Анализ романа «чрево парижа» эмиля золя

Анализ романа «Чрево Парижа» Эмиля Золя

Анализ романа «Чрево Парижа»

Роман «Чрево Парижа» был написан Эмилем Золя в 1873 году. В нём французский писатель показал трагедию жизни одного человека и естественное течение жизни целой группы людей, связанных одним и тем же районом Парижа – Центральным рынком.

Роман стал третьим произведением в литературном цикле «Ругон-Маккары», состоящим из двадцати самостоятельных крупных историй.

В «Чреве Парижа» к семейству Ругон-Маккаров принадлежит одна из главных героинь – красавица Лиза, жена владельца колбасной Кеню и невестка Флорана.

Обратите внимание

Своё название роман получил по основному месту действия – новому Центральному рынку, выстроенному в Париже за время семилетнего отсутствия главного героя.

Случайно взятый на взбунтовавшихся 2 декабря 1851 года парижских улицах, Флоран бежит из ссылки домой, кажется, с единственной мыслью – найти своего младшего брата Кеню и продолжить так нелепо оборвавшуюся жизнь добропорядочного гражданина.

С первых же страниц романа читатель вместе с главным героем окунается в пищевое великолепие «чугунного колосса». Умирающий от голода, Флоран въезжает в Париж на «ложе из овощей» г-жи Франсуа.

Первая прогулка по французской столице оборачивается для молодого человека истинными пытками – он постоянно вынужден наблюдать аппетитную россыпь земных плодов, главным из которых является капуста. Несмотря на весь свой натурализм, Золя описывает этот овощ весьма живописно: он сравнивает капустные листья с «зелёным бархатом», вилки – с «огромными розами» и «бомбами из тусклого металла».

На протяжении всего романа французский писатель последовательно обращается к той или иной продуктовой теме. Каждый из героев предстаёт в своём пищевом окружении. Золя подробнейшим образом описывает ассортимент продукции. Художественная характеристика персонажей во многом даётся по тому, что они продают.

В «бритой физиономии» колбасника Кеню отмечается «отдалённое сходство с поросячьим рылом»; сын рыбницы Луизы Меюден с младенчества играет среди рыбы и как «верткий малёк барабульки» постоянно лезет в воду; продающая цветы девочка-найдёныш Кадина «сама была тёплым, живым букетом»; «подлые речи» мадемуазель Саже и г-жи Лекер сродни сырам, которые «нестерпимо смердят» в лавке последней.

Большинство торговцев Центрального рынка представляют собой класс мелкой буржуазии, довольной своим существованием и благодарящей за него Империю. Их жизненная позиция наиболее полно отражена в рассуждениях Лизы о том, что главное – это честно трудиться и никому не причинять зла.

Сытым, заплывшим жиром торговцам в романе противопоставлен кружок революционеров, который возглавляет Флоран. Не найдя себя в роли рыбного инспектора, бывший ссыльный решает посвятить свою жизнь революционному делу.

Важно

Главный герой мечтает изменить окружающий мир, но не учитывает одного простого факта: он – не убийца. Лучше всего внутреннюю суть Флорана определяет его близкий друг, художник Клод Лантье, называя его «политиком-мечтателем».

И действительно: несостоявшийся юрист и бывший школьный учитель при всей своей революционной настроенности не в состоянии вынести даже сцены умерщвления голубей. При этом основная масса торговцев Центрального рынка спокойно относится к свежеванию туш, оценке правильной консистенции крови и работе со свежим мясом.

Как истинный натуралист, Золя в мельчайших подробностях описывает неприглядные эпизоды рыночной жизни – приготовление кровяной колбасы, крабов с оторванными лапами, вонь и смрад рыбного павильона в жаркие летние дни.

Центральный рынок – он же Чрево Парижа – становится в романе символом «устойчивого пищеварительного счастья», «скрытой опорой Империи». Вытолкнув из себя чужеродный элемент в виде Флорана, Центральный рынок продолжает свою размеренную жизнь.

Кроме анализа произведения «Чрево Парижа» обратите внимание на другие сочинения:

По произведению: «Чрево Парижа»

По писателю: Золя Эмиль

Источник: https://goldlit.ru/emile-zola/109-chrevo-parija-analiz

Анализ романа «Чрево Парижа» Эмиля Золя | Литерагуру

В настоящее время, говоря о столице Франции, люди восхищаются его красотой, называют городом любви,  мечтают посетить Диснейленд и встретить рассвет возле Эйфелевой башни.

Но всегда ли был таким Париж, городом огней и света? Чтобы увидеть «внутренности» Парижа 19 века, проанализируем роман «Чрево Парижа» знаменитого французского писателя Эмиля Золя.

В нём писатель показал трагедию жизни «маленького человека» и естественное течение жизни определенной группы людей, которая связана одним и тем же районом Парижа – Центральным рынком.

Смысл названия романа «Чрево Парижа»: о чем он?

Такое название роман получил благодаря главному месту действия – недавно  выстроенному (во время 7-летнего отсутствия главного героя) в Париже Центральному рынку. Флоран (ГГ) был схвачен полицейскими  4 декабря 1851 года на взбунтовавшихся парижских улицах с окровавленными руками.

Он бежал из ссылки домой с единственной целью – вернуться на родину, найти своего брата Кеню и продолжить прерванную глупой случайностью жизнь добропорядочного гражданина. Начиная с первых страниц книги, читатель и главным герой попадают в гастрономическое царство.

Тогда же, почти умирающий от голода Флоран был подобран госпожой Франсуа и доставлен в  Париж на «ложе из овощей».

Художественная деталь в творчестве Эмиля Золя

С первой и до последней страницы французский писатель, так или иначе, обращается к продуктовой теме. У каждого героя  есть своё особое окружение из пищи. Золя на протяжении всего романа подробно описывает ассортимент рыночной продукции. Его персонажи характеризуются по тому, что они продают.

Так, например, в «бритой физиономии» владельца колбасной лавки Кеню обнаруживается «отдалённое сходство с поросячьим рылом»; сын продавщицы рыбы Луизы  с детства как «верткий малёк барабульки» постоянно тянется к воде; продавщица цветов Кадина «сама была тёплым, живым букетом»; а «подлые речи» м-ль Саже и госпожи Лекер напоминают сыры, которые «нестерпимо смердят» в лавке Лекер.

Социальная проблематика в романе

Практически все торговцы рынка – представители класса­ мелкой буржуазии, которая довольна своим положением и благодарна Империи за него. Их общую жизненную позицию можно выразить рассуждениями Лизы о­ том, что главное для человека – это честный труд и не­ причинение зла окружающим.

Вся буржуазия  показана сытой и заплывшей жиром, а ей противопоставляется­  союз революционеров, который возглавлялся Флораном.

Когда он не смог найти себя в должности рыбнo­гo­ инспектора, бывший ссыльный принял решение по­с­вятить дальнейшую жизнь продвижению рe­вo­люции. В мечтах героя то, как он меняет окружающий мир, вот только ему мешает тот факт, что он  не убийцa­.

Лучше­ всего­ внутреннюю сущность Флo­рa­нa­ видит его хороший друг, художник Клo­д Лa­нтьe­ и называет его­ «политиком — мечтателем».Дe­йc­твитe­льнo­, бывший шкo­льный учитель при  своей настроенности на революцию не­ может смотреть на сцену умерщвления гo­лубe­й.

А большинство рыночных торговцев спокойно относятся к c­вe­жe­вa­нию туш, оценивают прa­вильность кo­нc­иc­тe­нции крo­ви и работают со c­вe­жим мяc­ом.

Натурализм в романе «Чрево Парижа»

Как настоящий натуралист, Э. Зo­ля детально описывает не слишком красивые­ моменты  жизни рынка – это крабы с оторва­нными клешнями, процесс приготовления кровяной колбасы и мерзкий запах от па­вильо­на­ с рыбой в жаркие летние дни.

Таким образом, Це­нтра­льный рынок стал знаком «устойчивого пищеварительно­го­ с­ча­стья», «скрыто­й опо­ро­й Империи». Выбросив из с­ебя ненужную, чуждую городу частицу в видe­ Флo­рa­нa­, рынок, как ни в чём не бывало,  продолжает свою привычную жизнь.

Кто вдохновил Золя на создание Флорана?

Автор произведения симпатизирует Флорану, ведь основываясь на мемуарах республиканца Делеклюза, который прошел каторгу в Кайенне, он создал образ ГГ.

Подводя итоги, мы видим, что Париж 19 века претерпел существенные изменения и стал сильно отличаться от современного Парижа. Только одно в нём остаётся неизменным — любовь парижан к обильной и вкусной пище.

Источник: https://LiteraGuru.ru/analiz-romana-chrevo-parizha-emilya-zolya/

Эмиль Золя “Чрево Парижа” (1873)

Цикл «Ругон-Маккары» | Книга №3

Есть мнение, что Эмиль Золя, в особо голодные для себя годы, ловил птиц на чердаках и только ими питался. “Чрево Парижа” создаёт впечатление именно о таком Золя. Мысли о еде должны были сводить с ума писателя, если он всерьёз на каждой странице рассуждает о пищевых пристрастиях людей, доводя до потери рассудка себя и читателя.

Кажется, кругом одна колбаса, и ничего кроме колбасы; а затем морепродукты, самые разные дары моря, манящие и малость подпорченные. На смену пресыщенному жизнью Аристиду Саккару из “Добычи” пришли бедные дети Антуана Маккара, чьи будни Золя решил описать с пристрастием.

Непосредственно из Ругон-Маккаров в “Чреве Парижа” задействована только дочь Антуана Лиза Кемю, которая не является главным действующим лицом.

Совет

Золя сделал упор на её сводном брате, когда-то беглом преступнике, а теперь отчасти благородном работнике, что волей судьбы был замешан в событиях 1848 года, ставшим для Франции очередным переломным моментом: вновь монарха отстранили от власти, а на его место пришёл Наполеон III, он же президент при Второй республике.

<\p>

Сюжет для книги не имеет никакого значения, так как мысли героев произведения сосредоточены на выполнении их работы. В классической литературе обычно не принято уделять излишнее внимание трудовому процессу персонажей, поскольку этим должны заниматься те сословия, о которых никто и не думал писать.

Эмиль Золя не зря называет себя натуралистом – ему необходимо описывать жизнь такой, какой он её видит. Если с великой парижской стройкой читатель всё уже понял, когда Саккар не знал куда пристроить нажитый капитал, то теперь нужно понять, как существуют низы. Сожалений к жизни бедных от Золя дождаться трудно. Беднота и обычный люд воспринимаются к месту, будто ничего в них особенного нет.

Автор не старается заострять внимание на проблемах, а просто показывает похожие друг на друга дни. Можно сказать, ничего в “Чреве Парижа” не происходит, только, где-то на фоне описания процесса купли-продажи товара, нарастает народное возмущение, грозящее вылиться в революцию.<\p>

«Чрево Парижа» можно сравнить с производственным романом.

Действующие лица работают, а автор во всех деталях делится с читателем информацией. Энциклопедия жизни Франции середины XIX века — иначе охарактеризовать эту книгу не получается. Золя разбавляет описания диалогами и действиями персонажей, но всё это выглядит крайне бледно. Можно подумать, человек человеку — волк. Иных ассоциаций не возникает.

Каждый персонаж пытается урвать кусок получше, заплатив за него поменьше. Изредка вперёд выходит благородство отдельных членов общества, но смотрится оно довольно непривычно. Читатель не сможет проявить сочувствие к угнетаемым, которые сами, при удобном случае, нагреют первого попавшего им зазевавшегося человека. Не желает Золя уделять внимание совестливости, а может в его время данное понятие не имело того значения, до которого человечество дошло в XX веке. Всегда нужно думать только о себе — такое впечатление складывается от первых книг цикла: Пьер Ругон показал пример детям, а те своими поступками продолжили дело отца, как и их двоюродная родня из семейства Антуана Маккара.

Золя удалось частично показать те процессы, которые привели к народным волнениям. Его герои живут в центре основных событий, видя нарастающее недовольство и испытывая его рост на себе. Они не завидуют богачам, продолжая надеяться только на себя.

Радужных перспектив на горизонте нет, а продолжать жить всё равно необходимо. Будь Золя немного внимательнее к собственным персонажам, “Чрево Парижа” могло тогда восприниматься более положительно. Золя же поставил себе задачу показать мир, где всё продаётся и покупается.

Обратите внимание

Только он забыл, что Аристид Саккар мог себе это позволить, а работникам продуктового рынка приходится гораздо сложнее.

<\p>

Дополнительные метки: золя чрево парижа критика, золя чрево парижа анализ, золя чрево парижа отзывы, золя чрево парижа рецензия, золя чрево парижа книга, Émile Zola, Les Rougon-Macquart, Le Ventre de Paris, The Belly of Paris

Данное произведение вы можете приобрести в следующих интернет-магазинах:
Лабиринт | Ozon | My-shop

Это тоже может вас заинтересовать:
– Перечень критических статей на тему творчества Эмиля Золя

Источник: http://trounin.ru/zola73/

Лилеева И. : Чрево Парижа

И. Лилеева

ЧРЕВО ПАРИЖА

http://www.rugon-makkara.ru/index.php/dopolnitelniemateriali/4-2009-10-19-16-02-22/152-mnenie

«Чрево Парижа» — третий роман цикла «Ругон-Мак-кары» — вышел отдельным изданием весной 1873 года.<\p>

Впервые упоминание о «Чреве Парижа» встречается в третьем перечне романов цикла «Ругон-Маккары», составленном Золя в 1871 году. В этом списке третий роман носит название «Чрево».

В письме к своему голландскому издателю и переводчику Ван-Сантен Кольфу от 9 июля 1890 года Золя писал: «Роман «Чрево Парижа» сначала должен был называться «Чрево». Это название казалось мне значительно более широким и выразительным. Но я уступил желанию моего издателя».<\p>

Непосредственной работе над романом предшествовал длительный период собирания материала.

Золя всесторонне и тщательно изучал Центральный рынок Парижа. Он неоднократно посещал рынок в разное время дня. Провел там однажды целую ночь, наблюдая за ночной жизнью этого района города, за ранним привозом товара.<\p>

Читайте также:  Образ города в поэме «медный всадник» (а. с. пушкин)

Под впечатлением своих посещений рынка Золя написал несколько очерков: «Ночь на Центральном рынке», «Павильон живности и дичи», «Рыба», «Колбасная» и др.

, включенных затем в роман. Он сделал ряд зарисовок, чертежей, планов рынка и прилегающих к нему улиц. Золя интересовался всем: организацией торговли, историей постройки крытого рынка в 1851 году, ценами мест в павильонах, различными статистическими данными, способами и методами фальсификации продуктов и т. д.

Он делает многочисленные выписки из книги Максима дю Кана «Париж, его органы, его функции и жизнь во второй половине XIX века»; в префектуре Золя изучает материалы об административном управлении рынком.<\p>

Важно

Лето и осень 1872 года писатель усиленно работает над романом. 22 октября 1872 года он писал Морису Дрейфусу, компаньону издателя Шарпантье: «…

я так погружен в «Чрево Парижа», что, признаюсь Вам, я и не приступал еще к «Карьере Ругонов» (речь идет о работе над переизданием романа «Карьера Ругонов»).<\p>

В рукописном фонде писателя в Национальной библиотеке в Париже хранятся многочисленные подготовительные материалы к роману.

Особый интерес представляют страницы так называемого «Наброска», где Золя излагает сюжет романа, подробно раскрывает его замысел, определяет его связь с другими произведениями цикла.<\p>

Сохранились планы отдельных глав, развернутые характеристики действующих лиц романа, их внешности, костюма, привычек, взглядов, их роли в сюжете.

Ряд персонажей связывает роман «Чрево Парижа» с другими произведениями цикла «Ругон-Маккары». Одно из центральных мест в романе отведено Лизе Маккар, жене колбасника Кеню, — старшей дочери Антуана Маккара («Карьера Ругонов»). Она сестра Жервезы («Западня»).

В «Чреве Парижа» упоминается двоюродный брат Лизы — Аристид Саккар, которого читатель встречает в романах «Карьера Ругонов», «Добыча», «Деньги». Дочь Лизы — Полина Кеню станет героиней романа «Радость жизни». В «Чреве Парижа» большую роль играет художник Клод Лантье, сын Жервезы. Прототипом образа Клода послужил друг Золя, художник Поль Сезанн.

Впоследствии Клод будет главным героем романа «Творчество».<\p>

Однако роман «Чрево Парижа» связан с другими эпизодами Ругон-Маккаров не только повторяющимися персонажами, но прежде всего единством идейно-художественного замысла. Об этом писал сам Золя в «Наброске»: «… особое значение имеет для меня место этого произведения во всей серии. Оно дополняет «Добычу», — это («Чрево Парижа».

— И. Л.) добыча среднего класса, похоть к жирной снеди и приятному, спокойному пищеварению». Далее Золя следующим образом определяет замысел романа: «Основная мысль — чрево.

Совет

Чрево Парижа, Центральный рынок, куда в изобилии прибывает снедь, где она громоздится, растекаясь затем по различным кварталам; чрево людское; говоря обобщенно — буржуазия, переваривающая, жующая, мирно вынашивающая своп посредственные радости и честность…

буржуазия, тайно поддерживающая Империю, потому что Империя каждодневно доставляет ей пирог и позволяет счастливо набивать брюхо, лоснящееся на солнышке, пока сама Империя не докатится до груды костей при Седане. В этом обжорстве, в этом набитом брюхе — философский и исторический смысл романа.

Художественная сторона его — это современный рынок, гигантский натюрморт восьми павильонов, ежедневный обвал съестного по утрам в самом центре Парижа».<\p>

Гравюры известного нидерландского художника XVI века Питера Брейгеля Старшего, изображающие «тучных» и «тощих» («Пиршество тучных». «Праздник тощих» и др.

), натолкнули Золя на мысль показать вражду разжиревшего мещанства к людям республиканских идеалов как борьбу толстых и тощих. В «Наброске» Золя писал: «В конце концов я изображаю борьбу Тощих и Толстых… к Толстым относится большинство персонажей романа. Тощие — это прежде всего Флораy, затем Клод, некоторые из завсегдатаев Лебигра, горбун Везинье, старый наборщик».

<\p>

Неприязнь Золя к Толстым отчетливее всего проявилась в сатирически-гротескном изображении торговок Центрального рынка.<\p>

Антибуржуазную направленность произведения отмечал Золя, говоря и о характере героини романа — Лизы. «У меня будет честная женщина в ветви Маккаров, — писал он. — Честная, нужно оговориться.

Я хочу наделить свою героиню честностью ее класса и показать, какая бездна трусости и жестокости скрывается в спокойной плоти буржуазной женщины…» Золя добавлял, что Лиза относится к числу тех эгоистических обывателей, которые «рассматривают честность как мягкое перо, на котором удобно спать в свое удовольствие».

<\p>

Сытому, тупому, самодовольному Рынку — царству Толстых — в романе противопоставлен республиканец Флоран.

Обратите внимание

Золя писал: «Флоран—этот Тощий, этот голодный изгнанник, воплощающий верность высоким принципам, бунт идеального, мечту о справедливости и братстве, попадает в самое раздолье обжорства Второй Империи, в торжествующую среду удовлетворенных аппетитов брюха» (статья Золя «Народная драма»).

<\p>

В нарушение общей схемы цикла центральный персонаж романа — Флоран связан с Ругон-Маккарами лишь косвенно. Он старший брат Кеню, мужа Лизы.

Создавая образ «пылкого республиканца-идеалиста», Золя использовал несколько книг о жизни сосланных политзаключенных, в частности воспоминания республиканца Делеклюза, арестованного после государственного переворота Луи-Бонапарта 2 декабря 1851 года и сосланного на каторгу в Кайенну, впоследствии погибшего на одной из баррикад Коммуны (Delecluse, De Paris a Cayenne, journal d'un transports;, P. 1869.).<\p>

В процессе работы над романом Золя значительно изменил первоначальный план развития сюжета: так он не включил эпизоды, связанные с Жервезой, сестрой Лизы. О ней в романе только упоминается. Золя значительно расширяет роль мадемуазель Саже и ее интриг в развитии действия, усложняет историю соперничества Лизы и Луизы, он вводит в текст романа многочисленные высказывания Клода Лантье об искусстве.<\p>

В общем замысле и в композиции романа «Чрево Парижа» чрезвычайно большую роль играют многочисленные описания рынка. Если в одной из своих ранних новелл «Фиалка», сюжет которой также связан с Центральным рынком, Золя подчеркивал грубость и антиэстетичность рынка, то в романе «Чрево Парижа» писатель стремится показать особую красоту гигантских натюрмортов, состоящих из нагромождения рыб, дичи, сыров, мясных туш, сосисок, колбас и т. д. Писатель Поль Алексис, один из друзей и учеников Золя, останавливаясь на этой стороне романа, отмечал: «Чрево Парижа» является громадным натюрмортом… книга вся от начала до конца — симфония: симфония жратвы, пищеварения столицы» (P.A1exis, E. Zola, P. 1882.)<\p>

Золя описывает квартал Центрального рынка в различные моменты дня и ночи. Он дает Рынок через восприятие разных персонажей романа: Флорана, Лизы, Майорана, Кадины, Клода. В многочисленных высказываниях Клода Лантье Золя утверждает эстетическую ценность новой индустриальной архитектуры — огромных и легких конструкций из чугуна, железа и стекла. В романе Рынок становится воплощением новых форм искусства, противопоставленных старинной архитектуре церкви св. Евстафия.<\p>

Поль Алексис вспоминает: «Сколько раз… он уводил меня на Центральный рынок. — Какую прекрасную книгу можно написать об этом подлом памятнике. — повторял он мне, — и какая действительно современная тема!_ Мне грезится колоссаль-ный натюрморт».<\p>

Указывая на особые творческие задачи, которые ставил себе Золя, работая над романом «Чрево Парижа», критик Ле-пеллетье, знавший Золя, пишет: «Мы часто говорили с ним о непривычной еще красоте рождающегося нового искусства, которую наши современники, казалось, не замечали. Большинство из них не признавали двойную, утилитарную и эстетиче-скую, ценность новой архитектуры. У Золя возникло намерение, вначале еще не вполне ясное, но к которому он часто возвращался в наших разговорах, — написать книгу, действие которой развертывалось бы на фоне и в пределах Центрального рынка. Он чрезвычайно увлекся этим замыслом. Его стремление создавать развернутые описания, являющиеся частью действия, вливающиеся в него, обретало в этом замысле возможность своего воплощения. «Чрево Парижа» — первый роман Золя, в котором центром сюжета, его движущим моментом являются описания «среды»(Lepelletier, Е. Zola, P. 1SS3.).<\p>

Важно

Появление романа «Чрево Парижа», как и предшествующих произведений цикла «Ругон-Маккары», не вызвало большого интереса французской критики. Авторы многочисленных рецензий отзывались об этом романе холодно, а иногда и просто враждебно. Часто критики обращались к роману лишь для того, чтобы на его примере показать крайности натуралистической школы, многие из них возмущались многочисленными пространными описаниями, особенно «симфонией сыров». В июльском номере 1873 года журнала «Ревю де Де Монд» была помещена статья Поля Бурже, который очень низко оценивал художественные достоинства романа Золя и сожалел, что для писателя будто бы совершенно недоступно изображение внутреннего мира героев, он упрекал Золя в «извращенной манере письма». Отрицательным был и отзыв критика Ф. Брю-нетьера, который писал в своем обзоре «Реалистический роман в 1875 году», что Золя создал произведение «поразительное своей грубостью и резкостью» («Ревю де Де Монд», 1875, апрель).<\p>

Критик-католик Барбе д'Оревильи несколько позже, в 1902 году, резко возмущался книгой Золя: «Мы все становимся колбасниками, и это именуется реализмом». Д'Оревильи видел в романе проявление двух чудовищных явлений современности: Материализма и Демократизма (Barbey d'Aurevilly, Le roman contemporain. P. 1902.). В этих словах д'Оревильи раскрыта одна из истинных причин резких отрицательных отзывов о «Чреве Парижа» официальной буржуазной критики.<\p>

Положительно оценил роман Мопассан, подчеркивавший главным образом достоинства описаний Рынка.<\p>

«Чрево Парижа» — это апофеоз рывка овощей, рыбы, мяса. Эта книга пахнет рыбой, как возвращающееся в порт рыбацкое судно; от нее веет свежестью огородной зелени и тяжелым дыханием прелой земли. А из глубоких погребов громадного пищевого склада на страницы книги поднимается тошнотворный запах лежалого мяса, отвратительный аромат сваленной в груды дичи, зловоние сыров; все эти испарения смешиваются, как в реальной жизни, и, читая книгу, вы испытываете те же ощущения, какие испытали, проходя мимо этого дворца пищеварения, подлинного чрева Парижа»(Мопассан, Полн. собр. соч., т. XIII, Гослитиздат, М. 1950, стр. 124.).<\p>

Интерес к роману «Чрево Парижа» несколько усилился во Франции после успеха инсценировки романа, сделанной В. Бюзнахом и представленной в феврале 1887 года на сцено «Парижского театра». Ряд газет выступили с благожелательными отзывами о спектакле.<\p>

В своем дневнике режиссер Андре Антуан, отмечая правдивость постановки, подчеркнул мелодраматический характер инсценировки Бюзнаха («Дневники директора театра», 17 марта 1887 г.).<\p>

Новизна темы и персонажей вызвала резкое осуждение усердного хранителя старых традиций французской сцепы — Франциска Сарсэ — театрального обозревателя газеты «Тан». Золя ответил на нападки Ф. Сарсэ большой статьей «Народная драма» (газета «Фигаро», 2 марта 1887 г.), в которой он отстаивал необходимость создания нового репертуара, порывающего с традицией салонной, любовно-психологической драмы, со скрибовскими канонами «хорошо сделанной пьесы».<\p>

Газета «Парижская жизнь» напечатала либретто пародийного балета — «Чрево Парижа», большой муниципальный балет в двух актах и пяти картинах. Поэма и музыка Э. Золя*. Кордебалет составляла различная рыночная снедь, пытающаяся соблазнить Флорана.<\p>

В России переводы «Чрева Парижа» появились в 1873 году почти одновременно в шести журналах: «Дело». «Искра» «Вестник Европы», «Отечественные записки», «Русский вестник». «Библиотека дешевая и общедоступная». Правда, как правило, это были сокращенные переводы, а порою и пересказы. Но в том же 1873 году роман вышел двумя отдельными изданиями. Роман был высоко оценен многими русскими журналами, которые прежде всего подчеркивали социальное звучание произведения. В. Чуйка писал в радикальном журнале «Искра» («Современный французский роман», 1873, март), что «в романе дана необыкновенно талантливо написанная картина парижского брюха при Второй Империи». Чуйко подчеркивал враждебное отношение писателя к лавочникам, к «Толстым», и этим он объяснял нелюбовь французского буржуазного читателя к Золя: «У Эмиля Золя буржуа оскорблен вовсе не слишком откровенными сценами и положениями, а именно тем, что этими сценами и положениями нельзя спокойно наслаждаться, что в них автор преследует совершенно другие цели и описывает нравственные и физические уклонения с отвращением я злобой, которые доказывают, как страстно и глубоко он ненавидит буржуазный мир». Сатирическое изображение буржуазии, «думающей только о своем брюхе», отмечал также и анонимный критик журнала «Дело». Положительную оценку получил роман и на страницах «Вестника Европы», где также подчеркивалась антибуржуазность романа (1873, июль).<\p>

Совет

Критик А. Чебышев-Дмитиев писал, что «в осуждении тупой, бессердечной, своекорыстной буржуазной «честности» и заключается ключ к основной идее романа» (газета «Биржевые ведомости», 8 июля 1873 г.).<\p>

В реакционном журнале «Русский вестник» рецензент журнала с раздражением отмечал, что русский читатель ценит роман Золя «за заключающуюся в нем сатиру против «растлевающего влияния царизма» (1873. ноябрь), однако и в статье «Русского вестника» все же говорилось, хотя и с оговорками, «о блестящем таланте Золя». В журнале «Отечественные записки» (1873, июль) был помещен подробный анализ романа, сделанный А. Плещеевым. Плещеев отмечал республиканизм Золя, правдивость созданных им картин жизни лавочников, где «все поглощено одной страстью к обогащению, все попрано и принесено в жертву мамоне», он рассматривал роман «Чрево Парижа», как «одно из весьма крупных явлений французской беллетристики». Плещеев особенно подчеркивал художественную удачу Золя в создании образа Лизы: «Создание одного такого типа может сделать писателю репутацию художника… свидетельствует об умении Золя заглянуть в самую глубь человеческой природы, о значительной силе анализа». Журнал «Отечественные записки» вновь возвращается к оценке романа Золя в 1876 году. П. Д. Боборыкин в статье «Реалистический роман во Франции» (1876, июль) высоко оценивает живописное мастерство Золя, правдивое изображение действительности: «Перед вами мечутся целые ряды картин, не уступающих в мастерстве живописным изображением фламандских мастеров».<\p>

Салтыков-Щедрин, не любивший романы Золя, делал, однако, исключение для «Чрева Парижа». Он писал Анненкову в декабре 1875 года: «Теперь в моих глазах из всех произведений Золя только «Ventre de Paris» существует» (Письма Салтыкова-Щедрина, 1845—1889, Л. 1924, стр. 110).<\p>

Большой успех романа «Чрево Парижа» способствовал быстрому росту популярности Золя у русского читателя. Именно с 1873 года, с момента выхода в русском переводе «Чр,ева Парижа», Золя становится писателем, широко известным в России.

И. Лилеева<\p>

Источник: http://19v-euro-lit.niv.ru/19v-euro-lit/articles-fra/lileeva-chrevo-parizha.htm

Аналіз роману «Чрево Парижа» Еміля Золя

Роман «Чрево Парижа» був написаний Емілем Золя в 1873 році. У ньому французький письменник показав трагедію життя однієї людини і природний плин життя цілої групи людей, пов’язаних одним і тим же районом Парижа – Центральним ринком.

Роман став третім твором в літературному циклі «Ругон-Маккари», що складається з двадцяти самостійних великих історій.

В «Черево Парижа» до сімейства Ругон-Маккари належить одна з головних героїнь – красуня Ліза, дружина власника ковбасної Кеню і невістка Флорана.

Свою назву роман отримав за основним місцем дії – новому Центральному ринку, збудованому в Парижі за час семирічної відсутності головного героя.

Випадково взятий на збунтувалися 2 грудня 1851 паризьких вулицях, Флоран біжить із заслання додому, здається, з єдиною думкою – знайти свого молодшого брата Кеню і продовжити так безглуздо обірвалося життя добропорядного громадянина.

З перших же сторінок роману читач разом з головним героєм поринає в харчове пишність «чавунного колоса». Вмираючий від голоду, Флоран в’їжджає в Париж на «ложе з овочів» пані Франсуа.

Перша прогулянка по французькій столиці обертається для молодої людини істинними тортурами – він постійно змушений спостерігати апетитну розсип земних плодів, головним з яких є капуста. Незважаючи на весь свій натуралізм, Золя описує цей овоч дуже мальовничо: він порівнює капустяне листя з «зеленим оксамитом», виделки – з «величезними трояндами» і «бомбами з тьмяного металу».

Обратите внимание

Протягом усього роману французький письменник послідовно звертається до тієї чи іншої продуктової темі. Кожен з героїв постає у своєму харчовому оточенні. Золя докладним чином описує асортимент продукції. Художня характеристика персонажів багато в чому дається по тому, що вони продають.

У «голеною фізіономії» ковбасника Кеню відзначається «віддалена схожість із свинячим рилом»; син рибниці Луїзи Меюден з дитинства грає серед риби і як «верткий мальок барабульки» постійно лізе у воду; що продає квіти дівчинка-знайда Кадина «сама була теплим, живим букетом»; «Підлі мови» мадемуазель сажі і пані Лекер те саме сирам, які «нестерпно смердять» в крамниці останньої.

Більшість торговців Центрального ринку представляють собою клас дрібної буржуазії, задоволеною своїм існуванням і вдячності за нього Імперію. Їх життєва позиція найбільш повно відображена в міркуваннях Лізи про те, що головне – це чесно трудитися і нікому не чинити зла.

Ситим, заплилим жиром торговцям в романі протиставлено гурток революціонерів, який очолює Флоран. Не знайшовши себе в ролі рибного інспектора, колишній засланець вирішує присвятити своє життя революційній справі.

Головний герой мріє змінити навколишній світ, але не враховує одного простого факту: він – не вбивця. Найкраще внутрішню суть Флорана визначає його близький друг, художник Клод Лантье, називаючи його «політиком-мрійником».

І справді: не відбувся юрист і колишній шкільний вчитель при всій своїй революційній налаштованості не в змозі винести навіть сцени умертвіння голубів. При цьому основна маса торговців Центрального ринку спокійно ставиться до білуванні туш, оцінці правильної консистенції крові та роботі зі свіжим м’ясом.

Як справжній натураліст, Золя в найдрібніших подробицях описує непривабливі епізоди ринкового життя – приготування кров’яної ковбаси, крабів з відірваними лапами, сморід і сморід рибного павільйону в спекотні літні дні.

Центральний ринок – він же Черево Парижа – стає в романі символом «сталого травного щастя», «прихованої опорою Імперії». Виштовхнувши з себе чужорідний елемент у вигляді Флорана, Центральний ринок продовжує свою розмірене життя.

Источник: http://shpargalochka.net/analiz-romanu-chrevo-paryzha-emilya-zolya/

Краткое содержание Золя Чрево Парижа

Главный герой романа “Чрево Парижа” – Флоран, 7 лет назад был пойман полицией с окровавленными руками. Он всего лишь пытался спасти раненую женщину, которая умирала прямо на улице.

Но его рассказ мало кого интересует, Флорана признают виновным в убийстве и отправляют на каторгу в Кайенн. Спустя 7 лет, он возвращается в Париж, бредет по городу и оказывается в том самом злополучном месте, теперь на том месте где его арестовали стоит Центральный рынок.

Вокруг витают запахи мяса, рыбы и овощей. Флорана поражают изменения произошедшие за это время.

Важно

Он приходит в лавку к Кеню – своему брату, это единственный близкий человек, который у него есть. Но Кеню женат и у него подрастает дочь, и брат каторжник не очень то радует его своим приходом.

Тем не менее он помогает брату устроиться в рыбную лавку надзорщиком. Это значит что Флоран должен следить за качеством товара и контролировать расчеты с покупателями.

Герой очень трудолюбив и справедлив и в скором времени все вокруг выражают ему свое уважение.

Только лишь жена его брата Лиза, никак не может подружиться с Флораном. И одной из основных причин выступает их различия в политических взглядах. В итоге Лиза доносит жандармам на Флорана. И до нее было много жалоб на его республиканские высказывания. Но это становится последней каплей и мужчину арестовывают.

Проходит время, Лиза все так же работает на рынке, остальные герои тоже живут своей жизнью. Автор делает основной упор на самом Центральном рынке – как чрево самого Парижа, кишит людьми, запахами, товарами.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

  • Краткое содержание Гамсун Голод
    Рассказчик — начинающий писатель — живёт в комнатушке, которая находится на чердаке дома. Он создаёт газетные статьи, но заработанных денег не хватает.<\p>
  • Краткое содержание Вертел Мамин-Сибиряк
    Прошка сидел в углу и привычно крутил большое колесо. К нему подошел приехавший мальчик и стал разглядывать блестящую отполированную ручку колеса, которую вертел Прошка. В конце концов, он тоже попросил повертеть и был в восхищении от этого занятия
  • Краткое содержание Короленко Дети подземелья
    Герой повести – Вася. Он рассказывает об одном из эпизодов своего детства. Мальчик живет со своим отцом-судьей в польском захудалом городке Княжье-Вено.<\p>
  • Драгунский
    Драгунский рано начал работать. Первые его работы были актерские выступления в театре транспорта. Выступая на сцене, он начал писать короткие юморески, водевили, репризы для цирка
  • Краткое содержание Гоцци Любовь к трём апельсинам
    Рассказ начинается с болезни принца Тартальи. Король треф Сильвио был очень обеспокоен болезнью сына. Врачи выявили у принца глубокую ипохондрию. Отец решил последний раз заставить сына рассмеяться перед смертью.

Источник: https://2minutki.ru/kratkie-soderzhaniya/ehmil-zolya/chrevo-parizha-kratko

Сюжет роману Эмиля Золя «Чрево Парижа» | Довідник школяра – кращі шкільні уроки по всім предметам

Флоран повернувся в Париж, звідки сім років тому, у грудні 1851 р., після барикадних боїв у нічному місті був відправлений у посилання, у пекло Кайенни.

Його взяли тільки за те, що він як загублений бродив уночі по місту й руки в нього були в крові – він намагався врятувати молоду жінку, поранену на його очах, але вона була вже мертва.

Кров на руках здалася поліції достатнім доказом

Із двома товаришами, що незабаром загинули в шляху, він чудом біг з Кайенни, скитался по Голландській Гвіані й нарешті зважився повернутися в рідне місто, про яке мріяв всі сім років своїх мучень.

Совет

Він із працею довідається Париж: на тім самім місці, де лежала колись закривавлена жінка, кров якої погубила Флорана, сьогодні коштує Центральний ринок, «чрево Парижа» – рибні, м’ясні, сирние, требушиние ряди, царство їжі, апофеоз обжерливості, над яким, змішуючись, пливуть заходи сирів, ковбас, масла, невідчепливий сморід риби, легкі хмари квіткових і фруктових ароматів. Оголодавший і виснажений, Флоран ледь не непритомніє. Отут^-те він і знайомить із художником Клодом Лантье, грубувато, але дружелюбно запропонував йому свою допомогу. Разом вони обходять ринок, і Клод знайомить прибульця з місцевими визначними пам’ятками: от суще чортеня Маржолен, знайдений у капусті, так і живучий на ринку; от прошмигуючи Кадина, теж з найд, неї дала притулок торговка; от готова картина – накопичення овочів і зелені… Флоран не може більше виносити цього гнітючої пишноти. Раптом йому здається, що він довідався старого приятеля: так і є, це Гавар, що добре знав і Флорана, і його брата. Той перемінив квартиру, і Флоран відправляється по новій адресі

…З ранньої юності флоран взяв на себе всю турботу про брата: їхня мати вмерла, коли він тільки почав вивчати право в Парижі. Взявши дванадцятирічного Кеню до себе й запекло борючись із убогістю, флоран намагався чомусь учити маленького брата, але той набагато успешнее освоював кухарську справу, якій його навчав живучий по сусідству крамар Гавар. З Кеню вийшов відмінний кухар.

Після арешту брата він улаштувався до їх дядюшке Граделю, став процвітаючим ковбасником, женився на пишній красуні Лізі – дочки Маккаров із Плассана. Народилася дочка. Кеню усе рідше згадує про Флоране, уважаючи його загиблої. Його поява в ковбасній викликає в Кеню й Лізи переляк – втім, Кеню відразу запрошує брата жити й столуватися в них.

Флоран тяготиться нахлебничеством і змушеним неробством, але не може не визнати, що поступово приходить у себе в цьому будинку, що пропахнув їжею, серед жиру, ковбас, пряженого сала. Незабаром Гавар і Кеню знаходять йому місце наглядача в павільйоні морської риби: тепер у його обов’язку входить стежити за свіжістю товару й чесністю торговок при розрахунках.

Допитливий і непідкупний, Флоран приступає до цієї роботи й незабаром завойовує загальна повага, хоча спочатку його похмурість і стриманість (за якими ховалися тільки боязкість і лагідність) отпугивают завсідників ринку.

А вічна суперниця ковбасниці Лізи, друга красуня ринку – Луїза Мегюден на прізвисько Нормандка – навіть має на нього види… флоран возиться з її синишкой Мюшем, навчаючи його грамоті, і маленький сквернослов з ангельською зовнішністю всією душею привязивается до нього.

Втягуючись у ситне, пряне, шумне життя ринку, флоран сходиться із Клодом, що заходить сюди писати етюди, і відвідує по вечорах кабачок Лебигра, де чоловіки збираються по вечорах випити й поговорити.

Тлумачать усе більше про політика: сам хазяїн кабачка, мовчазний Лебигр, іноді натякає на свою участь у подіях 1848 року… Просторікують тут і доморослий якобінець Шарве, довговолосий приватний викладач у потертому сюртуку, і злий горбань оцінювач Логр, і рознощик Лакайль, і вантажник Олександр. Вони й становлять коло співрозмовників Флорана, що помалу перестає приховувати свої погляди й всі частіше говорить про необхідність скинути тиранію Тюильри… Коштують часи Наполеона III – Наполеона Малого. Дні Флорана одноманітні, але вечорами він відводить душу

Ринок тим часом живе своїм ситним, крикливим життям: торговки інтригують, сваряться, брешуть

Обратите внимание

Нормандка лає вічну суперницю Лізу й розпускає слухи про неї й про Флоране. Він^-те й стає головним предметом розбратів.

Стара діва мадемуазель Сажі, що харчується залишками тюильрийских бенкетів (їх на ринку роздають безкоштовно), розносить плітки про всіх і вся й за це одержує дармові ласі шматочки. Склоки, дрязги, сутички щохвилини спалахують у царстві достатку.

Флоран не бажає зауважувати всього цього – він уже поглинений думкою про повстання, що обговорює з Гаваром і новими друзями в кабачку Лебигра. Ці розмови надають їхньому монотонному життю, що проходить у сусідстві з гігантським ринком, новий зміст і гостроту.

Мадемуазель Сажі невпинно бреше про революційні настрої нового наглядача рибних рядів, ці слухи доходять до Лізи, вона починає натякати чоловікові, що від Флорана добре б позбутися, і незабаром весь ринок упевнений, що Флоран – небезпечний і нерозкаяний «червоний».

И без того нажив собі ворогів чесністю й прямотою, він стає на ринку ізгоєм і почуває себе людиною лише серед однодумців, що слухають йому,, гостей Лебигра.

…На ринку разом ростуть Маржолен і Кадина, не знаючих своїх батьків, з дитинства сплячі в одній постелі в торговки тіточки Шантимесс. Їхня дитяча дружба непомітно переходить у любов – або в те, що їм здається любов’ю, тому що до сімнадцяти років підручний Гавара Маржолен – попросту гарна тварина, а п’ятнадцятирічна Кадина – такий же чарівний і такий же бездумний звірок.

Вона приторговує квітами, бігає по всьому ринку й те отут, те там перехоплює чергову вкуснятину. Один раз красуня Ліза вирішується відправитися до пташника Гавару й поговорити з ним щодо небезпечних політичних суперечок у Лебигра. Гавара вона не застала.

Маржолен, радуючись гості, довго водив її по крамниці, потім жартуючи спробував обійняти – і Ліза із усього розмаху вдарила його кулаком між око. Хлопчисько звалився на підлогу, розкроївши собі голову об кам’яний прилавок. На щастя, він нічого не пам’ятав, коли отямився.

Його відправили в лікарню, але після падіння він став повним ідіотом, остаточно перетворившись у радісна, сита тварина. Для Флорана й Клода він стає символом ринку, його душею – або, вірніше, символом відсутності цієї душі

Важно

Флоран марне намагається захопити Клода політичною боротьбою. «У політику ви такий же художник, як і я», – недбало відповідає Клод, що цікавиться тільки мистецтвом.

Зате Гавар захоплюється політикою не на жарт і починає демонстративно носити при собі пістолет, говорячи про перемогу республіканців як про справу вирішеному.

Перелякана Ліза із благословення кюре розбирає паперу Флорана в його кімнаті й довідається, що у своїх нездійсненних мріях Флоран уже розбив місто на двадцять секторів, на чолі кожного передбачив головнокомандуючого й навіть намалював значки для кожного із двадцяти загонів. Це валить Лізу вужас.

Тим часом баба Сажі довідається з випадкової обмовки маленької дочки Кеню, що Флоран – випадний каторжник. Цей слух зі швидкістю пожежі охоплює весь ринок. Перелякана Ліза вирішується нарешті піти в префектуру з доносом на дівера, якого дотепер видавала всьому ринку за кузена.

Тут^-те похмурий лисий пан і повідомляє їй, що про повернення Флорана з каторги давно донесли поліцейські комісари відразу трьох міст. Все його життя, вся робота на Центральному ринку були досконально відомі поліції.

Префектура барилася лише тому, що хотіла накрити всі «таємне суспільство».

На Флорана доносила й баба Сажі, і навіть подмастерье Кеню Огюст… Ліза розуміє, що чоловік її поза підозрами й, отже, поза небезпекою. Тільки тут їй стає ясна вся безглуздість її власного доносу. Тепер їй залишається тільки чекати, коли флоран, у житті не голуба, що скривдив, буде арештований

Так і трапилося. Беруть і Гавара, що щеголяли пістолетом, а тепер на смерть переляканого. Негайно після арешту в його будинку починається бійка за його стан.

Флорана беруть на квартирі в брата, але попрощатися з Кеню, зайнятим готуванням кров’яної ковбаси, Флоран відмовляється – він боїться розчулитися сам і засмутити його. На суді Флорану приписують двадцять із зайвим спільників, з яких він ледь знає сімох.

Совет

Логра й Лакайля виправдали. Флорана й Гавара відправили в посилання, звідки цього разу їм уже не повернутися

Pages: 1 2

Збережи – » Сюжет роману Эмиля Золя «Чрево Парижа» . З'явився готовий твір.

Источник: http://lessons.com.ua/syuzhet-romanu-emilya-zolya-chrevo-parizha/

Реферат: Эмиль Золя. Чрево Парижа

Эмиль Золя. Чрево Парижа

Флоран
вернулся в Париж, откуда семь лет назад, в декабре 1851 г., после баррикадных
боев в ночном городе был отправлен в ссылку, в ад Кайенны.

Его взяли только за то,
что он как потерянный бродил ночью по городу и руки у него были в крови — он пытался
спасти молодую женщину, раненную на его глазах, но она была уже мертва. Кровь
на руках показалась полиции достаточной уликой.

С двумя товарищами, вскоре
погибшими в пути, он чудом бежал из Кайенны, скитался по Голландской Гвиане и наконец
решился вернуться в родной город, о котором мечтал все семь лет своих мучений.

Он с трудом узнает Париж: на том самом месте, где лежала когда-то окровавленная
женщина, кровь которой погубила Флорана, сегодня стоит Центральный рынок,
«чрево Парижа» — рыбные, мясные, сырные, требушиные ряды, царство пищи, апофеоз
чревоугодия, над которым, смешиваясь, плывут запахи сыров, колбас, масла,
неотвязчивая вонь рыбы, легкие облака цветочных и фруктовых ароматов.
Оголодавший и изможденный, Флоран едва не теряет сознание. Тут-то он и знакомится
с художником Клодом Лантье, грубовато, но дружелюбно предложившим ему свою
помощь. Вместе они обходят рынок, и Клод знакомит пришельца с местными
достопримечательностями: вот сущий чертенок Маржолен, найденный в капусте, так
и живущий на рынке; вот юркая Кадина, тоже из найденышей, её приютила торговка;
вот готовая картина — нагромождения овощей и зелени… Флоран не может больше
выносить этого гнетущего великолепия. Вдруг ему кажется, что он узнал старого
приятеля: так и есть, это Гавар, хорошо знавший и Флорана, и его брата. Тот
сменил квартиру, и Флоран отправляется по новому адресу.

…С
ранней юности Флоран взял на себя всю заботу о брате: их мать умерла, когда он только
начал изучать право в Париже. Взяв двенадцатилетнего Кеню к себе и отчаянно
борясь с нищетой, Флоран пытался чему-то учить маленького брата, но тот гораздо
успешнее осваивал поварское дело, которому его обучал живущий по соседству
лавочник Гавар. Из Кеню получился отличный повар.

После ареста брата он устроился
к их дядюшке Граделю, стал преуспевающим колбасником, женился на пышной
красавице Лизе — дочери Маккаров из Плассана. Родилась дочь. Кеню все реже
вспоминает о Флоране, считая его погибшим. Его появление в колбасной вызывает у
Кеню и Лизы испуг — впрочем, Кеню тут же приглашает брата жить и столоваться у них.

Флоран тяготится нахлебничеством и вынужденным бездельем, но не может не признать,
что постепенно приходит в себя в этом доме, пропахшем снедью, среди жира,
колбас, топленого сала. Вскоре Гавар и Кеню находят ему место надзирателя в павильоне
морской рыбы: теперь в его обязанности входит следить за свежестью товара и честностью
торговок при расчетах.

Дотошный и неподкупный, Флоран приступает к этой работе
и вскоре завоевывает общее уважение, хотя поначалу его мрачность и сдержанность
(за которыми скрывались только робость и кротость) отпугивают завсегдатаев
рынка.

Обратите внимание

А вечная соперница колбасницы Лизы, вторая красавица рынка — Луиза
Мегюден по прозвищу Нормандка — даже имеет на него виды… Флоран возится с её
сынишкой Мюшем, обучая его грамоте, и маленький сквернослов с ангельской
внешностью всей душой привязывается к нему.

Втягиваясь в сытную, пряную, шумную
жизнь рынка, Флоран сходится с Клодом, заходящим сюда писать этюды, и посещает
по вечерам кабачок Лебигра, где мужчины собираются по вечерам выпить и потолковать.

Толкуют все больше о политике: сам хозяин кабачка, молчаливый Лебигр, иногда
намекает на свое участие в событиях 1848 года… Разглагольствуют здесь и доморощенный
якобинец Шарве, длинноволосый частный преподаватель в потертом сюртуке, и злой
горбун оценщик Логр, и разносчик Лакайль, и грузчик Александр. Они и составляют
круг собеседников Флорана, который мало-помалу перестает скрывать свои взгляды
и все чаще говорит о необходимости свергнуть тиранию Тюильри… Стоят времена
Наполеона III — Наполеона Малого. Дни Флорана однообразны, но вечерами он отводит
душу.

Рынок
между тем живет своей сытной, крикливой жизнью: торговки интригуют, ссорятся,
сплетничают. Нормандка ругает вечную соперницу Лизу и распускает слухи о ней и о
Флоране. Он-то и становится главным предметом раздоров.

Старая дева мадемуазель
Саже, питающаяся остатками тюильрийских пиршеств (их на рынке раздают
бесплатно), разносит сплетни обо всех и вся и за это получает дармовые лакомые
кусочки. Склоки, дрязги, стычки ежеминутно вспыхивают в царстве изобилия.
Флоран не желает замечать всего этого — он уже поглощен мыслью о восстании,
которое обсуждает с Гаваром и новыми друзьями в кабачке Лебигра.

Эти разговоры
придают их монотонной жизни, проходящей в соседстве с гигантским рынком, новый
смысл и остроту. Мадемуазель Саже неустанно сплетничает о революционных
настроениях нового надзирателя рыбных рядов, эти слухи доходят до Лизы, она
начинает намекать мужу, что от Флорана хорошо бы избавиться, и вскоре весь
рынок уверен, что Флоран — опасный и нераскаявшийся «красный».

И без того нажив
себе врагов честностью и прямотой, он становится на рынке изгоем и чувствует
себя человеком лишь среди внимающих ему единомышленников, гостей Лебигра.

…На
рынке вместе растут Маржолен и Кадина, не знающие своих родителей, с детства
спящие в одной постели у торговки тетушки Шантимесс.

Их детская дружба
незаметно переходит в любовь — или в то, что им кажется любовью, ибо к семнадцати
годам подручный Гавара Маржолен — попросту красивое животное, а пятнадцатилетняя
Кадина — такой же прелестный и такой же бездумный зверек. Она приторговывает
цветами, бегает по всему рынку и то тут, то там перехватывает очередную
вкуснятину.

Важно

Однажды красавица Лиза решается отправиться к птичнику Гавару и потолковать
с ним насчет опасных политических споров у Лебигра. Гавара она не застала.
Маржолен, радуясь гостье, долго водил её по лавке, затем шутя попытался обнять —
и Лиза со всего размаху ударила его кулаком между глаз. Мальчишка рухнул на пол,
раскроив себе голову о каменный прилавок.

К счастью, он ничего не помнил, когда
пришел в себя. Его отправили в больницу, но после падения он стал полным
идиотом, окончательно превратившись в ликующее, сытое животное. Для Флорана и Клода
он становится символом рынка, его душой — или, вернее, символом отсутствия этой
души.

Флоран
тщетно пытается увлечь Клода политической борьбой. «В политике вы такой же
художник, как и я», — небрежно отвечает Клод, интересующийся только искусством.
Зато Гавар увлекается политикой не на шутку и начинает демонстративно носить
при себе пистолет, поговаривая о победе республиканцев как о деле решенном.

Перепуганная Лиза с благословения кюре разбирает бумаги Флорана в его комнате и
узнает, что в своих несбыточных мечтах Флоран уже разбил город на двадцать
секторов, во главе каждого предусмотрел главнокомандующего и даже нарисовал
значки для каждого из двадцати отрядов. Это повергает Лизу в ужас.

Тем временем
старуха Саже узнает из случайной обмолвки маленькой дочери Кеню, что Флоран —
беглый каторжник. Этот слух с быстротой пожара охватывает весь рынок.
Перепуганная Лиза решается наконец пойти в префектуру с доносом на деверя,
которого до сих пор выдавала всему рынку за кузена.

Здесь-то угрюмый лысый
господин и сообщает ей, что о возвращении Флорана с каторги давно донесли
полицейские комиссары сразу трех городов. Вся его жизнь, вся работа на Центральном
рынке была досконально известна полиции. Префектура медлила лишь потому, что
хотела накрыть все «тайное общество».

На Флорана доносила и старуха Саже, и даже
подмастерье Кеню Огюст… Лиза понимает, что муж её вне подозрений и,
следовательно, вне опасности. Только здесь ей становится ясна вся
бессмысленность её собственного доноса. Теперь ей остается только ждать, когда
Флоран, в жизни не обидевший голубя, будет арестован.

Так
и случилось. Берут и Гавара, щеголявшего пистолетом, а теперь насмерть
перепуганного. Тотчас после ареста в его доме начинается драка за его
состояние.

Совет

Флорана берут на квартире у брата, но проститься с Кеню, занятым
приготовлением кровяной колбасы, Флоран отказывается — он боится
расчувствоваться сам и огорчить его. На суде Флорану приписывают двадцать с лишним
сообщников, из которых он едва знает семерых.

Логра и Лакайля оправдали. Флорана
и Гавара отправили в ссылку, откуда на этот раз им уже не вернуться.

Вспоминая
друга, Клод Лантье обходит ликующий, гигантский Центральный рынок. Сверкающая
сытой белизной красавица Лиза Кеню раскладывает на прилавке окорока и языки.
Старуха Саже прохаживается между рядами.

Нормандка, только что вышедшая замуж
за Лебигра, дружески здоровается с бывшей соперницей Лизой.

Клода окружает
триумф чрева, все вокруг дышит жирным здоровьем, — и голодный художник бормочет
сквозь зубы: «Какие, однако, негодяи все эти порядочные люди!»

Источник: http://www.referatmix.ru/referats/42/referatmix_41912.htm

Ссылка на основную публикацию