142. всегда ли следует доверять доводам разума?

Интуиция: доверять или нет?

В то утро Александр почему-то купил газету, которую прежде никогда не покупал. «Сам не знаю, зачем я это сделал, – рассказывает он, – меня словно что-то подтолкнуло.

А потом газета буквально сама открылась на странице с объявлениями, и среди них я тут же увидел адрес квартиры, выставленной на продажу.

Район, в котором я всегда мечтал жить, и цена подходящая! Я позвонил риэлтору, отправился смотреть – и вот уже скоро десять лет, как мы в этой квартире живем!»

Обратите внимание

Моменты, когда мы помимо своей воли совершаем необычные поступки, случаются в нашей жизни не единожды, и обычно мы склонны объяснять их работой интуиции.

Согласно словарю, интуиция – это наше «знание, возникающее без осознания путей и условий его получения»*.

Принимая это определение, мы тем самым признаем: не все процессы, происходящие в нашем мышлении, можно объяснить при помощи обычной, привычной для нас логики.

Так следует ли доверять шестому чувству? «Нет», – отвечали многие годы ученые. Возникающая неизвестно откуда, не соотносящаяся ни с одним из пяти человеческих чувств**, интуиция долгое время не представляла интереса для научного мира.

В 1958 году американский социолог Джеймс Стаунтон (James Stounton) решил выяснить, доверяют ли люди своей интуиции.

Он проанализировал информацию о более чем 200 железнодорожных крушениях и 50 с лишним авиакатастрофах и выяснил, что на благополучно завершившихся рейсах салоны поездов или самолетов были заполнены в среднем на 76%, а в аварийных случаях – только на 61%.

15% пассажиров перед поездкой, доверяя своей интуиции, отказывались от путешествия. Но почему же она не сработала у остальных? Логично предположить, что интуиция подавала сигналы всем пассажирам без исключения, но большинство их просто проигнорировало, подчинившись более мощным стимулам – решимости, любопытству или служебному долгу.

Позже ведущий американский нейробиолог, профессор Университета Айовы (США) Антонио Дамазио (Antonio Damasio) и французский невропатолог Антуан Бешара (Antoinе Bechara) исследовали реакцию нервной системы человека, принимающего решение «наудачу». С этой целью в медицинском колледже Университета штата Айова ими был поставлен любопытный эксперимент. Шестнадцать его участников по очереди тянули карты из колоды, при этом победителя ожидал серьезный денежный приз.

Важно

И вот что удивительно: если игрок тянул карту, которая впоследствии оказывалась счастливой, его нервная система работала в обычном режиме.

Когда же игрок хотел вытянуть проигрышную карту, он начинал волноваться, нервная система, словно предчувствуя неудачу, подавала ему сигнал тревоги.

Обработав результаты, ученые предположили, что «существует бессознательный механизм, управляющий поведением, который должен быть признан неотъемлемой частью мышления».

Сегодня способность к мгновенному чувственному осознанию истины в обход логического мышления изучают во многих научных центрах мира. Руководитель факультета психологии университета Амстердама доктор Дик Бирман (Dick Bierman) рассказывает: «Многие эксперименты подтверждают, что порой человеческий ум действительно способен забегать вперед и, совершив небольшой скачок в будущее, предупреждать нас об опасности».<\p>

Источник: http://www.psychologies.ru/articles/intuitsiya-doveryat-ili-net/

Сочинение мое отношенине к андрию

Автор: Guru · 26.01.2017<\p>

Сочинение про Андрия из повести «Тарас Бульба»: описание, характеристика Андрия

Историческая повесть «Тарас Бульба» — одно из самых трагических произведений, которое я читал. Мне было искренне жаль, что такие выдающиеся личности погибают и уходят безвозвратно, не оставив даже потомства.

Я сочувствовал Тарасу, который пережил жену и детей. Я сочувствовал Остапу, погибшему в страшных мучениях. Я переживал, когда такая добрая и кроткая жена Тараса была убита ради клочка земли.

Но больше всего меня потрясла судьба младшего сына Бульбы, ведь Андрий — мой любимый герой из повести «Тарас Бульба».

Мне нравится Андрий потому, что он знает, в чем истинная ценность жизни. Герой отдал жизнь за любовь – то чувство, которое делает человека лучше, чище и добрее. Поэтому я не согласен с тем, что он – предатель и недостойный человек.

Напротив, в темные времена жестокости и ненависти он нашел в себе силы протестовать против жизни ради войны, жизни ради смерти.

Он полюбил и был любим, а потому хотел только мира, в отличие от своих сограждан и родственников, которые считали борьбу чем-то священным, но при этом никого не могли осчастливить, ничего не могли создать.

Эту мысль подтверждает сцена возвращения братьев. Андрий кинулся к матери, он скучал по ней и любил ее всем сердцем. Однако грубый и жесткий отец сразу же стал заставлять его воевать, даже на пороге родного дома. Но герой не поддался на провокацию. Он не хотел делать матери больно, ведь она так переживала и стыдилась поведения мужа.

Совет

То есть, герой принес в дом не вражду, а любовь, как когда-то спаситель, которому поклоняется весь народ. Это говорит о том, что люди воюют за свою веру, но не понимают ее. А Андрий понимал и придерживался основным заповедям, как мог.

Из всего этого следует, что он – добрый, чувствительный, мягкий и смиренный человек, а так же любящий сын, который не только чтил, но и любил своих родных.

У Андрия было горячее сердце, однако после смерти матери оценить его больше никто не мог. Поэтому юноша искал заботы и теплоты у другой женщины. То, что он хотел создать семью, характеризует его, как человека зрелого и порядочного. Он хотел растить своих детей, а не убивать чужих.

В борьбе против своих братьев он лишь защищал свой новый дом, но старого он не рушил, поэтому несправедливо винить его за то, что он встал под чужие знамена. Каждый волен выбирать, какое место считать родным, ведь это должно подсказать сердце, иначе выбор лживый.

Андрий выбрал другую страну, страну своей жены, и защищал ее. Поэтому трусом его тоже никак не назовешь. Он храбрый, честный и доблестный воин, как и все мужчины из его семьи. Хотя герой даже смелее, чем они: он пошел не только против врагов, он пошел против условностей и традиций своего времени.

И выстоял с честью. Этот поступок Андрия возвышает и оправдывает его в моих глазах.

Самая трагическая сцена – это встреча отца и сына на поле брани и смерть Андрия. Любящий сын безропотно и бесстрашно принял смерть от руки Тараса, хотя его ждала жена и новая любящая семья. Это он сделал потому, что у него есть совесть, а значит и чувство вины перед отцом и родным краем.

Перед нами человек тонко чувствующий и мужественный, поэтому он может нести ответственность за свой выбор. Почему же Тарас Бульба убил Андрия? Ни убийца, ни жертва, не могли повести себя иначе, каждый выполнял свой долг. Как не жаль мне было Андрия, я понимал, что Тарас тоже прав. Война развела их по разные стороны, ничего не поделаешь.

Обратите внимание

Но именно младший Бульба восстал против бойни, своим выбором он показал, что можно возлюбить врага своего и жить в мире с ним. Именно поэтому я на стороне Андрия в этом конфликте. Он погиб за великую идею, которую можем осознать лишь мы в наше время, когда стало ясно, что война, даже справедливая, ни к чему хорошему не приводит.

То, что герой тогда это знал, изменила мое отношение к Андрию и заставило по-новому взглянуть на его образ в повести «Тарас Бульба».

Сочинение на тему: Образ Тараса Бульбы

Источник: http://miyakirb.ru/3119/

Стоит ли доверять своей интуиции

Юрист из одной известной компании рассказал мне, как несколько лет назад выбирал место работы. Ему пришлось проходить сразу два собеседования. Первое — в крупной международной компании, второе — в более скромной российской.

После первого интервью ему предложили завтра же приступить к работе, причем на очень выгодных условиях: высокая зарплата, перспективы карьерного роста, стажировки за рубежом, офис в центре Москвы. Казалось бы, надо немедленно соглашаться! Но его что-то останавливало. И он все-таки решил пойти на второе собеседование — «для очистки совести».

А вечером взял лист бумаги, поделил его на две части, расписал, «как учили», преимущества и недостатки обоих вариантов, продумал критерии оценки и провел сравнительный анализ.

Ответ был очевиден: вторая компания по всем показателям явно уступала первой — можно было и не сравнивать! Но «шестое чувство» подсказало другое — и он сделал выбор в пользу, казалось бы, менее выгодного предложения. Спустя какое-то время в компании, где ему сулили «золотые горы», начались серьезные проблемы, а в той, которую он выбрал, его карьера сложилась просто идеально.

Он до сих пор удивляется, как ему удалось принять такое правильное решение — ведь этому нет никакого рационального объяснения.<\p>

Откуда «шестое чувство» черпает силу?<\p>

Кроме пяти чувств, данных нам природой в ходе эволюции, мы имеем в своем распоряжении еще одно — его называют «шестым чувством», чутьем, интуицией.

Оно почти неуловимо для нас, ведь мы не осознаем его «истоков». Часто нам трудно выразить словами то, что подсказывает интуиция, и объяснить, почему мы приняли именно такое решение — вопреки очевидным фактам и доводам рассудка. При интуитивном мышлении нет четких этапов проработки задач — оно основывается на общем эмоциональном восприятии проблемы.

<\p>

Важно

Наша интуиция — частично врожденное свойство, которое, тем не менее, опирается на опыт, аккумулированный нами в течение жизни. В нашей эмоциональной памяти, как в «базе данных», записывается все, с чем мы сталкивались, даже то, что не зафиксировалось сознанием. И в ситуации выбора мы получаем «сигналы», часто неясные и неопределенные, исходящие как раз из этой «базы».

Например, у нас появляется «нехорошее предчувствие», или мурашки бегут по спине, или мы вдруг понимаем: «Вот оно!» Интуиция может проявлять себя и на телесном уровне: головной болью, спазмами в желудке и т.п. Джордж Сорос признавался, что от неправильного решения его удерживали острые боли в спине.<\p>

Чувства часто умнее разума.

<\p>

Интуитивные решения принимаются быстро, спонтанно, без напряжения, как бы сами собой и в тот момент, когда мы после долгих и мучительных раздумий отпускаем ситуацию. Но из-за этого они ничуть не хуже решений, принятых в результате долгого взвешивания всех «за» и «против».

<\p>

Конечно, теоретически мы знаем, что нужно сначала продумать все альтернативы и их возможные последствия, и только тогда делать выбор, но практически это вряд ли возможно. У нас никогда не будет ни полной информации, ни достаточно времени, чтобы эту информацию переработать. Например, руководитель, принимая на работу нового сотрудника, не может знать о кандидате все.

Но даже если представить, что такое возможно, то жизни не хватит, чтобы все это учесть.<\p>

«Рабочая мощность» нашего рацио, рассудка ограниченна. По оценкам специалистов, сознание справляется примерно с 50 базовыми единицами информации в секунду — а подсознание управится и с миллионами.

<\p>

Разум подобен лучу софита, который может осветить только небольшой участок пространства, например, лицо актера на сцене, так что будет видна каждая черточка. Но при этом вся сцена останется в темноте. Наши осознанные мысли точны и сфокусированы — они фиксируются на деталях, но не способны осветить картину в целом. «Шестое чувство», напротив, больше похоже на слабый общий свет: разглядеть все нюансы невозможно, зато хорошо обозревается вся сцена, и мы понимаем, как в целом организовано пространство.<\p>

Аутсорсинг бухгалтерии от 1667 рублей в месяц. Персональная команда для вашего бизнеса: бухгалтер, юрист, налоговик, кадровик и бизнес-ассистент.

Если, обдумывая выбор, мы подходим к нему исключительно с рациональной точки зрения и цепляемся за отдельные значимые детали — то можем принять далеко не самое лучшее решение, даже в результате долгого, тщательного анализа. Но если в процессе выбора «включается» эмоциональное восприятие, то оно позволяет нам увидеть ситуацию целиком — а значит, правильно в ней сориентироваться. Поэтому в сложных, запутанных ситуациях наше «шестое чувство» зачастую оказывается сильнее аналитических способностей. Особенно, когда речь идет об экзистенциальном выборе и нам приходится двигаться вперед, не зная, какие еще возможности откроются перед нами завтра.<\p>

Доверяй, но проверяй<\p>

Совет

Однако превозносить чувства и принижать роль разума — значит, впасть в другую крайность. И у разума и у чувств есть свои сильные стороны. Так как же решить, когда нужно полагаться на интуицию, а когда включать голову? Сформулируем для себя несколько правил.<\p>

Читайте также:  Пейзаж в рассказе «макар чудра» (м. горький)

Правило № 1: можно доверять своим ощущениям, если у нас накопился большой опыт в той области, где надо принять решение. В этом случае не стоит долго «раздумывать», а просто дать шанс эмоциональной памяти — и она выдаст нужные варианты. Если же у человека совсем мало опыта и его «база данных» молчит, то он только выиграет оттого, что потратит больше времени на тщательное и осознанное изучение проблемы.<\p>

Правило № 2: чем сложнее и «объемнее» ситуация, тем меньше роль нашей способности к анализу и тем большее значение приобретает наша способность к интуитивному принятию решения. Можно ли, делая выбор, проанализировать все данные? Вряд ли. Чем больше противоречивой информации нам приходится учитывать, тем больше нужно доверять ее «неосознанной переработке». Чем выше неопределенность исходных данных, тем шире диапазон возможных ответов. А когда нам нужен один единственный ответ, нас выручает интуиция. С простыми решениями мы можем отлично справиться, используя рациональный подход. Но если предстоит трудный выбор, лучше прислушаться к «шестому чувству», не отвлекаясь на многочисленные «за» и «против». Именно тот, кто доверяет своим ощущениям и не дает сбить себя с толку, в состоянии принять, действительно, правильные решения и в сложных, неоднозначных ситуациях.<\p>

Правило № 3: если выбор сделан на основании интуиции, стоит включить «рацио» и проверить правильность решения по некоторым реперным точкам, иначе говоря, подвести под свои предчувствия и озарения «фактическую базу». Хорошо, если разум не только зафиксирует сигналы, идущие от нашего тела, но и оценит их: «Нет ли у меня возражений против решения, подсказанного моими ощущениями?» И, наоборот, если было принято чисто рациональное решение, нужно прислушаться к своим «внутренним посланиям» и сказать себе: «Раз я что-то чувствую, это неспроста»<\p>

Мы так устроены, что от сомнений нам все равно не уйти. Но лучше, если мы столкнемся с ними до того, как подпишем договор или достанем деньги из кошелька, а не после. Поэтому, когда решение уже почти созрело, «перебродило», нужно дать себе время для так называемых «финальных сомнений» и даже сознательно их для себя организовать. Если решение принято интуитивно, то нам не помешает немножко «расшатать» его в своем сознании, в своих чувствах — и найти как можно больше доводов «за» и «против». Если же решение принято «по расчету», стоит обратиться к своим чувствам и попытаться понять, насколько мне это приятно (или неприятно), насколько меня к этому тянет (или не тянет). Эта фаза «финальных сомнений» очень важна: она способна уберечь нас от необдуманных решений. Но затягивать «финал» тоже не стоит. Можно назначить себе дедлайн, скажем, конец недели, и к этому времени сделать свой выбор, но задействовав и рацио и эмоции.<\p>

Не надо устраивать соревнований между разумом и чувством, логикой и интуицией. Между ними нет противоречия — это союз, ведь интуиция во многом базируется на расчетах и прошлом опыте. Вся накопленная информация остается с нами, «работает» на нас и становится базой для интуитивного принятия решения.<\p>

Источник: https://delovoymir.biz/stoit-li-doveryat-svoey-intuicii.html

Виктор Лега. Как доказывать бытие Бога / Православие.Ru

О том, нужно ли доказывать бытие Бога, не пошатнут ли такие доказательства нашу веру, какие аргументы подтвердят существование Бога, как убедиться в истинности религиозного опыта, рассказывает Виктор Петрович Лега.<\p>

Здравствуйте, дорогие друзья! Сегодняшняя беседа из цикла встреч, посвященных православной апологетике, продолжит тему, начатую в прошлый раз, – об отношениях веры и разума.<\p>

Как мы уже увидели, между разумом и верой нет того противоречия, о котором любят говорить люди неверующие, атеисты. Вера полнее, целостнее, чем один разум. Вера включает в себя и свободную волю, и чувственное восприятие, и эмоции, так что она является таким всеобъемлющим состоянием человека, в которое входит в том числе и его разумная способность. Отсюда вытекает серьезный вывод: вера не противоразумна, а сверхразумна. К этому выводу мы и пришли в прошлой беседе.<\p>

Но можно сделать и еще один важный и серьезный вывод: разум должен принимать участие в делах веры. Нельзя говорить только о вере, говоря о Боге, – мы обязаны подключать и наш разум к познанию Бога. И тема нашей сегодняшней беседы, как и нескольких последующих, такова: а можно ли и нужно ли доказывать бытие Бога?<\p>

Доказывать или только верить?<\p>

Итак, можно ли доказать, что Бог существует? Или следует принимать это положение только на веру? Но мы пришли к выводу, что познавать Бога нужно не только верой, но и разумом. По поводу самого доказательства бытия Бога тоже возникает множество различных возражений. Например, такое: а зачем, собственно, доказывать бытие Бога? Или такое: можно ли доказывать бытие Бога? нужно ли доказывать бытие Бога? Не умаляем ли мы свою собственную веру, доказывая бытие Бога? А ведь спасение человека осуществляется по вере, читаем мы в Священном Писании. Так не будет ли это изменой нашей вере?<\p>

Чтобы найти ответы на такие вопросы, обратимся к наследию отцов Церкви и посмотрим, что они писали об этом.<\p>

Удивительно, но мы не увидим у святых отцов единодушного мнения по этим проблемам. Многие отцы даже и не обращались к ним. Например, у преподобного Максима Исповедника, одного из крупнейших христианских философов, мы не найдем рассуждений о доказательстве бытия Бога. А святитель Григорий Богослов в «Слове о смиренномудрии, целомудрии и воздержании» пишет: «Умозаключения мало ведут к ведению Бога, ибо всякому понятию есть другое, противоположное… и к каждой мысли о Боге всегда, как мгла, примеривается нечто мое и видимое», поэтому Бог «Сам приходит к чистому, потому что обителью Чистого бывает только чистый». Святитель Григорий нас явно отсылает к аргументам античных скептиков, что к любому рассуждению, любому понятию может быть применено другое, противоположное. И потому напрашивается вывод, – доказывать бытие Бога, наверное, не стоит, лучше воспринимать Его чистой верой.<\p>

Обратите внимание

Святитель Василий Великий: «Вере в Бога предшествует понятие – именно понятие, что Бог есть»<\p>

Однако его знаменитый друг святитель Василий Великий пишет: «А вере в Бога предшествует понятие, именно понятие, что Бог есть, и оное собираем из рассматривания тварей. Ибо познаём премудрость, и могущество, и благость, и вообще невидимое Его, уразумевая от создания мира. Так признаём Его и Владыкою своим. Поелику Бог есть Творец мира, а мы часть мира, то следует, что Бог и наш Творец. А за сим знанием следует вера» (Письмо 227 (235)). Итак, вера следует за знанием, – говорит святитель Василий Великий.<\p>

Кому верить? Святителю Григорию Богослову или святителю Василию Великому? Преподобному Максиму Исповеднику, который не предлагает доказательства бытия Бога? Или преподобному Иоанну Дамаскину, который прежде, чем начать рассуждать о Боге в своей работе «Точное изложение православной веры», приводит несколько доказательств существования Бога? Что, тут отцы противоречат один другому? Нет! У отцов Церкви нет противоречий. Просто они подходят к этому вопросу с разных точек зрения. Поскольку, как мы видели, разум не тождественен вере, а является лишь ее составной частью, то мы, конечно, можем пользоваться разумом и доказывать истинность веры. Так что доказательства бытия Бога вполне возможны. Об этом и пишут святители Василий Великий, Григорий Богослов, Афанасий Александрийский, преподобный Иоанн Дамаскин… Но при этом сводить веру только к разуму ни в коем случае нельзя. Вера выше разума, и доказать бытие Бога, как некоторую геометрическую теорему, доводами разума совершенно невозможно. Но и пренебрегать разумом тоже было бы неправильно. Как видим, все не так просто.<\p>

Нельзя доказать бытие Бога, но доказывать это можно и даже необходимо<\p>

И вывод мы можем сформулировать такой: нельзя доказать бытие Бога, но доказывать это нужно, можно и даже необходимо. Ибо, как сказал святитель Василий Великий, «вера следует за знанием». Да и святитель Григорий Богослов тоже неоднократно приводит рассуждения, убеждающие в разумности веры в Бога, например, такое: «Напротив, мы должны веровать, что есть Бог Творец и Создатель всех существ; ибо как могла бы и существовать Вселенная, если бы кто не осуществил ее и не привел в стройный состав? … иначе мир, носимый случаем, как вихрем корабль, должен бы был, по причине беспорядочных движений вещества, мгновенно разрушиться, рассыпаться и возвратиться в первоначальный хаос и неустройство» (Слово 14. О любви к бедным).<\p>

А зачем доказывать?<\p>

Конечно, некоторым людям, увлеченным наукой и доверяющим разуму в большей степени, чем другие, доказывать бытие Бога, действительно, просто необходимо. Но здесь часто приводят другое возражение: доказать бытие Бога невозможно, потому что Бог непознаваем. Сущность Бога непознаваема – это же богословская аксиома. Но тут идет простая подмена понятий. Да, сущность Бога непознаваема, и мы не можем знать, что есть Бог. Но можно говорить о том, что Бог есть – а это совсем иная мысль. Мы можем знать о существовании Бога, но не о Его сущности. Поэтому такой аргумент всё-таки неправильный.<\p>

Часто встречается еще один аргумент: а зачем доказывать бытие Бога? Тому человеку, который уже верит в Бога, доказывать это бессмысленно: ему не нужны никакие доказательства. А тому, кто не верит в Бога, как докажешь? Вспомним слова святителя Григория Богослова о том, что всякому утверждению можно противопоставить другое, противоположное. И любой мало-мальски подкованный атеист всегда на каждое наше доказательство бытия Бога предложит свой аргумент, доказывающий противоположное: что Бога нет. Вот и выходит, что доказать бытие Бога невозможно и все наши попытки убедить атеиста будут бессмысленны.<\p>

Иначе говоря, атеисту доказательства не помогут, а верующему человеку они уже не нужны. Но в этой, казалось бы, логичной последовательности рассуждений кроется одна серьезная ошибка. Мы воспринимаем человека как нечто статичное, готовое. Верующий человек, по такой концепции, не сомневается, его не одолевают искушения и сомнения; а атеист – это человек, уже как будто бы и не размышляющий, не ищущий истины. Однако все люди мыслят, ищут, сомневаются. Доказательства бытия Бога могут православному человеку в моменты каких-то горестных сомнений помочь сохранить свою веру, а атеисту могут, наоборот, помочь задуматься. Может быть, не сразу, а через год, через десять лет этот человек вдруг вспомнит те аргументы, которые он услышал или прочитал в какой-нибудь апологетической книге, и, будучи уже в других обстоятельствах, на другом уровне своего духовного и интеллектуального развития, он сможет прийти к вере. Так что к доказательствам бытия Бога всё-таки нужно относиться серьезно.<\p>

В Православной Церкви нет учения, утверждающего, что доказывать бытие Бога нельзя и Бога нужно воспринимать только верой. Напомню, что слова «только верой» – «sola fide» по-латыни – были сказаны не отцами Церкви, а известным реформатором Церкви Мартином Лютером, который противопоставил свое понимание Бога католическому. Только верой спасается человек, только верой познается Бог, по мысли Лютера. Согласно же православному учению, Бога нужно познавать верой и разумом. Разум помогает человеку понять, что Бог, возможно, и существует. А в том, что Он действительно существует, можно убедиться, уже пережив собственный религиозный опыт.<\p>

Когда невозможно без Бога<\p>

Важно

Итак, доказывать существование Бога можно. Но возникает другой вопрос: а как доказывать? В этом нам поможет наша обычная жизненная практика.<\p>

Как мы доказываем существование некоего предмета? Если я скажу: «Докажите, пожалуйста, что я сижу на стуле», любой из вас усмехнется: «Что же здесь доказывать?!» Все очевидно. Вы видите, ощущаете этот стул. То есть самым лучшим доказательством является непосредственный чувственный опыт. Как говорится в народе, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Поэтому один из способов доказательства – это опыт, наблюдение. Но не всегда и не всё можно непосредственно увидеть и почувствовать. Поэтому иногда мы обращаемся к косвенным аргументам. Такие доказательства весьма успешно применяются, в частности, в естественных науках. Как, например, специалисты в области космологии доказывают существование «черных дыр», отдаленных планет? Эти объекты в принципе не наблюдаемы. «Черные дыры» доказываются по отклонению движения некоторых звезд. Существование планет, вращающихся вокруг некоторых звезд, доказывается необычным мерцанием этих звезд. Существование электронов в проводах доказывается тем, что в данной комнате горит свет. Мы доказываем существование некоторых объектов, которые по каким-то причинам невозможно наблюдать, по проявлению каких-то их свойств, по некоторым видимым явлениям, объяснить которые мы можем, только допустив существование чего-то ненаблюдаемого: «черных дыр», планет, электронов… – любой из нас может предложить много иных примеров.<\p>

Мы говорим о гипотезе существования Бога, ибо истинная убежденность в бытии Бога достигается не рассуждениями<\p>

Точно так же доказывается и существование Бога. Атеист часто говорит, что не нуждается в существовании Бога, что он может объяснить все явления в этом мире, не прибегая к гипотезе Бога. Вспомним знаменитые слова математика и астронома П.-С. Лапласа о Боге, якобы сказанные им Наполеону: «Сир, я в этой гипотезе не нуждаюсь». Лаплас не нуждался в гипотезе Бога, чтобы объяснить вращение планет вокруг Солнца. Однако, возразим мы, невозможно объяснить очень многие явления в этом мире без предположения о существовании Бога. Именно в этом смысл доказательства бытия Бога. Этим путем мы и пойдем: мы укажем на те свойства нашего мира, которые невозможно объяснить без гипотезы Бога. Я настаиваю на этом слове: «невозможно». Именно «невозможно», а не «трудно», как часто приходится слышать: мол, трудно объяснить такое-то явление без гипотезы Бога. Эти слова – лучший подарок неверующему человеку, так как атеист тут же скажет: «Вы лентяи, вы не хотите идти по пути сложного научного познания. Для вас легче это объяснить существованием Бога, потому что вы безграмотные невежды». Отсюда делается вывод: религия – это удел людей ленивых, безграмотных, невежд, мракобесов и т.д. Так что речь пойдет не о том, что «трудно», а именно невозможно объяснить без гипотезы существования Бога. И именно без гипотезы, потому что истинная убежденность в бытии Бога достигается не на уровне рассуждений, а на уровне опыта – того самого религиозно-опытного доказательства, о котором я говорил выше.<\p>

А был ли опыт?<\p>

Как видим, все доказательства бытия Бога можно разделить на две группы: религиозно-опытные, то есть непосредственная встреча с Богом, и косвенные доказательства, которые вытекают из наблюдения за окружающим миром. О возможности такого доказательства мы читаем у апостола Павла, который в Послании к Римлянам пишет: «вечная сила Его и Божество… через рассматривание творений видимы» (Рим. 1: 20). Великий апостол также утверждал, что мы можем познать существование Бога, Его величие, наблюдая за нашим миром.<\p>

Но самым убедительным, самым несомненным свидетельством о существовании Бога является, повторю еще раз, непосредственная встреча с Ним. Каждый православный христианин, несомненно, такую встречу с Богом пережил. Это и радость от молитвы. Это и благодать, которую каждый из нас может ощутить, пребывая в храме Божием… А некоторые святые пережили встречу с Богом, что называется, лицом к лицу, но обычно о таком опыте они молчали. Самое известное из свидетельств об этом опыте мы находим у апостола Павла, но и он предпочитает говорить о себе в третьем лице: «Знаю человека во Христе, который назад тому четырнадцать лет (в теле ли – не знаю, вне ли тела – не знаю: Бог знает) восхищен был до третьего неба. И знаю о таком человеке (только не знаю – в теле, или вне тела: Бог знает), что он был восхищен в рай и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать» (2 Кор. 12: 2–4). Апостол не знает, как он был восхищен, говорит, что услышанные слова нельзя пересказать, но он абсолютно убежден, что был восхищен в рай. А то, что увиденное и услышанное нельзя описать, – одно из главных свойств религиозного опыта. Потому что это встреча с чем-то совершенно иным, не похожим ни на что в нашем чувственном, материальном мире. Вот почему об этом опыте невозможно рассказать. Ведь понятия, которыми мы пользуемся, относятся к нашему чувственному миру.<\p>

Как видим, встреча с Богом необъяснима. Атеист, конечно, усмехнется и скажет: «Какая же это “встреча с Богом”? Это, наверное, галлюцинация или сознательный обман – трудно разобраться, но это очевидно. И такой опыт невозможно проверить! Нормальный опыт в науке – это тот опыт, который можно повторить. А как я смогу повторить тот опыт встречи со Христом, который апостол Павел, еще будучи Савлом, пережил по пути к Дамаску? Я могу сотни раз ехать в Дамаск и чувствовать только палящее солнце…» Поэтому атеисты и объясняют случившееся с Савлом как солнечный удар, галлюцинацию: упал с лошади, ушибся головой… Но как мы объясним, что Савл после этого стал апостолом, пошел на смерть за свою веру? Что, все люди, которые падали с лошади и испытывали галлюцинации вследствие солнечного удара, так резко изменяли свою жизнь?<\p>

Один из критериев истинности религиозного опыта – резкое изменение жизни человека<\p>

Одним из несомненных критериев истинности религиозного опыта является резкое изменение жизни человека. Этот феномен не до конца исследован, если его вообще можно исследовать. Это феномен внутренней жизни человека. Как и почему человек вдруг резко меняется? Причем часто меняется настолько резко, что идет на смерть, отказывается от благ жизни. Становится абсолютно другим! Если до этого опыта он мог быть совершенно безнравственным, то теперь безнравственный поступок для него просто немыслим.<\p>

Совет

Одним из первых вопрос об идентификации религиозного опыта поставил американский философ и психолог Уильям Джемс в книге «Многообразие религиозного опыта». В ней приводится масса примеров и из истории, в том числе пример апостола Павла, а также известные Джемсу случаи такого удивительного преображения человека, которое можно объяснить только встречей с какой-то другой реальностью. После галлюцинаций, после солнечного удара, после падения с лошади человек не меняет свою жизнь, человек просто выздоравливает и вспоминает о своем болезненном состоянии именно как о болезни.<\p>

Встреча с Богом не нуждается в доказательствах. Человек, переживший эту встречу, воспринимает ее саму как наилучшее доказательство. Вспомним слова святителя Иоанна Златоуста о том, что истинная вера состоит в том, что невозможно не верить невидимому. Вот результат истинной встречи с Богом.<\p>

И еще подчеркну: этот опыт встречи с Богом может состояться только в Церкви. Именно там на человека может снизойти благодать. Я всегда тем атеистам, которые говорят: «Докажите существование Бога – и, может быть, мы поверим», – советую не только прислушаться к различным аргументам в пользу существования Бога, но изменить свою жизнь, прийти в храм и почувствовать на себе всю силу благодати.<\p>

Но все же перед тем, как убедить человека пойти в церковь, нужно сначала поставить его перед гипотезой, что Бог есть, что не всё в нашем мире можно объяснить без Бога. Но такие аргументы – доказательства косвенные – мы рассмотрим при следующих наших встречах.<\p>

Источник: https://pravoslavie.ru/96407.html

Паскаль: Вопрос о границах науки: “доводы разума” и “доводы сердца”



В введении к “Трактату о пустоте” Паскаль подчёркивает специфические характеристики эмпирических наук и теологии. В рациональном исследовании нет места принципу авторитета. Приписывать значимость лишь древним книгам, не доверяя собственным суждениям, глупо.

Есть вопросы, где необходимо сверяться с текстами: кто был, например, первым королём Франции, или где находится первый меридиан, какие из слов мёртвого языка ещё в употреблении и тому подобное.

Здесь важен авторитет источников, что можно нового добавить к ним? “Тот же авторитет фундаментален для теологии, в ней он неотделим от истины сообщить абсолютную точность вещам, решительно непонятным для разума, — значит отослать к написанному в священных книгах.

Реальность такова, что основы веры запредельны для природы и разума. Ум человеческий слишком слаб, чтобы достичь своими силами вершин, на которые возносит сила всемогущая и сверхъестественная”.

Принцип авторитета Откровения допустим только лишь в теологии, благодаря своей законностью. Паскаль считает, что там, где властвует разум, там должен быть прогресс. Неисчерпаемость разума, производящего и изобретающего, не знает ни конца, ни предела.

Геометрия, арифметика, музыка, физика, медицина, архитектура — все науки должны развиваться, оставляя потомкам знание более совершенное, чем полученное от предков. Истины божественные вечны, продукты человеческого гения — в вечно прогрессирующем росте.

Беда, когда физики вместо доводов прибегают как к последнему доказательству к авторитету, а теологи заняты только своими силлогизмами. Первые слишком робки, мало доверяя собственному разуму, вторые до наглости дерзки, изобретая новости в теологии.

Философ считает безрассудством неприятие различных новшеств, ибо это приводит к регрессу.

“Древние,— говорит Паскаль, — использовали истины, полученные наследство, как средства для получения новых, отчего же мы не можем последовать их примеру? Пробовать новые идеи не значит не уважать древних, напротив, их знания — ступеньки к нашим достижениям, а потому мы вечные должники гениев минувших времен, ибо стоим на их плечах. Оттого и видим дальше и больше, чем они, хотя и усилий все меньше тратим на подъем, потому и славы заслужили меньше”.

У природы немало тайн и секретов, но опыт их раскрытия постоянно умножается.

Обратите внимание

Запрет на поиск разве не унизил бы разум самым недостойным образом, разве не сравнял бы его с животным инстинктом? Неизменный инстинкт движет поведением животного, но человек не для бесконечного ли создан? Пчела и муравей сегодня делают то же, что тысячи лет назад; человек же обобщает опыт, и не только свой собственный, но и опыт предшественников, сохраняя его в памяти и приумножая. Что интересно, продолжает Паскаль, так это особая прерогатива: человек продвигается в науке день за днем не в одиночку” в непрерывный прогресс втянуты все народы как один, благодаря чему универсум как бы стареет. Одна и та же участь настигает народы, как в другие времена бывало с одним из них. Поэтому “серию народов в смене веков” можно воспринимать как одного человека, непрерывно существующего и все время усваивающего уроки прошлого.

Именно в прогрессе знание состоит нарастание человечности: чем старше, тем мудрее. Те, кого мы зовем древними, на деле подростки, античность — детство человечества. К их мудрости мы присоединили познания следующих веков, сделав всё своим.

Древние достойны благоговения, ибо из немногих начал, которыми они обладали, смогли получить так много, и если не все, то лишь по недостатку опыта, а не разума. Зрелость “человека универсального”, таким образом, — гуманизм”.

Гуманизм – это философское учение, основанное на признании абсолютной ценности человека как личности, его права на свободное развитие и проявление своих способностей, утверждение блага человека как критерия оценки общественных отношений.

Научное познание, как полагает мыслитель, автономно и отлично от истин веры. “Первое — человеческое, второе — Божий дар. (Справедливый живет в вере) и эта вера в сердце, потому и говорят: не знаю, а верю”.

В работе “О духе геометрии и об искусстве убеждать” Паскаль делает вывод, что доказательства убедительны, когда они имеют в своей основе геометрический метод. Хотя по правде говоря, и он имеет свои границы.

Важно соблюдать два правила: 1) не использовать терминов, смысл которых не прояснен, и 2) не формулировать положений, за которыми не стоят уже доказанные истины. Другими словами, доказывать все утверждения и определять все термины.

К сожалению, комментирует Паскаль, это хотя и прекрасно, но невозможно. Ясно, что, двигаясь вперед, мы по необходимости придем к словам, определить которые невозможно. Неспособность установления абсолютного порядка в науке не значит, что его нет вообще.

Важно

Таким образом, в вопросе о границе науки существуют, по мнению Паскаля, “доводы сердца” и “доводы разума”. Паскаль пишет, что “У сердца есть свои основания (raisons), которые разум (raison) не знает”. Мыслитель считает, что порядок сердца противоположен порядку разума и иногда отождествляется с волей, интуицией, инстинктом.

Паскаль убеждён, что не следует в научном познании пренебрегать доводами сердца, “тем, что идёт от сердца”, напротив, необходимо обращать внимание на эти данные.

Таким образом, разум в философии Паскаля сенсуализируется (делается акцент на чувства) и иррационализируется, что является отличительной чертой его гносеологии в сравнении с гносеологией Декарта.

Но существует и другой метод, менее убедительный, но вполне точный — геометрический метод. “Он не определяет и не доказывает всего. но он допускает только ясное и постоянное в природном свете, и совершенно верно, ибо утверждает природу в отсутствие доказательств”.

Речь идёт об очевидных для всех истинах, о положениях, установленных естественным светом или зрением разума.

Совершенство геометрического метода в том, что он не определяет и не доказывает всего, тем самым держит золотую середину, не берясь за определение ясного и очевидного, определяя все остальное.

Существуют, следовательно, истины “для сведения”, например, что “целое больше своей части”; принимая это, мы получаем убедительные следствия.

Таким образом, есть три части “идеального метода”, искусства убеждать: 1) определение терминов на основе очевидных истин; 2) принципы и очевидные аксиомы, основа доказательства; 3) мысленное помещение в доказательстве дефиниций на место определенных уже терминов.

“Необходимые правила дефиниций. Не принимать двусмысленных терминов без определения. Использовать в дефинициях только уже известные термины.

Необходимое правило аксиом. Производить в аксиомы только очевидное.

Совет

Необходимые правлю доказательств. Доказывать все положения, используя лишь самые очевидные аксиомы, доказанные утверждения. Не злоупотреблять двусмысленностью терминов, не пренебрегать мысленными подстановками дефиниций, уточняющими или разъясняющими смысл”. Вот в этом и состоит, по мнению Паскаля, решение вопроса о границах науки.<\p>

Источник: http://gumfak.ru/filos_html/ponas/pon17.shtml

Доверяй интуиции

ДЕСЯТАЯ СТУПЕНЬ ПРОБУЖДЕНИЯ

ДОВЕРЯЙ ИНТУИЦИИ

Читая всё, что написано ниже постарайтесь открыть своё сердце в неком молитвенном чувстве той информации, которая приходит к Вам помимо той информации которую вы воспримете из написанного.
Десятая ступень учит доверию внутреннему водительству и навыку воспринимать сигналы глубин собственной души, а не поиску мудрости «на стороне». Цель здесь – взять ответственность за свой жизненный курс, доверившись внутренней мудрости.Будничные действия (одни и те же служебные или домашние обязанности, обычное общение, переезды в транспорте) не требуют, как правило, принятия каких-либо особенных решений. Но когда на горизонте возникает нечто важное – вопрос карьеры, смена места жительства, вступление в брак, – многие чувствуют неспособность сделать верный выбор. А всё потому, что с раннего возраста нас учат логически обосновывать свои поступки, вычислять, а не ощущать свой жизненный путь. Потенциал правого полушария – не востребован, забыт, недооценён. И мы плетёмся с ментальным «калькулятором» по жизни, используя логику левого полушария как компас, в вечных потугах подбить желательный баланс всех «за» и «против».Многотысячные стаи птиц безошибочно перелетают сотни километров в нужном направлении. А кто из нас доверяет своей врождённой навигационной системе, ясно указующей курс кораблю судьбы в житейском море? Человек обучен доверять лишь тому, что твёрдо знает. Либо чёткий перечень всего того, что у него имеется, – либо в сторону неучтённого он даже и не взглянет.Рассудок может дополнять интуицию, а может и мешать ей – но он не в состоянии её заменить. Ибо она – из противоположной по отношению к логике стороны мозга. Нам же нужны обе его стороны. Интеграция рационального и интуитивного, сознательного и бессознательного, науки и мистики – дабы получить полную картину реальности.Гавайское учение хуна говорит: воплощённая душа пребывает в трёх ипостасях – Высшее Я (ангел-хранитель), Основное Я (подсознание и инстинктивная мудрость тела) и Сознательное Я (эго, или самотождественность, которая развивается при взрослении). Наше Высшее Я может общаться с нами только посредством Основного Я, то есть подсознания, – через тело, эмоции и ощущения. Чем лучше эту троицу чувствуешь, тем лучше слышишь подсказки Высшего Я. Доверие к инстинкту и интуиции открывает доступ к высшей мудрости.Интуиция есть непосредственное познание внутренним чувством. Интуиция – соединение всех человеческих понятий с моральными элементами в одно целое – Интуитивный Ум. Интуиция образуется из многих понятий, представлений и ощущений, соединённых с элементами, принадлежащими моральной природе (этика). Высшие виды интуиции образуются из слияния высших сложных эмоций (моральной, эстетической, религиозной, интеллектуальной) с понятиями и идеями.Оставив все методы и вспомогательные способы, вы припадаете к истоку своей мудрости – Духу, Богу, Высшему Я. Доверие своей интуиции – то же самое, что доверие к Богу. Интуиция зиждется на вере, ибо внутреннее водительство не есть система принятия безопасных, застрахованных решений. Бывает, конечно, что выбор привёл именно туда, куда вы хотели попасть. Истина мира сего утверждает: человеку свойственно ошибаться. Но трансцендентная истина гласит: не бывает ложных решений.Интуиция – не для гарантированной определённости. Она для доверия и веры. А вера – это храбрость поступать так, как необходимо для нашего высшего блага и духовного обучения.Порой интуиция выводит прямиком на трудную стезю. Дабы испытать и научить справляться с трудностями эволюционного роста. Ведь Жизнь не всегда даёт то, что хочется, – но всегда то, что нужно. Не всегда говорит ублажающее слух – но всегда подскажет, куда идти, что сделать и кому доверять.Вера будит интуицию – совершенный способ познания и действия в нашем мире.Некоторые говорят, что «интуицию можно развить». Нельзя развить интуицию! Это большая ошибка. Все, что нам дано природой, можно нормализовать, то есть довести до рабочего состояния то, что атрофировалось от бездействия или неверного использования. Нам не нужно развивать интуицию. Нам достаточно вернуться к нормальному для нас состоянию – интуитивному сознанию, когда мы легко взаимодействуем с интуицией и умом.Для того чтобы интуиция работала, достаточно научиться ее слышать (слышать – значит различать, воспринимать слухом что-либо). Прислушивайтесь почаще к своему сердцу. Далее нужно научиться ее слушать (слушать – значит направлять слух на что-либо). Потом нужно понять, что интуиция у тебя есть, и она у тебя работает, просто ты не понимаешь, как это происходит. Понять, что интуиция работает, – значит перестать страдать от ее отсутствия.

Что нужно, чтобы слушать и слышать интуицию?

«Меньше мозгуй и больше чувствуй»

Когда вы поймёте, что суть интуиции скорее обычна, нежели магична, то начнёте наконец доверять своей способности ясно узнавать всё, что нужно, не ведая, откуда это узнаёшь. Бывают, конечно, случаи, когда надо как следует подумать.

Миссия, судьба, предназначение (а значит, и безошибочный инстинкт, и интуиция) – обо всём этом рассудочный ум понятия не имеет. Для того чтобы начать им доверять, надо несколько утихомирить всевластную рассудительность, присущую всем нам.

Интуитивная мощь остаётся не задействованной – под спудом «стальной логики железных аргументов» (прямым ходом уводящих нас обычно от заветной линии судьбы). Ведь если и возникает чёткий сигнал подсознания, когда он не вписывается чётко в цепочку умозаключений – его просто перестают учитывать.

Ибо доверие интуиции приводит к действиям, на первый взгляд ничем не обоснованным.Гипнотический транс – действенный способ отодвинуть обыденное сознание на второй план, дав выход подсознанию.

Но есть и другие, известные с глубокой древности методы, мощно сдвигающие всю систему людского восприятия в изменённое состояние: медитация, принятие психотропных веществ, особое дыхание, ритуальное пение или танец, повторение мантры, голодание, крайности физических нагрузок, церемонии инициации (особенно те, что намеренно болезненны) и т.д.

И по сей день используется всё это шаманами, жречеством, целителями как вернейшее средство духовного очищения, выздоровления или вызова провидческих видений.Не всё их перечисленного подходит или действенно в наши дни. Одни из методов – вне закона (например, употребление психоделиков), другие слишком рискованны в отсутствие опытного наставника.

Хоть эти методы и открывают путь в шаманический мир подсознания, они не создавались специально для пробуждения интуиции.

Медитация. Образы и символы, возникающие в поле сознания, вводят в контакт с более глубокими уровнями Бытия. См. Медитации.

Глубокое дыхание. Тут для достижения изменённых состояний сознания (но без вредных последствий работы, например, с психоделиками) используется эффект гипервентиляции: холотропное дыхание, ребёфинг. Звучащая в ходе сеанса музыка помогает вывести на поверхность архетипические образы и опыт пережитого, хранимый подсознанием. Осуществлять рекомендую только под наблюдением специалиста.

Повторение мантры, ритуальный танец или пение. Ритмика повторения слов, звуков или движений вводит через некое время в глубокий транс. См. Мантры, молитвы.

Этими методами испокон веков отверзали дверь в Иной мир, где прошлое, будущее и вечное настоящее нераздельно слито в глубинах психики. Их вполне можно использовать и в наши дни (при наличии, разумеется, грамотного руководства).

Шаманы, гадалки, медиумы, целители, ясновидцы всегда играли роль посредников между сознанием и подсознанием.

Обратите внимание

Другие, не столь чувствительные люди, сочетают собственную интуицию с предсказательными методами, такими, как астрология, нумерология, хиромантия, гадания по картам Таро, древнекитайской книге «И Цзин», северным рунам, смотрение в шары из хрусталя и т.д.

И к тем, и к другим имеет смысл время от времени обращаться. Профессионалы – предсказатели ничем принципиально не отличаются от вас или меня. Они просто научились доверять себе, в совершенстве овладев в ходе практики каким-либо из методов.

Сны.

Когда сознательный ум засыпает, подсознание пробуждается, создавая богатый узор из символов, метафор, иносказаний и архетипов. Иные из снов могут, конечно, означать, что вы давеча переели острой пиццы, однако другие, вне сомнений, несут с собой предостережения, уроки и указания дальнейших действий на развилках судьбы. Сны – прямой путь в подсознание и замечательный инструмент интуитивных озарений.

Большинство людей помнят сны только от случая к случаю, и то лишь обрывками. Нетрудно запомнить сны (даже и не поднимаясь по ночам), когда сформировано ясное намерение. К тому же со временем делать это становится всё легче.

Мой вам совет: заведите журнал снов, путевой дневник сновидческих странствий, – и обретёте богатейший источник интуитивной информации.Скорее всего, у вас уже есть опыт, когда вы ложились спать с неразрешённой дилеммой, а наутро она чудесным прояснялась.

Подсознание легко решает проблемы, с которыми сознательному уму справиться довольно часто не под силу.Сны – это больше, нежели просто решение занятных загадок. Они как зеркало, в котором отражается наша Тень.

Осознанное сновидение.

Суть этой методики – в достижении состояния, когда осознаёшь, что спишь и во сне находишься в сознании.

Порой трудно принять важное решение из-за того, что боишься совершить ошибку. А порой легко путаешь истинное своё предназначение с тем, что, полагаешь (или даже что другие полагают), тебе следует делать.

Возможно, проблема ещё не вызрела и попытки решить её преждевременны, неуместны (это всё равно как, выходя с работы, уже держать наизготовку ключ от дома, до которого ещё ехать и ехать). Или же, нередкий в наши дни случай, наблюдается стойкая приверженность рассудку и его логическим лабиринтам (включая и глухие тупики).

Важно

Левый мозг владеет нужной информацией. Но без интуитивной мудрости правого любое решение рискует оказаться половинчатым. Как и у мозга, у любого вопроса – две стороны.Выход – в обретении гармонии между правым и левым, внутренним и внешним, логикой и интуицией. Следующие пять советов помогут вам в этом:

«А что, если бы я знал?».

Пребывая в неопределённости и неразрешимых сомнениях, скажите себе такие волшебные слова: «А как бы всё сейчас предстало, знай я ответ?» – и посмотрите, что произойдёт.

Расслабься: это игра. Чем более расслаблен (как в гипнозе или сне), тем дальше на второй план отходит логический ум, давая возможность проявиться интуиции. Когда не цепляешься за то, выиграешь или проиграешь, – игра идёт великолепно и все счастливы. А это ли не главное?
Шагни в будущее. Логика и интуиция – как две ноги. Человеку, бесспорно, нужна и левая, и правая нога, но он редко пользуется ими одновременно (ходить всё же привычнее, чем постоянно прыгать). Точно так же и с нашей парой противоположностей: каждая из них необходима, но пользоваться ими лучше попеременно.
Доверься незнанию. Неведение – это блаженство. Отбросьте домыслы, догадки и предвзятость. И просто ждите. Дабы не пропустить неповторимость Настоящего.
Доверься внутренней мудрости. Когда, взмыв над батутом, делаешь сальто в воздухе, тело мгновенно принимает решение в отношении следующего движения. А поручи это сознательному уму – и в пару секунд свихнёшь себе шею. В этом деле надо открыться и довериться своему телу. Пусть оно делает всё, что посчитает нужным, просто оставаясь в Настоящем. И точно так же, как вверяешь себя телесному инстинкту на батуту, можно вверить себя интуиции на жизненном пути.

Доверять интуиции

Источник: http://lubovbezusl.ucoz.ru/publ/samopoznanie/12_stupenej/doverjaj_intuicii/18-1-0-261

Ссылка на основную публикацию