Сравнение «пророка» пушкина и «пророка» лермонтова

Сравнение стихотворений “Пророк” Пушкина и Лермонтова (сопоставительный анализ)

Два стихотворение с одинаковым названием «Пророк» были созданы двумя талантливейшими поэтами XIX века А. С. Пушкиным и М.Ю. Лермонтовым с разницей в 15 лет.

Пушкин сочинил своего «Пророка» в 1826 году, лермонтовский «Пророк» был написан в 1840-м году во время кавказской ссылки. Надо заметить, что Лермонтов преклонялся перед Пушкиным, мечтал о знакомстве с ним.

Но, высоко оценивая талант Пушкина, Лермонтов предъявлял к себе очень высокие требования и считал, что его стихи недостойны того, чтобы показывать их Гению Российской поэзии.

Сравнение стихотворений «Пророк» Пушкина и Лермонтова демонстрирует их духовную и тематическую взаимосвязь.

«Пророк» Александра Пушкина явился попыткой поэта осмыслить свое место и предназначение в жизни и на литературном поприще. А с другой стороны стихотворение Пушкина служит призывом к современникам – глаголом жечь сердца людей.

Обратите внимание

Стихотворение создано в жанре классической оды. В нем использованы возвышенные слова, характерные для этого поэтического жанра. Этим Пушкин хотел подчеркнуть, что ода, как литературный жанр, должна прекратить служить власть предержащим. Это был вызов старой литературной школе, последователями которой были Державин, Ломоносов, Карамзин, отчасти Жуковский.

В «Пророке» Пушкина звучит начало темы. Поэт показывает, как к его герою в пустыне прилетел шестикрылый Серафим, представляющий в христианстве Божьего посланника. Серафим духовно преобразил человека, который стал понимать язык зверей и птиц, слышать ангелов на небесах. Этот сюжет частично взят из библейской Книги Пророка Исайи.

Стихотворение наполнено аллегориями. Под пророком подразумевается поэт, духовно перерожденный, тонко чувствующий страдания, красоту природы, язык зверей. Он видит и слышит не так, как видят и слышат обычные люди.

Сравнительная характеристика стихотворений, показывает, что «Пророк» Лермонтова служит своеобразным продолжением пушкинской темы. Да, он, пророк исполнился волею Божьею и пошел жечь сердца людей. Лермонтов как будто показывает, что стало с пророком годы спустя:

С тех пор как вечный судия
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я

Страницы злобы и порока.

О библейской теме свидетельствуют и многочисленные старославянизмы (глагол, виждь, внемли, десница и другие), употребление которых воспринимается более логично, если вспомнить, что в XIX веке Библия издавалась, читалась и изучалась на старославянском языке.

В своем стихотворении Лермонтов показывает не только себя, он говорит и о том, что стало с Пророком — Пушкиным, которому тоже приходилось, правда, вынужденно, скрываться в «пустыне» — в родном имении Михайловском.

Лермонтов не отступает от пушкинской темы, он показывает, насколько тернист путь всех пророков. Но пророк Лермонтова может быть счастливым, только оставаясь наедине с собой, разговаривая с тварями земными и звездами. Для людей он является изгоем и посмешищем.

Люди превозносят тех, и верят тем, кто говорит то, что они хотят услышать. А если пророк призывает к смирению и служению Богу или Отечеству, значит, он неуживчивый, гордый глупец. В лермонтовском «Пророке» звучит библейская тема из книги Иеремии.

Пророк Иеремия тоже был не понят своими современниками и подвергался гонениям.

Важно

Сравнительный анализ стихотворений Пушкина и Лермонтова «Пророк», указывает и на единство стилей, в которых написаны оба стихотворения.

Стихотворение Пушкина опирается на библейский стиль и библейскую лексику, Лермонтов в своем «Пророке» придерживается той же тематики, в его произведении также встречаются старославянизмы, хотя стихотворение написано в лирическом жанре, и более простым языком, чем «Пророк» Пушкина.

Если вспомнить о том, что стихотворение Лермонтова было написано незадолго до его гибели, то можно предположить, что в своем Пророке он показал и свой тернистый путь. Лермонтов тоже попал в опалу после серии своих стихотворений: «На смерть поэта», «Прощай немытая Россия», «Родина» и др.

В 1840-м году его сослали на Кавказ с приказом посылать его на передовые линии.

Поводом для этой ссылки послужила дуэль с сыном французского посла, а истинная причина крылась в его вольнолюбивых стихах, которые с возрастом и расцветом его таланта становились все более адресными и направленными.

Безверие и уныние, которыми пронизано стихотворение Лермонтова, связаны не только с гонениями его творчества, но и с общими настроениями, царившими в тогдашней Российской среде. Если Пушкинский Пророк, вдохновленный гласом Божьим, идет из пустыни к людям, то пророк Лермонтова, напротив, бежит от людей в пустыню.

Источник: https://PoetPushkin.ru/stihi/grazhdanskaya-lirika/sravnenie-stihotvorenij-prorok-pushkina-i-lermontova.html

“Пророк” А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова — сравнительный анализ

Михаил Юрьевич Лермонтов и Александр Сергеевич Пушкин стали новаторами в ос­мыслении темы поэта и поэзии, именно она поднимается в стихотворениях «Пророк» обоих поэтов.<\p>

Несмотря на то, что названия одинаковы, сюжеты произведений разные. Пушкинский сюжет – становление пророка.

Образ поучающего и спасающего свой народ библейского пророка служит для Александра Сергеевича примером, он обращался к «Книге пророка Исайи». Лермонтов продолжает пушкинскую тему превра­щения поэта в пророка и развивает ее согласно своим убеждениям.

Совет

Прототипом его пророка является Иеремия, поэтому за помощью Михаил Юрьевич обращался к “Книге пророка Иеремии” и к “Плачу Иеремии”.

Пророк – посланник Бога, миссия пророка у Пушкина и Лермонтова – именно пророчествовать, “глаголом жечь сердца людей”. В стихотворении Пушкина дана картина сурового и страшного перерождения человека во всевидящего и всезнающего пророка, он терпит муки, но зато ему открывается высшая истина, которую он понесет людям. Он платит своей жизнью за искру таланта.<\p>

И Бога глас ко мне воззвал:

«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей».

Спустя 15 лет М.Ю. Лермонтов в своем «Пророке» начинает с того, чем закончил Пушкин:

С тех пор как Вечный Судия
    Мне дал всеведенье пророка…

«Пророк» Пушкина построен на использовании церковно-славянизмов, архаизмов, что придает стихотворению торжественность, оно звучит как призыв к великому делу, у Лермонтова в «Пророке» используется современная лексика, поэтому и стихотворение лишено всякой торжественности. Более того, Лермонтов выбрал трагический сюжет: непонимание в взаимоотношениях пророка и тех, кому он хотел служить. Толпа воинственна, ей не нужен «герой», открывающий правду, а старцы пугают им своих внуков:<\p>

«Смотрите: вот пример для вас!

Он горд был, не ужился с нами:

Глупец, хотел уверить нас.

Что Бог гласит его устами!

Смотрите ж, дети, на него:

Как он угрюм, и худ, и бледен!

Смотрите, как он наг и беден,

Как презирают все его!»

В меня все ближние мои

                                            Бросали бешено каменья

И только природа понимает поэта:

И звезды слушают меня,<\p>

Лучами радостно играя.

У Лермонтова есть портрет пророка. Его видят со стороны. И этот портрет вызывает сочувствие. Герой полностью разочарован в своем существовании и одинок в людском окружении. Именно эта тема — тема одиночества, изгнанничества прохо­дит через все творчество Михаила Юрьевича Лермонтова.

Гармония мира открылась лирическому герою в стихотворении Пушкина. Он готов к встрече с людьми, готов “глаголом жечь сердца людей”. Лермонтовский пророк увидел “Страницы злобы и порока”: он не принят людьми, он изгнан.

“Пустыня мрачная” из пушкинского стихотворения приобретает у М. Лермонтова черты романтической пустыни, освещенной звездами. Она может приютить пророка, защитить его от всей этой воинственной толпы, она  противопоставлена “шумному граду”.

<\p>

Таким образом, можно сказать, что оба стихотворения имеют общие черты, например, они пронизаны темой поэта и поэзии. Но в то же время сюжеты совсем разные.

Пушкин показывает муки становления пророком, а Лермонтов – тяжелую жизнь и изгнание пророка.

Источник: https://dima-melkin.livejournal.com/6450.html

Сравнительный анализ стихотворения «Пророк» Пушкина и Лермонтова

В поэзии время от времени встречаются произведения разных авторов, связанные единым сюжетом или темой. Часто одно произведение является переводом или вольным переложением другого. К таким литературным парам можно отнести «Пророка» А. С. Пушкина и одноимённое стихотворение М. Ю. Лермонтова. Рассмотрим их сходства и различия и попробуем объяснить, чем они обусловлены.

Начнём с пушкинского «Пророка». Это произведение было создано 8 сентября 1826 года. Впервые его опубликовал журнал «Московский вестник» в 1828 году.

Оно написано одной строфой, в которой сочетаются парные и перекрёстные рифмы. Стихотворный размер – четырёхстопный ямб. Речь в произведении ведётся от первого лица.

Обратите внимание

Поэт описывает свой необыкновенный опыт, который позволил ему духовно переродиться и обрести новую творческую цель.

Своего «Пророка» Михаил Юрьевич Лермонтов написал в 1841 году. Его напечатали в журнале «Отечественные записки» в 1844 году. Критики отмечают, что это стихотворение написано по мотивам произведения Пушкина, но осмысляет образ вещего поэта в контексте его жизни в обществе.

Различия между этими произведениями заметны ещё на уровне композиции. Если речь героя Пушкина течёт неделимым потоком, то Лермонтов разделяет своё стихотворение на части.

Всего в нём семь строф-четверостиший, где преобладает перекрёстная рифма. Только последнее четверостишие имеет кольцевую форму.

Михаил Юрьевич тоже ведёт повествование от первого лица, но как бы выступает и в качестве наблюдателя, рассказывая о лирическом герое, т. е. себе, словами окружающих его людей.

Очевидна разница в лексике. У Пушкина мы встречаем более архаичные выражения, например, «зеница», «десница», «персты». Думается, это связано с большим пафосом повествования. Кроме того, этот «Пророк» богаче на эффектные, иногда пугающие эпитеты («десницею кровавой», «грудь отверстую»).

Отметим общий момент – Лермонтов использует тот же стихотворный размер (четырёхстопный ямб), что и его предшественник. Ещё одно сходство – применение одного синтаксического приёма – анафоры.

У обоих поэтов встречаются строки, начинающиеся с повторяющегося слова. Вот как это выглядит у Александра Сергеевича:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полёт,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.

Вот пример анафоры у Лермонтова:
«Смотрите: вот пример для вас!

Смотрите ж, дети, на него:

Важно

Что касается сюжета стихотворений, то они относятся друг к другу скорее как начало и продолжение единой истории. Если Александр Сергеевич описывает процесс становления пророка, его инициацию, то Михаил Юрьевич больше внимания уделяет его дальнейшей судьбе.

Пушкин рассказывает о встрече героя с небесным созданием, которое меняет его суть, а затем сам бог напутствует его на выполнение новой миссии.

Лермонтов же рассказывает о божественном даре как об уже свершившемся факте, и рассуждает о жизни поэта в обществе, его осуждении окружающими людьми.

Следует обратить внимание и на декорации, в которых происходит действие обоих стихотворений. Кажется, будто они общие – сюжет «Пророков» разворачивается в пустыне. Но в пушкинском произведении лирический герой начинает здесь свой путь, а поэт Лермонтова приходит в пустыню уже после мытарств по городам.

Не менее важны образы в произведениях. Оба пророка обретают свой дар по велению высших существ. Но героя Александра Сергеевича посещает ангел, описанный эпитетом «шестикрылый серафим», а затем к нему обращается Господь. Лермонтов же использует метафоры «Вечный Судия», «Предвечный», которые отсылают непосредственно к Богу.

Читайте также:  Театр абсурда — это…

Интересна и роль, которую исполняют герои произведений. Михаил Юрьевич повествует о скромной жизни своего лирического героя в пустыне. В этом видится аллюзия на евангельский рассказ об искушении Христа Дьяволом. Возможно, автор проводит параллель между поэтом и Искупителем, показывая, что оба они идут на жертвы ради народа.

Подведём итог. Разумеется, между стихотворениями имеются сходства, например, общая тема и лирический герой, одинаковый стихотворный размер, общее место действия, единый взгляд на происхождение поэтического дара и его назначение.

Однако отличий между ними гораздо больше. Такая ситуация совершенно естественна, ведь речь идёт о произведениях разных по духу авторов, обладавших неодинаковыми интересами и мировоззрением.

Совет

Оба «Пророка» имеют высокую художественную ценность и заставляют читателей задуматься на серьёзные философские темы.

Источник: https://pishi-stihi.ru/sravnitelnyj-analiz-stihotvoreniya-prorok-pushkina-i-lermontova.html

Образ пророка Пушкина и Лермонтова – Сочинение

Как можно истолковать образ пророка в одноимённых сти­хотворениях А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова? Сходство и различие образов пророка.

Стихотворение М.Ю. Лермонтова «Пророк» — это своего рода ответ на стихотворение Пушкина с тем же названием. Оба художника говорят читателю о том, что главное предна­значение поэта — нести миру, людям истину, «глаголом жечь сердца людей».

Черты одиночества и разлада с действительностью присущи обоим пророкам. Но лирического героя, поэта, в стихотворе­нии Пушкина воскресил Господь, и отныне он, наделённый чудесным даром пророчества, в гармонии с Богом, миром, людьми.

И пророк в стихотворении Лермонтова отмечен знаком выс­шей, Божественной милости. Ему, лирическому герою, поэту, «вечный судья» дал «всеведенье пророка».

Но его призванию не дано осуществиться: толпа, «ближние», враждебно восприняв его «любви и правды чистые ученья», изгоняют его в пустыню. В пустыню в материальном, вещном смысле, но вовсе не в ду­ховном.

В единении с природой теперь живёт герой, питаясь, «как птицы, даром божьей пищи».

И пустыня в стихотворении Лермонтова не символ перепу­тья и страстных поисков смысла жизни. Он живёт в реальной пустыне, пребывая, однако, в гармонии с природой, с Богом.

Ведь для героя пустыня становится и местом его уединения, пристанищем, куда не вхожа враждебная толпа.

Обратите внимание

Когда же поэту, с непринятым в нём даром пророка, прихо­дится посещать «шумный град», враждебно настроенные люди готовы забросать его «каменьями».

Но главное — толпа не в силах простить поэту его гор­дыни: ведь он хотел уверить людей в том, что «Бог гласит его устами».

И самолюбивые старцы говорят юным:

Смотрите ж, дети, на него:

Как он угрюм, и худ, и бледен!

Смотрите, как он наг и беден,

Как презирают все его.

Ошибочное суждение о поэте, пророке, передаётся из поко­ления в поколение — противоречия между поэтом и обществом обостряются.

Итак, в заключение можно сказать, что поэт, лирический герой стихотворения Пушкина, преображается духовно. Про­роческий дар помогает ему жить в гармонии с миром, с людьми, с Богом.

А поэт в стихотворении Лермонтова несчастен; он реальный человек, видится в бытовых подробностях.

Пушкинский пророк уверен в важности своей миссии — «Гла­голом жечь сердца людей». Пророк в стихотворении Лермонтова трагически одинок.

Подтверждается мысль, высказанная Пушкиным в стихотво­рении «Поэт» (1827). Истинный поэт в своём творческом взлёте, в минуты поэтического вдохновения, уходит от суетности мира и от людской молвы. В уединении, в отдалённости от толпы, он призван вещать истину — и в этом он видит своё высочайшее предназначение:

Бежит он, дикий и суровый,

И звуков, и смятенья полн,

На берега пустынных волн,

В широкошумные дубровы…

Уточняем: и поэт («я»), и наделённый даром пророчества человек (пророк), и лирический герой стихотворений представ­лены в одном образе.

Здесь искали:

  • сочинение два пророка диалог пушкина и лермонтова
  • пушкин образ пророка
  • сочинение на тему 2 пророка диалог пушкина и лермонтова

Источник: http://Sochineniye.ru/obraz-proroka-pushkina-i-lermontova/

Образ пророка в одноимённых стихотворениях А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова и Н.А.Некрасова

Образ пророка в одноимённых стихотворениях А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова и Н.А.Некрасова

Русская поэзия XIX дала нам три взгляда на мир, три точки зрения на жизнь человека и место его существования, три концепции понимания поэта и поэзии. Наиболее полно эти взгляды выражены в стихотворении А.С.Пушкина «Пророк» и одноимённых произведениях М.Ю.Лермонтова и Н.А.Некрасова.

Образ пророка – прежде всего образ религиозный, и обращение к нему требует от автора – наряду с верой – чёткой жизненной позиции и особой ответственности за своё слово.

Пророк – человек, возглашающий истину, избранный Богом и устами которого говорит Бог, и цель пророка на земле – нести христианские истины.

Важно

Однако, намеренное или ненамеренное искажение автором истинного, христианского понимания пророка, способно привести к возникновению образа лжепророка, несущего совершенно иные, противоположные ценности и истины.

И разница между пророком и лжепророком не только в тех истинах и лжеистинах, которые они несут, но и в самой природе их духа, и если брать шире – в тех силах, которые за ними стоят, которые, в конечном счёте, ведут человека к царству Бога или к царству Антихриста. И на кажущуюся на первый взгляд схожесть, одноимённые стихотворения названных мной авторов имеют разные трактовки образа пророка.

И у А.С.Пушкина, и у М.Ю.Лермонтова, и у Н.А.Некрасова наблюдается проведение параллели между образом пророка и поэтом. Подобно тому, как пророк получает свой дар от Бога и несёт всем людям христианские истины, так и поэт черпает вдохновение свыше и словом способен затрагивать человеческие сердца.

Обратимся к пониманию образа пророка А.С.Пушкиным:

ПРОРОК

Духовной жаждою томим,

В пустыне мрачной я влачился, –

И шестикрылый серафим

На перепутье мне явился.

Перстами легкими как сон

Моих зениц коснулся он.

Отверзлись вещие зеницы,

Как у испуганной орлицы.

Моих ушей коснулся он, –

И их наполнил шум и звон:

И внял я неба содроганье,

И горний ангелов полет,

И гад морских подводный ход,

И дольней лозы прозябанье.

И он к устам моим приник,

И вырвал грешный мой язык,

И празднословный и лукавый,

И жало мудрыя змеи

В уста замершие мои

Вложил десницею кровавой.

И он мне грудь рассек мечом,

И сердце трепетное вынул,

И угль, пылающий огнем,

Во грудь отверстую водвинул.

Как труп в пустыне я лежал,

И бога глас ко мне воззвал:<\p>

«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей».

Стихотворение написано в 1826 году. Лирический герой, томимый «духовной жаждой», находясь на перепутье, т.е. во дни сомнений и поиска себя, встречает серафима, полностью преображающего главного героя и меняющего его взгляд на мир.

Некогда закрытые глаза, как признак духовной слепоты, обретают орлиную зоркость; уши героя стали слышать всё, что не было ему доступно раньше – и дольний мир, и горний; «грешный язык» заменён змеиным жалом, способным жалить и «глаголом жечь сердца людей»; вместо обычного сердца в отверстую грудь входит «угль, пылающим огнём» – новое отзывчивое и горячее сердце.

Теперь к лежащему как труп лирическому герою обращается Бог, называя его пророком и определяя его будущую судьбу и назначение:

«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей».

По мнению А.С.Пушкина, настоящий пророк должен иметь «зоркие глаза, чуткий слух, острый язык, трепетное сердце, чтобы видеть, слышать, клеймить несправедливость и чувствовать страдания и боль людей – нести христианские истины, несмотря на трудности и тяготы» [].

Таким же должен быть и истинный поэт, чья лира несёт свет и отдана народу. Как мы видим, А.С.Пушкин создаёт исконное русское понимание образа пророка, вкладывая в него христианское звучание. Многие исследователи, однако, относят это стихотворение А.С.

Пушкина к гражданской лирике и видят в нём революционные настроения, связывая причину написания произведения с вестью о казни декабристов и наполняя образ пророка чертами борца с «гнётом царского режима». Такая позиция, на наш взгляд, не отвечает идее стихотворения.

Пророк, как и поэт, несёт христианские истины независимо от существующей власти, эпохи и каких бы то ни было иных причин, признавая высшим судом только суд Бога.

Образ пророка развивает вслед за А.С.Пушкиным М.Ю.Лермонтов. Стихотворение Лермонтова написано в последний год жизни автора – в 1841 году – и подводит своеобразный итог творческому и жизненному пути поэта.

Совет

Известно, что в последние годы жизни в творчестве Лермонтова возникли противоречия – наметился переход от романтизма к реализму, от эгоистического, индивидуального начала к русскому пониманию жизни, о чём свидетельствуют такие произведения, как «Бородино», «Родина» и др.

, но переход этот не был осуществлён окончательно из-за смерти поэта.

В стихотворении «Пророк» Лермонтов развенчивает собственные прежние убеждения, теории мистического богоизбранничества и превосходства пророка и поэта, показывая всю несостоятельность эгоистического начала и жизни только для самого себя. Если в стихотворении А.С.Пушкина показано рождение пророка, то в произведении Лермонтова – его дальнейшая судьба.

ПРОРОК

С тех пор как вечный судия

Мне дал всеведенье пророка,

В очах людей читаю я

Страницы злобы и порока.

Провозглашать я стал любви

И правды чистые ученья:

В меня все ближние мои

Бросали бешено каменья.

Посыпал пеплом я главу,

Из городов бежал я нищий,

И вот в пустыне я живу,

Как птицы, даром божьей пищи;

Завет предвечного храня,

Мне тварь покорна там земная;

И звезды слушают меня,

Лучами радостно играя.

Когда же через шумный град

Я пробираюсь торопливо,

То старцы детям говорят

С улыбкою самолюбивой:

«Смотрите: вот пример для вас!

Он горд был, не ужился с нами.

Глупец, хотел уверить нас,

Что бог гласит его устами!

Смотрите ж, дети, на него:

Как он угрюм и худ и бледен!

Смотрите, как он наг и беден,

Как презирают все его!»

Как мы видим, судьба пророка в стихотворении трагична. Человек, призванный нести слово Бога, повсюду гоним и презираем. Лермонтов создаёт образ пророка, отошедшего от порученных ему свыше заветов. Пророк не видит ни одного достойного человека вокруг себя, читая в глазах людей лишь «страницы злобы и порока».

В стихотворении появляется противопоставление: пророк (поэт) – народ, толпа.

Гордыня («он горд был, не ужился с нами») ставит пророка в его же собственных глазах на недосягаемую высоту, только с ним говорит Бог, только он может нести истинное слово, и потому выпавшие на его долю тяготы и испытания воспринимаются им как заслуженные страдания, делая его изгнанником и чужим среди людей. Только в пустыне он чувствует силу своего дара:

Мне тварь покорна там земная;

И звезды слушают меня,

Именно потому, что пророк забыл о своём высоком предназначении и противопоставил себя всем людям, живущим на земле, «правды чистые ученья» не приносят добра и не проникают в человеческое сердце.

Так и поэт, по мысли Лермонтова, оторванный от народа, считающий себя выше других и идущий в своём творчестве по пути индивидуализма, не способен нести христианские истины и никогда не будет понят и принят.

Читайте также:  Концепция мира и человека в романе дж.барнса «история мира в 10 с половиной главах»

Таким образом, Лермонтов в стихотворении создаёт трагический образ пророка, ставшего жертвой собственной гордыни и потому утратившего со стороны людей веру в него. Пророк, как человек, не выдержал возложенного на него дара. Автор показывает всю несостоятельность индивидуалистического взгляда на мир.

Следующее стихотворение, с одноимённым названием «Пророк», было написан Некрасовым в 1874 году, за 3 года до смерти, в период его «Последних песен». По воспоминаниям революционера-народника П.В.Григорьева (Безобразова), на его вопрос о портрете Н.Г.

Обратите внимание

Чернышевского, Некрасов встал и прочёл стихотворение «Пророк» []. Несмотря на все литературоведческие споры о том, кому всё же посвящено произведение, бесспорным остаётся следующий факт: образ некрасовского пророка приложим к «любому человеку 70-х гг.

, соединившему в себе демократический революционный идеал с очарованием нравственной чистоты и красоты» [].

ПРОРОК

Не говори: “Забыл он осторожность!

Он будет сам судьбы своей виной!..”

Не хуже нас он видит невозможность

Служить добру, не жертвуя собой.

Но любит он возвышенней и шире,

В его душе нет помыслов мирских.

“Жить для себя возможно только в мире,

Но умереть возможно для других!”

Так мыслит он – и смерть ему любезна.

Не скажет он, что жизнь его нужна,

Не скажет он, что гибель бесполезна:

Его судьба давно ему ясна…

Его еще покамест не распяли,

Но час придет – он будет на кресте;

Его послал бог Гнева и Печали

Рабам земли напомнить о Христе.

Как мы видим, в лице пророка Н.А.Некрасов представляет нам идеал общественного деятеля 70-х годов XIX века, и этот идеал прямо вытекает из общеизвестной некрасовской формулы: «Поэтом можешь и не быть, но гражданином быть обязан».

Следовательно, любой человек обязан быть гражданином, а если он ещё и поэт – обязан быть вдвойне. По мысли Н.А.Некрасова, существующий режим России не даёт возможности пророку, как и поэту, «служить добру, не жертвуя собой».

Образ некрасовского пророка крайне противоречив: с одной стороны, пророк является настоящим идеалом и носителем христианских ценностей, так как служит добру и готов пойти на жертву ради других, в душе его нет «помыслов мирских» и любит он широко и возвышенно; с другой стороны – нравственная чистота и высокие христианские идеалы приобретают революционный характер, рождая образ пророка-революционера. В данном контексте совсем иное значение приобретают слова «рабы земли»: речь идёт не только о рабах божьих, но и рабах в прямом смысле этого слова, которые не имеют сил или не хотят бороться за свою свободу и торжество справедливости, и эту борьбу принимает на себя пророк, т.е. революционер, гибель которого, в конечном счёте, сравнивается по величине жертвы и чистоте помыслов с жертвой Иисуса Христа:

Его еще покамест не распяли,

Но час придет – он будет на кресте.

Более того, если М.Ю.Лермонтов делает главным виновником трагической судьбы пророка самого пророка, поражённого грехом гордыни, то в стихотворении Н.А.Некрасова виновным в трагической судьбе пророка, пусть если и не прямо, то косвенно, становится народ – «рабы земли», не встающие на путь борьбы, и только собственная жертва пророка-революционера должна им «напомнить о Христе» и свободе.

Таким образом, Н.А.Некрасов тоже показывает дальнейшую судьбу пророка, развивая пушкинское стихотворение,  и создаёт противоречивый образ, в который вкладывает христианское наполнение, соединяя его с революционной патетикой.

Признать возможную революционность пророка – значит соединить христианский образ с кровью и человеческим насилием, так как любая революция, как и любая борьба, невозможна без крови.

В данном противоречии заключается основная, и, наверное, трагическая сторона творчества Н.А.Некрасова. 

Важно

Таким образом, созданный А.С.Пушкиным «Пророк» положил начало ещё одним двум одноимённым стихотворениям М.Ю.Лермонтова и Н.А.Некрасова. Образ пророка (поэта), возникающий в стихотворении А.С.Пушкина, наиболее полно отвечает русскому, христианскому взгляду на мир. И в стилистическом плане стихотворение Пушкина наиболее близко к библейскому образу.

Источник: http://a-m-shagalov.ru/publ/publikacii/nauchno_metodicheskie_publikacii/obraz_proroka_v_odnoimjonnykh_stikhotvorenijakh_a_s_pushkina_m_ju_lermontova_i_n_a_nekrasova/2-1-0-12

Сравнение «Пророка» Лермонтова и Пушкина. Разные взгляды на одну и ту же тему

XIX столетие подарило русской литературе двух великолепных поэтов и прозаиков, талант которых восхищает уже не одно поколение.

Александр Пушкин и Михаил Лермонтов имели уникальный поэтический дар, благодаря которому за короткий период времени смогли написать огромное количество произведений.

Писателей многое объединяло, но в то же время у каждого из них было свое мировоззрение и мироощущение, что очень хорошо видно из их одноименных стихотворений. «Пророк» Пушкина и Лермонтова отражают понимание предназначения поэта обоими авторами.

Александр Сергеевич в своем творчестве предпочитал верить в то, что мир будет лучше, заряжал читателей оптимизмом, силой духа, предчувствием торжества.

Михаил Юрьевич писал произведения, которые завораживают горькой печалью, щемящей грустью, болезненными переживаниями, тоской от того, что невозможно достичь идеала. Сравнение «Пророка» Лермонтова и Пушкина позволяет понять настроение и чувства авторов.

Хоть Михаила Юрьевича и называют преемником Александра Сергеевича, но эти поэты были совершенно разными как в жизни, так и в творчестве.

Лермонтов свое стихотворение написал в 1841 году, через 15 лет после Пушкина. Это произведение является логическим продолжением первого стихотворения.

Совет

Если в первом рассказывалось о блужданиях человека по пустыне и приобретении им пророческого дара, то вторая работа описывает его скитания среди толпы.

Связь с библейскими персонажами и наделение сверхъестественным даром – это то, что объединяет «Пророк» Пушкина и Лермонтова.

Стихотворение Александра Сергеевича описывает перерождение обычного человека в понимающего, всезнающего и мудрого пророка, чья судьба теперь заключается в наставлении людей на путь истинный.

Он должен ходить по земле и говорить правду, доносить истину до человеческих сердец.

Автор обращается ко всем поэтам, наделенным даром, чтобы они через свои работы говорили с обществом, перевоспитывали его, открывали глаза на правду.

Сравнение «Пророка» Лермонтова и Пушкина позволяет выявить существенные различия между работами. Михаил Юрьевич начинает свое произведение с того, на чем закончил Александр Сергеевич.

Далее он рассказывает, что пророческий дар принес ему очень много боли и страданий, заставил испытать полное отчуждение со стороны общества. Пророк не умеет врать, он говорит только правду, а людям это не нравится.

Толпа предпочитает спокойствие, а не горение, даже если при этом придется погрязнуть в невежестве.

Обратите внимание

В первом стихотворении человек пребывает в приподнятом настроении от того, что на него возложена благородная миссия, а во втором описывается полное разочарование, дар становится проклятием, вот что показывает сравнение «Пророка» Лермонтова и Пушкина.

В первом произведении герой выглядит торжественно и величественно, во втором вызывает сочувствие. Сравнение «Пророка» Лермонтова и Пушкина дает понимание того, насколько по-разному может быть освещена одна и та же тема разными писателями.

Александр Сергеевич указывает истинный путь поэта, а Михаил Юрьевич объясняет, насколько он трагичен и сложен.

Источник: https://autogear.ru/article/124/983/sravnenie-proroka-lermontova-i-pushkina-raznyie-vzglyadyi-na-odnu-i-tu-je-temu/

Поэт-пророк у Пушкина и Лермонтова: черты сходства и различия | Свободный обмен школьными сочинениями 5-11 класс

Тема поэта и поэзии волнует всех стихотворцев, так как человеку необходимо понять, кто он, какое место в обществе занимает, каково его назначение. Поэтому в творчестве А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова данная тема является одной из ведущих.

Для того чтобы рассмотреть образы поэта у двух великих русских классиков, нужно сначала узнать, как они определяют цель своего творчества.

Пушкин пишет в своем стихотворении «Песнь о вещем Олеге»:

Волхвы не боятся могучих владык,
А княжеский дар им не нужен;
Правдив и свободен их вещий язык

И с волей небесною дружен.

Таким образом, он показывает читателю то, что истинный поэт всегда говорит правду и, кроме того, подвластен только «веленью Божию». М.Ю. Лермонтов также говорит о даровании человеку права быть поэтом высшими силами для того, чтобы «бог гласил его устами»:

С тех пор как вечный судия
Мне дал всеведенья пророка…
Провозглашать я стал любви

И правды чистые ученья.

Следовательно, можно сказать, что эти два русских классика имеют общее понятие о ценности и целях поэтического творчества.

Что касается образа самого поэта, его места в обществе, то и здесь наблюдается схожее мнение Пушкина и Лермонтова. Оба они считают, что поэт отличается от обычных людей. Но эта непохожесть делает его жизнь одинокой и оттого трудной. Тема одиночества поэта в мире отражена в лирике обоих писателей.

Пушкин в стихотворении «Поэту» призывает своего лирического героя не обращать внимания на «суд глупца» и «смех толпы холодной». Он четко говорит о качествах, необходимых поэту для того, чтобы общество не сломало его: Но ты останься тверд, спокоен и угрюм.

Важно

Автор с горечью понимает, что единственный способ остаться собой и попытаться донести народу свои стихи – остаться
наедине со своим даром и творить свободно от «бессмысленного народа» и «рабов безумных».

Ты царь: живи один. Дорогою свободной
Иди, куда влечет тебя свободный ум,
Усовершенствуя плоды любимых дум,

Не требуя наград за подвиг благородный.

Лермонтов ярко характеризует данный образ в своем стихотворении «Поэт». Здесь он использует символ-иносказание для сравнения поэта с грозным оружием.

Кинжал, который когда-то «не по одной груди провел… страшный след И не одну порвал кольчугу» теперь «игрушкой золотой… блещет на стене — Увы, бесславный и безвредный!» Так же и поэт, чей стих «звучал, как колокол на башне вечевой Во дни торжеств и беж народных» «свое утратил назначенье, На злато променяв ту власть, которой свет внимал в немом благоговенье». Эти два стихотворения Пушкина и Лермонтова показывают то, что и современники не понимают и не ценят труд поэта несмотря на важность проблем, освещаемых им. Необходимо отметить, что оба русских классика называют стихотворца пророком. Об этом сказано в их произведениях с одинаковым названием – «Пророк». В них как нельзя более ярко выражены размышления Пушкина и Лермонтова о том, кто же такой поэт и как оценивается его труд обществом. На основе этих двух стихотворений лучше всего описывать образы поэта-пророка в лирике двух великих классиков. Сперва обратимся к пушкинскому варианту. В нем автор изображает превращение человека в нечто большее, чем просто в поэта. «Шестикрылый серафим» наделяет его «вещими зеницами», «жалом мудрых змей», вместо сердца помещает ему в грудь «угль, пылающий огнем». Но даже теперь поэт еще не становится тем, кем он должен стать. Для этого ему нужна цель, идея, ради которой он живет. И эта цель дается ему свыше – «глаголом жечь сердца людей». В своем стихотворении Пушкин показывает поэта, отличающегося от простого люда, показывает очевидное его преобладание над всеми остальными.

Чуть более чем через десять лет Лермонтов пишет своего «Пророка», своеобразное продолжение пушкинского. Если у его предшественника поэт-пророк показан в минуту торжества, наделенного всеми нужными качествами для провозглашения истины, то у Лермонтова образ гораздо более трагичен. Автор говорит о том, что наделенный божественным даром поэт-пророк не понят людьми, отвергнут ими:

Читайте также:  Краткое содержание рассказа «дом с мезонином» (а. п. чехов)

Смотрите ж, дети, на него:
Как он угрюм. И худ, и бледен!
Смотрите, как он наг и беден,

Как презирают все его!

Причем писатель обращает внимание читателя на то, что не нужен он только людям («Мне тварь покорна там земная; и звезды слушают меня»).

Несмотря на то что и у Пушкина упоминается, что поэт одинок и не понят в этом мире, у Лермонтова такое противостояние доведено до абсолюта. Поэтому произведения последнего трагичнее по своему сюжету.

Возможно, это объясняется тем, что великие классики жили в разное время.

Совет

Пушкин является носителем оптимистических декабристских идей, а Лермонтов – дитя эпохи разочарования, пессимизма, реакции, наступившей в стране после подавления восстания декабристов.

Существует еще одно различие в восприятии образа поэта-пророка двумя писателями, которое достаточно ярко показано стихотворением А.С. Пушкина «Памятник». Великий классик чувствует, что без людей его творчества не будет.

Ему очень важен народ, так как это прежде всего будущий читатель его стихов («И долго буду тем любезен я народу…» или «К нему не зарастет народная тропа…»).

Следовательно, несмотря на то что сегодня его произведения не воспринимаются так, как хочет этого автор, Пушкин верит, что в будущем они обязательно будут оценены по достоинству:

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
И назовет меня всяк сущий в ней язык,
И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой

Тунгус, и друг степей калмык.

У Лермонтова же иная точка зрения на этот счет. Он пессимистично смотрит на будущее, которое в его глазах «иль пусто, иль темно». Он не верит в людей, в их способность понять и оценить труд истинного поэта.

В этом заключается одно из самых больших различий образов поэта-пророка Пушкина и Лермонтова. Александр Сергеевич видит светлое будущее русской поэзии.

Но для того, чтобы следовать собственному предназначению и пониманию своего долго перед народом и собой, будущий поэт должен учесть своеобразное наставление, каковым является обращение к музе в последней строфе «Памятника»:

Обратите внимание

Веленью божию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца;
Хвалу и клевету приемли равнодушно

И не оспаривай глупца.

Источник: http://resoch.ru/poet-prorok-u-pushkina-i-lermontova-cherty-sxodstva-i-razlichiya/

Сравнительный анализ стихотворений А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова «Пророк»

Сравнительный анализ стихотворений А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова «Пророк»

“Пророк”. Чуть позже, отправляясь на аудиенцию к Николаю I, который вызвал А. Пушкина из Михайловского в Петербург, поэт захватывает листок со стихотворением с собой. Почему же Пушкин придал такое важное значение этому стихотворению? После расправы над декабристами Пушкин переживает сильное потрясение и долгое время не пишет стихов.

Находясь в ссылке в Михайловском, преследуемый мыслью “о друзьях, братьях, товарищах”, он обдумывает свою новую роль в обществе и свои возможности влияния на ход русской истории через фигуру Николая I. Поэт сознает, что обладает огромной властью над современниками. Образ библейского пророка, поучающего и спасающего свой народ, служит для А.

Пушкина примером.

Стихотворение сложилось под непосредственным впечатлением от службы в церкви. Готовность к жертве, выраженная в библейской “Книге Исайи”, служит А. Пушкину примером. В отчаянном письме к Плетневу Пушкин восклицает: “Душа! Я пророк, ей-богу, пророк!”

“Книги Исайи”, где Исайя рассказывает нам, как обыкновенный человек превращается в пророка. Библейская лексика, обилие церковнославянизмов создают высокую торжественность стиля и сообщают пушкинскому стихотворению сакральный смысл. Ведь пророк доносит до людей не свои собственные мысли, а то, что он услышал от Бога.

Подтвердим прямую связь пушкинского и библейского пророка текстуально.

Библия:

И послан бысть по мне един от

Серафимов…

И прикоснулся к устам моим и рече:

се прекоснуся сие устам

твоим, и… беззакония твоя, и

В руце своей имаше угль горяшь…

И рече: или, и рцы людям

У Пушкина:

Глаголом жги сердца людей! сим…

И вырвал грешный мой язык,

И уголь, пылающий огнем…

— устойчивая традиция русской поэзии XVIII— XIX веков. В. К. Тредиаковский, М. В. Ломоносов, Г. Р. Державин — поэты русского классицизма — вспоминаются нам в связи с этой традицией. И А.

Пушкин, сохраняя завораживающе торжественный стиль, свойственный классицистическим переложениям священных текстов, создает величайший философский манифест.

Обратите внимание

По-моему, не столько перелагающий смысл Библии, сколько утверждающий мысль самого Александра Сергеевича Пушкина о жертвенном служении народу мудреца и поэта-пророка. Пушкинское стихотворение разные исследователи прочитывали по-своему.

Некоторые ставили его в один ряд со стихотворениями о роли поэта и поэзии (“Поэт”, “Поэту”, “Поэт и толпа”), кое-кто рад был расценить пушкинского “Пророка” как политический демарш. Глубоко верующие люди видят в образе поэта-пророка посредника между Богом и людьми.

Проблему взаимоотношения пророка со всеми людьми, а не только с “мирской властью” решает и М. Ю. Лермонтов в своем стихотворении “Пророк”, являющемся откликом на пушкинское (написано спустя 15 лет, в 1841 г.). Лермонтов начинает с того, чем закончил Пушкин:

С тех пор как Вечный Судия

— гонимый людьми гений. Главная мысль стихотворения в том, что “нет пророка в отечестве своем”. Отверженный, не понятый людьми “прорицатель”, “дух изгнанья” Демон, гордый Мцыри — это герой Лермонтова-романтика.

Отказываясь от смысловой соотнесенности с “Книгой Исайи”, где высшим долгом пророка является донесение до людей гласа Божьего, М. Лермонтов рисует своего пророка как романтического героя-изгнанника. (Хотя некоторые, возможно не осознанные самим М.

Важно

Лермонтовым заимствования из “Плача” пророка Иеремии недавно отмечены исследователями.)

Духовная “пустыня мрачная” из пушкинского стихотворения приобретает у М. Лермонтова черты некой романтической пустыни, неведомой экзотической земли, освещенной звездами и противопоставленной “шумному граду”.

Таким образом, сопоставив два стихотворения, мы видим их безусловную связь и общие черты: метафоричность, обращение к библейскому образу.

Однако по стилю пушкинское стихотворение более философическое, в нем больше церковнославянизмов, оно ближе к традициям классицизма, хотя ни в коей мере не сводится к ним. М.

Лермонтов же раскрывает тему пророка, как тему трагического непонимания людьми свободной творческой личности, намеренно отказываясь от архаизмов и используя глубоко проникновенные печальные разговорные интонации, свойственные романтикам.

Источник: http://referat-lib.ru/view/referat-literature/266/265495.htm

Сравнительный анализ стихотворений А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова «Пророк»

Сочинения по литературе: Сравнительный анализ стихотворений А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова «Пророк» В 1826 году А. С. Пушкин, находясь в ссылке в Михайловском, пишет стихотворение “Пророк”.

Чуть позже, отправляясь на аудиенцию к Николаю I, который вызвал А. Пушкина из Михайловского в Петербург, поэт захватывает листок со стихотворением с собой.

Почему же Пушкин придал такое важное значение этому стихотворению? После расправы над декабристами Пушкин переживает сильное потрясение и долгое время не пишет стихов.

Находясь в ссылке в Михайловском, преследуемый мыслью “о друзьях, братьях, товарищах”, он обдумывает свою новую роль в обществе и свои возможности влияния на ход русской истории через фигуру Николая I.

Совет

Поэт сознает, что обладает огромной властью над современниками. Образ библейского пророка, поучающего и спасающего свой народ, служит для А. Пушкина примером. Стихотворение сложилось под непосредственным впечатлением от службы в церкви.

Готовность к жертве, выраженная в библейской “Книге Исайи”, служит А.

Пушкину примером. В отчаянном письме к Плетневу Пушкин восклицает: “Душа! Я пророк, ей-богу, пророк!” Вживаясь в образ пророка, А.

Пушкин почти текстуально следует за теми главами “Книги Исайи”, где Исайя рассказывает нам, как обыкновенный человек превращается в пророка.

Библейская лексика, обилие церковнославянизмов создают высокую торжественность стиля и сообщают пушкинскому стихотворению сакральный смысл.

Ведь пророк доносит до людей не свои собственные мысли, а то, что он услышал от Бога. Подтвердим прямую связь пушкинского и библейского пророка текстуально. Библия: И послан бысть по мне един от Серафимов… И прикоснулся к устам моим и рече: Се прекоснуся сие устам Твоим, и…

беззакония твоя, и Грехи твоя очистит. В руце своей имаше угль горяшь… О, окаянный аз, яко……. И рече: или, и рцы людям У Пушкина: Глаголом жги сердца людей! сим… И шестикрылый Серафим на перепутье мне явился… И он к устам моим приник, И вырвал грешный мой язык, И празднословный И лукавый… И уголь, пылающий огнем… Как труп в пустыне я лежал.

Конечно, славянский текст стихов Исайи творчески переосмыслен поэтом, и мы не можем говорить о простом заимствовании. Переложение псалмов и других библейских текстов — устойчивая традиция русской поэзии XVIII— XIX веков. В. К. Тредиаковский, М. В. Ломоносов, Г.

Р. Державин — поэты русского классицизма — вспоминаются нам в связи с этой традицией. И А. Пушкин, сохраняя завораживающе торжественный стиль, свойственный классицистическим переложениям священных текстов, создает величайший философский манифест.

Обратите внимание

По-моему, не столько перелагающий смысл Библии, сколько утверждающий мысль самого Александра Сергеевича Пушкина о жертвенном служении народу мудреца и поэта-пророка. Пушкинское стихотворение разные исследователи прочитывали по-своему.

Некоторые ставили его в один ряд со стихотворениями о роли поэта и поэзии (“Поэт”, “Поэту”, “Поэт и толпа”), кое-кто рад был расценить пушкинского “Пророка” как политический демарш. Глубоко верующие люди видят в образе поэта-пророка посредника между Богом и людьми.

Проблему взаимоотношения пророка со всеми людьми, а не только с “мирской властью” решает и М. Ю. Лермонтов в своем стихотворении “Пророк”, являющемся откликом на пушкинское (написано спустя 15 лет, в 1841 г.). Лермонтов начинает с того, чем закончил Пушкин: С тех пор как Вечный Судия Мне дал всеведенье пророка…

Лермонтовский пророк уже не посредник между Богом и людьми. У М. Лермонтова пророк — гонимый людьми гений. Главная мысль стихотворения в том, что “нет пророка в отечестве своем”. Отверженный, не понятый людьми “прорицатель”, “дух изгнанья” Демон, гордый Мцыри — это герой Лермонтова-романтика.

Отказываясь от смысловой соотнесенности с “Книгой Исайи”, где высшим долгом пророка является донесение до людей гласа Божьего, М. Лермонтов рисует своего пророка как романтического героя-изгнанника. (Хотя некоторые, возможно не осознанные самим М.

Лермонтовым заимствования из “Плача” пророка Иеремии недавно отмечены исследователями.) Духовная “пустыня мрачная” из пушкинского стихотворения приобретает у М.

Лермонтова черты некой романтической пустыни, неведомой экзотической земли, освещенной звездами и противопоставленной “шумному граду”. Таким образом, сопоставив два стихотворения, мы видим их безусловную связь и общие черты: метафоричность, обращение к библейскому образу.

Однако по стилю пушкинское стихотворение более философическое, в нем больше церковнославянизмов, оно ближе к традициям классицизма, хотя ни в коей мере не сводится к ним.

Важно

М. Лермонтов же раскрывает тему пророка, как тему трагического непонимания людьми свободной творческой личности, намеренно отказываясь от архаизмов и используя глубоко проникновенные печальные разговорные интонации, свойственные романтикам.

Источник: http://historylib.net/sravnitelnyj-analiz-stixotvorenij-a-s-pushkina-i-m-yu-lermontova-prorok/

Ссылка на основную публикацию