Подборка: стихи цветаевой о москве

Стихи Марины Цветаевой о Москве

Москва Цветаевой, как лепестки цветков, то безумные и грациозно красивые, то завядшие и грустные, дождливые. Стихотворения, рифмы, стропы, всё переплетено в водовороте чувств досказанных и несказанных слов любви к городу, сквозь призмы переживаний и нескрываемых признаний.

– Москва! – Какой огромный..

 — Москва! — Какой огромный Странноприимный дом! Всяк на Руси — бездомный. Мы все к тебе придём. Клеймо позорит плечи, За голенищем нож. Издалека — далече Ты всё же позовёшь.

На каторжные клейма, На всякую болесть – Младенец Пантелеймон У нас, целитель, есть. А вон за тою дверцей, Куда народ валит, – Там Иверское сердце Червонное горит. И льётся аллилуйя На смуглые поля.

Я в грудь тебя целую,

Московская земля!

В Кремле

Там, где мильоны звезд-лампадок Горят пред ликом старины, Где звон вечерний сердцу сладок, Где башни в небо влюблены; Там, где в тени воздушных складок Прозрачно-белы бродят сны — Я понял смысл былых загадок, Я стал поверенным луны.

В бреду, с прерывистым дыханьем, Я всe хотел узнать, до дна: Каким таинственным страданьям Царица в небе предана И почему к столетним зданьям Так нежно льнет, всегда одна… Что на земле зовут преданьем, — Мне всe поведала луна.

В расшитых шeлком покрывалах, У окон сумрачных дворцов, Я увидал цариц усталых, В глазах чьих замер тихий зов. Я увидал, как в старых сказках, Мечи, венец и древний герб, И в чьих-то детских, детских глазках Тот свет, что льет волшебный серп.

Обратите внимание

О, сколько глаз из этих окон Глядели вслед ему с тоской, И скольких за собой увлек он Туда, где радость и покой! Я увидал монахинь бледных, Земли отверженных детей, И в их молитвах заповедных Я уловил пожар страстей.

Я угадал в блужданьи взглядов: ^  — «Я жить хочу! На что мне Бог?» И в складках траурных нарядов К луне идущий, долгий вздох. Скажи, луна, за что страдали Они в плену своих светлиц? Чему в угоду погибали Рабыни с душами цариц, Что из глухих опочивален Рвались в зеленые поля?  — И был луны ответ печален В стенах угрюмого Кремля.<\p>

(Осень 1908. Москва)

Над городом, отвергнутым Петром

Над городом, отвергнутым Петром, Перекатился колокольный гром. Гремучий опрокинулся прибой Над женщиной, отвергнутой тобой. Царю Петру и Вам, о царь, хвала! Но выше вас, цари: колокола. Пока они гремят из синевы — Неоспоримо первенство Москвы. — И целых сорок сороков церквей

Смеются над гордынею царей!

Над церковкой – голубые облака..

Над церковкой — голубые облака, Крик вороний… И проходят — цвета пепла и песка — Революционные войска. Ох ты барская, ты царская моя тоска! Нету лиц у них и нет имен, — Песен нету! Заблудился ты, кремлевский звон, В этом ветреном лесу знамен. Помолись, Москва, ложись, Москва, на вечный сон!<\p>

(Москва, 2 марта 1917)

Чуть светает..

Чуть светает — Спешит, сбегается Мышиной стаей На звон колокольный Москва подпольная. Покидают норы — Старухи, воры. Ведут разговоры. Свечи горят. Сходит Дух На малых ребят, На полоумных старух. В полумраке, Нехотя, кое-как Бормочет дьяк.

Из черной тряпицы Выползают на свет Божий Гроши нищие, Гроши острожные, Потом и кровью добытые Гроши вдовьи, Про черный день Да на помин души Отложенные. Так, на рассвете, Ставят свечи, Вынимают просфоры — Старухи, воры: За живот, за здравие Раба Божьего — Николая.

Так, на рассвете, Темный свой пир Справляет подполье.<\p>

(10 апреля 1917)

Московский герб: герой пронзает гада..

Московский герб: герой пронзает гада. Дракон в крови. Герой в луче. — Так надо. Во имя Бога и души живой Сойди с ворот. Господень часовой! Верни нам вольность. Воин, им — живот. Страж роковой Москвы — сойди с ворот! И докажи — народу и дракону — Что спят мужи — сражаются иконы.<\p>

(9 мая 1918)

Из рук моих – нерукотворный град..

Из рук моих — нерукотворный град Прими, мой странный, мой прекрасный брат. По церковке — всe сорок сороков, И реющих над ними голубков. И Спасские — с цветами — ворота, Где шапка православного снята. Часовню звездную — приют от зол – Где вытертый от поцелуев — пол.

Пятисоборный несравненный круг Прими, мой древний, вдохновенный друг. К Нечаянныя Радости в саду Я гостя чужеземного сведу. Червонные возблещут купола, Бессонные взгремят колокола, И на тебя с багряных облаков Уронит Богородица покров, И встанешь ты, исполнен дивных сил…

Ты не раскаешься, что ты меня любил.

Тверская

Вот и мир, где сияют витрины, Вот Тверская, — мы вечно тоскуем о ней. Кто для Аси нужнее Марины? Милой Асеньки кто мне нужней? Мы идем, оживленные, рядом, Всe впивая: закат, фонари, голоса, И под чьим-нибудь пристальным взглядом Иногда опуская глаза. Только нам огоньками сверкая, Только наш он, московский вечерний апрель.

Взрослым — улица, нам же Тверская- Полу взрослых сердец колыбель. Колыбель золотого рассвета, Удивления миру, что утром дано… Вот окно с бриллиантами Тэта, Вот с огнями другое окно… Всe поймем мы чутьем или верой, Всю подзвездную даль и небесную ширь! Возвышаясь над площадью серой Розовеет Страстной монастырь. Мы идем, ни на миг не смолкая.

Все родные — слова, все родные — черты! О, апрель незабвенный-Тверская,

Колыбель нашей юности ты!

Домики старой Москвы

Слава прабабушек томных, Домики старой Москвы, Из переулочков скромных Все исчезаете вы, Точно дворцы ледяные По мановенью жезла.

Где потолки расписные, До потолков зеркала? Где клавесина аккорды, Темные шторы в цветах, Великолепные морды На вековых воротах, Кудри, склоненные к пяльцам, Взгляды портретов в упор… Странно постукивать пальцем О деревянный забор! Домики с знаком породы, С видом ее сторожей, Вас заменили уроды, — Грузные, в шесть этажей. Домовладельцы — их право! И погибаете вы, Томных прабабушек слава,

Домики старой Москвы.

Семь холмов

(Из цикла «Стихи о Москве»)

Семь холмов — как семь колоколов! На семи колоколах — колокольни. Всех счётом — сорок сороков. Колокольное семихолмие! В колокольный я, во червонный день Иоанна родилась Богослова.

Дом — пряник, а вокруг плетень И церковки златоголовые. И любила же, любила же я первый звон, Как монашки потекут к обедне, Вой в печке, и жаркий сон, И знахарку с двора соседнего.

Провожай же меня весь московский сброд, Юродивый, воровской, хлыстовский! Поп, крепче позаткни мне рот

Колокольной землёй московскою!

У меня в Москве — купола горят!

У меня в Москве — купола горят! У меня в Москве — колокола звонят! И гробницы в ряд у меня стоят, — В них царицы спят, и цари.

И не знаешь ты, что зарей в Кремле Легче дышится — чем на всей земле! И не знаешь ты, что зарей в Кремле Я молюсь тебе — до зари! И проходишь ты над своей Невой О ту пору, как над рекой-Москвой Я стою с опущенной головой, И слипаются фонари.

Всей бессонницей я тебя люблю, Всей бессонницей я тебе внемлю — О ту пору, как по всему Кремлю Просыпаются звонари… Но моя река — да с твоей рекой, Но моя рука — да с твоей рукой Не сойдутся, Радость моя, доколь

Не догонит заря — зари.

Мимо ночных башен..

Мимо ночных башен Площади нас мчат. Ох, как в ночи страшен Рёв молодых солдат! Греми, громкое сердце! Жарко целуй, любовь! Ох, этот рёв зверский! Дерзкая — ох — кровь! Мой рот разгарчив, Даром, что свят — вид. Как золотой ларчик Иверская горит. Ты озорство прикончи, Да засвети свечу, Чтобы с тобой нонче

Не было — как хочу.

Источник: https://MoscowChronology.ru/Cvetaeva_about_Moscow.html

Марина Цветаева. СТИХИ О МОСКВЕ

1

Облака
– вокруг,

Купола
– вокруг,

Надо
всей Москвой

Сколько
хватит рук! –

Возношу
тебя, бремя лучшее,

Деревцо
мое

Невесомое!

В
дивном граде сем,

В мирном
граде сем,

Где
и мертвой – мне

Будет
радостно, –

Царевать
тебе, горевать тебе,

Принимать
венец,

О
мой первенец!

Ты
постом говей,

Не
сурьми бровей

И
все сорок – чти –

Сороков
церквей.

Исходи
пешком – молодым шажком! –

Все
привольное

Семихолмие.

Будет
твой черед:

Тоже
– дочери

Передашь
Москву

С
нежной горечью.

Мне
же вольный сон, колокольный звон,

Зори
ранние –

На
Ваганькове.

31 марта 1916

2

Из
рук моих – нерукотворный град

Прими,
мой странный, мой прекрасный брат.

По
церковке – все сорок сороков,

И
реющих над ними голубков.

И
Спасские – с цветами – воротá,

Где
шапка православного снята.

Часовню
звездную – приют от зол –

Где
вытертый от поцелуев – пол.

Пятисоборный
несравненный круг

Прими,
мой древний, вдохновенный друг.

К Нечаянныя
Радости в саду

Я
гостя чужеземного сведу.

Червонные
возблещут купола,

Бессонные
взгремят колокола,

И
на тебя с багряных облаков

Уронит
Богородица покров,

И
встанешь ты, исполнен дивных сил…

Ты
не раскаешься, что ты меня любил.

31 марта 1916

3

Мимо
ночных башен

Площади
нас мчат.

Ох,
как в ночи страшен

Рев
молодых солдат!

Греми,
громкое сердце!

Жарко
целуй, любовь!

Ох,
этот рев зверский!

Дерзкая
– ох – кровь!

Мой
рот разгарчив,

Даром,
что свят – вид.

Как
золотой ларчик

Иверская
горит.

Ты озорство
прикончи,

Да
засвети свечу,

Чтобы
с тобой нонче

Не
было – как хочу.

31 марта 1916

4

Настанет
день – печальный, говорят!

Отцарствуют,
отплачут, отгорят,


Остужены чужими пятаками –

Мои
глаза, подвижные как пламя.

И –
двойника нащупавший двойник –

Сквозь
легкое лицо проступит лик.

О,
наконец тебя я удостоюсь,

Благообразия
прекрасный пояс!

А
издали – завижу ли и Вас? –

Потянется,
растерянно крестясь,

Паломничество
по дорожке черной

К
моей руке, которой не отдерну,

К моей
руке, с которой снят запрет,

К
моей руке, которой больше нет.

На
ваши поцелуи, о, живые,

Я
ничего не возражу – впервые.

Меня
окутал с головы до пят

Благообразия
прекрасный плат.

Ничто
меня уже не вгонит в краску,

Святая
у меня сегодня Пасха.

По
улицам оставленной Москвы

Поеду
– я, и побредете – вы.

И
не один дорогою отстанет,

И
первый ком о крышку гроба грянет, –

И
наконец-то будет разрешен

Себялюбивый,
одинокий сон.

И
ничего не надобно отныне

Новопреставленной
болярыне Марине.

11 апреля 1916

1-й день Пасхи

5

Над
городом, отвергнутым Петром,

Перекатился
колокольный гром.

Гремучий
опрокинулся прибой

Над
женщиной, отвергнутой тобой.

Царю
Петру и вам, о, царь, хвала!

Но
выше вас, цари, колокола.

Пока
они гремят из синевы –

Неоспоримо
первенство Москвы.

И
целых сорок сороков церквей

Смеются
над гордынею царей!

28 мая 1916

6

Над
синевою подмосковных рощ

Накрапывает
колокольный дождь.

Бредут
слепцы калужскою дорогой, –

Калужской
– песенной – прекрасной, и она

Смывает
и смывает имена

Смиренных
странников, во тьме поющих Бога.

И
думаю: когда-нибудь и я,

Устав
от вас, враги, от вас, друзья,

И
от уступчивости речи русской, –

Одену
крест серебряный на грудь,

Перекрещусь,
и тихо тронусь в путь

По
старой по дороге по калужской.

Троицын день 1916

7

Семь
холмов – как семь колоколов!

На
семи колоколах – колокольни.

Всех
счетом – сорок сороков.

Колокольное
семихолмие!

В
колокольный я, во червонный день

Иоанна
родилась Богослова.

Дом
– пряник, а вокруг плетень

И
церковки златоголовые.

И
любила же, любила же я первый звон,

Как
монашки потекут к обедне,

Вой
в печке, и жаркий сон,

И
знахарку с двора соседнего.

Провожай
же меня весь московский сброд,

Юродивый,
воровской, хлыстовский!

Поп,
крепче позаткни мне рот

Колокольной
землей московскою!

8 июля 1916. Казанская

8


Москва! – Какой огромный

Странноприимный
дом!

Всяк
на Руси – бездомный.

Мы
все к тебе придем.

Клеймо
позорит плечи,

За
голенищем нож.

Издалека-далече

Ты
все же позовешь.

На
каторжные клейма,

На
всякую болесть –

Младенец
Пантелеймон

У
нас, целитель, есть.

А
вон за тою дверцей,

Куда
народ валит, –

Там
Иверское сердце

Червонное
горит.

И
льется аллилуйя

На
смуглые поля.

Я в
грудь тебя целую,

Московская
земля!

8 июля 1916. Казанская

9

Красною
кистью

Рябина
зажглась.

Падали
листья,

Я
родилась.

Спорили
сотни

Колоколов.

День
был субботний:

Иоанн
Богослов.

Мне
и доныне

Хочется
грызть

Жаркой
рябины

Горькую
кисть.

16 августа 1916

            Марина Цветаева. ВЕРСТЫ: Стихи. Выпуск I

Источник: https://silveragepoetry.blogspot.com/2015/06/blog-post_642.html

Цветаева стихи о москве

Стихи о любви Марины Цветаевой, стихи о Москве<\p>

Стихи о любви Марины Цветаевой и стихи о Москве<\p>

Мне нравится, что вы больны не мной,

Мне нравится, что я больна не вами,

Читайте также:  Биография м. а. шолохова: самое главное и основное

Что никогда тяжелый шар земной

Не уплывет под нашими ногами.

Мне нравится, что можно быть смешной —

Распущенной — и не играть словами,

И не краснеть удушливой волной,

Слегка соприкоснувшись рукавами.

Спокойно обнимаете другую,

Не прочите мне в адовом огне

Гореть за то, что я не вас целую.

Что имя нежное мое, мой нежный, не

Упоминаете ни днем ни ночью — всуе.

Что никогда в церковной тишине

Не пропоют над нами: аллилуйя!

За то, что вы меня — не зная сами! —

Так любите: за мой ночной покой,

За редкость встреч закатными часами,

За наши не-гулянья под луной,

За солнце, не у нас над головами, —

За то, что вы больны — увы! — не мной,

За то, что я больна — увы! — не вами.

В руки бьющего снизу.

На горах Парадиза.

Эти взлеты и бездны —

Только бренные сваи

В легкой сцепке железной.

Зубы стиснув — за годы,

В сновиденном паденье

Сердца — вглубь пищевода.

Мы ж за оду, в которой

Высь — не нa смех, а нa смерть:

Тебе — через сто лет

Столетие спустя, как отдышу, —

Из самых недр, — как на смерть осужденный,

Своей рукой — пишу:

Меня не помнят даже старики.

— Ртом не достать! — Через летейски воды

Протягиваю две руки.

Пылающие мне в могилу — в ад, —

Ту видящие, что рукой не движет,

Умершую сто лет назад.

Мои стихи! — я вижу: на ветру

Ты ищещь дом, где родилась я — или

В котором я умру.

Горжусь, как смотришь, и ловлю слова:

— Сборище самозванок! Все мертвы вы!

Все тайны знал, весь склад ее перстней!

Грабительницы мертвых! Эти кольца

Раскаиваюсь в первый раз,

Что столько я их вкривь и вкось дарила, —

Тебя не дождалась!

Сегодняшний — так долго шла я вслед

Садящемуся солнцу, — и навстречу

Тебе — через сто лет.

Моим друзьям во мглу могил:

— Все восхваляли! Розового платья

Никто не подарил!

Раз не убьешь, — корысти нет скрывать,

Что я у всех выпрашивала письма,

Чтоб ночью целовать.

Ты мне сейчас — страстнейший из гостей,

И ты откажешь перлу всех любовниц

Во имя той — костей.

Маргарита, осуждают смело.

В чем вина твоя? Грешило тело!

Душу ты — невинной сберегла.

Всем кивала ты с усмешкой зыбкой.

Этой горестной полуулыбкой

Ты оплакала себя давно.

Всех одно пленяет без изъятья!

Вечно ждут раскрытые объятья,

Вечно ждут: «Я жажду! Будь моя!»

День и ночь, и завтра вновь, и снова!

Говорил красноречивей слова

Темный взгляд твой, мученицы взгляд.

Мстит судьба богине полусветской.

Нежный мальчик вдруг с улыбкой детской

Заглянул тебе, грустя, в лицо.

В ней одной спасенье и защита.

Всё в любви. Спи с миром, Маргарита.

Всё в любви. Любила — спасена!

Не любила, но плакала. Нет, не любила, но все же

Лишь тебе указала в тени обожаемый лик.

Было все в нашем сне на любовь не похоже:

Ни причин, ни улик.

Только мы — ты и я — принесли ему жалобный стих.

Обожания нить нас сильнее связала,

Чем влюбленность — других.

Кто молиться не мог, но любил. Осуждать не спеши

Ты мне памятен будешь, как самая нежная нота

В пробужденьи души.

(В нашем доме, весною. ) Забывшей меня не зови!

Все минуты свои я тобою наполнила, кроме

Самой грустной — любви.

Любовь! Любовь! И в судорогах, и в гробе.

Насторожусь — прельщусь — смущусь — рванусь.

О милая! Ни в гробовом сугробе,

Ни в облачном с тобою не прощусь.

Дана, чтоб на сердце держать пуды.

Спеленутых, безглазых и безгласных

Я не умножу жалкой слободы.

Единым взмахом из твоих пелен,

Смерть, выбью!— Верст на тысячу в округе

Растоплены снега — и лес спален.

Сжав — на погост дала себя увесть,—

То лишь затем, чтобы, смеясь над тленом,

Стихом восстать — иль розаном расцвесть!

Что в полмесяца не спишь и полночи,

Что на карте знаешь те города,

Где глядели тебе вслед чьи-то очи.

Не читаешь, умиленно поникши,

Что сам Бог тебе — меньшой ученик,

Что же Кант, что же Шеллинг, что же Ницше?

Что наш мир, он до тебя просто не был,

И что не было и нет ничего

Над твоей головой — кроме неба.

— Любовь — старей меня!

— Любовь — еще старей:

Стара, как хвощ, стара, как змей,

Старей ливонских янтарей,

Всех привиденских кораблей

Старей! — камней, старей — морей.

Но боль, которая в груди,

Старей любви, старей любви.

Надо всей Москвой

Сколько хватит рук! —

Возношу тебя, бремя лучшее,

В мирном граде сем,

Где и мертвой — мне

Царевать тебе, горевать тебе,

Не сурьми бровей

И все сорок — чти —

Исходи пешком — молодым шажком! —

С нежной горечью.

Мне же вольный сон, колокольный звон,

Прими, мой странный, мой прекрасный брат.

И реющих над ними голубков.

Где шапка православного снята.

Где вытертый от поцелуев — пол.

Прими, мой древний, вдохновенный друг.

Я гостя чужеземного сведу.

Бессонные взгремят колокола,

Уронит Богородица покров,

Ты не раскаешься, что ты меня любил.

Площади нас мчат.

Ох, как в ночи страшен

Рев молодых солдат!

Жарко целуй, любовь!

Ох, этот рев зверский!

Дерзкая — ох — кровь!

Даром, что свят — вид.

Как золотой ларчик

Да засвети свечу,

Чтобы с тобой нонче

Не было — как хочу.

Отцарствуют, отплачут, отгорят,

— Остужены чужими пятаками —

Мои глаза, подвижные как пламя.

И — двойника нащупавший двойник —

Сквозь легкое лицо проступит лик.

О, наконец тебя я удостоюсь,

Благообразия прекрасный пояс!

Потянется, растерянно крестясь,

Паломничество по дорожке черной

К моей руке, которой не отдерну,

К моей руке, с которой снят запрет,

К моей руке, которой больше нет.

Я ничего не возражу — впервые.

Меня окутал с головы до пят

Благообразия прекрасный плат.

Ничто меня уже не вгонит в краску,

Святая у меня сегодня Пасха.

Поеду — я, и побредете — вы.

И не один дорогою отстанет,

И первый ком о крышку гроба грянет, —

И наконец-то будет разрешен

Себялюбивый, одинокий сон.

И ничего не надобно отныне

Новопреставленной болярыне Марине.

Перекатился колокольный гром.

Над женщиной, отвергнутой тобой.

Но выше вас, цари, колокола.

Неоспоримо первенство Москвы.

Смеются над гордынею царей!

Накрапывает колокольный дождь.

Бредут слепцы калужскою дорогой, —

Смывает и смывает имена

Смиренных странников, во тьме поющих Бога.

Устав от вас, враги, от вас, друзья,

И от уступчивости речи русской, —

Перекрещусь, и тихо тронусь в путь

По старой по дороге по калужской.

На семи колоколах — колокольни.

Всех счетом — сорок сороков.

Иоанна родилась Богослова.

Дом — пряник, а вокруг плетень

И церковки златоголовые.

Как монашки потекут к обедне,

Вой в печке, и жаркий сон,

И знахарку с двора соседнего.

Юродивый, воровской, хлыстовский!

Поп, крепче позаткни мне рот

Колокольной землей московскою!

Всяк на Руси — бездомный.

Мы все к тебе придем.

За голенищем нож.

Ты все же позовешь.

На всякую болесть —

У нас, целитель, есть.

Куда народ валит, —

Там Иверское сердце

На смуглые поля.

Стихи публикуются 1:1 из книги ” Lirics” . © Copyright сохраняется исключительно за авторами опубликованных стихотворений. Добавить-удалить стихотворение можно связавшись с авторами сайта по почте.

Источник: http://rus-poetry.ru/tsvetaeva-stihi-o-moskve/

5 стихотворений Марины Цветаевой о любви

Марина Ивановна Цветаева родилась 26 сентября 1892 года в семье великого ученого, который основал Музей изобразительных искусств. Начала писать стихи в шестилетнем возрасте.

Все свое детство она провела в Москве и в Тарусе. Начальное образование поэтесса получила в частной гимназии М. Т.

Брюхоненко в Москве, а продолжила обучение уже в пансионах Лозанны в Швейцарии и Франбурге в Германии.

В 16 лет Марина уехала в Сорбонну, где прослушала краткий курс о старофранцузской литературе.

Свой первый сборник стихов Цветаева опубликовала на собственные деньги в 1910 году, который назывался «Вечерний альбом», а в 1912 ­— «Волшебный фонарь».

Сборники были одобрены в поэтических кругах, в частности Валерием Брюсовым, Максимилианом Волошиным и Николаем Гумилевым. Эти два сборника поставили начало ее творческой деятельности.

В дальнейшем поэтесса участвовала в деятельности кружком и студий при издательстве «Мусагет».

Важно

Но по-настоящему подлинный поэтический голос поэтесса обрела в 1916 и 1917 годах, когда были написаны стихотворения, составившие циклы «Стихи о Москве», «Бессонница» и «Стенька Разин». Многие яркие творения Цветаевой посвящены поэтам-современникам ­— Анне Ахматовой и Александру Блоку.

Стремительный творческий взлет поэтессы пришел на времена Первой мировой война, революции и Гражданской войны. Она не смогла принять Октябрьскую революцию, считая ее восстанием сатанинских сил. Однако была замужем за офицером белой армии Сергеем Эфроном. После революции Цветаева написала несколько пьес: «Метель», «Фортуна» и др.

В 1922 году ей пришлось уехать со своей дочкой Ариадной к мужу, который в эти годы учился в Парижском университете.

Из-за обострения отношений к эмигрантам ее перестали печатать. Последний прижизненный сборник стихов поэтессы назывался «После России”, который вышел в Париже в 1928 году. В него были включены работы, написанные с 1922 по 1925 годы.

В 1939 году вместе со своей семьей Цветаева вернулась в СССР. Вскоре после этого ее дочь и муж были арестованы (муж потессы был растрелян на Лубянке в 1941 году, а дочь реабилитировали только в 1955 году). Тогда ей пришлось зарабатывать на жизнь поэтическими переводами.

В связи с началом Первой мировой, она вместе с сыном Муромом была эвакуирована в Елабугу. Измученная, безработная и одинокая, Марина Цветаева покончила жизнь самоубийством 31 августа 1941 года.

Цветаева осталась в истории русской литературы «одиноким духом» с трагической судьбой. Темами ее стихов неизменно оставались романтический максимализм, обреченность любви и неприятие повседневного бытия.

В день памяти великой поэтессы «Вечерка» предлагает подборку самых пронзительных стихов Марины Цветаевой о любви.

1. «Идешь, на меня похожий» (1913)

Идешь, на меня похожий,

Глаза устремляя вниз.

Я их опускала — тоже!

Прохожий, остановись!

Прочти — слепоты куриной

И маков набрав букет, —

Что звали меня Мариной

И сколько мне было лет.

Не думай, что здесь — могила,

Что я появлюсь, грозя…

Я слишком сама любила

Смеяться, когда нельзя!

И кровь приливала к коже,

И кудри мои вились…

Я тоже была, прохожий!

Прохожий, остановись!

Сорви себе стебель дикий

И ягоду ему вслед, —

Кладбищенской земляники

Крупнее и слаще нет.

Но только не стой угрюмо,

Главу опустив на грудь.

Легко обо мне подумай,

Легко обо мне забудь.

Как луч тебя освещает!

Ты весь в золотой пыли…

— И пусть тебя не смущает

Мой голос из-под земли.

2.”Я с вызовом ношу его кольцо!..” (1914)

Я с вызовом ношу его кольцо!

— Да, в Вечности — жена, не на бумаге. –

Его чрезмерно узкое лицо

Подобно шпаге.

Безмолвен рот его, углами вниз,

Мучительно-великолепны брови.

В его лице трагически слились

Две древних крови.

Он тонок первой тонкостью ветвей.

Его глаза — прекрасно-бесполезны! —

Под крыльями раскинутых бровей —

Две бездны.

В его лице я рыцарству верна,

— Всем вам, кто жил и умирал без страху! —

Такие — в роковые времена —

Слагают стансы — и идут на плаху.

3. «Мне нравится, что вы больны не мной» (1915)

Мне нравится, что вы больны не мной,

Мне нравится, что я больна не вами,

Что никогда тяжелый шар земной

Не уплывет под нашими ногами.

Мне нравится, что можно быть смешной –

Распущенной — и не играть словами,

И не краснеть удушливой волной,

Слегка соприкоснувшись рукавами.

Мне нравится еще, что вы при мне

Спокойно обнимаете другую,

Не прочите мне в адовом огне

Гореть за то, что я не вас целую.

Что имя нежное мое, мой нежный, не

Упоминаете ни днем, ни ночью — всуе…

Что никогда в церковной тишине

Не пропоют над нами: аллилуйя!

Спасибо вам и сердцем и рукой

За то, что вы меня — не зная сами! —

Так любите: за мой ночной покой,

За редкость встреч закатными часами,

За наши не-гулянья под луной,

За солнце, не у нас над головами,-

За то, что вы больны — увы! — не мной,

За то, что я больна — увы! — не вами!

4. «Мне полюбить Вас не довелось» (1915)

Мне полюбить Вас не довелось,

А может быть — и не доведется!

Напрасен водоворот волос

Над темным профилем инородца,

Читайте также:  Кратчайшее содержание повести «как поссорился иван иванович с иваном никифоровичем» (н. гоголь)

И раздувающий ноздри нос,

И закурчавленные реснички,

И — вероломные по привычке —

Глаза разбойника и калмычки.

И шаг, замедленный у зеркал,

И смех, пронзительнее занозы,

И этот хищнический оскал

При виде золота или розы,

И разлетающийся бокал,

И упирающаяся в талью

Рука, играющая со сталью,

Рука, крестящаяся под шалью.

Так, — от безделья и для игры —

Мой стих меня с головою выдал!

Но Вы красавица и добры:

Как позолоченный древний идол

Вы принимаете все дары!

И все, что голубем Вам воркую —

Напрасно — тщетно — вотще и всуе,

Как все признанья и поцелуи!

5. «Писала я на аспидной доске» (1920)

Писала я на аспидной доске,

И на листочках вееров поблeклых,

И на речном, и на морском песке,

Коньками по льду и кольцом на стеклах, —

И на стволах, которым сотни зим,

И, наконец — чтоб было всем известно! —

Что ты любим! любим! любим! любим! —

Расписывалась — радугой небесной.

Как я хотела, чтобы каждый цвел

В веках со мной! под пальцами моими!

И как потом, склонивши лоб на стол,

Крест-накрест перечеркивала — имя…

Но ты, в руке продажного писца

Зажатое! ты, что мне сердце жалишь!

Непроданное мной! внутри кольца!

Ты — уцелеешь на скрижалях.

Источник: https://amp.vm.ru/news/211836.html

стихи Цветаевой о Москве

Новости про города Марина Цветаева<\p>

9стихотворений о Москве

Стихи о Москве

1

Облака — вокруг,
Купола — вокруг,
Надо всей Москвой
Сколько хватит рук! — Возношу тебя, бремя лучшее,
Деревцо моё

Невесомое!<\p>

В дивном граде сём,
В мирном граде сём,
Где и мёртвой — мне
Будет радостно, —
Царевать тебе, горевать тебе,
Принимать венец,

О мой первенец!<\p>

Ты постом говей,
Не сурьми бровей
И все сорок — чти —
Сороков церквей.
Исходи пешком — молодым шажком! —
Всё привольное

Семихолмие.<\p>

Совет

Будет твой черёд:
Тоже — дочери
Передашь Москву
С нежной горечью.
Мне же вольный сон, колокольный звон,
Зори ранние —

На Ваганькове.<\p>

31 марта 1916
2

Из рук моих — нерукотворный град
Прими, мой странный, мой прекрасный брат.<\p>

По церковке — всe сорок сороков,
И реющих над ними голубков.<\p>

И Спасские — с цветами — ворота,
Где шапка православного снята.<\p>

Часовню звёздную — приют от зол —
Где вытертый от поцелуев — пол.

<\p>

Пятисоборный несравненный круг
Прими, мой древний, вдохновенный друг.<\p>

К Нечаянныя Радости в саду
Я гостя чужеземного сведу.

<\p>

Червонные возблещут купола,
Бессонные взгремят колокола,<\p>

И на тебя с багряных облаков
Уронит Богородица покров,<\p>

И встанешь ты, исполнен дивных сил…
Ты не раскаешься, что ты меня любил.<\p>

31 марта 1916
3

Мимо ночных башен
Площади нас мчат.
Ох, как в ночи страшен

Рёв молодых солдат!<\p>

Греми, громкое сердце!
Жарко целуй, любовь!
Ох, этот рёв зверский!

Дерзкая — ох — кровь!<\p>

Мой рот разгарчив,
Даром, что свят — вид.
Как золотой ларчик

Иверская горит.<\p>

Ты озорство прикончи,
Да засвети свечу,
Чтобы с тобой нонче

Не было — как хочу.<\p>

31 марта 1916
4

Настанет день — печальный, говорят!
Отцарствуют, отплачут, отгорят,
— Остужены чужими пятаками —
Мои глаза, подвижные как пламя.
И — двойника нащупавший двойник —
Сквозь лёгкое лицо проступит лик.
О, наконец тебя я удостоюсь,

Благообразия прекрасный пояс!<\p>

А издали — завижу ли и Вас? —
Потянется, растерянно крестясь,
Паломничество по дорожке чёрной
К моей руке, которой не отдёрну,
К моей руке, с которой снят запрет,

К моей руке, которой больше нет.<\p>

На ваши поцелуи, о, живые,
Я ничего не возражу — впервые.
Меня окутал с головы до пят
Благообразия прекрасный плат.
Ничто меня уже не вгонит в краску,

Святая у меня сегодня Пасха.<\p>

По улицам оставленной Москвы
Поеду — я, и побредёте — вы.
И не один дорогою отстанет,
И первый ком о крышку гроба грянет,
И наконец-то будет разрешён
Себялюбивый, одинокий сон.
И ничего не надобно отныне

Новопреставленной боярыне Марине.<\p>

11 апреля 1916, 1-й день Пасхи
5

Над городом, отвергнутым Петром,
Перекатился колокольный гром.<\p>

Гремучий опрокинулся прибой
Над женщиной, отвергнутой тобой.<\p>

Царю Петру и вам, о царь, хвала!
Но выше вас, цари, колокола.<\p>

Пока они гремят из синевы —
Неоспоримо первенство Москвы.<\p>

И целых сорок сороков церквей
Смеются над гордынею царей!<\p>

28 мая 1916
6

Над синевою подмосковных рощ
Накрапывает колокольный дождь.

Бредут слепцы калужскою дорогой, —<\p>

Калужской — песенной — прекрасной, и она
Смывает и смывает имена

Смиренных странников, во тьме поющих Бога.<\p>

И думаю: когда — нибудь и я,
Устав от вас, враги, от вас, друзья,

И от уступчивости речи русской, —<\p>

Одену крест серебряный на грудь,
Перекрещусь, и тихо тронусь в путь

По старой по дороге по калужской.<\p>

Троицын день 1916
7

Семь холмов — как семь колоколов!
На семи колоколах — колокольни.
Всех счётом — сорок сороков.

Колокольное семихолмие!<\p>

В колокольный я, во червонный день
Иоанна родилась Богослова.
Дом — пряник, а вокруг плетень

И церковки златоголовые.<\p>

И любила же, любила же я первый звон,
Как монашки потекут к обедне,
Вой в печке, и жаркий сон,

И знахарку с двора соседнего.<\p>

Обратите внимание

Провожай же меня весь московский сброд,
Юродивый, воровской, хлыстовский!
Поп, крепче позаткни мне рот

Колокольной землёй московскою!<\p>

8 июля 1916. Казанская
8

— Москва! — Какой огромный
Странноприимный дом!
Всяк на Руси — бездомный.

Мы все к тебе придём.<\p>

Клеймо позорит плечи,
За голенищем нож.
Издалека — далече

Ты всё же позовёшь.<\p>

На каторжные клейма,
На всякую болесть —
Младенец Пантелеймон

У нас, целитель, есть.<\p>

А вон за тою дверцей,
Куда народ валит, —
Там Иверское сердце

Червонное горит.<\p>

И льётся аллилуйя
На смуглые поля.
Я в грудь тебя целую,

Московская земля!<\p>

8 июля 1916. Казанская
9

Красною кистью
Рябина зажглась.
Падали листья,

Я родилась.<\p>

Спорили сотни
Колоколов.
День был субботний:

Иоанн Богослов.<\p>

Мне и доныне
Хочется грызть
Жаркой рябины

Горькую кисть.<\p>

М.Цветаева

Источник: http://morestihov.ru/nnoovvoossttii/stixi-cvetaevoj-o-moskve.html

М. И. Цветаева «Стихи о Москве»

М. И. Цветаева «Стихи о Москве». Москва – одна из родных и самых ранних тем для М. И. Цветаевой.

Два ее дома – в Трехпрудном переулке, где она прожила до замужества, и в Борисоглебском переулке, где жила с семьей – были настоящими уголками старой Москвы, самыми любимыми местами Марины.

Для нее дом всегда был – целый мир, мир уюта, волшебства, отгороженный стенами: «Трехпрудный переулок, где стоял наш Дом, но это был целый мир, вроде именья, и целый психический мир», — писала она А. А. Тесковой.

Умоляю – пока не поздно,

Приходи посмотреть наш дом!

Этот мир невозвратно-чудный

Ты застанешь еще, спеши!

В переулок сходи Трехпрудный,

В эту душу моей души.

Дом в Борисоглебском – со стеклянным потолком в гостиной, с окном на чердаке («чердачный дворец мой, дворцовый чердак») – даже в голодные годы спасал в своем обособленном мире.

Два дерева хотят друг к другу.

Два дерева. Напротив дом мой.

Деревья старые. Дом старый.

В 1916 году Цветаева пишет цикл «Стихи о Москве». Это время визита к ней О. Э. Мандельштама, с которым она состояла в очень близких дружеских отношениях. Она гуляет с ним по городу и показывает Москву.

Это своеобразный лирический дневник поэта. Первое стихотворение цикла обращено к дочери Але.

В дивном граде сем,

В мирном граде сем,

Где и мертвой – мне Будет радостно,

Царевать тебе, горевать тебе,

Принимать венец,

О мой первенец!

Цветаева завещает свой город дочери и ее детям, передавая такое же отношение к городу, как к родному человеку или как к собственности, сокровищу предков.

Будет твой черед:

Тоже – дочери

Передашь Москву

С нежной горечью.

Вторым стихотворением она преподносит Москву в братский дар Мандельштаму.

Из рук моих – нерукотворный град

Прими, мой странный, мой прекрасный брат.

По церковке – все сорок сороков,

И реющих над ними голубков.

И Спасские – с цветами – ворота,

Где шапка православного снята.

Часовню звездную – приют от зол

Где вытертый от поцелуев – пол.

Пятисоборный несравненный круг

Прими, мой древний, вдохновенный друг.

Важно

Мы видим, что для поэта Москва – самое дорогое, что можно подарить, также и по другому стихотворению, обращенному к Ахматовой:

— Ия дарю тебе свой колокольный град,

Ахматова! – и сердце свое в придачу.

Эта величальная песнь Москве соткана из московского говора, просторечия приезжих, она очень музыкальна, напевна, имеет фольклорную основу. Москва предстает перед нами как духовный мир героини. Что же он собой представляет? Этот мир как нельзя гармоничен, он – живая старина, связь времен, голос предков.

Лирическая героиня обходит дорогие сердцу места: Иверскую часовню, Красную и Соборную площади, Спасские ворота, Кремль. Глядя на странников, она готова повторить их путь. Она поет Петру хвалу и говорит о том, что важность городов для нее определяется по колокольному звону, значит Пока они гремят из синевы

Неоспоримо первенство Москвы.

И целых сорок сороков церквей

Смеются над гордынею царей!

Это символ прошлого, город традиций, колыбель истории. Православная Москва рисуется во всем своем великолепии. Благословенный город окрашен в цвета русских церквей, русских икон – синий, золотой, красный.

Семь холмов – как семь колоколов!

На семи колоколах – колокольни.

Всех счетом – сорок сороков.

Колокольное семихолмие!

Свое рождение, как и всю жизнь, Цветаева тоже осмысляет в связи с церковным праздником, звоном колоколов.

Спорили сотни Колоколов.

День был субботний:

Иоанн Богослов.

Она связывает с Москвой свою жизнь и свою смерть. Размышляя о грядущем печальном дне, Цветаева смотрит на Москву из грядущего, с высоты вечности.

По улицам оставленной Москвы

Поеду — я, и побредете — вы.

И не один дорогою отстанет,

И первый ком о крышку гроба грянет,

И наконец-то будет разрешен

Себялюбивый, одинокий сон.

Марина Ивановна много стихов написала о Москве, для нее это был центр России, хранителище вековых православных традиций, она подчеркивает свое духовное и кровное родство с городом.

В стихотворение «Москве» (1917) столица изображена в сплетении судеб народа и истории не склонившейся перед Самозванцем княгиней, не покорившейся Петру боярыней Морозовой, спесивой красавицей-разумницей, напоившей Бонапарта огненным пойлом. Она не раз выдерживала серьезные испытания, «все вынесут кремлевские бока».

Совет

Эти стихи отображают удручающую послереволюционную картину: ранее гордая и непокорная Москва разорена и унижена. Она потеряла своих сыновей и святые кресты.

Что же делаешь, голубка? – Плачу.

Где же спесь твоя, Москва? – Далече.

– Голубочки где твои? – Нет корму.

– Кто унес его? – Да ворон черный.

– Где кресты твои святые? – Сбиты.

– Где сыны твои, Москва? – Убиты.

Так в трагедийные моменты эпох поэт чувствует дух Москвы. Гармония, воплощенная в более ранних стихах, распадается, нарушается.

Эта заветная тема создает мифологию цветаевской Москвы, поэт стремится сохранить дух эпохи, воззвав к голосу минувшего. Память сохраняет историю города. Образ русского народа и образ Москвы очень близки, и Цветаева видит свою роль в том, чтобы воспеть их, возвеличить, признается в любви к родной земле.

Источник: https://www.prepodka.net/m-i-cvetaeva-stixi-o-moskve/

Анализ стихотворения Цветаевой М.И. «Стихи о Москве»

Стихи Марины Цветаевой небольшие, но всегда со смыслом. Через свои произведения поэтесса передает нам свое отношение к жизни, свое видение, свою любовь к городу, краю, где родилась и росла.

Сегодня нам предстоит сделать анализ цикла «Стихов о Москве» Цветаевой, чем мы и займемся. Уже по названию мы понимаем, что данный цикл стихов будет посвящен городу, где родилась Цветаева и это Москва.

В цикл Марины Цветаевой «Стихи о Москве» вошло девять самостоятельных работ, которые могут существовать самостоятельно, но благодаря объединению их в цикл, стихотворения Цветаевой в цикле «Стихи о Москве» приобретают новые смысловые комплексы.

Стихи о Москве Цветаева

Все стихи о Москве Цветаевой имеют общий образ и это образ Москвы, которая у поэтессы ассоциируется прежде всего с храмами, соборами, иконами, куполами и колоколами. Почти в каждом произведении из цикла Цветаева упоминает образ «сорока сороков церквей». Так данный образ встречается в первом, во втором, пятом, седьмом стихах.

Часто в стихах является нам образ колоколов и колокольных звонов: «Мне же – вольный сон, колокольный звон», «накрапывает колокольный дождь», «спорили сотни колоколов» и так далее.<\p>

При этом Цветаева в своих произведениях описывает конкретные церкви. Они у нее не безликие: «Пятисоборный колокольный звон», «Иверская горит», «Иверское сердце».

Использует писательница в своих работах и образ холмов, на которых, по преданию, и была заложена Москва.<\p>

Все стихотворения Цветаевой, что вошли в цикл «Стихи о Москве» открывают читателям разные стороны души лирической героини, так, мы видим героиню – мать, героиню, переполненную чувствами любви.

Уже в третьем стихотворении у лирической героини проявляется «озорство». В четвертом стихотворении используется мотив страстности, и при этом фигурирует мотив смерти.

Далее в цикле «Стихов о Москве» Цветаевой и в анализе стихотворения мы видим, что в пятом стихотворении Москва противопоставляется Петербургу, сама же героиня сравнивает свою судьбу с судьбой своего города: она «отвергнутая», как и ее Москва «отвергнутая Петром». Далее мы видим усталость героини, и ее желание следовать за «смиренными странниками».

<\p>

Обратите внимание

В восьмом стихотворении Цветаева показывает свое отношение к Москве, свою любовь, рассказывает нам о том, чем ей так близка Москва, а в последнем стихотворении из цикла «Стихи о Москве» Цветаевой и в анализе поэтесса рассказывает о своем рождении в день Иоанна Богослова, когда поспела рябина.

Цикл «Стихи о Москве» поведал нам о любви к родному краю, о любви к родной земле, о широте русской души, о готовности отказаться от благ.

  • цветаева стихи о москве анализ
  • цветаева цикл стихотворения москве

Источник: http://sochinyshka.ru/analiz-stixotvoreniya-cvetaevoj-m-i-stixi-o-moskve.html

Марина Цветаева

  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 00:51 Марина Цветаева Моим стихам, написанным так рано… (читает Алиса Фрейндлих)<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 02:13 Марина Цветаева Уж сколько их упало в эту бездну… (читает Алиса Фрейндлих)<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 02:47 Марина Цветаева Мой милый, что тебе я сделала?!(чит.Алиса Фрейндлих)<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 02:29 Марина Цветаева Мне нравится, что вы больны не мной.<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 01:32 Марина Цветаева Мне нравится, что вы больны не мной, мне нравится, что я больна не вами<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 02:31 Марина Цветаева Мне нравится, что вы больны не мной…<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 01:39 Марина Цветаева Мне нравиться,что вы больны не мной<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 02:29 Марина Цветаева Мне нравиться<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 02:46 Марина Цветаева Под лаской плюшевого пледа (Жестокий романс)<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 01:33 Марина Цветаева Имя твоё (надо ж как, совпало ПЯТЬ букв, R B)<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 03:14 Марина Цветаева Але (поет Е.Фролова)<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 02:20 Марина Цветаева Я могу тебя очень ждать<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 01:44 Марина Цветаева Вчера еще в глаза глядел (из пьесы Ученик)<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 03:56 Марина Цветаева Повесть о Сонечке. Потому что любовь любовью, а справедливость справедливостью. Он не виноват, что о<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 01:01 Марина Цветаева Вот опять окно… (читает Алиса Фрейндлих)<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 01:36 Марина Цветаева благословляю вас на все четыре стороны<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 00:41 Марина Цветаева На трудных тропах бытия… (читает Алиса Фрейндлих)<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 02:33 Марина Цветаева Кто создан из камня<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 01:22 Марина Цветаева Я бы хотела жить с Вами<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 02:05 Марина Цветаева Как живётся вам с другою?<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 08:49 Марина Цветаева Монолог Сонечки<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 16:29 Марина Цветаева Поэма Горы<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 01:41 Марина Цветаева Благословляю Вас<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 00:28 Марина Цветаева Ночи без любимого…<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 00:33 Марина Цветаева Кто создан из камня…<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 02:34 Марина Цветаева Мой милый, что тебе я сделала?!!… (читает А.Фрейндлих)<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 04:17 Марина Цветаева Посвящение женщине<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 01:38 марина цветаева мне нравиться, что вы больны не мной<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 08:49 Марина Цветаева Как я люблю любить…<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 01:37 Марина Цветаева “На бренность бедную мою…” (исполняет Елена Фролова)<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 03:33 Марина Цветаева Красный бычок (исполняет Люфа)<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 01:39 Марина Цветаева Мне нравится, что Вы больны не мной (до дрожи)<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 00:40 Марина Цветаева Мне холодно.<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 00:26 Марина Цветаева “Вскрыла жилы…”, читает Антон Королёв, рубрика “Радиогуру”, 17 мая 2012 г.<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 01:36 Марина Цветаева Хочу у зеркала, где муть…<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 20:23 Марина Цветаева Повесть о Сонечке<\p>
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 16:29 Марина Цветаева Поэма Горы (читает Ольга Кулешова)<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 01:08 Марина Цветаева СТИХИ К БЛОКУ. 1. Имя твое – птица в руке…<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 08:56 Марина Цветаева Стихи к Блоку (Имя твое – птица в руке…)<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 00:37 Марина Цветаева СТИХИ О МОСКВЕ. 9. Красною кистью…<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 00:41 Марина Цветаева СТИХИ К БЛОКУ. 7. Должно быть – за той рощей…<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 00:28 Марина Цветаева СТИХИ К БЛОКУ. 4. Зверю – берлога…<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 00:55 Марина Цветаева СТИХИ К БЛОКУ. 6. Думали – человек!..<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 01:43 Марина Цветаева СТИХИ О МОСКВЕ. 4. Настанет день – печальный, говорят!..<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 02:15 Марина Цветаева Стихи к Блоку ( «Без зова, без слова… » ) – (Читает Наталья Гвелесиани)<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 01:13 Марина Цветаева Идешь, на меня похожий…<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 02:03 Марина Цветаева Идешь, на меня похожий…<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 01:23 Марина Цветаева Идешь, на меня похожий… – (Читает Наталья Гвелесиани)<\p>
  • Прослушать скачать добавить в избранное 01:19 Марина Цветаева Идешь на меня похожий<\p>

Источник: https://pixesmusic.com/s/8875928-Marina_Cvetaeva_-_Stihi_o_Moskve/

Цикл М. И. Цветаевой “Стихи о Москве” – “величальная песня” о столице ее Родины

1. Москва в судьбе Цветаевой. 2. Обращение М. И. Цветаевой к дочери. 3. “Презентация” Москвы О. Э. Мандельштаму. 4. Москва – главный город России. 5. Колокол как неотъемлемая часть образа столицы. – Я в грудь тебя целую, Московская земля! М. И. Цветаева Для М. И.

Цветаевой Москва не только столица ее Родины, России, но и ее родной город, ее малая родина, куда она всегда стремилась душой. Марина Ивановна была всем сердцем привязана к Москве. Ведь именно здесь 1892 году, 26 сентября, родилась будущая поэтесса. С марта по август 1916 года Цветаева создает цикл “Стихи о Москве”.

С лирической точностью поэта, почти летописца, она описывает день своего рождения в девятом, последнем, стихотворении о Москве. Здесь Марина Ивановна не только передает особенности осени и свойственные ей краски, но и звуки, напоминающие об особом, религиозном празднике: Спорили сотни Колоколов.

День был субботний: Иоанн Богослов…

Теперь и это время года, и рябина, и Москва, и колокольный звон – навсегда поселятся в сердце Цветаевой. В четвертом стихотворении “Настанет <\p>

день, – печальный, говорят!..” поэтесса мечтает умереть в своем родном городе Москве. В столице России родилась и старшая, любимая дочь поэтессы Ариадна.

Как это ни странно, рождение Али тоже “озвучено” звоном московских колоколов: “…Девочку мою встречали ранние колокола”.

Своей дочери Ариадне Марина Ивановна рисует Москву в первом стихотворении цикла “Стихи о Москве”: В дивном граде сем, В мирном граде сем, Где и мертвой мне Будет радостно, – Царевать тебе, горевать тебе, Принимать венец, О мой первенец! Свой родной любимый город поэтесса описывает, давая наставления Але.

Марина Цветаева надеется, что придет время, и Ариадна “передаст по наследству” Москву уже своей дочери, когда ее самой, Марины Ивановны, уже не будет на свете: …Мне же – вольный сон, Колокольный звон, Зори ранние На Ваганькове. О величии и всероссийской исторической значимости Москвы М. И. Цветаева говорит и О. Э. Мандельштаму, поэту, который родился в Санкт-Петербурге.

Важно

Представляя ему стольный град России, она знакомит своего “странного и прекрасного брата” с церквями, часовнями Москвы, со Спасскими воротами, с московской святыней – иконой “Нечаянная радость”. Со всем тем, что свято и для нее самой, и для всей православной Руси.

В конце, предчувствуя благодарность Мандельштама за такую своеобразную экскурсию по Москве, поэтесса говорит: “Ты не раскаешься, что ты меня любил”. Исследовательница жизни и творчества поэтессы пишет: “Цветаева вспоминала отношения с Мандельштамом, как “чудесные дни с февраля по июнь 1916 года”.

Они писали друг другу стихи; между ними происходил флирт, но не возникло любовных отношений. “Я взамен себя дарила ему Москву”, – писала Цветаева. Н. Я. Мандельштам, жена поэта, отдает должное влиянию Цветаевой на творчество мужа: “наградив даром своей дружбы и Москвы, Цветаева как-то разорвала чары, которыми его околдовал Петербург.

Это был чудесный дар, потому что с одним Петербургом, без Москвы нельзя было бы свободно дышать, испытывать настоящие чувства к России и внутреннюю свободу, о которой Мандельштам говорил в статье о Чаадаеве. Мандельштам, со своей стороны, дал Цветаевой другое, более широкое видение мира.

Показывая ему Москву, Цветаева осознавала поэзию истории города, сильнее ощущала культурную ситуацию”, – писала Л. Фрейлер. В том же 1916 году М. И. Цветаева пишет в другом лирическом цикле “Стихи к Блоку”, в пятом стихотворении: У меня в Москве – купола горят, У меня в Москве – колокола звонят… …И не знаешь ты, что зарей в Кремле Легче дышится – чем на всей земле!..

В нем Цветаева сравнивает Москву с отвергнутой женщиной. Ведь в XVIII веке царь Петр I сделал Санкт-Петербург столицей России. Но поэтесса упорно, настойчиво утверждает, что именно Москва с давних времен – главный город России и с исторической, и с религиозной точки зрения. Марину Ивановну “поддерживают” и колокола церквей первопрестольного города. Не только на государственном уровне, но и общенациональном Москва – сердце России, ее центр, куда стремятся все: и богатые, и бедные. Поэтому поэт говорит: Москва! Какой огромный Странноприимный дом! Всяк на Руси – бездомный. Мы все к тебе придем.

В этом стихотворении она повествует о том, что Москва “позовет”, встретит, обогреет и исцелит любого странника. Ведь в Москве есть и целитель святой “младенец Пантелеймона”, и часовня Иверской Божией Матери вблизи Кремля. Поэтому все благодарят столицу за неиссякаемое, благотворное гостеприимство:

И льется аллилуйя На смуглые поля… В стихотворениях М. И. Цветаевой о Москве неоднократно упоминаются семь холмов, на которых стоит город; златоглавые церкви, “сорок сороков” колоколов. И конечно же колокольный звон, который звучит в течение всего лирического цикла “Стихи о Москве”. Колокол – неотъемлемый образ вечности и величия Москвы.

В первом стихотворении она предполагает, что будет слышать колокольный звон, даже когда ее постигнет “вольный сон на Ваганько-ве”. Во втором стихотворении к О. Э. Мандельштаму “бессонные колокола”, гремя, приветствуют “древнего, вдохновенного друга” Марины Ивановны.

Совет

В пятом стихотворении, “Над городом, отвергнутым Петром…”, колокольный гром, перекатываясь, борется вместе с лирической героиней за первенство Москвы: …Но выше вас, цари: колокола. Пока они гремят из синевы – Неоспоримо первенство Москвы.

– И целых сорок сороков церквей Смеются над гордынею царей! В следующем стихе уже по-другому, причудливо трактуются звуки, издаваемые колоколами: на Калужской дороге, по которой будто бы идет странница, “накрапывает колокольный дождь”.

В седьмом стихе Марина Цветаева начинает с того, что московские колокола сопровождают жизнь ее лирической героини с самого детства: Семь холмов – как семь колоколов, На семи колоколах – колокольни.

Всех счетом: сорок сороков, – Колокольное семихолмие! …Илюбила же, любила же я первый звон… И заканчивается лирическое произведение “колокольной землей московскою”. А в тот день, когда лирическая героиня появилась на сзет, в субботу на Иоанна Богослова, “спорили сотни колоколов”.

Москва осталась единственным родным городом для М. И. Цветаевой несмотря на то что после Гражданской войны поэт уехала из него со своей дочерью. Возвратилась М. И. Цветаева в Москву только в 1939 году.

(Пока оценок нет)

Источник: https://ege-essay.ru/cikl-m-i-cvetaevoj-stixi-o-moskve-velichalnaya-pesnya-o-stolice-ee-rodiny/

Ссылка на основную публикацию