Любовь в романе е. замятина «мы»

Сочинение на тему: ЛЮБОВЬ В РОМАНЕ Е. ЗАМЯТИНА «МЫ»

Роман «Мы» Е. Замятин написал в 1919 году. Время это было сложное, тяжелое. А будущее неясно и ту­манно.

И изображая сверхразвитое общество далекого будущего, автор построил свое произведение, следуя канонам антиутопии.

Это означает, что прогнозы писа­теля на будущее не содержат в себе особенного опти­мизма, а проблем у людей, показанных в произведе­нии, едва ли не больше, чем в нашем, гораздо менее благоустроенном, мире.

Обратите внимание

Общество, построенное Замятиным в романе «Мы», — это не просто Единое Государство, в котором живут счастливые люди. Это единый механизм, а люди там счастливы потому, что воля Государства превратила их в детальки своей машины и заставила работать. А в свободное время — ходить строем в прямом и перенос­ном смысле одновременно.

Здесь регламентируется, загоняется в рамки, под­чиняется четкому распорядку абсолютно все. Работа, прием пищи, подъем и отбой. И — искусство, личная жизнь, творчество. Все подгоняется под всемогущую Часовую Скрижаль.

На первый взгляд, в Едином Государстве невоз­можна любовь. Этому чувству не место среди одинако­вых, максимально унифицированных «нумеров». Лю­бовь беспорядочна, хаотична по своей природе.

Явля­ясь продуктом беспорядка в душе, она еще и сильно расшатывает саму человеческую жизнь. А как быть, если все по часам? Ведь тогда человек неизбежно вы­бьется из распорядка, станет испорченным узлом.

А в агрегате Единого Государства изношенные, сломав­шиеся детали не чинят. Их просто уничтожают, чтобы было неповадно портится другим.

Однако Единое Государство заботится о целостнос­ти своих «нумеров». И в качестве примера этой заботы главный герой романа Д-503 рассказывает о победе над двумя «владыками» прошлого — Голодом и Любовью.

Голод был побежден, «нумера» вместо привычной не­когда пищи, выращенной на земле, получили нефтя­ную. «Естественно, что, подчинив себе Голод… Единое Государство повело наступление против другого вла­дыки мира — против Любви. Наконец, и эта стихия была побеждена, т. е.

организована, математизирована, и около 300 лет назад был провозглашен нам историче­ский «Lex sexualis»: всякий из нумеров имеет право — как на сексуальный продукт — на любой нумер». Этот закон призван избавить Единое Государство от любви.

Важно

Эмоции, чувства подменяются регламентом: вырабаты­вается каждому специальный Табель сексуальных дней, записывается на себя любой нумер и получается разовая талонная книжка.

Механизированность, математичность отношения Единого Государства к любви должна подмять это чув­ство под себя, превратить его из источника счастья и вдохновения просто в еще одну функцию организма, вроде еды или сна.

Д-503, рассуждая о существующем порядке вещей, уже был не совсем уверен в его правильности. Музыка Скрябина и первая беседа I-330 пробудили в нем фан­тазию и, как следствие, предрасположенность к сомне­нию.

Может быть, Любовь и Голод казались Единому Государству врагами, с которыми обязательно нужно расправиться, однако сомнение — это противник, кото­рый намного опаснее.

К концу романа государство го­товило широкомасштабное наступление на фантазию и на сомнение, которое произрастает из возможности представить себе иной порядок вещей взамен сущест­вующего.

В начале романа на Д-503 «записана» 0-90. «Милая О! — мне всегда это казалось — что она похожа на свое имя: сантиметров на 10 ниже Материнской Нор­мы — и оттого вся кругло обточенная, и розовое О — рот — раскрыт навстречу каждому моему слову. И еще: круглая, пухлая складочка на запястье руки — такие бывают у детей».

В некотором роде их отношения молено назвать если не любовью, то уж точно влюбленностью, особенно по искаженным и нечеловечески-машинным меркам Еди­ного Государства.

Они вместе гуляют, Д-503 может на­зывать ее «милой», а 0-90 — испытывать легкую рев­ность (как в эпизоде первой встречи с I-330).

Наконец, они пользуются своим правом на спущенные шторы в стеклянных домах внутри пространства, охваченного Зеленой Стеной — границей Единого Государства.

Совет

Отношения Д-503 и 0-90 со спокойной совестью можно назвать гармоничными, потому что гармония в основном подразумевает ту или иную разновидность порядка. Гармоничная любовь всегда спокойнее и рас­судительнее, нежели пламенная страсть, вроде вспых­нувшей между Д-503 и I-330.

Итак, Д-503 привязан к 0-90. Но если с его стороны это выглядит именно привязанностью и не более того, то женщина в главного героя влюблена по-настояще­му. Это выясняется не сразу, но зато потом мы видим своеобразную Джульетту Единого Государства, гото­вую на все.

0-90 даже хочет от героя ребенка. А рож­дение детей тоже регламентировано, и такой поступок может повлечь гибель обоих. Для 0-90 это не имеет значения: куда важнее сохранить в себе любимого че­ловека, оставить его рядом с собой даже вопреки неиз­бежной разлуке.

Самоотверженность 0-90 показывает, что Единое Государство еще носит в себе чересчур много челове­ческого, что чувства способны стать разрушительным оружием даже против порядков, которые не только приняты с рождения, но закреплены в генах.

Любовь 0-90 ведет ее по запретным, невозможным для идеаль­ного «нумера» путям. Любовь и ревность едва не вы­тесняют из нее остатки здравого смысла: 0-90 вначале наотрез отказывается обращаться к I-330 за помощью. А ведь если выбраться за Зеленую Стену, то ребенок буде спасен.

К счастью, здравый смысл берет верх, и женщина соглашается, чтобы из беды ее выручила соперница, разлучница, I-330.

Д-503 оказывается наедине с совершенно невоз­можным противником — с настоящей страстью, кото­рая и в более нелогичные времена была способна на­прочь лишить человека рассудка. Теперь же, когда ма­тематика пронизала все, он может только надеяться, что сможет сохранить себя.

Страсть — безумная и обжигающая, стремительно превращает идеального «нумера» в опаснейшую пато­логию, настоящую раковую клетку для Единого Госу­дарства. Страсть открывает ему глаза на окружающий мир, и от этого никуда не денешься. Состояние прозре­ния, в которое впадает главный герой, очень напомина­ет сумасшествие, и они родственны между собой — эти два состояния.

Обратите внимание

Потому что нельзя замечать мир, кото­рый находится вне Зеленой Стены. Потому что глоток «ликера Единого Государства» — это крамола и пре­ступление, за которое карают смертью. Потому что об­манывать Единое Государство, сказываясь больным, — это зло, и нужно отправляться в Бюро Хранителей и выдать зачинщиков.

А потом вполне возможно, само­му попасть под карающую руку Благодетеля.

В I-330 герой, очевидно, находит то, что ему было нужно на самом деле. Как-то не очень соответствовала 0-90 тому ее образу, который читался сквозь строки конспекта. При всей их математичности, записи героя пропитаны энергией и темпераментом.

Любовь к I-330 становится просто призмой, преобразившей его энер­гию в новый вид. Он может оставаться математично-правильным «нумером», но способен валяться в ногах любимой женщины. И потом еще может пытаться ана­лизировать свои чувства и поступки.

Только любовь способна порождать такие противоречия.

И только любовь заставляет Д-503 лгать Государст­ву. Изображать из себя больного, быть фактически сви­детелем против Благодетеля и Единого Государства — и промолчать… Стать человеком, зачавшим ребенка 0-90. Хотя этот ребенок был не санкционирован.

Очевидно, таким образом Д-503 искупает свою вину перед 0-90, страдавшей от того, что ее разлучают с лю­бимым. Этим ребенком Д-503 откупается от горечи, кото­рой было пропитано письмо к нему. «Я не могу без вас — потому что я вас люблю.

Потому что я вижу, я понимаю: вам теперь никто, никто на свете не нужен, кроме той, другой, и — понимаете: именно если я вас люблю, я должна… Больше никогда не буду, простите… Больше ни­когда. Так, конечно, лучше: она права.

Но отчего же, от­чего…» Он оставляет ей частицу себя, а потом, в момент опасности, помогает сохранить ребенка и жизнь.

1-330 сознает свою власть над героем и не упускает случая ею пользоваться. До самого конца романа оста­ются сомнения: а любит ли она Д-503 на самом деле.

Важно

Или же просто он ей нужен для того, чтобы еще как-нибудь ужалить Единое Государство.

Ведь она — одна из тех, кто не хочет быть «нумером», кто жаждет дав­но минувших хаотичных времен, кто не боится высту­пать с протестом. Даже если этот протест так губите­лен и бесполезен.

1-330 — сильная личность, умеющая безжалостно вторгаться в чужую душу и подчинять ее себе. Нимало не терзаясь, она разрушает привычный мир Д-503. Хо­тя можно найти аргумент и в пользу того, что она лю­бит этого человека по-настоящему.

Будучи лишенной раболепной влюбленности в общественное устройство Единого Государства, I-330 понимает всю ущербность жизни главного героя И она стремится приучить его к полноценной и полновесной жизни — пусть даже це­ной немалых душевных мучений, которые приходится вынести Д-503.

Это напоминает то самое заявление Единого Государства, которое мы встречаем буквально в самом начале первой записи конспекта главного ге­роя: «Если они не поймут, что мы несем им… счастье, наш долг заставить их быть счастливыми».

Из поступков и действий обеих сторон любовной интриги — между Д-503 и I-330 — можно без труда оп­ределить лидера и подчиненную сторону.

I-330 не при­знает за главным героем права выбора, считая, что оно ему как бы не предоставлено (на самом деле Д-503 еще более подневолен, даже сильнее, чем в отношении Единого Государства).

Во всяком случае, когда встает вопрос о выборе между личными и общественными принципами, герой отдает предпочтение последним. Хотя сам же удивляется своему поведению.

Совет

Любовь оказывается на поверку чуть ли не более жестоким пленом, чем регламент и правила Часовой Скрижали, особенно, если учесть, что государственный строй замятинского общества в принципе не признает оппозиции. Неважно, оппозиции ли одной личности, или же группы. Итог для протестующих всегда один — Машина Благодетеля или Газовый Колокол.

Д-503 в принципе неспособен быть свободным. Все- таки он чересчур предан законам Государства, и все его заявления о том, что ему не хочется излечиваться — просто словесная мишура: уйдя из одного плена, он уго­дил в другой.

Тот новый плен — плен любви — оказался сильнее и только тем удержал Д-503. Если бы просто за­ставить его быть на своих позициях — ничего бы не вы­шло. Главный герой романа — это просто дичь.

И охот­ница по имени I-330 вполне успешно эту дичь ловит.

Кроме того, автор усложняет ситуацию в романе, превращая любовный треугольник в квадрат. Глав­ный герой становится объектом жалости для Ю — женщины с «рыбьими» щеками. Жалость зачастую способна маскироваться под любовь, сопутствовать этому чувству, а порою и порождать его.

Ю, прочитав трагичное письмо 0-90, начинает жалеть Д-503. Это порождает новые проблемы, потому что как раз Ю — типичный «нумер», который до мозга костей предан Единому Государству.

Все ее чувства готовы отсту­пить перед интересами государственного устройства, что, в конечном итоге, однажды и случается.

Жалость к главному герою у Ю сопровождается материнскими чувствами. Это нормально, так как она, судя по всему, по возрасту старше героя. Сохранять его, беречь от всяческих неурядиц — вот та цель, ко­торую она преследует.

Ю напоминает ангела-храните­ля, который призван следить за тем, как человек ис­полняет божественное предназначение, охранять его в благочестии и опекать, чтобы уберечь от свободы, да­же предотвратить всякие помыслы о ней.

Обратите внимание

Из жалости Ю готова даже «записаться» на Д-503. А между тем, герой не испытывает к ней никаких чувств. Во всех его записях сквозит либо полное безразличие, либо неприязненная невозмутимость. Она не нужна глав­ному герою. Ее материнские чувства с точки зрения Д-503, если судить по его записям, его не трогают.

Итак, несмотря на математическую точность и выверенность общества, изображенного Евгением Замятиным в романе «Мы», оно все равно сохраняет в себе ростки любви. Пусть это чувство объявлено побежденным, а его проявления со стороны «нумеров» выглядят болезнью, но все равно оно существует. И это позволяет говорить о том, что Часовая Скрижаль побеждена.

Читайте также:  Анализ стихотворения пушкина «пророк»

Ее полное свержение — вопрос времени. Потому что остались еще в пределах Зеленой Стены люди, способные интересы человека поставить выше законов государства, способ­ные эмоциями, а не холодным интеллектом восприни­мать окружающий мир. В очередной раз Любовь будет торжествовать свою победу, и эта победа близка — пусть роман и завершается трагично для Д-503 и I-330.

Любовь будет жить назло любым законам.

На этой странице искали :

  • любовь в романе мы
  • любовь в романе замятина мы
  • изображение любви в романе мы
  • отношения между Д503

Сохрани к себе на стену!

Источник: http://vsesochineniya.ru/sochinenie-na-temu-lyubov-v-romane-e-zamyatina-my.html

Женская тема и мотив «детской слезинки» в романе Е.Замятина «Мы»

Цель урока:

Сопоставить женские образы в романе- антиутопии и показать, как иррациональная природа женщины сама по себе становится главным противоречием и антиподом Государства Разума

Формирование навыков сопоставления и интерпретации.

 Воспитательная задача: воспитание гуманизма у подрастающего поколения.

Ход урока:

Оргмомент.

Слово учителя: Женская тема неоднократно рассматривалась нами в курсе изучения литературы 19-20 веков.

Мы восхищаемся образами Татьяны Лариной, Наташи Ростовой, Ольги Ильинской, Сони Мармеладовой и другими.

Сегодня целью своего урока мы ставим сопоставление женских образов в антиутопии, чтобы увидеть, как иррациональная природа женщины сама по себе становится главным противоречием Государства Разума.

-Что может женщина привнести в любой роман, конечно же, любовь.

* Обратимся к вопросам домашнего задания.

– Почему любовь – смертельный враг Единого Государства?

(Любовь по сути индивидуальна, личностна, избирательна и уже этим противостоит обезличенному миру. В любви участвуют только «я», но не «мы». Любовь – это тайна. Никто не пойдет доносить на любимого человека, поэтому в Едином Государстве противостоят любви.

– Прошел ли Д-503 испытание любовью?

 Д-503 начинает ощущать себя не «граммом», а человеком, личностью. Любовь, настоящая, без розовых талонов и личных часов, заставила его сказать себе: «Я – Вселенная». И когда ему уже не хочется писать о Дне Единогласия, не хочется быть со всеми, а только одному или вдвоем с нею, это уже Бунт, не осознаваемый до конца, но Бунт!)

Слово учителя: Если воспринимать мир любой утопии как земное воплощение Эдема, то сразу вспоминается легенда об изгнании Адама и Евы из Рая(именно Ева становится причиной тому) – и это основной мотив любой антиутопии.

Этой Евой для Д-503 стала I-330.

Замятин в свой роман вводит отличительную черту антиутопии: героя Д-503 призваны смутить сразу 3 женских образа.

– Какие же 3 ипостаси женской любви показывает нам Замятин? Давайте рассмотрим подробно каждый образ по следующему плану:

а) портретная характеристика и символика цвета.

б) воплощение любви в этом образе.

Ответы учащихся: ( Отвечают и зачитывают отрывки из романа)

а) I-330 – роковая женщина.  (Дайте характеристику из записи 2,4,6, зачитайте)

-острая, впечатляющая внешность, контрастность цвета в образе (черный – белый, желтый – лиловый (цвет страсти и бушующей в земле лавы)

-отношение к искусству (актерство в переодевании, отношение к музыке, литературе, культуре).

Важно

Во всем ее сила! Она является носителем культурно-исторических ценностей, следовательно, ее твердость и убеждения поддерживаются Памятью.

-способности, которых лишены остальные номера.

Страсть, которую она внушает Д-503, такая же болезненно острая, как и ее внешность.

 – Почему она влюбляет в себя Д-503? (Она является активным борцом партии «Мефи». Все: свой ум, свою изящную внешность и любовь – она использует в качестве оружия. Для нее, как для Единого Государства, человек – поле битвы и материал для обработки. Любовь – оружие.

б)  О-90 – женщина – ребенок. (Записи 2,7, 8, 13, 14 и другие)

-детские черты лица, цвета – розовый и голубой.

 – О чем говорят цвета, которыми автор наделяет героиню? (Что она – одна из «них», человек обычный, ничем не выделяющийся, и цвета сентиментальности, мечты.

 – она не бунтарь, стремящийся к разрушению, она – героиня созидания. Именно с ней в антиутопии  (что для жанра не свойственно) появляется мотив возможности обретения семейного счастья!

 Поэтому она единственная спасшаяся душа, которая обрела свободу и себя, благодаря жажде продолжения рода, естественному желанию иметь детей.

По этой причине О-90 становится носителем истинного чувства.

в) Ю – женщина – жертва тоталитарного режима. (Записи 10, 18, 21, 28, 31, 35)

Ю – результат переделки личности (недочеловек, недоженщина). Ей отведена почетная роль наставника подрастающего поколения. Она воплощение Единого Государства. Но все же Ю сохранила в себе частичку женщины. Полюбив Д-503, она на него не доносит, и это приводит ее к гибели! Ю погибает, потому что иррациональное победило в ней голос разума!

Слово учителя:  Женщина – самое загадочное творение Создателя.

– Что скрывается за понятием женская логика? (Разум женщины всегда вторичен по отношению к чувствам. Женщина – воплощение иррациональности, нелогичности. Если какой-нибудь утопист решит претворить свое создание в жизнь, ему придется особое внимание уделить женщине, окончательно изменив ее природу и суть. Но такая женщина просто перестанет существовать!)

Женщина создана для продолжения рода. Такова О-90, вместе с ней в роман входит мотив детства.

В романе трижды упоминаются дети: во первых, процесс детопроизводства, поставленный на поток, во- вторых, в связи с операцией, уничтожавшей у детей фантазию, в-третьих, их «нежные гирлянды лиц» в первых рядах в День Единогдасия.

 – Счастливы ли дети в Едином государстве? Счастлива ли О-90?

Учитель зачитывает отрывок из романа Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы» слова Ивана Карамазова:

«Понимаешь ли ты это, когда маленькое, существо, еще не умеющее даже осмыслить, что с ним делается, бьет себя в подлом месте, в темноте и в холоде, крошечным своим кулачком в надорванную грудку и плачет своими кровавыми, незлобивыми, кроткими слезками к «боженьке», чтобы тот защитил его, — понимаешь ли ты эту ахинею, друг мой и брат мой, послушник ты мой божий и смиренный, понимаешь ли ты, для чего эта ахинея так нужна и создана! Без нее, говорят, и пробыть бы не мог, человек на земле, ибо не познал бы добра и зла. Для чего познавать это чертово добро и зло, когда это столько стоит? Да весь мир познания не стоит тогда этих слезок ребеночка к «боженьке»… Пока еще время, спешу оградить себя, а потому от высшей гармонии совершенно отказываюсь. Не стоит она слезинки хотя бы одного только того замученного ребенка, который бил себя кулачонком в грудь и молился в зловонной конуре неискупленными слезами своими к «боженьке»!»

– Имеет ли право на существование такая система, где дети несчастны?

Домашнее задание: Закончить заполнять таблицу по роману Замятина «Мы».

Источник: https://videouroki.net/razrabotki/zhenskaya-tema-i-motiv-detskoy-slezinki-v-romane-ezamyatina-my.html

Замятин

Замятин

1. Драматические судьбы личности в условиях тоталитарного общественного устройства<\p>

2. Мир романа “Мы” Евгения Замятина<\p>

3. Проблема любви и долга в романе Е. Замятина “Мы”.

Драматические судьбы личности в условиях тоталитарного общественного устройства (по

роману Е. Замятина “Мы”)

Человеку свойственно заглядывать в будущее, пытаться распознать его<\p>

очертания. Сколько писателей разных исторических эпох пытались приоткрыть<\p>

завесу, за которой скрывается будущее, пытались предугадать то, что не дано<\p>

знать никому: Кампанелла в “Городе Солнца”, Жюль Верн в своих романах,<\p>

Оруэлл в “1984”, Н.Г.Чернышевский в “Что делать” и другие.

Таким<\p>

писателем-фантастом был и Е.Замятин.

Неудовлетворенность настоящим,<\p>

советской действительностью, заставила его задаться вопросом: каким должно<\p>

быть будущее, чтобы чувствовать себя счастливым, чтобы осуществить свои<\p>

надежды, реализовать идеалы? Один из возможных ответов на этот вопрос –<\p>

знаменитый “четвертый сон” Веры Павловны из романа Чернышевского “Что<\p>

делать?”.

Замятин как будто специально повторяет описание этой, одной из<\p>

классических утопий: его герои живут коммуной в городе из стекла и металла. В<\p>

романе “Мы” в фантастическом и гротесковом облике предстает перед<\p>

читателем возможный вариант общества будущего.

Приводится мечта сильных<\p>

мира сего: “Жизнь должна стать стройной машиной и с механической<\p>

неизбежностью вести нас к желанной цели”. К сожалению, в таком обществе нет<\p>

ничего, что не предвещала бы уже современная писателю реальность. Перед<\p>

нами разворачивается “математически совершенная жизнь” Единого<\p>

Государства.

Символический образ “огнедышащего интеграла”, чуда<\p>

технической мысли и одновременно орудия жесточайшего порабощения,<\p>

открывает книгу. Бездушная техника вместе с деспотической властью<\p>

превратили человека в придаток машины, отняли у него свободу, воспитали в<\p>

добровольном рабстве. Мир без любви, без души, без поэзии.

Человеку –<\p>

“нумеру”, лишенному имени, – было внушено, что “наша несвобода” есть “наше<\p>

счастье” и что это “счастье” – в отказе от “я” и растворении в безличном “мы”.<\p>

Внушено, что художественное творчества – “уже не беспардонный соловьиный<\p>

свист”, а “государственная служба”.

А интимная жизнь тоже рассматривается<\p>

как государственная обязанность, выполняемая сообразно “табелю<\p>

сексуальных дней”. Роман Замятина – предупреждение о двойной опасности,<\p>

грозящей человечеству: гипертрофированной власти машин и власти<\p>

государства. “Однотипность” безраздельно и неусыпно властвует над жизнью<\p>

всех членов общества.

Это обеспечивается совершенной техникой и<\p>

недремлющим оком “хранителей”. Сочинение Замятина проникнуто раздумьями<\p>

о российской послереволюционной действительности. В нем угадываются<\p>

сокровенные мысли о возможных и уже обнаружившихся при жизни писателя<\p>

извращениях социалистической идеи.

Отношение к политике военного<\p>

коммунизма стало камнем преткновения для писателя. Эта политика,<\p>

предусматривающая сугубую централизацию политической и экономической<\p>

жизни в стране, ряд жестоких мер, была временной и вынужденной в условиях<\p>

гражданской войны и хозяйственной разрухи.

Но Замятину (и не только ему в ту<\p>

пору) представлялось, что другого выбора не будет и что людям навязана<\p>

единственная модель дальнейшего движения – новый вариант тоталитаризма.

<\p>

Роман Замятина приобрел особую цену и поучительность в следующем смысле:<\p>

как предупреждение о возможных искажениях социализма, об опасности<\p>

уклонений от демократического пути и злоупотреблений, насилия над<\p>

человеческой личностью. Последующие события отечественной и мировой<\p>

истории показали, что тревоги писателя не были напрасными.

Наш народ<\p>

пережил и горькие уроки коллективизации, и сталинизм, и репрессии, и всеобщий<\p>

страх. и застой. Очень многие сцены романа заставляют вспомнить недавнее<\p>

прошлое. Манифестация в честь Благодетеля, официозные выборы,<\p>

“хранители”,которые следят за каждым шагом человека.

Но Замятин<\p>

показывает, что в обществе, где все направлено на подавление личности, где<\p>

игнорируется человеческое “я”, где единоличная власть является<\p>

неограниченной, возможен бунт. Способность и желание чувствовать, любить,<\p>

быть свободным в мыслях и поступках толкают людей на борьбу.

Но власти<\p>

находят выход: у человека при помощи операции удаляют фантазию –<\p>

последнее, что заставляло его поднимать гордо голову, чувствовать себя<\p>

разумным и сильным. Все же остается надежда, что человеческое достоинство<\p>

не умрет при любом режиме. Эту надежду высказывает женщина, которая своей<\p>

красотой побуждает к борьбе.

У Замятина в романе есть мысль, необычная для<\p>

многих наших современников. Писатель настаивает на том, что не существует<\p>

идеального общества. Жизнь – это стремление к идеалу. И когда это стремление<\p>

отсутствует, мы наблюдаем разлагающее время застоя. Есть в романе еще<\p>

одна тема, созвучная сегодняшнему дню. Это тема экологической тревоги.

<\p>

“Антиобщество”, изображенное в книге, несет гибель естеству жизни, изолируя<\p>

человека от природы. Автор мечтает выгнать “обросших цифрами” людей<\p>

“голыми в леса”, чтобы они учились там у птиц, цветов, солнца. Только это, по<\p>

мнению автора, может восстановить внутреннюю сущность человека.

Читайте также:  Каждый человек несёт ответственность перед всеми людьми за всех людей и за всё

Автор<\p>

романа “Мы” принадлежит к тем крупным художникам, кто усиленно приковывал<\p>

внимание к “вечным ценностям” в условиях глобальных исторических сдвигов<\p>

XX столетия. В свое время роман не был принят. Очень дорого обошлись нам<\p>

легкомыслие и обидчивость тогдашних идеологов по отношению к сомнениям<\p>

Замятина. Автор на своих “запретных” страницах выстраивает непрерывную<\p>

цепочку времени, не прослеживая которую, нельзя понять ни настоящего, ни<\p>

будущего. Произведения, подобные роману “Мы”, пробившиеся к нам из<\p>

небытия, позволят “по-новому” взглянуть на события истории, осмыслить роль<\p>

человека в них. “Мы” -предостережение против отказа сопротивляться, если<\p>

человеческое сообщество хотят превратить в совокупность “винтиков”. Такие<\p>

произведения, как “Мы”, “выдавливают” из человека рабство, делают его<\p>

личностью. Уезжая в эмиграцию, Замятин (как он писал Сталину) надеялся, что,<\p>

может быть, вскоре вернется – “как только у нас станет возможно служить в<\p>

литературе большим идеям без прислуживания маленьким людям, как только у<\p>

нас хоть отчасти изменится взгляд на роль художника слова”. Замятин смог<\p>

вернуться на родину лишь с концом “ига разума” и началом распада Единого<\p>

государства. Посмертно.

Мир романа “Мы” Евгения Замятина

Мир романа “Мы” Евгения Замятина, русского писателя, стоявшего у истоков<\p>

сатирической антиутопии XX века, суров и сумрачен. Это мир “нумеров”, а не<\p>

личностей, досконально во всем расчисленный огромный механизм Единого<\p>

Государства с идеально притертыми “винтиками”. Расчислено действительно<\p>

все.

Не только рабочие часы – все стороны жизни “нумеров” охвачены<\p>

Государством, посекундно расписаны в Часовой Скрижали. Даже искусство<\p>

подчинено в этом истинно казарменном будущем узкопрактическим целям.<\p>

“Просто смешно: всякий писал – о чем ему вздумается…

Теперь поэзия – уже не<\p>

беспардонный соловьиный свист: поэзия – государственная служба, поэзия –<\p>

полезность”. И вот Институт Государственных Поэтов и Писателей создает<\p>

“Ежедневные оды Благодетелю”, бессмертную трагедию “Опоздавший на<\p>

работу”, настольную книгу “Стансов о половой гигиене”…

Остается только<\p>

поражаться горькой прозорливости писателя, уже тогда, в 1920-м, понявшего,<\p>

как далеко может завести наше общество набиравшая повсюду силу<\p>

казарменность, объявленная чуть ли не высшей формой коллективизма.<\p>

“Красиво только разумное и полезное: машины, сапоги, формулы, пища и проч.

” –<\p>

и, оберегая свою машинную стерильность, Единое Государство отгораживается<\p>

Зеленой Стеной от мира дикого и неупорядоченного – “неразумного,<\p>

безобразного мира деревьев, птиц, животных”.

Этот рационализированный<\p>

“рай” жестко оберегаем от любых, самых мелких потрясений: “Для того, чтобы<\p>

выкинуть вон погнувшийся болт, у нас есть искусная, тяжелая рука<\p>

Благодетеля… есть опытный глаз Хранителей…

” И есть, добавим, чудовищная<\p>

логика подавления, свойственная любому тоталитарному режиму: “Настоящий<\p>

врач начинает лечить еще здорового человека, такого, какой заболеет еще<\p>

только завтра, послезавтра, через неделю. Профилактика, да!..

“<\p>

Герою-рассказчику, математику Д-503, выпадает невозможное, абсолютно,<\p>

казалось бы, немыслимое в этом мире (где “всякий из нумеров имеет право –<\p>

как на сексуальный продукт – на любой нумер…”) счастье истинной любви.<\p>

Укрывшись в своей прозрачной стеклянной клетке, Д-503 пытается вернуть<\p>

своим мыслям прежний стройный порядок.

Но тщетно – уже не выздороветь ему,<\p>

“болезнь” его неизлечима. “Плохо ваше дело! – говорит герою знакомый врач.-<\p>

По-видимому, у вас образовалась душа…”. И в довершение всего наш<\p>

математик узнает, что его возлюбленная 1-330 участвует в подготовке<\p>

восстания.

Показательный диалог происходит между ними – диалог, в который<\p>

стоит вслушаться повнимательнее: он многое открывает нам в позиции автора.<\p>

— Это немыслимо! Это нелепо! Неужели тебе не ясно: то, что вы затеваете,- это<\p>

революция? – Да, революция! Почему же это нелепо? – Нелепо – потому что<\p>

революции не может быть. Потому что наша… наша революция была последней.

<\p>

И больше никаких революций не может быть. Это известно всякому… – А какую<\p>

же ты хочешь последнюю революцию? Последней – нет, революции –<\p>

бесконечны…” Поистине они били тогда не в бровь, а в глаз, эти<\p>

“зашифрованные в фантастику” слова, звучавшие неслыханным кощунством для<\p>

тех, кто был убежден, что октябрь 1917 года окончательно и бесповоротно<\p>

определил судьбу России. Финал романа трагичен. Восстание подавлено, в чем<\p>

косвенно виноват и Д-503: его дневник, откровенные записи в нем, естественно,<\p>

не ускользнули от недреманного ока Хранителей. Сам Д-503 подвергнут<\p>

операции, в результате которой в его мозгу нейтрализован центр, ведающий<\p>

фантазией. И вот уже возвращается к нему готовность испытывать сладостное<\p>

ощущение “победы всех над одним, суммы – над единицей”… Но и неудавшееся<\p>

восстание – факт, заставляющий читателя крепко усомниться в казарменной<\p>

долговечности Единого Государства.

Проблема любви и долга в романе Е. Замятина “Мы”.

Когда я прочитал роман Замятина “Мы”, у меня невольно возник вопрос: О чем<\p>

этот произведение? О бездуховном обществе? О тоталитаризме, системе,<\p>

которая разрушает человеческую личность? О любви и предательстве? Можно<\p>

сказать, что здесь присутствуют все эти темы, но сам Замятин вкладывает в<\p>

роман значительно более глубокий смысл, чем, например, высмеивание основ<\p>

социалистического общества, как считали многие критики начала XX<\p>

века.Безусловно, проблема любви и долга не является основой романа, она<\p>

носит как бы побочный характер.Главный герой произведения – Д-503. Сразу<\p>

бросается в глаза отсутствие имен у персонажей, это наводит на мысль о<\p>

бездуховности, царящей в Едином Государстве. Человек лишен имени, он<\p>

безлик, подобен механизму, роботу, имеющему серийный номер. Жизнь его<\p>

выверена и направляется другими. Он лишен чувств, мыслей, души. В обществе,<\p>

живущем по строгим математическим законам, где все должно быть логично, не<\p>

может и речи идти о любви, фантазии.В начале романа Д-503 предстает<\p>

читателю, как частица Единого Государства, один из многих винтиков большой<\p>

машины. Он восхищается мудростью Благодетеля, ему нравиться жить точно по<\p>

часам. Но вдруг вся его размеренная жизнь резко меняется. Свое новое<\p>

состояние он оценивает как болезнь. “Должен записать, чтобы вы, неведомые<\p>

мои читатели, могли до конца изучить историю моей болезни”.Что же произошло<\p>

с главным героем? В чем причина его “болезни”? Д-503 влюбился, незаметно<\p>

для самого себя. Первые подозрения у него возникают во время<\p>

прослушивания музыки Скрябина, которая должна была вызвать смех, доказать<\p>

что выше, лучше современных “математических композиций” ничего не может<\p>

быть. И действительно, многие смеются “только немногие … но почему же и<\p>

я-я?” Здесь он впервые почувствовал себя как “я”, а не как “мы”. После этого в<\p>

его жизнь входит I-330, возглавляющая революционную организацию. Она не<\p>

такая, как остальные, ходит в древней одежде, пьет ликер, курит. Д-503 обязан<\p>

донести на нее в Бюро Хранителей – это считается подвигом, но он этого не<\p>

делает, сам себе удивляясь: “Неделю назад – я знаю, пошел бы, не<\p>

задумываясь. Почему же теперь?…Почему?” Его разум разрывается между<\p>

любовью и чувством долга: “Я гибну. Я не в состоянии выполнять свои<\p>

обязанности перед Единым Государством…Я…” Любовь к I-330 окончательно<\p>

утвердила в нем “Я”, он стал личностью, способной чувствовать, переживать.<\p>

Впервые в нем заговорила ревность: “Я не позволю. Я хочу, чтоб никто кроме<\p>

меня. Я убью всякого, кто…Потому что я вас – я вас…” Слово “люблю” так и<\p>

остается непроизнесенным.Чтобы разобраться в самом себе, Д-503 идет в<\p>

Медицинское Бюро. Там ему сообщают, что он боле: у него появилась “душа”.<\p>

Человек с “душой” не может нормально жить в техногенном обществе, но есть<\p>

выход: операция по удалению фантазии. Тут Д приходится выбирать: “Операция<\p>

и стопроцентное счастье – или…” Он выбрал I и “Мефи”.I хочет, чтоб он как<\p>

строитель Интеграла помог захватить его, и Д-503 дает свое согласие. Но полет<\p>

будет прерван из-за предательства. После этого Д предстает перед<\p>

Благодетелем, который убеждает его в том, что I, на самом деле, его не любит.<\p>

ОН нужен был ей только как строитель Интеграла. У самого Д давно<\p>

подсознательно возникли некоторые подозрения. Он вспоминает то письмо, в<\p>

котором I просит его опустить шторы, как будто она у него, ее вопрос об<\p>

Интеграле – скоро ли он будет готов? После разговора с Благодетелем Д<\p>

направляется к I домой, но не находит ее там, зато обнаруживает в комнате<\p>

огромное количество розовых талонов с буквой “Ф”. Теперь-то он понимает, что<\p>

I, действительно, использовала его. Она сделала так, что он полюбил ее, она<\p>

оторвала его от Единого Государства. В итоге Д остался ни с чем: он не мог<\p>

быть со своей возлюбленной м не мог вернуться к нормальной жизни в этом<\p>

“бездушном” обществе. Ему ничего не остается, кроме как согласиться на<\p>

операцию. Он решает “вырезать фантазию”. “Все решено – и завтра утром я<\p>

сделаю это. Было это тоже самое, что убить себя – но, может быть, только тогда<\p>

я и воскресну. Потому что ведь только убитое и может воскреснуть.”После<\p>

операции Д-503 спокойно наблюдает за тем, как под Газовым Колоколом казнят<\p>

“ту женщину”. Нет фантазии – нет любви.Получается, что любовь не смогла<\p>

противостоять техническому прогрессу. Чувство долга все-таки пересилило в<\p>

Д-503 любовь. Или у него просто не было другого выхода? Возможно, все было<\p>

бы не так, если бы I действительно любили его.

Источник: http://gsmmabila.narod.ru/Obrazovanie/Literatur/Zamyatin.htm

Проблема любви и долга в романе Е. Замятина “Мы”

“Мы”.

“Мы”, у меня невольно возник вопрос: О чем этот произведение? О бездуховном обществе? О тоталитаризме, системе, которая разрушает человеческую личность? О любви и предательстве? Можно сказать, что здесь присутствуют все эти темы, но сам Замятин вкладывает в роман значительно более глубокий смысл, чем, например, высмеивание основ социалистического общества, как считали многие критики начала XX века. Безусловно, проблема любви и долга не является основой романа, она носит как бы побочный характер. Главный герой произведения – Д-503. Сразу бросается в глаза отсутствие имен у персонажей, это наводит на мысль о бездуховности, царящей в Едином Государстве.

законам, где все должно быть логично, не может и речи идти о любви, фантазии. В начале романа Д-503 предстает читателю, как частица Единого Государства, один из многих винтиков большой машины. Он восхищается мудростью Благодетеля, ему нравиться жить точно по часам. Но вдруг вся его размеренная жизнь резко меняется.

Свое новое состояние он оценивает как болезнь. “Должен записать, чтобы вы, неведомые мои читатели, могли до конца изучить историю моей болезни”. Что же произошло с главным героем? В чем причина его “болезни”? Д-503 влюбился, незаметно для самого себя.

Первые подозрения у него возникают во время прослушивания музыки Скрябина, которая должна была вызвать смех, доказать что выше, лучше современных “математических композиций” ничего не может быть. И действительно, многие смеются “только немногие… но почему же и я-я?” Здесь он впервые почувствовал себя как “я”, а не как “мы”.

После этого в его жизнь входит I-330, возглавляющая революционную организацию.

“Неделю назад – я знаю, пошел бы, не задумываясь. Почему же теперь?…Почему?” Его разум разрывается между любовью и чувством долга: “Я гибну.

Совет

Я не в состоянии выполнять свои обязанности перед Единым Государством…Я…” Любовь к I-330 окончательно утвердила в нем “Я”, он стал личностью, способной чувствовать, переживать. Впервые в нем заговорила ревность: “Я не позволю. Я хочу, чтоб никто кроме меня.

Читайте также:  Патриотизм в «войне и мире» толстого

Я убью всякого, кто…Потому что я вас – я вас…” Слово “люблю” так и остается непроизнесенным. Чтобы разобраться в самом себе, Д-503 идет в Медицинское Бюро.

“душа”. Человек с “душой” не может нормально жить в техногенном обществе, но есть выход: операция по удалению фантазии. Тут Д приходится выбирать: “Операция и стопроцентное счастье – или…” Он выбрал I и “Мефи”. I хочет, чтоб он как строитель Интеграла помог захватить его, и Д-503 дает свое согласие. Но полет будет прерван из-за предательства.

После этого Д предстает перед Благодетелем, который убеждает его в том, что I, на самом деле, его не любит. ОН нужен был ей только как строитель Интеграла. У самого Д давно подсознательно возникли некоторые подозрения.

Он вспоминает то письмо, в котором I просит его опустить шторы, как будто она у него, ее вопрос об Интеграле – скоро ли он будет готов?

После разговора с Благодетелем Д направляется к I домой, но не находит ее там, зато обнаруживает в комнате огромное количество розовых талонов с буквой “Ф”. Теперь-то он понимает, что I, действительно, использовала его.

Она сделала так, что он полюбил ее, она оторвала его от Единого Государства. В итоге Д остался ни с чем: он не мог быть со своей возлюбленной м не мог вернуться к нормальной жизни в этом “бездушном” обществе.

Ему ничего не остается, кроме как согласиться на операцию. Он решает “вырезать фантазию”.

“Все решено – и завтра утром я сделаю это. Было это тоже самое, что убить себя – но, может быть, только тогда я и воскресну. Потому что ведь только убитое и может воскреснуть.

“После операции Д-503 спокойно наблюдает за тем, как под Газовым Колоколом казнят “ту женщину”. Нет фантазии – нет любви. Получается, что любовь не смогла противостоять техническому прогрессу. Чувство долга все-таки пересилило в Д-503 любовь.

Или у него просто не было другого выхода? Возможно, все было бы не так, если бы I действительно любили его.

Источник: http://referat-lib.ru/view/referat-literature/2/1543.htm

Проблема любви и долга в романе Е. Замятина «Мы» — Сочинение по произведению Е. И. Замятина «Мы»

Когда я прочитал роман Замятина «Мы», у меня невольно возник вопрос: О чем этот произведение? О бездуховном обществе? О тоталитаризме, системе, которая разрушает человеческую личность? О любви и предательстве?

Можно сказать, что здесь присутствуют все эти темы, но сам Замятин вкладывает в роман значительно более глубокий смысл, чем, например, высмеивание основ социалистического общества, как считали многие критики начала XX века.

Безусловно, проблема любви и долга не является основой романа, она носит как бы побочный характер. Главный герой произведения — Д -503. Сразу бросается в глаза отсутствие имен у персонажей, это наводит на мысль о бездуховности, царящей в Едином Государстве.

Обратите внимание

Человек лишен имени, он безлик, подобен механизму, роботу, имеющему серийный номер. Жизнь его выверена и направляется другими.

Он лишен чувств, мыслей, души. В обществе, живущем по строгим маТема сочинениятическим законам, где все должно быть логично, не может и речи идти о любви, фантазии.

В начале романа Д -503 предстает читателю, как частица Единого Государства, один из многих винтиков большой машины. Он восхищается мудростью Благодетеля, ему нравиться жить точно по часам.

Но вдруг вся его размеренная жизнь резко меняется.

Свое новое состояние он оценивает как болезнь. «Должен записать, чтобы вы, неведомые мои читатели, могли до конца изучить историю моей болезни».Что же произошло с главным героем? В чем причина его «болезни»? Д -503 влюбился, незаметно для самого себя.

Первые подозрения у него возникают во время прослушивания музыки Скрябина, которая должна была вызвать смех, доказать что выше, лучше современных «маТема сочинениятических композиций» ничего не может быть.

И действительно, многие смеются «только немногие… но почему же и я — я?» Здесь он впервые почувствовал себя как «я», а не как «мы». После этого в его жизнь входит I -330, возглавляющая революционную организацию.

Она не такая, как остальные, ходит в древней одежде, пьет ликер, курит.

Д -503 обязан донести на нее в Бюро Хранителей — это считается подвигом, но он этого не делает, сам себе удивляясь: «Неделю назад — я знаю, пошел бы, не задумываясь. Почему же теперь? ЕПочему?

» Его разум разрывается между любовью и чувством долга: «Я гибну.

Я не в состоянии выполнять свои обязанности перед Единым ГосударствомЕЯЕ» Любовь к I -330 окончательно утвердила в нем «Я», он стал личностью, способной чувствовать, переживать.

Важно

Впервые в нем заговорила ревность: «Я не позволю. Я хочу, чтоб никто кроме меня. Я убью всякого, ктоЕПотому что я вас — я васЕ» Слово «люблю» так и остается непроизнесенным.

Чтобы разобраться в самом себе, Д -503 идет в Медицинское Бюро. Там ему сообщают, что он боле: у него появилась «душа».

Человек с «душой» не может нормально жить в техногенном обществе, но есть выход: операция по удалению фантазии. Тут Д приходится выбирать: «Операция и стопроцентное счастье — илиЕ» Он выбрал I и «Мефи».

I хочет, чтоб он как строитель Интеграла помог захватить его, и Д -503 дает свое согласие.

Но полет будет прерван из — за предательства. После этого Д предстает перед Благодетелем, который убеждает его в том, что I, на самом деле, его не любит. ОН нужен был ей только как строитель Интеграла. У самого Д давно подсознательно возникли некоторые подозрения.

Он вспоминает то письмо, в котором I просит его опустить шторы, как будто она у него, ее вопрос об Интеграле — скоро ли он будет готов? После разговора с Благодетелем Д направляется к I домой, но не находит ее там, зато обнаруживает в комнате огромное количество розовых талонов с буквой «Ф».

Теперь — то он понимает, что I, действительно, использовала его. Она сделала так, что он полюбил ее, она оторвала его от Единого Государства. В итоге Д остался ни с чем: он не мог быть со своей возлюбленной м не мог вернуться к нормальной жизни в этом «бездушном» обществе.

Ему ничего не остается, кроме как согласиться на операцию. Он решает «вырезать фантазию».

«Все решено — и завтра утром я сделаю это. Было это тоже самое, что убить себя — но, может быть, только тогда я и воскресну. Потому что ведь только убитое и может воскреснуть.»После операции Д -503 спокойно наблюдает за тем, как под Газовым Колоколом казнят «ту женщину».

Совет

Нет фантазии — нет любви. Получается, что любовь не смогла противостоять техническому прогрессу. Чувство долга все — таки пересилило в Д -503 любовь. Или у него просто не было другого выхода?

Возможно, все было бы не так, если бы I действительно любили его.

Источник: http://sochbox.com/problema-lyubvi-i-dolga-v-romane-e-zamyatina-my-sochinenie-po-proizvedeniyu-e-i-zamyatina-my/

Проблематика романа Е. И. Замятина «Мы»

/ Сочинения / Замятин Е.И. / Мы / Проблематика романа Е. И. Замятина «Мы»

  Скачать сочинение

    Роман Евгения Замятина “Мы” написан в 1921 году. Время было сложное, и поэтому, наверное, произведение написано в необычном жанре “книги-утопии”, модном в этот период. В жизни и творчестве Е. Замятина роман “Мы” сыграл важную роль. Дело в том, что этот роман не удалось опубликовать в России. Он издавался и на чешском языке, и на английском.

Только в 1988 году российские читатели получили возможность прочитать роман Замятина. Над этим романом он работал в годы Гражданской войны.
    Под названием романа “Мы” автор понимал коллективизм большевиков в России, при котором ценность отдельной личности снижалась до минимума. Видимо, от страха за судьбу отечества Замятин перенес в своем романе Россию на тысячу лет вперед.

Ведущей темой этого романа является драматическая судьба личности в условиях тоталитарного общественного устройства. Роман “Мы” написан в форме дневниковых записей одного инженера под номером Д-503. В романе Замятину удалось четко поднять важнейшие проблемы человеческой жизни.
    Основная проблема — поиск человеком счастья.

Именно эти поиски счастья и приводят человечество к той форме существования, которая изображена в романе. Но и такая форма всеобщего счастья оказывается несовершенной, так как счастье это выращено инкубаторным путем, вопреки законам органического развития. Мир, задуманный автором, казалось, дол жен быть совершенным и абсолютно устраивать всех людей, которые в нем живут.

Но это мир технократии, где человек — винтик огромного механизма. Вся жизнь человека в этом мире подчинена математическим законам и расписаниям по часам. Человек этого мира — абсолютно обезличенная субстанция. Люди здесь не имеют даже собственных имен (Д-503, 1-330, О-90, К-13). Казалось бы, эта жизнь их устраивает, они привыкли к ней, к ее порядкам.

Автор дает, на мой взгляд, яркое представление об этой жизни: все из стекла, и никто ничего не скрывает друг от друга, нет ничего живого и естественного. Зато за стеной Единого Государства в полную силу цветет жизнь. Там живут даже одичавшие люди, которые не захотели несильного счастья. Второй проблемой романа “Мы” является проблема власти.

Замятин очень интересно написал главу о Дне Единогласия, о выборе Благодетеля. Самое интересное то, что люди даже и не помышляют о том, чтобы выбрать кого-то другого на должность Благодетеля, кроме самого Благодетеля.
    Им кажется смешным то, что у древних людей результаты выборов не были известны заранее. Для них Благодетель — это Бог, сошедший на землю.

Обратите внимание

Благодетель — единственное существо, которому позволено думать. Для него понятия любви и жестокости неотделимы. Он суров, несправедлив и пользуется неограниченным доверием жителей Единого Государства.

Кульминацией романа является разговор главного героя Д-503 с Благодетелем, который сообщил ему формулу счастья: “Истинная алгебраическая любовь к человеку — непременно бесчеловечна, и непременный признак истины — ее жестокость”.
    Чтобы окончательно разрешить поставленную задачу, автор вводит в сюжет романа революционную ситуацию.

Находится часть рабочих, которая не хочет мириться со своим рабским положением. Эти люди не превратились в винтики, не утратили человеческий облик и готовы бороться с Благодетелем, чтобы освободить людей от власти технократии. Они решают захватить космический корабль, используя возможности Д-503, строителя “Интеграла”.

С этой целью 1-330 соблазняет его, Д-503 влюбляется и, узнав об их планах, сначала пугается, а потом соглашается помочь им. После посещения Древнего Дома и общения с живой природой у героя появляется душа, что сравнивается с тяжелым заболеванием. В результате взрывается Зеленая Стена, и оттуда “все ринулось и захлестнуло наш очищенный от низшего мира город”.

    В развязке романа погибает любимая женщина главного героя в Газовом Колоколе, а он после операции по удалению фантазии обретает утраченное равновесие и счастье. Роман “Мы” мне показался интересным и легко читаемым. Писатель вложил в него основные проблемы, волновавшие его.

    Автор предсказал поэтапное развитие тоталитаризма в мире. “Мы” — роман-предупреждение о страшных последствиях отказа от собственного “я”, даже во имя самых прекрасных теорий. Замятин показал, как трагично и губительно может повернуться жизнь людей в таком тоталитарном государстве.

66479 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.<\p>

/ Сочинения / Замятин Е.И. / Мы / Проблематика романа Е. И. Замятина «Мы»

Смотрите также по произведению “Мы”:

  • Краткое содержание

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00049901184864083728

Ссылка на основную публикацию