Символизм произведения «в ожидании годо»

Ивашкевич Т. В ожидании Годо

Санкт-Петербургская
государственная академия театрального
искусства

Анализ пьесы
Сэмюэля Беккета «В ожидании Годо»

Выполнил:

студент I курса

Продюсерского
факультета

Ивашкевич Тимур

Преподаватель:

Скороход Н.С.

Санкт-Петербург

2013

Это
история о том, как двое ждали господина
Годо, но он не приходил. Поэтому они все
еще ждут и будут еще долго ждать господина
Годо… или нет.

Двое людей (Эстрагон и Владимир) на деревенской
дороге около плакучей ивы ждут некоего
Годо. Они не знают, во сколько точно он
должен прийти и, стараясь как-нибудь
убить время ожидания, ведут беседы на
все темы, которые им только приходят в
голову.

Когда очередная тема заходит в
тупик, они решают повеситься, но
останавливает их только то, что ветка
на дереве недостаточно крепка для этого.
Поэтому они дальше ничего не делают:
«Так надежнее».

Вдруг появляются Лаки
и Поццо: человек, несущий в руках огромную
кучу вещей, с длиннющей веревкой на шее;
другой конец ее держит его «хозяин» с
кнутом в руке. По ошибке Владимир и
Эстрагон принимают Поццо за Годо. После
того как выясняется, что это не так, Лаки
подает курицу и вино, насладившись
которыми Поццо закуривает трубку.

Обратите внимание

Эстрагон и Владимир тем временем
внимательно изучают Лаки, беззвучно и
неподвижно стоящего на месте, со всей
поклажей Поццо в руках. Добившись от
Лаки беззвучного разрешения съесть его
кости, оставшиеся от курицы, Эстрагон
продолжает беседу.

После слов Поццо о
том, что таких, как Лаки надо убивать,
Лаки плачет и сильно пинает Эстрагона
ногой, когда тот хочет вытереть ему
слезы. Владимир и Эстрагон обвиняют
Поццо в безжалостном обращении с Лаки,
тот извиняется, а Владимир уходит в
туалет (причем реальный — закулисный,
вне предлагаемой местности).

Вернувшись
оттуда в плохом настроении, он продолжает
мучиться от безделья, пока Эстрагон
выполняет просьбу Поццо и своей
вежливостью усаживает его на стул. Тот
все-таки встает и произносит монолог о
закате солнца, на который его собеседники
не обращают никакого внимания.

Поццо
продолжает упиваться своим величием и
по просьбе Эстрагона заставляет Лаки
потанцевать. Это не сильно впечатляет
«зрителей», поэтому Поццо просит
Владимира надеть Лаки его шляпу, чтобы
тот мог «думать». Лаки начинает
безостановочно нести чушь (состоящую
из научных терминов и прочих умных
слов), пока Владимир не срывает него с
Владимир шляпу не пока шляпу срывает
него с не пока не не не не с не с не пока
пока пока Владимир…

Лирическое
отступление.

Я
решил позволить себе в этой работе
чуточку..эмм..вольности и немного
приблизить ее к жанру, в котором она
написана.

Честно говоря, не вижу много
смысла в подробном изложении сюжета,
хотя бы потому, что все, читающие данное
послание априори прочитали пьесу, а
если даже и нет, то …прочитают.

Поэтому
дальнейший разбор мне придется проводить
в свободной форме, ибо никакого опыта
в подобной деятельности у меня не
наблюдается. Уж простите!

Поехали…

Репа,
морковь и черная редька.

Кто ж такой-то
все-таки этот «…как его… Годе… Годо…
Годэн»?! Да Бог знает, как раз потому,
что это Он сам и есть (хотя бы по слуховой
ассоциации с английским God;
но все, конечно, гораздо сложнее)! Осталось
только разобраться, чего это Его (он,
кстати, «ничего твердо не обещал») эти
двое чудиков ждут бесконечное количество
времени и не могут дождаться.

Начну с того, что,
судя по всему, в этой пьесе «Время
остановилось». И действие первое и
действие второе происходят в один и тот
же день, что можно понять по одинаковым
событиям в том и другом действиях, а
также по разговорам персонажей о том,
что происходило перед этим.

Важно

Более того,
этот самый застывший день – суббота,
как выясняется из диалога Эстрагона и
Владимира в первом действии. В иудаизме
суббота – это день, когда все отдыхают,
то есть день, когда никто ничего не
должен делать. Вот герои пьесы и мучаются,
стараясь, как это не парадоксально
звучит, делать все, лишь бы не делать
ничего.

<\p>

Вообще в пьесе
очень много отсылок к Библии, религии,
Богу. Она очень символична и буквально
в каждой фразе и авторской ремарке
что-то зашифровано ( Кстати о ремарках,
Беккет – гений.

Может быть, у меня не
такой уж большой опыт в чтении драмы,
но, по-моему, Сэмюэлю Беккету с помощью
только одних ремарок удалось создать
шикарную атмосферу и огромное количество
смысловых нагрузок. Конечно, нельзя
отрывать одного от другого, но все-таки
).<\p>

Допустим, кто такой
Годо мы разгадали.

Кто эти двое, Владимир
и Эстрагон? В первом действии после
того, как они пару раз покопались в своих
шляпах и башмаках (что тоже не просто
так), Владимир вдруг вспоминает историю
из той самой Библии. Речь идет «про двух
злодеев, которых распяли вместе со
Спасителем.

Говорят…» Притом историю
эту записали четыре евангелиста: двое
из них ничего не пишут про судьбу
разбойников; один упоминает об одном
спасенном разбойнике; последний же
говорит, что на вечные муки были обречены
оба разбойника, которые злословили
Спасителя за то, что он не хотел их
спасти.

Эта разбойничья арифметика мне
как-то напоминает двух бездельников,
один из которых, постоянно проворачивает
разные фокусы со своими башмаками, а
второй все время вспоминает, что они
кое-кого ждут. Вот и не поймешь, что с
этими двумя будет, то ли забудут про них
все, то ли они вдвоем сгинут, то ли кто-то
один в конечном счете останется. По-моему
даже, это будет Владимир. Все-таки – он
единственный в этой пьесе, кто хоть
немного понимает, что тут вокруг вообще
происходит. Может потому, что он
единственный кто об этом хоть чуточку
задумывается (к разговору о думах,
забавно, что одна из них у Владимира
происходит «В конце коридора, налево»
за кулисами)?

Дед с чемоданами,
привязанный к высокомерному позеру с
кнутом, они зачем? Лаки: lucky
(англ.)– «счастливчик». Да уж, действительно.

На
первый взгляд: дурачек какой-то, шут,
опять же. Как оказывается, шуты или
«бичуны» тоже много чего знают и умеют,
иногда даже слишком много («Король Лир»
опять же). Лаки – это крайняя стадия,
этот персонаж прошел в своей долгой (на
что его седая голова указывает) жизни
все.

Совет

Может быть, он даже читал лекции по
философии в университете, а потом что-то
понял или наоборот, чего-то не понял в
этой жизни.

Попытался научить чему-то
хорошему еще молодого Поццо, но, видимо,
разочаровавшись в нем (запутавшись в
сетях и обтанцевав это дело), привязал
себя к нему веревкой, схватил его
пульверизатор вместе с кучей других
безделушек и побежал, куда глаза глядят.

Тем более, что глаза Поццо за ненадобностью
глядеть перестали, по той же причине
онемел язык Лаки. Он уже сказал, что
хотел, а потом засунул это все в черную
шляпу, смял ее и отдал Поццо, чтобы тот
хотя бы мог поразвлечься и покрасоваться
перед кем-нибудь своей новой старой
игрушкой.

Почему, кстати,
всех по двое? Гого и Диди, Лаки и Поццо,
даже у мальчика, как выясняется, есть
брат. Первая ассоциация – Ноев ковчег.
Каждой твари по паре.

В одиночку никто
не выживет, да и жить тогда ради кого?
Об Эстрагоне заботится задумчивый
Владимир, мальчик заботится о своем
больном брате, у третьей пары отношения
несколько иные, но, в общем, все равно
Поццо без Лаки не Поццо, а Лаки без Поццо
не Лаки. Один всегда дополняет другого.
И если бы не было тьмы, мы бы не знали,
что существует свет, и наоборот.

<\p>

Только что пришла
на ум одна вещь. Помните трех обезьянок,
сидящих рядом друг с другом (ничего не
вижу, ничего не слышу, ничего не говорю).
Они напоминает героев пьесы: в конечном
итоге Лаки не говорит (онемел язык),
Поццо не видит (ослеп), а Гого и Диди
вообще не предпринимают никаких активных
действий.

Про действия в этой пьесе
вообще говорить трудно, потому что
большинство из них абсурдны. А раз они
абсурдны, значит понять их можно в том
случае, если переложить их на привычную
человеческую логику, что получается
только с помощью подбора соответствующих
метафор и сравнений. Вот, например…

Основное
действие, которому посвящают себя
Владимир и Эстрагон это ожидание. Как
только оно перетекает во что-то другое,
герои, как правило, пресекают развитие
действия и возвращаются к ожиданию.

Обратите внимание

Лаки и Поццо постоянно в дороге – они
все время идут вперед, при этом Лаки все
время трудится сверх надобности, а Поццо
все время занимается самолюбованием и
бичеванием Лаки. Что деятельность
первого, что второго не имеет много
здравого смысла, но в отличие от первой
пары они все время движутся, иногда
останавливаясь, но потом возобновляя
движение.

Напрашивается такая метафора:
поведение Диди и Гого напоминает
поведение природы, окружающего мира,
планеты. Они все время движутся куда-то,
но как бы стоят на месте, потому что
движутся циклично (вращение земли; смена
дней и ночей, времен года; круговорот
воды и т.д.). Поведение Поццо и Лаки –
это поведение человека.

Человек все
время движется вперед, все время что-то
делает (зачастую бессмысленно, как и
они), иногда нарушая естественные
процессы. Тогда поведение природы
меняется, как и поведение Владимира и
Эстрагона при встрече с Поццо и Лаки.
При этом, предполагаемая встреча с
седобородым Годо — это конец Света,
смерть, завершение цикла.

У меня, почему
то, такая картинка вырисовывается. И
если переводить эту метафору на язык
Беккета, то он, по-моему, считает, что
морковка с каждым днем превращается в
редьку, люди слепнут и перестают говорить
что-то дельное, а Годо не очень спешит
исправлять эту ситуацию.

Место действия
пьесы – нигде и везде. Время действия
пьесы – бесконечность. Катулл, которым
на мгновение возомнил себя Эстрагон (а
может это он и есть); затем средневековые
шуты; 1900 год; Эйфелева башня; и черные
котелки, которые уже не варят или варят
вместо голов, на которых они надеты.

Так, как у Владимира и Эстрагона было
всегда и везде, а Годо появлялся в разных
обличиях, под разными именами и в разных
местах. И многие его так и не дождались.
Приходил мальчик и говорил, что Годо
обязательно придет, только завтра.

А
все верили этому глазастому пареньку
и ждали, только кто-то готовился к этой
встрече, а кто-то сидел и сторожил свое
зрительское место в торфяном болоте,
которое его потихоньку засасывало.

Но
если быть оптимистом, то, в конце концов,
Владимир не дождется Годо и пойдет к
нему сам, тем более, что они с ним уже
виделись, только Годо был немного занят,
да и с бухгалтером и страховыми агентами
посоветоваться действительно надо
было.

А вот Эстрагон, проснется очередным
утром весь в синяках и вспомнит про
крепкую веревку, которую обещал захватить.

Потом придет на дорогу к плакучей иве
и, не найдя там ни Владимира, ни Годо, ни
морковки с репой…да чего уж там, даже
черной редьки там не найдя; в последний
раз померяет свои ботинки, которые снова
не подойдут, поставит их на дорогу и
обмотает веревку вокруг своей шеи.
Только он не побежит никуда, как Лаки…
а ветка на иве не надломится.

Источник: https://StudFiles.net/preview/6152385/

«В ожидании Годо»: описание пьесы, сюжет и постановки

«В ожидании Годо» — пьеса Сэмюэля Беккета.

Немного об авторе

Многие исследователи театра XX в. ведут родословную новой его ветви с 5 января 1953 года, когда в парижском театре «Бабилон» состоялась премьера пьесы Беккета «В ожидании Годо» в постановке соратника Антонена Арто и Жана-Луи Барро, режиссера Роже Блена. Текст пьесы был опубликован в 1952 г. еще до премьеры, что является для Франции случаем весьма редким.

Но издательство «Ле эдитьон де минюи» уже опубликовало к тому времени два романа обосновавшегося с 1937 г. во Франции ирландского писателя («Мэрфи» 1947 г. и «Моллой» 1951 г.) и вознамерилось издавать все, что выйдет из-под его пера, увидев в нем талантливого продолжателя Кафки и Джойса. С последним Беккет был к тому же хорошо знаком и переводил его на французский.

Читайте также:  Анализ романа фадеева «разгром»

Надо сказать, что издательские эксперты очень точно определили масштаб личности и таланта нового автора. В 1969 г. С. Беккет был удостоен Нобелевской премии по литературе. Посвятив себя почти исключительно драматургическому творчеству, писатель стал самым знаменитым (наряду с Э.

Важно

Ионеско) автором «театра абсурда», как определил это явление в конце 50-х известный английский критик Мартин Эсслин.

Завоевание «театром абсурда» мировой сцены, поначалу скандальное, а затем триумфальное, обеспечило автору славу «классика XX столетия». Пьеса «В ожидании Годо» была признана одним из его шедевров.

Сюжет и герои

В двухактной пьесе, почти лишенной внешнего действия, всего четыре персонажа. Главные герои, Владимир и Эстрагон, ждут некоего господина Годо, который должен разрешить все их проблемы.

Они одиноки и беспомощны, бесприютны и голодны; страх и отчаяние перед перспективой и дальше влачить жалкое существование не раз возвращает их к мысли о самоубийстве. Ежедневно они приходят утром на условленное место встречи и каждый вечер уходят ни с чем.

Тут они знакомятся с Поццо и Лакки, модель взаимоотношений которых (один все решает, другой беспрекословно подчиняется) может вероятно служить прообразом того, что ждет Владимира и Эстрагона, когда придет Годо. Но пьеса заканчивается новой «невстречей».

<\p>

Как и Метерлинка, Беккета мало занимает внешний сюжет. Он передает состояние души, в которой даже в самые отчаянные минуты живет надежда и ожидание перемен.

«В ожидании Годо» (даже названием) перекликается с «театром ожидания» Метерлинка, и, так же как в финале знаменитой драмы Метерлинка «Слепые», нам не дано узнать, кто пришел за ними, так и у Беккета Годо не появится, оставшись недосягаемым для героев и для зрителей, а критиков повергнув в бесконечные споры о том, что этот, не облеченный в плоть и кровь, персонаж символизирует.

История создания «В ожидании Годо»

Поначалу Беккет писал свою первую пьесу как отклик на вполне конкретные события: участвуя во время войны вместе с женой во французском Сопротивлении, он вынужден был скрываться от нацистов. Мотив ожидания, бесконечные разговоры в дни вынужденного самозаточения, становились содержанием драматического произведения, одним из двух центральных персонажей которого была (как и в жизни) женщина.

Постепенно отбрасывая все конкретные детали, писатель развил ситуацию и мироощущение, связанные с определенными временными условиями, и перенес их на экзистенциальные проблемы. Так родилось одно из самых трагически-пронзительных произведений литературы XX в., в котором, несмотря ни на что, теплится надежда. Недаром Беккет говорил, что ключевые для его творчества слова — «может быть, возможно».

Постановки

Неопределенность места и времени действия, открытость финалов почти всех пьес Беккета, казалось, предоставляют их постановщикам простор для игры воображения. Но драматург столь точен и определен в своих ремарках, что свобода действий режиссера всегда оказывается ограниченной жесткими рамками.

Образная выразительность, закрепленная авторской волей, такова, что фотографии сцен из спектаклей, поставленных по пьесам Беккета, в разных странах, в разные годы, дают возможность сразу же узнать — даже если подписи под ними отсутствуют,— о какой пьесе идет речь.

Например, пустынный пейзаж с одиноким деревом и двумя мужчинами под ним — «В ожидании Годо», или засыпанная по талию песком женщина в кокетливой шляпке, да еще с зонтиком над головой — «О, прекрасные дни».

(Тем поразительнее «смелость» русского перевода «В ожидании Годо», где жанр, определенный автором нейтрально «пьеса», превратился в «трагикомедию».) Лишь небольшому количеству режиссеров удается, следуя за Беккетом, проявить свою творческую индивидуальность.

Совет

После эталонной постановки Блена, наиболее заметным явлением стал спектакль чешского режиссера Оттомара Крейчи, поставившего «В ожидании Годо» в 1979 г. с прекрасными французскими актерами, Жоржем Вильсоном, Мишелем Буке, Рюфюсом, Андре Бюртоном.<\p>

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. — М.: ВАГРИУС, 1998

Источник: http://classlit.ru/publ/zarubezhnaja_literatura/drugie_avtori/v_ozhidanii_godo_opisanie_pesy_sjuzhet_i_postanovki/62-1-0-1224

Кто такой Годо, и зачем Владимир с Эстрагоном его ожидали? В чем смысл произведения?

Сегодня (30.06.16) сэр Йэн Маккеллен — известнейший мастер шекспировского репертуара, а также Гендальф из известной экранизации книг Толкиена, обсуждал вопрос в Петербургской студии «Эха Москвы».

Т.Троянская

― Вы играли в пьесе Беккета «В ожидании Годо». И когда вас спрашивали, что такое Годо, вы сказали, что Годо – это то, что человек ожидает. Вы можете сказать, что вы сейчас ожидаете?<\p>

Й. Маккеллен

― Я готов к смерти. Я ожидаю конца интервью, и жду, когда мой самолет унесет меня в Лондон. Я жду также репетиции, которая начнется в понедельник утром, я жду встречи с друзьями.

Сэмюэль Беккет открыл нечто, что является базовым, фундаментальным в человеческой природе, и чего никто другой не заметил, потому что в нашей жизни мы всегда-всегда чего-то ждем.

И мы должны в нашей жизни готовиться к тому, чего мы ждем. Но Годо – это не Бог, безусловно.

Пьеса ведь написана была на французском, и слово Годо на французском языке вовсе не бог в отличие от английского языка. Годо – это фермер, причем не очень хороший, ненадежный фермер, так что ждем, ждем, ждем…

Вы знаете, иногда я это чувствую. Когда я видел «Гамлета» в Малом театре, мне кажется, что там такие, беккетовские есть подходы и приемы. Беккет очень любил Шекспира, восхищался им, и, конечно, это восхищение не могло не отразиться в его работах.

«Смысл» именно в том, что мы не знаем, кто такой Годо, и зачем Владимир с Эстрагоном его ожидают. Можно придумать тысячи трактовок, но сам текст об этом ничего не говорит, и именно в этом его известность и роль в истории. Не ищете «смысл» за рамками, он именно в ожидании, неизвестности и тягостности происходящего.

Годо не существует без ожиданий, ожидания же — порождение годо.

Годо, будучи несомненно личностью, существует исключительно в ком то из нас, или в них…в тех, кто вот-вот появится пред нашими очами.

А ещё годо с лёгкостью, и по праву уживается в невоодушевлённых фрагментах грядущего бытия и при наступлении утра годо уступает место солнечному свету, стрелкам на циферблате освещаемых солнцем часов. И это не жертва его, это его суть.

Дело в том, что Годо — это некая аллегория смерти, в ожидании которой находятся Владимир и Эстрагон. Нам ничего не известно о личности Годо, мы не знаем чего от него хотят главные герои, дождались они его или нет, но в целом, чаще всего Годо характеризуют именно абстрактным олицетворением смерти.

Источник: https://TheQuestion.ru/questions/130204/kto-takoi-godo-i-zachem-vladimir-s-estragonom-ego-ozhidali-v-chem-smysl-proizvedeniya

В ожидании годо

Эстрагон сидит на холмике и безуспешно пытается стащить с ноги башмак. Входит Владимир и говорит, что рад возвращению Эстрагона: он уж думал, что тот исчез навсегда. Эстрагон и сам так думал. Он провёл ночь в канаве, его били — он даже не заметил кто. Владимир рассуждает о том, что трудно все это вынести в одиночку.

Надо было думать раньше, если бы они давным-давно, ещё в девяностые годы, бросились с Эйфелевой башни вниз головой, то были бы среди первых, а теперь их даже наверх не пустят. Владимир снимает шляпу, трясёт её, но из неё ничего не выпадает. Владимир замечает, что, видно, дело не в башмаке: просто у Эстрагона такая нога.

Владимир задумчиво изрекает, что один из разбойников был спасён, и предлагает Эстрагону покаяться. Он вспоминает Библию и удивляется, что из четырёх евангелистов только один говорит о спасении разбойника, и все почему-то верят ему.

Обратите внимание

Эстрагон предлагает уйти, но Владимир считает, что уходить нельзя, ведь они ждут Годо, и если он не придёт сегодня, то надо будет ждать его здесь завтра Годо обещал прийти в субботу. Эстрагон и Владимир уже не помнят, ждали ли они Годо вчера, не помнят, суббота сегодня или какой-то другой день.

Эстрагон задрёмывает, но Владимиру сразу становится одиноко, и он будит товарища. Эстрагон предлагает повеситься, но они никак не могут решить, кому вешаться первым, и в конце концов решают ничего не делать, ибо так безопаснее. Они подождут Годо и узнают его мнение.

Они никак не могут вспомнить, о чем они просили Годо, кажется, они обращали к нему что-то вроде неопределённой мольбы. Годо ответил, что он должен подумать, посоветоваться с семьёй, списаться кое с кем, порыться в литературе, свериться с банковскими счетами и только после этого принять решение.

Продолжение после рекламы:

Слышен пронзительный вопль. Владимир и Эстрагон, прижавшись друг к другу, замирают от страха. Входит Лаки с чемоданом, складным стулом, корзиной с едой и пальто; вокруг шеи у него верёвка, конец которой держит Поццо. Поццо щёлкает кнутом и погоняет Лаки, браня его на чем свет стоит. Эстрагон робко спрашивает Поццо, не Годо ли он, но Поццо даже не знает, кто такой Годо.

Поццо путешествует один и рад встретить себе подобных, то есть тех, кто сотворён по образу и подобию Божьему. Он не может долго обходиться без общества. Решив сесть, он велит Лаки подать стул. Лаки ставит на землю чемодан и корзину, подходит к Поццо, раскладывает стул, затем отходит и снова берет в руки чемодан и корзину. Поццо недоволен: стул надо поставить ближе.

Лаки снова ставит чемодан и корзину, подходит, переставляет стул, затем снова берет в руки чемодан и корзину. Владимир и Эстрагон недоумевают: почему Лаки не поставит вещи на землю, зачем он все время держит их в руках? Поццо принимается за еду. Съев цыплёнка, он бросает на землю его кости и раскуривает трубку. Эстрагон робко спрашивает, нужны ли ему кости.

Поццо отвечает, что они принадлежат носильщику, но если Лаки от них откажется, Эстрагон может их взять. Поскольку Лаки молчит, Эстрагон подбирает кости и начинает их грызть. Владимир возмущается жестокостью Поццо: разве можно так обращаться с человеком? Поццо, не обращая внимания на их осуждение, решает выкурить ещё одну трубку.

Владимир и Эстрагон хотят уйти, но Поццо приглашает их остаться, ведь иначе они не встретятся с Годо, которого так ждут.

Важно

Эстрагон пытается выяснить у Поццо, почему Лаки не ставит свои чемоданы. После того как он несколько раз повторяет свой вопрос, Поццо наконец отвечает, что Лаки имеет право поставить тяжёлые вещи на землю, и коль скоро он этого не делает, значит, он этого не хочет. Вероятно, он надеется разжалобить Поццо, чтобы Поццо его не прогонял.

Толку от Лаки как от козла молока, с работой он не справляется, вот Поццо и решил от него избавиться, но по доброте душевной, вместо того чтобы просто вышвырнуть Лаки, он ведёт его на ярмарку в надежде получить за него хорошую цену. Поццо считает, что лучше всего было бы убить Лаки. Лаки плачет.

Эстрагон жалеет его и хочет утереть ему слезы, но Лаки изо всей силы пинает его ногой. Эстрагон плачет от боли. Поццо замечает, что Лаки перестал плакать, а Эстрагон начал, так что количество слез в мире всегда остаётся неизменным.

Так же и со смехом Поццо говорит, что всем этим замечательным вещам его научил Лаки, ведь они вместе уже шестьдесят лет. Он велит Лаки снять шляпу. Под шляпой у Лаки длинные седые волосы. Когда сам Поццо снимает шляпу, то оказывается, что он совершенно лыс. Поццо рыдает, говоря, что не может идти с Лаки, не может его больше выносить.

Владимир укоряет Лаки за то, что тот истязает такого доброго хозяина. Поццо успокаивается и просит Владимира и Эстрагона забыть все, что он им говорил. Поццо произносит напыщенную речь о красоте сумерек. Эстрагону и Владимиру скучно. Чтобы их развлечь, Поццо готов приказать Лаки спеть, сплясать, продекламировать или подумать.

Эстрагон хочет, чтобы Лаки сплясал, а потом подумал. Лаки пляшет, затем думает вслух. Он произносит длинный научно-заумный монолог, лишённый всякого смысла. Наконец Поццо и Лаки уходят. Эстрагон тоже хочет уйти, но Владимир останавливает его: ведь они ждут Годо.

Приходит мальчик и говорит, что Годо просил передать, что сегодня он не придёт, но обязательно придёт завтра. Наступает ночь. Эстрагон решает не носить больше свои башмаки, пусть лучше их возьмёт кто-нибудь, кому они впору. А он будет ходить босиком, как Христос. Эстрагон пытается вспомнить, сколько лет они знакомы с Владимиром.

Владимир считает, что лет пятьдесят. Эстрагон вспоминает, как он однажды бросился в Рону, а Владимир его выловил, но Владимир не хочет ворошить прошлое. Они думают, не расстаться ли им, но решают, что пока не стоит. «Ну что, пойдём?» — говорит Эстрагон. «Пойдём», — отвечает Владимир. Оба не двигаются с места.

Брифли бесплатен благодаря рекламе:

Совет

Следующий день. Тот же час. То же место, но на дереве, накануне совсем голом, появилось несколько листьев. Входит Владимир, рассматривает стоящие посреди сцены башмаки Эстрагона, потом напряжённо вглядывается в даль. Когда появляется босой Эстрагон, Владимир радуется его возвращению и хочет обнять его.

Поначалу тот не подпускает его к себе, но вскоре смягчается, и они бросаются друг другу в объятия. Эстрагона снова били. Владимир жалеет его. Им лучше поодиночке, но все же они каждый день приходят сюда и убеждают себя, что рады видеть друг друга. Эстрагон спрашивает, чем им заняться, раз они так рады. Владимир предлагает ждать Годо.

Читайте также:  Сочинение: наполеон в романе «война и мир»

Со вчерашнего дня многое изменилось: на дереве появились листья. Но Эстрагон не помнит, что было вчера, он не помнит даже Поццо и Лаки. Владимир и Эстрагон решают поговорить спокойно, раз уж они не умеют молчать. Болтовня самое подходящее занятие, чтобы не думать и не слушать.

Им чудятся какие-то глухие голоса, и они долго обсуждают их, потом решают начать все сначала, но начать — самое трудное, и хотя начинать можно с чего угодно, надо все-таки выбрать, с чего именно. Отчаиваться рано. Вся беда в том, что мысли все равно одолевают. Эстрагон уверен, что вчера они с Владимиром здесь не были.

Они были в какой-то другой дыре и весь вечер болтали о том о сём и продолжают болтать который год. Эстрагон говорит, что стоящие на сцене башмаки — не его, они совсем другого цвета. Владимир предполагает, что кто-то, кому жали башмаки, взял башмаки Эстрагона, а свои оставил. Эстрагон никак не может понять, зачем кому-то его башмаки, ведь они тоже жали.

«Тебе, а не ему», — объясняет Владимир. Эстрагон пытается разобраться в словах Владимира, но безуспешно. Он устал и хочет уйти, но Владимир говорит, что нельзя уходить, надо ждать Годо.

Владимир замечает шляпу Лаки, и они с Эстрагоном надевают по очереди все три шляпы, передавая их друг другу: свои собственные и шляпу Лаки. Они решают поиграть в Поццо и Лаки, но вдруг Эстрагон замечает, что кто-то идёт. Владимир надеется, что это Годо, но тут оказывается, что с другой стороны тоже кто-то идёт.

Боясь, что они окружены, друзья решают спрятаться, но никто не приходит: вероятно, Эстрагону просто показалось. Не зная, чем заняться, Владимир и Эстрагон то ссорятся, то мирятся. Входят Поццо и Лаки. Поццо ослеп. Лаки несёт те же вещи, но теперь верёвка короче, чтобы Поццо было легче идти за Лаки. Лаки падает, увлекая за собой Поццо.

Лаки засыпает, а Поццо пытается встать, но не может. Понимая, что Поццо в их власти, Владимир и Эстрагон обдумывают, на каких условиях стоит ему помочь. Поццо обещает за помощь сто, потом двести франков. Владимир пытается его поднять, но сам падает. Эстрагон готов помочь Владимиру подняться, если после этого они уйдут отсюда и не вернутся.

Обратите внимание

Эстрагон пытается поднять Владимира, но не может удержаться на ногах и тоже падает. Поццо отползает в сторону. Эстрагон уже не помнит, как его зовут, и решает называть его разными именами, пока какое-нибудь не подойдёт. «Авель!» — кричит он Поццо. В ответ Поццо зовёт на помощь. «Каин!» — кричит Эстрагон Лаки.

Но отзывается снова Поццо и снова зовёт на помощь. «В одном — все человечество», — поражается Эстрагон. Эстрагон и Владимир встают. Эстрагон хочет уйти, но Владимир напоминает ему, что они ждут Годо. Подумав, они помогают Поццо встать. Он не стоит на ногах, и им приходится поддерживать его.

Глядя на закат, они долго спорят, вечер сейчас или утро, закат это или восход. Поццо просит разбудить Лаки. Эстрагон осыпает Лаки градом ударов, тот встаёт и собирает поклажу. Поццо и Лаки собираются идти. Владимир интересуется, что у Лаки в чемодане и куда они направляются. Поццо отвечает, что в чемодане песок, и они идут дальше.

Владимир просит Лаки спеть перед уходом, но Поццо утверждает, что Лаки немой. «Давно ли?» — удивляется Владимир. Поццо теряет терпение. Почему его терзают вопросами о времени? Давно, недавно… Все происходит в один прекрасный день, похожий на все остальные. В один день мы родились и умрём в тот же день, в ту же секунду. Поццо и Лаки уходят.

За сценой слышен грохот: видно, они снова упали. Эстрагон задрёмывает, но Владимиру становится одиноко и он будит Эстрагона.

Владимир не может понять, где сон, где явь: может быть, на самом деле он спит? И когда завтра он проснётся или ему покажется, что он проснулся, что он будет знать о сегодняшнем дне, кроме того, что они с Эстрагоном до самой ночи ждали Годо? Приходит мальчик. Владимиру кажется, что это тот же самый мальчик, который приходил вчера, но мальчик говорит, что пришёл впервые. Годо просил передать, что сегодня не придёт, но завтра придёт обязательно.

Эстрагон и Владимир хотят повеситься, но у них нет крепкой верёвки. Завтра они принесут верёвку и, если Годо снова не придёт, повесятся. Они решают разойтись на ночь, чтобы утром вернуться и снова ждать Годо. «Идём», — говорит Владимир. «Да, Пошли», — соглашается Эстрагон. Оба не трогаются с места.

Источник: https://briefly.ru/bekket/v_ozhidanii_godo/

2.2 Сэмюэль Беккет «В ожидании Годо»

Беккет — писатель отчаяния. Он не идет довольным собой эпохам. Зато его почти неразличимый голос слышен, когда мы перестаем верить, что «человек — это звучит гордо». Во всяком случае, исторические катаклизмы помогают критикам толковать непонятные беккетовские шедевры, о которых сам автор никогда не высказывался. [15]

Определенную роль в жизни Беккета играет поездка в Германию в 1936-1937 годах. Германия была пропитана духом фашизма, а Беккет всегда с отвращением относился к любым проявлениям ксенофобии, так он находит отдушину в работах старых мастеров.

Две картины особенно его поражают: автопортрет кисти Джорджоне и картина Каспара Давида Фридриха «Два человека, созерцающих луну».

Важно

Человек одинок, замкнут на себе, коммуникация между людьми невозможна — подтверждение этой мысли Беккет находит и в созерцании картины Фридриха, на которой изображены две залитые светом луны человеческие фигурки, поразительно похожие на Владимира и Эстрагона, застывших в ожидании Годо. [9, с.276]

Международное признание писателю принесла эта пьеса «В ожидании Годо» («En Attendant Godot»), написанная в 1949 г. и изданная по-английски в 1954 г. Отныне Беккет считается ведущим драматургом театра абсурда. Первую постановку пьесы в Париже осуществляет, в тесном сотрудничестве с автором, режиссер Роже Блен.

Пьеса «В ожидании Годо» произвела фурор. Реплика одного из героев «Ничего не происходит, никто не приходит, никто не уходит — ужасно» сделалась визитной карточкой Беккета. Гарольд Пинтер говорил, что «Годо» навсегда изменил театр, а знаменитый французский драматург Жан Ануй назвал премьеру этой пьесы «самой важной за сорок лет».

В «Годо» усматривают квинтэссенцию Беккета: за тоской и ужасом человеческого бытия в его самом неприглядно-честном виде проступает неизбежная ирония. [16]

«В ожидании Годо» — пьеса статичная, события в ней идут как бы по кругу: второе действие повторяет первое лишь с незначительными изменениями.

Для усугубления удушающей атмосферы пессимизма Беккет вставил в пьесу элементы музыкальной комедии и несколько лирических пассажей.

«Эта пьеса заставила меня пересмотреть те законы, по которым прежде строилась драма, — писал английский критик Кеннет Тайнен. — Я вынужден был признать, что законы эти недостаточно гибкие».[14]

Так, «В ожидании Годо» многие считали военной драмой, аллегорически описывающей опыт французского Сопротивления, в котором Беккет принимал участие. Война, говорят ветераны, это прежде всего одуряющее ожидание конца.[15]

«В ожидании Годо» нет сюжета: рассматривается статичная ситуация.

Главные герои пьесы «В ожидании Годо» — Владимир (Диди) и Эстрагон (Гого) словно завязли во времени, пригвождённые к одному месту ожиданием некого Годо, встреча с которым, по их мнению, внесет смысл в их бессмысленное существование и избавит от угроз враждебного окружающего мира.

В продолжении некоторого времени появляются ещё два странных и неоднозначных персонажа — Поццо и Лакки. Их отношения между собой определить довольно трудно, с одной стороны, Лакки является безмолвным и безвольным рабом Поцци, с другой, его бывшим учителем — но и такая трактовка сомнительна.

[17]
Совет

В ходе всей пьесы два раза появляется мальчик, который якобы является от Годо и говорит, что тот придет завтра, а сегодня его не будет. Во второй раз он общается с ними как с незнакомцами. также они второй раз встречаются с Поццо и Лакки. Но в этот раз Поццо слепой, а Лакки немой. И они тоже не узнают главных героев.

Герои решают отправиться на поиски верёвки, чтобы повеситься, если мсье Годо не придёт и завтра. Но пьеса заканчивается словами «они не двигаются с места».

«В ожидании Годо» является отчетом о том, что происходит (а не происходит ничего), когда они наконец-то «стабилизируются» в одной, произвольно взятой точке пространства. Весь мир сжимается до размеров этой точки, существующей как бы вне времени. [9,с. 284]

Беккет говорил, что начал писать «В ожидании Годо», чтобы преодолеть ту депрессию, в которую его погрузила работа над трилогией «Моллой».

В самом деле отказ от изображения внешнего мира, стремление к «обеднению» и «умалению» объективной реальности, принятие неведения и бессилия как основополагающего принципа художественного творчества поставили Беккета на грань душевного распада.

Процесс перерождения автора в скриптора привел к тому, что текст стал самостоятельной реальностью, неподвластной воле писателя. [9,с. 286]

Кто же такой Годо? Кого ждут Владимир и Эстрагон?

Немало предпринято остроумных попыток, чтобы установить этимологию имени Годо, выяснить сознательным или бессознательным было намерение Беккета сделать его объектом поисков Владимира и Эстрагона.

Можно предположить, что Годо — ослабленная форма от God, уменьшительное имя по аналогии Пьер — Пьеро, Шарль — Шарло плюс ассоциация с образом Чарли Чаплина, его маленьким человеком, которого во Франции называют Шарло; его котелок носят все четверо персонажей пьесы. (прим.: С. Беккет был поклонником творчества Чарли Чаплина).

Высказывалось предположение, что название пьесы «В ожидании Годо» вызывает аллюзию с книгой Симоны Вайль «В ожидании Бога», рождающей ещё одну ассоциацию: Годо — это Бог.

Обратите внимание

Как говорится, сколько людей, столько и мнений. Годо может быть хоть кем, хоть чем. Но главной темой пьесы является не Годо, не сам факт ожидания. А то, что все мы в течении жизни чего-то ждем, а Годо- объект нашего ожидания. Будь то какое-то событие или вещь, человек, или смерть.

Более того, в акте ожидания ощущается течение времени в его чистейшей, самой наглядной форме. Если мы активны, то стремимся забыть о ходе времени, не обращая на него внимания, но если мы пассивны, то сталкиваемся с действием времени.[12]

А т.к. обет ожидания Владимира и Эстрагона — это Годо, то естественно он им недосягаем. Поэтому каждый раз мальчик приходит к ним и говорит, что Годо не придет.

И всё же Владимир и Эстрагон продолжают надеяться и ждут Годо, «чей приход может остановить бег времени».[12] «Может, сегодня мы будем спать в его дворце, в тепле, на сухой соломе, на сытый желудок. Вот что значит ждать, согласен?».

[1] Эта реплика говорит о жажде отдыха от ожидания, ощущения, что ты попал на небеса; и это всё предоставит бродягам Годо. Они надеются спастись от бренности мира и «непрочности иллюзии времени и обрести спокойствие и неизменность внешнего мира».

[12] Они перестанут быть бродягами, бездомными странниками и обретут дом.

Когда Алан Шнайдер ставил впервые в Америке спектакль «В ожидании Годо», он спросил Беккета, кто такой Годо или что означает Годо, драматург ответил: «Если бы я знал, я бы сказал об этом в пьесе».

Это полезное предупреждение каждому, кто подходит к пьесам Беккета с намерением найти ключ к их пониманию и точно выявить, что они означают.

В пьесе два акта. Они практически идентичны: они встречают Поццо и Лакки- господина и раба, мальчика, который им сообщает, что Годо не придет; две попытки покончить жизнь самоубийством, которые заканчиваются неудачей, в конце каждого акта они собираются идти и остаются на месте. Только последовательность событий и диалогов в каждом акте различны.

В постоянных словесных перепалках у Владимира и Эстрагона проявляются индивидуальные черты. Владимир более практичен, Эстрагон же претендует на роль поэта. Эстрагон говорит, что чем больше он ест моркови, тем меньше она ему по вкусу. Реакция Владимира противоположна: ему нравится всё привычное. Эстрагон ветреник, Владимир постоянен.

Важно

Эстрагон — мечтатель, Владимир не может слышать о мечтах. У Владимира зловонное дыхание, у Эстрагона воняют ноги. Владимир помнит прошлое, Эстрагон мгновенно все забывает. Эстрагон любит рассказывать весёлые истории, Владимира они выводят из себя. Владимир надеется, что Годо придёт, и их жизнь изменится. Эстрагон к этому относится скептически и иногда забывает имя Годо.

С мальчиком, посланцем Годо, разговор ведёт Владимир, и мальчик адресуется к нему. Эстрагон душевно неустойчив; каждую ночь какие-то неизвестные люди его бьют. Иногда Владимир его защищает, поёт ему колыбельную, накрывает своим пальто. Несходство темпераментов приводит к бесконечным перебранкам, и они то и дело решают разойтись.

Они дополняют друг друга и потому зависят друг от друга и обречены никогда не расставаться.[12]

Характерная черта пьесы — предположение, что наилучший выход из ситуации бродяг, — и они это высказывают, — предпочесть самоубийство ожиданию Годо[12]: «Мы думали об этом, когда мир был молод, в девяностые. …Взяться за руки и сигануть с Эйфелевой башни среди первых. Тогда мы ещё были вполне респектабельны. Но теперь уже поздно, нас туда даже и не пустят»[1].

Покончить с собой — их излюбленное решение, невыполнимое из-за их некомпетентности и отсутствия орудий самоубийства. То, что самоубийство всякий раз не удаётся, Владимир и Эстрагон объясняют ожиданием или симулируют это ожидание. «Хотел бы я знать, что он предложит. Тогда бы мы знали, совершать это или нет».

У Эстрагона меньше, чем у Владимира надежд на Годо, и он подбадривает себя тем, что они ничем ему не обязаны.

«В ожидании Годо» рождает ощущение неопределённости, её приливы и отливы — от надежды найти идентичность Годо до бесконечных разочарований, и в этом суть пьесы. Любая попытка установить личность. Годо умозрительно — такая же глупость, как попытка найти контур светотени в живописи Рембрандта, соскабливая краски.[12]

Источник: http://litra.bobrodobro.ru/5

Билеты (вариант 2). Символический план повествования в «В ожидании Годо» С. Беккета (ответ не очень клёвый, но хоть так..)

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

25. Символический план повествования в «В ожидании Годо» С. Беккета

(ответ не очень клёвый, но хоть так..)

В ожидании Годо» — пьеса ирландского драматурга Сэмюэля Беккета. Написана Беккетом на французском языке между 9 октября 1948 и 29 января 1949 года[1] , а затем переведена им же на английский. В английском варианте пьеса имеет подзаголовок «трагикомедия в двух действиях».

Пьеса «В ожидании Годо» принадлежит к числу тех произведений, которые повлияли на облик театра XX века в целом. Бекетт принципиально отказывается от какого-либо драматического конфликта, привычной зрителю сюжетности, советует П.

Холу, режиссировавшему первую англоязычную постановку пьесы, как можно больше затянуть паузы и буквально заставить зрителя скучать.

Совет

Жалоба Эстрагона «ничего не происходит, никто не приходит, никто не уходит, ужасно!» является и квинтэссенцией мироощущения персонажей, и формулой, обозначившей разрыв с предшествующей театральной традицией.

Персонажи пьесы — Владимир (Диди) и Эстрагон (Того) — похожи на двух клоунов, от нечего делать развлекающих друг друга и одновременно зрителей. Диди и Того не действуют, но имитируют некое действие. Этот перформанс не нацелен на раскрытие психологии персонажей.

Действие развивается не линейно, а движется по кругу, цепляясь за рефрены («мы ждем Годо», «что теперь будем делать?», «пошли отсюда»), которые порождает одна случайно оброненная реплика. Вот характерный образец диалога: «Что я должен сказать?/ Скажи: я рад./ Я рад./ Я тоже. / Я тоже./ Мы рады./ Мы рады. (Пауза.

) А теперь, когда все рады, чем мы займёмся?/ Будем ждать Годо». Повторяются не только реплики, но и положения: Эстрагон просит у Владимира морковь, Владимир и Эстрагон решают разойтись и остаются вместе («Как с тобой тяжело, Гого./ Значит, надо разойтись. / Ты всегда так говоришь. И всегда возвращаешься»).

В конце обоих действий появляется присланный мифическим Годо Мальчик и сообщает, что месье придет не сегодня, а завтра. В результате персонажи решают уйти, но не трогаются с места.

Принципиальное отличие бекеттовской пьесы от предшествующих драм, порвавших с традицией психологического театра, заключается в том, что ранее никто не ставил своей целью инсценировать «ничто».

Бекетт позволяет пьесе развиваться «слово за слово», притом что разговор начинается «ни с того ни с сего» и ни к чему не приходит, словно персонажи изначально знают, что договориться ни о чем не получится, что игра слов — единственный вариант общения и сближения. Так диалог становится самоцелью: «Пока давай поговорим спокойно, раз уж мы не можем помолчать».

Тем не менее в пьесе есть определенная динамика. Все повторяется, изменяясь ровно настолько, чтобы невольно «подогревать» нетерпеливое (зрительское) ожидание каких-то значительных изменений. В начале II акта дерево, единственный атрибут пейзажа, покрывается листьями, но суть этого события ускользает от персонажей и зрителей. Это явно не примета наступления весны, поступательного движения времени. Если все-таки дерево и обозначает смену времен года, то только с тем, чтобы подчеркнуть ее бессмысленность, ложность каких-либо ожиданий.

Построена на повторах и параллелизмах = явный признак художественности. С одной стороны 2 бомжа обсуждают свои физ. недостатки. Но это драм. произв., пьеса => диалог персонажей — это не диалог, а некое сообщение вам. Есть реплика в сторону — перс. не говорит, а думает о др перс. Важн.

Обратите внимание

элемент содержания пьесы — знание пьесы того, что она — пьеса (из Пиранд). То, о чем и как разговаривают перс. не обязательно свидетельствует о их внутр. мире и чтобы мы обязательно прониклись их психол. типом.

Многое из того, что произносится ими мы воспринимаем как их внутренние характеристики, но не надо на этом зацикливаться. Важн. слой — драматич., где театральность — важная действующая сила, «перст указующий» (надо смотреть, куда он показывает, а не на него). След.

слой — «интерпретационный», возникает как рез-т изменяющегося контекста идей и представлений, с кот. зрители прих. на эту пьесу.

В 50х гг. система идей экзист-ма достигла популярности в общ. разговорах, такой контекст не мог не отл-ть на интерпр-ю свой отпечаток. ~ идеи богооставленности и т. д. связаны с экз-м, но: др. слои.

В пьесе все неоднозначно, двусмысленно. 1 язык наталкивается на другой:<\p>

«lucky» — 1. счастливчик, 2. лакей, слуга.

Важный эпизод — монолог Лаки – строго выстроенный монолог. Заикание имеет важное значение — добавляет нов. знач., часто оказ. аллюзиями.

В начале пьесы Эстрагон пытается снять свой ботинок — момент натурализма — уступка с большой издевкой. Натурализм не только зашкаливает. Они не бомжи, на них котелки. «Бомжеватость» обеспечивается тем, что одежда перепутана местами. То, что ботинки не удаётся снять — тоже игра. Ботинки и котелок.

Сцен. единство нарушено: «По коридору и направо». Пьеса не про то, что мир абсурден, хотя это и есть. Абсурдность мира снимается абсурдностью способов рассказывания про абсурдность мира. !! Сложность коммуникации м/у автором и зрителем.

Люди, берущие слово у Беккета, не слишком красивы: бездомные, старики, клоуны… Обитатели кулис человечества назначили встречу на сцене. И если их вид и одежда свидетельствуют об их физическом состоянии, это не значит, что они лишены психологии и прошлого.

Важно

Кто может сказать, кем на самом деле являются Владимир и Эстрагон, как не двумя потерянными людьми, существующих лишь в ожидании некоего Годо, который никогда не приходит? Поццо, хозяин, тоже не избалован. Он является лишь взглядом других, и то он вынужден просить о нем: «Я хотел бы сесть, но не знаю, как приступить(…).

Не могли бы Вы попросить меня снова сесть?» Существование этого персонажа настолько обусловлено другими людьми, что он хочет предвидеть воздействие, которое его будущий поступок произведет на них. Так же и Лаки, его раб, ему более полезен в качества существа, придающего ему ценность, нежели в качестве слуги-носильщика чемоданов.

Из этого можно даже вывести, что Лаки не существует, когда он один с хозяином; его роль заключается в том, чтобы придавать тому ценность в присутствии постороннего. Владимир и Эстрагон и являются этими третьими лицами, появившимися из ниоткуда. Все, чем они являются, содержится в смутной дружбе, которую они не осознают.

Они ничем не определены, кроме проходящего времени и «оживляющей» их надеждой. Несмотря на частые утверждения, Беккет по существу не является пессимистом. Он не очерняет человека, он показывает его без прикрас, таким, какой он есть, лишенным чувств, пытающимся жить, хотя и в ожидании…

+ Записи семинара:<\p>

Герои – олицетворение человечества: Эстрагон – франц., Владимир – славянск., Поццо – итал., Лакки – англ. Некое человечество, застрявшее в пустом пространстве. Дорога – нечто эфемерное – по ней уходят П. и Л., и по ней же возвращаются. Возможно, это пространство – чистилище. Человечество ждёт Годо не факт, что как Бога, но как истину.

Каждый день к Э. и В. Приходят П. и Л., проблема с ботинками…(м. б. символ некомфортности мироздания).

1-е действ. – дерево сухое, 2-е – дерево расцвело, но по сути ничего не меняется. В центре – мёртвое дерево. Когда сверху неизвестное, не имеет смысла с ним разговаривать, поэтому они разговаривают друг с другом.

Годо не придет, существование бессмысленно, всё бессмысленно, т. к. всё повторяется. П. говорит, что все дороги этого мира принадлежат ему. Их взаимоотношения с Л. как господина и раба => Бог и человек, но это под вопросом.

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

<\p>

Источник: http://20v-euro-lit.niv.ru/20v-euro-lit/bilety/bilety-2/bilet-25.htm

Краткое содержание Беккет В ожидании Годо

В этой пьесе намеренно отсутствует смысл и логические связи. Главные герои находятся в постоянном ожидании Годо, который непременно должен появиться. Встреча с ним, по их мнению, сможет придать жизни хоть какой-то смысл. Зрители сами решают, кто такой Годо – простой человек, проповедник, мессия и т.д.

На первый взгляд кажется, что на сцене ничего не происходит, но она наполнена различными событиями. Вот Эстрагон меняет обувь. Он пытается снять с ноги ботинок, а в это время с ним разговаривает Владимир.

Эстрагон предлагает бежать, а Владимир настаивает, что надо дождаться Годо. Беседы героев – это смесь философских рассуждений, мечтаний и юмора.

Они обсуждают, кому первым лезть в петлю, но затем их планы меняются.

Совет

Вот появляется еще одна странная парочка. Поццо ведет Лаки, в руках у которого – складной стул, корзина с едой и чемодан, а на шее – веревка. Их взаимоотношения довольно запутанные.

Лаки безвольно подчиняется Поццо, хотя когда-то был его учителем. Эстрагон интересуется у Лаки, не Годо ли он, но тот никогда не слышал это имя. Лаки произносит страстную речь, где высмеивает научные работы и доклады.

После продолжительного общения с главными героями Лаки и Поццо уходят.

Внезапно прибегает мальчишка, чтобы сообщить, что завтра появится Годо. Эстрагон после размолвки с Владимиром заявляет, что ему все надоело и уходит, выбросив тесные ботинки.

Наутро он возвращается избитым и происходит примирение с Владимиром. Эстрагон надевает новые ботинки. И хотя они великоваты, Эстрагону кажется, что ботинки будут впору, когда у него появятся носки.

Владимир находит и одевает шапку, потерянную Лаки.

Опять приходят Лаки и Поццо. В их жизни произошли трагические события – Лаки стал немым, а Поццо потерял зрение. Лаки несет те же вещи. Неожиданно он падает, а вместе с ним и Поццо. Лаки засыпает. Владимир и Годо помогают Поццо встать. Они начинают спор о том, какое сейчас время дня – вечер или утро. Затем будят Лаки и гости уходят.

Снова прибежал мальчик. Он твердит, что надо подождать Годо до завтра.

Герои решают расстаться до утра, а завтра они найдут веревку и повесятся, если Годо опять не появится.

Пьеса в форме абсурда показывает тщетность постоянного ожидания того, что никогда не произойдет. Ожидания не оправдываются, а жизнь проходит мимо.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

  • Краткое содержание Мамлеев Прыжок в гроб

    События разворачиваются в типичной коммунальной квартире, где жильцы ломают привычные стереотипы поведения. Читателям встречается занимающийся колдовством Кузьма и значимая фигура семейства Почкаревых – Никифор в возрасте 3,5 лет.

  • Краткое содержание Куприн Завирайка

    Как только начал сходить снег, двое охотников отправились поохотиться на диких зайцев, а сопровождал их пес по клички Завирайка. Как только они вышли за приделы села за ними следом не отставая

  • Краткое содержание Лермонтов Русалка

    В начале стихотворения повествуется о том, как русалка плыла по реке, плескалась в воде, мечтая доплеснуть волной до луны. Река описывается как шумная и опасная, вода в ней крутится и волнуется

  • Краткое содержание Фицджеральд Ночь нежна

    В произведении «Ночь нежна», созданном американским писателемФрэнсисом Скоттом Фицджеральдом, описывается жизнь богатых людей в двадцатые годы прошлого века.

  • Краткое содержание Свои и чужие Тэффи

    Рассказ «Свои и чужие», созданный русской писательницей Надеждой Тэффи, повествует о том, как ведут себя по отношению к знакомым люди ближнего и дальнего окружения.

Источник: https://2minutki.ru/kratkie-soderzhaniya/avtory/bekket-v-ozhidanii-godo-kratko

Ссылка на основную публикацию