Характеристика творчества франсуа вийона: анализ стихотворения

Ответы на вопрос “16. Жизнь и творчество Франсуа Вийона в …” – Конспектов.Нет

Франсуа Вийон (фр. François Villon) (настоящая фамилия — де Монкорбье (de Montcorbier), Монкорбье (Montcorbier) или де Лож (des Loges)); родился между 1 апреля 1431 и 19 апреля 1432, Париж, — год и место смерти неизвестны (после 1463, но не позднее 1491)) — последний и величайший из поэтов французского средневековья.

Bийон — его псевдоним — фамилия воспитавшего его родственника, парижского священника.

Рождённый и воспитанный в среде парижского мещанства в эпоху обнищания и кризиса Франции после «Столетней войны», Вийон оказался среди «деклассированных».

Обратите внимание

Будучи студентом Парижского университета и получив в 1452 звание магистра, Вийон принимал участие в разгульной жизни школяров; вскоре Вийон оказался замешанным в уголовных преступлениях.

В 1456, вследствие участия в крупном грабеже, Вийон бежал из Парижа; в это время им написано первое крупное произведение — шуточное послание к друзьям «Les legs» («legs» — «статьи», «пункты»), впоследствии названное «Le petit testament» (Малое завещание). Вся последующая жизнь Вийона проходит в бесконечных скитаниях по Франции в компании подонков общества.

Изредка он находил убежище при дворах феодалов (в том числе и герцога Карла Орлеанского — талантливого поэта).

В 1461, приговорённый к смертной казни, от которой его спасла лишь амнистия, Вийон создаёт свои лучшие произведения: «Epitaphe» (Эпитафия), вошедшую в лирический цикл «Codicille», и «Testament» (Завещание), впоследствии названное «Le grand testament» (Большое завещание).

Кроме этих произведений Вийону принадлежит ряд отдельных баллад, не дошедшая до нас поэма «Le Romant de Pêt-au-Deable» (существование которой некоторыми вообще оспаривается), баллады на воровском жаргоне (dubia). Поэт был изгнан из Парижа в 1463, далее его следы теряются. Вийон умер не позднее 1491, когда вышло первое издание его произведений (не исправленное).

Характеристика творчества

Биография и творчество более тесно связаны у Вийона, чем у какого бы то ни было иного поэта Франции. Большинство его произведений сочинены «на случай».

Таково и крупнейшее его произведение «Testament» (к которому примыкают и его мелкие вещи), представляющее синтез всех основных моментов творчества Вийона.

Таковыми являются прежде всего контрастность и ирония, лирический субъективизм и крайний сенсуализм (тяготение к чувственной стороне жизни); вся поэтика Вийона построена на этих моментах, и соответственно им можно различить несколько оттенков в лирических излияниях Вийона.

Важно

Он — реалист в том смысле, что в его поэзии — большое количество бытовых образов, контрастирующих друг с другом.

Ирония и пародийность лежат в основе замысла «Testament»; здесь традиционная форма «поэтического завещания» даётся в бурлескном преломлении: предметом завещания являются безделицы (в связи с его похождениями), вроде вывески кабака, кружки пива, пустого кошелька, а также баллады, вставленные в текст; эта канва прерывается более или менее обособленными лирическими отрывками (здесь сказалось влияние поэта XIII века Рютбёфа с его пародийным «Завещанием осла» (Testament de l’asne)].

Традиционная, характерная для формалистической и аллегорической поэзии XIV-XV веков баллада у Вийона также часто пародийно снижена; в виде пародии даёт он и ультранатуралистические картинки попоек, притонов Парижа, говоря от лица кутилы (баллада «Père Noé» из «Testament»), вышибалы («Ballade, de Villon et de la grosse Margot», там же) и т. п.; в эпизоде с «Прекрасной оружейницей» поэт детально описывает «увядшие прелести» и сравнивает их с былыми; наконец в «Epitaphe» реальность переходит в гротескную утрировку: говорят повешенные, тела которых гниют, глаза которых выклевали птицы, и т. п.; к этому присоединено обращение к «людям-братьям», просьба молиться за их души; стираются границы гротеска, пародии и философского размышления (последнее — особенно характерно для Вийона; оно носит чисто субъективный характер).

Свои лучшие лирические стихотворения Вийон создал в этой манере.

Можно назвать знаменитую «Ballade de menus propos» («Testament»; все строки начинаются словами «je connais» — «я знаю», рефрен же — «je connais tout, fors moi-même» — «я знаю все, но только не себя»), балладу «Contraintes», написанную на конкурс, на заданную тему (где Вийон пустил крылатое изречение «je riz en pleurs» — «смеюсь сквозь слезы»), «Dialogue entre le cœur et le corps» (Диалог сердца и тела), проникнутый глубоким пессимизмом, как и знаменитая «Ballade de dames du temps jadis» (Баллада о дамах былых времён, в «Testament», с рефреном «Mais où sont les neiges d’antan?» — «но где же прошлогодний снег?»). Наконец любопытна помещённая в «Testament» молитва в форме баллады от имени матери Вийона, простой, набожной женщины, создающая один из сильнейших контрастов в «Testament».

Вийон почти не выражает в своей поэзии социального протеста (за исключением эпизода с Александром Македонским в «Testament»), и социальная значимость его творчества, ультрасубъективного по своему характеру, — в картинах нищеты, порока, которых так много в его произведениях («Legs», «Testament», а также в воровских балладах).

В “Большом Завещании”, например, Вийон представляется больным и умирающим от неразделенной любви поэтом, который отказывает перед смертью свое, по большей части несуществующее, имущество.

Все “отказы” имеют шутливый, насмешливый, издевательский или непристойный характер – в зависимости от отношения Вийона к тому или иному “наследнику”. Такие бурлескные “Завещания” были каноническим жанром средневековой поэзии, широко распространенным уже за много веков до Вийона.

Из ближних к нему образцов назовем “Завещание” Э. Дешана (конец XIV века) и “Завещание узника” Жана Ренье (начало XV века). С традициями средневекового комизма связаны у Вийона и многие другие жанры и мотивы.

Совет

Так, “Баллада истин наизнанку”, “Баллада примет”, как и многие пассажи “Большого Завещания”, внешне написаны совершенно в духе “вывороченной поэзии”.

Прославленная “Баллада о толстухе Марго”, в которой долгое время видели интимное и пикантное признание Вийона-сутенера, на самом деле вовсе не автобиографична, а представляет собой типичный образчик “дурацкой баллады”. О пародировании Вийоном Священного писания, текстов отцов и учителей церкви не приходится и говорить – все это не выходило за рамки расхожих “школьных” шуток средневековых клириков.

Перечисление можно продолжить, но и сказанного довольно, чтобы возник вопрос: в чем же в таком случае оригинальность и новаторство Вийона? Ведь его совершенно уникальное место во французской поэзии ни у кого не вызывает сомнений.

Оригинальность Вийона – в первую очередь в его отношении ко всей (как серьезной, так и комической) культурно-поэтической традиции зрелого Средневековья, в той критической дистанции, которую он сумел установить по отношению к этой традиции, ощутив свое превосходство над нею и превратив ее в материал для иронической игры.

Вийон – поэт прежде всего, и по преимуществу пародирующий. Однако его пародирование имеет совершенно иное, нежели средневековый комизм, содержание и направленность. Хотя Вийон охотно прибегает к приемам “вывороченной поэзии”, эти приемы либо сами являются объектом насмешки, либо служат целям глубоко чуждым, даже враждебным духу веселого “снижения” и “удвоения”.

Его смех основан не на таком – буффонном – удвоении пародируемых норм, произведений и т. п., а на их ироническом и безжалостном разрушении, прежде всего на разрушении и обесценении канонов традиционной поэзии. Если творчество Вйиона и можно сравнить с вершиной средневековой поэзии, то лишь с такой, откуда он с откровенной насмешкой оглядывает почву, его породившую.

Тому есть свои причины.

С одной стороны, сама поэтическая культура зрелого Средневековья, пережив начиная с XII века эпоху возвышения и расцвета, в XV столетии вступила в период если не упадка, то, во всяком случае, определенного застоя: ее каноны все больше и больше превращались в штампы, в “общие места”, вызывавшие недоверчивое к себе отношение: во времена Вийона уже встречалось немало поэтов, заподозривших, например, каноническую трактовку темы любви в жизненной неадекватности; они по всем правилам описывали невероятные мучения “отвергнутого влюбленного”, с тем, однако, чтобы в последней строчке заявить: “Так принято говорить, но в жизни так никогда не бывает”.

Вийон же распространил свое недоверие практически на всю поэтическую (и не только поэтическую) культуру Средневековья, превратив это недоверие в принцип своего творчества. В значительной мере этому способствовало и социальное положение Вийона – преступника и бродяги.

Обратите внимание

И как гражданское лицо, и как поэт, не находившийся на службе ни у кого из владетельных особ, не являвшийся также членом никаких поэтических корпораций (а ведь и то и другое было в XV веке само собой разумеющимся), Вийон оказался как бы на периферии средневекового общества, едва ли не полностью отрешенным от его норм и ценностей, что и позволило ему увидеть мир этих ценностей не изнутри, а как бы извне, со стороны. Отсюда – самобытность поэзии Вийона, отсюда же и ее исключительный внутренний драматизм, основанный на разладе между каноническими способами экспрессии, существовавшими в ту эпоху, и “неканоническим” взглядом на жизнь самого Вийона.

Принцип его поэзии – ироническая игра со всем твердым, общепринятым, раз навсегда установленным. Излюбленные средства этой игры – антифразис (употребление слов в противоположном значении) и двусмысленность.

В “Балладе последней” “умирающий от любви” герой торжественно объявляет, что перед кончиной выпил красного вина под названием “морийон”.

Но слово “мор”, входящее в “морийон”, как раз и значит “смерть”, а то, что вино было красным (красный цвет – цвет любви), указывает как будто и на причину гибели бедного “мученика”.

Вместе с тем, поскольку “морийон” было винцом отнюдь не первого разбора, упоминание о нем раскрывает пародийный смысл строки и всей баллады (Вийон и не думал расставаться с жизнью из-за девицы легкого поведения, которую сделал героиней “Большого Завещания”). Но и это не все.

Вийон не только усиливает насмешливый смысл сказанного, но и переводит мысль своей аудитории в иной предметный план: в названии вина содержался намек на антипатичного Вийону (как и всей Сорбонне) аббата Эрве Морийона, который умер незадолго до того, как было написано “Большое Завещание”.

Источник: http://www.konspektov.net/question/1826057

Новаторский характер лирики Франсуа Вийона

Министерство образования 
и науки Украины 
Луганский национальний университет имени Тараса Шевченка 

Реферат по зарубежной литературе 
на тему:<\p>

«Новаторский характер лирики Франсуа Вийона» 
 

Выполнила<\p>

Студентка второго курса

Чивиль Ирина

Группа 2-Г 
Факультета иностранных языков 

Луганск 2011

План:

  1. Введение
  2. Биография Франсуа Вийона
  3. Характеристика творчества
  4. Новаторство автора
  5. Вывод
  6. Использованная литература.

1.Введение

В XIII в. культура Франции, благодаря 
поэзии гениальных провансальских трубадуров и творчеству труверов, среди которых 
блистала ярчайшая звезда Кретьена де Труа, благодаря великолепной готической архитектуре и университетской 
науке, была ведущей среди западных культур.

В немалой степени этому, разумеется, способствовала и деятельность выдающихся мыслителей Сигера Брабантского и Жана де Мена, антипапская политика французских королей, проводником 
которой в Италии был Брунетто Латини, учитель Данте.<\p>

В XIV – первой половине XV в.

развитие французской культуры проходило 
в обстановке Столетней войны (1337 – 1453), острых социальных потрясений, что, однако, не привело к быстрому качественному 
скачку: слишком сильны были во Франции 
средневековые литературные традиции. Поэтому можно сказать, что в 
данный период здесь развертывался 
новый тип эволюции средневековой 
культуры, с ее аллегоризмом и морализмом.

Важно

Но жизнь все же развивалась, росли 
города, а вместе с ними и удельный вес городской словесности, оттесняющей 
куртуазную литературу, видоизменяющей ее и приобретающей таким образом 
новое качество.

<\p>

Усилиями ученых и философов 
Иоанна Буридана (1300 – 1359), Николая Ортекура, Николая Орезмского (1320 – 1382) во Франции 
усилился интерес к античности, который 
рассматривается специалистами 
как первые ростки гуманизма. Проповедник 
Жан Жерсон (1362 – 1429) одним из первых принялся за изучение классической латыни.

Филипп де Мезьер (1327 – 1405) стал первым переводчиком Петрарки на французский язык.<\p>

Оплотом новой культуры были круги городской интеллигенции, отчасти связанные с двором, но главным образом – с вышедшими 
из-под жесткой опеки церкви “молодыми” университетами в Орлеане, Лионе, Гренобле, Перпиньяне, Анжере. Возникают и 
светские городские школы, прообразы 
коллежей.

Начинается время публицистики, и теперь уже не Франция на Италию, а Италия на Францию начинает оказывать 
просвещенное влияние. Новая литература начинается, собственно, с театра, с 
мистерий, то есть полупрофессиональных представлений, в которых обыкновенно 
принимают участие и зрители, зачастую идущих неделями: многие из них 
насчитывали по 50 и более тысяч 
стихотворных строк.

Сперва они были, конечно, чисто религиозными, но быстро обмирщались. Наиболее популярные авторы мистерий: Арнуль Гребан (1420 – 1471) с его “Мистерией страстей” и “Мистерией 
деяний апостолов”; Жан Мишель, а 
также Жак Миле (1428 – 1466) с “Мистерией 
о разрушении Трои” и “Мистерией 
об осаде Орлеана”, в которой 
была выведена Жанна д' Арк.

Помимо мистерий очень популярны были небольшие 
аллегорические пьесы – моралите, изображавшие такие понятия и страсти, как, например, Скупость, Вожделение и т.п. Наиболее значительные авторы: Андре 
де ла Винь, Жорж Шателен (1403 – 1475).

Читайте также:  Женские образы в «войне и мире»: сочинение

Самым 
же популярным жанром во Франции тех 
времен был, что совершенно естественно, фарс с его духом веселья, грубой буффонады, идущей от масленичных игр и карнавалов. И, тем не менее ведущее положение было все-таки за лирикой. Школа искусства поэзии Гийома де Машо превратила поэзию в науку, так называемую “вторую риторику”.

Совет

Скоро поэзия сильно сблизилась с музыкой (впрочем, они были неразлучны еще со времен трубадуров), и многие поэты составляли музыкальные трактаты: Жан де Мюри, Жан де Груши, тот же Николай Орезмский (“О конфигурации качества”, “О разделении монохорда”).

<\p>

Знаменитый везде Петрарка (помните, его собирались увенчать лавровым венком короля поэтов сразу в нескольких городах, в том числе и в 
Париже, но поэт выбрал Рим?..) лучшим французским 
поэтом считал Филиппа де Вентри (1291 – 1361). Трактаты последнего “Новое 
искусство” и “Искусство контрапункта” оказали большое влияние на искусства 
поэзии и музыки.

Автора называли даже “цветом музыкантов всего мира”.  Наиболее значительным поэтом был Гийом 
де Машо (1300 – 1377), сочинявший баллады, рондо, верелэ, мотеты. Его поэма “Взятие Александрии” считалась самым 
виртуозным произведением времени. Продолжателем Машо был Эсташ 
Дешан (1346 – 1406) – ученый-клирик, воспевавший 
Париж и в поздних стихах в 
чем-то предвосхитивший первого 
гения новой французской литературы Франсуа Вийона. Наиболее яркий историк 
эпохи – Жан Фруассар (1337 – 1414). Его 
многотомные “Хроники” охватывают историю Франции с 1328 по 1400 г. К началу XV в. относится творчество очень талантливого поэта Алена Шартье (1385 – 1434). Славу ему принесли поэмы “Книга четырех дам” и “Безжалостная красавица”.<\p>

Творческим итогом развития средневековой французской литературы и одновременно предвестником Ренессанса стала поэзия Франсуа Вийона,

Франсуа Вийон (фр. François Villon) (настоящая 
фамилия — де Монкорбье (de Montcorbier), Монкорбье (Montcorbier) или де Лож (des Loges)); родился между 1 апреля 1431 и 19 апреля 1432, Париж, — год и место смерти неизвестны (после 1463, но не позднее 1491)) — последний и величайший из поэтов французского средневековья.

Bийон — 
его псевдоним — фамилия воспитавшего 
его родственника, парижского священника.

Рождённый и воспитанный в 
среде парижского мещанства в 
эпоху обнищания и кризиса 
Франции после «Столетней войны», Вийон оказался среди «деклассированных».

Будучи студентом Парижского 
университета и получив в 1452 звание магистра, Вийон принимал 
участие в разгульной жизни 
школяров; вскоре Вийон оказался 
замешанным в уголовных преступлениях.

Обратите внимание

В 1456, вследствие участия в крупном грабеже, Вийон 
бежал из Парижа; в это время 
им написано первое крупное произведение — шуточное послание к друзьям 
«Les legs» («legs» — «статьи», «пункты»), впоследствии названное «Le petit testament» (Малое завещание). Вся последующая 
жизнь Вийона проходит в бесконечных 
скитаниях по Франции в компании подонков общества.

Изредка он находил 
убежище при дворах феодалов (в 
том числе и герцога Карла 
Орлеанского — талантливого поэта).

В 1461, приговорённый к смертной казни, от которой его спасла лишь амнистия, Вийон создаёт свои лучшие произведения: «Epitaphe» (Эпитафия), вошедшую в лирический цикл «Codicille», и «Testament» (Завещание), впоследствии названное «Le grand testament» (Большое завещание).

Кроме этих произведений Вийону принадлежит ряд 
отдельных баллад, не дошедшая до нас 
поэма «Le Romant de Pêt-au-Deable», баллады 
на воровском жаргоне. Поэт был изгнан из Парижа в 1463, далее его следы 
теряются. Вийон умер не позднее 1491, когда вышло первое издание его 
произведений.

  1. Характеристика творчества

Биография и творчество более тесно 
связаны у Вийона, чем у какого бы то ни было иного поэта Франции. Большинство его произведений сочинены «на случай».

Таково и крупнейшее его произведение «Testament» (к которому примыкают и его мелкие вещи), представляющее синтез всех основных моментов творчества Вийона.

Таковыми являются прежде всего контрастность 
и ирония, лирический субъективизм и крайний сенсуализм (тяготение 
к чувственной стороне жизни); вся поэтика Вийона построена 
на этих моментах, и соответственно им можно различить несколько 
оттенков в лирических излияниях 
Вийона.

Он — реалист в том смысле, что в его поэзии — большое 
количество бытовых образов, контрастирующих 
друг с другом.

Ирония и пародийность лежат в основе замысла «Testament»; здесь традиционная форма «поэтического 
завещания» даётся в бурлескном преломлении: предметом завещания являются безделицы, вроде вывески кабака, кружки пива, пустого кошелька, а также баллады, вставленные в текст; эта канва 
прерывается более или менее 
обособленными лирическими отрывками.

Традиционная, характерная для формалистической и аллегорической поэзии XIV-XV веков 
баллада у Вийона также часто 
пародийно снижена; в виде пародии 
даёт он и ультранатуралистические 
картинки попоек, притонов Парижа, говоря от лица кутилы (баллада «Père Noé» из «Testament»), вышибалы («Ballade, de Villon et de la grosse Margot», там же) и т. п.; в эпизоде 
с «Прекрасной оружейницей» поэт детально описывает «увядшие прелести» 
и сравнивает их с былыми; наконец 
в «Epitaphe» реальность переходит 
в гротескную утрировку: говорят 
повешенные, тела которых гниют, глаза 
которых выклевали птицы, и т. п.; к этому присоединено обращение 
к «людям-братьям», просьба молиться за их души; стираются границы гротеска, пародии и философского размышления (последнее — особенно характерно для Вийона; оно носит чисто 
субъективный характер).

Вийон почти 
не выражает в своей поэзии социального 
протеста (за исключением эпизода 
с Александром Македонским в 
«Testament»), и социальная значимость его 
творчества, ультрасубъективного по своему характеру, — в картинах нищеты, порока, которых так много в 
его произведениях («Legs», «Testament», а 
также в воровских балладах).

Важно

Оригинальность Вийона – в первую очередь в его отношении ко всей (как серьезной, так и комической) культурно-поэтической традиции зрелого 
Средневековья, в той критической 
дистанции, которую он сумел установить по отношению к этой традиции, ощутив свое превосходство над нею и 
превратив ее в материал для иронической 
игры.

Вийон – поэт прежде всего, и по преимуществу пародирующий. Однако его пародирование 
имеет совершенно иное, нежели средневековый 
комизм, содержание и направленность. Хотя Вийон охотно прибегает к 
приемам “вывороченной поэзии”, эти 
приемы либо сами являются объектом насмешки, либо служат целям глубоко чуждым, даже враждебным духу веселого “снижения” и “удвоения”.

Его смех основан 
не на таком – буффонном – удвоении пародируемых норм, произведений и т. п., а на их ироническом и безжалостном разрушении, прежде всего на разрушении и обесценении 
канонов традиционной поэзии. Если творчество Вйиона и можно сравнить с вершиной средневековой поэзии, то лишь с такой, откуда он с откровенной 
насмешкой оглядывает почву, его 
породившую.

Тому есть свои причины.

С одной стороны, сама поэтическая культура зрелого Средневековья, пережив начиная с XII века эпоху 
возвышения и расцвета, в XV столетии вступила в период если не упадка, то, во всяком случае, определенного застоя: ее каноны все больше и больше превращались в штампы, в “общие места”, вызывавшие недоверчивое к себе отношение: во времена 
Вийона уже встречалось немало поэтов, заподозривших, например, каноническую трактовку темы любви в жизненной 
неадекватности; они по всем правилам описывали невероятные мучения “отвергнутого влюбленного”, с тем, однако, чтобы 
в последней строчке заявить: “Так принято говорить, но в 
жизни так никогда не бывает”.

Вийон же распространил свое недоверие практически 
на всю поэтическую (и не только поэтическую) культуру Средневековья, превратив 
это недоверие в принцип своего творчества. В значительной мере этому 
способствовало и социальное положение 
Вийона – преступника и бродяги.

И 
как гражданское лицо, и как 
поэт, не находившийся на службе ни у 
кого из владетельных особ, не являвшийся также членом никаких поэтических 
корпораций, Вийон оказался как бы на периферии средневекового общества, едва ли не полностью отрешенным от его норм и ценностей, что и 
позволило ему увидеть мир 
этих ценностей не изнутри, а как 
бы извне, со стороны.

Отсюда – самобытность поэзии Вийона, отсюда же и ее исключительный внутренний драматизм, основанный на разладе 
между каноническими способами 
экспрессии, существовавшими в ту эпоху, и “неканоническим” взглядом на жизнь самого Вийона.<\p>

Принцип его 
поэзии – ироническая игра со всем твердым, общепринятым, раз навсегда установленным.

Совет

Излюбленные средства этой игры – антифразис (употребление слов в противоположном 
значении) и двусмысленность.

Вийон занимает уникальное место в литературе, потому что 
он — единственный поэт, лишенный каких 
бы то ни было иллюзий. Его Подлинное 
новаторство Вийона в том, что 
на самый “кодекс” средневековой 
культуры он сумел взглянуть с 
точки зрения реальной жизни, кодекс проверить жизнью.

Хороша эта жизнь 
или плоха, жестока или добра, правильна или нет, для Вийона несомненно, что она безнадежно ускользает из-под власти любых заранее заданных категорий, любой – теологической, юридической, житейской, воровской – “мудрости”, которая пытается навязать себя жизни 
и закрепляется в том или ином социально-языковом стиле.

Источник: http://student.zoomru.ru/lit/novatorskij-harakter-liriki-fransua-vijona/178565.1486772.s1.html

Жизнь и творчество Франсуа Вийона

На исходе средневековья городская лирика Франции выдвигает поэта огромного дарования, жизнь и творчество которого являются типическим выражением кризиса средневекового мировоззрения, Франсуа Вийона (род. в 1431 г., ум. после 1463 г.); он принадлежал к парижской студенческой богеме. Пылкий и морально неустойчивый, он не раз участвовал в кражах, драках с кровопролитием и т.

п. Его несколько раз присуждали к тюремному заключению, даже к смертной казни, которая затем заменялась изгнанием. В 1456 г., собираясь бежать из Парижа после одной совершенной им кражи, Вийон написал свое шуточное «Малое завещание», в котором «оставлял в наследство» приятелям и недругам принадлежавшие и не принадлежавшие ему вещи — пустой кошелек, кружку пива, трактирную вывеску и т. д.

За последовавшие шесть лет бродячей жизни Вийон испытал немало невзгод; одно время он скитался в компании «кокильяров» — профессиональных бродяг из числа обезземеленных крестьян, беглых солдат и т. п., живших милостыней или грабежом. Получив амнистию, Вийон решает вернуться в Париж; в это время он пишет свое «Большое завещание».

Цикл этот по своему построению аналогичен «Малому завещанию», однако Вийон включил в него под разными предлогами ряд совершенно посторонних стихотворений, написанных им в годы скитаний. Через год Вийон был снова арестован в Париже по уголовному делу, приговорен к смерти, которая была заменена изгнанием; с 1463 г. следы его теряются.

Поэт огромного темперамента, глубокого самосознания, Вийон с исключительной откровенностью рассказывает в «Большом завещании» о своих увлечениях и беспутствах, страданиях и пороках — о бессердечии его возлюбленной, которая любит только деньги; о том, как по приказу другой своей возлюбленной он был избит «так, как колотят белье на речке»; как потом он жил в качестве сутенера с «толстухой Марго», пьянствуя с ней и в дурные дни угощая ее побоями; как он странствовал по большим дорогам в обществе воров; как томился в тюрьме и обливался холодным потом накануне ожидаемой казни.

Продолжая традицию голиардов и Рютбефа, Вийон идет дальше их. Во-первых, он вкладывает в свои признания еще небывалую остроту личного чувства; во-вторых, отдаваясь своим переживаниям, Вийон в то же время возвышается над ними с помощью иронии и критического отношения к себе и окружающей действительности.

Рассказывая о себе, Вийон, в сущности, отражает те смутные порывы и противоречия, которые свойственны его времени.

Обратите внимание

Вийон — питомец Парижского университета, средоточия студенческой демократической богемы, которая металась, будучи не в состоянии найти верный путь, между заплесневелыми формулами схоластики и первыми проблесками зарождающейся гуманистической мысли, между гнетущими, еще очень властными в ту пору заповедями аскетической морали и буйными инстинктивными порывами восстающей плоти. Наконец, ум и чувства Вийона окончательно сформировались во время его скитаний на проезжих дорогах, в общении с простым людом, бедняками, нередко даже профессиональными ворами, представителями гущи жизни. В этой тройной школе он узнал и передумал очень многое, недоступное поэтам придворного направления. Вий-он обладал той пылкостью и отзывчивостью, которые не позволили ему отмежеваться от соблазнов и жестокости жизни в поисках обеспеченного покоя. Он окунулся с головой в тревоги авантюрного, беззаконного существования, доставлявшего удовлетворение его сильным страстям и бунтарской мысли. Самую причастность его к компании «кокильяров» можно толковать как анархистскую форму социального протеста: в этом разбойничьем цехе процветали сильные демократические инстинкты, разбуженные крестьянскими восстаниями XV в.

На протяжении всего раннего средневековья параллельно с сословной рыцарской и городской поэзией продолжала развиваться и народная песня, но благодаря классовому характеру средневековой письменности она сохранялась почти исключительно в устной традиции.

Демократизация литературных вкусов в период подъема городской культуры создает условия для записи народных песен. Такие единичные записи появляются в различных странах Европы начиная с XIII—XV вв.; в XV—XVI вв. составляются довольно многочисленные рукописные и более редкие печатные сборники, иногда сопровождаемые нотными примерами.

С конца XV в. особо популярные или новые песни нередко печатались в виде листовок, так называемых «летучих листков», и продавались на ярмарках по дешевой цене. Тем не менее многие старинные народные песни, по своим сюжетам и стилю, несомненно, восходящие к песенному творчеству XIV—XV вв.

, известны нам только в устной народной традиции, в фольклорных записях XIX в., сделанных в период научного собирания и изучения народной поэзии.

Источник: http://www.testsoch.info/zhizn-i-tvorchestvo-fransua-vijona/

Франсуа Вийон. Творчество

Франсуа Вийон родился в Париже между 1431 и 1432 г. Дата смерти французского поэта позднего Средневековья также доподлинно неизвестна (приблизительно 1465 год, но точно не позднее 1491 года).

Портрет поэта Франсуа Вийона

О жизни этого выдающегося человека известно крайне мало. Зато вокруг него вечно ходило множество домыслов и невероятных легенд. Рано лишившись родителей (в 8 лет), он воспитывался парижским священником Гийомом Вийоном (чьим именем он и подписывался, хотя при рождении получил имя Де Монкорбье), который усыновил его.

Этого человека будущий поэт любил и уважал, называя его «больше, чем отец». В 12 лет Франсуа стал студентом подготовительного «факультета искусств» Парижского университета, закончив его в 1449 и получив степень бакалавра.

Три года спустя он уже обладал степенью лиценциата и магистра искусств, что давало ему право заняться преподавательской деятельностью или поступить на службу клерком. К середине 1450-х гг. Франсуа Вийон уже приобрел определенную известность в качестве поэта.

В свою бытность студентом, поэт нередко вел разгульный образ жизни и вместе с другими студентами участвовал в некоторых уголовных преступлениях, за что вынужден был остаток жизни скрываться от властей вдали от родных мест.

Творчество Франсуа Вийона

В то время, когда аристократическая и академическая поэзия катилась к своему закату, Франсуа Вийон стал восстанавливать личные и реалистические тенденции, свойственные жонглерам XIII века.

Тем самым, в своих произведениях он пересказывает для нас душу Средневековья, заявляя уже о приходе эпохи Возрождения.

Он затрагивает наиболее значимые лирические темы: набожность, сыновью нежность, патриотизм, сожаления о прошлом, угрызения совести, человеческое братство, неотступные мысли о смерти…. Он был первым лирическим гением Франции. В своем творчестве Вийон предстает перед нами таким, каким есть.

Важно

Искренность его признаний – безоговорочная. Его сердце сохраняло свежесть юности, несмотря на все допущенные им ошибки. Его искусство особенно примечательно своим реализмом и могуществом заклинаний. Его язык живой и острый, близкий и понятный простому народу.

Читайте также:  Краткое содержание произведения «гробовщик» для читательского дневника (а.с. пушкин)

Франсуа Вийон, будто говорит с нашим сердцем и нашими чувствами. Улавливается нечто почти брутальное в его «Балладе о повешенных». Полем деятельности Вийона предстает трагическая реальность, иногда ужасающая неприглядностью человеческого существования. Однако сколько грации, сколько подкупающей меланхолии читается в его «Балладе о Дамах былых времен».

«Завещание» для него – случай вернуться назад в своей прошлое, чтобы оплакать свою утраченную молодость, воскресить призрак смерти, наводящей на него такой ужас, выпустить свой пыл и свою иронию.

Иными словами, в этом произведении мы видим человека со всеми его слабостями и стремлением к добру, со своей набожностью и сатирическим складом ума, своими мрачными размышлениями и своей сумасшедшей веселостью «школьника».

Источник: https://alinec.ru/great-people/fransua-vijon.html

Вийон Франсуа

Франсуа Вийон (фр. Francois Villon) (настоящая фамилия — де Монкорбье? (de Montcorbier), Монкорбье (Montcorbier) или де Лож (des Loges)); родился между 1 апреля 1431 и 19 апреля 1432, Париж, — год и место смерти неизвестны (после 1463, но не позднее 1491)) — последний и величайший из поэтов французского средневековья.

Первый французский лирик позднего Средневековья.

Биография

О его жизни известно крайне мало, больше домыслов и легенд. В восемь лет остался сиротой. Фамилию Вийон он получил от усыновившего и воспитавшего его родственника, парижского священника, капеллана церкви Святого Бенедикта Гийома Вийона (Guillaume de Villon), которого сам поэт называл своим «больше чем отец» (plus que pere).

В 12 лет поступил на «факультет искусств» (подготовительный факультет) Парижского университета, который закончил в 1449 со степенью бакалавра, а через три года получил степени лиценциата и магистра искусств, дававшие право преподавать или служить клерком.

Рождённый и воспитанный в среде парижского мещанства в эпоху обнищания и кризиса Франции после Столетней войны, Вийон оказался среди «деклассированных», однако был вхож и в дом парижского прево Робера д'Эстутвиля, где собирались поэты. В честь своего покровителя Вийон сочинил брачную песнь с акростихом из имени его супруги («Баллада Прево-младожену»).

К середине 1450-х он уже достиг известности в качестве поэта. Будучи студентом, Вийон принимал участие в разгульной студенческой жизни; вскоре оказался замешанным в уголовных преступлениях.

Вечером 5 июня 1455 на него напал с ножом священник Филипп Сермуаз. В завязавшейся драке — по-видимому, из-за женщины — Вийон смертельно ранил противника и, скрываясь от суда, вынужден был покинуть Париж. Это убийство, акт самозащиты, вполне дозволенный обычаями, не сыграло бы никакой роли в его дальнейшей судьбе.

Сам Сермуаз перед смертью простил своего убийцу, признав себя зачинщиком. Королевский суд, на имя которого Вийон подал два прошения, объявил его невиновным.

Однако за семь месяцев скитаний вдали от Парижа Вийон, дожидаясь судебного оправдания и оставшись без денег, связался с профессиональными преступниками и уже в октябре, как подозревают, был причастен к двум грабежам. Вернулся в Париж в начале 1456.

Совет

В ночь на рождество того же года он вместе с тремя соучастниками совершил ограбление Наваррского коллежа, похитив сумму в пятьсот золотых экю, которую воры тут же поделили, после чего Вийон благоразумно предпочел на время покинуть Париж; в ночь ограбления им написано первое крупное произведение — шуточное послание к друзьям «Les legs» («legs» — «статьи», «пункты»), впоследствии названное «Le petit testament» (Малое завещание). Кража была обнаружена через несколько месяцев, при этом известны стали и имена ее участников — вернуться в Париж Вийон уже не мог.

За последующие пять лет скитаний исходил многие области страны от Ла-Манша (Бретань) до Средиземного моря (Руссильон).

Недолгое время он находился при дворе Карла Орлеанского в Блуа.

Для альбома баллад на тему «От жажды умираю над ручьем», заданную Карлом Орлеанским поэтам его окружения и многократно разработанную самим герцогом, Вийон написал знаменитые стихи, известные под названием «Баллада поэтического состязания в Блуа». По условиям конкурса, поэты должны были написать шуточное стихотворение, но стихотврение Вийона оказалось не шуточным, а полным философского трагизма:

        От жажды умираю над ручьем.
        Смеюсь сквозь слезы и тружусь, играя.
        Куда бы ни пошел, везде мой дом,
        Чужбина мне — страна моя родная.
        Я знаю все, я ничего не знаю.

        Мне из людей всего понятней тот,
        Кто лебедицу вороном зовет.
        Я сомневаюсь в явном, верю чуду.
        Нагой, как червь, пышней я Всех господ.
        Я всеми принят, изгнан отовсюду.

        Я скуп и расточителен во всем.

        Я жду и ничего не ожидаю.
        Я нищ, и я кичусь своим добром.
        Трещит мороз — я вижу розы мая.
        Долина слез мне радостнее рая.
        Зажгут костер — и дрожь меня берет,
        Мне сердце отогреет только лед.
        Запомню шутку я и вдруг забуду,
        Кому презренье, а кому почет.
        Я всеми принят, изгнан отовсюду.

        Не вижу я, кто бродит под окном,

        Но звезды в небе ясно различаю.
        Я ночью бодр, а сплю я только днем.
        Я по земле с опаскою ступаю,
        Не вехам, а туману доверяю.
        Глухой меня услышит и поймет.
        Я знаю, что полыни горше мед.
        Но как понять, где правда, где причуда?
        А сколько истин? Потерял им счет.

        Я всеми принят, изгнан отовсюду.

        Не знаю, что длиннее — час иль год,
        Ручей иль море переходят вброд?
        Из рая я уйду, в аду побуду.
        Отчаянье мне веру придает.
        Я всеми принят, изгнан отовсюду.

                (И. Г. Эренбург «Французские тетради».)

Летом 1460 Вийон в орлеанской тюрьме ждал казни, которой избежал лишь по случайности: Орлеан посетила семья герцога, и в честь въезда трехлетней принцессы Марии в свое наследственное владение заключенные, согласно обычаю, были освобождены из тюрем.

В октябре 1461 Вийон был в тюрьме в городе Мен-на-Луаре, однако новый король Людовик XI, направляясь на коронование, проезжал через Мен, в ознаменование чего поэт в числе прочих арестантов получил прощение.

В конце того же года Вийон вернулся в Париж и в предчувствии близкой смерти создал свои лучшие произведения: «Epitaphe» (Эпитафия), вошедшую в лирический цикл «Codicille», и «Testament» (Завещание), впоследствии названное «Le grand testament» (Большое завещание).

Кроме этих произведений, Вийону принадлежит ряд отдельных баллад, не дошедшая до нас студенческая поэма «Le Romant de Pet-au-Deable» (существование которой некоторыми вообще оспаривается), семь баллад на воровском жаргоне (dubia), до сих пор не вполне расшифрованных (их не понимали уже в начале XVI века).

Обратите внимание

В ноябре 1462 Вийона арестовали по подозрению в краже, скорее всего безосновательному, так как через несколько дней его выпустили на свободу.

В том же месяце в уличной драке, затеянной товарищами Вийона, был тяжело ранен папский нотариус.

Хотя сам Вийон лишь присутствовал при драке, не принимая в ней участия, он снова брошен в тюрьму, подвергнут пытке водой и присужден к виселице (тогда же он написал «Балладу повешенных» и «Катрен»).

    Я — Франсуа, чему не рад,
    Увы, ждет смерть злодея,
    И сколько весит этот зад,
    Узнает скоро шея.

    Перевод И. Эренбурга

Этот явно несправедливый приговор был по обжалованию заменен десятилетним изгнанием из Парижа и графства Парижского — «принимая во внимание дурную жизнь вышеуказанного Вийона», как гласит протокол от 5 января 1463. Через три дня Вийон покинул Париж, далее его следы теряются. Вийон умер не позднее 1491 года, когда вышло первое издание его произведений (не исправленное), но скорее всего ненадолго пережил своё изгнание.

Характеристика творчества

Биография и творчество более тесно связаны у Вийона, чем у какого бы то ни было иного поэта Франции. Большинство его произведений сочинены «на случай».

Таково и крупнейшее его произведение «Testament» (к которому примыкают и его мелкие вещи), представляющее синтез всех основных моментов творчества Вийона.

Таковыми являются прежде всего контрастность и ирония, лирический субъективизм и крайний сенсуализм (тяготение к чувственной стороне жизни); вся поэтика Вийона построена на этих моментах, и соответственно им можно различить несколько оттенков в лирических излияниях Вийона.

Важно

Он — реалист в том смысле, что в его поэзии — большое количество бытовых образов, контрастирующих друг с другом.

Ирония и пародийность лежат в основе замысла «Testament»; здесь традиционная форма «поэтического завещания» даётся в бурлескном преломлении: предметом завещания являются безделицы (в связи с его похождениями), вроде вывески кабака, кружки пива, пустого кошелька, а также баллады, вставленные в текст; эта канва прерывается более или менее обособленными лирическими отрывками (здесь сказалось влияние поэта XIII века Рютбёфа с его пародийным «Завещанием осла» (Testament de l’asne)).

Традиционная, характерная для формалистической и аллегорической поэзии XIV—XV веков баллада у Вийона также часто пародийно снижена; в виде пародии даёт он и ультранатуралистические картинки попоек, притонов Парижа, говоря от лица кутилы (баллада «Pere Noe» из «Testament»), вышибалы («Ballade, de Villon et de la grosse Margot», там же) и т. п.; в эпизоде с «Прекрасной оружейницей» поэт детально описывает «увядшие прелести» и сравнивает их с былыми; наконец в «Epitaphe» реальность переходит в гротескную утрировку: говорят повешенные, тела которых гниют, глаза которых выклевали птицы, и т. п.; к этому присоединено обращение к «людям-братьям», просьба молиться за их души; стираются границы гротеска, пародии и философского размышления (последнее — особенно характерно для Вийона; оно носит чисто субъективный характер).

Свои лучшие лирические стихотворения Вийон создал в этой манере.

Важно

Можно назвать знаменитую «Ballade de menus propos» («Testament»; все строки начинаются словами «je connais» — «я знаю», рефрен же — «je connais tout, fors que moi-meme» — «я знаю всё, но только не себя»), балладу «Contraintes», написанную на конкурс, на заданную тему (где Вийон пустил крылатое изречение «je riz en pleurs» — «смеюсь сквозь слёзы»), «Debat du cuer et du corps de Villon» (Диалог сердца и тела), проникнутый глубоким пессимизмом, как и знаменитая «Ballade de dames du temps jadis» (Баллада о дамах былых времён, в «Testament», с рефреном «Mais ou sont les neiges d’antan?» — «но где же прошлогодний снег?»). Наконец любопытна помещённая в «Testament» молитва в форме баллады от имени матери Вийона, простой, набожной женщины, создающая один из сильнейших контрастов в «Testament».

Вийон почти не выражает в своей поэзии социального протеста (за исключением эпизода с Александром Македонским в «Testament»), и социальная значимость его творчества, ультрасубъективного по своему характеру, — в картинах нищеты, порока, которых так много в его произведениях («Legs», «Testament», а также в воровских балладах).

В своей версификации Вийон строго соблюдает канон твёрдой формы стиха, закреплённый в «Поэтике» Эсташа Дешана: фиксированную строфику, метрику и рифмовку в балладах, рондо, двойных балладах, изобилующих акростихами, анафорами и другими ухищрениями.

Влияния на Вийона

Сильное влияние на реализм и пародийность Вийона оказали поэты-буржуа XIII—XIV веков (Рютбёф, Жан де Мён — автор продолжения «Романа о розе»), фаблио, а также, как было доказано впоследствии, фламандский фольклор с его натурализмом; на философскую сторону творчества Вийона повлияли поэты XIV века (Эсташ Дешан, Кристина Пизанская, Ален Шартье).

Влияние Вийона

Первой книгой французской лирики, выпущенной типографским способом, были стихи Вийона.

Громадное влияние Вийон оказал на поэтов конца средневековья и начала Возрождения (Пьер Грэнгуар, Клеман Маро, даже Рабле), а затем влиял на сатириков и реалистов XVII века (Матюрен Ренье, Лафонтен, отчасти Мольер).

С похвалой отзывались о Вийоне Буало и Вольтер; в XIX веке Вийону поклонялись и романтики (Т. Готье) и Беранже, сильно напоминающий Вийона; среди парнасцев особенно близки к Вийону по характеру своей поэзии Ж. Ришпен, М. Роллина; немало общего с Вийоном у Верлена и его друга Тристана Корбьера.

Читайте также:  Тема свободы в поэме «мцыри»

Своей популярностью в Англии Вийон обязан прерафаэлитам и Р. Стивенсону.

Гильома IX иногда его называют Вийоном XII в.

Вийон в литературе и искусстве

    * Рабле в четвертой книге «Пантагрюэля» приводит два апокрифических сообщения о поздних годах Вийона — шута при дворе английского короля и постановщика мистерий в Пуату.

Когда у Панурга спрашивают, где же нажитые им богатства, он отвечает: «А где прошлогодний снег? — Вот главный вопрос, который мучил парижского поэта Вийона».    * Виктор Гюго. «Ночлег Франсуа Вийона» (пьеса).    * Роберт Льюис Стивенсон. «Ночлег Франсуа Вийона» (новелла).    * Юлиу Эдлис.

«Жажда над ручьём» (пьеса).    * В XX веке Вийону посвящены крупные художественные произведения: новелла — Эдшмида «Herzogin» (1912, сборник «Timour», перевод на русский язык М. Елагиной, Гиз, М. — Л., 1923) и роман Ф. Карко «Le Roman de Francois Villon» (1926, есть русский перевод).

    * Осипом Мандельштамом была написана статья под названием «Франсуа Виллон». Также, он посвятил Вийону строки своего стихотворения:

Совет

        Рядом с готикой жил озоруючи.        И плевал на паучьи права        Наглый школьник и ангел ворующий,

        Несравненный Виллон Франсуа

    * Песня Булата Окуджавы «Молитва Франсуа Вийона».

Библиография

    * Один из наиболее признанных русских переводов — Эренбурга И. Г. Отрывки из «Большого завещания», баллады и разные стихотворения Ф. Вийона, издание с введением переводчика. — М. 1916. Кроме того, Эренбург посвятил художественное эссе Франсуа Вийону с переводом его стихов во «Французской тетради».

    * Наиболее полные комментированные издания В.: Thuasne. — P. 1923; Dimier — L., P. 1927.    * В. Варжапетян посвятил Вийону один из трех романов сборника “Путник со свечой” – “Баллада судьбы”.    * Веселовский Ю. Фр. Вийон и его значение в истории французской поэзии. Журнал МНП. 1897.

VII; перепечатано в его «Литературных очерках». т. I. изд. 2-е. — М. 1910.    * Мандельштам О. Э. «О поэзии». — Л. 1928 (статья о Вийоне).    * Пинский Л. Е. Магистральный сюжет. — М., 1989 (Лирика Франсуа Вийона и поздняя готика)    * Паунд Эзра. Монкорбье, alias Вийон // Паунд Э. Путеводитель по культуре.

— М., 1997, с. 69—83.    * Gautier Th. Grotesques. — P. 1844.    * Stevenson R. L. F. Villon. — L. 1891 (на английском языке; французский перевод в журнале «Europe». — P. 1928).    * Gaston Paris. F. Villon. — P. 1901.    * Champion P. Villon. — P. 1913.

    * Champion P. Histoire poetique du XV-е siecle.

t. II. — P. 1924.

Поделитесь своими впечатлениями с нашими читателями

Источник: http://velib.com/biography/vijjon_fransua/

Франсуа Вийон (стр. 1 из 2)

А. Д. Михайлов

Поэтическим итогом развития средневековой французской литературы и предвестием ее будущих достижений стало творчество Франсуа Вийона.

Вийон (Вильон, Виллон, 1431? – после 1463) и его поэзия стали предметом огромного числа исследований. Между тем о его жизни сохранилось мало сведений, дата рождения сомнительна, время смерти неведомо.

Имя поэта – Франсуа Монкорбье – редко упоминается в документах, и известно лишь то, о чем он сам рассказал. В построении его поэм, будто всегда «автобиографических», проглядывает определенный «умысел»: поэт сам творил свою легенду.

В произведениях Вийона немало темных мест, однако попытки искать в его творчестве некий эзотерический смысл заканчивается обычно неудачей.

Начало творчества Вийона совпадает с событиями, в некотором роде обозначившими рубеж Возрождения, – с изобретением книгопечатания и захватом турками Константинополя. Однако вряд ли поэт интересовался ими; для него куда существеннее было окончание Столетней войны (1453).

По своим интересам он целиком принадлежал нищей парижской богеме и Франции. Вийон не был в числе первых гуманистов; учась в Сорбонне, он не набрался премудрости, а по своим знаниям в большей степени принадлежал Средним векам, чем Карл Орлеанский, не говоря уже об Антуане де Ла Сале.

Однако творчество Вийона – яркий знак того, что близка заря Ренессанса.

Вийон с большим правом, чем Рютбеф, Жан де Мен, Машо или Карл, может быть назван первым французским национальным поэтом, и поэтом великим, ибо ему удалось с необычайной силой раскрыть через свое лирическое «я» всю эпоху, посвятить читателя в жизнь своего времени. Но он и преодолевал эту эпоху, выходил за ее рамки, подчас моделируя общечеловеческие, универсальные переживания и ситуации.

Обратите внимание

Поэзия Вийона может показаться традиционной – он писал баллады, рондо, песни, нанизывал каламбуры, играл синонимами и рифмами, и внешне его творчество не выходит за рамки средневековой поэтики. Вийон унаследовал ее мотивы и темы, ее приемы. Но он не копировал их слепо.

То он неожиданно и дерзко переводил в иронический план, скажем, традиционные для средневековой лирики сетования на жестокость возлюбленной или славословия сильным мира сего, то, напротив, заострял и существенно углублял опять-таки традиционные споры «души с телом» или ламентации по поводу бренности всего земного, вскрывая в этих темах настоящие трагизм и безысходность.

Поэтому поэзия Вийона по сравнению с его предшественниками стала подлинной поэтической революцией.

В раннем творчестве Вийона, куда относится так называемое «Лэ» (или «Малое завещание», 1456), а также несколько баллад, созданных между 1455 и 1458 гг., такое новаторство уже намечается.

Поэма «Лэ», из-за большого количества намеков на конкретных лиц теперь непонятная без комментария, должно быть, восхищала современников неистощимым юмором, остротой иронии, смелостью сатиры.

Вийон заявляет здесь о себе как о поэте-горожанине: в его шутливой поэме природы нет, есть только Париж (его жители, нравы, жизнь его улицы). Картины города, мрачного, зимнего, пустынного, сделаны мастерски:

Глухою зимнею порой,

Когда в Париже все мертво,

Лишь ветра свист да волчий вой,

Когда все засветло домой

Ушли – в тепло, к огню спеша…

(Здесь и ниже перевод Ф. Мендельсона)

В «Лэ» уже возникают темы, характерные для последующих произведений Вийона, – тема одиночества, измены друзей и любимой, тема быстротечности земного; в поэме звучит то бесшабашное предраблезианское веселое молодечество, которое помогало поэту преодолевать все невзгоды. Оттачиваются в «Лэ» и вийоновское мастерство гротеска, и приемы сатирического осмеяния, которые сознательно подхватил и развил автор «Гаргантюа и Пантагрюэля».

Главное произведение Вийона – «Завещание», которое позже, но еще при жизни поэта, стали называть «Большим завещанием» (1461): оно включает 186 строф-восьмистиший, 16 баллад, 3 рондо. К поэме примыкают стихотворения, созданные в одно с нею время.

Важно

В «Завещании» в полной мере раскрылся талант Вийона, выражено его творческое и жизненное кредо.

Позади было тяжелое отрочество, пришедшееся на последнее десятилетие Столетней войны, затем бурные университетские годы, наконец, полоса скитаний, преследований, ужасающей нищеты, полоса унижений и падений, вплоть до злополучного участия в ограблении Наваррского коллежа.

Поэт познал измену возлюбленной, голод, изгнание, тюрьму, стоял на ступеньке эшафота. Но в то же время на его глазах возникала могучая, единая Франция, и в королевской власти бродяга-поэт видел не только врага-угнетателя, но и опору.

Вийон называет поэму «Завещание», ведя крупную и опасную игру слов: «Testament» может обозначать и завещание, и Завет.

В «Завещании» есть и предсмертные распоряжения – иронические, иногда горькие: где и как его похоронить, как поступить с его воображаемым имуществом; есть и знакомые по «Лэ» чисто издевательские «отказы» нищего богатеям, обличающие подлость последних, но главное место в поэме занимает исповедь поэта.

Центральная проблема книги – это человек в окружающем мире, в котором Вийону его страдания открыли больше истин, «чем все комментарии Аверроэса к Аристотелю» (строфа XII). Личный опыт, чувства имеют для поэта первостепенное значение.

Лирический герой, авторское «я» оказываются в поэме не только субъектом, но и объектом, а опыт – путем познания и искусства. Вийон переосмысливает средневековое понимание страдания: оно не очищает, а учит, что, с его точки зрения, и важнее.

Регламентированной морали старого общества поэт противопоставляет потребности, права личности. Мысль о единичном человеке, индивидуальной судьбе проходит через все «Завещание». Но человек Вийона находится в конфликте с обществом.

Совет

И это не просто конфликт бедняка с богатым, но в некотором роде конфликт отдельной личности и общества, ибо горькая жизнь Вийона и окружающих его горемык подсказывала ему мысль, что человек одинок среди людей (строфа XXIII):

Один, без крова, без родни, –

Не веришь? На меня взгляни!

Смотри, как всеми я покинут!

Вийон, конечно, писал о себе, но в изображении поэта человек утрачивал связь со средой, веру в благоприятствующий ему богоданный строй мироздания. Христианская предполагаемая гармония земной юдоли и загробного существования у поэта тоже нарушалась. Человек Вийона не хочет умерщвлять тело во имя спасения души. Жизнь – телесное бытие – вот непосредственный предмет поэзии Вийона.

Окружающий человека вещный мир является для поэта безграничным арсеналом художественных средств. Вийон избегает иносказаний и аллегорий. Бытовые детали играют огромную роль в его поэзии. Через деталь, через часть изображается и познается целое; компоненты человеческого бытия начинают жить своей жизнью, предвосхищая необузданное вещное пиршество Рабле.

Отсюда – перечисления предметов, например всяческой снеди:

Пулярки, утки, каплуны,

Фазаны, рыба, яйца всмятку,

Вкрутую, пироги, блины,

Подливам, винам – нет цены…

Все эти описания соотнесены с человеком, с его физическими нуждами: человек во плоти, его тело – герой «Завещания». Тело ест, пьет, любит, корчится в предсмертных муках.

Чаще всего это не гармонично спокойное человеческое тело, каким его изображали современники Вийона – художники итальянского Кваттроченто, это может быть и тело старое, исковерканное, безобразное (даже выставляющее напоказ свое безобразие в сравнении с былой красотой, как в «Жалобах прекрасной оружейницы»), оно подвижно, изменчиво: судорожно дергается от любви или боли.

В поэзии Вийона пересмотр средневековых взглядов и поэтических форм коснулся и сферы любви. В энергических строфах поэмы (XLVIII-LX) Вийон обрушивается на женщин. Но он далек от средневекового женоненавистничества и аскетизма, от мысли о врожденной «нечистоте» женщины. В строфе L он пишет:

Ругают женщин повсеместно,

Однако в них ли корень зла?

Ведь каждая когда-то честной

И чистой девушкой была!

Любовь становится продажной и грязной, основанной на лжи и корысти, потому что таково общество. Вийон мечтает о любви подлинной, свободной и правдивой, однако не находит такой в жизни.

Отсюда пессимистический рефрен «Двойной баллады о любви» (входит в «Завещание)» – «Как счастлив тот, кто не влюблен!» Куртуазное Средневековье, создавшее культ Дамы, далекий от реальной жизни, воспевало возвышенную любовь; Вийон же подсмеивается над поэтами, ее прославлявшими.

Обратите внимание

Если в стихах Карла Орлеанского звучала прощальная песнь старой, рыцарской культуре, то у Вийона встречается прямое глумление над ней в стихах о плотской любви, в изображении которой он бывает вызывающе груб («Баллада о Толстухе Марго»).

В описании изнанки жизни Вийон необыкновенно изобретателен. Порой он творит фантастическую реальность или реалистическую фантастику, как, например, в «Балладе о том, как варить языки клеветников», где каждый «рецепт» по-своему реален, но все они складываются в фантастический, ужасающий гротеск:

В горячем соусе с приправой мышьяка,

В помоях сальных с падалью червивой,

В свинце кипящем, – чтоб наверняка! –

В кровях нечистых ведьмы похотливой,

С обмывками вонючих ног потливых,

В слюне ехидны, в смертоносных ядах,

В помете птиц, в гнилой воде из кадок,

В янтарной желчи бешеных волков,

Над серным пламенем клокочущего ада

Да сварят языки клеветников!

А рядом поэт может нежнейшим образом воспеть прекрасное тело («…о женщин плоть – нежна, чиста, светла…») или создать гимн величию и душевной красоте женщины, решительно раздвинуть ряд изнеженных красавиц прошлого, чтобы поставить среди них простую крестьянку из Лоррени, Жанну д’Арк:

Скажите, где, в стране ль теней,

Дочь Рима, Флора, перл бесценный?

………….

Где Бланка, лилии белей,

Чей всех пленял напев сиренный?

…………….

Где Жанна, что познала пленной

Костер и смерть за славный грех?

Где все, Владычица вселенной?

Увы, где прошлогодний снег!

Источник: http://MirZnanii.com/a/301856/fransua-viyon

Ссылка на основную публикацию