Характеристика и образ светланы в поэме жуковского

Ответы@Mail.Ru: Характеристика Светланы! Жуковский В. А Характеристика. Образ

ГАЛИНА Высший разум (1545019) 1 год назад Главная героиня в балладе наделена лучшими чертами национального характера – верностью, чуткостью, кротостью, простотой. Она изображена открытой и сердечной, чистой, радующейся жизни. В Светлане сочетается внешняя красота с внутренней. Девушка – “милая”, “красавица”. Она молода, открыта для любви.

Целый год, не получая вестей от жениха, героиня верно ждет его. Она способна на глубокое чувство. Девушка грустит и тоскует в разлуке с любимым. Она эмоциональна, чиста, непосредственна и искренна.В награду за истинную веру, за кротость и терпение Бог спасает девушку. Светлана не погибает в разлуке с любимым, а обретает счастье на земле.

Светлана достойна счастья, потому что в ней

“душа – как ясный день…”

Елена Пугачёва Просветленный (25842) 5 лет назад
Светлана — героиня баллады, написанной, как и другая баллада Жуковского, «Людмила» , на тему «образцовой» баллады немецкого поэта Г. -А. Бюргера «Ленора» , — возвращение жениха-мертвеца за своей невестой и их путь к гробу. «Светлана» — попытка создания идеального национального характера, «русской души» , какой ее видел и понимал поэт. Отличительные черты этого характера-души — чистота, кротость, покорность Провидению, верность, нежность и светлая грусть. Для изображения своей героини поэт использовал фольклорные краски, стилизуя ее – в сентиментальном ключе — под девушку из народной песни или сказки. Лев Тимофеев фёдорович Знаток (498) 1 год назад Главная героиня в балладе наделена лучшими чертами национального характера – верностью, чуткостью, кротостью, простотой. Она изображена открытой и сердечной, чистой, радующейся жизни. В Светлане сочетается внешняя красота с внутренней. Девушка – “милая”, “красавица”. Она молода, открыта для любви. Целый год, не получая вестей от жениха, героиня верно ждет его. Она способна на глубокое чувство. Девушка грустит и тоскует в разлуке с любимым. Она эмоциональна, чиста, непосредственна и искренна.В награду за истинную веру, за кротость и терпение Бог спасает девушку. Светлана не погибает в разлуке с любимым, а обретает счастье на земле.

Светлана достойна счастья, потому что в ней

“душа – как ясный день…”

Никита Костин Знаток (340) 1 год назад Главная героиня в балладе наделена лучшими чертами национального характера – верностью, чуткостью, кротостью, простотой. Она изображена открытой и сердечной, чистой, радующейся жизни. В Светлане сочетается внешняя красота с внутренней. Девушка – “милая”, “красавица”. Она молода, открыта для любви. Целый год, не получая вестей от жениха, героиня верно ждет его. Она способна на глубокое чувство. Девушка грустит и тоскует в разлуке с любимым. Она эмоциональна, чиста, непосредственна и искренна.В награду за истинную веру, за кротость и терпение Бог спасает девушку. Светлана не погибает в разлуке с любимым, а обретает счастье на земле.

Светлана достойна счастья, потому что в ней

“душа – как ясный день…”

Физико-матем. Знаток (281) 5 месяцев назад Главная героиня в балладе наделена лучшими чертами национального характера – верностью, чуткостью, кротостью, простотой. Она изображена открытой и сердечной, чистой, радующейся жизни. В Светлане сочетается внешняя красота с внутренней. Девушка – “милая”, “красавица”. Она молода, открыта для любви. Целый год, не получая вестей от жениха, героиня верно ждет его. Она способна на глубокое чувство. Девушка грустит и тоскует в разлуке с любимым. Она эмоциональна, чиста, непосредственна и искренна.В награду за истинную веру, за кротость и терпение Бог спасает девушку. Светлана не погибает в разлуке с любимым, а обретает счастье на земле.

Светлана достойна счастья, потому что в ней

“душа – как ясный день…”

Olev Pevnev Ученик (138) 5 месяцев назад Главная героиня в балладе наделена лучшими чертами национального характера – верностью, чуткостью, кротостью, простотой. Она изображена открытой и сердечной, чистой, радующейся жизни. В Светлане сочетается внешняя красота с внутренней. Девушка – “милая”, “красавица”. Она молода, открыта для любви. Целый год, не получая вестей от жениха, героиня верно ждет его. Она способна на глубокое чувство. Девушка грустит и тоскует в разлуке с любимым. Она эмоциональна, чиста, непосредственна и искренна.В награду за истинную веру, за кротость и терпение Бог спасает девушку. Светлана не погибает в разлуке с любимым, а обретает счастье на земле.

Светлана достойна счастья, потому что в ней

“душа – как ясный день…”

Источник: https://otvet.mail.ru/question/97400649

Художественное своеобразие баллад В.А. Жуковского /“Людмила”, “Светлана”/

Основной
художественный конфликт баллады “Людмила”.
            “Людмила”
— первая поэма Жуковского, являющаяся великолепным образцом романтического
жанра. Баллада “Людмила” является образцом баллады начального периода
романтизма.

“Людмила” — вольный перевод баллады “Ленора” немецкого поэта
Бюргера. В своей версии этого произведения Жуковский придает ей большую степень
задумчивости и меланхолии, усиливает моралистический элемент, утверждает идею
смирения перед волей господней. Основная идея произведения носит христианский
характер.

Она заключается в словах матери Людмилы: “Рай — смиренным воздаянье,
ад — бунтующим сердцам”. В этих словах основная идея баллады. За отступление от
веры Людмила наказана. Вместо награды, вечного счастья её уделом стал ад.

Людмила
возроптала на Бога, поэтому и погибла, то есть героиня наказывается за
отступление от веры. Основной мотив “Людмилы” — мотив рока, неотвратимости
судьбы. На примере Людмилы автор показывает, что всякое сопротивление человека
уготованной ему судьбе бесполезно и бессмысленно.

            Самое
начало поэмы ясно доносит до читателя всю глубину чувств Людмилы, ожидающей
своего возлюбленного. Она мучится от неизвестности, ждет, надеется, не желает
верить в печальный исход событий.


                        Где ты, милый? Что с тобою?

                        С
чужеземною красою,

                        Знать,
в далекой стороне

                        Изменил,
неверный, мне;

                        Иль
безвременно могила

                        Светлый
взор твой угасила.

            Людмила предстает романтической
героиней, жизнь которой может быть счастливой только в том случае, если рядом
находится любимый человек. Без любви все моментально теряет свой смысл, жизнь
становится невозможной, и девушка начинает думать о смерти. Сама ее натура
восстает против жестокой и несправедливой судьбы, девушка решается роптать на
свою несчастливую долю, посылая протест небесам.

            Жених Людмилы приходит к ней с того
свеча, унося ее за собой. В поэме описано страшное мистическое путешествие
девушки вместе с мертвецом.

Обратите внимание

Постепенное нагнетание тревожной, страшной,
мистической обстановки позволяет читателю как нельзя более глубоко проникнуться
замыслом поэмы. Гибель Людмилы как бы предопределена с самого начала.

Она в
своем безрассудстве послала проклятие небесам, за что ей была ниспослана
гибель.

                        Что
же, что в очах Людмилы?..

                        Ах,
невеста, где твой милый?

                        Где
венчальный твой венец?

                        Дом
твой—гроб; жених—мертвец.

Роль пейзажных зарисовок.
Как
и в элегиях, в балладах важную роль играет пейзаж. Если в элегии пейзаж призван
настроить сознание читателя на нужный автору лад, подготовить сознание читателя,
то в балладе пейзаж принципиально иной; он призван описать сложный, неуловимый
переход, границу между двумя мирами. У Жуковского намечается оппозиция неба и
земли, верха и низа.
            Пейзаж
раскрывает странные мистические изменения, произошедшие в мире после полуночи.             В
балладе “Светлана” характерный романтический пейзаж – вечерний, ночной,
кладбищенский – сюжет, основанный на таинственном и страшном (такие сюжеты
любили немецкие романтики), романтические мотивы могил, оживающих мертвецов и
т.д. Всё это выглядит отчасти условным и книжным, но совсем не как книжное
воспринималось читателем.

             Интересна в балладе “Светлана”
и цветовая гамма. Белым цветом пронизан весь текст: это прежде всего снег,
образ которого возникает сразу же, с первых строк, снег, который снится
Светлане, вьюга над санями, метелица кругом.

Далее — это белый платок,
используемый во время гадания, стол, покрытый белой скатертью, белоснежная
голубка и даже снежное полотно, которым накрыт мертвец. Белый цвет
ассоциируется с именем героини: Светлана, светлая, “свет белый”.

У Жуковского
здесь белый цвет, несомненно, символ чистоты и непорочности.

            Второй контрастный цвет в балладе не
черный, а скорее темный: темно в зеркале, темна даль дороги, по которой мчатся
кони. Черный цвет страшной балладной ночи, ночи преступлений и наказаний, в
этой балладе смягчен, высветлен.

            Таким образом, белый снег, темная
ночь и яркие точки огоньков свечей или глаз — вот своеобразный романтический
фон в балладе “Светлана”.

Авторская позиция в балладе и способы
её выражения.
           
После
появления баллады 1811 года “Светлана”, Жуковский для многих читателей стал “певцом
Светланы”.

Баллада сделалась особо значимым фактом и его собственной жизни.

Он
не только помнит о Светлане, но и воспринимает о Светлане, но и воспринимает её
словно бы реально, посвящает ей стихи, ведет с ней дружеские, задушевные
беседы:

                                         
Милый друг, спокойна будь
                                         
Безопасен здесь твой путь:
                                         
Сердце твой хранитель!
                                          Всё судьбою в нём дано:
                                          Будет
здесь тебе оно
                                         
К счастью предводитель.                                    

В чем состоит своеобразие стиля
Жуковского?

Для Жуковского-романтика
становится характерным лиризм особого песенного типа, заметно расширивший
выразительные возможности русской лирики: разнообразная гамма настроений в
песне и романсе выражается более естественно, более свободно и разнообразно, не
подчиняясь строгой жанровой регламентации.


            Жуковский
проявил себя как художник, стремящийся воссоздать внутренний мир своего героя.
Так поэт передает душевные переживания Людмилы: тревогу и грусть по милому,
надежду на свидание, скорбь, отчаяние, радость, страх.

Образы и мотивы
дополняют романтический колорит произведения: ночь, мираж, привидения, саван,
могильные кресты, гроб, мертвец.

Важно

            Романтическому характеру баллады
соответствует ее язык. Жуковский часто использует лирико-эмоциональные эпитеты;
«милый друг», «безотрадная обитель», «прискорбные очи», «нежный друг».

Поэт
обращается к своему любимому эпитету «тихий»— «тихо едет», «тихая дубрава»,
«тихий хор».

Для баллады характерны вопросительно-восклицательные интонации:
«Близко ль, милый?», «А, Людмила?», рефрены: «Светит месяц, дол сребрится,
мертвый с девушкою мчится».

            Жуковский стремится придать своему
произведению народный колорит. Он использует просторечные слова и выражения —
«миновались», «ждет-пождет» и постоянные эпитеты: «борзый конь», «ветер буйный»,
использует традиционный сказочные выражения.

            В балладе «Светлана» Жуковский
предпринял попытку создать самостоятельное произведение, опирающееся в своем
сюжете на национальные обычаи русского народа. Он использовал древнее поверье о
гадании крестьянских девушек в ночь перед Крещением.
            Жуковский
обнаружил интерес к психологическому миру своих героев. В “Людмиле” и во всех
последующих произведениях психологическая обрисовка персонажей становится всё
более глубокой и тонкой. Поэт стремится воссоздать все перипетии переживаний
Людмилы: тревогу и грусть по милому, ожившие надежды на сладостное свидание и
неудержимую скорбь, отчаяние, недоумение и радость, сменяющиеся страхом и
смертным ужасом, когда любимый привозит её на кладбище, к собственной могиле.

Какими средствами достигается усиление
“русского колорита” в балладе “Светлана” / в сравнении с балладой “Людмила”/?
Какую роль в структуре баллады играют сцены гадания?
           
И
“Людмилу”, и многие другие балды Жуковский одевает в песенные, народные одежды.
В его сознании – э это сознание истинно романтического поэта – баллада не
только генетически восходит к фольклору, к народной поэзии, но и неотделима от
нее даже в своих современных, сугубо литературных формах.

            По
поводу баллады Жуковского “Людмила” и переложения того же стихотворения Бюргера,
выполненного Катениным, сразу же по выходе этих произведений в свет,
разгорелась острая дискуссия, в которой приняли участие Гнедич и Грибоедов.
Гнедич выступил в защиту “Людмилы” Жуковского, Грибоедов – на стороне Катенина.
Спор шел главным образом вокруг проблемы народности. И Катенину, и его
стороннику Грибоедову казалось, что Жуковский, вопреки оригиналу, заметно “олитературил”,
сделал мало народной свою баллады. В этом известная доля правды. “Ольга”
Катенина в сравнении с “Людмилой” Жуковского, выглядит грубее, проще, мене
литературной и, соотвественно, более близкой балладе Бюргера. Но и Жуковский не
вовсе пренебрег народным характером Бюргеровской “Леноры”. Он дал только свою
особенную версию народности, которая вполне согласовалась с элегическим настроением
его поэзии. Он старался уловить и передать народные ритмы, народную песенность
слога и интонаций – и он сознательно уклонялся от тех народных прединтонаций и
выражений, которые казались ему слишком грубыми и материальными. Жуковскому и
его поэзии несомненно была свойственна тяга к народности, но на его народности
всегда лежала печать мечтательности и идеальности.
     Баллада “Светлана” Жуковского, по
сравнению  с его же “Людмилой”, в большей
степени народна. Народные элементы в ней и более заметны, и более органичны.
Они отнюдь не сводятся только к ритмическому строю баллады, к его хореическому
народно-песенному стиху. В “Светлане” чувствуется общая атмосфера народности; в
ней черты народного быта, народные обряды, чуть стилизованные, но народные в
своей основе склад речи и форма выражения чувств. Ощущение атмосферы народности
возникает, уже с самых первых стихов:
            Раз
в крещенский вечерок             Девушки
гадали:
            За
ворота башмачок,
            Сняв
с ноги бросали;
            Снег
пололи; под окном
            Слушали;
кормили
            Счетным
курицу зерном;
            Ярый
воск топили;
            В
чашу с чистою водой
            Клали
перстень золотой,
            Серьги
изумрудны;
            Расстилали
белый плат
            И
над чашей пели в лад
            Песенки
подблюдны.

Читайте также:  Сочинение: почему иуда искариот предал христа?

            Связывая
эту балладу с русскими обычаями и поверьями, с фольклорной, песенно-сказочной
традицией, поэт избрал предметом её изображения гадания девушки  в крещенский вечер. Русская обстановка
подчеркивается здесь и такими реалиями, как светлица, метелица, санки, церковь,
поп.

Национально-народному колориту баллады содействует также следующая за
вступлением имитация подблюдных песен (“Кузнец, Скуй мне злат и нов венец”),
вкрапленные  на протяжении всей баллады
народно-просторечные слова (“вымолви словечко”, “вынь себе колечко”, “легохонько”,
“сулить”) и песенные выражение (“подруженька”, “красен свет”, “моя краса”, “радость”,
“свет моих очей”, “в ворота тесовы”).

Общее и различное в образах героинь / Людмила и Светлана/.В
отличие от Людмилы, Светлана не забывает о Боге. Оказавшись в избушке с
мертвецом, она молится перед иконой Спасителя, и к ней спускается
ангел-хранитель в образе голубя и спасает ее от притязаний мертвеца.
Людмила же возроптала на Бога, поэтому и погибла, то есть героиня наказывается
за отступление от веры.
            Вера
в Бога, повиновение судьбе, то есть Богу, его воле, или сопротивление ей –
главные темы баллад,  но вывод из всех
этих произведений следует один: человек — раб судьбы, и пытаться изменить,
воспротивиться судьбе абсолютно невозможно, потому что за сопротивление человек
понесет кару Бога.

Конфликт в балладе “Светлана”.
           
Сюжет
поэмы «Светлана» очень похож на поэму «Людмила». Но события в данной поэме
развиваются по-другому. В начале поэмы Жуковский показывает безутешную девушку,
которая долгое время ждет своего любимого. Она боится трагического исхода
событий и не может не думать о самом плохом.

                        Как могу, подружки, петь?

                        Милый друг далеко;

                        Мне
судьбина умереть

                        В грусти одинокой.

            В печали девушки как бы сходятся все
чувства, способные волновать юную и трепетную натуру. Она не может позволить
себе веселиться, не может ни на минуту забыть о своей печали. Но юность,
которой свойственны надежды на лучшее, ищет свой выход из создавшегося
положения.

И Светлана решает погадать, чтобы узнать свою судьбу и хоть на мгновенье
увидеть своего суженого.
            Настроение
девушки передано очень точно: ее романтическая натура ждет чуда, она надеется
на помощь сверхъестественных сил, способных показать ей дальнейшую судьбу. При
гадании Светлана незаметно засыпает.

Совет

И во сне она оказывается в той же
ситуации, которая была описана в поэме «Людмила».

            Несчастливым предзнаменованием
становится черный ворон, который предвещает печаль, сильная метель, которая
словно желает спрятать все вокруг под снегом. И на столь тревожном и страшном
фоне появляется хижина, в которой Светлана находит своего мертвого жениха. От
беды девушку спасает белый голубь, который символизирует все светлое и дарует
надежду на спасение.

Вероятно, голубь послан покорной девушке, полагающейся на
своего ангела-хранителя, как знак свыше   
            После
своего страшного сна Светлана просыпается одна в своей светлице. Девушке была
не только дарована жизнь, но и возможность быть счастливой: к ней возвращается
ее суженый.

Все мрачное, трагическое, страшное оказывается нереальным, оно
уходит в область сна:

                        Здесь несчастье — лживый сон;

                        Счастье—пробужденье.

Смысл сна Светланы и счастливой развязки. Образы-символы, их значение.Для героини баллады всё дурное оказывается сном, кончается с
пробуждением. Сказка – тот род сказки, которую представляет собой “Светлана”, –
является у Жуковского формой выражения веры в доброе. “Где не было чуда, вотще
там искать и счастливца”, – пишет Жуковский в стихотворении 1809 года “Счастие”.
            В
“Светлане” и в некоторых других балладах вера в доброе выступает у Жуковского
не только в сказочной, но и отчасти в религиозной форме, однако существо этой
веры не в одной религиозности, а еще больше в глубокой человечности Жуковского.
В конце балды “Светлана” звучат слова с несомненной религиозно-дидактической
окраской:
                            Вот
баллады толк моей:
                        “Лучший
друг нам в жизни сей
                        Вера
в провиденье.
                        Благ
зиждителя закон:
                        Здесь
несчастье – лживый сон;
                        Счастье
– пробужденье.”             Страшный
сон отнюдь не поэтическая шутка, не пародия на романтические ужасы. Поэт
напоминает читателю, что его жизнь на земле кратковременна, а настоящее и
вечное в загробном мире. В этих словах отражено и религиозное сознание
Жуковского, и его глубокий оптимизм, в основе которого – сильное желание добра
и радости для человека.

Источник: http://studyjourn.blogspot.com/2012/10/blog-post_5371.html

Символические образы в балладе В.А. Жуковского «Светлана»

Василию Андреевичу Жуковскому суждено было стать не только ярчайшим представителем мирового романтизма, но и основоположником русской баллады. Жанр, распространённый в европейской литературе, поэт обогатил национальными чертами, наполнил новыми неподражаемыми образами-символами. Чтобы убедиться в этом, достаточно перечитать балладу «Светлана».

Сюжет произведения, заимствованный у немецкого романтика Г. Бюргера, казалось бы, незамысловат.

Героиня, ожидающая жениха, гадает с подругами в «крещенский вечерок» — ей снится страшный сон, и, в конце концов, девушка просыпается.

Но обратите внимание, насколько удачно автор подбирает средства художественной изобразительности, продумывая каждую деталь. Немалую роль в балладе играют символические образы животных и природы.

Действие произведения начинается с гадания, которое, как известно, считается грехом. Садясь к зеркалу, Светлана уже ощущает напряжение, ей «страх туманит очи».  Обстановка сна, в который она потом погружается, тоже не предвещает ничего хорошего:  «На луне туманный круг… Снег валит клоками».

Ключевым предвестником страшной трагедии становится мрачный образ «черного врана», вьющегося над санями Светланы: «Ворон каркает: печаль!»  Я как читатель сочувствую героине — хочется ей помочь или просто поддержать, ведь атмосфера сна с каждой строкой становится всё более жуткой…

Но вот Светлана, девушка светлая и чистая, понимает, что совершила грех, и «в дверь с молитвою стучит». «Вера в провиденье», по мысли Жуковского, должна стать ключом к спасению героини.

Обратите внимание

Постепенно пейзаж меняется. Природа уже благосклонна к Светлане: «Все утихло… вьюги нет». Предугадать, что героиню ждет светлое пробуждение, мне помог образ белоснежного голубка, символизирующий надежду на спасение.

 Девушка просыпается —  на дворе прекрасная погода, к дому подъезжают сани, а в них – долгожданный «милый друг», живой и невредимый. Реальный мир у поэтов-романтиков почти никогда не становится источником радости.

Однако «Светлана» — исключение: здесь явь утешительнее сна.

Итак, практически все образы, которые В.А. Жуковский добавляет в свою балладу, носят символический характер и вместе составляют прекрасную картину. Они удачно дополняют друг друга, заставляя читателя глубже проникнуть в  содержание произведения, подумать о дальнейшей судьбе героини и постичь сокровенные мысли автора.

Автор сочинения — Олеся Чурюкина ©

Источник: http://bacenko.ru/gotovyie-sochineniya/simvolicheskie-obrazyi-v-ballade-v-a-zhukovskogo-svetlana/

Идейно-художественное своеобразие баллады В. А. Жуковского «Светлана»

Нигде оригинальность творческой личности В. А. Жуковского не выступает с такой яркой очевидностью, как в балладах. Именно его баллады способствовали исключительной популярности этого жанра в России.

Опираясь на сюжет баллады немецкого поэта Бюргера «Ленора», Жуковский создал два оригинальных произведения — баллады «Людмила» и «Светлана».

Не обнаружив в русском фольклоре сюжета о женихе-мертвеце (в Россию подобный сюжет проник сравнительно поздно), поэт нашел такие своеобразные явления, как русская обрядовая поэзия и святочные гадания, во время которых, согласно народным поверьям, невесте является ее будущий жених. Положив в основу «Светланы» сюжетную схему «Леноры», Жуковский значительно изменил ее, максимально приблизив к русскому фольклору.

Баллада «Светлана» начинается с описания русских народных гаданий. Русская обстановка подчеркивается здесь и такими реалиями, как светлица, санки, церковь, поп. Передаче национального колорита способствует само вступление:

Раз в крещенский вечерок  Девушки гадали: За ворота башмачок,

Сняв с ноги, бросали…

Автор, являясь большим знатоком русского фольклора, имитирует в балладе народные подблюдные песни, которые девушки пели во время святочных гаданий на блюдце: «Кузнец, // Скуй мне злат и нов венец, // Скуй кольцо златое». На протяжении всей баллады Жуковский использует народно-просторечные слова и выражения, такие, как «вымолви словечко», «легохонько», а также фразы из народных песен («подруженька», «красен свет», «моя краса»).

На этом фоне вырисовывается облик милой, простодушной и нравственно чистой Светланы.

Она изображена то молчаливо-грустной, тоскующей по безвестно исчезнувшему жениху, то пугливо-робкой, замирающей от страха во время гадания, то растерянно встревоженной, не знающей, что ее ждет: радость или горе. Образ Светланы считается первым в русской литературе художественно убедительным образом русской девушки.

Важно

Насыщение баллады элементами русского фольклора — важная, но не единственная особенность балладного творчества Жуковского, При наличии ярко выраженного реалистического вступления, национально-русского колорита и бытовых реалий определяющий пафос баллады, конечно, романтический.

Он проявляется в исключительности события, в редкой обаятельности редой героини, условном пейзаже,подчеркивающем необычность происходящего во времеи и пространстве: «Тускло светится луна // В сумрае тумана»; «Пусто все вокруг», «Вкруг метель и вьюга». Здесь налицо все традиционные приметы романтизма, вплоть до особенностей языка.

Тут и «черный вран», и «черный гроб», и «тайный мрак грядущих дней».

Поздним вечером героиня баллады Светлана, сидя перед зеркалом, мечтает о далеком суженом и незаметно засыпает. Во сне ей приходится пережить несколько страшных моментов. Она видит гроб, а в нем — своего жениха. Засыпающая девушка, тревожась о судьбе «милого друга», всматривается в зеркало, и перед ее глазами проходят и разбойничий притон, и «подменный» жених, который оказывается убийцей.

Однако, когда Светлана просыпается поутру, она видит за окном солнечный морозный пейзаж, слышит звенящий колокольчик, замечает, что во двор въезжают сани, а на крыльцо поднимается не мертвый, а живой жених Светланы. Так, все мрачное и фантастичное в балладе отнесено автором в область сна, а сюжет получает счастливую развязку.

Реальное в балладе Жуковский подменил мистификацией и придал всему впечатление фантастичности. Страшный сон героини — это не поэтическая шутка и не пародия на романтические ужасы. Поэт напоминает читателю, что жизнь на земле быстротечна.

Здесь же Жуковский выражает близкую ему идею предопределенности человеческой судьбы. В «Светлане» в меньшей степени, чем в «Людмиле», возникает идея о безрассудности и даже греховности ропота человека на свою судьбу, ибо любые горести и испытания ниспосланы ему свыше.

Поэт так формулирует основную идею баллады: «Лучший друг нам в жизни сей // Вера в провидение».

Читайте также:  Анализ стихотворения «альбатрос» шарля бодлера

И все же «Светлана» является самой светлой баладой Жуковского. Несмотря на то, что автор выступает здесь как поэт-романтик, уходящий от реальности жизни в мир мечтаний и фантастики, он утверждает торжество любви над смертью, а сам пафос произведения в целом радостный и оптимистичный.

Совет

В балладах Жуковского перед читателем впервые открылся поэтичный и исполненный глубокого драматизма мир народных легенд, поверий и сказаний.

Подобно своим западноевропейским собратьям по перу, русский поэт, в свою очередь, обнаружил нетронутые литературой пласты отечественной народной фантастики. Жуковский называл их общим термином «суеверия».

Он высоко ценил русскую народную фантастику, справедливо считая ее настоящим кладезем сюжетов и идей. Именно «суеверия» и явились почвой для создания русской национальной баллады.

Источник: http://5litra.ru/soch/982-ideyno-hudozhestvennoe-svoeobrazie-ballady-v-a-zhukovskogo-svetlana.html

Анализ стихотворения Жуковского Светлана

Анализ баллады В.А. Жуковского “Светлана”

Баллада “Светлана” была написана В.А. Жуковским в 1812 году по мотивам произведения “Леонора” Бюргера.

В балладе сильно проявляются фолклорные мотивы: гадания, приметы, обрядовые песни, мотивы народных сказок.

Сюжет “Светланы” очень похож на содержание “Людмилы”: главная героиня в канун крещения гадает о возлюбленном, о котором нет вестей.

Далее автор описывает мистическую ситуацию, в которой жених зовет Светлану на венчание в церковь. Героиня приезжает туда и чудом спасается от мертвеца, которые оказался ее любимым. Однако, этот ужасающий эпизод оказался лишь сном девушки. В конце баллады любящая пара играет свадьбу, а грозный мистический сон не имеет к их судьбе никакого значения.

Героиня имеет “говорящее” имя: душа Светланы чистая, она не ропщет на судьбу, не клянет высшие силы, а неустанно верит в любовь. Ее душа оказалась сильнее темных сил, и в награду она получает счастье.

Черты характера Светланы являются квинтессенцией лучших особенностей национального характера: силы, чистоты, верности, покорности, религиозности.<\p>

В балладе одерживают победу религиозность, доброта, скромность и вера.

Светлана стала одной из самых известных и любимых героинь русской литературы.

|

  • Вся мировая литература в сокращенном варианте

Анализ баллады Жуковского «Светлана». Сочетание романтизма и сентиментализма

February 13, 2014

Василий Жуковский является одним из первых русских поэтов, создавших понятные, простые и легкие для чтения произведения. До этого литераторы работали по принципу, чем сложнее – тем лучше.

Нам непросто оценить масштаб гениальности Василия Андреевича, ведь то, что для нас кажется вполне приемлемым и обычным, для современников поэта было удивительным.

В XIX веке все увлекались сентиментализмом, и Жуковский не был исключением, поэтому его творчество является сочетанием этого жанра и народного.

Попытка создания русской народной баллады

Анализ баллады Жуковского «Светлана» показывает, что за основу сюжета автор взял произведение немецкого поэта Бюргера.

Василий Андреевич всегда считал, что россиянам следует перенимать опыт у западных коллег, но переделывать свои работы в соответствии с народными обычаями и беря во внимание русский характер.

Обратите внимание

Учитывая особенности жанра, писатель обратился к миру сказок, легенд, фантастики и мистики.

Следует отметить, что на другие подобные произведения совершенно не похожа баллада Жуковского «Светлана». Содержание сначала нагоняет на читателя страх и ужас от происходящего, но вот конец радостный и счастливый. Главные герои остаются живы, их судьба замечательно складывается, тогда как в таких известных балладах, как «Людмила», «Лесной царь», ощущается драматизм.

Сюжетный анализ баллады Жуковского «Светлана»

Произведение начинается с приукрашенной автором картины гадания девушек на Святки. Василий Андреевич, чтобы сделать образ Светланы ярче, обратился к сентиментальной поэзии. Читатель видит девушку скромной, молчаливой, грустной.

Она скорбит, потому что разлучена с милым, но не жалуется на свою судьбу, а находит успокоение в молитвах. В образе этой девушки Жуковский хотел воплотить типичные черты, присущие русскому народу: религиозность, покорность судьбе, кротость.

Анализ баллады Жуковского «Светлана» показывает, что автор включил в свое произведение черты романтизма и сентиментализма. Сначала девушка сидит перед зеркалом, желая увидеть там своего суженого, затем засыпает. Во сне она встречается со своим женихом, следует за ним, но мужчина кажется каким-то необычным.

Только со временем читатель вместе со Светланой понимает, что это жених-мертвец. Когда девушка оказывается в избушке возле гроба, она своей молитвой отгоняет потусторонние силы, слетевший ей на грудь белый голубь является символом Духа Господня.

Смирение и покорность принесут спасение и вознаграждение – вот главная тема баллады Жуковского «Светлана».

Оптимистичный конец

Произведение написано в романтично-сентиментальном стиле. К романтике можно отнести мистический сон, в котором присутствует образ страшного жениха-мертвеца, зловещее карканье ворона, ночные скачки на конях, мертвенный свет луны, гроб в избушке, одинокая церквушка.

К сентиментализму относится образ подружек Светланы, гадание, свадьба. Чтобы подчеркнуть этот стиль, поэт использует существительные в уменьшительно-ласкательной форме. Анализ баллады Жуковского «Светлана» показывает, что это произведение оптимистичное.

Что бы ни случилось во сне, в реальной жизни все будет хорошо.

Анализ стихотворения Жуковского «Светлана»

Анализ стихотворения Жуковского «Светлана»

Среди оригинальных русских баллад наибольшую известность приобрела баллада Жуковского «Светлана».

«В балладе, — по словам Белинского, — поэт берет какое? нибудь фантастическое и народное предание или сам изобретает событие в этом роде.

Но в ней главное не событие, а ощущение, которое оно возбуждает, дума, на которую оно наводит читателя» «Светлана» — одна из лучших баллад Жуковского. В ней отразились народные предания, звучат народные песни.

Склад баллады, ее ритм, легкий и энергичный размер, музыкальность стиха — все напоминает песенные мотивы. Народна и лексика стихотворения.

Важно

В сцену гаданья поэт вводит такие слова и словосочетания, как «плат», «злат и нов венец», «песенки подблюдны», «вечерок». Белинский назвал это стихотворение «самым романтическим».

Действительно, метель, туманный круг луны, одинокий храм, черный гроб — все это создает романтический колорит сна Светланы.

Но мрачная фантастика баллады снимается поэтом. Жуковский идет по пути сказок, в которых не было мистики. Явление жениха? мертвеца в «Светлане» — всего лишь «лживый сон». Концовка баллады жизнерадостна.

По мысли Жуковского, человек создан для счастья: «О! Не знай сих страшных слов Ты, моя Светлана… Будь вся жизнь ее светла, Будь веселость, как была, Дней ее подруга». Баллада начинается с описания русских народных гаданий.

Поздним вечером, сидя перед зеркалом, Светлана мечтает о далеком суженом и незаметно засыпает.

Во сне ей приходится многое пережить. Просыпается Светлана уже поутру. За окном открывается солнечный морозный пейзаж, звенит колокольчик, сани останавливаются у ворот, на крыльцо поднимается статный гость — не мертвый, а живой жених Светланы.

Так все мрачное и фантастическое отнесено в область сна, и сюжет получает неожиданно счастливую развязку. В соответствии с подобным переосмыслением сюжета язык «Светланы» насыщен такими элементами романтического стиля, которые преследуют цель вызвать жуткое настроение у читателя.

Правда, в «Светлане» и «черный вран», предвещающий печаль, и «тайный мрак грядущих дней», и гроб, в котором Светлане чудится ее жених, но все эти «страхи» как бы умеряются и разбавляются непринужденностью словесных оборотов, позаимствованных из живой разговорной речи.

«Светлана» была закончена в тот самый год, когда вторжение Наполеона в Россию побудило миролюбивого автора элегий и баллад Жуковского вступить в ряды защитников родины.

Совет

В период национального подъема, вызванного войной 1812 г. баллада «Светлана» воспринималась читателями как произведение народное, истинно русское.

Внимание к человеку, к его душевным переживаниям, признание его высоких достоинств, умение в чудесных, пленительных стихах воспеть красоту природы — все это неоспоримые достоинства поэзии Жуковского.

Влияние его творчества выходит далеко за пределы его эпохи. Оно сказалось, например, в стихах Тютчева и Фета, позднее — в поэзии Александра Блока.

Баллада Жуковского Светлана – художественный анализ. Жуковский Василий Андреевич

Остановимся на балладе Жуковского «Светлана» (1811). Она представляет собой попытку поэта создать самостоятельную русскую народную балладу.

Но народность в начале XIX века понималась поэтами, тесно связанными с сентиментализмом, с одной стороны, как приукрашенное изображение народного быта, а с другой, как мир сказок и легенд, созданный народной поэтической фантазией. Так понял народность и Жуковский.

Баллада начинается картиной святочного гадания русских девушек, написанной с приукрашиванием крестьянского быта. На фоне этой картины даётся образ Светланы. Он зарисован в духе сентиментальной поэзии: подчёркнуты молчаливость и грусть девушки, разлучённой с милым, её кроткая печаль и тихая скорбь.

Она не ропщет, а ропщет облегчения своего горя в молитвах и слезах. За это её и награждает поэт: все ужасы она переживает во сне, а наяву её ждёт радость, данная ей «провидением» за её покорность и терпение, её жених возвращается к ней, и баллада оканчивается картиной весёлой свадьбы.

Основную идею баллады Жуковский сам разъясняет в послесловии:

Вот баллады толк моей:<\p>

«Лучший друг нам в жизни сей<\p>

Вера в провиденье.<\p>

Благ зиждителя закон:<\p>

Здесь несчастье — лживый сон;<\p>

Идейное содержание баллады говорит о религиозности и консерватизме Жуковского. Жуковский старается показать кротость и религиозность Светланы как типические черты русского народа.

По своему стилю «Светлана» — произведение, включающее черты и сентиментализма и романтизма.

Этот сентиментально-романтический стиль баллады находит своё выражение в образе В духе сентиментализма изображены подруги Светланы, её жених, картина гадания, свадьба.

Обратите внимание

Преобладают характерные для писателя-сентименталиста существительные в ласкательных и уменьшительных фермах: вечерок, башмачок, подруженьки и т. д.; типична для сентиментализма и вопросительно-восклицательная интонация.

Но наряду с этой струёй идёт и другая — романтическая. С ней связаны образы страшного и ужасного: образ жениха-мертвеца, скачка на конях ночью, карканье ворона — предвестника несчастья, гроб в избушке, оживающий мертвец и т. п. Пейзаж этой части баллады — снежная мертвенная равнина, бледный свет луны, одинокая церковка, слабо освещенная, — типично романтический.

Композиция баллады отличается стройностью. Лёгкий, плавный стих выдержан в духе разговорной интонации. Строфа имеет 14 строк со своеобразной рифмовкой: первые восемь строк имеют перекрёстную рифму, девятая и десятая — смежную, последние четыре — охватывающую.

Если домашнее задание на тему: » Баллада Жуковского Светлана – художественный анализ. Жуковский Василий Андреевич оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту сообщение у себя на страничке в вашей социальной сети.

«Светлана» В.Жуковский

«Светлана» Василий Жуковский

Анализ стихотворения Жуковского «Светлана»

Появлению культовой русской баллады, опубликованной в 1813 г. предшествовала первая попытка — романтическое произведение «Людмила», служившее вольным переложением знаковой «Леноры» Бюргера. Жуковский, известный и признанный поэт, стремился перенести жанровые особенности баллады на русскую почву.

Сюжетная завязка «Людмилы и «Светланы» одинакова. Она восходит к архетипическому сюжету о женихе-мертвеце, который является невесте после долгой разлуки и приглашает в ночную поездку. Девушка начинает подозревать неладное, когда находится далеко от дома — в дороге, в незнакомом месте. Возможны как положительная, так и негативная сюжетные развязки.

Мотивы женской тоски и тревоги в разлуке с любимым — еще один момент, сближающий две баллады. Имеющие общие черты в зачине, в остальном произведения различны: мрачный мистический колорит финала «Людмилы» контрастирует с радостной жизнеутверждающей концовкой «Светланы».

Тема святочных гаданий и праздничной атмосферы вокруг них стала творческой находкой Жуковского, которая определила национальный колорит поэмы. Упоминания способов гадания, фрагменты обрядовых песен и молитвы — все эти детали сформировали оригинальный контекст, существующий в рамках романтического сюжета.

Образ главной героини создан по принципам народных представлений о морали, переданных в фольклорных произведениях. Смиренная, робкая, любящая, милая и верная — с поправкой на романтизированную народность стиля баллады Светлана вполне соответствует облику красной девицы из песни или сказки.

Повествователь симпатизирует очаровательной героине: самым страшным испытанием для нее становится кошмарный сон, да и в нем девушку защищает чудесный помощник — «белоснежный голубок». Финальная строфа баллады звучит как благословение. Повествователь желает Светлане радостной беспечальной судьбы, призывая божественное начало в покровители героине, искренней в своей вере.

Читайте также:  Всегда ли важно идти до конца в достижении цели?

Сразу после публикации поэма заслужила репутацию литературного шедевра. Влияние произведения на культурную жизнь России не ограничивается многочисленными литературными реминисценциями.

Важно

Под впечатлением поэмы были созданы музыкальные произведения и художественные полотна, самое известное из которых — работа Брюллова «Гадающая Светлана».

Отдельные фрагменты баллады, переработанные народным сознанием, вошли в фольклор.

Литературное имя, ставшее заглавием, было впервые упомянуто в стихотворении Востокова, но своей известностью оно обязано строчкам Жуковского. В XX в. поэтическое имя «Светлана», которое успело избавиться от примеси искусственности, приобрело полноправный статус личного имени.

Темы соседних сочинений

← Рыбак↑ ЖуковскийСлавянка →

Источник: https://ostihe.ru/analiz-stihotvoreniya/zhukovskogo/svetlana

Анализ баллады “Светлана” Жуковского: особенности, суть, смысл, идея

Портрет Жуковского.
Художник И. И. Реймерс

Баллады “Светлана” является одним из самых известных произведений выдающегося русского поэта Василия Андреевича Жуковского. В этой статье представлен анализ баллады “Светлана” Жуковского: особенности, суть, смысл, идея произведения.

Смотрите: Все материалы по балладе “Светлана”
“«Светлана» является наиболее полным выражением сути балладного творчества Жуковского. …Она становится эталоном «русской» баллады… … «Светлана» формирует определенный мирообраз, связанный с глубинными свойствами национального женского характера, укорененного в природной и культурной стихии.

«Светлана» является плодотворным и оригинальным опытом создания литературной баллады на фольклорно-мифологической почве: это сказывается в использовании универсального мифологического сюжета о «злых мертвецах»… в этнографической стилизации обряда святочных гаданий… введении сказовой и диалогической песенной формы повествования, мифологических универсалиях (сон, гадание) и пр.

Воссоздавая атмосферу Святок (времени от Рождества до Крещения), Жуковский вводит архаические реалии языческого вопрошания судьбы. «Светлана» аккумулировала важнейшие балладные темы: предчувствие, возмездие, расставание и соединение, любовь, веру в Провидение как залог спасения.

Эта баллада, несмотря на ее гармоничность, является парадоксальным выражением сути творческого мышления Жуковского. На уровне поэтики это связано с мотивами гадания и сна: метафизический трагизм бытия (онтологически и подсознательно) претерпевает метаморфозы, отражаясь в зеркале гадания, становясь инверсией «ужасного» сюжета в сновидении.

Жуковский уловил хрупкое единство Жизни и Поэзии, выразив его в принципе игры, радостной открытости миру, богатству возможностей «чистой души» на путях веры в жизнь.

«Светлана», в отличие от «Людмилы», не была предметом бурных полемик, она сразу признается безусловной удачей Жуковского и в дальнейшем усваивается русской культурой даже не столько как балладный сюжет, сколько как образ и тональность.

«Светлана» стала эмоциональным и стилевым камертоном образа Татьяны Лариной. Эпиграф к пятой главе «Евгения Онегина» предполагает дальнейшую цепь ассоциаций (гадание и сон Татьяны — Светланы); сравнение-портрет… иронические реминисценции…

В повести Пушкина «Метель» эпиграфом из «Светланы»… воссоздается атмосфера заснеженной скачки сквозь вьюгу, равнозначную непостижимой судьбе.

<\p> «Светлана», не достигая пушкинской глубины и объемности в создании женского национального характера, являет иное, не менее важное качество — всеми ощутимую сопричастность мелодии русской жизни, в которой сливаются летящий снег, молчаливая грусть, горящая свеча и стойкая верность.

Заглавие баллады стало поэтическим именем ее адресата — любимой племянницы Жуковского Александры Андреевны Протасовой (в замужестве Воейковой). Образ, созданный в балладе, стал культурной проекцией судьбы этой одаренной, неординарной женщины…

Реальная жизнь, исполненная семейных драм и кроткой покорности судьбе, тяжелый недуг, завершившийся ранней смертью в 1829 г., на первый взгляд, противоречат лучезарному поэтическому посвящению-эпилогу, но бытовое несоответствие «Жизни» и «Поэзии» лишь подчеркивает подлинность сути, единство сущности и образа.

Строфика «Светланы» (14 стихов) отлична от «Людмилы» (12 стихов) и «Леноры» (8 стихов); баллада написана разностопным хореем (43434343443443), что способствует созданию сказово-повествовательного стиля.”

(Ф. Канунов и Н. Ветшева, примечания к балладе “Светлана” // Жуковский В. А. Полное собрание сочинений и писем: В 20 т. / А. С. Янушкевич (гл. ред.). — М.: Яз. рус. культуры, 1999—… Т. 3: Баллады, 2008)

*** “Баллада родилась у Жуковского как жанр, позволивший ему выразить свое философское понимание нравственной природы человека и его судьбы в контексте бытия и мирового развития человечества. Не случайно при создании своих баллад Жуковский обращается к произведениям лучших европейских поэтов, многие из которых были властителями дум своего времени: Гёте и Шиллер, Вальтер Скотт и Саути, Бюргер и Уланд. Собранные вместе, 39 баллад Жуковского представляют собой уникальную антологию европейской романтической баллады, написанную глубоко мыслящим и тонко чувствующим русским поэтом-лириком. Первые баллады Жуковского — «Людмила», «Светлана», «Громобой» и другие — с их необычным сюжетом, смешением яви и фантастики, юмора и проникновенного лиризма, с присущей им легкостью, звучностью и «фантастическим колоритом красок» поразили и зачаровали современников. Но доминантой в балладах Жуковского всегда оставалась коллизия, связанная с необходимостью исполнения нравственного долга. В выделенных исследователями трех группах баллад периода 1808—1814 годов — о трагической и великой силе любви («Людмила», «Светлана», «Пустынник»…), о предначертанности судьбы («Кассандра», «Ахилл»), о драме преступников-отщепенцев («Громобой», «Адельстан»…) — герои переживают любовь, равную по силе только жизни и смерти, обретают великое мужество и достоинство перед голосом судьбы или претерпевают страшное наказание за отступничество от добра. В процессе развертывания балладного сюжета, полного тайны и искушений, главным событием становится момент духовного восхождения героя, автора и читателя, приобщения их к высшим нравственным ценностям. Историческая концепция национального эпоса получила преломление в балладе Жуковского в повышенном интересе к нравственно-религиозным обрядам, народным поверьям и обычаям («Светлана»); к воссозданию славянского хронотопа («Двенадцать спящих дев»); ритмической песенной организации. Но более всего она сказалась в поэтическом изображении национального характера — целомудренного, наивного и доверчивого. Поэтике Жуковского присущи детали неяркого северного пейзажа, с которыми «рифмуется» психологический портрет Светланы («Тускло светится луна // В сумраке тумана — // Молчалива и грустна // Милая Светлана»), надолго вперед определивший стилистику женского портрета и изображение очарованной русской души — и в «Эоловой арфе» самого поэта, и в «Евгении Онегине» А. С. Пушкина. …В балладах Жуковский опирается на мировой опыт искусства — и тема любви к родине как выражения чувства сопричастности к высшим духовным ценностям органично звучит и в «Светлане», и в «Ахилле»…”

(Ветшева Н. Ж., Жилякова Э.М. Баллады и повести Жуковского // Жуковский В. А. Полное собрание сочинений и писем: В 20 т. / А. С. Янушкевич (гл. ред.). — М.: Яз. рус. культуры, 1999—… Т. 3: Баллады / Сост. и ред. Н. Ж. Ветшева, Э. М. Жилякова. — 2008. — С. 229—240.)

*** “Баллады Жуковского все в большей или меньшей степени — переводные. И все же они оригинальны и не совпадают со своими разноязычными оригиналами. Сюжеты в них чужие; стиль — свой. А именно стиль и образует их обаяние. Из сюжетов баллад в изложении Жуковского большей частью ничего не следует, кроме, может быть, примитивнейшей прописной морали, никак не способной сделать произведение значительной идеологической ценностью. Никакой идеи нет в знаменитой «Светлане», то есть нет в изложении сюжета. Совершенно справедливо, в сущности, Жуковский писал о своих балладах в «Светлане», — в немного шутливом тоне, но ведь и серьезно:
Улыбнись, моя краса, 

              На мою балладу; 

В ней большие чудеса, 

              Очень мало складу…
Конечно же, суть баллад Жуковского как произведений оригинальных в высшей степени не в «складе», а именно в «больших чудесах», в разлитой в них мечтательности, в создании особого мира фантастики чувств и настроений, мира, в котором поэт вовсе не подчинен логике действительного, а творит в своей мечте свой свободный круг поэтических фикций, свободно выражающих настроение. Именно эта свобода от реальности, от современности, от объективности создает в балладах Жуковского оптимистическую светлую тональность, несмотря на все страхи, чертей и ведьм, изображенных в них, — в противоположность меланхолическому тону лирики Жуковского. В лирике он бежит от мира в самого себя, в свое чувство, — и это бегство от дурного внешнего мира есть борьба с ним, борьба безнадежная; отсюда грусть, пессимизм лирики. В балладе Жуковский победил внешний мир, он сам творит иллюзию мира по своему образу и подобию, и он счастлив в этом иллюзорном мире. В нем и страхи, и смерти, и бедствия не страшны, потому что ведь их выдумал сам поэт и они явно не настоящие. Поэт волен снять здесь все ужасы в одно мгновенье, тогда как ужас настоящей реальности — неизбывен и не во власти поэта. Жуковский накажет порок в «Балладе о старушке», он весело выдаст замуж Светлану за любимого, сведет разлученных любовников в «Пустыннике» и т. д. …Глубокая трагедия балладного оптимизма Жуковского; он, романтик, бегущий от жизни, мечтал о жизни, о настоящей здоровой творческой могучей жизни, но мог найти ее лишь в мечте, в сказке. Светлый оттенок имеет «Светлана», — вплоть до радостной концовки, отрывок которой приведен выше. Творя свой балладный мир из самого себя, Жуковский творил его как сказочный отсвет своих человеческих настроений. Тональность, атмосфера эмоции — главное в его балладах. В этом отношении баллады Жуковского продолжают традицию романтических повестей Карамзина, таких как «Остров Борнгольм» и «Сиерра Морена». Все, что в них рассказывается и показывается, — само по себе неважно и иногда даже не очень содержательно (например, в «Светлане»); герои баллад — не конкретные образы, не живые люди с характерами, а условные фигуры, в сущности, бледные и также лишенные содержания, рыцари, влюбленные, и только. Но чрезвычайно содержательны баллады общими разлитыми в них эмоциями, носителем которых является сам рассказчик-поэт (или же читатель). …В балладах Жуковского нет народности… Известные несколько стихов из «Светланы» о гадании девушек, — исключительный случай у Жуковского, — не противоречат этому. И вступление к «Светлане» — это эмоциональная мелодия образов и слов, а не воссоздание этнографического явления в слове, тем более не стремление воплотить тип народного сознания…”

(Гуковский Г. А. Пушкин и русские романтики. — М.: Худож. лит., 1965. — 356 с.)

*** “…«Суеверные предания» явились почвой для создания национальной русской баллады, первым опытом которой стала «Светлана» Жуковского (1808—1812). Не обнаружив в русском фольклоре сюжета о женихе-мертвеце (в Россию подобный сюжет проник сравнительно поздно), поэт нашел множество фольклорных преданий, легенд, поверий, имеющих немало общего с ним, натолкнулся, в частности, на такие своеобразные явления, как русская обрядовая поэзия и разные типы святочных гаданий, во время которых, по народным поверьям, невесте «является» ее будущий жених. Положив в основу сюжета «Светланы» сюжетную схему «Леноры», Жуковский, пользуясь необычайно широким для своего времени кругом фольклорных источников (от «Абевеги русских суеверий» М. Д. Чулкова до устных преданий о «злых мертвецах» и собственных наблюдений над бытованием обрядов), значительно изменил, деформировал ее, максимально приблизив к русскому фольклору. Баллада «Светлана» открывает новые пути освоения литературой 1800—1810-х гг. народного творчества и является значительным достижением в области литературного фольклоризма. Опыт Жуковского оказался настолько удачным и перспективным, что он положил начало интенсивному развитию отечественной баллады, в ряде существенных моментов определив те направления, по которым пойдет в дальнейшем и романтическая проза, в частности фантастическая повесть, и стихотворная сказка в народном духе.”

(Р. В. Иезуитова, В. А. Жуковский // История русской литературы: В 4 т. — Т. 2. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1981. — С. 104—134.)

Это был анализ баллады “Светлана” В. А. Жуковского: особенности, суть, смысл, идея произведения.

Смотрите: Все материалы по балладе “Светлана”

Источник: http://www.literaturus.ru/2018/05/analiz-ballady-svetlana-zhukovskogo-osobennosti-sut-smysl-ideja.html

Ссылка на основную публикацию