Лагерная проза в русской литературе 20 века кратко

«Лагерная» тема в русской литературе XX века

Тема: Русская литература XX века

Одна из самых страшных и трагических тем в русской литературе — это тема лагерей.

Публикация произведений подобной тематики стала возможной только после ХХ съезда КПСС, на котором был развенчан культ личности Сталина. К лагерной прозе относятся произведения А.

Солженицына «Один день Ивана Денисовича» и «Архипелаг ГУЛАГ», «Колымские рассказы» В. Шаламова, «Верный Руслан» Г. Владимова, «Зона» С. Довлатова и другие.

В своей знаменитой повести «Один день Ивана Денисовича» А.

Солженицын описал только один день заключенного — от подъема до отбоя, но повествование построено так, что читатель может представить себе лагерную жизнь сорокалетнего крестьянина Шухова и его окружения во всей полноте.

Обратите внимание

Ко времени написания повести ее автор был уже очень далек от социалистических идеалов. Эта повесть — о противозаконности, противоестественности самой системы, созданной советскими руководителями.

Прототипами центрального героя стали Иван Шухов, бывший солдат артиллерийской батареи Солженицына, и сам писатель-заключенный, и тысячи невинных жертв чудовищного беззакония. Солженицын уверен, что советские лагеря были такими же лагерями смерти, как фашистские, только убивали там собственный народ.

Иван Денисович давно избавился от иллюзий, он не ощущает себя советским человеком. Начальство лагеря, охранники — это враги, нелюди, с которыми у Шухова нет ничего общего. Шухов, носитель общечеловеческих ценностей, которые не удалось в нем разрушить партийно-классовой идеологии. В лагере это помогает ему выстоять, остаться человеком.

Заключенный Щ-854 — Шухов — представлен автором как герой другой жизни. Он жил, пошел на войну, честно воевал, но попал в плен. Из плена ему удалось бежать и чудом пробиться к «своим». «В контрразведке били Шухова много. И расчет был у Шухова простой: не подпишешь — бушлат деревянный, подпишешь — хоть поживешь малость. Подписал».

В лагере Шухов пытается выжить, контролирует каждый шаг, пытается заработать, где можно. Он не уверен, что выйдет на волю в срок, что не добавят ему еще лет десять, но не позволяет себе думать об этом.

Не думает Шухов и о том, почему сидит он и еще много всякого народа, не терзается вечными вопросами без ответов. По документам он сидит за измену родине. За то, что выполнял задание фашистов.

А какое задание, ни Шухов, ни следователь придумать не смогли.

По натуре Иван Денисович принадлежит к природным, естественным людям, которые ценят сам процесс жизни. И у зека есть свои маленькие радости: выпить горячей баланды, выкурить папиросу, съесть пайку хлеба, приткнуться, где потеплей, и минуту подремать.

В лагере Шухова спасает труд. Работает он увлеченно, не привык халтурить, не понимает, как можно не работать. В жизни он руководствуется здравым смыслом, в основе которого крестьянская психология. Он «укрепляется» в лагере, не роняя себя.

Важно

Солженицын описывает других заключенных, которые не сломались в лагере. Старик Ю-81 сидит по тюрьмам и лагерям, сколько советская власть стоит. Другой старик, Х-123, — яростный поборник правды, глухой Сенька Клевшин, узник Бухенвальда. Пережил пытки немцев, теперь в советском лагере.

Латыш Ян Кильдигс, еще не потерявший способности шутить. Алешка-баптист, который свято верит, что Бог снимет с людей «накипь злую». Капитан второго ранга Буйновский всегда готов вступиться за людей, он не забыл законов чести.

Шухову с его крестьянской психологией поведение Буйновского кажется бессмысленным риском.

Солженицын последовательно изображает, как терпеливость и жизнестойкость помогают Ивану Денисовичу выжить в нечеловеческих условиях лагеря. Повесть «Один день Ивана Денисовича» была опубликована во времена «хрущевской оттепели» в 1962 году, вызвала большой резонанс в читательской среде, открыла миру страшную правду о тоталитарном режиме в России.

В созданной В. Шаламовым книге «Колымских рассказов» раскрывается весь ужас лагеря и лагерной жизни. Проза писателя потрясает.

Рассказы Шаламова увидели свет уже после книг Солженицына, который, казалось бы, все написал о лагерном быте. И при этом проза Шаламова буквально переворачивает душу, воспринимается как новое слово в лагерной тематике.

В стиле и авторском взгляде писателя поражают высота духа, с которой написаны рассказы, эпическое постижение жизни автором.

Шаламов родился в 1907 году в семье вологодского священника. Стихи и прозу начал писать еще в юные годы. Учился в Московском университете.

Совет

Впервые Шаламова арестовали в 1929 году по обвинению в распространении якобы фальшивого политического завещания В. Ленина. Три года писатель провел в лагерях на Урале. В 1937 году он был снова арестован и отправлен на Колыму.

Был реабилитирован после ХХ съезда КПСС. Двадцать лет в тюрьмах, лагерях и ссылках!

Шаламов не умер в лагере, чтобы создать впечатляющий по силе психологического воздействия своеобразный колымский эпос, рассказать беспощадную правду о жизни — «не жизни» — «антижизни» людей в лагерях. Основная тема рассказов: человек в нечеловеческих условиях.

Автор воссоздает атмосферу безысходности, морального и физического тупика, в котором на долгие годы оказываются люди, состояние которых приближается к состоянию «зачеловеческому». «Ад на земле» может в любой момент поглотить человека. Лагерь отнимает у людей все: их образование, опыт, связи с нормальной жизнью, принципы и моральные ценности.

Здесь они больше не нужны. Шаламов пишет: «Лагерь — отрицательная школа жизни целиком и полностью. Ничего полезного, нужного никто оттуда не вынесет, ни сам заключенный, ни его начальник, ни его охрана, ни невольные свидетели — инженеры, геологи, врачи, — ни начальники, ни подчиненные. Каждая минута лагерной жизни — отравленная минута.

Там много такого, что человек не должен знать, а если видел — лучше ему умереть».

Тон повествователя спокоен, автор знает все о лагерях, все помнит, лишен малейших иллюзий. Шаламов утверждает, что нет такой меры, чтобы измерить страдания миллионов людей. То, о чем рассказывает автор, кажется вообще невозможным, но мы слышим объективный голос свидетеля.

Он повествует о быте лагерников, об их рабском труде, борьбе за пайку хлеба, болезнях, смертях, расстрелах. Его жестокая правда лишена гнева и бессильного разоблачительства, уже нет сил возмущаться, чувства умерли.

Читатель содрогается от осознания того, насколько «далеко» ушло человечество в «науке» придумывания пыток и мучений себе подобных. Писателям XIX века и не снились ужасы Освенцима, Майданека и Колымы. Материал с сайта //iEssay.

ru<\p>

Обратите внимание

Вот слова автора, сказанные от своего имени: «Заключенный приучается там ненавидеть труд — ничему другому он и не может там научиться. Он обучается там лести, лганью, мелким и большим подлостям, становится эгоистом. Моральные барьеры отодвинулись куда-то в сторону.

Оказывается, можно делать подлости и все же жить… Оказывается, что человек, совершивший подлость, не умирает… Он чересчур высоко ценит свои страдания, забывая, что у каждого человека есть свое горе. К чужому горю он разучился относиться сочувственно — он просто его не понимает, не хочет понимать… Он приучился ненавидеть людей».

В пронзительном и страшном рассказе «Васька Денисов, похититель свиней» рассказывается, до какого состояния может довести человека голод. Васька жертвует жизнью ради еды.

Страх, разъедающий личность, описан в рассказе «Тифозный карантин». Автор показывает людей, готовых служить главарям бандитов, быть их лакеями и рабами ради миски супа и корки хлеба.

Герой рассказа Андреев видит в толпе подобных холопов капитана Шнайдера, немецкого коммуниста, образованного человека, прекрасного знатока творчества Гете, который теперь исполняет роль «чесальщика пяток» у вора Сенечки.

После этого герою не хочется жить.

Лагерь, по мнению Шаламова, — это хорошо организованная государственная преступность. Все социальные и моральные категории умышленно заменены на противоположные. Добро и зло для лагеря — наивные понятия.

Но все же были и такие, кто сохранил в себе душу и человечность, безвинные люди, доведенные до скотского состояния. Шаламов пишет о людях «не бывших, не умевших и не ставших героями».

Важно

В слове «героизм» есть оттенок парадности, блеска, кратковременности поступка, а каким словом определить многолетнюю пытку людей в лагерях, еще не придумали.

Творчество Шаламова стало не только документальным свидетельством огромной силы, но и фактом философского осмысления целой эпохи, общего лагеря: тоталитарной системы.

На этой странице материал по темам:

  • лагерная проза в русской литературе 20 века
  • герой вор в русской литературе
  • сочинение на тему рецензия 20 века русской литературы
  • лагерная жизньв в литературе 20 века
  • лагерная тема в творчестве писателей 20-21 века

<\p>

Источник: http://iessay.ru/ru/writers/other/literatura-xx-veka/sochineniya/russkaya-literatura-xx-veka/lagernaya-tema-v-russkoj-literature-xx-veka

Лагерная» тема в русской прозе второй половины 20 века

«Один день Ивана Денисовича» (первое название «Щ-854. Один день одного зэка») (опубл. 1962г.) связан с одним из фактов биографии самого автора — Экибастузским особым лагерем, где зимой 1950-51 г. на общих работах был создан этот рассказ. Главный герой рассказа Солженицына — это Иван Денисович Шухов, обычный узник сталинского лагеря.

В этом рассказе автор от лица своего героя повествует о всего одном дне из трех тысяч шестисот пятидесяти трех дней срока Ивана Денисовича. Но и этого дня хватит чтобы понять то, какая обстановка царила в лагере, какие существовали порядки и законы, узнать о жизни заключенных, ужаснуться этому.

Лагерь — это особый мир, существующий отдельно, параллельно нашему. Здесь совсем другие законы, отличающиеся от привычных нам, каждый здесь выживает по-своему. Жизнь в зоне показана не со стороны, а изнутри человеком, который знает о ней не понаслышке, а по своему личному опыту. Именно поэтому рассказ поражает своим реализмом.

Лагерь – это модель страны, её кусочек. Как всех граждан страны, зэков ждёт тоже какая-то судьба. Получается страна – большой лагерь. Образ Ивана Денисовича сложился из солдата Шухова, воевавшего вместе с автором в советско-германскую войну. Весь свой личный опыт жизни в условиях лагеря, все свои впечатления автор изложил в своем рассказе.

Главный герой произведения- простой русский человек, ничем не примечательный. Таких, как Шухов, в лагере было очень и очень много.

Эта тема была актуально, так как полстраны сидело, а полстраны их ждало.

Начинается произведение с описания барака, где сидят совершенно разные люди (как в «Жизни и судьбе»).

Жанр — физиологический очерк, стиль – подчёркнуто-документальный, как хроника, подробное описание одного дня.

Конфликт имеет философский и политический характер человека и истории. Среди заключенных нет врагов политической системы, только один старик – каторжанин. Все они враги политической системы. Судьба человека во время исторического катаклизма.

Совет

Иван Денисович Шухов – крестьянин, малограмотный, ничем не примечательный. Был осужден на десять лет по сфабрикованному делу: его обвинили в том, что он вернулся из плена с секретным немецким заданием, а какое конкретно оно было — так и не смог никто придумать.

Шухова постигла та же судьба, что и миллионы других людей, воевавших за Родину, но по окончанию войны из пленников немецких лагерей оказались пленниками сталинских лагерей ГУЛАГа.

Как человек он не может не вызывать уважения: несмотря на все условия он сумел сохранить доброту, благожелательное отношение к людям, не обозлился, не потерял человечности. Шухов готов поделиться последним с хорошим человеком даже просто для того, чтобы доставить тому удовольствие.

Иван Денисович угощает печеньем Алешку-баптиста чтобы хоть чем-то побаловать, поддержать его, ведь тот «всем угождает, а заработать не может».

И.Д. – собирательный образ человека, ставшего жертвой устройства государства. Продолжается тема «маленького человека».

Гулаг – с перевёрнутой нравственностью, жестокими правилами.

Серьёзная эстетическая полемика соцреализма.

И.Д. не пытается противостоять трагическим обстоятельствам, главное – выжить физически, потому что уронив достоинство, умрёшь ещё хуже. Он старается приспособиться.

«Кряхти да гнись, а упрёшься – переломишься».

Читайте также:  Тургеневская девушка в «асе» тургенева

Упирался Буйновский.

Героизм – стоическое желание выжить в нечеловеческих условиях. Об этом и произведение.

Автор не осуждает героя, который уже как будто бы обжился в лагере, он сросся с ним, он всё в нём уже знает. Трагедия долгого срока: когда уже не хочется покидать лагерь.

Он хорошо знает, что потерять уважение в лагере – оказаться за чертой, куда уже не вернёшься, И.Д. соблюдает лагерный кодекс, чтобы не опуститься до уровня фитиля.

Герой оценивает свой день ,как удачный, Он избежал карцера, всего лишь мыл пол, в обед поел, не заболел – вот такое счастье. «Слава тебе, Господи, еще один день прошел !»- заканчивает свое повествование Иван Денисович,- «Прошел день, ничем не омраченный, почти счастливый».

Обратите внимание

Образ стариков каторжан. Один из стариков выделяется. И.Д. видит, что не как все, противостоят гулагу. Так возникает иерархия ценностей. Каторжанин там по идейным соображениям. Он символ и идеал автора.

Умение терпеть, притерпеться – становятся одним из главных качеств И.Д. Перекличка с образом Платона Каратаева. И.Д. трудится на благо тюрьмы, чтобы она была крепче.

Судить его нельзя, но и восхищения не получится.

Рассказ Солженицына написан простым языком, он не прибегает к каким-либо сложным литературным приемам, здесь нет метафор, ярких сравнений, гипербол. Рассказ написан языком простого лагерного заключенного, именно поэтому используется очень много «блатных» слов и выражений.

«Шмон, стучать куму, шестерка, придурни, падла»,- все это нередко можно встретить в повседневной речи зэков. В рассказе в изобилии встречаются и непечатные слова. Некоторые из них изменены Солженицыным в написании, но смысл у них остается тот же:»…бальник, …яди, грёбаный».

Особенно много их употребляет завстоловой когда старается столкнуть напирающих зэков с крыльца столовой. Я думаю, чтобы показать жизнь в лагере, царящие порядки и атмосферу, просто было нельзя это не использовать.

Время уходит, а выражения остаются, ими благополучно пользуются не только в современных зонах, но и обычном общении между собой многие люди.

Лагерная тема возникает и в творчестве Владимова.

Произведение Владимова «Верный Руслан» является своеобразным отчетом о тех ужасах, которые свершались в сталинские времена. Автор словами, глазами, ушами, и мыслями собаки передал весь ужас, творившийся после смерти Сталина.

Герой повести — верный Руслан. Руслан, немецкая овчарка (судя по описанию), конвойный лагерный пес, который остается без работы, поскольку наступила хрущевская оттепель. Лагерь расформирован. Вожатый-конвоир, который в повести именуется Хозяин, прогоняет собаку.

Она больше не нужна. Руслан убегает в соседний поселок и там прибивается к бывшему заключенному, ныне поселенцу. Этот Потертый и его сожительница тетя Стюра становятся новыми хозяевами Руслана. Собачьими глазами увиден окружающий мир.

Важно

Запрещенная к печати в семидесятые годы, но все равно читаемая, повесть “Верный Руслан” воспринималась как отчаянно смелое обвинение режиму, покалечившему не только человеческие судьбы, но и человеческие души.

“Увидеть ад глазами собаки и посчитать его раем” — так сам автор определил главную проблему “Руслана”.

Верность Руслана становится никому не нужной, он с ужасом в глазах оглядывается вокруг. Его потерянные глаза все время ищут колючую бесконечную проволоку, но никак не могут найти. Но гордая натура не может смириться с правдой и продолжает искать. Он борется с этим непонятным новым, просто не зная, что такое свобода, и для чего она нужна людям.

Руслан не служит больше, но не забыл службу.

Здесь Георгий Владимов описывает такие сцены, когда лагерные собаки, оставшиеся без дела, встречали на вокзале в поселке поезда с надеждой, что снова приедут вагоны с заключенными.

Свобода не просто не привычна для Руслана — она для него неприемлема, а воспринимает он ее как временную. Он гордо отказывался от еды, потому что кодекс собачьей чести предписывал брать ее только из рук хозяина.

«Он должен быть там, на платформе, когда загорится красный фонарь, и в знакомый тупик медленно втянется поезд с беглецами»

Он ждал и дождался. Служба еще раз позвала Руслана. Все другие собаки, точно по команде, молча, беря колонну в оцепление, стали занимать свои привычные места.

Это произведение о людях, которые создали режим, и которые служили режиму. Однажды на запасной путь приходит поезд с молодыми рабочими, которые сами выстраиваются в колонны, и собаки вспоминают о своем долге, начинают эти колонны конвоировать.

“Какой эскорт!” — шутят рабочие, не понимая зловещего смысла происходящего. Но вскоре он доходит и до них, как дошел до тех людей, которые наблюдали.

Однако нет у колонны конвоира, который бы предупредил: “Шаг вправо, шаг влево…” И кто-то обязательно сделает этот шаг — упадет с разодранным горлом.

В развернувшемся побоище людей и собак суждено погибнуть Руслану: ему перебили позвоночник, и потертый бывший заключенный, которого Руслан “счел себя обязанным охранять, пока не вернутся хозяева”, не видит иного выхода, кроме как добить пса.

Совет

Владимовская книга пронизана отчаянием. Возникает вопрос: «Кто виноват? Кто сделал из замечательного пса Руслана вот это самое оружие?».

Я первый раз увидела и поняла то, что свобода может быть «бедой». Да, да, именно бедой для тех забитых людей, перед которыми в один прекрасный день открылись все ворота, и им впервые сказали, а не велели, идти, куда они пожелают, только вот куда именно, им не сказали, а сами лагерники этого не знали.

Люди были в замешательстве, многие плакали, желая вернуть то ужасное, но, по крайней мере, привычное прошлое, чем совсем неопределенное настоящее, да и будущее. Ну и к чему привела такая свобода? К отсутствию каких-либо представлений о том, что же будет с ними дальше. Люди в образе Руслана без хозяина жить не привыкли, да и не могут. Верный Руслан – это весь наш народ.

Хотя Владимов придерживается выбранной образной системы: его герой — система, и все должно было быть увидено глазами собаки.

Но одна фраза там проскакивает: Одной из проблем является то, когда человек привык служить и кроме службы ничего больше не принимает, но ведь были и люди, которые могли жить в той реальности, не имея свободы и даже не претендуя на нее.

Служба всегда права – это девиз Верного Руслана. А Трезорка ведает и преданность, и любовь, и способность думать, самому принимать решения. Благодаря этим Трезоркам люди выжили.

Неприкосновенная свобода, инстинкт этой свободы были не характерны Верному Руслану. Именно их отсутствие отличало его от понимания и стремлений Ингуса. Казалось бы, две лагерные собаки, которых обучали одному и тому же – службе.

Но нет, Ингус смог сохранить в себе эти природные инстинкты, несмотря на постоянное нахождение в лагере. Он знал, что там за проволокой есть нечто такое, что превосходит всю эту службу и дрессировки.

Стремление к свободе и воле выражается его близостью с природой.

«Что же он делал там, в лесу, когда его настигли? Устроил, видите ли, «повалясики» в траве, нюхал цветы, разглядывал какую-то козявку, ползущую вверх по стеблю, и, как завороженный, тоскующими глазами провожал ее полет».

Обратите внимание

В то время как Руслан боготворит весь этот режим, Ингусу эта система противна, он остается при своем мнении, за что потом сам и поплатился.

Но кто сказал, что смерть Руслана была в чем-то лучше? Ингус умер свободным созданием природы, он сам выбрал себе смерть, а не просто подчинился воле хозяина.

Но это не явилось уроком для Руслана, он, наоборот, нашел его поступки глупыми и неоправданными.

Если представить, что под собачьими кличками и образами скрыты люди, то станет еще больнее за судьбу тех, кто служил неправедной идее. Служил по-своему честно, но оказался не нужен. Разве виноваты они в том, что их служба оказалась неверной, ложной, а жизнь их — навсегда искалеченной?

Источник: https://megaobuchalka.ru/10/36451.html

Лагерная проза в русской литературе. XX век. Словарь темы: 1.Тоталитаризм

1 Лагерная проза в русской литературе. XX век. Словарь темы: 1.Тоталитаризм — 2. Диктатура — 3. Репрессии – 4. Террор — 5. ГУЛАГ – 6. Зэк – 7. По этапу – 8. Реабилитация – одна из форм государства, характеризующаяся полным контролем со стороны органов государственной власти над всеми сферами жизни общества, фактической ликвидацией конституционных свобод и прав. ничем не ограниченная государственная власть. карательные меры, наказания со стороны государственных органов. политика устрашения, подавления политических противников насильственными мерами. государственное управление лагерями. заключенный. под конвоем. 1. Восстановление чести, репутации неправильно обвиненного или опороченного лица. 2. Восстановление (по суду или в административном порядке) в прежних правах. <\p>

2 Эпиграфы: С незабвенным выходом в свет того 11-го новомирского номера жизнь наших смолоду приунывших поколений впервые получила тонус: проснись, гляди-ка, история еще не кончилась! Чего только стоило идти по Москве домой из библиотеки, видя у каждого газетного киоска соотечественников, спрашивающих все один и тот же, уже разошедшийся журнал! Никогда не забуду одного диковинно, по правде говоря, выглядевшего человека, который не умел выговорить название «Новый мир» и спрашивал у киоскерши: «Ну, это, это, где вся правда-то написана»! И она понимала, про что он; это надо было видеть, и видеть тогдашними глазами. Тут уж не история словесности – история России. С. Аверинцев. Приоткрылся незнакомый, отверженный мир, находившийся где-то за пределами нашего сознания, вырванный из нормальной жизни и заселенный на островах жизни ненормальной – тот мир, откуда вышел Иван Денисович Шухов, маленький непритязательный человек, один из тьмы тысяч. И вышел-то на день один из тьмы своих дней между жизнью и смертью. Но этого оказалось достаточно, чтобы многомиллионный читатель обомлел, признавая его и не признавая, обрушив на него лавину сострадания вместе с недоверием, вины и одновременно тревоги. В. Распутин. <\p>

3 <\p>

4 Автор произведени я НазваниеДата созданияМесто издания, год издания А. И. Солженицын Рассказ «Один день Ивана Денисовича» Задуман в гг., когда автор, в то время политзаключенный, работал в Экибастузском Особом лагере; написан после освобождения, в Рязани в 1959г. В 1961 г. Солженицын передал «смягченную» редакцию этого произведения в «Новый мир», возглавляемый А. Т. Твардовским. Журнал «Новый мир», 1962, 11 В. Т. Шаламов «Колымские рассказы», 6 циклов рассказов Созданы на протяжении 20-ти лет с 1953 по 1973 гг. Публиковались первоначально за рубежом: с 1966 в нью-йоркском «Новом журнале»; в 1978 г. в Лондоне вышла книга «Колымские рассказы», именно тогда началась широкая известность Шаламова во всем мире. В 1985 г. книга издана в Париже. На родине как единое произведение печатается с конца 80-х годов. С. СнеговСборник рассказов «В середине века (в тюрьме и зоне)» Книга лагерных рассказов, написанная в 50-х годах, в кратковременную оттепель, была передана писателем в редакцию журнала «Знамя», но так и не увидела свет. Сокращенный вариант был опубликован только в 1989 г. Книга Снегова вышла в Калининградском книжном издательстве «Янтарный сказ» в 1996 г. <\p>

5 Имя писателяГод рождения Год ареста — освобождени я За что арестован Место заключения Судьба произведения написаны опубликова ны Варлам Шаламов , Распростране ние завещания Ленина КолымаВ В 1987 Александр Солженицын В личной переписке – политические оценки Под Москвой, затем – в Казахстане В 1959В 1962 «Один день…» Сергей Снегов В лекциях для студентов «уклонялся от истин марксизма- ленинизма» Соловки, Норильск В 50-е г.В 1989 Судьбы писателей и книг. <\p>

6 вв вв ЗК шб Баня к кл кп п с Л ск ик у сч бур б б б ббб ббб ПП п пф Пространство зоны <\p>

Источник: http://www.myshared.ru/slide/562043/

Основные течения русской прозы второй половины 20 века

Рассмотрим основные течения в русской прозе 2 половины 20 века.

Лирическая проза

Основным качеством прозы второй половины 1950-х годов стало исповедальное начало, в полной мере проявившееся в лирической прозе, и прежде всего в жанре дневника. Жанр лирического дневника позволял автору создать атмосферу доверительных отношений с читателем и выразить субъективную точку зрения на исторически значимые события.

Персонифицированный рассказчик, от лица которого ведется повествование в дневнике, создает эффект достоверности изображаемого и задает определенный ракурс повествования: читатель воспринимает все сквозь призму точки зрения героя-рассказчика. «Владимирские проселки» (1957) В. Солоухина, «Дневные звезды» (1959) О.

Важно

Берггольц, «Ледовая книга» (1958) Ю. Смуула — все эти произведения стали образцами лирической дневниковой прозы. С лирической прозой связано и творчество замечательного рассказчика Ю. Казакова.

В его произведениях изображение человеческих чувств доминирует над сюжетностью, именно этим объясняется импрессионистичность стиля, присущая творчеству писателя.

«Молодежная проза»

Исповедальностью характеризуется и недолго просуществовавшее в литературе 1960-х годов течение, получившее название «молодежная проза». Эта проза сумела выразить свое поколение, ее герои — обычные старшеклассники, студенты, чаще всего горожане.

Исходным импульсом к конфликту героя с окружающей его действительностью становилось несоответствие реальной жизни, далекой от идеала, с романтично-наивными книжными представлениями о ней. Лидерами течения стали Л. Гладилин («Хроника времен Виктора Подгурского», 1956), В.

Аксенов («Коллеги», 1960; «Звездный билет», 1962), А. Кузнецов («У себя дома», 1964). С «молодежной прозой» связаны обновление художественной речи, проявление иронического пафоса, романтизация героев и их отношения к жизни и друг другу.

Авторы этого течения обращались к литературному опыту зарубежных писателей, среди которых известный американский писатель Э. Хемингуэй.

«Деревенская проза»

Одним из главных направлений в литературе второй половины 20 столетия стала деревенская проза (конец 1960-х — 1980-е годы). Истоки деревенской прозы восходят к остросоциальной публицистике В.В. Овечкина (очерки «Районные будни», 1952—1956), Е.Я. Дороша («Деревенский дневник». 1956—1970), программной статье писателя Ф.А.

Абрамова «Люди колхозной деревни в послевоенной прозе» (1954), произведениям В.Ф.Тендрякова, «лирической прозе» Ю. П. Казакова, ранним рассказам В. П.Астафьева, В. А. Солоухина. По мере развития деревенской прозы в ней выделились две разновидности. Такие писатели, как В.Ф.Тендряков, Б.А.

Можаев анализировали в своих произведениях социально-исторические проблемы, связанные с трагическими страницами в судьбе крестьянства. Внимание другой ветви деревенской прозы было сосредоточено преимущественно на внутреннем мире деревенских жителей. Именно в этой среде писатели В. И. Белов, В. Г.

Совет

Распутин видели героя-носителя нравственных ценностей, противостоящих бездуховности и меркантильности обывателя. В полной мере идеология этой разновидности деревенской прозы проявилась в «Привычном деле» (1966) и «Плотницких рассказах» (1968) В.И.Белова, «Прощании с Матерой» (1976) В. Г. Распутина.

Сочетание обеих тенденций, проявившихся в деревенской прозе, характерно для таких писателей, как Ф.А. Абрамов, В. М. Шукшин, В. П. Астафьев, Е. И. Носов.

Существенную роль в формировании идейно-художественных ориентиров деревенской прозы сыграли ранние произведения А.И. Солженицына «Матренин двор» (1959) и «Один день Ивана Денисовича» (1962).

Хотя последнее и рассматривается как одна из первых ласточек лагерной прозы, но главный герой в нем — это деревенский мужик, стойко сносящий тяготы жизни благодаря крестьянской хватке.

В рассказе же «Матренин двор» не менее мужественно переживает все невзгоды, выпавшие на ее «свободную» долю, простая крестьянка Матрена.

«Военная проза»

Стремлением к исповедальности, субъективизации эпического образа отмечено творчество писателей-фронтовиков, активно заявивших о себе в «оттепельный» период. В связи с их произведениями на рубеже 1950— 1960-х годов литературно-критический лексикон пополнился понятием «военная проза».

Именно так было названо художественное течение, объединившее эпические произведения писателей-фронтовиков.

Писатели-фронтовики, с одной стороны, восприняли литературно-художественный опыт Виктора Некрасова, повесть которого «В окопах Сталинграда» (1946) была опубликована сразу после Победы, а с другой — выразили те же тенденции, которые были присущи «молодежной», «исповедальной прозе».

Не случайно излюбленным жанром «военной прозы» стала лирическая повесть, герой которой — молодой человек, еще не имеющий значительного жизненного опыта, вчерашний школьник, студент или выпускник военного училища. Сквозным сюжетом «фронтовой повести» является процесс становления характера в трагических обстоятельствах.

Обратите внимание

В целом теме и жанру остался верен В. Быков, белорусский писатель, чье творчество входило в состав многонациональной советской литературы.

Притчеобразие — характерная черта его произведений, на что впервые обратил внимание Л. Адамович.

Такова и его повесть «Сотников» (1970), заставляющая читателя задуматься о силе и слабости человеческого духа безотносительно к конкретно-историческим обстоятельствам.

С другой стороны, с эпическим началом рассказа М. Шолохова «Судьба человека» (1956) связано развитие больших эпических жанров, исследующих тему Великой Отечественной войны.

Одним из первых объемных произведений, в котором показан не только воинский героизм, но и трагизм военных поражений начала войны, является трилогия К. Симонова «Живые и мертвые» (1959 — 1971), написанная в жанре хроники.

С 1980-х годов в литературе появляются произведения, посвященные уже современным армейским будням и войнам. Назовем здесь «Афганские рассказы» (1989) О. Ермакова и роман «Афганец» (1991) Э. Пустынина.

Историческая проза

В произведениях В. Шукшина, Ю. Трифонова, Б.Окуджавы, А. Солженицына и других получила дальнейшее развитие историческая проза. При этом В. Шукшин и Ю. Трифонов в истории пытались найти ответы на современные вопросы; в повествовании Б.

Окуджавы сопрягаются разновременные пласты истории, такой прием позволяет автору выявить вечные вопросы, актуальные и для современности; А.

Солженицына интересуют переломные моменты отечественной истории, в которых так или иначе проявляются судьбы отдельных людей и народа в целом.

«Городская проза»

С именем прозаика Ю. Трифонова связано развитие городского, или интеллектуального, течения в литературе. Объектом художественного анализа в повестях Ю.

Трифонова «Обмен» (1969), «Предварительные итоги» (1970), «Долгое прощание» (1971), «Другая жизнь» (1975) является постепенная деградация личности. В отличие от «деревенской прозы», наследовавшей почвенническую традицию, «городская» проза формировалась на основе интеллектуальной традиции.

При этом оба течения поднимали проблемы девальвации нравственности в современном обществе, разрушения «самости» в личности современника. «Городская проза» также изображала нецельного человека, лишенного позитивного активного начала. Название одной из повестей Ю.

Важно

Трифонова — «Обмен» — символизирует процесс нравственной неопределенности современного человека. В числе близких ему писателей Трифонов называл В. Распутина, Ю. Казакова, А. Битова.

Именно в прозе Битова в полной мере проявилась проблема «не-своей» жизни в «ненастоящем времени».

В романе «Пушкинский дом» (1964— 1971) писатель независимо от зарубежных авторов использовал литературно-художественные приемы, характерные для постмодернистских произведений: авторский комментарий к тексту, эссеизм, вариативность сюжетных ходов, интертекстуальность, демонстрацию вымышленности повествования и т.д.

Условно-метафорическая проза

На рубеже 1970— 1980-х годов в русской литературе появляются произведения условно-метафорической прозы, в реалистическое повествование которых авторы вводят фантастических персонажей, фольклорно-мифологические мотивы и сюжеты.

Эти приемы позволяют соотнести события современности с вневременным планом и с позиций вечности оценить текущий момент. Таковы повести «Белый пароход» (1970) и «Пегий пес, бегущий краем моря» (1977) Ч. Айтматова, романы «Белка» (1984) А.

Кима и «Альтист Данилов» (1981) В. Орлова и др.

Прозаики, входившие в литературу на рубеже 1970 — 1980-х годов, В. Маканин, Р.Киреев, А.Ким и другие, уже демонстрировали отличное от традиционного реализма мироощущение и художественные принципы: бесстрастность повествования, отсутствие однозначной авторской оценки, амбивалентность героя, игровое начало.

Антиутопия

В 1980 — 1990-х гг. к жанру сатирической антиутопии обратились такие писатели, как Ф. Искандер («Кролики и удавы», 1982) и В. Войнович («Москва 2042», 1986), детективную антиутопию написал А. Гладилин («Французская Советская Социалистическая Республика», 1987), антиутопии-«катастрофы» создали В.

Маканин («Лаз», 1991) и Л.Леонов («Пирамида», 1994). Появление жанра антиутопии в последние десятилетия XX века весьма закономерно, поскольку идеологемы общества «развитого социализма» к этому времени были лишены реального содержания. Надежды на осуществление социалистической утопии не оправдались.

В 1990-е годы трагическим мироощущением пронизана и проза уже состоявшихся реалистов А. Астафьева, В. Распутина, В. Белова, Г. Владимова.

Использованы материалы книги: Литература: уч. для студ. сред. проф. учеб. заведений / под ред. Г.А. Обернихиной. М.: «Академия», 2010

Источник: http://classlit.ru/publ/literatura_20_veka/obshhie_temy/osnovnye_techenija_russkoj_prozy_vtoroj_poloviny_20_veka/89-1-0-543

Генезис лагерной прозы в отечественной словесности

Само понятие «проза» происходит из латинского языка, что означает «свободная речь». В литературоведении прозу противопоставляют поэзии — любой стихотворной форме. Изначально так было принято называть форму любого жанра нехудожественного текста, а позднее все литературно-художественные тексты, отличающиеся отсутствием композиционных повторов.

Сейчас существует целая система литературных жанров в прозе от эссе до биографии. Но есть не только жанровая классификация, но и тематическая. Тематика прозаического произведения зависит от места написания или пространства в литературном мире, от национальной принадлежности, от деятельности писателя или литературных героев.

Таким образом, проза может быть городской или национальной.<\p>

Лагерная проза обычно создается бывшими тюремными заключенными, которые в своем произведении хотят показать ту жизнь «за колючей проволокой», показать свой внутренний мир, поделиться эмоциями, чтобы читатель сопереживал герою и понял его поступки.

Литература раскрывает то, что в обычной жизни увидеть невозможно.<\p>

Совет

Говоря о значении этого термина, необходимо отметить, что «лагерная проза — тематическое направление в русском литературном процессе конца 50-х — 90-х гг.

XX века, создающее художественный образ лагеря в творческой рефлексии писателей (очевидцев, наблюдателей со стороны, тех, кто не видел вообще или изучал по архивам, воспоминаниям), обладающее следующими чертами: общие тематика и проблематика, связанные с экзистенциальной средой лагеря; автобиографический характер; документальность; историзм; художественное воплощение образа лагеря; особое пространство (замкнутость, остров, ад); особая психология человека, философское осмысление человека в ситуации несвободы; особая авторская рефлексия над текстом« [1].

Примечательно, что в современном мире «лагерная проза» прочно вошла в литературу, наравне с деревенской и военной прозой. Рассказы, являющиеся свидетельствами очевидцев, чудом выживших в лагерях, «продолжают поражать читателя своей обнаженной правдой. Возникновение этой прозы — явление уникальное в мировой литературе« [2].

Тема заключения и тюрьмы всегда была актуальной и в то же время страшной для читателей. Некоторые произведения лагерной прозы нацелены на историзм, то есть их целью является показать читателям, что происходило в то или иное время. Ведь еще и в зависимости от политического строя невинный человек мог оказаться по ту сторону решетки.

<\p>

Например, восстание декабристов в 1825 году — попытка государственного переворота, организованная дворянами, которых объединяла идея самодержавия и отмены крепостного права. В итоге, были арестованы и отправлены в Петропавловскую крепость 371 солдат Московского полка, 277 — Гренадерского и 62 матроса 5 Морского экипажа Арестованных декабристов привозили в Зимний дворец.

Сам император Николай выступал в качестве следователя [3]. Этот сюжет часто используется в литературе, конечно, лагерной прозой назвать это неверно, но то, что тема заключения актуальна уже давно и пользуется популярностью в литературе — подтверждается еще раз.

Например, данный сюжет можно найти в книге Марии Марич [4] «Северное сияние» — роман о жизненном пути декабристов и всех событиях того времени, опубликованный впервые в 1926 году.

Стоит отметить, что декабристы в большинстве своем связаны с литературой. «Солнце русской поэзии« [5] — Александр Сергеевич Пушкин поддерживал друзей-декабристов, посвящал свои стихотворения этим народным волнениям.

Обратите внимание

Вспоминаются события после революции 1917 года, повлекшие за собой Гражданскую войну, в результате которой временная власть была свергнута, а новое правительство состояло из большевиков.

В то время многие заключенные были освобождены, так как считались социально близкими к рабочему классу и оправданы тем, что предыдущая власть способствовала возникновению преступности в России. Но и появились те, кто были чужды советской власти: аристократия и духовенство, например, которые были арестованы за свои идеи.

А так называемые «сталинские репрессии» в 1937 году, которые были направлены на усиление социалистического политического строя. Отсюда вытекает то, что в России огромное количество заключенных, соответственно выделяется отдельный вид литературы, посвященный жизни в тюрьме.

То есть история нашего государства оказала влияние на формирование лагерной прозы. Таких примеров из истории множество, которые отражены в литературе.<\p>

Но и не стоит забывать о том, что настоящие преступники также попадали в заключение, и их судьбы тоже отражаются в текстах.

Однако, все вышеперечисленное — является острожной литературой, так как лагерей еще не было, а существовали тюрьмы, ссылки, остроги или каторги. До XX века такая литература называлась «острожной», так как описывала жизнь именно в этих местах.<\p>

Ссылки

  1. Старикова Л.С. «Лагерная проза» в контексте русской литературы ХХ века: понятие, границы, специфика // Вестник КемГУ. 2015. № 2-4 (62) С.169-174.
  2. Малова Ю. В. Становление и развитие «лагерной прозы» в русской литературе XIX — XX вв.: автореф. … дис. канд. филол. наук. Саранск, 2003.
  3. Фёдоров В.А. Статьи и комментарии // Мемуары декабристов. Северное общество. — Москва: МГУ, 1981. — С. 329.
  4. Мария Давыдовна Ма́рич (настоящая фамилия — Чернышёва; 1893–1961) — русская советская писательница
  5. В русском языке образное определение значения поэта Александра Сергеевича Пушкина

Источник: https://nauka21veka.ru/articles/filologicheskie-nauki/genezis-lagernoy-prozy-v-otechestvennoy-slovesnosti-1500978743/

Лагерная тема в русской литературе

Женская литература Рё книгоиздание РІ современной Р РѕСЃСЃРёРё Проблема женской литературы, как Рё вообще положение женщины РІ современной Р РѕСЃСЃРёРё, вызывает повышенный…

<\p>

Почему побежала красная армия 22 РёСЋРЅСЏ 1941 РіРѕРґР°, РІ 4 часа утра, армия Третьего рейха, Вермахт, начала военные действия СЃ РЎРЎРЎР . РџСЂРё этом техническое Рё численное…

<\p>

3 Глава 1. Социодиалект как культурная универсалия 3 1.1. Различие территориальных Рё социальных диалектов – 1.2. Общее понятие социодиалекта 4 1.3. Взаимопроникновение…

<\p>

РќРё РѕРґРёРЅ народ РЅРµ имел такого пространства, такого климата, таких границ, такого исторического бремени, такого многонационального состава, таких трудностей Рё…

<\p>

  • РЎ РїСЂРёС…РѕРґРѕРј лета начался период, РєРѕРіРґР° выпускники школ выбирают РєСѓРґР° РїРѕР№РґСѓС‚ учиться дальше. Конечно, это совсем РЅРµ легкий выбор, РЅРѕ помочь РІ выборе может рейтинг РІСѓР·РѕРІ РЅР° нашем сайте. Также РІ этом разделе представлена РІСЃСЏ нужная для абитуриентов информация.
  • Прежде, чем идти РІ выбранный РІСѓР· СЃ документами, нужно сначала получить аттестат, который выдается после сдачи экзаменов. Рђ подготовиться Рє РЅРёРј можно РІ нашем разделе ЕГЭ. Там также представлены варианты Р·Р° прошлые РіРѕРґР°.
  • Для девятиклассников РЅРµ менее важно окончание учебного РіРѕРґР°. Р�С… также ждет государственная итоговая аттестация. Подготовиться Рє ней можно РЅР° нашем сайте РІ разделе Р“Р�Рђ. Главное помнить: самоподготовка — это путь Рє успешной сдаче.

<\p>

Источник: https://5ballov.qip.ru/referats/preview/87976/2/

Русская литература XX века («Серебряный век». Проза. Поэзия)

Русская
литература
XX века — наследница традиции золотого века русской классической литературы.
Ее художественный уро­вень вполне сопоставим с нашей классикой.

На
протяжении всего столетия возникает в обществе и в литера­туре острый интерес к
художественному наследию и духовному по­тенциалу Пушкина и Гоголя, Гончарова и
Островского, Толстого и Достоевского, творчество которых воспринимается и
оценивается в зависимости от философских и идеологических течений времени, от
творческих поисков в самой литературе. Взаимодействие с традици­ей носит
сложный характер: это не только развитие, но и отталкива­ние, преодоление,
переосмысление традиций. В XX веке в русской литературе рождаются новые
художественные системы — модер­низм, авангардизм, социалистический реализм.
Продолжают жить реализм, романтизм. Каждой из этих систем присущи свое понима­ние
задач искусства, свое отношение к традиции, языку художест­венной литературы,
жанровым формам, стилю. Свое понимание лич­ности, ее места и роли в истории и
национальной жизни.

Литературный
процесс в России XX века во многом определялся воз­действием на художника,
культуру в целом различных философских сис­тем и политики. С одной стороны,
несомненно влияние на литературу идей русской религиозной философии конца XIX
начала XX века (труды Н. Фе­дорова, В. Соловьева, Н. Бердяева, В. Розанова и др.

),
с другой — марксист­ской философии и большевистской практики.

Марксистская
идеология, начиная с 1920-х годов, устанавливает в литературе жесткий диктат,
изго­няя из нее все несовпадающее с ее партийными установками и строго рег­ламентированными
идейно-эстетическими рамками социалистического реализма, директивно
утвержденного основным методом отечественной литературы XX века на Первом
съезде советских писателей в 1934 году.

Важно

Начиная
с 1920-х годов, наша литература перестает существо­вать как единая национальная
литература. Она вынужденно разде­ляется на три потока: советская; литература
русского зарубежья (эмигрантская); и так называемая «задержанная» внутри
страны, то есть не имеющая выхода к читателю по цензурным соображени­ям.

Эти
потоки вплоть до 1980-х годов были изолированы друг от друга, а читатель не
имел возможности представить целостную кар­тину развития национальной
литературы. Это трагическое обстоя­тельство составляет одну из особенностей
литературного процес­са.

Оно же во многом обусловило трагизм судеб, своеобразие
твор­чества таких писателей, как Бунин, Набоков, Платонов, Булгаков и др. В
настоящее время активная публикация произведений писате­лей-эмигрантов всех
трех волн, произведений, долгие годы проле­жавших в писательских архивах,
позволяет увидеть богатство и многообразие национальной литературы.

Появилась
возможность подлинно научного ее изучения во всем объеме, постигая внутрен­ние
закономерности ее развития как особой, собственно художе­ственной области
общеисторического процесса.

В изучении
русской литературы и ее периодизации преодолевают­ся принципы исключительной и
прямой обусловленности литератур­ного развития социально-политическими
причинами. Конечно, лите­ратура реагировала на важнейшие политические события
времени, но в основном в плане тематики и проблематики.

По своим художест­венным
принципам она сохраняла себя как самоценную сферу духов­ной жизни общества.

Традиционно выделяются следующие периоды:<\p>

1) конец XIX века — первые
десятилетия XX века;<\p>

2) 1920—1930-е годы;<\p>

3) 1940-е — середина 1950-х годов;<\p>

4)
середина 1950-х—1990-е годы.

ЛИТЕРАТУРА
«СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА»

Конец
XIX века были переломным ис­торическим
периодом в развитии общественной и художественной жизни России. Это время
характеризуется резким обострением социальных конфликтов, ростом массовых
выступлений, полити­зацией жизни и необычайным ростом личностного сознания.

Че­ловеческая
личность осознается как единство многих начал — со­циального и природного,
нравственного и биологического. И в ли­тературе персонажи не определяются
исключительно и по преиму­ществу средой и социальным опытом.

Появляются разные,
порой полярные, способы отражения реальности.

Совет

Впоследствии
поэт Н. Оцуп назвал этот период «серебряным ве­ком» русской литературы.
Современный исследователь М.

Пьяных так определяет этот этап отечественной
культуры: «Серебрянный век» — в сравнении с «золотым», пушкинским, — принято
назы­вать в истории русской поэзии, литературы и искусства конец XIX — начало XX столетия.
Если иметь в виду, что у «серебряного века» был пролог (80-е годы XIX в.

) и
эпилог (годы Февральской и Октябрь­ской революций и гражданской войны), то
началом его можно счи­тать знаменитую речь Достоевского о Пушкине (1880 г.), а
концом — речь Блока «О назначении поэта» (1921), тоже посвященную «сыну
гармонии» — Пушкину.

С именами Пушкина и Достоевского свя­заны две основные,
активно взаимодействующие между собой тен­денции в русской литературе как
«серебряного века», так и всего XX столетия — гармоническая и трагедийная».

Тема судьбы России,
ее духовно-нравственной сущности и историче­ских перспектив становится
центральной в творчестве писателей разных идейных и эстетических течений.
Обостряется интерес к проблеме на­ционального характера, специфике национальной
жизни, природы че­ловека.

В творчестве писателей разных художественных методов
они решаются по-разному: в социальном, конкретно-историческом плане реалистами,
последователями и продолжателями традиций критическо­го реализма XIX века.
Реалистическое направление представляли А. Се­рафимович, В. Вересаев, А. Куприн,
Н. Гарин-Михайловский, И. Шмелев, И.

Бунин и др. В метафизическом плане, с
использованием элементов ус­ловности, фантастики, уходя от принципов
жизнеподобия — писателя­ми-модернистами. Символистами Ф. Сологубом, А. Белым,
экспрессиони­стом Л. Андреевым и др.

Рождается и новый герой, «непрерывно расту­щий»
человек, преодолевающий оковы угнетающей и подавляющей его среды. Это герой
М. Горького, герой социалистического реализма.

Литература начала
XX века
— литература философской пробле­матики по преимуществу. Любые
социальные аспекты жизни при­обретают в ней глобальный духовный и философский
смысл.

Определяющие черты
литературы этого периода:

интерес
к вечным вопросам: смысл жизни отдельного челове­ка и человечества; загадка
национального характера и истории Рос­сии; мирское и духовное; человек и
природа;

интенсивный
поиск новых художественных средств вырази­тельности;

Обратите внимание

появление
нереалистических методов — модернизма (симво­лизм, акмеизм), авангардизма
(футуризм);

тенденции
к взаимопроникновению литературных родов друг в друга, переосмысление
традиционных жанровых форм и напол­нение их новым содержанием.

Проза

Борьба
двух основных художественных систем — реализма и модернизма — определила
развитие и своеобразие прозы этих лет. Несмотря на дискуссии о кризисе и
«конце» реализма, новые воз­можности реалистического искусства открывались в
творчестве позднего Л.Н. Толстого, А.П. Чехова, В.Г. Короленко, И.А. Бунина.

Молодые
писатели-реалисты (А. Куприн, В. Вересаев, Н. Телешов, Н. Гарин-Михайловский,
Л. Андреев) объединились в московский кружок «Среда». В издательстве
товарищества «Знание», руково­димом М.

Горьким, они публиковали свои
произведения, в которых развивались и своеобразно трансформировались традиции
демо­кратической литературы 60—70-х годов, с ее особым вниманием к личности
человека из народа, его духовным исканиям.

Продолжа­лась чеховская традиция.

Проблемы
исторического развития общества, активной созида­тельной деятельности личности
поднимал М.Горький, в его творче­стве очевидны социалистические тенденции
(роман «Мать»).

Необходимость
и закономерность синтеза принципов реализма и модернизма обосновывали и
осуществляли в своей творческой практике молодые писатели-реалисты: Е. Замятин,
А. Ремизов и др.

Особое место
занимает в литературном процессе проза симво­листов. Философское осмысление
истории характерно для трило­гии Д. Мережковского «Христос и Антихрист». Историю
и стили­зацию истории мы увидим в прозе В.Брюсова (роман «Огненный ангел»). В
романе «без надежды» «Мелкий бес» Ф.

Важно

Сологуба фор­мируется поэтика
модернистского романа, с его новым осмысле­нием классических традиций. А. Белый
в «Серебряном голубе» и «Петербурге» широко использует стилизацию, ритмические
воз­можности языка, литературные и исторические реминисценции для создания
романа нового типа.

Поэзия

Особенно
интенсивные поиски нового содержания и новых форм происходили в поэзии.
Философские и идейно-эстетические тенденции эпохи воплотились в трех основных
течениях.

В
середине 90-х годов в статьях Д.Мережковского и В.Брюсова тео­ретически
обосновывался русский символизм. Большое влияние на
символистов оказали философы-идеалисты А. Шопенгауэр, Ф. Ницше, а также
творчество французских поэтов-символистов П. Верлена, А. Рем­бо.

Символисты
провозгласили как основу своего творчества мисти­ческое содержание и символ —
основное средство его воплощения. Красота — единственная ценность и главный
критерий оценки в поэзии старших символистов. Творчество К. Бальмонта, Н. Минского, З. Гиппиус, Ф.

Сологуба отличает необычайная музыкальность, оно ориентировано
на передачу мимолетных, озарений поэта.

В
начале 1900-х годов символизм переживает кризис. Из симво­лизма выделяется
новое течение, так называемый «младосимволизм», представленный Вяч. Ивановым,
А. Белым, А. Блоком, С. Со­ловьевым, Ю. Балтрушайтисом.

На младосимволистов
огромное влияние оказал русский религиозный философ В.Соловьев. Они
разрабатывали теорию «действенного искусства». Для них была ха­рактерна
трактовка событий современности и истории России как столкновения
метафизических сил.

В то же время для творчества младосимволистов характерно
обращение к социальным вопросам.

Совет

Кризис
символизма обусловил появление нового течения, про­тивостоящего ему, — акмеизма. Акмеизм сформировался в
круж­ке «Цех поэтов». В него входили Н. Гумилев, С. Городецкий, А. Ах­матова,
О. Мандельштам, Г. Иванов и др.

Они пытались реформиро­вать эстетическую систему
символистов, утверждая самоценность реальной действительности, сделали
установку на «вещное» воспри­ятие мира, «вещную» ясность образа.

Для поэзии
акмеистов харак­терна «прекрасная ясность» языка, реализм и точность деталей,
жи­вописная яркость изобразительно-выразительных средств.

В
1910-е годы возникает авангардистское течение в поэзии — футуризм. Футуризм неоднороден:
внутри него выделяются не­сколько групп. Наибольший след в нашей культуре
оставили кубофутуристы (Д. и Н. Бурлюки, В. Хлебников, В. Маяковский, В. Камен­ский).
Футуристы отрицали социальное содержание искусства, культурные традиции.

Им
свойственно анархическое бунтарство. В своих коллективных программных сборниках
(«Пощечина обще­ственному вкусу», «Дохлая луна» и др.) они бросали вызов «так
на­зываемому общественному вкусу и здравому смыслу».

Футуристы разрушали
сложившуюся систему литературных жанров и стилей, на базе разговорного языка
разрабатывали близкий к фольклору тонический стих, проводили эксперименты со
словом.

Литературный
футуризм был тесно связан с авангардистскими течениями в живописи. Почти все
поэты-футуристы были профес­сиональными художниками.

Свое особое место в литературном процессе начала века
зани­мала новокрестьянская поэзия, опирающаяся на народную культу­ру (Н. Клюев,
С. Есенин, С. Клычков, П. Орешин и др.)

Источник: http://5litra.ru/proizvedeniya/russian_classik/815-russkaya-literatura-xx-veka-serebryanyy-vek-proza-poeziya.html

Ссылка на основную публикацию