Евгения гинзбург: биография и личная жизнь

Евгения Гинзбург

Женщина, которая рождена для счастья, чтобы любить и быть любимой, растить детей, учить прекрасному. Женщина, на чью долю выпали такие беды и несчастья, которые сломили бы даже крепких мужчин. Так отзывался литературовед и правозащитник Лев Копелев о Евгении Гинзбург. Биография писательницы и журналистки – очередное свидетельство страшных сталинских репрессий.

Детство и юность

Евгения Соломоновна Гинзбург родилась в декабре 1904 года в Москве. Через пять лет семья перебралась в Казань, где родилась сестра Евгении – Наталья.

Родители Соломон Абрамович и Ревекка Марковна до революции владели аптекой. Семью Гинзбургов хорошо знали и уважали в Казани.

Как и подобало положению, отец и мать хотели отправить старшую дочь на учебу за границу – в университет Женевы, но планы спутала революция 1917 года.

Евгения Гинзбург в молодости

Евгения получила образование в Казанском университете и Восточном педагогическом институте, где изучала филологию и историю. После окончания института защитила кандидатскую диссертацию, занялась журналистикой – работала руководителем отдела культуры в редакции газеты «Красная Татария», а также преподавала историю партии.

Обратите внимание

Гинзбург в совершенстве владела французским и немецким языками, за время проживания в Казани освоила и татарский.<\p>

В 28 лет, как положено преподавателю общественных наук, вступила в ряды коммунистической партии. Как потом сама писала, если бы приказали, отдала бы за нее жизнь.

Сестра Наталья выбрала научную стезю – стала социологом, работала в Ленинградском финансово-экономическом институте, а еще писала стихи.

Творчество

Когда заходит речь о литературных произведениях, повествующих о сталинских репрессиях, в первую очередь называют авторов – Варлама Шаламова, Александра Солженицына.

Но и мемуары Евгении Гинзбург «Крутой маршрут» – такое же свидетельство ужасов и человеческого мужества той эпохи.

В этом произведении нашло отражение все увиденное и пережитое этой женщиной за десять лет лагерей и восемь лет ссылки.

Евгения Гинзбург

Автобиографический роман – не совсем воспоминания жертвы, скорее, заметки наблюдателя. Интерес Гинзбург к тем сторонам жизни, которые открылись в застенках, помог отвлечься от собственных страданий.

Нечеловеческие условия существования развеяли иллюзии и заставили по – новому взглянуть на человеческие отношения.

Какой надо было иметь внутренний стержень, чтобы не сломаться от жалости к себе, а вспоминать стихи и, как она писала в главе «Седьмой вагон», проводить параллели между идущими по этапу и женами декабристов.

Первая часть «Крутого маршрута» была написана в 1967 году, тогда же стала широко распространяться в Советском Союзе самиздатом. Вторая увидела свет в 1975-1977 годах. Впервые, но без ведома автора, роман издан в Италии. Власти СССР осмелились официально опубликовать «Крутой маршрут» только в 1988 году.

Писательница Евгения Гинзбург

По некоторым сведениям, живя во Львове, Гинзбург написала другой вариант «Крутого маршрута» – «Под сенью Люциферова крыла», более резкий и нетерпимый по отношению к сталинизму. Но в 1965 году уничтожила рукопись и черновики, опасаясь нового ареста и ссылки.

По мотивам романа известным режиссером Галиной Волчек поставлен спектакль «Крутой маршрут». Роли в нем исполнили звезды российской сцены и кинематографа Марина Неёлова, Нина Дорошина, Алла Покровская. В 2009 г. союз кинематографистов из Германии, Польши и Бельгии сделал попытку снять на основе книги художественный фильм, но большой аудитории не завоевал.

Кадр из спектакля по роману Евгении Гинзбург «Крутой маршрут»

Во Львове, куда семья переехала после реабилитации, получила развитие литературная деятельность Гинзбург.

Важно

Квартира превратилась, по сути, в литературный салон, где собиралась творческая элита города. В известных в те годы журналах «Юность» и «Новый мир» опубликованы ее статьи, повести «Студенты двадцатых годов», «Единая трудовая», «Юноша».

Некоторые сочинения Гинзбург выходили в прессе под псевдонимом Е. Аксенова.

Личная жизнь

Личная жизнь Евгении Гинзбург не менее драматична, как время, в которое она жила. В 20 лет девушка познакомилась с ленинградским врачом Дмитрием Федоровым, за которого вышла замуж. Через два года родился сын Алексей, но спустя время семья распалась. Отец и сын погибли в 1941 году в блокадном Ленинграде.

В 1930-м Гинзбург как делегат педагогического института, где она тогда работала, участвовала в партийной конференции в Москве. Там она познакомилась со своим вторым мужем Павлом Аксеновым. В 1932-м у пары родился сын Василий.

Евгения Гинзбург, ее муж Павел Аксенов и сын Василий

Павел Аксенов сделал хорошую карьеру по партийной линии: был председателем Казанского горсовета, членом бюро Татарского обкома КПСС. Семье предоставили элитную квартиру, служебный автомобиль, за Василием присматривала няня.

Все кардинально изменилось в 1935 году, после убийства Сергея Кирова, руководителя ленинградской парторганизации. Этот факт стал поводом для тотальной чистки партийных рядов, выявления «неблагонадежных».

Первый звонок для Евгении прозвучал, когда ее обвинили в том, что она не разоблачила коллегу – троцкиста Ельфова, работавшего в редакции «Красной Татарии».

Евгении объявили выговор, исключили из партии и отстранили от преподавания.

Евгения Гинзбург и Василий Аксенов

В 1937-м арестовали уже саму Гинзбург, позже и Аксенова. Оба, будучи ярыми приверженцами коммунистических идей, считали арест чудовищной ошибкой. Осудив по 58 статье, Евгению Гинзбург отправили на Колыму. Лагерное заключение можно было бы назвать удачей, поскольку осужденных по такой статье в большинстве расстреливали.

Находясь в заключении, Евгения трудилась в разных местах, в том числе и в лагерной больнице. Там же работал врач Антон Вальтер. С ним Гинзбург стала жить после освобождения в 1947 году оставшиеся годы ссылки в Магадане. Она добилась, чтобы сыну Василию разрешили приехать к ней. Вместе с Вальтером удочерила девочку Антонину.

Евгения Гинзбург и ее муж Антон Вальтер

Антонина – однокурсница Леонида Филатова и Ивана Дыховичного, профессиональная актриса, живет в Германии.

Как она рассказала в интервью, мать не дождалась Васиного отца, так как ей сказали, что Павла расстреляли.

Василия Аксенова после ареста родителей поместили в детский дом, откуда его с большим трудом забрали родственники отца, предварительно изменив мальчику имя и фамилию.

Совет

В 1949-м Евгению Гинзбург снова арестовали. На этот раз «повезло» больше – заключение продлилось месяц. Еще раз угроза ареста нависла в 1953 году, и только смерть Сталина остановила новую волну репрессий.

В 1952 году Евгению частично восстановили в правах, в 1954-м – реабилитировали, но еще десять лет ей было запрещено проживать в крупных городах (в Москву Гинзбург смогла переехать в 1966-м).

Вальтера реабилитировали только в 1958 году, а через год мужчина умер.

Евгения Гинзбург с семьей

Евгения Гинзбург, по словам дочери, в любой компании была в центре внимания, притягивала людей аристократизмом, живостью ума, оптимизмом, невероятной силой воли. Жизнь семьи строилась на обожании сына Василия, ставшего впоследствии всемирной знаменитостью.

Василий Аксенов – писатель, публицист, автор популярных произведений.<\p>

Ему также довелось познать ограничения свободы слова. И по этой причине писатель уехал из страны. Перед отъездом на него было совершено покушение, позднее описанное им в романе «Таинственная страсть».

В 1970-е вместе с сыном Гинзбург успела побывать в Германии и Франции. В Сети в свободном доступе размещены фотографии семьи.

Смерть

Умерла Евгения Гинзбург в 1977 году. Причиной смерти стал рак груди, болезнь писательница тщательно скрывала. Похоронена на Кузьминском кладбище в Москве.<\p>

Библиография

  • 1927 – «Изучение Октябрьской революции в школе второй ступени»
  • 1963 – «Так начиналось. Записки учительницы»
  • 1967 – «Крутой маршрут», часть I
  • 1975-1977 – «Крутой маршрут», часть II

Фото

Источник: https://24smi.org/celebrity/25165-evgeniia-ginzburg.html

Евгения Гинзбург

Евгения Гинзбург родилась в Москве, 20 декабря, 1904, в семье уроженца Гродно, фармацевта Соломона Абрамовича (Натановича) Гинзбурга (1876—1938) и его жены Ревекки Марковны (1881—1949), уроженки Вильно.

В 1909 переехала с родителями в Казань, где училась в частной гимназии, а затем в школе.

После школы в 1920 году Евгения поступает в Казанский университет, на факультет общественных наук, затем переводится на 3-й курс общественного отделения Казанского Восточного педагогического института, где изучает историю и филологию.

Заканчивает учебу в июне 1924 года (специальность история, в дальнейшем защитилась как кандидат исторических наук). Устраивается на работу в институт, преподает на…

Евгения Гинзбург родилась в Москве, 20 декабря, 1904, в семье уроженца Гродно, фармацевта Соломона Абрамовича (Натановича) Гинзбурга (1876—1938) и его жены Ревекки Марковны (1881—1949), уроженки Вильно.

В 1909 переехала с родителями в Казань, где училась в частной гимназии, а затем в школе.

После школы в 1920 году Евгения поступает в Казанский университет, на факультет общественных наук, затем переводится на 3-й курс общественного отделения Казанского Восточного педагогического института, где изучает историю и филологию.

Заканчивает учебу в июне 1924 года (специальность история, в дальнейшем защитилась как кандидат исторических наук). Устраивается на работу в институт, преподает на тюркско-татарском рабфаке, в экспериментальной школе при пединституте.

Подрабатывает воспитателем в детском саду, пишет статьи в газету “Красная Татария”.

Обратите внимание

В 1924 году знакомится и вскоре выходит замуж за врача, преподавателя Первого ленинградского мединститута Дмитрия Федорова. Через два года у пары рождается сын Алексей. Однако, этот брак оказался недолговечным. Алексей же вместе с отцом гибнет в 1941 году в осажденном немцами Ленинграде.

В 1930 Евгения Гинзбург исполняла обязанности доцента на кафедре истории ВКП(б). Через два года – член ВКП(б), с 1933 – доцент на кафедре истории ленинизма Казанского государственного университета.

Примерно в это же время знакомится со своим будущим вторым мужем Павлом Аксеновым, который уже к тому времени сделал блестящую партийную карьеру – занимал пост председателя Казанского горсовета и являлся членом Центральной ревизионной комиссии. В 1932 году у Аксенова и Гинзбург родился сын Василий, будущий писатель.

В семье, кроме Василия и сына Гинзбург Алексея воспитывалась дочь Аксенова Майя. Евгения Гинзбург и Павел Аксенов занимают видное место в партийной иерархии Татарстана, получают квартиру, имеют свою машину с личным водителем, домработницу.

Павел Аксенов трудится на почетных постах.

Евгения Гинзбург с 1932 по 1934 год учится в институте Марксизма-Ленинизма, в 1935-1937 гг. руководит русской секцией Союза советских писателей Татарии, одновременно заведует отделом культуры газеты “Красная Татария”. Хорошо владеет немецким и французским языками.

Однако тучи уже сгущались. В 1935 году был арестован заведующий отделом международной информации газеты “Красная Татария”, профессор истории Ельфов, которого обвинили в троцкизме. Гинзбург, по неписанным законам того времени, должна была распознать предателя в рядах своих сотрудников.

Евгения Соломоновна отвергала все обвинения и верила и надеялась, что “вскоре все прояснится”. Не прояснилось. Евгении Гинзбург для начала объявили выговор за потерю политической бдительности, затем лишили права преподавания, исключили из партии и в конце концов, в феврале 1937 года арестовали.

Приговор – тюремное заключение по статье 58, пункт 8, 11, “Групповой терроризм”.

Гинзбург ничего не знала о происходящем на воле. Не знала, что уже арестованы родители (спустя два месяца их освободили), не знала об аресте и сроке мужа (15 лет), не знала, что стало с детьми.

Между тем, старших детей – Майю (дочь Аксенова) и Алешу (сына Гинзбург), забрали к себе родственники. Васю, которому к тому времени не было и пяти лет, принудительно отправили в детский дом для детей репрессированных (бабушкам не разрешили оставить его у себя).

Важно

В 1938 году брат Павла Аксенова разыскал маленького Васю в детдоме в Костроме и забрал его к себе. Вася жил у Аксеновых до 1948 года, пока его не забрала освободившаяся из лагеря мать. Василий поселился с Гинзбург в Магадане.

Евгения Гинзбург провела 10 лет в тюрьмах (в том числе в Бутырках и Ярославском политизоляторе) и колымских лагерях (Эльген), 8 лет в «бессрочной» ссылке.
Колымский лагерь – это минус сорок, лесоповал, сто граммов хлеба в день.

Спасали редкие дни работы на кухне или уборка барака.

Последние годы срока Евгения Соломоновна работала медсестрой в лагерной больнице и воспитательницей в детском саду, где познакомилась с врачом Антоном Вальтером, с которым прожила оставшиеся годы ссылки.

Читайте также:  Сочинение: война в моей семье

В 1949 году Гинзбург настиг повторный арест, на этот раз всего на месяц. Была сослана сначала в Красноярский край, а затем обратно на Колыму. 25 июня 1955 году Евгению Соломоновну реабилитировали.

Добившись частичной реабилитации, Гинзбург почти 10 лет провела во Львове, где жила по вместе с Вальтером. После его смерти в 1966 году вновь осела в Москве, работала в журналистике.

Во Львове же Гинзбург создала и альтернативный вариант «Крутого маршрута», отличавшийся куда более резкой и последовательной антисталинской риторикой. По некоторым сведениям, он назывался «Под сенью Люциферова крыла».

Но в 1965 году, опасаясь нового ареста и ссылки в связи с усилившимися преследованиями украинских националистов, Гинзбург уничтожила эту рукопись и все её черновики.

Похоронена в Москве на Кузьминском кладбище.

Источник: https://www.livelib.ru/author/117231-evgeniya-ginzburg

Евгений Гинзбург

Специализировался на музыкальных театральных и кинопостановках (мюзиклы, эстрадные шоу, ревю). Неоднократный лауреат премий международных и российских кино- и телефестивалей, лауреат премии ТЭФИ «За личный вклад в развитие отечественного телевидения» (2003).

Родился 28 февраля 1945 года в Челябинске в семье актрисы и педагога Софьи Михайловны и театрального режиссёра Александра Гинзбурга — двоюродного брата кинооператора Валерия Гинзбурга и писателя, барда, диссидента Александра Галича.

В 1961—1963 годах работал ассистентом оператора на Ташкентской студии телевидения. В 1963 году начал учёбу на режиссёрском факультете Ташкентского института театрального искусства им. А. Островского. Педагог: Кабулов Анатолий Зухирович. Окончил режиссёрский факультет Грузинского государственного института театрального искусства имени Ш.Руставели в 1966 году (класс Михаила Туманишвили).

Совет

В 1967 году начал работу в качестве режиссёра редакции эстрадно-концертных программ, с 1968 года — режиссёр Главной редакции музыкальных программ ЦТ СССР. Специализировался на постановке эстрадных концертов, шоу, позже — театральных бенефисов.

В декабре 1978 года был назначен руководителем съёмочной группы, работавшей над созданием программы о первых сенсационных гастролях группы Boney M. в Москве. Телешоу «Вечер Boney M. в концертной студии Останкино» впервые было показано в апреле 1979 года и вызвало широкий резонанс.

Запись этой программы впоследствии была уничтожена в период правления Генсека Андропова (1982—1983). Единственной оставшейся копией видеозаписи владеет немецкий продюсер Фрэнк Фариан.

Гинзбург поставил мини-цикл из двух телеконцертов Людмилы Гурченко — «Песни войны» и «Любимые песни». Постановщик всех «Новогодних аттракционов» в цирке на Цветном бульваре и цирке на проспекте Вернадского.

Первые полнометражные телевизионные работы в качестве главного режиссёра относятся к 1974 году. Кинодебют — фильм 1983 года «Рецепт её молодости».

В 1984 году Гинзбург стал режиссёром снятого в Ленинграде музыкального фильма «Волшебная белая ночь» с участием итальянского дуэта Аль Бано и Ромины Пауэр.

Работы Гинзбурга неоднократно отмечались призом «Серебряная роза» международного телефестиваля в Монтрё (Швейцария).

Был продюсером студии «Волшебный фонарь» под эгидой Центра Ролана Быкова[4]. Президент фестиваля телевизионных развлекательных фильмов 1992 года. В 2003 году удостоен премии ТЭФИ «За личный вклад в развитие отечественного телевидения».

Обратите внимание

Был членом Академии российского телевидения, но в 2007 году подал заявление о выходе из её состава.

По его собственным словам, Гинзбургу были страшны «чудовищная провинциальная пошлость, чванство, псевдо-патриотизм, хамство и прочее в том же роде», господствовавшие на российском телевидении тех лет.

В первом десятилетии нового века работал с Матвеем Ганапольским над передачей «Детектив-шоу»; также работал как театральный режиссёр. Преподавал в Московском институте телевидения и радиовещания «Останкино».

Умер 15 января 2012 года в 05.30 утра в 64-й Московской клинической больнице от инсульта.

Театральные работы

2009 — «Мата Хари» (Московский государственный театр эстрады).

2009 — «Мона» (по пьесе М. Себастьяна «Безымянная звезда», Московский драматический театр под руководством Армена Джигарханяна).

Семья

Вторая жена Нара Ширалиева. С января 1998 года Нара Ширалиева работает в службе информационного вещания телеканала «Культура» (с небольшим перерывом на несколько месяцев — 10 февраля 1999 года у неё родился сын Евгения Гинзбурга Александр).

Источник: http://facecollection.ru/people/evgeniy-ginzburg

Биография Евгения Гинзбурга

Гинзбург Евгений Александрович (28.02.1945 – 15.01.2012) – советский и российский кинорежиссер, сценарист. Автор многочисленных телепроектов. Специализировался на постановках эстрадных шоу, мюзиклов и бенефисов знаменитых артистов. Лауреат нескольких международных конкурсов. Обладатель ТЭФИ «За личный вклад отечественное телевидение».

«Когда я увидел его (дядю), на нем была старая кожаная куртка и небольшой чемоданчик, а внутри непонятные мне штучки – какие-то линзы и объективы. Именно в том момент я понял, что моей профессией может быть только кино!»

Евгений Гинзбург родился в Челябинске 28 февраля 1945 года. Семья была весьма творческой. Его мать Софья Михайловна работала одновременно актрисой и педагогом, отец Александр Гинзбург трудился театральным режиссером. Были у юного Жени еще и два двоюродных дяди. Один – Александр Галич, известный бард и писатель. А второй – Валерий Гинзбург, кинооператор.

Именно встреча с последним определила всю дальнейшую жизнь. Евгений Гинзбург твердо решил, что станет кинооператором, как и дядя.<\p>

Учась в школе, Евгений Гинзбург прошел производственную практику на телевидении Ташкента в должности помощника оператора. Это была отличная база для дальнейшего поступления в институт.

В качестве ВУЗа Гинсбург выбрал Всероссийский институт кинематографии. Но поступить в него не смог. На вступительных экзаменах он «провалил» важный для тех времен предмет «Историю КПСС». Более того, перед приемной комиссией он гордо и во всеуслышание заявил, что никогда не состоял в комсомоле.

Естественно, такая позиция сыграла не на руку Гинзбургу, его «завернули».<\p>

В 1963 году Гинзбург все-таки поступил в ВУЗ, но уже только в Ташкентский театральный институт имени Островского. Правда, окончить его не получилось. Через несколько лет семья Гинзбургов перебралась в Грузию, и продолжать обучение пришлось именно там.

Евгений Гинзбург в итоге получил диплом Грузинского театрального института имени Руставели. А в графе профессия значилось «режиссер».

Карьера на телевидении

Окончание учебы Евгения Гинзбурга совпало с началом строительства телевизионного центра «Останкино». И так случилось, что ему предложили участие в нескольких новых проектов.

В частности, его первыми программами стали «Джаз вчера и сегодня» и «Огни цирка». Обе они выходили на «четвертой кнопке». Спустя несколько лет (1967 г.) Гинзбурга повысили до должности главного режиссера отдела концертных программ.

Именно из под его руки выходили все театральные бенефисы и шоу-программы на советском телевидении.

«Я никогда не отказывался от своей мечты быть оператором. Поэтому постоянно изучал все новое, что появлялось в телевидении. Особенно запомнилось появление цветной картинки и возможности видеозаписи. Но параллельно я в совершенстве овладел искусством показа различных концертов в прямом эфире. И частенько сам садился за пульт»

<\p>

Важно

В 1974 году Борис Пастернак предложил сделать Евгению Гинзбургу цикл программ под общим названием «Бенефис». Героем первого документального фильма стал актер Савелий Крамаров. Потом была еще картина о Людмиле Гурченко.

Правда, программе «Бенефис» не суждено было просуществовать долго. После очередного фильма, на этот раз об актрисе Татьяне Дорониной, руководитель Гостелерадио приказал закрыть программу.

В чем конкретно был конфликт, до конца не ясно, но зато в историю вошла фраза этого чиновника, который сказал, что «из советской актрисы сделали проститутку».

Карьера в кино

После работы на телевидении Евгений Гинзбург решил податься в кино. В 1976 году вышел его первый фильм «Волшебный фонарь», а после была знаменитая кинокартина «Рецепт её молодости», в которой снялась Людмила Гурченко (1983 г.).

Все, кто знал Гинзбурга, вспоминают, что ему очень тяжело было просто сидеть в режиссерском кресле. Он предпочитал участвовать во всем, проникать во все детали.<\p>

Есть один интересный эпизод в биографии Гинзбурга.

Во время съемок фильма «Свадьба соек» режиссер решил выступить в роли каскадера и прыгнул с шестиметровой высоты. Правда, итог такого эксперимента был печален. Гинзбург сломал обе ноги.

Параллельно с кино Евгений Гинзбург занимался цирковыми постановками. Особенно режиссеру удавались новогодние шоу-программы.

Работы Евгения Гинзбурга неоднократно удостаивались самых высших наград. В его коллекции, например, есть статуэтка ТЭФИ. Он получил её «За вклад в развитие телевидения». Также есть три международных премии «Серебряная роза» и «Золотой Орфей» за музыкальный фильм «Свадьба соек».

<\p>

В последние годы жизни Евгений Гинзбург ставил спектакли в театрах, работал над телепроектом «Детектив-шоу» в паре с Матвеем Ганапольским и преподавал в Институте Останкино (МИТРО). Знаменитый советский и российский режиссер умер 15 января 2012 года.

Он скончался в одной из московских клиник от инсульта головного мозга.

Источник: https://stories-of-success.ru/biografiya_evgeniya_ginzburga

Евгения Гинзбург и Антонина Аксенова, или О матери и дочери, прошедших «Крутым маршрутом»

  • 26.07.2018
  • Россия, Колыма
  • 0
  • 1023

Сегодня об авторе книги «Крутой маршрут» Е. С. Гинзбург знают многие не только в России, но и в странах ближнего и дальнего зарубежья. Соответственно, и о Колыме – «Чудной планете», названной так поэтом лагерной песни «Ванинский порт».

И всё же я в очередной раз кратко поведаю об этой мужественной женщине, хлебнувшей сполна горя-горюшка. И не только о ней, но и о её приёмной дочери Антонине Аксёновой, о судьбе которой я знаю подробности, известные немногим в… мире.

Я разыскал ту девчонку, которую в конце 1940-х годов удочерила Е. С. Гинзбург, и много раз встречался с нею как на Колыме, куда она приезжала не раз, так и на «материке». В 2015 году я основательно «допросил» Антонину Павловну… Но об этом позже.

Пока же – о главной героине.

…Родилась Евгения Соломоновна (именно такое отчество, а не Семёновна, как называют её многие) Гинзбург в 1904 г. в Москве.

Совет

Отец Соломон Натанович (1875-1938) – фармацевт, мать Ревекка Марковна (1880-1949) по профессии учительница, но после рождения детей – домохозяйка.

Когда Жене исполнилось лет пять-шесть, её родители переехали жить в Казань, где девочка успешно училась сначала в женской гимназии, затем в обычной школе…

Е.С. Гинзбург, 1920 г. (фото из архива А.П. Аксёновой)

В 1920 г. Евгения поступила в Казанский пединститут на словесно-исторический факультет, который закончила через четыре года. В 1925 г. преподавала на тюркско-татарском рабфаке, в экспериментальной школе при пединституте, работала также ассистентом кафедры истории Западной Европы в Татарском коммунистическом университете. 

В середине 1920-х гг. вышла замуж за Павла Васильевича Аксенова (1899 г. р.). В 1926 г. у четы Аксеновых родился сын Алексей.

С сентября 1925 г. по январь 1930 г. работала ассистентом на кафедре истории в Казанском педагогическом институте. Потом исполняла обязанности доцента кафедры истории ВКП(б). Через два года – член ВКП(б). С 1933 г. – доцент на кафедре истории и ленинизма Казанского государственного университета… 

 В 1932 г. у четы Аксеновых родился второй сын Василий (в будущем известный писатель). 

Евгения Гинзбург с мужем Павлом Аксеновым, 1936 г. (фото из архива А.П. Аксёновой)

С 1934 г. по 1936 г. Евгения Соломоновна Гинзбург учится в Институте марксизма-ленинизма в Казани. В 1935-37 гг. – руководит русской секцией Союза советских писателей Татарии. В эти же годы заведует отделом культуры областной газеты «Красная Татария». Хорошо владеет немецким и французским языками, более или менее – татарским…

*   *   *

В начале 1937 г. были арестованы родители Евгении Соломоновны, но вскоре их освободили. А 7 февраля 1937 г.

решением бюро Молотовского райкома КПСС города Казани за связь с троцкистами Евгения Соломоновна была исключена из партии. Через неделю, 15 февраля, её арестовали.

Предъявили обвинение в связях с троцкистами, в осуществлении террористической деятельности, в подготовке покушения на жизнь «товарища Сталина». 

Обратите внимание

1 августа 1937 г. заседание Военной Коллегии Верховного Суда СССР приговорило Евгению Гинзбург по ст. ст. 58-8 и 58-11 к 10 годам тюремного заключения со строгой изоляцией, с поражением в правах на 5 лет и с конфискацией всего личного имущества. 

Такая же кара постигла и её мужа П. В. Аксенова, работавшего председателем городского совета Казани, члена Центрального исполнительного комитета (ЦИК) СССР – только срок наказание ему был отмерен на пять лет больше (в 1955 г. он реабилитирован).  

Читайте также:  Анализ произведения рэя брэдбери «каникулы»

С августа 1937 г. по июль 1939 г. Е. Гинзбург содержалась в ярославской тюрьме, где ей объявили об изменении меры наказания, – «тюремное заключение со строгой изоляцией»заменили на 10 лет исправительно-трудовых лагерей.

После изменения приговора заключенную отправили этапом во Владивосток, где в дороге она познакомилась с будущими солагерницами Т. Станковской, З. Тулуб, П. Швырковой, Е. Кочуринер, Е. Кручининой, Н. Гвиниашвили, Т. Варазашвили, М.

Мальской и другими. 

Ярославская тюрьма, 2002 г. (фото из архива Ивана Паникарова)

Осенью 1939 г. из Владивостока пароходом «Джурма» этапирована на Колыму. Некоторое время работала в Магаданской лагерной больнице, потом на общих работах по мелиорации, судомойкой в лагерной столовой мужской зоны.

Затем была переведена в женский сельскохозяйственный лагерь «Эльген» (600 км от Магадана на север) Северного горнопромышленного управления (ныне Ягоднинский район, село прекратило своё существование в начале нулевых годов. И. П.

). 

В годы войны трудилась на сельскохозяйственных работах на таёжной командировке «Полевой Стан», валила лес в «Тёплой Долине» (долина реки Таскан. И. П.), была лекарем на командировке «Судар», участвовала в сенокосных работах, ухаживала за скотом на ферме, работала медсестрой, затем завхозом на таёжной командировке «Змейка», медсестрой в амбулатории лагеря «Эльген»… 

Эльген, барак лагеря, в котором была Е.С. Гинзбург, 2002 г. (фото Ивана Паникарова)

«Провинившись» перед начальницей лагеря Дорой Циммерман, Евгения Гинзбург была отправлена на штрафную командировку «Известковая». После отбытия штрафного срока переведена медсестрой в больницу лагеря «Усть-Таскан», где познакомилась с заключенным доктором Антоном Яковлевичем Вальтером (будущим мужем). 

В 1944 г. Е. С. Гинзбург получила известие о смерти сына Алексея. 

В 1945 году её переводят медсестрой в центральную больницу «Севлага» в пос. Беличья Северное ГПУ (посёлок ликвидирован в середине 1950-х гг.). Через год вновь возвращают в лагерь «Эльген». Из этого лагеря она и освободилась 15 февраля 1947 г…

*   *   *

Некоторое время жила в п. Усть-Таскан, работала по вольному найму в детском саду. Потом переехала в Магадан, где жили её хорошие знакомые по лагерю Юлия Карепова и Елена Тагер. Устроилась работать воспитательницей в круглосуточный детский сад. 

В Магадане встретила тасканского доктора А. Я. Вальтера. Обивала пороги различных инстанций, чтобы получить разрешение на приезд к ней сына Василия. Получила такое разрешение, и в 1948 г. сын приехал к матери. В это же время Евгения Соломоновна удочерила девочку Тоню (о ней пойдёт речь ниже. И. П.)…

25 октября 1949 г. – повторный арест. Содержится в магаданской тюрьме – «Дом Васькова». 19 ноября освобождение под подписку о невыезде.

4 марта 1950 г. Особое Совещание МГБ при «Дальстрое» вынесло решение о ссылке в Красноярский край, но позже, 21 октября 1950 г., постановление было изменено – оставить в ссылке на поселении на Колыме. 

В 1950-60-е гг. Евгения Соломоновна работает педагогом-музыкантом в детском саду, затем учительницей в средней школе № 1 Магадана. Её сын, Василий Аксёнов, учится в магаданской средней школе № 1. 

Е. С. Гинзбург за пианино, Магадан, детский сад, 1940-е гг. (фото из архива А.П. Аксёновой)

В начале 1950-х гг. Е. С. Гинзбург и А. Я. Вальтер регистрируют брак. С ними живут Василий и Антонина. После окончания школы Василий уезжает на «материк»… 

В первой половине 1950-х гг. Е. С. Гинзбург узнает, что первый её муж П. В. Аксёнов жив…

25 июня 1955 г. Евгению Соломоновну Гинзбург реабилитировали… 

В 1959 г. Евгения Гинзбург и Антон Вальтер вместе с дочерью Тоней уезжают навсегда в Москву. В этом же году, 27 декабря, умирает Антон Яковлевич. 

Важно

В начале 1960-х гг. Е. С. Гинзбург получает отдельную кооперативную квартиру в Москве, продолжает работать над книгой «Крутой маршрут». Пытается опубликовать её в московских журналах, но, увы…

Тем не менее, в 1960-70-х гг. книга выходит за границей – в Милане, Париже, Лондоне, Мюнхене, Нью-Йорке, Стокгольме и других городах зарубежья. В Швеции по «Крутому маршруту» даже был поставлен фильм.

А в советских журналах в 1960-е гг. печатались другие её работы, не имеющие отношения к прошлому. Такие, к примеру, как очерк «Студенты» («Юность», 1964. № 8), документальная повесть «Юноша» («Юность», 1967. № 9). 

Из дела Е.С. Гинзбург (фото из архива Ивана Паникарова)

Лишь через много лет, в конце 1980-х, главная книга Е. Гинзбург «Крутой маршрут» пришла к советскому читателю публикацией в журнале «Даугава». В Московском театре «Современник» по ней поставлен спектакль.

После поездки за границу Гинзбург успела написать большую часть своих путевых заметок «Колыма – Париж», которые задумывались как продолжение «Крутого маршрута». Но, увы, 25 мая 1977 г. Евгения Соломоновна Гинзбург умерла.

Похоронили её на Кузьминском кладбище.

*   *   *

В апреле 2003 года я первый раз встречался с Антониной Аксеновой, той самой девочкой, которую Евгения Соломоновна удочерила в конце 1940-х гг., дав ей фамилию и отчество своего первого мужа.

Она на пару дней прилетала из Минска в Магадан по вопросу свидетельства о рождении. В Минск Антонина Павловна переехала после смерти матери и работала актрисой в Минском русском драматическом театре им. М.

Горького…

13 апреля решила посмотреть места, где ей пришлось жить и учиться, вспомнить свою колымскую жизнь. Экскурсию мы начали от гостиницы Магадан, и первым знакомым Антонине Павловне объектом оказалось здание бывшего треста «Дальстрой».

– Хорошо помню это громадное сооружение, – говорит моя спутница. – Для меня, десятилетней девчушки, оно тогда казалось грандиозным…

Дальнейший наш маршрут пролег до универмага «Восход» и далее по улице Карла Маркса в сторону театра. Это здание Антонина узнала издали по скульптурам. Оно, по мнению гостьи, совсем не изменилось, если не считать цвета, в который было окрашено. Внутри тоже почти все знакомое – гардероб, входные двери, сцена… 

Магаданский драматический театр, 2018 г. (фото Михаила Пимонова)

На следующий день Антонина Павловна планировала побывать в архиве Магаданского УВД, где хранится дело Е. С. Гинзбург по второй судимости.

Визит её в это заведение оказался более чем удачным – ей разрешили познакомиться с делом матери, снять кое-какие копии с некоторых документов. Более того, начальник архива С. Н.

Березовский оказал существенную помощь и в решении главного вопроса – без каких-либо проволочек нужная печать в свидетельстве о рождении Аксеновой была поставлена в областном ЗАГСе…

Совет

15 апреля А. П. Аксенова вылетела в Москву. Этим же рейсом в столицу летел и я, и в самолете мне наконец-то представилась возможность поговорить с попутчицей. Разговор, конечно, получился очень длинный и интересный. Моя собеседница подробно рассказывала о себе, о своих приёмных родителях – Евгении Гинзбург и Антоне Вальтере, – об их родных и знакомых.

К сожалению, всю нашу беседу вот так сразу опубликовать невозможно, поэтому я приведу лишь ответ Антонины на мой главный вопрос: 

Что вы знаете о своих истинных родителях? 

– Почти ничего. О том, что я удочеренная, Евгения Соломоновна сказала мне незадолго до смерти – году в 1976-77 (умерла в 1977 г.).

Так вот, когда она после освобождения из лагеря работала воспитательницей в одном из детских садов Магадана, к ней как-то с мольбой и со слезами на глазах обратилась незнакомая женщина: мол, возьмите под присмотр на час-другой пару малышей, ибо с ними никак не успеть решить какой-то жизненно важный вопрос. И Евгения Соломоновна не отказала в просьбе.

Всё произошло так быстро, что мама даже не успела спросить фамилию женщины (а может быть, и знала, да не хотела мне говорить, чтобы я не искала). А когда та убежала – успокоилась, подумав: «Ничего страшного, не бросит же она своих детей…» Но прошел час, другой, третий, потом сутки, двое, недели, месяцы… В общем, за детьми никто не приходил, и оформили меня и брата как подкидышей.

Возможно, с той женщиной случилась какая-то беда, и она не смогла нас забрать. С тех пор Евгения Соломоновна и привязалась ко мне, а я – к ней. Рассказывала, каким бойким и способным ребенком я росла. Через год-полтора она меня удочерила. Брат же по-прежнему оставался в детском доме.

Когда она мне рассказывала об этой истории, то плакала и извинялась за то, что разлучила нас с братом, объясняла своё положение ссыльной, говорила, что двоих детей не смогла бы поднять на ноги. И я понимала её, вспоминала, как приходилось нам вместе с ней голодать, как после её ареста в 1949 году я жила у её знакомых лагерниц… В общем, мы понимали друг друга.

Потом к Евгении Соломоновне приехал её сын Василий Аксенов (ныне известный писатель, живущий во Франции), которого я считала братом, а он меня сестрой. Жили, конечно, в нужде. Некоторое время я училась в первой школе, той, что находилась напротив театра. Летом 1955 года маму реабилитировали, а через два года мы переехали жить в Москву. После смерти мамы, в 1977 году, я перебралась в Минск, где много лет работала актрисой в республиканском театре…

(Продолжение истории читайте здесь).

Материал подготовил Иван Паникаров,
пос. Ягодное Магаданской обл. (Главный источник информации – беседа с А. П. Аксёновой и 

архивно-следственное дело Е. С. Гинзбург № 327184).

Источник: http://rusfinder.ru/catalog/ot-avtora/ivan-panikarov-kolymskij-marshrut/evgenija-ginzburg-i-antonina-aksenova-ili-o-materi-i-docheri-proshedshih-krutym-marshrutom

Очерки. Евгения Гинзбург: «От прошлого не отрекаюсь»

Она родилась еще до революции в семье скромного еврея-аптекаря из Гродно. Повзрослев, уверовала в светлые идеи коммунизма, а попав в жернова «большого террора», до последнего считала свой арест случайностью и недоразумением. 20 декабря исполняется 110 лет со дня рождения Евгении Гинзбург, автора одной из самых страшных книг XX века — «Крутого маршрута». 

Партия

Она родилась в семье Ревекки Марковны и Соломона Абрамовича Гинзбургов. Родители до революции держали в Москве аптеку, а после 1917 года перебрались в Казань. Надеялись, видимо, что революционная волна, смывавшая привычную жизнь, до Казани не докатится. Докатилась. 

Пылкая еврейская девочка Женя увлеченно читает Маркса и Энгельса, восхищается героями революции и мечтает приносить пользу своей новой, свободной от царского ига стране.

Обратите внимание

После школы поступает в Казанский университет на факультет общественных наук, потом переводится в Восточно-педагогический институт, изучает историю и филологию, много читает, активно участвует в студенческих мероприятиях.

Гинзбург устраивается на работу в институт, преподает историю ВКП(б) и ленинизма, причем не только студентам, но и рабочим казанского мыловаренного завода. Подрабатывает воспитательницей в детском саду и параллельно пишет в газету «Красная Татария».

Другими словами, становится истинным «ликвидатором» безграмотности, как тогда принято было говорить. В двадцать лет Женя Гинзбург знакомится с врачом Дмитрием Федоровым. Вскоре после свадьбы у молодой пары рождается сын Алексей. Брак, однако, вскоре распадется, а Алексей погибнет в 1941 году в осажденном немцами Ленинграде вместе с отцом. 

Пока же на дворе 1930-й. Пединститут, в котором преподает Евгения Гинзбург, отправляет ее делегатом на партийную конференцию. Здесь она встретит своего будущего второго мужа, Павла Аксенова. Казалось бы, для советской власти Аксенов «свой»: выходец из крестьянской семьи, он быстро влился в ряды коммунистов и сделал блестящую карьеру.

К моменту знакомства с Гинзбург он был уже председателем Казанского горсовета и членом Центральной ревизионной комиссии. Они поженились спустя два года после знакомства. Муж трудился на почетных постах, Евгения Соломоновна стала редактором газеты «Красная Татария». В 1932 году у них родился сын Василий.

«И если бы мне приказали за партию жизнь отдать, — писала она позже в своих мемуарах, — я бы сделала это без колебаний не только один, но и три раза подряд». Гинзбург и Аксенов занимают видное место в партийной иерархии Татарстана, получают прекрасную квартиру, у них своя машина с личным водителем и домработница.

Казалось бы, не зря Евгения Соломоновна так горела идеями социализма, не зря с таким пылом рассказывала своим студентам о становлении молодой социалистической страны. 

Читайте также:  Краткое содержание «капитанской дочки» по главам (а.с. пушкин)

Крах

1935 год стал переломным для всех. Убивают первого секретаря ленинградского комитета партии Кирова, что становится поводом для жесточайших чисток.

Сталину, чей культ личности уже набрал обороты, давно хотелось «очистить» партию от самых пылких — уж слишком велика была вероятность того, что их вера в коммунизм и его личные планы могут не совпасть. Началась борьба с «врагами народа» не только в рядах неблагонадежных, но и среди самых верных и преданных.

Важно

Полетели головы партийных деятелей, героев гражданской войны, заслуженных генералов, ученых, партийной номенклатуры. Евгения Соломоновна оказалась под ударом совершенно неожиданно. Арестовали одного из сотрудников ее газеты, профессора истории Ельфова, которого обвинили в троцкизме. Ельфов исчез.

А над Гинзбург сгустились тучи: она ведь должна была распознать предателя в рядах своих сотрудников.

С той же прямотой и честностью, с какой восхищалась советской страной, она отвергла все обвинения: ей все еще верилось, что это какая-то ошибка, недоразумение, что не могут поступать так с ней, известным преподавателем, влиятельным редактором, женой большого партийного начальника. Но надежды на то, что «вскоре все прояснится», не оправдались. Сначала Гинзбург сделали выговор за потерю политической бдительности, затем лишили права преподавать, исключили из партии и в конце концов, в феврале 1937-го, арестовали. 

«Признаете ли вы себя членом контрреволюционной троцкистской организации?» — «Нет, я не признаю себя членом контрреволюционной троцкистской организации». Конец допроса. Этот диалог повторялся сотни раз. Некоторые допросы длились сутками — без сна, еды и воды. Следователи сменяли один другого.

Гинзбург грозила им, продолжала наивно надеяться, что скоро все разрешится. От нее требовали сдать других «троцкистов». Евгения Соломоновна не сдавала и никого не оговаривала. Зато бывшие друзья и коллеги давали против нее показания, надеясь, что это поможет им спастись.

А, возможно, и правда верили в заговор. 

Приговор

1 августа 1937 года. Судебное заседание длилось семь минут — ни защитников, ни свидетелей. Статья 58, пункты 8 и 11. «Групповой терроризм». Приговор — десять лет в колонии строгого режима с полной конфискацией имущества и лишением гражданских прав на пятнадцать лет.

Гинзбург повезло: почти всех, кто проходил по этой статье, расстреливали. Она ничего не знала о том, что происходит на воле. Не знала, что уже арестованы родители — за то, что вырастили «врага народа». Не знала, что стало с сыновьями. Не знала, жив ли еще муж, которого тоже забрали. Два года в одиночной камере.

730 страшных дней, которые дадут передышку после череды мучительных допросов и пыток. Здесь она будет постепенно осознавать произошедшее, начнет понимать, что это не ошибка, а закономерность. А потом ее отправят на Колыму — через страшные пересылки, тюрьмы, лагеря, замурованные вагоны.

Она увидит свою родину совсем другой — раздавленной сталинской машиной террора, унижения, насилия. 

Совет

Минус 40. Лесоповал. Хрупкая, изможденная месячной пересылкой Евгения Соломоновна выживает с большим трудом. 100 граммов хлеба в день. Много раз она была на грани жизни и смерти. Спасали редкие дни работы на кухне. Иногда поручали убирать барак — Гинзбург почему-то нравилась «бригадирше»-уголовнице.

Позже ее обвинят в том, что и в лагере она предпочла элиту, что в ее книгах бывшие крестьяне, рабочие, пролетарии — просто статисты, схематичные и безликие.

Обвинят в том, что, еще будучи на свободе, нисколько не переживала, когда узнавала о массовых арестах людей из низших классов, что болью стали отзываться лишь аресты «своих». 

Последние годы срока она работала медсестрой в лагерной больнице и воспитательницей в детском саду, что для бывшей политзаключенной было чудом.

Здесь же она познакомилась с врачом Антоном Вальтером, немцем по происхождению, с которым прожила оставшиеся годы ссылки. Гинзбург добилась, чтобы сыну Василию разрешили приехать к ней. Жизнь, пусть и ссыльная, стала напоминать нормальную.

Однако по стране прокатилась новая волна репрессий, которая смыла и это зыбкое счастье. 

Евгению Соломоновну снова арестовали, на этот раз всего на месяц. После второго ареста с работой не везло, от голодной смерти спасали частные уроки и пациенты мужа, которые были наслышаны о бывшем заключенном Вальтере, умевшем лечить лучше, чем в советских клиниках. Но Гинзбург не сдается: сына Васю надо доучить в школе.

В 1952 году ее восстановили в гражданских правах, правда, лишь в пределах Колымы — для всей остальной страны она оставалась бывшей «зэчкой», отсидевшей свое, но не реабилитированной. А в 1953 году все повторилось — снова аресты, раскрытые заговоры, сотни «врагов народа». Она опять вздрагивает от каждой проезжающей под окнами машины, ждет, что вновь арестуют.

Но в самый разгар нового террора Сталин умирает. 

Обратите внимание

Страна затихла после бури, с трудом приходя в себя. В 1954 году Евгении Соломоновне удалось реабилитироваться и даже восстановиться в компартии по собственному желанию. Она и теперь верила в случайность своей трагедии, в то, что дело партии и сталинский культ личности не имеют между собой ничего общего. Реабилитировали и Антона Вальтера.

Пара переехала во Львов. Однако на свободе третий муж Гинзбург прожил всего пять лет: в 1959-м его не стало. Подорванное ссылкой здоровье подвело — вернулась лагерная цинга. Евгения Соломоновна пишет статьи в журнал «Юность», преподает и берется за мемуары.

Она мечтает переехать в Москву, но, несмотря на полную реабилитацию, вернуться в родной город сможет лишь в 1966 году. 

«Крутой маршрут» 

В лагере она спасалась тем, что старалась наблюдать за внутренней жизнью как бы со стороны, отстранившись. Теперь, уже во Львове, стала записывать свои наблюдения — так появилась жесткая книга «Под сенью Люциферова крыла», изобличавшая преступления Сталина. Но тут снова «началось», и Гинзбург испугалась. «Сожгла. Испугалась и все сожгла», — рассказывала позже она. Но не забыла. 

Спустя некоторое время она снова села писать. На этот раз обошлась без общих критических замечаний, многое смягчила. И все же написала одно из самых ярких и страшных свидетельств того времени. Рукопись своего романа «Крутой маршрут.

Хроника времен культа личности» отправила в журналы «Юность» и «Новый мир» в середине 60-х. Там ее любили и знали, там публиковали ее статьи и воспоминания: «Так начиналось. Записки учительницы», «Единая трудовая», «Студенты двадцатых годов», «Юноша». Но «Крутой маршрут» оказался совсем другой книгой.

В нем не было ни романтики становления новой страны, ни интересных педагогических наблюдений, ни рассуждений о системе образования. Здесь было свидетельство массовых преступлений — такое беспощадное, что, даже несмотря на изрядно ослабевшую хватку властей, опубликовать его никто не решался.

Рукопись отправили в архив института Маркса-Энгельса-Ленина с формулировкой «может пригодиться для изучения истории партии». 

Важно

Книгу осудил Твардовский: «Она заметила, что не все в порядке, когда стали сажать коммунистов. А когда истребляли крестьянство, она считала это вполне естественным». Его оценка стала препятствием для публикации романа в «Новом мире». Но «прервать» «Крутой маршрут» было уже невозможно.

Рукопись переписывали, перепечатывали, передавали друг другу подпольно, кто-то надиктовал ее на магнитофонную пленку. Каким-то невероятным образом книга «уплыла» на Запад. В 1967 году в Италии выпустили два тиража «Крутого маршрута»: на русском и итальянском языках. Отрывки из книги читают на ВВС, ее перепечатывают в Германии.

Гинзбург пугает такая шумиха, но сжечь уже ничего нельзя. Можно только дать интервью, чтобы заявить: книга опубликована без ведома автора. 

Тем временем «Крутой маршрут» начинает жить своей жизнью. По свидетельствам того времени, он разошелся в самиздате так широко, что его подпольный тираж вполне мог превысить самые большие официальные выпуски. Но в Союзе книгу по-прежнему не издают.

Печатают новые статьи и воспоминания Евгении Соломоновны, даже отпускают ее в Европу (к тому времени ее сын, Василий Аксенов, становится всемирно известным писателем и отправляется в путешествие вместе с матерью), где она встречается с Марком Шагалом, Виктором Некрасовым, Генрихом Беллем. 

Воспоминания об аде, в котором она провела 18 лет, не отпускали Гинзбург до конца жизни. Ей часто становилось страшно, часто казалось, что вот сейчас снова постучат в дверь. «Рецидивы страха, — впрочем, не доводящие до отречения от прошлого, от друзей, от этой книги, — я порой испытываю при ночных звонках у двери, при повороте ключа с наружной стороны», — признавалась она. 

В очередной, и последний, раз беда пришла с другой стороны. Врачи поставили страшный диагноз: рак груди. Долгое время она боролась с болезнью в одиночестве, не желая тревожить близких. Болезнь быстро отнимала и без того подорванные силы.

Она умерла в 1977 году, пережив и репрессированных родителей, и троих мужей, и старшего сына. И так и не дождавшись публикации своей главной книги на родине. Это произошло через 11 лет после ее ухода.

Совет

Только в 1988 году власти наконец позволили опубликовать «Крутой маршрут», уникальную «хронику времен культа личности», которую почти два десятка лет читали тайно, под полой.

Материал подготовила Алина Ребель

Источник: https://newrezume.org/news/2015-01-03-6904

Евгения Гинзбург

Евгения Семеновна Гинзбург родилась 20 декабря 1904 года, мать В.П. Аксенова, русская писательница, публицист, педагог и журналист, прошедшая ужас сталинских лагерей. Ее книга «Крутой маршрут», наряду с «Колымскими рассказами» В. Шаламова и «Одним днем Ивана Денисовича» А.И. Солженицына, стала одним из главных свидетельств преступлений эпохи сталинизма.

Говоря о писателях, которые рассказали об ужасах лагерей для политзаключенных, прежде всего, как правило, называют имена Шаламова и Солженицына, поскольку именно их рассказы и повести стали первым художественным исследованием страшной реальности. Однако кроме них в самиздате распространялись воспоминания и других бывших узников. В том числе и Евгении Семеновны Гинзбург.

Нормальная жизнь закончилась для Евгении 1 октября 1937 года, когда за ней закрылась дверь камеры. Там, за тюремными стенами, за лязгающими засовами, замками остались любимая работа, книги, друзья, семья и, главное, дети. Все осталось за чертой.

Поначалу Гинзбург, убежденная коммунистка и жена крупного партийного работника, восприняла свой арест как трагическую ошибку и ждала быстрого освобождения. Но потом надежды сменились недоумением и отчаянием. Позднее она писала: «Неужели такое мыслимо? Неужели это все всерьез? Пожалуй, именно изумление и помогло выйти живой.

Я оказалась не только жертвой, но и наблюдателем. Жгучий интерес к тем сторонам жизни, которые открылись передо мной, нередко помогал отвлекаться от собственных страданий. Я старалась все запомнить в надежде рассказать об этом тем хорошим людям, тем настоящим коммунистам, которые будут же, обязательно будут когда-нибудь меня слушать.

Крутой маршрут лагерей привел не только к утрате иллюзий. Нечеловеческие условия существования, жестокие пытки на допросах заставили по-новому взглянуть на обычные человеческие отношения».

Вернуться к нормальной жизни Евгения смогла только после смерти Сталина. В 1955 году она приехала из Магадана, где несколько лет находилась в ссылке, в Москву хлопотать о реабилитации.

Обратите внимание

То, через что ей довелось пройти, Евгения Гинзбург достоверно изобразила в знаменитой книге воспоминаний «Крутой маршрут». Это не просто мемуары. Это рассказ о восемнадцати годах, проведенных автором в тюрьме, колымских лагерях и ссылке.

Это драматическое повествование о безжалостной эпохе, которой не должно быть места в истории человечества. Оно потрясает своей беспощадной правдивостью и вызывает глубочайшее уважение к силе человеческого духа, который не сломили страшные испытания. Долгое время книга ходила в списках, распространялась в самиздате.

Власти СССР осмелились пропустить «Крутой маршрут» в печать только в 1988 году, когда автора уже не было в живых.

Евгения Семеновна Гинзбург умерла в Москве в 1977 году.

Книга Евгении Гинзбург — драматическое повествование о восемнадцати годах тюрем, лагерей и ссылок, потрясающее своей беспощадной правдивостью и вызывающее глубочайшее уважение к силе человеческого духа, который не сломили страшные испытания. “Крутой маршрут” — захватывающее повествование о безжалостной эпохе, которой не должно быть места в истории человечества.

Источник: http://www.urantia-s.com/library/ginzburg/

Ссылка на основную публикацию