Рецензия на роман «джен эйр»

Рецензия на книгу «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте

Рецензия на книгу «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте, написанная в рамках конкурса «Моя любимая книга». Автор рецензии: Марина Радченко.

Что такое хорошая книга? Эта книга, которая заставляет тебя чувствовать, пробуждает эмоции, уносит далеко от реальности и, порой, меняет мировоззрение. Именно такой книгой является «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте.

Именно эта книга вызвала у меня слёзы и радость, прояснила некоторые вещи.

Прочитав, книгу я поняла, что если буду писать, то только так, чтобы читатель плакал и смеялся вместе с героями чтобы испытал эмоции и решил, что не зря потратил время на прочтение страниц.

Обратите внимание

Главная героиня романа Джейн похожа на растение, пробивающееся сквозь толщу асфальта, такая же целеустремленная, так же достигла цели. Джейн искала счастье, преодолевая преграды. Иногда она сама ставила их, иногда преграды ставили люди и общественное мнение.

Родители Джейн умерли, когда она была совсем маленькая. Малютку Джейн взял к себе дядя, но и он вскоре ушёл из жизни. Джейн осталась жить у тётки Рид. Мисс Рид, её дети, прислуга не любили Джейн, не смотря на её безуспешные попытки вести себя как можно лучше, чтобы получить капельку внимания и заботы.

Однажды мисс Рид приказала запереть девочку в комнате покойного Мистера Рида и не выпускать её. В этой комнате Джейн увидела призрака, упала в обморок, затем впала в горячку, от которой долго не могла оправиться.

Но несмотря на ужасное отношение, Джейн приехала по просьбе тётки, находящейся при смерти, но не услышала ничего, кроме очередного предательства.

Мне кажется, что после подобного отношения, унижений, неверия и презрения теряется доверие к людям. Несмотря на все трудности Джейн не потеряла доверия, веру в человечность. Даже, когда ей отказывали в трудную минуту, она продолжала верить, что найдётся человек, который поймёт её и поможет.

Джейн нашла таких людей и вместе с этим нашла родных. За оказанную доброту, она ответила добротой и скоро стала своей среди двух кузин и кузена. Так же, когда ей досталась большая сумма денег, она разделила её поровну со своими обретёнными родными душами.

Так же Джейн нашла любовь, которую можно назвать настоящей, искренней, вечной.

Я с лёгким трепетом наблюдала за героиней на протяжении всего романа (хоть в книге и попадались скучные моменты, но их перекрыло общее впечатление от прочитанного). Вместе с Джейн переживала трудности, попадала в передряги, становилась перед сложным выбором, испытывала счастье и горе, думала над значением снов.

Ближе к концу я плакала, когда узнала, что случилось с мистером Рочестером, плакала, читая описание встречи двух влюблённых. Когда я перелистнула последнюю странницу, я радовалась, что история закончилась так хорошо, радовалась вместе с героями. Чувство лёгкого подъема ещё долго не покидало меня.

Важно

Прочитав последние слова, я поняла, что эта книга станет одной из моих любимых и займёт своё законное место на книжной полке «моих» шедевров.

При чтении у тебя появляется возможность прожить сотню жизней вместо одной, поэтому читайте! Живите! Но не забывайте про реальную жизнь.

Рецензия написана в рамках конкурса “Моя любимая книга”.

Автор рецензии: Марина Радченко.

Источник: https://buklya.com/sharlotta-bronte-dzhejn-ejr.html

Отзывы читателей о книге «Джейн Эйр» отзывы и рецензии читателей на книгу автора — Шарлотта Бронте — MyBook

Прочитав «Джейн Эйр», ты вдруг понимаешь, что читал эту книгу десятки раз. Отдельно взятыми фрагментами, смутно похожими персонажами, своей атмосферой, своей проблематикой она присутствует как минимум в работах многих женщин-писателей.

Если всё же есть такое понятие как «произведения, которые должен прочитать каждый», то «Джейн Эйр» – один из ярчайших примеров.

Слишком многие находили в ней вдохновение, слишком многие сравнивали своих героинь с той самой Джейн, слишком многие (осознанно или нет) строили аллюзии на эту историю, вспоминали отрывки из неё или даже просто вручали своим героям в руки том с именем Шарлотты Бронте.

<\p>

Знакомство с автором у меня началось с «Учителя» – первого её романа, и сейчас, сравнивая свои впечатления от первой и второй её книги, я просто поражаюсь настолько резкому скачку вверх. «Учитель», безусловно, написан с той же безупречностью и красотой, но на эмоциональном и психологическом уровне «Джейн Эйр», на мой взгляд, гораздо выше.

Если перед вами стоит вопрос о том, с чего начать знакомство с писательницей, то больше не сомневайтесь – определённо с «Джейн Эйр».<\p>

Как же я сожалею, что во время своего первого знакомства ещё не мог свободно читать на английском. Шарлотта Бронте – одна из тех писателей, ради книг которых стоит учить иностранный язык.

Если вы филолог, который получает удовольствие от изящного стиля, красоты изложения, может по несколько минут перечитывать блестяще построенные фразы, то чтение Шарлотты Бронте для вас станет настоящим подарком. После первых же страниц вы начинаете себя чувствовать так, будто до этого читали косноязычные литературные шедевры учеников средней школы. Стиль Бронте прекрасен, насыщен, богат, и не менее прекрасны её герои и сама история.

Главные женские персонажи в любовных романах, как правило, красивы. Джейн не просто красива, она идеальная, и то, что идеальность её далека от внешней привлекательности, не делает её ничуть хуже. Редко я встречаю автора, которая бы с таким же упрямством, как иные описывают миловидность порождения своей фантазии, напоминала своему персонажу о её серости и неприметности в глазах большинства. Но всё же, вместе с тем она даёт ей огромное богатство – ум и духовную чистоту. Чистоту настолько далёкую от нынешнего нашего мира, что невольно начинаешь тосковать по XIX-му веку.<\p>

Мистер Рочестер, разделяя с мисс Эйр бремя непривлекательности, всецело компенсирующееся живым умом, силой воли и поразительным умением читать чужие души, также располагает к себе, несмотря ни на что. Настоящая любовь не имеет ничего общего с внешней красотой, влюблённость – да, но любовь смотрит гораздо глубже. Практика показывает, что иногда даже самая красивая девушка разочаровывает уже после пяти минут разговора. Это нивелирование автором красивой обложки, за которой порой скрываются мысли, диктуемые глупостью и тщеславием, весьма актуально и в наше время. Да и не только это. Одна из самых больших загадок классиков для меня – это их умение смотреть сквозь время и писать «книги на все времена», в каком бы веке они ни родились.<\p>

«Джейн Эйр» – это не только роман, это ещё и немного мистика, немного детектив. Это взгляд в прошлое на пару столетий назад, в котором совершенно неожиданно встречаешь призраков своего настоящего. Редкий случай, когда книгу хочется не прочитать как можно быстрее, а растягивать удовольствие, наслаждаясь от первой и до последней строчки.<\p>

Источник: https://MyBook.ru/author/charlotte-bronte/dzhejn-ejr-1/reviews/

Фильм Джейн Эйр (2011): описание, содержание, интересные факты и многое другое о фильме

Jane Eyre

Режиссер Кэри Фукунага Актеры Миа Васиковска, Майкл Фассбендер, Джуди Денч, Джейми Белл, Салли Хокинс, еще Англия, викторианская эпоха. Джен Эйр провела детство в приюте для девочек-сирот и решает изменить свою жизнь. Она находит место гувернантки в родовом поместье холостяка мистера Эдварда Рочестера.

Очень скоро девушка привязывается к своей маленькой подопечной, француженке Адель. А с хозяином, опекуном малышки, молодая учительница начинает ощущать тесное родство душ. Неожиданно Эдвард делает ей предложение. От переполняющих ее чувств, Джен не замечает тревожных знаков и странностей, происходящих в доме. Похоже, окружающие скрывают от нее какую-то тайну.

Продюсеры Элисон Оуэн, Пол Триджбитс, Маири Бетт, еще Актеры дубляжа Серафима Огарёва, Алексей Розин, Наталья Тенякова, еще Композитор Дарио Марианелли Монтаж Мелани Оливер Оператор Адриано Голдман Режиссер дубляжа Александр Вартанов Сценаристы Мойра Буффини, Шарлотта Бронте Художники Уилл Хьюз-Джоунс, Карл Проберт, Майкл О’Коннор, еще

  • Фильм снят по мотивам романа Шарлотты Бронте «Джейн Эйр» (Jane Eyre, 1847).
  • Местоположение коттеджа Джейн было настолько удаленным, что там даже не было мобильного сигнала. Член съемочной бригады был вынужден постоянно находиться у близлежащей телефонной будки с рацией, на случай, если команде что-нибудь понадобится. Однако он не жаловался, так как местные жители постоянно приносили ему чай и печенье.
  • Чтобы создать готическую атмосферу, было решено, что многие сцены будут освещены исключительно кострами и свечами.
  • Действия большей части книги проходят в 1830-х годах, однако режиссер Кэри Фукунага решил сместить временную шкалу на десять лет вперед. Он посчитал, что мода середины 1803-х годов была слишком вычурной и нелестной. Он хотел одевать на подобный манер миссис Рид, но никак не саму Джейн Эйр.
  • Режиссер Кэри Фукунага решил не снимать сожжение Торнфилд-Холла, так как хотел, чтобы у фильма было сходство с романом, в котором действие ведется исключительно от лица Джейн. Так как в книге Джейн не присутствует при пожаре, то Фукунага почувствовал, что не существует органичного способа включить эту сцену в фильм.
  • Эллен Пейдж была первым выбором на главную роль, однако была вынуждена отказаться, когда съемки фильма были отложены. После этого на роль была взята Миа Васиковска.
  • Роми Сеттбон Мур, которая исполняет роль Адель, получила роль из-за своего свободного владения французским языком. Режиссер Кэри Фукунага проводил прослушивание в языковой школе, чтобы найти девочку, которая бы могла убедительно сыграть французского ребенка, но при этом могла бы понимать его команды.
  • Возможно, это первая адаптация Джейн Эйр, в которой ее соперница Бланш Ингрэм показана такой, какой описана в книге: поразительно черноволосой женщиной. В большинстве других адаптаций ее играют светловолосые актрисы, скорее всего, ради контраста с темноволосой Джейн.
  • Во время съемок у Мии Васиковски были короткие светлые волосы, поэтому ей приходилось носить парик.
  • Во время сцены, в которой миссис Фэйрфакс, Адель и Джейн едят, в то время как мистер Рочестер стреляет в птиц, режиссер Кэри Фукунага выключал музыку в наушниках, которые носили актеры, чтобы те среагировали на выстрелы. В какой-то момент он забыл, что на съемочной площадке находилась Роми Сеттбон Мур, а потому включил песню, содержащую ненормативную лексику, чем крайне рассердил мать актрисы.
  • Режиссерское кресло предлагали Линн Рэмси, но она отказалась от предложения.
  • Покупательская способность британского фунта в 1826 году равнялась примерно 70 фунтам в 2012 году. Так что состояние, оставленное Джейн, равнялось бы сумме в 2 миллиона долларов.
  • Съемки сцены после свадьбы Джейн и Рочестера приходилось неоднократно прерывать, так как подтяжки Майкла Фассбендера продолжали разрываться, так что их приходилось заново сшивать.
  • Когда Адель рассказывает Джейн о призраке, который населяет этот дом, то в верхнем окне ее кукольного дома можно увидеть одетую в белое куклы. Это предзнаменует события будущего, ведь призраком в доме является сумасшедшая женщина, которая одета в белое и живет на чердаке.

Осторожно, текст может содержать спойлеры!

В дом молодого пастора Сент-Джона Риверса попадает бездомная и измученная девушка, которая представляется как мисс Эллиот. Пока ей оказывают помощь, бедняжка вспоминает обстоятельства, приведшие ее сюда.

Сироту Джен Эйр богатая тетка отправляет в приют для девочек. Проведя там в ужасных условиях восемь лет и чудом выжив, девушка ищет место гувернантки. И находит работу в родовом поместье Эдварда Рочестера, где она воспитывает его подопечную, маленькую Адель.

Постепенно у нее складываются очень доверительные отношения с хозяином, тяжелый нрав которого пугает многих. Неожиданно он делает ей предложение, и влюбленная Джен с радостью соглашается. Но на свадьбе случайно открываются неприятные обстоятельства.

Оказывается, мистер Рочестер женат, но его супруга буйнопомешанная и живет в дальнем крыле дома.

Совет

Чтобы сохранить свою репутацию и не имея сил отказать любимому прямо, мисс Эйр ночью бежит из замка. В растерянных чувствах оставляет сверток с деньгами в дилижансе и несколько дней голодная скитается по болотам.

Тут и подбирает ее Сент-Джон. Пастор помогает бедной девушке найти работу учительницы в сельской школе. А затем случайно узнает ее настоящее имя и историю.

Выясняется также, что дядя Джен умер и оставил ей в наследство большое состояние.

Девушка помогает деньгами семье Риверса. Пастор предлагает мисс Эйр стать его наперсницей для миссии в Индии. Но для этого надо оформить брак. До того как принять решение, Джен решает разузнать, что сталось с ее Эдвардом.

Читайте также:  Топ-10 книг про любовь

Выясняется, что по вине сумасшедшей жены, дом Рочестера сгорел, похоронив под обломками помешанную. Ее супруг тоже пострадал, но выжил. Бывшая гувернантка спешит увидеть своего ослепшего, но горячо любимого хозяина.

И встретившись, они остаются друг с другом навсегда.

  • Это одна из лучших экранизаций знаменитого романа Шарлотты Бронте «Джейн Эйр». Хочется отметить с самого начала, что снят фильм просто потрясающе. Великолепные пейзажи и замки Северной Англии, мрачная атмосфера, кажется, даже немного мистическая. А какая прекрасная операторская работа, и какие красивые саундтреки… Читать далее
  • Шикарная экранизация. Моя подруга, которая увлекается модой той эпохи, сказала, что настолько выверенных деталей и стиля не видела ни в одном фильме. Но дело даже не в этом. Фасбендер, на мой взгляд, не лучший мистер Рочестер, но Мия Васиковски сыграла на 10 баллов из 10 — настолько она на своем месте… Читать далее

<\p>

Источник: https://www.ivi.tv/watch/107515/description

почему я люблю роман «джен эйр»

?

bojkot (bojkot) wrote,
2011-08-24 18:19:00 bojkot
bojkot
2011-08-24 18:19:00 Categories:

  • общество
  • литература
  • Cancel

Вот и выпал повод вспомнить юность ума и сердца, чтобы не сказать — детство.Есть книги, в которых при каждом прочтении открывается нечто новое, и есть другие, которые я могу перечитывать бесконечно, по десятку раз, и не потому, что надеюсь разыскать новый поворот сюжета, нет — мне тут все наперед известно, чтобы не сказать выучено, но звучание слов, интонация пары фраз, смутный образ, обрисованный в абзаце, картинка, которая возникла перед внутренним взором при первом прочтении — все это в сумме образует эмоциональное наслаждение, которое хочется переживать еще и еще. Вот и «Джейн Эйр», по сути, книга — не уму, но сердцу, что и обеспечило ей творческое долголетие. Тем более теперь, когда бытовые реалии, выписанные в ней с такой подробностью, почти растворились в Лете, и даже сами контуры их кажутся нелепыми.Чтобы немного сориентировать во времени — год 1847. Еще лет сорок до эпохи Шерлока Холмса, первое десятилетие викторианского века, сама королева Виктория почти миловидна, а американские колонии взбунтуются только через двадцать лет. Шотландский бард, вдохновенно протрубивший о Мак-Иворе Вих Йан Воре и чудовищно налгавший про Кенилворт, уже десять лет как упокоился с миром, и столько же времени прошло с тех пор, как Оливер Твист появился на свет в работном доме, а женщине, издающей «Джейн Эйр» под мужским псевдонимом и с подзаголовком «автобиография», всего-то тридцать один год. Или уже тридцать один — по меркам середины девятнадцатого века это для барышни возраст весьма почтенный. Она умрет через семь лет, а Джен Эйр, второе издание которого будет — с благодарностью за теплый отзыв — посвящено Теккерею, станет фактически единственным камнем на ее могиле, надписью «resurgam», в точности, как для ее героини, юной Элен Бернс.Так вот, Оливер Твист. Отвлечемся от пафоса, хотя подробности невеселой жизни Шарлотты Бронте еще не раз и не два выглянут из-за плеча ее героини. Что для меня удивительно в композиции романа — детали нелепые в нем удивительно переплетаются с правдивыми, и в финале, почти совсем как с диккенсовским сиротой, следует совершенно неожиданный и волшебный хеппиэнд. Конечно, это требование жанра, это во всех смыслах слова дамский роман, пусть даже само понятие о жанре тогда только зарождалось, но даже для дамского романа в младенчестве «Джен Эйр» содержит уникальное количество нелепостей, нестыковок и откровенно фантастических подробностей. По сюжету мы имеем тут все, чтобы развлечься по полной программе: мезальянс родителей, изгнание из дома и лишение наследства, несчастная, с детства угнетаемая сирота, картины несчастливого и голодного существования в отвратительном приюте, эпидемия среди детей, мрачное поместье в глухомани, полное тайн, дочь французской танцовщицы, отец которой неизвестен, явление этого как бы отца, весьма оригинального самого по себе… С мистером Рочестером связано не меньшее количество драматических подробностей: нелюбимый сын и брат, обставленный наследник, он неудачно женился по молодости лет. Понятно, что он там, в романе, поставлен, чтобы слегка предаваться пороку несдержанности, а потом нешуточно страдать, но всему же есть предел. Как даже двадцатилетний болван может жениться на женщине старше его, толком ничего не разузнав о ее родне, буквально после нескольких встреч? Отец и брат Эдварда Ферфакса умирают очень вовремя, а супруге удается стабильно помешаться. Он приезжает в Англию с женой, которую держит под запором, так, что никто не знает о ней, и с дочкой своей французской любовницы. Жена бегает по ночам по дому и поджигает людей в постели, а также бросается на брата с ножом, но когда того требует апогей драматизма, послушно самоубивается с крыши. А еще Джен, умирающая от голода (а смысл брать с собой деньги, если уходишь из дома?) после бегства из Торнфильда, попадает в гости, конечно, к своим неизвестным родственникам, конечно, получает наследство, конечно, обретает семью, конечно, ей делает предложение молодой красивый кузен, конечно, в конце концов, она даже вновь находит Рочестера… благодаря мистическому гласу свыше, раздавшемуся в холмах.Череда нелепиц. Вопрос – почему мы все это до сих пор читаем?А вот почему. Роман написан отчасти на приеме ломки романтических стереотипов — в части изображения характеров, но зато в сюжетной линии он используется автором зачастую как бог из машины, потому иначе вязкую жизнь героев и с места не сдвинешь. К примеру, первое появление Рочестера обставлено по законам жанра: сперва о нем говорят, чтобы разбудить любопытство, а затем он сам является героине — ночью, в поле, на вороном коне, в развевающемся плаще, при лунном свете, сопровождаемый собакой, которая как две капли воды похожа на зверодух английских легенд… (кстати, я упрямо предпочитаю перевод, где собаку зовут Пилотом. Тот, где пса кличут Лоцман, начисто лишен для меня текстового очарования). Правда, красиво? Очень люблю этот момент. Еще больше люблю следующий, когда лошадь наворачивается на льду, больно роняет всадника, и всадник начинает выражаться отнюдь не романтично и не галантно. Почему люблю? Потому что истинная психологическая правда, и правдой остается и посейчас. В этом и мастерство Бронте — в самые невероятные коллизии сюжета она привносит такую психологическую достоверность, что миришься с небывалым и говоришь «может быть». А вам кажется вполне естественным, что романтический всадник падает с лошади и некультурно выражается? Это вам сейчас так кажется, а в 1847 это таки было новаторство. Роман — под плед и простуду, роман к дождливому воскресенью, роман без грубых сцен, но с сильными чувствами – люди в нем живут, страдают, умирают если не с чисто английской сдержанностью, воспитанной веком пуританизма, то в чисто английском стиле – и только заглавная пара героев, Джен и Рочестер, выделяются из этого ровного поля лиц. Я не припомню другого романа того периода, где бы главная героиня обладала настолько «мужским» с точки зрения общества умом, решительностью, страстностью, цельностью. Джен, некрасивая, бедная, маленькая ростом, каждым днем своей жизни доказывает себе и окружающим, что она – такой же человек с чувством собственного достоинства, как и все остальные. Несмотря на то, что женщина. О, этот факт теперь не требует доказательств, но где еще, в каком романе того периода героиня изображена не как милое приложение к герою, где ее поступки не диктуются исключительно его поступками? Сразу и не вспомнишь. Джен, несмотря на противодействие обстоятельств и неблагоприятные исходные условия, пытается управлять своей жизнью сама – отчасти потому, что она сирота, и у нее попросту нет иного выбора. Странно, что как только она обретает богатого покровителя – с этого момента и начинаются ее жизненные проблемы. Именно письмо ее богатого дяди расстроило их первую свадьбу с Рочестером… да-да, конечно, с точки зрения морали это было к лучшему, но вот с точки зрения перенесенной боли… Она не декларирует бытовое равенство между мужчиной и женщиной, она идет глубже, говоря о том, что и природа чувств у них одна и та же. Опять-таки, мысль, теперь не требующая доказательств… или требующая?

«Напрасно утверждают, что человек должен довольствоваться спокойной жизнью: ему необходима жизнь деятельная; и он создает ее, если она не дана ему судьбой. Миллионы людей обречены на еще более однообразное существование, чем то, которое выпало на мою долю, — и миллионы безмолвно против него бунтуют. Никто не знает, сколько мятежей — помимо политических — зреет в недрах обыденной жизни. Предполагается, что женщине присуще спокойствие; но женщины испытывают то же, что и мужчины; у них та же потребность проявлять свои способности и искать для себя поле деятельности, как и у их собратьев мужчин; вынужденные жить под суровым гнетом традиций, в косной среде, они страдают совершенно так же, как страдали бы на их месте мужчины. И когда привилегированный пол утверждает, что призвание женщины только печь пудинги да вязать чулки, играть на рояле да вышивать сумочки, то это слишком ограниченное суждение. Неразумно порицать их или смеяться над ними, если они хотят делать нечто большее и учиться большему, чем то, к чему обычай принуждает их пол.»

Эдвард Ферфакс Рочестер, этот романтический герой — существо довольно таки странное для романтического героя: в пару Джен, он некрасив, но обладает проницательным умом, чувством юмора, сильным характером. Сцены, которые разыгрываются между ними, невыразимо симпатичны, человечны, теплы. Страница за страницей видно, как они привязываются друг к другу, и это соучастие читателя дорогого стоит.

Учитывая, что почти все, описанное в книге, действительно подпадает под «автобиографию» Шарлотты Бронте (и отвратительная школа, и ранняя утрата матери, и отец-священник, и смерть сестер из-за плохих условий обучения, и работа гувернанткой, и мечты о собственной школе), так и хочется предположить, что этот абсолютно реальный, обаятельный, колючий персонаж отображает кого-то из ее знакомых… не мужа, конечно, нет. Кого? Хозяина дома, где она работала, но их мимолетное знакомство в реальности превратилось только в лирическую историю Джен на бумаге? На это нет ответа. Но чей-то смутный образ, достаточно детально выписанный, проступает за страницами романа, как карандашный набросок под рукою Джен:

«Оставались еще глаза. Я нарочно приберегла их под конец, так как они требовали особой тщательности исполнения. Я нарисовала их большими, придав им красивую форму, а ресницы сделала длинными и темными, зрачок крупным и блестящим. «Хорошо, но еще не совсем то, что нужно, — сказала я себе, рассматривая свою работу. — Надо придать глазам больше силы и выразительности». Я навела тени резче, чтобы оттенить их блеск; два-три удачных штриха помогли мне достичь моей цели. И вот передо мной было лицо друга, — так не все ли мне равно, что эти молодые особы повертываются ко мне спиной? Я смотрела на портрет и радовалась его сходству с оригиналом. Я была целиком поглощена рисунком и испытывала большое удовлетворение.— Это что — портрет вашего знакомого? — спросила Элиза, которая подошла ко мне незамеченной. Я ответила, что нет, — это просто так, моя фантазия, и поспешила заложить рисунок среди других листов бумаги.

Я, конечно, солгала: это было на самом деле очень похожее изображение мистера Рочестера. Но какое это имело значение для нее или для кого-нибудь еще, кроме меня самой?»<\p><\p>

Возможно, кроме манифеста равенства чувств, этот роман еще и безмолвное объяснение в любви, оставшейся тайной для всех, кроме самого автора…И вот что самое странное: в жизни каждой женщины случается «момент Джейн Эйр». Скромная книга с довольно бедным сюжетом о скромной викторианской барышне оказалась такой же сокровищницей женского чувства, какой у нас принято считать образ Татьяны Лариной. Кто в жизни прошел мимо неразделенной любви? Или, напротив, разделения сословными предрассудками – они есть и теперь, только иначе выражены? Кого не пытались унизить красивые и гордые сверстницы? Кто не был одинок, пусть и не так всеобъемлюще? Кто хоть раз в жизни не повторял вслед за Джен, глядя в любимые глаза: «не сотвори себе кумира из творенья Божьего»? И кому не приходилось погружаться во тьму отчаяния, из которого она выходила словами псалма:

«Не уходи от меня, ибо горе близко и помочь мне некому».
О, оно было близко! И так как я не просила небо отвратить его, не сложила рук, не преклонила колен, не открыла уст, оно обрушилось на меня; могучий, полноводный поток захлестнул меня со страшной силой. Горькое сознание утраченной жизни, моя разбитая любовь, мои погибшие надежды, моя поверженная вера — все это хлынуло на меня мощной темной массой. Этот страшный чае не поддается описанию. Поистине «все воды твои и волны твои пронеслись надо мной».

Читайте также:  Опасна ли месть для самого мстителя?

И даже тот голос в холмах, в решительный час позвавший ее обратно к любимому, оставшемуся в немощи без сил, даже этот голос – разве не случалось слышать его, пусть без слов, но прямым ударом в сердце?И ласка любимого человека, проливающаяся дождем, который пьешь, но все мало, как воды пересохшей почве:

«Эта девушка с сияющим личиком, румяными щеками и розовым ртом, с шелковистыми каштановыми волосами и карими глазами? (У меня зеленые глаза, читатель, но вы уж извините его за ошибку. Для него они сегодня имели другой цвет.)»

Источник: https://bojkot.livejournal.com/251902.html

Шарлотта Бронте “Джен Эйр” (1847)

Здравствуйте.

Будет дурно с моей стороны говорить плохо о такой книге как “Джен Эйр” Шарлотты Бронте. Плохо по той причине, что книга пользуется неизменной популярностью у каждого поколения читателей. А таких поколений, с момента написания книги, минуло довольно много. Всем всё понравилось, редко находились хулители.

Поэтому иной раз лучше промолчать, чем выразить своё мнение. Но надо быть верным принципу до конца, чтобы книга не осела безликим творением на задворках памяти – нужно подумать, да изложить свою точку зрения. Я не призываю дискутировать и что-то оспаривать. Всё тут – сугубо моё мнение. Возможно, ошибочное.

Но моё мнение останется при мне.

Начну с того, что я не поверил автору. Да, детские годы и взросление просто превосходны, отражение жестокой реальности женщин того времени – тоже, в остальном же поразил неправдоподобный вымысел. Какой бы не была жизнь, но Бронте не могла почерпнуть из неё сюжет “Джен Эйр”.

Обратите внимание

Автор знал многое о социальных школах-интернатах, даже был в курсе работы гувернантки, остальное можно отнести к неокрепшим девичьим мечтаниям бурной мысленной юности, спрятанной за кипами книг и думами о любом принце, пускай даже слепом и калеке… главное, чтобы был свой и не слишком притязательным.

У принцев на белом коне, знаете ли, кроме белого коня есть непомерный гонор и вагон требований к избраннице.

Повествование напоминает манеру изложения Чарльза Диккенса в том плане, что начало весьма недурственное, но чем дальше, тем больше криво нарубленных дров. Автор где-то теряется, не знает как лучше развить сюжет. От всего это начинает страдать читатель. Но стоит ли об этом говорить – не мне судить о таком высоком способе написания книг.

Шарлотта Бронте показывает тяжесть жизни сирот в детском доме. Героиня книги – всеми обиженная и лишённая всего заслуженного. Счастья в её жизни не ждите – его не будет. Автор старается давить слезу на протяжении всей книги. Как ещё от тифа не умерла, когда умирали все вокруг.

От жестокости и тупоумия преподавателей хотелось зарыться под землю, да бесконечно жалеть всех воспитанниц с такой непростой судьбой. Заключённые и те питались лучше, каторжники и те имели более приятные условия для труда. Через всю книгу проходит мысль о бессмысленности человеческого существования.

Расходный материал, что нужен только для удовлетворения желаний избранных. Безропотное создание, всегда на грани оказаться на улице за любой проступок. Преданное кастрированное существо, не имеющее права задуматься о личной жизни. Да, так было. Да, так есть где-то и сейчас.

Быт описан прекрасно, об этом я уже говорил.

Активно пропагандируется Библия. Кажется, христианство – идеальная религия для унижения человека, воспитывающее его в рамках лучшей жизни после смерти. Героине от этого проще переносить страдания и лишения.

Как первые христиане, желавшие умереть более жестокой смертью за блаженство в раю, так и люди много позже – живут и слушают напутствия пастырей церкви.

Важно

Христос страдал за тебя – значит должен страдать и ты… поражающая своей нелепостью формула.

Элемент психиатрической мистики способен только позабавить. Хозяину героини можно только посочувствовать. Каждая семья хранит свои тайны – от этого никуда не деться.

Обязательно нужно иметь любые неприятности, иначе тебя ждут неприятности похуже – самая главная заповедь фаталистов. Героиня не наделена качествами Карла Густава Юнга, она скорее оптимист, но и это не просматривается.

В книге мешает изрядная доля розовых переживаний, приторных пережёвываний, потока сознания и постоянных обращений автора к читателю.

На этом я заканчиваю своё письмо. С нетерпением жду ответ.

Дополнительные метки: бронте джен эйр критика, бронте джен эйр анализ, бронте джен эйр отзывы, бронте джен эйр рецензия, бронте джен эйр книга, Charlotte Brontë, Jane Eyre

Данное произведение вы можете приобрести в следующих интернет-магазинах:
Лабиринт | ЛитРес | Ozon | My-shop

Это тоже может вас заинтересовать:
– Учитель
– Шерли
– Городок
– “Жизнь и приключения Николаса Никльби” и “Оливера Твиста” Чарльза Диккенса
– “Овод” Этили Войнич
– “Дженни Герхардт” Теодора Драйзера
– “Камера обскура” Владимира Набокова
– “В сердце страны” Джона Кутзее

Источник: http://trounin.ru/bronte47/

Джен Эйр, история создания — фанфик по фэндому «Бронте Шарлотта «Джейн Эйр»»

      
      История восторжествовавшей добродетели, или поучительный сказ о том, как на ёлку влезть и ладони не ободрать       N.

B! Автор особенно рад приветствовать читателя, свободно ориентирующегося в тексте и реалиях романа «Джен Эйр»!

«Лучше сделать и каяться, чем не сделать и маяться»       Тонкое наблюдение из жизни «…Два счастья, затея пустая»       Б.

Окуджава «Судьба и за печкой найдёт…»       Пословица Барин её как увидел, так сразу умом и поехал: «Или женюсь,- говорит,или в мраморе изваяю».       «Формула любви» Кошка священника – глупая кошка…

      Детская игра

Аннотация – краткое рекомендательное изложение

      «Жила-была некогда в Англии весьма рассудительная девица по фамилии Эйр. Её все так и называли: «мисс Эйр». Однажды встретила мисс Эйр на безлюдной дороге принца – чистопородный аристократ, вопреки сложившемуся мнению, прямо там, на дороге и валялся. Принц оказался не промах, с характером, и быстро взял за правило называть мисс Эйр по имени: подкрадётся бывало со спины, и с придыханием так: «Джен, Дженет!» А затем пробило двенадцать, карета превратилась в тыкву, мисс Эйр, следуя закону жанра сбежала, но хрустальной туфельки не оставила. Эдвард Рочестер только и успел крикнуть ей вдогонку: «Джен, любимая, что ж вы наше счастье-то переехали!».       Прошел год, блудная Золушка вернулась, и жили они долго и счастливо».       С признанным гением и мастером пера не поспоришь: если Шарлотта Бронте написала, что эти двое были впредь безоблачно счастливы, так тому и быть. Шарлотте Бронте лучше знать, о чём написано в её автобиографическом романе с небольшими купюрами, который вошёл в золотой фонд мировой литературы как история о всепобеждающей любви, о непреодолимом чувстве долга и о чём-то там ещё.       История гувернантки, наделённой всеми возможными добродетелями сразу. История благородной, чистой, гордой, смелой девушки, которой для полного соответствия не хватало только пионерского галстука и барабана. История, которая мало кому была бы интересна, не будь там неистовой страсти, великолепного чувства юмора, такой очаровывающей пылкости и,конечно, такой безусловной, покоряющей любви. Проще говоря, кому была бы нужна Джен Эйр со всеми её добродетелями, не будь там Эдварда Рочестера.       История бедной, но гордой девушки, которая жила в скромной башне из слоновой кости и выходить оттуда нипочём не хотела. Разве что впустила туда своего принца, по большой любви и о-о-очень большому одолжению. Правда, взамен потребовала от него принести в жертву их великой любви зрение и руку, чтобы ни у кого в дальнейшем не возникало сомнения по поводу того, кто в этой семье носит брюки. Чуть позже один глаз своему принцу вернула: убедившись, что хребет у него перебит вполне надёжно, расщедрилась и решила быть добренькой оптом: глаз вернула и наследника родила.       И после этого, как утверждает автор и признанный гений художественного слова Шарлотта Бронте, эти двое были окончательно и бесповоротно счастливы.

История создания романа «Джен Эйр»<\p>       История создания романа «Джен Эйр» проста: однажды молоденькая гувернантка выбралась из тихого захолустья на свет божий и поехала в Брюссель, преподавать в частном женском пансионе.

И в этом пансионе нарвалась на бледно-смуглого, носатого, жгучего брюнета с ужасным нравом – профессора зельеварения, тьфу ты, профессора риторики и литературы Константина Эже. И молодая впечатлительная преподавательница влюбилась в него со всей страстью и жаром, со всей свойственной ей рассудительностью и конструктивной натурой в придачу.

      Профессор риторики и литературы был намного старше Шарлотты, у него была жена-мегера, и как результат отсутствия чувства меры – полдесятка разнокалиберных чад. Наверное, поэтому биографы Шарлотты Бронте пишут об этом периоде её жизни исключительно шёпотом: «Это была возвышенная любовь, больше похожая на дружбу».

Совет

Константин Эже, знаете ли, за глупую девичью влюблённость принял чувство глубокого, исключительно дружеского восхищения, и вообще, этот казус был из разряда: «сама придумала, сама поверила».

      Что-что, а придумывать Шарлотта Бронте с детства была мастерица, и поэтому в историю с нелепой девической влюблённостью поверила не только она сама, но и мадам Эже, которая и закатила на ровном месте дикий скандал с битьём посуды.

Возможно, что мадам Эже застукала супруга и выдумщицу-англичанку за неким невинным развлечением совершенно дружеского свойства или услышала, как супруг зовёт эту девицу в неведомые края, чтобы там стать счастьем друг для друга.       Почему бы нет.

      Если у человека пятеро детей, настойчиво напрашивается вывод: или ему скучно, или он не в состоянии вовремя остановиться, что бы там ни утверждали биографы и жизнеописатели.

Иначе с чего бы вдруг мадам Эже пришла в голову мысль громко скандалить и выкидывать молоденькую девушку на улицу в темпе чечётки? Не иначе с того, что супруг увлёкся не на шутку, и мадам Эже понимала, что ещё немного – и не помогут даже пятеро детей оптом.

      Шарлотта громко хлопнула дверью, вернувшись домой, засела с горя за рабочий стол, и мадам Эже досталось по полной, только в романе её звали Берта Мэйсон. От тоски и разбитого сердца неискушённая девица спасалась домыслами и фантазиями в письменном виде и чисткой картошки для вдохновения.

Эти средства помогали слабо, а если предположить, что Константин Эже хотя бы вполовину соответствовал описанию Эдварда Рочестера, то неравнодушный читатель может только посочувствовать принципиальной гувернантке с пионерскими принципами.

      Истосковавшись и нарыдавшись долгими ночами в подушку, Шарлотта Бронте недрогнувшей рукой дарит своей героине счастливый финал, в котором присутствуют обретённые вдруг родственники, крупное наследство и кузен Риверс – красавец с мощными пылевыми завихрениями в умной блондинистой голове. И конечно, Эдвард Фейрфакс Рочестер, закрученный, дабы не трепыхался без команды, солидным морским узлом.

Обратите внимание

Кузен со своими завихрениями и претензиями прямым ходом отправился в Индию, а умница Джен замуж. Не хватало разве что звёздной пыли, для авантажу. Присыпать неоспоримое счастье сверху – чтоб блестело.       Но злодейка-судьба только ухмылялась, глядя на эти жалкие потуги, и под венец с персонажем, весьма похожим на кузена Риверса, пошла сама Шарлотта Бронте.

Артур Белл Николлс сделал её настолько счастливой женщиной и женой, как утверждают всё те же биографические источники и жизнеописания, что бывшая девица Бронте предпочла как можно скорее умереть в родном английском климате, изрядно сэкономив на поездке в Индию. И как утверждают всё те же источники, Шарлотта до конца жизни писала письма своему горячо любимому Константину.

      Жизнь подвела черту под историей несгибаемой гувернантки, и можно смело утверждать, что такой естественный финал и уложил Шарлотту Бронте в фамильный склеп в Хауорте. Вот что с людями делает задушенная на корню любовь, а вовсе не хрупкое здоровье.

Читайте также:  Образ мистера домби в романе чарльза диккенса «домби и сын»

       «Джен Эйр» – не просто автобиография, в которую вложен весь жар души, это качественная попытка сделать хорошую мину при плохой игре, и ещё это очень смелая попытка объехать судьбу на кривой. Не могу припомнить, чтобы кому-нибудь ещё из литературных гениев слова посчастливилось с таким блеском и мастерством кусать локти на потребу почтеннейшей публике.

      Джен делает тот же незамысловатый, автобиографически точный – не сделать и маяться – выбор, и в тепличных условиях, щедро сдобренных исключительно воображением автора, взращивает то самое ослепительное счастье. Счастье, которое было отмерено для автора и персонажа, одним аршином на двоих. А доверчивый читатель имеет удовольствие читать роман, который чрезвычайно напоминает путешествие по Перу: сначала восхитительный пейзаж-пейзаж-пейзаж, и вдруг обрыв – мутный, глубокий и заканчивающийся, предположительно, где-то у центра Земли. И ниточкой над ним игрушечный мостик на честном слове – дорожка к незыблемому счастью, обязательно заверенному штампом в паспорте.       Дочка священника, выросшая в глуши и питавшаяся всю жизнь по большей части собственным, хорошо развитым от природы воображением, искренне верила в такую, самую правильную и незыблемую форму счастья. Иезуитская мораль тех прелестных, давно ушедших лет, державшая общество в ежовых рукавицах буквой «зю», поверьте, никак не влияет на ход и развитие сюжета в романе. Будь Джен современницей века нанотехнологий, она всё равно бы ушла в ночь, без штампа в паспорте не согласилась бы и, конечно, не допустила бы никаких экспериментов в области совместного проживания ни за какие коврижки.       Вот в чём прелесть литературных персонажей, за руку приведённых авторами в наш суматошный мир, – они не поддаются изменениям ни при каких обстоятельствах.

«Пересказывать известные истории – занятие хлопотное, всё равно, что брать палку, и целеустремлённо тыкать в большую бочку для перемешивания шоколада, а то, что извлечёшь, будет выглядеть как какой-нибудь Август Глуп и пахнуть соответственно…»
      Цитатник.

      Первые десять глав романа поведают читателю о грустном детстве, становлении характера крошки Джен и вполне сойдут за предисловие к основной сюжетной линии.       Жила-была жестоко обиженная судьбой сиротка, которая на протяжении первых десяти глав то и дело смело и скромно сетовала на свою незадавшуюся судьбу. Её кузен и кузины с тёткой-тираншей во главе были, конечно, не сахар, но если вспомнить о детском труде от зари до темна, о работных домах и прочих ужасах эпохи развитого до безобразия капитализма первой половины девятнадцатого века в Англии, то понимаешь, что сиротке ещё очень и очень повезло. А когда хрупкая деточка с глазиками, лихо отпинав своего кузена кричит: «Почему он мне хозяин? Разве я служанка?» – поневоле начинаешь сочувствовать тому, ещё неизвестному джентльмену, которому доведётся выступить в этой незавидной роли в дальнейшем.       Далее следует Ловуд, по мановению руки превращённый из грязной дыры в полезное многоуважаемое заведение, и приезд юной, милой и скромной гувернантки в старинную усадьбу под названием Торнфилд-Холл.       Рассказчик, каких поискать, Шарлота Бронте самым тщательным образом готовит почву повествования для судьбоносной встречи в час «Икс» на обледенелой дороге. Околдованному читателю даже в голову не приходит непредвзято взглянуть на главную героиню и рассмотреть её пристально – столь велико обаяние этого образа. Вот она, девушка родом из дальнего захолустья, вышагивает под луной по пустынной дороге: голова у неё в облаках, а ноги по колено в землю ушли. Она очень умна, она всё на свете знает, у неё куча предрассудков и ответы на любой вопрос в ассортименте. С её характером легко полки в атаку посылать. У неё дьявольская гордыня, искусно зажатая жизненными обстоятельствами. «Многознание уму не научает» – не её девиз вовсе. Лучший друг и прибежище в любой беде для неё – воображение. Махровая фантазёрка, и при этом абсолютно не верит в счастье, и что ни час ждет от судьбы подвоха. Она, пожалуй, добра. Жизнь воспринимает исключительно на глаз, трава для неё зелёная, небо голубое, вода мокрая, а дважды два – четыре. Главное слово в жизни – благопристойность. И конечно, каждого встречного эта особа мерит строго по себе.       А что остаётся делать, если в голове одни пейзажи и куча всяко-разных знаний, приобретённых исключительно методом чтения? Жизненный опыт и умение должным образом применить собственные знания для этой неофитки от образования понятия абстрактные, а о том, что собой представляют живые люди, она может только догадываться. У неё пытливый, проницательный глаз художника, который без промаха бьёт «дичь» и доставляет своей хозяйке чёткие, красочные впечатления. А хозяйка рассматривает их по очереди, на каждое в отдельности навешивает ярлычки и складывает на полку. Достанет по необходимости «закат солнца в тихий февральский день», или «ставень, хлопавший на ветру в полночь», или «рыжие усы молочника», потрёт об рукав, сдует пыль и садится увлечённо рисовать какой-нибудь волшебный замок или свой очередной заход в астрал.       С внешним видом своей героини Шарлотта Бронте намудрила и бесповоротно ввела читателя в заблуждение. Джен видит в зеркале дурнушку и не позволяет читателю ни на минуту об этом забыть. А всё только потому, что автора угораздило родиться в эпоху всеобщего восхищения пышными формами, и на предмет собственного теловычитания Шарлотта Бронте комплексовала ужасно, всю сознательную жизнь. Поела бы она «Гербалайф» банками, интересно, что сказала бы тогда.       А если к изящному от природы телосложению добавить незаурядный характер, к характеру – ясный проницательный взгляд, ямочки на щеках и великолепные волосы, то можно не сомневаться – Джен дурнушкой ни разу не была, как, собственно и Шарлотта Бронте. Начитавшись в глубоком детстве сказок о страшненькой гувернантке, я почувствовала себя жестоко обманутой, когда увидела портрет Шарлотты – карандашный набросок её сестры Эмили. Недаром Рочестер с первого взгляда прозвал Джен эльфом, а где вы видели страшненьких эльфов, скажите, будьте так добры.       Вот такая получилась история про любовь, почти что сказка.       Попал Иван-Царевич под лошадь, ударился о землю копчиком, потянул связки на ноге, влюбился с первого шага в обнимку – и всё это за какие-то десять минут по местному времени. А скромная серенькая лягушонка поправила на умной голове увесистую корону и поскакала себе дальше. И в целом сказка закончилась хорошо, если не принимать в расчёт тот факт, что царевной лягушка так и не стала, с каким бы пылом Царевич её ни целовал. Он попробовал на свой страх и риск бросить лягушачью шкурку в огонь, но получил такого безжалостного пинка по всем чувствительным местам сразу, что охота превращать лягушек в принцесс у него отпала навсегда.       Почему Джен ушла, бросив Рочестера на произвол судьбы? Ответ до смешного прост – потому что была законченной ханжой и моралисткой. Правда, очень обаятельной ханжой и моралисткой, да ещё с неистребимой склонностью в самый ответственный момент цитировать Святое Писание и прикрывать собственную душевную скудность стройными цитатами из Евангелия и фантасмагорическими зарисовками на заданную тему: «Дочь моя, беги искушения», «Мать моя, обещаю!»       Рочестер, когда дошёл до белого каления, сказал ей об этом напрямик. Ему ли было не знать, как облупленную, свою солнечную девочку с ямочками на щеках? Своего бледного маленького эльфа? Свою Паутинку? Рочестер видел своего эльфа насквозь и прекрасно понимал, какие фиалки произрастают на этой, скромно и гладко причёсанной инфантильной голове. Да только поделать с собой ничего не мог, как всегда и случается в историях о великой любви на все времена, рассказанных от первого лица. В историях, где девичьи мечты разбиваются в прах. Причём девицы разбивают их собственными руками и с упорством носорога, таранящего железный забор.

История любви плебейки и сеньора

«Мир переполнен подобными историями под завязку. Куда ни посмотри, в какое место ни ткни пальцем, – всюду и повсеместно, какой-нибудь сеньор лезет на стенку от выдумок какой-нибудь плебейки. А без этого ему жизнь, видите ли, не в радость».
       Цитатник (Та самая сказка, в которой плебейка вышла замуж за сеньора)

      Итак, жил-был сеньор. Внешности он был весьма спорной, но, как утверждает Шарлотта Бронте, упорно обмусоливая внешние стати и внутренние совершенства Константина Эже в каждом своём романе: «Внешность не главное, вся соль в характере и натуре». Итак, жила-была плебейка – скромная серенькая уточка, которая всё плавала и плавала в стремительно замерзающей полынье, а лиса подкрадывалась по крепнущему льду всё ближе и ближе. И подкралась, на свою голову, ибо серая уточка была из таковских, какие, шутя, застрянут у любой лисы поперёк организма.       Помещая эти два характера в прилагаемые обстоятельства, автор волшебно преображает известный всем и каждому, затасканный до дыр сюжет о юной неискушённой особе в услужении у темпераментного патрона. Ну, во-первых, героиня – дурнушка. Или считается таковой, поскольку не имеет в наличии алого ротика сердечком, изумрудных глаз с ресницами-опахалами, надменных точёных скул, роскошных бёдер и груди четвёртого размера. Вот такой «некомплект»; героиня то и дело тычет в нос каждому встречному свою некрасивость и, похоже, просто напрашивается на комплименты, ибо характер и норов с блестящим успехом компенсируют ей нехватку ротика, скул, бёдер и даже четвёртого размера груди.       Во-вторых, герой – не герой, а просто загляденье…       ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.        <\p>

Источник: https://ficbook.net/readfic/1612685/4528331?show_comments=1

Джейн Эйр

  •  Shishkodryomov
    17 октября 2013 г., 09:16

    Творчество сестер Бронте внесло заметный вклад в английскую литературу и конкретно мою жизнь. Прародительница женского феминизма Шарлотта Бронте, которая на деле является всего-навсего женщиной-логиком, насмешила бы современных профессиональных сук. Хотя в книге четко отслеживаются моменты, которые, согласно эпохе, отнесли к неприличным.

    В фильме ничего этого разумеется нет. В нем нет даже хорошей игры актеров. Сами актеры подобраны отвратительно, бедная Миа Васиковска тащит весь фильм на своих хрупких плечах, но нелегкая это работа и такого бегемота не вытянуть.

    Упущен ряд ключевых моментов произведения, временами из-за желания втиснуть фильм в 120 минут, временами из-за убогости режиссера.

    Некоторые сцены приобрели сатирический характер, правда в зале кинотеатра таких понимающих было немного(смеялось несколько человек), так как это предполагает хорошее знание оригинала.

    В общем и целом фильм на двойку с Мией Васиковской, смотрите многосерийный фильм «Джейн Эйр» 1983 года.

    • 10мне нравится
    • в избранное
    • ссылка
  •  Anvanie
    17 февраля 2016 г., 11:08

    Не понимаю, почему так много отрицательных отзывов. Мне очень понравилось, несмотря на то, что я читала книгу и это была далеко не первая экранизация, которую я видела. Прекрасно зная сюжет, я смотрела и переживала.

    А если фильм порождает сильные эмоции — это ли не критерий того, что он удался? Смотрела, конечно, прежде всего из-за актерского состава — Майкл Фассбендер (хотелось увидеть его в чем-то более эстетически приятном, нежели «Стыд» и «Голод») и Миа Васиковска (мне знакома была по «Багровому пику»). Приятно и неожиданно было увидеть также и прекрасную Джуди Денч.

    Единственное, я сама себе испортила впечатление от одного из центральных романтических диалогов между главными героями. У меня включилось сильное чувство де жа вю. Интересно, у актрисы его не было? Итак:

    2011 — «Джейн Эйр» (Миа Васиковска с Майклом Фассбендером)

    — Вы вызываете у меня странные чувства. Словно нас с Вами связывает тонкая нить. Она тянется у меня откуда-то из груди. Я очень боюсь, что если Вы уедете, эта нить оборвется. Я начну изнутри истекать кровью. А Вы меня просто забудете.
    — Как?!

    (через еще несколько реплик — поцелуй)

    2015 — «Багровый пик» (Миа Васиковска с Томом Хиддлстоном)

    — Нас просто вынуждают уехать. Но я не могу Вас покинуть. Более того, мисс Кушинг, я думаю о Вас постоянно. Эти мысли не дают мне покоя. Я чувствую, что есть невидимая связь между Вашим сердцем и моим. И если попытаться разорвать ее расстоянием, мое сердце перестанет биться и я умру. А Вы забудете обо мне.
    — Никогда. Я никогда Вас не забуду.

    (поцелуй)

    9 из 10

    • 6мне нравится
    • в избранное
    • ссылка
  •  Asea_Aranion
    1 июня 2014 г., 17:24

  • Источник: https://www.movielib.ru/movie/278367/reviews

Ссылка на основную публикацию