Здесь в полной мере проявились талантливость поэта и его профессионализм.

Постепенно Блок приобрел популярность среди любителей литературы. Один за другим вышли его сборники стихов «Нечаянная радость», «Снежная маска», «Земля в снегу», сборник «Лирические драмы», а чуть позднее была опубликована большая драма «Песня Судьбы».

В 1909 и 1911 годах были опубликованы новые книги поэта — сборники стихов «Итальянские стихи» и «Ночные часы», трехтомное «Собрание стихотворений», «Стихи о России», четырехтомник «Стихотворений» и «Театра». В 1918 году Блок создал, наверное, самое свое известное произведение- — поэму «Двенадцать».

Здесь проявилось отношение поэта к грозным событиям 1917 года, к самой революции. Поэт принял это общественное явление, как стихийный и непреодолимый «мировой пожар», очистительное пламя которого должно было уничтожить весь старый мир.

Блок услышал в революции музыку разрушения ненавистного ему старого мира, однако, резко осуждая буржуев, барынек, попов, он тем не менее во главу колонны красногвардейцев поместил образ Христа.

В самом начале поэмы читатель погружается в обстановку ночного революционного города. Начало поэмы очень музыкально, кажется, что это не стихи, а тот самый описываемый ветер завывает на ночной улице, забирается под зимние одежды припозднившихся прохожих, сбивает с ног: Черный вечер.

Белый снег.

Ветер, ветер!

На ногах не стоит человек,

Ветер, ветер —

На всем божьем свете!

Сильная метель роняет на землю белый снег, который в свою очередь прикрывает лед. Поэт в своем произведении вполне реалистично показывает не только природное явление, но дело рук человеческих.

Обратите внимание

Белым пятном сквозь метель и ветер мелькает плакат «Вся власть Учредительному Собранию!», протянутый между двумя зданиями.

Под ним со слезами на глазах находится старушка, подсчитывая, сколько портянок вышло бы раздетым ребятам из такого «огромного лоскута». Старушка, как курица,

Кой-как перемотнулась через сугроб.

— Ох, Матушка-Заступница!

— Ох, большевики загонят в гроб!

В словах старушки улавливается даже что-то наподобие песни, вернее песни-стона, когда поющий жалуется на своею судьбу. Улица живет своей жизнью. Усиливается мороз, что заставляет буржуя на перекрестке прятать нос в воротник. Рядом какой-то длинноволосый, наверное, писатель размышляет о том, что Россия погибла.

Из-за сугробов заметен невеселый поп, который вспоминает старые времена, когда раньше гордо нес свое брюхо с сияющим крестом на народ. На прикрытой снегом ледяной корке растянулась барыня в каракуле.

А песня ветра, злого и веселого, не заканчивается, он не прекращает свой вихревой танец, задирая подолы у прохожих и взвивая большой плакат. Вдруг в анархистскую мелодию ветра врывается строгий ритм.

На улице появляется группа военных из двенадцати человек: «В зубах цигарка, примят картуз, на спину б надо бубновый туз!» Музыка постепенно обретает грозный характер. С вооруженными людьми шутки плохи: Революционный держите шаг!

Неугомонный не дремлет враг!

Товарищ, винтовку держи, не трусь!

Пальнем-ка пулей в Святую Русь —

Несмотря на жалкий вид: рваные пальтишки, чужие австрийские ружья, — именно эти люди задают тон всей симфонии революции, именно они раздувают мировой пожар, делаю музыку более насыщенной и экспрессивной.

Тут же в качестве своеобразного лирического отступления автор включает рассказ о бесшабашной Катьке, которая в лучшие свои времена гуляла с офицерами, ела шоколад, а сейчас опустилась до солдат.

Важно

Катька добавляет в общий звуковой ряд свою мелодию: легкую и удалую и вместе с тем горькую и обреченную. Опасна жизнь у этой героини:

У тебя на шее, Катя,

Шрам не зажил от ножа.

У тебя под грудью, Катя,

Та царапина свежа.

Однако женщина веселиться с тем исконно русским надрывом, который так свойственен всем заблудшим и погибающим душам. Катькины поклонники еще без ума от ее ножек, а значит, жизнь вихрем закручивает все сильней и сильней до тех пор, пока ее не обрывает случайная пуля:

А Катька где? — Мертва, мертва!

Простреленная голова!

Что, Катька, рада? — ни гу-гу…

Лежи ты, падаль на снегу!

Никто не грустит о загубленной жизни, разве что случайный убийца, однако и его вскоре покидают сомнения и боль, ведь грозная революционная музыка влечет его все дальше и дальше. Довольно скоро его мысли занимают предстоящие события: Эх, эх!

Позабавиться не грех!

Запирайте етажи,

Нынче будут грабежи!

Отмыкайте погреба —

Гуляет нынче голыдьба!

Улица пустеет, городовых нет уже давно. Только один буржуй стоит на перекрестке, упрятав нос в воротник. Рядом к нему жмется паршивый пес, поджавши хвост. Автор сравнивает старый мир с безродным псом, который уже никогда не сможет найти себе приют и обрести былую форму и уверенность. А вьюга продолжает выводить свою мелодию под четкий шаг красногвардейцев:

И идут без имени святого

Все двенадцать — вдаль,

Ко всему готовы,

Ничего не жаль…

Круглосуточно это суровые люди готовы защищать свою родину от незримого врага, заглядывая даже в пустынные переулочки, где «одна пылит пурга». Уже маршем с красным флагом они несут свою нелегкую службу, готовые в любую минуту к встрече с лютым врагом.

Ни в коем случае нельзя становится у них на пути. Красногвардейцы никогда не теряют бдительность. Только шелудивый пес, как старый прогнивший мир, ковыляёт позади. Красногвардейцы хотят отвязаться от него, как от воплощения всего ненужного и лишнего.

Однако пес, скаля зубы, не отстает.

В конце поэмы в общую канву мелодии врывается новый мотив. И не понятно то ли направляет, то ли предупреждает он предыдущую музыкальную тему. Красногвардейцы замечают, что впереди все же кто-то есть. Он передвигает быстрым легким шагом, прячась за дома и размахивая кровавым флагом. Однако как не пытаются слуги революции догнать его или достать пулей, ничего не получается:

И за вьюгой невидим,

И от пули невредим,

Нежной поступью надвьюжной,

Снежной россыпью жемчужной,

В белом венчике из роз —

Впереди — Исус Христос.

Именно на этой неопределенной ноте заканчивается блоковская поэма-симфония.

Поэт, сумевший воспринять революцию как музыку, до конца так и не смог ее принять. Как сам он признавался, его жизненный творческий путь — это путь среди революции, который был сложен и неоднозначен, однако отличался прямолинейностью.

Совет

Революция окрылила Блока как художника, подвигла его к созданию замечательных произведений, однако и разочаровала, поскольку его тонко чувствующая душа не могла не рассмотреть противоречия и несправедливости новой власти. Блок умер молодым, совершенно внезапно и неожиданно для окружающих.

Но в чем-то его смерть была предопределена, поскольку вместе с ней в прошлое навсегда ушла и старая эпоха, которая сначала шагнула в революцию, а затем уже не смогла двигаться дальше.

Источник: https://www.prepodka.net/muzyka-revolyucii-v-poeme-a-a-bloka-dvenadcat/

Что услышал А.Блок в «музыке революции»? (по поэме «Двенадцать»)

/ Сочинения / Блок А.А. / Двенадцать / Что услышал А.Блок в «музыке революции»? (по поэме «Двенадцать»)

  Скачать сочинение
Тип: Проблемно-тематический анализ произведения

    Долгое время советские идеологи хвалили создателя «Двенадцати» за «верное понимание и воспевание революции». Искренний в своем приятии и неприятии, А.Блок видел в революции возможность преобразования существующего порядка, а вернее, непорядка, во что-то лучшее и более справедливое. Музыка – это стройное звучание отдельных нот, и Блок услышал ее в событиях 1917 года.

Каков же лад этой музыки – мажорный или минорный?
    Все происходящее читатель видит глазами двенадцати большевиков, проходящих по городу, в котором царит хаос. Двенадцать рады этому, поскольку и они сами являются частью этого беспорядка. Призванные в идеале стать носителями порядка, на самом деле они сами порождены Хаосом и сеют его везде, куда бы ни пришли.

Читайте также:  Краткое содержание пьесы «женитьба» для читательского дневника (н. в. гоголь)

Мир, само Бытие рушится, и символ этого всеобщего разрушения – ветер:
    Ветер, ветер —
    На всем божьем свете!
    Идеал двенадцати символизирует не только ветер, их идеал – пожар, то, после чего уже не останется ничего старого: «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем».     В центре поэмы – «частная» судьба Петрухи, попавшего в катаклизм истории.

Он оказался в положении личности, вынужденной объединить в себе интересы общие и личные. Без перерождения красногвардейцев не может победить революция. Но и человек не может найти себя без участия в борьбе со старым миром.     В Петьке, как и в остальных красногвардейцах, поэт подчеркивает разбойное начало: «бубновый туз» — знак каторжника.

Переплавка Петьке необходима, но сложна. Герой переживает серьезные испытания. Возлюбленная Петьки, девушка Катька «Мертва, мертва! // Простреленная голова!»     Эта героиня гибнет. Неважно, кто она, главное, что это — женщина, единственное в поэзии Блока начало, способное к перерождению.

    Блок показывает революционную стихию как бессознательную, слепую силу, разрушающую не только ненавистный старый мир, но и простые человеческие отношения. Поэт изображает глубокую боль Петрухи. Личное и общественное приходят к болезненному столкновению. Для Блока преодоление этого – залог успеха нового мира.

Сначала рождается реакция страшной мести:
    Выпью кровушку
    За зазнобушку,
    Чернобровушку…
    Жажда мести пока владеет и всеми красногвардейцами. Поэтому революционный поток похож на циклон, в центре которого едва может устоять человек:
    Ветер, ветер!
    На ногах не стоит человек.

Обратите внимание

    Ветер, ветер!
    На всем божьем свете!
    «Ветер хлесткий» — это символ революции, ее активного начала, сметающего старый мир. Ветер хлещет барыню в каракуле, попа, писателя, но одновременно и     Рвет, мнет и косит
    Большой плакат:
    «Вся власть Учредительному собранию!»
    В десятой главе вместо ветра изображена вьюга. Природа – не союзник гвардейцам.

Движение героев – это преодоление стихии:
    Разыгралась что-то вьюга.
    Ой, вьюга, ой, вьюга!
    Не видать совсем друг друга
    За четыре за шага!
    И вьюга пылит им в очи!
    Стена вьюги отделяет Христа от двенадцати.     Герои поэмы – дети стихии, ее порождение и воплощение. Но вьюга обернулась своей разрушительной стороной.

В ней нет созидательного, преобразующего начала. Преодолевая стихию, двенадцать преодолевают самих себя.

    Уже не Катьке с Ванькой противостоят герои поэмы, а всему старому миру, и именно это обстоятельство оказывается решающим фактором в процессе их духовного перерождения:
    Стоит буржуй, как пес голодный,
    Стоит безмолвный, как вопрос,     И старый мир, как пес безродный,     Стоит за ним, поджавши хвост.

    Виноват в «крови» старый мир, оказавшийся неспособным привить людям навыки гуманизма. Это реальное движение революции в истории. Ветер как революционный символ снова появляется в последней главе:
    Это – ветер с красным флагом
    Разыгрался впереди…
    …В белом венчике из роз –     Впереди – Иисус Христос.

    Христос стал вестником нового мира, построенного на основе равенства, братства и свободы; выразителем чистоты, святости и страданий во имя будущего. Блок воплотил в этом образе духовное перерождение мира и личности.

    Путь истории противоречив. Поэма построена на контрастах цвета: «черное» — «белое».

Блок воспроизводит стихийный взрыв, сохраняя свое личное к нему отношение. Нарисованная в «Двенадцати» картина поражает сочетанием несовместимого. Все пришло в движение, рухнул устоявшийся быт, обнажились противоречия. Конфликт у поэта строится на противопоставлении двух начал – светлого, гармоничного, которое Блок видит «впереди», и темного, олицетворением которого служит «старый мир». Сфера этого противопоставления захватывает и «большой» мир, и внутренний мир человека. Как и его герои, Блок негодует, страшится и надеется. Всем своим существом он участвует в том, что происходит вокруг. Поэт берет на себя смелость провести своих героев сквозь ветры и вьюги, показать настоящее лицо революции, каким бы жестоким оно ни оказалось. Но, читая поэму, мы верим в то, что кровь окупится будущей светлой жизнью.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.<\p>

/ Сочинения / Блок А.А. / Двенадцать / Что услышал А.Блок в «музыке революции»? (по поэме «Двенадцать»)

Смотрите также по произведению «Двенадцать»:

  • Краткое содержание

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00080401184864192250

«МУЗЫКА РЕВОЛЮЦИИ» В ПОЭМЕ А. А. БЛОКА «ДВЕНАДЦАТЬ»

Поэма состоит из двенадцати глав, имеет кольцевую композицию.<\p>

Пространство в поэме можно представить в виде концент­рических кругов: сначала оно предельно общее, охватыва­ет всю Вселенную, затем сужается до пространства города, далее — до отряда, и, наконец, до внутреннего мира одно­го из 12-ти, Петра. Затем пространство поэмы расширяется последовательно в обратном порядке, снова достигая все­ленского масштаба.<\p>

Действие поэмы происходит в Петрограде зимой 1918 г. Actionteaser.ru — тизерная реклама <\p>

По ночному городу идёт отряд из двенадцати человек. Они готовы на всё, чтобы защитить новый мир от ста­рого («пальнём-ка пулей в Святую Русь»). По дороге бойцы обсуждают своего приятеля Ваньку, сошедше­гося с «богатой девкой» Катькой.<\p>

Следующая глава — лихая песня.<\p>

(Последний куплет песни) «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем!»

  • • Ванька и Катька на лихаче несутся по Петрограду, сталкиваются с отрядом двенадцати. Вооружённые люди нападают на сани. Лихач извозчик вывозит Ваньку из-под выстрелов; Катька с простреленной го­ловой остаётся лежать на снегу.

<\p>

Отряд из двенадцати человек идёт дальше, лишь убийца Петруха грустит по Катьке, которую когда- то любил.<\p>

Товарищи осуждают его.<\p>

«…не такое нынче время, чтобы нянчиться с тобой…»

  • Следующая глава — романс, посвящённый гибели старого мира. Двенадцать идут, Петька поминает Го­спода, удивляясь силе пурги. Товарищи пеняют ему за «бессознательность», напоминают, что Петька уже замаран Катькиной кровью, поэтому от Бога помощи не будет. Так, «без имени святого», двенадцать чело­ век под красным флагом твёрдо идут дальше. В по­следних строчках появляется «впереди Иисус Христос в белом венчике из роз».

<\p>

Образ Христа в финале поэмы трактуют по-разному. Одни исследователи видят в нём благословление две­надцати, указывая на отсылку к библейским апостолам (которых, как известно, также было 12). Другие же го­ворят о том, что двенадцать идут с оружием, и Христос оказывается у них под прицелом.<\p>

Традиционно конфликт поэмы «Двенадцать» трак­туется как столкновение старого и нового мира, старой и новой России. Однако сам А. А. Блок предупреждал, что не следует переоценивать значение политических мотивов в поэме.<\p>

«Двенадцать» — одно из самых противоречивых произ­ведений А. А. Блока, которое имеет несколько тракто­вок, противоположных друг другу:

  • В. Г. Короленко считал, что «Христос говорит о боль­шевистских симпатиях автора».
  • З. Н. Гиппиус видела в поэме «варварское разруше­ние поэзии и культуры, шарж на Христа».
  • • А. М. Горький говорил, что «Двенадцать» —«.самая злая сатира на всё, что происходило в те дни».
  • К. И. Чуковский писал о поэме: «Поэт чувствовал, что написанное им есть высшая правда, не зависящая от его желаний.».

<\p>

Сам А. А. Блок говорил: «.Поэма написана в ту исключительную и всегда короткую пору, когда про­носящийся революционный циклон производит бурю во всех морях — природы, жизни и искусства».<\p>

    • Оптимистичное по духу и весьма категоричное по содер­жанию стихотворение B.C. Высоцкого «Я не люблю» является программным в его творчестве. Шесть из восьми строф начи­наются фразой «Я не люблю», а всего этот повтор звучит в тексте одиннадцать раз, завершаясь еще более резким отрица­нием «Я это никогда не полюблю». С чем же никогда не сможет смириться лирический герой стихотворения? Какие же…<\p>
    • Песня «Зарыты в нашу память на века…» написана B.C. Вы­соцким в 1971 году. В ней поэт вновь обращается к событиям Великой Отечественной войны, ставшим уже историей, но еще живы их непосредственные участники и свидетели. Произведение поэта обращено не только к современникам, но и к потомкам. Главная идея в нем — стремление предупре­дить общество от ошибок переосмысления истории. «Осто­рожно с…<\p>
    • Творческое наследие Бунина очень интересно, впечатляюще, однако трудно для восприятия и понимания, так же как сложным и противоречивым было мировоззрение поэта и писателя. Бунин писал на различные темы современной ему русской жизни: быт русского дворянства и крестьян, судьба уходящего в прошлое дворянского уклада жизни, любовь. Легкая грусть пронизывает творчество Бунина, идущая от несколько…<\p>
    • Поэма Вергилия «Энеида» — это эпическое произведение, базирующееся на римской мифологии. Поэма рассказывает о легендарном Энее, троянце, сыне царя Трои Приама. Эней после падения Трои основал Римскую державу.Поэма полна пафоса величия и гордости за Великий Рим. Эней изображен суровым воином, основная цель которого — построить новое, мощное государство. Основание Рима Энеем подается как воля…<\p>
    • Главный герой романа – Григорий Печорин, личность неординарная, автор нарисовал «современного человека, каким он его понимает, и слишком часто встречал». Печорин полон кажущихся и действительных противоречий в отношении к любви, дружбе, ищет истинный смысл жизни, решает для себя вопросы предназначения человека, выбора пути.Порой главный герой малопривлекателен для нас – он заставляет страдать…<\p>
    • Иудушка Головлев — гениальное художественное открытие М. Е. Салтыкова-Щедрина. Больше никто не сумел раскрыть образ пустослова с такой обличительной силой.Портрет Иудушки раскрыт “в динамике”. Впервые он предстает в образе несимпатичного, подлизывающегося к матери и подслушивающего ребенка. В конце же книги читатель видит перед собой вызывающее содрогание, отвратительное создание. Образ Иудушки…<\p>
    • Повесть Николая Васильевича Гоголя «Шинель» сыграла большую роль в развитии русской литературы. «Все мы вышли из «Шинели» Гоголя», — сказал Ф. М.Достоевский, оценивая ее значение для многих поколений русских писателей.Рассказ в «Шинели» ведется от первого лица. Мы замечаем, что рассказчик хорошо знает жизнь чиновников. Герой повести — Акакий Акакиевич Башмачкин, маленький чиновник одного из…<\p>
    • Н. В. Гоголь раскрыл в своих «Петербургских повестях» истинную сторону столичной жизни и жизни чиновников. Он наиболее ярко показал возможности «натуральной школы» в преображении и изменении взгляда человека на мир и на судьбы «маленьких людей».В «Петербургских записках» 1836 года Гоголь с реалистических позиций выдвигает идею социально значимого искусства, которое замечает общие элементы…<\p>
    • Андрей Соколов – главный герой рассказа «Судьба человека» Шолохова.Его характер – по-настоящему, русский. Сколько бед он пережил, какие муки вынес, знает только он сам. Герой говорит об этом на страницах рассказа: «Зa что же ты, жизнь, меня тaк покaлечилa? Зa что тaк искaзнилa?» Он не спеша рассказывает свою жизнь от начала до конца встречному попутчику, с которым сел прикурить у дороги.Много…<\p>
    • Сочинение «Война и мир» Толстой.Л. Н. Толстой был участником Севастопольской обороны. В эти трагические месяцы позорного поражения русской армии он многое понял, осознал, как страшна война, какие страдания она несет людям, как ведет себя человек на войне. Он убедился в том, что истинный патриотизм и героизм проявляется не в красивых фразах или ярких подвигах, а в честном выполнении долга, военного и…<\p>

<\p>

Источник: https://www.shollklass.ru/literatura/2573-muzyka-revolyutsii-v-poeme-a-a-bloka-dvenadtsat

Литературный портал «Шпаргалкино» Сочинения, рефераты, шпаргалки

Поэма А. А. Блока «Двенадцать» была написана в 1918 году, когда поэт, сблизившись с критиком и публицистом Ивановым-Разумником, ощущал себя на пике революционной воодушевленности.

Революцию в России Блок считал отголоском «космической революции», о «вихре атомов» которой писал незадолго до Октября. В 1918 же году он публикует статью «Интеллигенция и революция», в которой в прозаической форме выражает свои надежды и ожидания, связанные с приходом революции.

В своем творчестве, как и в своей жизни, он пытался разобраться и понять, что же пришло на смену старому укладу, а потом только давать какую-либо оценку. В статье он рассматривает революцию с эпохальной точки зрения, пишет, что она не могла не произойти.

Статья заканчивается призывом: «Всем телом, всем сердцем, всем сознанием — слушайте революцию».
В поэме «Двенадцать» Блок пытается творчески, поэтически осмыслить смысл и последствия революционных событий.

Важно

Разнообразный ритмико-интонационный строй поэмы передает хаотичную, нервную, стихийную жизнь разоренного города в первые послереволюционные годы. Поэтому читатели могут буквально последовать призыву Блока и вслушаться в музыку революции, переданную в его поэме.

С первых строк поражает и непривычным кажется разнообразие, нервный перескок ритмов поэмы, большинство из которых берут свое начало в народном фольклоре. Так, на ритмико-интонационном уровне воплощается идея народной революции. Критик А.

Ремизов восхищался новаторством Блока и писал: «… по-другому передать улицу я не представляю возможным». В музыке поэмы каждый новый ритм отражает свой «слой» революционной реальности.

Например, частушечный ритм появляется в пятой части поэмы, главной героиней которой является Катька:

Гетры серые носила,
Шоколад Миньон жрала,
С юнкерьем гулять ходила —
С солдатьем теперь пошла?
Эх, эх, согреши!

Будет легче для души!

Плясовые ритмы появляются в четвертой главе про Ваньку, они отражают разгул страстей, опасность «свободы без креста» (свободы нарушать библейские заповеди — блудить, убивать):

Крутит, крутит черный ус,
Да покручивает,

Да пошучивает…

Уже после убийства Катьки, когда в крови красногвардейцев разгорается «мировой пожар» и они готовы пролить кровь, будь то изменившая своему возлюбленному девка или буржуй, плясовая снова отражает стихию человеческих страстей: «Ужь я ножичком / Полосну, полосну!.. / Ты лети, буржуй, воробышком! / Выпью кровушку / За зазнобушку / Чернобровушку».
«Державной» поступи революционного отряда, который проходит через всю поэму, соответствует ритм марша:

Вперед, вперед,
Рабочий народ!

Рефреном повторяется в поэме и другое маршевое двустишие: «Революцьонный держите шаг! / Неугомонный не дремлет враг!».
В третьей части ритм блоковской поэмы напоминает солдатскую песню:

Эх ты, горе-горькое,
Сладкое житье!
Рваное пальтишко,

Австрийское ружье!

Совет

Но в конце третьей части песня внезапно перебивается строчкой, в которой звучит интонация молитвы: «Господи, благослови!» Робкие молитвенные интонации то здесь, то там проступают на поверхности поэмы. Сначала кажется, что это отголоски «старого мира», не случайно к персонажам «старого мира» относится «товарищ поп», карикатурно описанный поэтом:

Помнишь, как бывало
Брюхом шел вперед,
И крестом сияло

Брюхо на народ?..

Но после оказывается, что Бога поминает и Петька, один из революционных двенадцати. Но товарищи не позволяют ему «завираться»: «Отчего тебя упас / Золотой иконостас?» Дальше двенадцать идут «без имени святого». В дневнике Блок отметил: «В народе говорят, что все происходящее — от падения религии». Непонятно, как относится к этому сам поэт.

С одной стороны, в 1904-1905 годах Блок уверял, что «не пойдет врачеваться к Христу». С другой стороны, в финале поэмы не кто иной, как Иисус, оказывается во главе отряда революционеров-безбожников. Блок верил в преодоление кровавого греха, в исход из кровавого настоящего к гармоничному будущему, которое олицетворено в поэме в образе Христа.

Он писал: «Это ведь только сначала — кровь, насилие, зверство, а потом — клевер, розовая кашка».
Но образ Христа, несущий с собой чистоту, белизну, искупление, прекращение страданий, появляется в самом конце поэмы, а основное художественное пространство «Двенадцати» занимает образ разбушевавшейся стихии.

Природная стихия — разыгравшаяся вьюга, ветер — усиливают впечатление от силы и хаоса революционной стихии:

Эх, эх!
Позабавиться не грех!
Запирайте етажи,
Нынче будут грабежи!
Отмыкайте погреба –

Гуляет нынче голытьба!

Ощущение хаоса и полной разрушенности прежнего мира создается за счет использования уличной лексики, простонародного языка, к которому читатели и ценители Блока не привыкли.

Балаганные выкрики соседствуют с политическими лозунгами, казенным языком («Вся власть Учредительному собранию!»); солдатская песня завершается молитвой — все это создает впечатление разобщенности, дисгармонии окружающего мира. Даже «старый мир» лишен цельности: в его изображении смех мешается у автора со слезами.

Обратите внимание

Юмор (барыня «… – бац – растянулась!») перемежается грустью («уж мы плакали, плакали»). Печален вид бродяги, буржуя, застывшего на перекрестке «как вопрос».
Намеренное отсутствие гармонии, передающееся на всех уровнях поэмы, подсказывает итог, к которому приходит автор в осмыслении революции: что никакого фиксированного итога быть не может.

Ярче всех эту мысль выразил литературовед В. Жирмунский: «Погрузившись в родную ему стихию народного восстания, Блок подслушал ее песни, подсмотрел ее образы… — но не скрыл… трагических противоречий… — и не дал никакого решения, не наметил никакого выхода: в этом его правдивость перед собой и своими современниками…».

Лента RSS © 2019 Литературный портал «Шпаргалкино»

Источник: http://shpargalkino.com/chto-uslyshal-blok-v-muzyke-revolyucii-po-poeme-dvenadcat/

Что услышал Блок в «музыке революции»?

«Двенадцать» — поэма переворота. Не только и не столько поэма, описывающая общую атмосферу, царящую в погибающей после революции стране, сколько поэма переворота в погибающей душе самого поэта. Эта поэма — насмешка над «революцией». Блок в каждом слове, в каждом звуке высмеивает в бессильной злобе кровавый разгул стихии:

Злоба, грустная злоба

Кипит в груди…

Черная злоба, святая злоба…

Сам он не может повлиять каким-либо кардинальным образом на исторический ход событий, не может (или не хочет) «говорить вполголоса: «Предатели! Погибла Россия!»». Он отчаянно смеется над несоответствием идеалов, поставленных «революцией», и окружающей действительностью.

Он зло смеется и над представителями старого мира — попами, буржуями, барынями — всеми, кто довел страну до революционной ситуации, и над представителями так называемого «нового» мира — ничтожными личностями, способными воевать лишь с уличными девками да с тенями в подворотнях:

Революционный держите шаг!

Неугомонный не дремлет враг!

Товарищ, винтовку держи, не трусь! Палънем-ка пулей в Святую Русь…

Эх, эх! Позабавиться не грех!

Запирайте етажи, Нынче будут грабежи!

Отмыкайте погреба — Гуляет нынче голытьба!

В зубах цигарка, примят картуз, На спину б надо бубновый туз!

«Свобода, свобода, эх, эх, без креста!» — звучит как разгульный, разбойничий клич. Не случайно автор отметил, что «на спину б надо бубновый туз» — такой лоскут из красной или желтой ткани нашивался на спину каторжникам. Эти люди «идут без имени святого…»:

От чего тебя упас

Золотой иконостас?

Бессознательный ты, право,

Рассуди, подумай здраво —

Али руки не в крови…

Они проходят как стихия, они проносятся как вьюга, они подчиняются только внутреннему стремлению разрушения: «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем». Автор постоянно сравнивает движущие силы революции со слепой стихией, которая все рушит на своем пути:

Черный вечер.

Белый снег.

Ветер, ветер!

На ногах не стоит человек.

Ветер, ветер — .

На всем божьем свете!

Разыгралась чтой-то вьюга,

Ой, вьюга, ой, вьюга!

Не видать совсем друг друга!

За четыре за шага!

В поэме последовательно применен художественный прием, основанный на эффекте контраста. Сразу бросается в глаза, что зрительный ряд строится на чередовании мотивов ночной темноты и снежной вьюги. Эта цветовая символика ясна по своему смыслу.

Она знаменует два жизненных исторических начала: низкое и высокое, ложь и правду, прошлое и будущее — все, что противоборствует как на всем свете, так и в каждой человеческой душе.

Символика эта социально прояснена, в ней — отражение и художественное обобщение реальных исторических явлений.

Что такое снежная вьюга в «Двенадцати», как не образ «исторической погоды», образ самого переворота и хаоса, им принесенного? Черный вечер и белый снег воплощают в своей контрастности историческую бурю, потрясшую мир.

Важно

Белое, светлое, снежное торжествует в финале поэмы, где полностью побеждает непроглядную тьму, из которой вышли двенадцать.

Здесь автор завуалированно пророчит победу белой, светлой силы над черно-красным хаосом, принесенным той стихией, к которой принадлежали двенадцать.

«Двенадцать» — это полное торжество стихии. Она — главный герой поэмы. Как сама поэма, так и стихия в ней едина и синтетична, хотя внутри нее самой действуют самостоятельные характеры с их собственными индивидуальными чертами.

Двенадцать красногвардейцев пробиваются сквозь лютую вьюгу; они «ко всему готовы», им «ничего не жаль», они настороженны; их ведет вперед инстинкт, но они еще толком не представляют себе до конца весь смысл своей борьбы, своего «державного шага» в будущее. Они в этой борьбе еще новорожденные, рожденные вместе с «новым» миром, рожденные самим этим «новым» миром.

В героях поэмы, беззаветно вышедших на штурм старого мира, пожалуй, больше от анархической «вольницы» (активно действовавшей в Октябрьские дни), нежели от авангарда петроградского рабочего класса, который под предводительством партии большевиков обеспечил победу революции.

Ощущение «взлета» революции с громадной силой сказалось в «Двенадцати» в мотивах ночной метели, порывистого, резкого ветра, взвихренного снега. Эти мотивы проходят сквозь всю поэму подобно основной теме в симфонии.

При этом ветер, снежная вьюга, пурга как динамические образы восставшей, разбушевавшейся стихии приобретают в «Двенадцати» различный смысл применительно к разным персонажам поэмы.

Для теней и обломков старого мира злой и веселый (злорадный) ветер — сила враждебная, безжалостно выметающая их из жизни, для двенадцати же он — их родная стихия, они как порождение этого ветра, они детище хаоса, стремящееся к разрушению. Этим двенадцати вьюга не страшна, не опасна.

Красный флаг появляется в конце поэмы, он — этот символ революции — здесь становится символом нового креста России. Страна стоит на перепутье — «позади голодный пес», а впереди якобы «светлое будущее». Есть мнение, что Христос во главе красногвардейцев благословляет революцию, ее конечные цели и идеалы.

Совет

Но в том-то и дело, что не во главе — нигде в поэме об этом не сказано, — а «впереди».

Мы просто привыкли воспринимать, что впереди, с красным флагом — значит, во главе, но здесь другая ситуация: флаг здесь олицетворяет собой новый крест Христа, новый крест России, и идет Христос не во главе, а его ведут — ведут на расстрел, на новое распятие…

«Зачем же ты пришел нам мешать? Ибо ты пришел нам мешать и сам это знаешь. Но знаешь ли ты, что будет завтра? Кто ты? Ты ли это? Или только подобие Его.

Но завтра же я осужу и сожгу тебя на костре, как злейшего из еретиков, и тот самый народ, который сегодня целовал твои ноги, завтра же, по одному моему мановению, бросится подгребать к твоему костру угли.

Знаешь ты это? Да, ты, может быть, это знаешь…» Это Достоевский, «Братья Карамазовы», диалог Великого Инквизитора с Иисусом Христом.

Никому не нужна Его помощь, никому не нужно Его благословение: «От чего тебя упас золотой иконостас?» О каком «моральном благословении» может идти речь, когда «…идут без имени святого… ко всему готовы…». Этим двенадцати не нужно ничьего благословения,

точно так же как не нужно оно было и тем, кто делал революцию. Просто в то время удобно было использовать стихи такого великого поэта в свою пользу, с целью оправдания революции и кровавого беспредела, а ведь Блок сам говорил, что в его поэме совсем нет политики.

Он любил всех, он любил Россию и тем больнее переживал ее политический, экономический и духовный кризис. Блок проживал все события, происходившие в России, вместе со страной.

Он вместе с его Русью страдал, замерзал, голодал. Поэтому Блок в своей поэме чувствует настроение и переживание каждого персонажа и с точностью передает эмоции каждого.

Обратите внимание

Автор постоянно подчеркивает, насколько далеки «высокие» идеи революции от земной жизни:

От здания к зданию

Протянут канат.

На канате плакат:

«Вся власть Учредительному Собранию!»

Старушка убивается — плачет,

Никак не поймет, что значит,

На что такой плакат,

Такой огромный лоскут?

Сколько бы вышло портянок для ребят,

А всякий — раздет, разут…

В октябрьском перевороте поэт услышал только одну «музыку» — громовую музыку катастрофического крушения старого мира, которое он так давно предчувствовал и ждал.

Да, он ждал, но скорее не столько крушения самого мира, сколько перемены в психологии людей, перемены человеческого сознания, улучшения мира не за счет его перелома и передела, а за счет внутренних изменений в каждом человеке, то есть изменения мира за счет изменения самого человека.

Поэтому кровавый переворот, провозглашенный социалистической революцией, Блок воспринял как внезапно налетевшую, но уже предсказанную и ожидаемую стихию. Революция, по Блоку, всемирна, всеобща и неостановима.

Она воплотилась для него с наибольшей полнотой в образе неудержимого «мирового пожара», который вспыхнул в России и будет еще долго разгораться все больше и больше, перенося свои очаги и на Запад и на Восток, — до тех пор «пока не запылает и не сгорит старый мир дотла».

Источник: https://school-essay.ru/chto-uslyshal-blok-v-muzyke-revolyucii.html

Что услышал Блок в «музыке революции»? (По по­эме «Двенадцать») — Сочинение

Что услышал Блок в «музыке революции»? (По по­эме «Двенадцать».)

«Страшный шум, возрастающий во мне и вокруг», — отмечает Блок в записной книжке в день окончания «Двенадцати». Это хаотическое многозвучие переломно го времени врывается в поэму с петроградской улицы.

В поэме «Двенадцать» и стихотворении «Скифы» новейшие социально-исторические события и общественные настроения, собственное ощущение рушащегося мира Блок осмысливает в связи с творческими поисками предшествовавших лет, в соотнесении с духовными образами и философскими идеями, волновавшими человечество веками.

Ведущий художественный принцип в «Двенадцати» — контраст. Черное и белое, старое и нарождающееся, жизнь и смерть борются «на всем божьем свете», в революционном городе, в душах героев. Контрастны не только образы, но и ритмы.

Старый, сметаемый революционной бурей мир изображается поэтом без сочувствия. Образ паршивого пса — итоговая метафора мира, обреченного на слом.

Важно

Но пес все-таки не отстает и от двенадцати «апостолов нового мира» (показательно не только число 12, но и названные имена красногвардейцев — Петр, Андрей повторяющие имена евангельских апостолов): прошлое продолжает жить в их душах.

Шествие двенадцати со провождается грабежами, гульбой, насилием. Револю­ционный пожар — необходимость, но одновременно — страшная трагедия.

Поэма Блока выдержана в традициях символистской образности. С этой точки зрения нужно воспринимать ее сюжет и героев. Ванька — не просто враг револю­ции, буржуй, но предатель, тем более достойный мести, уничтожения. Против него обращена ненависть две­надцати. Катька — случайная жертва.

Но никто, кроме любившего ее Петрухи, не пожалел о свершившемся. Сами двенадцать не обращают внимание или не способ­ны увидеть, различить главного из того, что соверша­ется ими, что сопровождает их путь.

Бросили — «лежи ты, падаль, на снегу» — убитой Катьке, стреляют и в того, кто сквозь метель «машет красным флагом».

Блок считал Катьку и Христа важнейшими симво­лами поэмы. Катьку он хочет видеть на обложке, когда разговаривает о подготовке отдельного издания поэмы с художником Ю.

Анненковым: «Катька — здоровая, толстомордая, страстная, курносая русская девка; све­жая, простая, добрая… (здоровая и чистая, даже — до детскости)».

Ее и образ Христа поэт «связывает» в трактовке живописного замысла световым лучом и та­кой деталью, как выпавший крестик.

Совет

Катька — это красота, но красота падшая. Вовсе не обязательно прекрасное, посещавшее и «старый мир», должно быть уничтожено. Не в этом задача революции. Катька гибнет случайно. Но вот смена общественного идеала красоты, исходных пунктов и основ культуры, по мнению Блока, неизбежна.

Широко известен тип «кающегося помещика», о котором много писали в России конца XIX — нача­ла XX века. Блок искренне и глубоко переживал этот «комплекс». Он осеняет движение двенадцати, ознаме­новавшееся в сюжете лишь одним реальным действи­ем — нечаянным убийством Катьки, образом Христа с «кровавым флагом».

Это по замыслу поэта — символ святости революци­онного дела и жертвенности тех, кто принял тяжкий крест на себя. Но образ все-таки противоречив.

Блок писал: «Разве я “восхвалял”? …Я только констати­ровал факт: если вглядеться в столбы метели на этом пути, то увидишь “Исуса Христа”. Но я иногда сам глубоко ненавижу этот женственный призрак». Здесь должен остановить внимание эпитет: «женственный».

А рядом, в дневнике поэта как противостоящая ему сила упоминается «мужественная воля». Не здесь ли — исходный пункт сомнений?

Блок рассуждает так: в результате революции кра­сота придет в мир в новом качестве, освободившиеся, сбросившие со своей шеи господ федоты откроют новые невиданные источники прекрасного в самих себе.

Ради этого можно оправдать и гибель части истинно прекрас­ного, созданного в «старом мире», принять как след­ствие крутого поворота всей жизни.

Воплощает поэт идею прекрасного, которое придет в мир вместе с по­бедой двенадцати (с тревогами, муками, сомнениями, страхом и все-таки конечной уверенностью, что иного у него нет) в образе Христа.

Блок понимал, что нет другого образа, способного столь масштабно выразить и освятить идею творческого возрождения России, во имя которого, он думает, совер­шается революция. Но и оправдать им гибель Катьки до конца не удается. Объективно это пришедший из про­шлого «призрак» замыкает круг.

Обратите внимание

Истинно прекрасное старого мира, пусть поруганное, низведенное до степени продажности, уничтожается, чтобы вновь возродиться в женственном же призраке. Катька — продолжение идей всей поэзии Блока, воплощавшего прекрасное в женских образах, и Христос — женственен.

Блок думал, что это его внутреннее, художественное противоречие, но это мелькнуло противоречие самого исторического процесса, музыку которого слушал поэт-символист.

Источник: http://Sochineniye.ru/chto-uslyshal-blok-v-muzyke-revolyutsii-po-po-eme-dvenadtsat/

Что услышал А.Блок в «музыке революции»? (по поэме «Двенадцать»)

Категория: Двенадцать <\p> Actionteaser.ru — тизерная реклама

Долгое время советские идеологи хвалили создателя «Двенадцати» за «верное понимание и воспевание революции». Искренний в своем приятии и неприятии, А.Блок видел в революции возможность преобразования существующего порядка, а вернее, непорядка, во что-то лучшее и более справедливое.

Музыка – это стройное звучание отдельных нот, и Блок услышал ее в событиях 1917 года. Каков же лад этой музыки – мажорный или минорный?     Все происходящее читатель видит глазами двенадцати большевиков, проходящих по городу, в котором царит хаос. Двенадцать рады этому, поскольку и они сами являются частью этого беспорядка.

Призванные в идеале стать носителями порядка, на самом деле они сами порождены Хаосом и сеют его везде, куда бы ни пришли.

Мир, само Бытие рушится, и символ этого всеобщего разрушения – ветер:     Ветер, ветер —     На всем божьем свете!     Идеал двенадцати символизирует не только ветер, их идеал – пожар, то, после чего уже не останется ничего старого: «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем».     В центре поэмы – «частная» судьба Петрухи, попавшего в катаклизм истории.

Он оказался в положении личности, вынужденной объединить в себе интересы общие и личные. Без перерождения красногвардейцев не может победить революция. Но и человек не может найти себя без участия в борьбе со старым миром.     В Петьке, как и в остальных красногвардейцах, поэт подчеркивает разбойное начало: «бубновый туз» — знак каторжника.

Переплавка Петьке необходима, но сложна. Герой переживает серьезные испытания. Возлюбленная Петьки, девушка Катька «Мертва, мертва! // Простреленная голова!»     Эта героиня гибнет. Неважно, кто она, главное, что это — женщина, единственное в поэзии Блока начало, способное к перерождению.

    Блок показывает революционную стихию как бессознательную, слепую силу, разрушающую не только ненавистный старый мир, но и простые человеческие отношения. Поэт изображает глубокую боль Петрухи. Личное и общественное приходят к болезненному столкновению. Для Блока преодоление этого – залог успеха нового мира.

Важно

Сначала рождается реакция страшной мести:     Выпью кровушку     За зазнобушку,     Чернобровушку…     Жажда мести пока владеет и всеми красногвардейцами. Поэтому революционный поток похож на циклон, в центре которого едва может устоять человек:     Ветер, ветер!     На ногах не стоит человек.

    Ветер, ветер!     На всем божьем свете!     «Ветер хлесткий» — это символ революции, ее активного начала, сметающего старый мир. Ветер хлещет барыню в каракуле, попа, писателя, но одновременно и     Рвет, мнет и косит     Большой плакат:     «Вся власть Учредительному собранию!»     В десятой главе вместо ветра изображена вьюга. Природа – не союзник гвардейцам.

Движение героев – это преодоление стихии:     Разыгралась что-то вьюга.     Ой, вьюга, ой, вьюга!     Не видать совсем друг друга     За четыре за шага!     И вьюга пылит им в очи!     Стена вьюги отделяет Христа от двенадцати.     Герои поэмы – дети стихии, ее порождение и воплощение. Но вьюга обернулась своей разрушительной стороной.

В ней нет созидательного, преобразующего начала. Преодолевая стихию, двенадцать преодолевают самих себя.

    Уже не Катьке с Ванькой противостоят герои поэмы, а всему старому миру, и именно это обстоятельство оказывается решающим фактором в процессе их духовного перерождения:     Стоит буржуй, как пес голодный,     Стоит безмолвный, как вопрос,     И старый мир, как пес безродный,     Стоит за ним, поджавши хвост.

    Виноват в «крови» старый мир, оказавшийся неспособным привить людям навыки гуманизма. Это реальное движение революции в истории. Ветер как революционный символ снова появляется в последней главе:     Это – ветер с красным флагом     Разыгрался впереди…     …В белом венчике из роз –     Впереди – Иисус Христос.

    Христос стал вестником нового мира, построенного на основе равенства, братства и свободы; выразителем чистоты, святости и страданий во имя будущего. Блок воплотил в этом образе духовное перерождение мира и личности.

    Путь истории противоречив. Поэма построена на контрастах цвета: «черное» — «белое».

Блок воспроизводит стихийный взрыв, сохраняя свое личное к нему отношение. Нарисованная в «Двенадцати» картина поражает сочетанием несовместимого. Все пришло в движение, рухнул устоявшийся быт, обнажились противоречия.

Совет

Конфликт у поэта строится на противопоставлении двух начал – светлого, гармоничного, которое Блок видит «впереди», и темного, олицетворением которого служит «старый мир». Сфера этого противопоставления захватывает и «большой» мир, и внутренний мир человека. Как и его герои, Блок негодует, страшится и надеется. Всем своим существом он участвует в том, что происходит вокруг.

Поэт берет на себя смелость провести своих героев сквозь ветры и вьюги, показать настоящее лицо революции, каким бы жестоким оно ни оказалось. Но, читая поэму, мы верим в то, что кровь окупится будущей светлой жизнью.<\p> 

Основная тема трагедии —царь и народ — определила то важное место, которое отвёл Пушкин в своей пьесе Борису Годунову.      Образ Бориса Годунова раскрыт широко и разносторонне. Борис показан и как царь, и как семьянин; отмечаются его различные душевные качества.      Борис наделён многими положительными чертами. Привлекательны его большой ум, могучая воля, отзывчивость, желание «свой народ в довольствии, во славе успокоить». Как нежный отец, он искренне скорбит о горе своей дочери, потрясённой<\p>

Вторая часть повести «Алые паруса» начинается такими словами «Если Цезарь находил, что лучше быть первым в деревне, чем вторым в Риме, то Артур Грэй мог не завидовать Цезарю в отношении его мудрого желания. Он родился капитаном, хотел быть им и стал им. С восьмилетнего возраста Артур Грэй «все делал своими руками». Когда стало известно, что перед ним стоит цель — прожить жизнь и умереть так, чтобы портрет его мог быть повешен на стене «без ущерба фамильной чести», Артур Грэй не воспринял это как

Русский поэт Иван Алексеевич Бунин принадлежит к числу таких мастеров пера, творчество которых сложно ограничить какими-либо рамками.

Еще в начале ХХ века он прославился своими лирическими произведениями, выпустив за 20 лет семь сборников стихотворений о родине, жизни, любви. Многие критики отдельно отмечают его любовную поэзию, проникнутую эротическими мотивами.

В 1903 году Академия наук даже наградила молодого поэта Пушкинской премией за стихотворный сборник «Листопад» и перевод «Песни о Гайав

Читання — захоплююче заняття, яке приносить багато користі. Але читання — це теж мистецтво, якому треба вчитися. Адже справжній читач — це не той, хто «проковтує» одну книгу за іншою.

Обратите внимание

І не той, хто дочитує книгу лише до середини, а потім приймається за іншу.Справжній читач — це вдумливий читач, тобто людина, що уважно читає книгу, вдумується в кожне слово. М. Гіркий писав, що потрібно виховувати в собі культуру читання.

На його думку, читати треба повільно, не поспішаючи. Що толку в читанні, якщ

Александр Сергеевич Пушкин — величайший поэт всех времен и народов. Его гениальные произведения волновали читателей многих поколений. Но его стихи по-прежнему молоды, интересны и актуальны.

Крупнейшим и интереснейшим произведением Александра Сергеевича является роман “Евгений Онегин”. Белинский называл его “энциклопедией русской жизни”. Действительно, роман многосторонен, дает представление о жизни России первой четверти XIX века.

Но меня больше интересуют образы героев этой эпохи. Устарели ли н

Пьер Безухов — один из любимых героев Толстого. Жизнь Пьера — это путь открытий и разочарований, путь кризисный и во многом драматический. Пьер — натура эмоциональная.

Его отличают ум, склонный к мечтательному философствованию, рассеянность, слабость воли, отсутствие инициативы, исключительная доброта.

Главная черта героя — искание успокоения, согласия с самим собой, поиски жизни, которая гармонировала бы с потребностями сердца и приносила бы моральное удовлетворение. Впервые мы встречаемся с Пь

Сюжет повести Александра Ивановича Куприна «Суламифь» можно пересказать в нескольких словах. Царь Соломон, охладев к своей жене Астис, пламенно полюбил простую девушку Суламифь, жена его приказала начальнику своей стражи убить соперницу.

Когда злодеяние свершилось, царь изгнал Астис из страны. Но странное и магическое впечатление оставляет эта история. С первых слов понятно, что повествование навеяно библейскими стихами. В Книге Царств Ветхого завета перечисляются деяния царя Соломона.

Куприн ка

Важно

Поэзия Есенина… Чудесный, прекрасный, неповторимый мир! Мир, который близок и понятен всем, Есенин — истинный поэт России; поэт, который к вершинам своего мастерства поднялся из глубин народной жизни.

Его родина — Рязанская земля — вскормила и вспоила его, научила любить и понимать то, что окружает всех нас. Здесь, на рязанской земле, впервые увидел Сергей Есенин всю красоту русской природы, которую он воспевал в своих стихах.

Поэта с первых дней жизни окружал мир народных песен и сказаний:   

Воспоминание о будущемУж так устроен человек, что один из главных занимающих его вопросов — вопрос «Что будет?». Каким будет будущее — светлым, мирным, счастливым, полным без­заботной радости и детского смеха или, наоборот, черным, горьким и безрадостным?<\p>

Стихотворение Бальмонта “ Я мечтою ловил уходящие тени … “ было написано в 1895 году.

    Я считаю, что это стихотворение наиболее ярко отражает творчество Бальмонта и является гимном символизма.     В стихотворении “Я мечтою ловил уходящие тени…”, как легко убедиться, есть и “очевидная красота” и иной, скрытый смысл: гимн вечному устремлению человеческого духа от тьмы к свету.

    Вся образная структура стихотворения Бальмонта построена на контрастах: между верхом («И чем выше я шел…»), и низом

Сейчас смотрят:{module Блок:} Actionteaser.ru — тизерная реклама Actionteaser.ru — тизерная реклама <\p>

Источник: https://referat567.info/sochineniya-po-literature/blok-a-a/dvenadtsat/689-chto-uslyshal-a-blok-v-muzyke-revolyutsii-po-poeme-dvenadtsat.html

Ссылка на основную публикацию