Как вы понимаете выражение: «смелыми не рождаются»?

Пароль остается прежним

Когда майор Серебренников снова приехал на заставу, ему доложили, что Бородуля боится границы. Теперь это ни для кого не было тайной. В наряд пограничники шли с ним неохотно. Да и капитан Ярцев старался поменьше посылать его на границу, а если посылал, то недалеко от заставы.

Беседы не помогали. Бородуля ушел в себя — и бесконечные «почему» перестали досаждать пограничникам.

Сержант Назаров теперь не мог особенно жаловаться на Бородулю: внутреннего распорядка он не нарушал, приказания выполнял точно, на занятиях старался вникнуть в смысл того, что говорил командир. Но подавленное состояние не покидало его.

Обратите внимание

Бородуля совершенно перестал реагировать на остроты Кошевника, хотя тот из кожи лез, чтобы расшевелить его, а если Никита слишком уж допекал,— просто отходил в сторону. Кошевнику вдруг надоел Бородуля, и он переключился на своего давнего дружка — Бегалина.

Вахид Шарапов, секретарь комсомольской организации заставы, по совету капитана Ярцева провел диспут на тему: «О воинском долге и храбрости». Говорили об Александре Матросове, Юрии Смирнове, о пограничнике-следопыте Карацупе, молодогвардейцах. Потом смотрели фильм «Подвиг разведчика». Бородуля, казалось, увлекся.

На следующий вечер Шарапов затеял викторину. Он поставил на бильярд огромный сверток, перетянутый красной лентой (никто не знал, что в этом свертке—пирожок), и объявил условия игры. Каждый говорит пословицу о храбрости. Считают до трех. Кто скажет последним — получит приз. Желающих оказалось много.

— «Где смелость, там победа!» — начал старшина Пологалов.

— «Где смелость, там победа!»… Раз! — подхватил Шарапов.

— «На печи не храбрись, а в поле не трусь!» — перебил Петр Ковалдин.

— «На печи не храбрись, а в поле не трусь!»… Раз! — повторил Шарапов.

— «На героя и слава бежит!» — вставил кто-то.

А другой тут же добавил:

— «Пуля в того метит, кто боится!»

— «Пуля в того метит, кто боится!»… Раз!— повторил Вахид.— «Пуля в того метит, кто боится!»… Два!..

— «Страх — хуже смерти!»— сказал лейтенант Пулатов.

— «Смелость города берет!» — вспомнил Никита Кошевник и обрадовался: мой приз!

Сержант Назаров усмехнулся: рано, мол, торжествуешь.

— У нас говорят: «Счастье и победа всегда на стороне отважных».

Шарапов повторил:

— «На стороне отважных»… Раз!.. «На стороне отважных»… Два!.. «На стороне отважных»…

— «У страха глаза велики!» — выпалил Никита и толкнул в бок соседа. Соседом, конечно, оказался Бородуля. Он надулся и ушел.

Всё это майор Серебренников выслушал внимательно, а потом сказал:

— Мне кажется, ваша ошибка в том, что вы действуете слишком прямолинейно. Ну, зачем без конца напоминать человеку о его слабости? Уверен, что это его тоже мучит. Ведь мучит? Сами говорите: изменился, ушел в себя Бородуля. А вы оставьте его в покое, дайте подумать… Окажите доверие. А если уж будете говорить о храбрости, так как-нибудь, знаете, невзначай.

В тот же вечер майор Серебренников беседовал с пограничниками. Он сказал, что на имя командира части пришло письмо. Незнакомая девушка просила сообщить, не случилось ли чего с пограничником, который, прощаясь с нею, обещал писать часто и вначале писал, правда всё реже, а потом замолчал совсем»

Никита сидел красный, хотя Серебренников не назвал имя девушки и не сказал, откуда пришло письмо. Но майор всё время смотрел на Кошевника, и тот ерзал, будто сидел на углях.

— Само собой разумеется,— задумчиво произнес Серебренников,— любовь проверяется не только письмами. Да ведь если по-настоящему любишь, разве заставишь страдать?

Он улыбнулся, вспоминая:

— Конечно, бывает и другая крайность. Вот служил у нас в батальоне солдат. Звали его Володей. Тезки мы с ним… Хороший парень, веселый. И девушкам, видно, нравился. Полевая почта только на него и работала. Когда он успевал отвечать — удивляюсь!.. Между прочим, в первый раз он влюбился, когда учился не то во втором, не то в третьем классе, словом было ему лет десять.

— Да ну? — не поверил Кошевник. А Бородуля даже рот раскрыл.

— Стояли мы тогда в резерве,— продолжал между тем Серебренников,— времени для рассказов хватало, и Володя старался.

Не знаю, какой была она, его первая любовь. Наверно, с косичками, как мышиные хвостики, и курносая, и острая на язык. Как-то вечером задержались в школе. Она жила далеко и попросила, чтобы он проводил. Он согласился. Важно взял ее за руку.

На улице было темно и безлюдно. Они петляли в переулках, всё ускоряя шаг. Где-то завыла собака. Ему стало не по себе, и он побежал. Девочка старалась не отставать.

Потом ее рука выскользнула из его пальцев. Он не сразу заметил это и продолжал бежать. На перекрестке остановился. Девочка отстала и заплакала. Он подождал ее и выругал:

— Эх, ты, трусиха!

Важно

Они снова побежали. Он впереди. Она сзади. Он время от времени оборачивался, подгонял ее. Наконец, она тяжело прислонилась к забору и, очень счастливая, засмеялась. Она была дома. А он, даже не попрощавшись, понесся назад, перепрыгивая через канавы и сбивая камни.

Пограничники смеялись.

Серебренников незаметно взглянул на Бородулю. Тот тоже улыбался. И тогда Серебренников рассказал еще случай из жизни своего фронтового друга.

Это произошло в поселке Верхнеисетского завода под Свердловском. Володе было лет пятнадцать-шестнадцать.

Сосед — старый мастер Бурдов — имел дочку, Юлочку, ровесницу Володи. Они краснели при встрече и спешили отвернуться друг от друга. А потом снова искали встреч и сталкивались будто невзначай. Это заметил старый мастер и однажды, схватив Володю за шиворот, поднес к его носу кулак. Володя убежал домой.

После этого он несколько дней не встречал Юлочку. Но вот надел праздничную рубаху и решительно вышел на улицу.

В тот вечер они сидели на скамейке перед ее домом и ничего не боялись, Юлочка сообщила, что у отца запой, и значит теперь он не скоро выберется из-за стола.

Они весело болтали обо всем и ни о чем, как вдруг в доме Бурдовых послышался крик. Юлочка затряслась и схватила Володю за руку. Он увидел ее испуганные, молящие глаза и неожиданно для себя распахнул калитку. Он вбежал на крыльцо и толкнул дверь.

Пьяный Бурдов волочил жену за волосы.

— Не сметь! — крикнул Володя.

Старый мастер икнул от неожиданности и отпустил женщину. Она воспользовалась случаем, юркнула в соседнюю комнату.

Совет

Глаза Бурдова налились кровью. Он схватил со стола бутыль и, замахнувшись, пошел на юношу. Володя прижался к стене. Ему было очень страшно, но он не подал вида. А Бурдов вдруг споткнулся и выронил бутыль, разлетевшуюся на множество звенящих осколков.

Володя неслышно выскользнул за дверь и увидел Юлочку. Она обнимала березку и плакала.

— Не бойся! — сказал он пересохшими губами.

— Ты храбрый! — сказала она сквозь слезы.

Ах, если бы она только знала, как ему было страшно!..

Слушают пограничники взволнованный рассказ майора Серебренникова. И Бородуля тоже сейчас — весь внимание, боится пропустить слово.

Не догадывается рядовой Бородуля, что это рассказ о том, как рождалась солдатская храбрость, и что этот рассказ посвящается ему.

— …И вот в декабре сорок первого года двинули нас под Москву. Смотрю, сник Володя. Песен не поет, шуток не слышно. «Что приуныл?» — спрашиваю. Я тогда комсоргом был. Он молчит. Понимаю: страшновато парню.

Да и мне, признаться, не весело: тоже первый раз в бой иду. Но дружка подбадриваю: «Смотри, Володька, всё твоим девушкам напишу!»… И, между прочим, он в том бою отличился: раненого спас. Комбат ему руку жмет, а он отворачивается.

Потом сознался, как дело было…

Читайте также:  Идейно — тематическое своеобразие повести куприна «олеся»

Умеет рассказывать Серебренников, и будто видят пограничники скованный льдом канал Москва-Волга. На том берегу — Яхрома. В городе немцы. Приказ: освободить Яхрому.

Бежит по льду молодой солдат, плохо соображая, что нужно делать, в кого стрелять. Час ранний и до рассвета еще далеко. Немцев не видно, хотя по наступающей цепи бьют их минометы. Рядом кто-то упал. Ноги слабеют, и он тоже падает. Нет, он не ранен. Но силы оставили, не может бежать дальше.

А где-то впереди уже гремит «Ура!». И он вдруг вскакивает, бежит к берегу, туда, где сейчас рвутся снаряды и хлынул дождь трассирующих пуль. Мысль одна: только бы никто не заметил, что он отстал, что ему страшно!

Обратите внимание

Так бы, вероятно, он и пропал ни за понюшку табака, потому что сам лез под огонь, если бы не споткнулся о раненного красноармейца. Тот лежал с перебитой ногой и тихо стонал. Взвалил его молодой солдат на себя, потащил. Немцы засекли их.

— Брось меня, уходи! — шепчет раненый.

Володя лежит, вдавливаясь в снег. Немцы переносят огонь куда-то в сторону. И тогда он снова тащит на себе раненого, ползком, к берегу.

— Иди один,— стонет раненый.— Всё равно мне не жить!..

Этот стон придает силы. Молодой солдат начинает понимать, что обязан во что бы то ни стало спасти раненого. И страх за себя отступил. Теперь был страх за человека с перебитой ногой. Выдержит ли?

Не сразу отыскали они медсанбат в освобожденной Яхроме…

Серебренников останавливается передохнуть. Солдаты ждут, что будет дальше.

«Вот и хорошо»,— думает Серебренников.

— Между прочим, здорово мы подружились с Володей,— говорит он.— И я о нем знал всё. Он о своих недостатках больше любил говорить. А для этого тоже смелость нужна… В общем слушайте…

На рассвете следующего дня немцы контратакуют. Их миномет бьет за церковной оградой. Нам приказано подавить огневую точку.

Прикрываясь еще не рассосавшейся темнотой, подползаем к орудийному расчету и забрасываем гранатами…

И снова все, кто слушает Серебренникова, переживают за молодого солдата.

— …Ура-а! — кричит он. Но взрывная волна подхватывает, швыряет на землю.

На мгновение он теряет сознание. А когда очнулся — пронзила страшная боль в ноге, возле лодыжки. Руки тоже были залиты кровью и судорожно сжимали винтовку с разбитым цевьем.

Потом он проливал пот в медсанбате, который размещался в жарко натопленной избе и не вмещал всех раненых. Оперировали только тяжело раненых. А ему разрезали сапог и перебинтовали ногу: медсанбат эвакуировался. Здесь, среди стонов и крови, ему показалось еще страшней.

По тряской дороге колонна грузовиков двинулась в путь, растянувшись, чтобы не стать мишенью для фашистских пикировщиков.

Рядом с ним — весь перебинтованный солдат, без ноги. Всё время просит:

— Пить, пить!

У Володи тоже ноет нога, и он с ужасом думает: вдруг отнимут?

Важно

Машины ползут медленно. А тут еще закрыли переезд, где на подъеме застрял поезд. Пришлось расцеплять состав, чтобы пропустить колонну.

Боль в ноге становилась невыносимой.

Наконец — госпиталь. Мест нет. Соседа Володи куда-то всё-таки потащили, а так называемых «легко раненых» погрузили в теплушки.

Тощая «буржуйка» тщетно старалась нагреть вагон.

Нога у Володи распухла. Боль притупилась. Им овладело безразличие и не сразу он услышал прерывистый шопот соседа:

— Братишка, пристрели… Слышишь, братишка!

— Что ты? — испугался он.

Освещенный бледным светом ночника рядом лежал солдат еще моложе его. Он был ранен в живот и, вероятно, случайно попал в число легко раненых. Лицо у него пожелтело.

— Пристрели, братишка! Не могу больше!— шепчут искусанные губы.

Володя забывает о своей боли и склоняется над солдатом:

— Всё будет хорошо, потерпи.

— Не-не могу… больше! — глухо стонет раненый.— Не могу…— Он сдерживается и вдруг истошно кричит: — Пристрели!.. Пристрели!.. А-а!<\p>

Под утро кое-как доплелись до станции Карабаново.

Раненый в живот успокоился. Когда стали выгружаться, Володя тронул соседа за плечо. Тот не шевелился: рука была твердая и холодная. Кто-то приблизился с фонариком. Луч света упал на изможденное лицо: солдат умер…

Володя лежит на операционном столе, стиснув зубы. Чувствует, как игла впивается в ногу. Хочется кричать. Но криком не поможешь. Он закусывает губу.

— Вот осколок,— говорит врач.

И кто-то другой говорит:

— А ему повезло, могла начаться гангрена.

Металлическое лезвие скоблит кость. Он молчит. Ни звука, Кто-то тревожно спрашивает:

Жив?

Он отвечает:

— Жив, конечно, не беспокойтесь…

Серебренников снова помолчал и заметил с легкой грустью:

— Так мы с ним и прошли всю войну. Где сейчас Володя — не знаю. Но если встречаю похожего человека, с орденской планкой на груди, обязательно подхожу, и горько бывает, что обознался…

Вот и всё. И ни о каких подвигах не рассказал Серебренников. А его рассказ тронул. И пограничники сидели строгие, молчаливые. И думали обо всем, что слышали. И видели три ряда орденских планок на гимнастерке Серебренникова. И, может быть, у них мелькала мысль, что он о себе говорил. А Бородуля почему-то даже был уверен в этом и чувствовал облегчение.

Вечереет.

Совет

Сидит Бородуля на завалинке, в стороне от всех. Думает. Вот бы сейчас подойти к майору Серебренникову и, как тогда, по дороге на заставу, обратиться запросто: скажите, мол, товарищ майор, а что мне делать, чтобы перестать бояться?

Он вздыхает и неприязненно смотрит на вспыхивающие звезды.

В это время старшина Пологалов замечает Бородулю. Куда это он уставился? И вдруг вспоминает, как однажды застал его в конюшне за странным занятием: Бородуля забрался на станок и вот так же, подозрительно, вглядывался в небо. А что, если Бородуля…верующий?

Он делится своим предположением с офицерами.

— Почему вы мне раньше не сказали? — говорит Ярцев, хмурясь.

Пологалов пожимает плечами.

Серебренников сводит брови. И он вспоминает: хотел однажды капитан-интендант прочесть лекцию на атеистическую тему, потому что у Бородули бабка верующая. «Нелепо!» — подумал тогда Серебренников. А ведь не пришло в голову, что Бородуля тоже может оказаться верующим — и отсюда все его страхи.

Он испытующе смотрит на Ярцева.

— Нет! — решительно говорит начальник заставы.— Молодой парень, сын известного механизатора… Здесь что-то другое.

— Надо выяснить,— говорит Серебренников…

… Бородуля удивился, когда на завалинку, рядом с ним, присел майор Серебренников.

— Красиво! — произнес он, разглядывая всё четче обозначающееся звездное небо.

Бородуля не ответил.

— А ведь где-то, среди этого множества звезд, затерялся наш искусственный Спутник,— заметил Серебренников.

Бородуля возразил:

— Почему затерялся? Он вертится на своей орбите и сигналы подает.

Майор улыбнулся.

— Я не точно выразился: хотел сказать, что нам с вами его отсюда не видно.

Бородуля промолчал. А Серебренников заметил, словно рассуждал вслух:

— Вот ведь раньше считали, что есть какое-то седьмое небо, и там обитают ангелы. А как же это наши Спутники проходят сквозь седьмое небо, или, скажем, космические ракеты?

Бородуля поддержал:

— Что верно, то верно. Я, товарищ майор, все время с бабкой своей воюю: мол, нет никакого бога.

— А сами-то вы не верите в бога? — осторожно спросил Серебренников.

На лице Бородули появилось такое неподдельное удивление, что Серебренников всё понял. Он вытянул вперед руку и, желая отвлечь Бородулю от неприятного разговора, сказал:

Читайте также:  Образ андрея болконского в романе «война и мир»

— Смотрите, на юго-востоке, высоко-высоко над горизонтом, зажегся четырехугольник ярких звезд. Вы знаете, как они называются?

— Нет,— ответил Бородуля.

— Это — созвездие Пегаса. Если, примерно в час ночи, вы посмотрите на небо, увидите к северо-востоку от него две яркие звезды— созвездие Персея. А вот блеклое пятно между Пегасом и Персеем — Туманность Андромеды — относится уже к другой звездной системе…

И тогда Бородуля спросил с плохо скрываемым волнением:

— А Большая Медведица, товарищ майор… Где она сейчас?

— Что это вас вдруг заинтересовала Большая Медведица?

Бородуля решился:

— Выхожу я, товарищ майор, на границу, и творится со мной неладное. Даже страшно становится. Звезды какие-то непонятные. А потом — нету Большой Медведицы… Знаю, что она должна быть: семизвездный ковш. А его нет… У нас дома Большая Медведица всегда над головой.

— Когда же вы ее ищете? — спросил Серебренников.

— Ночью, конечно.

— Я понимаю, что ночью. А в какое время?

— Когда бываю в наряде.

— Всё-таки? — допытывался Серебренников.

— Больше под утро.

— И не видите Большую Медведицу?

— Не вижу.

— А разве вы не слышали, что каждая звезда появляется на небе и исчезает в определенное время? — спросил Серебренников.— Это, между прочим, зависит и от времени года и от того места, откуда мы будем наблюдать звездное небо.

Большая Медведица, например, появляется здесь, у нас, в первой половине ночи (вот сейчас она появится), а вы ищете ее под утро и не находите… Наконец, звезды, говорите, непонятные… Так ведь звездное небо в разных частях земли выглядит неодинаково.

Ну, вот, скажем, у нас, здесь, хорошо видна самая яркая звезда в созвездии Южных Рыб… Смотрите сюда… А на Украине ее не видно совсем.

На следующее утро Кошевник был страшно удивлен, когда Бородуля вдруг снова назвал его ефрейтором.

— Старший матрос,— поправил он.

Старшина Пологалов окликнул Бородулю:

— Поедете с водовозкой!

— А зачем? — сказал Бородуля и невинными глазами уставился на старшину.

Источник: https://litra.info/book/parol-ostayetsya-prezhnim/page-32.html

Как вы понимаете, что такое «равнодушие» и «отзывчивость»? В чѐм опасность равнодушия? Что такое эгоизм? Какого человека можно назвать отзывчивым?

Как вы понимаете, что такое «равнодушие» и «отзывчивость»? В чѐм опасность равнодушия? Что такое эгоизм? Какого человека можно назвать отзывчивым? Какого человека можно назвать бескорыстным? Как вы понимаете выражение «человек с горячим сердцем»? Стоит ли тратить свои душевные силы на чужую жизнь? К чему может привести человека чрезмерное самолюбие? Как связаны понятия «доброта» и «отзывчивость»? Как вы понимаете выражение «талант доброты»? Каковы последствия равнодушного отношения к людям? К чему приводит равнодушное отношение к природе? Хорош ли принцип «моя хата с краю»? Опасно ли равнодушие человека к своей родине? Согласны ли вы с утверждением В.А. Сухомлинского «Эгоизм это первопричина рака души»? Как вы понимаете слова М. Кульчицкого «Самое страшное в мире это быть успокоенным»?

Всегда ли цель оправдывает средства еѐ достижения? Как достичь поставленной цели? Какие жизненные цели можно назвать великими? В чѐм опасность бесцельного существования? Когда достижение цели приносит разочарование? Какова, на ваш взгляд, главная цель человеческой жизни? Что помогает человеку добиваться поставленной цели? Можно ли делать добро нечестным путѐм? Что такое истинные и ложные жизненные цели? Можно ли судить о человеке по тем целям, к которым он стремится? Согласны ли вы с утверждением, что на войне все цели хороши? Как вы понимаете высказывание Б. Тойшибекова: «Лучше достичь маленькой цели правыми средствами, чем большой неправыми»? Как вы понимаете крылатое выражение «Благими намерениями вымощена дорога в ад»? Как вы понимаете высказывание Д. Дидро «Если нет цели, не делаешь ничего, и не делаешь ничего великого, если цель ничтожна»? Докажите или опровергните высказывание А. Турчинова «К правильной цели может привести только правильный путь».

К чему приводит трусость? Какого человека можно назвать смелым? Как связаны понятия «трусость» и «предательство»? Как вы понимаете выражение «смелыми не рождаются»? В чѐм разница между смелостью и безрассудством? Как проявляется смелость в мирное время? В чѐм разница между трусом и смельчаком? Как связаны понятия «смелость» и «сила воли»? Что такое доблесть? Какую роль в становлении личности играют смелость и трусость? Нужна ли смелость, чтобы говорить правду? Что помогает человеку бороться со страхом? Согласны ли вы с высказыванием Вольтера «Истинное мужество обнаруживается во время бедствия»? Как вы понимаете слова Н. Бердяева «Храбрость не столько отсутствие страха, сколько победа над страхом»?

Обратите внимание

Может ли человек влиять на ход истории? Как судьба человека связана с историей народа? Как общество влияет на человека? Может ли человек прожить без общества? Может ли человек изменить общество? Какого человека можно назвать героем своего времени? Зависит ли судьба человека от судьбы общества? Должен ли человек отвечать перед обществом за свои поступки? Всегда ли нужно отстаивать своѐ мнение? Как вы понимаете слово «свобода»? Что такое «равноправие»? Что такое «социальная несправедливость»? Что такое «гуманизм»? Что такое «конформизм»? Как вы понимаете высказывание В. Г. Белинского «Общество находит в литературе свою действительную жизнь, возведѐнную в идеал, приведѐнную в сознание»? Как вы понимаете высказывание Р. Эмерсона «Люди, обладающие характером, это совесть общества»?

Что такое верность? Что толкает человека к измене? Что такое предательство? Можно ли простить предательство? Какова цена предательства? Нужна ли верность современному человеку? Как связаны понятия «верность» и «любовь»? Как связаны понятия «верность» и «дружба»? Почему важно быть верным своему слову? Что такое верность долгу? Что помогает человеку сделать выбор между верностью и изменой? Что значит быть верным самому себе? Согласны ли вы с утверждением «Предательства совершаются чаще всего не по обдуманному намерению, а по слабости характера» (Ларошфуко)? Как вы понимаете слова Н. Г. Чернышевского: «Для измены Родине нужна чрезвычайная низость души»? Согласны ли вы с высказыванием Плутарха: «Предатели предают прежде всего себя самих»? Справедливо ли высказывание А.П. Чехова: «Верность это то качество, которое утратили люди, но сохранили собаки»?

Источник: https://docplayer.ru/amp/69407364-Kak-vy-ponimaete-chto-takoe-ravnodushie-i-otzyvchivost-v-chjem-opasnost-ravnodushiya-chto-takoe-egoizm-kakogo-cheloveka-mozhno-nazvat-otzyvchivym.html

Смелыми не рождаются, смелыми становятся

Азат не сразу вписался в школьную жизнь. Он был совсем не похож на сложившийся стереотип школьного учителя. Обычно это женщина в строгом костюме, с аккуратной прической. И вдруг появился он — длинноволосый, в потертых джинсах и с репутацией прожженного туриста-водника. Такого суперсовременного педагога в гимназии №65 г. Уфы еще не видели ни педагоги, ни ученики.

Среди коллег он явно был чужим. И у Азата нередко возникала мысль: уйти. Но к концу первого года учительства эта мысль покинула его. Дети привязались к новому педагогу, ходили за ним дружной стайкой.

И тогда Азат понял, что он для ребят не только учитель, а еще и друг, советчик, а для кого-то и старший брат.

Понял, что и сам не может жить без этих доверчивых, осторожных и напористых, не всегда предсказуемых девчонок и мальчишек.

А через год Азату доверили классное руководство. И для него это была большая радость. Еще бы — у него столько накопилось педагогических идей, и вот теперь его дети будут самыми воспитанными, самыми послушными, самыми любознательными и увлеченными.

Но с самого начала пришлось убедиться, что его пятиклассники — народ совершенно неуправляемый. Уже второго сентября посыпались как из рога изобилия жалобы на его питомцев.

Читайте также:  Литераканикулы: лучшие литературные музеи москвы в одной подборке

С самого утра Азата Ришадовича ждал рассерженный отец одной девочки, которую побил одноклассник.

Не успел он разрешить этот конфликт, как к нему буквально примчалась завуч и сообщила: ваши ученики во время урока опрокинули кактус, цветочный горшок разбили, а затем на перемене устроили перестрелку, «порохом» послужила рассыпанная земля. Азат не знал, как реагировать, как утихомирить, образумить расшалившихся ребятишек.

Важно

Во время урока истории зашел в свой класс. Дети сидели тихо, не шелохнувшись, будто не на них жаловались, будто не они наделали столько шума, напроказничали. Эта тишина неожиданно была нарушена еще одним происшествием.

Азат уже пошел к выходу из класса, как шкаф для одежды с шумом распахнулся и из него выпал улыбающийся Артур. Ребята затолкали его туда перед уроком. Обычно классные руководители в таких случаях прибегают к общим или индивидуальным беседам. Азат не стал исключением.

Однако скоро убедился, что «кнут» и «пряник» — методы негодные. Вместо этого требуется человеческое отношение к любому ребенку, к любому его поступку.

Поначалу многие его воспитанники нередко мешали учителям вести занятия, а на переменах устраивали потасовки. Первенствовал в этом гиперактивный Эдик. Учился он тоже плохо. «Тут без помощи родителей не обойтись», — подумал Азат и отправился к Эдику домой. Мальчик жил с матерью и грудной сестренкой в маленькой комнатке. Еще был приходящий отец, но, как правило, всегда пьяный.

Мать, узнав о цели визита, тут же схватила ремень и начала «воспитывать» сына, рассказывая при этом о своей тяжелой женской доле. Азат решил больше не бывать в этой семье и самому позаботиться о мальчике.

— На другой день Эдик мне отомстил, исправив на стенде известный призыв вождя пролетариата к учебе на побуждение к действию в туалете. Для директора это был настоящий шок, но я обещал обязательно разобраться и принять меры, — вспоминает Азат.

Когда он пришел к своим ребятам на урок, то заметил, что Эдик сидел красный, как ошпаренный рак. Азат сделал вид, что не знает, кто это сделал.

После урока он задержал мальчика и сказал: «Я не выдам тебя директору, хотя, пойми, сделать мне это очень нелегко, тем более что многие догадались, кто автор этого «изречения». И все.

Этого было достаточно, чтобы Эдик начал меняться. Со временем он стал помощником Азата.

Совет

Азат Ришадович нашел увлекательное занятие для своих воспитанников. Это туризм. Начинали с пеших путешествий. Обошли почти всю Башкирию и соседнюю Челябинскую область. Ребята открыли для себя необыкновенной красоты места, узнали много интересного из истории родного края.

Однажды, когда ему задали обычный вопрос: «Когда мы снова пойдем в поход?», Азат загадочно улыбнулся и сказал: «Скоро, — а потом добавил, — не пойдем, а поплывем». Это был следующий этап развития туризма в его классе.

Теперь уже на катамаранах они бороздили башкирские реки, которые несут свои воды в главную водную магистраль — реку Белую.

Классный руководитель, который любит ходить по горам и рекам, менять городскую суету на походы в лес, вовлекать подростков в романтические приключения, петь под гитару у костра — предел мечтаний любого подростка, так что сегодняшним девятиклассникам гимназии №65 г. Уфы повезло.

Туризм помог Азату сплотить класс. Хотя, конечно, это был не быстрый процесс. Ведь среди городских детей не так много тех, кто умеет в походной жизни обустроить свой быт, выходить из нештатных ситуаций. И у Азата в классе были ребята, в том числе и мальчики, которые ждали, когда все за них сделает учитель.

Он хорошо помнит самый первый трехдневный поход, своих пятиклашек-«единоличников», которые, усевшись в отдалении ото всех, ели принесенные с собой вареные яйца и бутерброды. Утром Азат сказал юным путешественникам: «Не забудьте заготовить дрова для костра». А они тут же забыли.

Тогда он решил научить их туристской мудрости: «Без дров — ни тебе завтрака, ни обеда, ни ужина, да и обсушиться негде в случае дождя». Весь день ребята играли в футбол, а вечером слушали музыку, а про дрова так никто и не вспомнил. Наступила ночь, пора разжечь костер, а дров нет.

Азат дал им тусклый фонарик, и они побежали искать сухой валежник. После этого случая мальчики поняли, что о топливе, а значит, и о тепле и пище, надо заботиться заранее, чтобы не бродить по ночному лесу.

Обратите внимание

Сейчас эти подростки, став бывалыми туристами, учат тому, чему сами научились за пять лет, младших ребят, которых Азат тоже берет с собой в поход.

— Работа классным руководителем не приемлет фальши, стандартных решений и консерватизма. Как мужчина-воспитатель, я стараюсь не стареть телом и душой, учиться самому у своих питомцев. Ведь школа в памяти каждого останется на долгие годы, и какими будут эти воспоминания, зависит от меня и моих стараний.

К сожалению, не все ребята тянутся к новому, неизведанному, учатся принимать самостоятельные решения, особенно дети из неполных семей. И если мальчиков будут воспитывать только матери и учителя-женщины, то из них получатся женоподобные мужчины. И тогда эпоха мужчины-защитника, отважного рыцаря, мастера на все руки, умеющего справляться с трудностями, уйдет в небытие.

В классе Азата неполных семей, где мужское влияние часто полностью отсутствует, половина. Вот классному руководителю и приходится восполнять недостаток мужского влияния. Мальчиков он учит всяким мужским премудростям в туристическом кружке, в баскетбольной секции, которую у них ведет.

Для девочек у него своя методика воспитания. Прежде всего вести себя по отношению к ним по-джентльменски, чему и мальчиков учит. Он умеет их слушать, умеет вызвать доверие. И они идут к нему, когда необходим совет взрослого, отеческий совет, когда переживают какую-то неудачу, кажущуюся крахом всего.

Был случай, когда пришла к нему девочка, рыдая, она рассказывала, что ей очень плохо, что не хочется жить и что она готова вскрыть себе вены.

Азат не только нашел слова утешения, но и как мудрый психолог помог ученице посмотреть на все происходящее с ней со стороны, будто все происходит не с нею, а с кем-то еще.

Показал ей, что жизнь ее только начинается, что где-то есть замечательный город Париж, в котором она еще не была, где-то за океаном, в Нью-Йорке, ее ждет университет, в котором она вполне может учиться, потому что умна, отлично учится, многим интересуется.

Его воспитанники хорошо знают, что они не одиноки в своих проблемах, и если даже их не поддержат, не поймут дома, их поймет, поддержит классный руководитель, которому не безразлична их жизнь, их переживания, который их любит. Он учит обходить острые, порой опасные пороги не только во время водных путешествий, но и в жизни.

Важно

Азат старается вдохновлять детей на успех, для достижения которого нужны целеустремленность и воля. И они, самые обыкновенные ребята, под его руководством, при его поддержке становятся лидерами.

У Азата есть своя, разработанная им концепция воспитания настоящего гражданина не только России, а и гражданина Мира.

Для этого, считает он, надо вырастить людей долга и чести, ответственных, обязательных, физически и нравственно здоровых, терпеливых, устойчивых к стрессу, коммуникабельных, умеющих договариваться, способных решать нестандартные задачи.

Именно такими старается Азат вырастить своих питомцев. Как-то, наблюдая, как ловко, мастерски работает по устройству походного лагеря самый младший участник сложного маршрута, он сказал: «Вот именно такие мужчины и нужны стране».

Источник: http://www.ug.ru/archive/27852

Ссылка на основную публикацию