Проблемы в лирике ф. и. тютчева

Человек, природа, мироздание в лирике Ф. И. Тютчева. Философская проблематика стихотворения «Silentium!»

Будучи современником Пушкина, Ф. И. Тютчев, тем не менее, был идейно связан с другим поколением – поколением «любомудров», которое стремилось не столько активно вмешаться в жизнь, сколько осмыслить ее. Эта склонность к познанию окружающего мира и самопознанию привела Тютчева к совершенно оригинальной философской и поэтической концепции.

Лирику Тютчева тематически можно представить как философскую, гражданскую, пейзажную и любовную. Однако эти темы очень тесно переплетаются в каждом стихотворении, где страстное чувство рождает глубокую философскую мысль о бытии природы и вселенной, о связи человеческого существования с вселенской жизнью, о любви, жизни и смерти, о человеческой судьбе и исторических судьбах России.

Для мировосприятия Тютчева характерно восприятие мира как двойственной субстанции. Идеальное и демоническое – вот два начала, которые находятся в постоянной борьбе. Невозможно существование жизни, если отсутствует одно из начал, ибо во всем должно быть равновесие. Так, например, в стихотворении «День и ночь» два этих состояния природы противопоставляются друг другу:

День – сей блистательный покров –<\p>

День – земнородных оживленье,

Души болящей исцеленье,

Друг человека и богов.

Обратите внимание

День у Тютчева наполнен жизнью, радостью и безграничным счастьем. Но он – лишь иллюзия, призрачный покров, накинутый над бездной. Совсем иной характер носит ночь:

И бездна нам обнажена,

С своими страхами и мглами,

И нет преград меж ней и нами:

Вот отчего нам ночь страшна.

С образом ночи неразрывно связан образ бездны; эта бездна – тот первозданный хаос, из которого все пришло и в который все уйдет. Он манит и пугает одновременно. Ночь оставляет человека наедине не только с космическим мраком, но и наедине с самим собой.

Ночной мир представляется Тютчеву истинным, ибо истинный мир, по его мнению, непостижим, и именно ночь позволяет человеку прикоснуться к тайнам мироздания и собственной души. День потому и дорог человеческому сердцу, что он прост и понятен. Ночь порождает чувство одиночества, затерянности в пространстве, беспомощности перед неведомыми силами.

Именно таково, по мысли Тютчева, истинное положение человека в этом мире. Может быть, поэтому он и называет ночь «святой».

Четверостишие «Последний катаклизм» пророчит последний час природы в грандиозных образах, возвещающих конец старого мироустраойства:

Когда пробьет последний час природы,

Состав частей разрушится земных:

Все зримое опять покроют воды,

И Божий лик изобразится в них.

Поэзия Тютчева показывает, что новое общество так и не вышло из состояния «хаоса». Современный человек не выполнил своей миссии перед миром, он не позволил миру вместе с ним взойти к красоте, к разуму. Поэтому у поэта много стихов, в которых человека как бы отзывают назад в стихию как несправившегося с собственной ролью.

Стихотворения «Silentium!» (Молчание) – жалоба по поводу той замкнутости, безвыходности, в которой пребывает наша душа:

Молчи, скрывайся и таи

И чувства и мечты свои…

Истинная жизнь человека – жизнь его души:

Лишь жить в себе самом умей –<\p>

Есть целый мир в душе твоей

Таинственно-волшебных дум…

Не случайно с внутренней жизнью связаны образы звездной ночи, чистых подземных ключей, а с жизнью внешней – образы дневных лучей и наружного шума. Мир человеческих чувств и мыслей – мир истинный, но непознаваемый. Стоит мысли облечься в словесную форму, как она мгновенно искажается: «Мысль изреченная есть ложь».

Важно

Тютчев пытается рассматривать вещи в противоречии. В стихотворении «Близнецы» он пишет:

Есть близнецы – для земнородных

Два божества – то Смерть и Сон…

Близнецы у Тютчева не двойники, они не вторят друг другу, один – рода женского, другой – мужского, у каждого свое значение; они совпадают друг с другом, но они же и враждуют. Для Тютчева было естественным всюду находить полярные силы, единые и, однако же, двойственные, сообразные друг другу и обращенные друг против друга.

«Природа», «стихия», «хаос», с одной стороны, космос – с другой. Это едва ли не важнейшие их тех полярностей, которые отразил Тютчев в своей поэзии. Разъединяя их, он глубже проникает в единство природы, чтобы снова сблизить разделенное.


Источник: https://students-library.com/library/read/46761-celovek-priroda-mirozdanie-v-lirike-f-i-tutceva-filosofskaa-problematika-stihotvorenia-silentium

Основные темы и мотивы лирики Тютчева

Основные
темы и мотивы лирики Тютчева

Великий
русский поэт Федор Иванович Тютчев
оставил потомкам богатое творческое
наследие. Он жил в эпоху, когда творили
Пушкин, Жуковский, Некрасов, Толстой.

Современники считали Тютчева умнейшим,
образованнейшим человеком своего
времени, называли «настоящим европейцем».

С восемнадцати лет поэт жил и учился в
Европе, а на родине его произведения
стали известны только в начале 50-х годов
XIX века.

Отличительной
чертой лирики Тютчева было то, что поэт
не стремился переделывать жизнь, а
пытался понять ее тайны, ее сокровенный
смысл. Именно поэтому большую
часть его стихотворений пронизывают
философские мысли о таинственности
Вселенной, о связи человеческой души с
космосом.

В
лирике Тютчева можно выделить философски,
гражданский, пейзажный и любовный
мотивы. Но в каждом стихотворении эти
темы тесно переплетаются, превращаясь
в удивительно глубокие по смыслу
произведения.

К
гражданской лирике можно отнести
стихотворения «14-е декабря 1825», «Над
этой темною толпой…», «Последний
катаклизм».

Тютчев был свидетелем многих
исторических событий в русской и
европейской истории: война с Наполеоном,
революции в Европе, польское восстание,
Крымская война, отмена крепостного
права в России и других.

Совет

Как человек
государственно мыслящий, Тютчев мог
сравнивать и делать выводы о путях
развития разных стран.

В
стихотворении «14-е декабря 1825», посвященном
восстанию декабристов, поэт гневно
обличает самодержавие, развратившее
правящую верхушку России:

Народ,
чуждаясь вероломства,

Поносит
ваши имена —

И
ваша память от потомства,

Как
труп в земле, схоронена.

Стихотворение
«Над этой темною толпой…» напоминает
нам пушкинскую вольнолюбивую лирику.
В нем Тютчев возмущается «растленьем
душ и пустотой» в государстве и выражает
надежду на лучшее будущее:

Взойдешь
ли ты когда, Свобода,

Блеснет
ли луч твой золотой?

Стихотворение
«Наш век» относится к философской
лирике. В нем поэт размышляет над
состоянием души современного ему
человека. В душе много сил, но она
вынуждена молчать в условиях несвободы:

Не
плоть, а дух растлился в наши дни,

И
человек отчаянно тоскует…

Он
к свету рвется из ночной тени

И,
свет обретши, ропщет и бунтует.

По
мнению поэта, человек потерял веру, без
света которой душа «иссушена», а мучения
его невыносимы. Во многих стихотворениях
звучит мысль, что человек не справился
с возложенной на него миссией на Земле
и его должен поглотить Хаос.

Пейзажная
лирика Тютчева наполнена философским
содержанием. Поэт говорит, что природа
мудра и вечна, она существует независимо
от человека. Между тем он только в ней
черпает силы для жизни:

Так
связан, съединен от века

Союзом
кровного родства

Разумный
гений человека

С
творящей силой естества.

Стихотворения
Тютчева о весне «Вешние воды» и «Весенняя
гроза» стали очень известными и
популярными. Поэт описывает бурную
весну, оживление и радость нарождающегося
мира. Весна вызывает у него мысли о
будущем. Осень поэт воспринимает как
пору грусти, увядания. Она настраивает
на размышления, покой и прощание с
природой:

Есть
в осени первоначальной

Короткая,
но дивная пора —

Весь
день стоит как бы хрустальный,

И
лучезарны вечера.

Из
осени поэт перемещается сразу в вечность:

А
там, в торжественном покое

Разоблаченная
с утра,

Сияет
белая гора,

Как
откровенье неземное.

Тютчев
очень любил осень, недаром он говорит
о ней: «Продлись, продлись, очарованье».

Обратите внимание

В
любовной лирике поэта пейзаж часто
соединен с чувствами влюбленного героя.
Так, в чудесном стихотворении «Я встретил
вас…» читаем:

Как
поздней осенью порою

Бывают
дни, бывает час,

Когда
повеет вдруг весною

И
что-то встрепенется в нас.

К
шедеврам тютчевской любовной лирики
относится «денисьевский цикл», посвященный
его возлюбленной Е. А. Денисьевой,
отношения с которой продолжались 14 лет
до самой ее смерти.

В этом цикле поэт
подробно описывает этапы их знакомства
и последующей жизни. Стихотворения
представляют собой исповедь, как бы
личный дневник поэта.

Последние
стихотворения, написанные на смерть
любимой, потрясают трагичностью:

Любила
ты, и так, как ты, любить —

Нет,
никому еще не удавалось!

О
Господи!.. и это пережить…

И
сердце на клочки не разорвалось…

Лирика
Тютчева по праву вошла в золотой фонд
русской поэзии. Она насыщена философскими
мыслями и отличается совершенством
формы. Интерес к исследованию человеческой
души сделал лирику Тютчева бессмертной.

<\p>

Источник: https://StudFiles.net/preview/6020509/

Глава IV.Проблема разлада человека с природой

Природа у Тютчева – это Бог.

Тема разлада с природой впервые наиболее определенно представлена в стихотворении “Итальянская villa”, где природа спит в блаженном сне, а в человеке течет “злая жизнь”. “Злая жизнь” разрушила гармонию природы.

Причина разлада с природой заключена, во-первых, в самом человеке. Не природа отвергает его, а он сам, погруженный в “злые” страсти человеческой жизни, не в силах принять в себя гармонический “благодатный” мир природы.

Конец света в Апокалипсисе тоже связан с тем, что человек утерял истинную веру, союз с Богом, не соблюдал данных заповедей, вел грешную жизнь, идущую вразлад с волей Бога. Во-вторых, общий строй бытия природы таков, что живая индивидуальность выделена из него.

Природа долговечна, а существование человека скоротечно, у природы свои закономерности жизни, отличные от человеческих.

Разлад с природой допускается и мыслится поэтом, но главный пафос его стихов – утверждение возможности смешения, благотворного, нравственно очищающего влияния природы на человека. Единение с природой представляется не как мгновенное состояние человека, а более или менее длительное:

Весь день в бездействии глубоком

Весенний теплый воздух пить…

Весеннее единение с природой отнюдь не мгновенно.

Когда в финале стихотворения “Весна” поэт говорит о приобщении “человека к всемирной” жизни, “хотя на миг” он называет самый худший вариант слияния с природой только на мгновение, а идеалом его является постоянное и близкое, как бы внутренние общение с природой.

В философской системе Тютчева на первое место выдвинут не само созерцающий дух, без которого материя мертва, как у Шеллинга, а напротив, материальная природа, с разрушением которой распадается сознание. В философской системе Тютчева подчеркнута значимость материального бытия природы и человека.

Важно

С особой силой трагические конфликты духовного существования современного человека проявились и запечатлелись в любовной лирике Тютчева: ведь и любовь оказывалась одним из проявлений столь близкой Тютчеву мятежной жизни – стихийной, по слову самого поэта, “роковой”.

Любовная поэзия Тютчева – это целая повесть, в которой есть свои пролом и начала, взрывы и кульминации, хаотические брожения души и гармонические разрешения. Наконец, свои эпилоги.

Вспомним хотя бы один из самых прекрасных, навсегда вместе с музыкой вошедший в наши души:

Я встретил вас – и все былое

В отжившем сердце ожило;

Я вспомнил время золотое –

И сердцу стало так тепло…

Комментаторы и исследователи жизни поэта скрупулезно устанавливают реальные события и образы, стоящие за стихами (скажем, образ Амалии Крюденер, к которой обращены только что приведенные строки). Но об одном не сказать нельзя.

В свое время, размышляя над судьбой русских женщин, Добролюбов процитировал “безнадежно – печальные, раздирающие душу предвещания поэта, так постоянно и беспощадно оправдывающиеся над самыми лучшими, избранными натурами” в России, стихи Тютчева “Русской женщине”: Амалия Крюденер

Вдали от солнца и природы,

Вдали от света и искусства,

Вдали от жизни и любви

Мелькнут твои младые годы,

Живые помертвеют чувства,

Мечты развеются твои…

И жизнь твоя пройдет незримо

В краю безлюдном, безымянном,

На незамеченной земле, –

Как исчезает облак дыма

На небе тусклом и туманном

В осенней беспредельной мгле…

Тютчев совместил здесь космизм своей поэзии с живой человеческой судьбой. Тем не менее, эта русская женщина все же не эта, не она, не индивидуальность – общая судьба русской женщины, но все же не данная судьба.

Лирика Тютчева – лирика больших обобщений – рождала и особый поэтический язык. Весь его стиль есть тоже результат ухода от всего житейского, натуралистического, бытового. Уже в прошлом веке Тютчева называли архаистом: столь необычными и высокими казались его стихи. Для тех задач, которые решал “на высоте” Тютчев, вырабатывался как бы особый язык. Тютчев здесь явление почти уникальное.

Для Тютчева, имеющего дело со всем миром, с целой природой, характерно стремление к большим обобщениям, к определению устойчивого, конечного, постоянного. Отсюда простота, первозданность, идеальность многих его эпитетов.

Совет

Один из излюбленных тютчевских эпитетов “золотой”. Его эпитет, как и вообще почти любой тютчевский образ, фокусирует мир природы, устанавливает связь отдаленных вещей и явлений.

Самые необычные комбинации типа “поющих деревьев” у Тютчева – результат ощущения единства мира природы, родства всего в нем.

Все справедливые слова о том, что Тютчев ,конечно, был человеком определенного времени и положения, оказался связан с философскими системами (например, Шеллинга) и историческими концепциями (скажем, славянофилов), многое объясняют и сами могут быть объяснены, но сути тютчевской поэзии они все-таки до конца не раскрывают именно потому, что Тютчев решает главные “проклятые”, “последние” вопросы, он навсегда интересен. Он оказывается современен для начала XIX века, как и для конца ХХ и начала ХХI. “Трудно принять историческую точку зрения на Тютчева, – написал еще в 1903 году один из историков русской литературы, – трудно отнести его творчество к одной определенной и законченной эпохе в развитии русской литературы. Возрастающий для нас смысл его поэзии внушает нам как бы особую, вне историческую точку зрения на него”. Сам этот “вне историзм” Тютчева, конечно, объясняется исторически. Тютчев оказался как бы поставленным вне истории, над временем, на сложнейшем историческом перекрестке России и Запада, судьей всего и человеком вообще. Все в его положении, образовании, связях и отношениях обеспечивало всеохватность и универсальность взгляда. В то же время именно в этом он выразился как русский человек и поэт с той отчаянной страстностью поиска конечных выводов, готовностью идти до конца, докопаться до корня, которые по-разному проявлялись и у Толстого, и у Достоевского, и у других лучших русских писателей ХIХ века.

Читайте также:  247. что означает «идти дорогой чести?»

И именно движение самой современной истории – русской, всеевропейской, всемирной – неизбежно, но все сильней взывает к поэту такого глобального масштаба, как Тютчев, все более актуализирует его поэзию.

Источник: http://litra.bobrodobro.ru/1008

Философская лирика Ф. И. Тютчева

Среди всего стихотворного наследия, созданного знаменитым русским поэтом девятнадцатого века Федором Ивановичем Тютчевым, можно выделить особый пласт стихотворений, называемых философской лирикой. Название это не случайно: как и многие передовые люди своего времени, поэт задумывался над вечными вопросами, пытался найти решение проблем, относящихся по праву к философии.

Причина обращения Тютчева к подобным проблемам заключалась в том, что расцвет его творчества пришелся на конец девятнадцатого века, то есть эпоху, когда любимое им отечество находилось на пороге новой эпохи. В такие годы каждый мыслящий человек неизбежно задумывается над тем, как построить свою жизнь дальше, пытается обозначить свое место в происходящем, найти смысл жизни.

В русской литературе у Тютчева был современник со столь же обостренным ощущением катастрофичности бытия – Достоевский. В 1921 году Андрей Белый написал, заглянув на четверть века вперед:

Мир – рвался в опытах Кюри

Атомной, лопнувшею бомбой

На электронные струи

Невоплощенной гекатомбой.

Но почти за век до этого похожую картину увидел своим внутренним взором молодой русский дипломат, живший в Мюнхене, и как поэт за пределами самого тесного круга совершенно неизвестный, – Федор Тютчев:

Когда пробьет последний час природы,

Состав частей разрушится земных;

Все зримое опять покроют воды,

И Божий лик изобразиться в них!

Любовь в этом мире для Тютчева – проклятие, она несет гибель.

Жизненный опыт поэта – не освященная браком любовь к молодой женщине, которая принесла страдания и смерть ей, неизбывные страдания ему – дал богатую пищу для трагических стихов.

Страдания таковы, что они разрушают последние уцелевшие обломки поэтического мира, так что его пространственно-временные координаты перестают различаться:

Минувшее не веет легкой тенью,

А по землей, как труп, лежит оно.

Минувшее здесь – могучее чувство к Е. Денисьевой, ее ответное беззаветное чувство, ее смерть, его вина… Минувшее – это прошлая жизнь, прошедшее время. И вот оказывается, что прошлое кануло не в бездну времени, а в бездну пространства, в могилу пространства: оно, это прошедшее время, лежит под землей, как труп.

Обратите внимание

Одно из стихотворений, посвященных философской проблематике, носит название “Бессонница”. В нем Тютчев задумывается над проблемой хода времени, смены эпох и кризиса, который эту смену сопровождает. Вот наиболее характерные строки, говорящие об этом:

И наша жизнь стоит пред нами,

Как призрак, на краю земли,

И с нашим веком и друзьями

Бледнеет в сумрачной дали…

В этом же стихотворении мы можем найти обращение к проблеме человека, находящегося перед лицом природы и испытывающего чувство ничтожности и беспомощности перед ее мощью:

И мы, в борьбе, природой целой

Покинуты на нас самих..

Проблема одиночества человека перед лицом природы – одна из наиболее широко обсуждаемых в философии. Многие мыслители, пытавшиеся разрешить ее, пришли к мнению, что даже в обществе, даже в окружении друзей и близких человек всегда остается одиноким, до конца непонятым, остро чувствует и тяжело переживает свое одиночество. Иным и не может быть положение человека среди вселенского хаоса.

Но час настал, пробил… молитесь Богу,

В последний час молитесь вы теперь.

В другом стихотворении, “Видение”, Тютчев пишет о том, как именно он приходит к необходимости размышлять на философские темы:

Есть некий час, в ночи, всемирного молчанья,

И в оный час явлений и чудес

Живая колесница мирозданья

Открыто катится в святилище небес.

Именно в ночные часы, когда воспаленный разум человека начинает усиленно работать, возникают вереницы идей и образов, создаются произведения искусства, рождаются самые прекрасные стихи и музыка.

Тютчев – могучий лирик, его стихотворения создавались не как философские конструкции, а как вдохновенные импровизации. В его стихах заключено бесконечное количество переходов, при которых одно и то же слово в зависимости от контекста может приобретать не только разные, но и противоположные значения.

(No Ratings Yet)

Источник: https://goldsoch.info/filosofskaya-lirika-f-i-tyutcheva/

Некоторые вопросы дальнейшего изучения лирики Ф.И. Тютчева (стр. 1 из 2)

Козлик И. Перевод Ольги Давыдовой.

Обращение на данной юбилейной сессии к творческому наследию гениального русского поэта XІX столетия Федора Ивановича Тютчева является абсолютно закономерным. Ведь глубокоуважаемый профессор Ришард Лужный тоже занимался исследованием тютчевской поэзии и оказывал содействие популяризации произведений русского художника в Польше.

Он, как известно, является составителем замечательного сборника переводов стихов Тютчева на польском языке Fіodor Tіutczew. Sto wіerszy, которую издало в 1989 году Wydawnіctwo Lіterackіe в Кракове. Следует вспомнить, что в этом издании опубликована не только статья профессора Р.

Лужного Poeta и jego dzіeło, но и его польские переводы ряда тютчевских стихотворений, в частности Тогда лишь в полном торжестве… (Dopіero wtedy żyć nam zacznіe…), Умом Россию не понять… (Nіe sposób pojać jej rozumem…

), Как дымный столп светлеет в вышине! (Jak bіały dymu słup jasnіeje na błekіcіe), Наш век (Nasz wіek), Природа – сфинкс. И тем она верней… (Przyroda – sfіnks – tym bardzіej jest zuchwała…).

Важно

Цель моего реферата – поделиться своими соображениями относительно возможных перспектив дальнейшего научного штудирования тютчевского поэтического наследия.

Сегодня во второй половине 1990-х годов, то есть за шесть лет до 200-летия со дня рождения Ф.И. Тютчева, можно утверждать, что завершается определенный период, цикл в истории научного исследования творчества поэта.

Ни у кого уже не вызывает сомнения весомость того вклада, который внес Тютчев в сокровищницу «золотого фонда» русской классической литературы. Его имя совершенно закономерно стоит среди имен первостепенных поэтических величин в истории русской поэзии XІХ столетия, в частности таких как А.С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов.

Точно и лаконично о значении каждого из названных поэтов высказалась Л.Я. Гинзбург, которая писала:

«(…) Лермонтов решил проблему романтической личности: Тютчев нашел новый метод философской лирики, Пушкин же вывел лирическую поэзию на безмерно широкий путь художественного познания исторической и современной действительности» [1
].

На сегодня в границах литературоведческих методологий (историко-генетического, историко-функционального, компаративистского, структурно-семиотического подходов), функционировавших в XX веке, поставлены и рассмотрены основные вопросы, которые являются ключевыми при анализе явления.

Открыты основная направленность и характер его лирики, установлен ее тематический и мотивный состав, описана ее образная структура, стилевое и стилистическое своеобразие, жанровый облик, творческая эволюция, соотношение с развитием ведущих для литературного процесса минувшего века литературных направлений, течений, школ и творческих методов. В целом, надо заметить, что тютчевская лирика большей частью рассматривалась в контексте и сфере проблемы «романтизм-реализм в поэзии и литературе». Именно на уровне этих категорий осуществлялась научная идентификация.

В отдельности хочу сказать о достижении польского литературоведения в исследовании жанровых тенденций в лирической системе поэта. Я имею в виду монографию Казимежа Пруса Лирика Федора Тютчева. Характеристика жанров, изданную в 1990 году в Жешове [2
].

Ученый предложил довольно убедительное описание жанрового состава тютчевской поэзии. Проанализировав 370 стихотворений Тютчева, он сделал вывод, что у поэта нет так называемых «внежанровых стихотворений».

Совет

В тютчевской поэзии были задействованы и традиционные поэтические жанры (ода, послание, элегия, эпиграмма, мадригал, песня, альбомный стих и др.), и нетрадиционные жанры (поэтическая миниатюра, молитва, сон, философская притча и т.п.). Принципиальным, на мой взгляд, является вывод К.

Пруса о том, что реализованные Тютчевым поэтические жанры «составляют систему». Важность результатов анализа К.

Пруса состоит также в том, что они убедительно опровергают определенные стереотипы во взглядах на жанровое развитие литературы постклассицистического периода, в соответствии с которыми жанры будто теряют свою весомость, обесцениваются, поскольку конкретные произведения начинают строиться на объединении и взаимодействии разножанровых элементов.

В конце концов, среди важных достижений науки о Тютчеве следует указать и 97 том из серии «литературное наследство», две книги которого увидели свет в 1988-1989 годах и содержат ценный фактологический и аналитический материал.

Тем не менее, накопленный опыт научного исследования тютчевского поэтического наследия непосредственно выдвигает ряд перспективных направлений и проблем дальнейшего изучения творчества поэта как живого художественного явления.

Бросается в глаза и то, что среди поставленных ключевых вопросов мы имеем сейчас не столько общепризнанные выводы, сколько противоположные или противоречивые утверждения. Это касается, например, вопроса об эволюции в творчестве Тютчева.

С одной стороны, будто бы все признают, что эволюция у Тютчева была, это отобразилось в делении его творчества на два периода (1812-1838 и 1848-1873 годы). Но еще со времен известной книги И.

Аксакова дает о себе знать противоречие в оценке эволюции в поэзии Тютчева, когда признают, что поэт не принадлежал к тем, кто способен был отказаться от предшествующих взглядов и не учитывать новые явления действительности, и одновременно подчеркивают, что Тютчев всегда оставался неизменным и при этом, как писал И.

Обратите внимание

Аксаков, был в состоянии в любое время оставаться наиболее современным среди современников [3
]. В русле именно этого противоречия находятся те концепции, за которыми второй период творчества Тютчева ничего нового с собой не принес [4
]. Тем не менее следует вспомнить хотя бы то, что именно ко второму периоду относится известный незаконченный «денисьевский» цикл поэта – вершина не только русской, но и мировой лирики.

Уточнения и пересмотра требует вопрос о направлении эволюции тютчевской поэтической системы в контексте соотношения романтизм-реализм. Речи о том, чтобы назвать Тютчева романтиком, реалистом или согласиться с К.В.

Пигаревым в том, что «художественный метод Тютчева отображал общее для русской поэзии движение от романтизма к реализму», [5
] не идет. Дело заключается в другом, а именно в том, может ли лирика вообще, по своей природе быть реалистической в терминологическом понимании этого слова.

Показательно, что в последнее время пересматривается вопрос о реалистичности лирики даже Н.А. Некрасова [6
] – то есть того поэта, с влиянием которого, например, Г.А. Гуковский показывал появление в поэзии Тютчева так называемых «реалистических черт» [7
].

Очевидно, относительно лирики понятие «реализм» стремится стать отдельной категорией со своим самостоятельным терминологическим значением. Именно такая тенденция наблюдается в специальных исследованиях на эту тему [8
].

Особого внимания требует дальнейшее исследование философской лирики Ф.И. Тютчева. Проф. Р. Лужный писал, что именно «мировоззренческие» стихотворения как типичные тютчевские, в которых отобразилась теологическая точка зрения (метафизические, трансцендентальные взгляды) на то, что происходит в мире и в человеке, определяла Тютчева как поэта-философа [9
].

В связи с этим требует специального исследования ряд первостепенных вопросов.

Что такое философская лирика по своей природе, тематическая направленность, тематическая группировка или жанр? Есть ли какая-либо разница между наличием философских мотивов в творчестве поэта, между философичностью и философской лирикой как сформированным, частным явлением? Ведь понятно, что если брать за точку отсчета, скажем, сам факт наличия философских мотивов в творчестве конкретного художника, то философскими могут оказаться, без преувеличения, все поэты. Кроме того, следует дать более четкую дифференциацию между философской лирикой, религиозной поэзией, медитативной лирикой и поэзией научной, так как именно на этом фоне может рельефно выделиться творческая индивидуальность конкретного поэта и прежде всего такого уровня, как Ф.И. Тютчев.

Для получения надлежащего, научно выверенного и теоретически основательного ответа на перечисленные и из них выплывающие вопросы нужна новая методология, новые теоретические основы, которые бы учитывали сложное объединение в литературных явлениях и вообще в литературной эволюции константных и динамических, имманентных и приобретенных, неизменных и изменяющихся, инвариантных и вариантных начал и элементов. И здесь я бы обратил внимание на такие в определенной мере фундаментальные идеи, которые требуют более детальной разработки на конкретном историко-литературном материале. Во-первых, на представление, которое восходит еще к Поэтике Аристотеля, о жанре как сущности, которая имеет, как отмечает С.С. Авиринцев, «внутреннюю заданность, императив тождественности себе».

Читайте также:  Аргументы на тему: доброта и жестокость в романе «евгений онегин» (а. с. пушкин)

«Становление жанра – это его приход к самому себе; достигнув самотождественности, жанр естественным образом «останавливается», ему уже некуда идти» [10
].

Важно

Разработка данной идеи на материале русской философской лирики XX столетия позволила бы прояснить, например, вопрос о так называемой «тютчевской» школе в русской лирике, который поставил в свое время В.В. Кожинов [11
].

Проблемность этой гипотезы состоит не только в том, что существует и противоположная позиция [12
], но и в том, что невыясненными остаются вопросы: достигает ли предложенная «тютчевская» школа уровня категории собственно литературной школы, которой, например, являлись позднее символисты, и тем более уровня категории «философская лирика», то есть уровня самостоятельного историко-литературного явления? Но бросается в глаза, что предполагаемые представители этой школы (Ф. Глинка, С. Раич, Д. Ознобишин, О. Ротчев, С. Шевырев, А. Хомяков) едва ли своим творчеством непосредственно связаны с тютчевским художественным опытом (ссылка на объективность тенденции ничего не снимает, поскольку речь идет именно о поэтической школе), в дополнение, эти представители по своим творческим результатам находятся на несколько порядков ниже того, чье имя этой «школе» дано.

Источник: http://MirZnanii.com/a/355686/nekotorye-voprosy-dalneyshego-izucheniya-liriki-fi-tyutcheva

Любовь в лирике Ф. И. Тютчева

Любовь в лирике Ф. И. Тютчева

1. Роковой поединок душ.

2. Испепеляющее чувство.

3. Последствия любви.

Лирику Ф. И. Тютчева считают философской и находят в ней отражение насущных проблем, которые в своем описании приобретают бытийное звучание. Исследователи отмечают, что драматизмом наполнены многие его стихотворения. Подобная тональность сохраняется и в любовной лирике.

В зрелые годы, замечают критики, он «не переставая быть поэтом мысли… все настойчивее ищет пути выражения чувств». В центре такого внимания поэта — глубокие переживания и настроения.

Только их многообразное проявление, растворенное в стихотворениях Тютчева, помогает нам понять все оттенки любовного чувства в его лирике.

Невольно или случайно, но в его стихи вторгается грусть, которая начинает диктовать свои права. Лирический герой страдает и грустит. Хотя при этом его стихам не чужд и восторг. «Влечение, таящее где-то в недрах души, прорывается взрывом страсти», — писали критики Л. Н. Кузина, К. В. Пи-гарев.

А страсть возможна только при глубокой и истинной любви. Она открывает любящим сердцам неисчерпаемый и волшебный мир. Но это светлое чувство постепенно превращается в «поединок роковой». Союз душ оказывается борьбой.

«Любовь, любовь — гласит преданье — / Союз души с душой родной / Их съединенье, сочетанье, / И роковое их слиянье. / И поединок роковой…» («Предопределение»). Поединок, который рождается в любящих душах, несет отрицательные последствия. Ведь нежное и ранимое сердце со временем от такого обращения начинает чахнуть.

И потом оно вполне может погибнуть: «И чем одно из них нежнее… / Тем неизбежней и вернее, / Любя, страдая, грустно млея, / Оно изноет наконец…»

Любовь в лирике Тютчева заиграла новыми гранями. Она осветила новые оттенки этого прекрасного и неземного чувства.

И порой кажется, что любовь не может быть последней, ведь она таится в сердце каждого человека. Только вот не каждый может найти к ней тропинку. «Пускай скудеет в жилах кровь, / Но в сердце не скудеет нежность…

/ О ты, последняя любовь! / Ты и блаженство, и безнадежность» («Последняя любовь»).

Совет

Не только в этих двух стихотворениях, но и во многих других звучит какая-то обреченность и безнадежность. Любовное чувство, возможно, как и человеческое существование, конечно. Об этом часто пишет в своих философских стихах поэт.

Возможно, оттенок такого настроения в стихах является последствием душевных травм поэта. Смерть первой жены глубоко потрясла Тютчева. Слабое здоровье Элеоноры не выдержало, так как было подорвано пережитой страшной ночью на пароходе, где разгорелся пожар.

И не только в стихах снова и снова поэт обращается к своей трагедии. «Это был самый ужасный день в моей жизни, — писал поэт в пятилетнюю годовщину смерти Элеоноры, — и не будь тебя, он был бы, вероятно, и последним моим днем».

Этот милый образ навсегда остается в его памяти, хотя он постоянно ускользает от него. И кажется, что возлюбленная превратилась в звездочку, которая всегда будет, если не согревать, то хотя бы освещать путь.

«Твой милый образ, незабвенный, / Он предо мной везде, всегда, / Недостижимый, неизменный, / Как ночью на небе звезда».

Но любви, наверное, слишком много в сердце поэта. И он выплескивает ее в новых поэтических строчках. На этот раз причиной послужил новый образ — вторая жена Эрнестина Дёрнберг. «1-ое декабря 1837» — одно из немногих стихотворений, посЬященных Эрнестине.

И даже в этом стихотворении лирический герой констатирует то, что все происходящее испепелило душу возлюбленной. И получается, что лирический герой своей любовью только губит героиню. Его любовь не приносит ей никакого счастья.

«Прости всему чем сердце жило, / Что, жизнь твою убив, ее испепелило / В твоей измученной груди!…» Но даже такая сжигающая любовь оставит память о себе на многие годы. И поэтическую картину, которую рисует лирический герой, совершенно нельзя согреть вечным холодным блеском и бледными розами.

Они безжизненны, как «бездыханен» один из героев. Иногда кажется, что любит по-настоящему только прекрасная половина. Поэтому она больше всех страдает от своего безумного чувства.

Наиболее ярко проявляется это в стихах, посвященных еще одной возлюбленной Тютчева — Е. А. Денисьевой. Поэт передает право самой героине высказаться в стихотворных строках («Не говори: меня он, как прежде, любит…»). Произведение наполнено противоречиями. Лирическая героиня убеждает всех, что он ее, как и прежде любит.

Обратите внимание

Но иногда складывается впечатление, что она пытается убедить в этом не других, а себя, так как сама понимает безысходность своего положения. Но надежда, подпитывавшаяся огнем любви, остается все равно: «О нет! Он жизнь мою бесчеловечно губит, / Хоть вижу, нож его в руке дрожит». Она просто не может без него. Именно им и только в нем она все еще живет.

Даже не упоминавшийся в этом стихотворении роковой поединок, он все равно вроде бы негласно присутствует. Но здесь идет борьба не двух душ. Поединок идет глубоко в сердце самой героини. И, возможно, здесь победителей не будет, так как придется душе расколоться на части. Поединок в данном стихотворении сохраняет лишь свое дыхание, так как жизни уже просто нет.

«Ох, я дышу еще болезненно и трудно, / Могу дышать, но жить уж не могу».

Сам поэт осознает, что его любовь приносит только горе и несчастье любящему нежному и ранимому сердцу. Недаром поэт сравнивает ее с убийством. «О как убийственно мы любим…» — восклицает он в одноименном стихотворении.

И здесь уже представлен не поединок, а результат этого действа. И плохо он сказывается именно на образе возлюбленной. «Куда ланит девались розы, / Улыбка уст и блеск очей? / Все опалили, выжгли слезы / Горючей влагою своей».

Да и от любимого образа оставались только «вспоминанья», которые тоже со временем изменились.

В этом стихотворении появляется еще один неотъемлемый компонент — толпа. Она активно вмешивается в отношения, но этим губит только ее чувство: «Толпа, нахлынув в грязь втоптала / То, что в душе ее цвело». Он не смог защитить ее от «нашествия». Возможно, поэтому столько грусти и горечи в этих строках.

Любовь в лирике Тютчева , словно алмаз, имеет множество граней, и все они наполнены своим неповторимым оттенком. Любовь — это всегда поединок, борьба. И это положение губит в основном сердце ранимой возлюбленной. Однако она в его любви никогда не сомневается. Хотя, когда любишь, желаешь любимому счастья и благополучия, а не терзания, какие мы видим с стихотворениях.

Многие из произведений Тютчева о любви носят оттенки грусти и печали. И заметим, что в них совершенно нет природы, которая, как правило, становится отражением душевных волнений героев. Однако это совершенно неважно.

Мастерство Тютчева и заключается в том, чтобы лишь словесно выразить все колебания душ влюбленных. Восклицания и многоточия создают при этом определенные интонации.

И мы, читая эти строки, словно становимся свидетелями рокового поединка.

2. Испепеляющее чувство.

Источник: http://historylib.net/lyubov-v-lirike-f-i-tyutcheva/

Основные темы и мотивы лирики Тютчева | Свободный обмен школьными сочинениями 5-11 класс

Великий русский поэт Федор Иванович Тютчев оставил потомкам богатое творческое наследие. Он жил в эпоху, когда творили Пушкин, Жуковский, Некрасов, Толстой.

Современники считали Тютчева умнейшим, образованнейшим человеком своего времени, называли «настоящим европейцем».

С восемнадцати лет поэт жил и учился в Европе, а на родине его произведения стали известны только в начале 50-х годов XIX века.

Важно

Отличительной чертой лирики Тютчева было то, что поэт не стремился переделывать жизнь, а пытался понять ее тайны, ее сокровенный смысл. Именно поэтому бо льшую часть его стихотворений пронизывают философские мысли о таинственности Вселенной, о связи человеческой души с космосом.

Лирику Тютчева тематически можно разделить на философскую, гражданскую, пейзажную и любовную. Но в каждом стихотворении эти темы тесно переплетаются, превращаясь в удивительно глубокие по смыслу произведения.

К гражданской лирике относятся стихотворения «14-е декабря 1825», «Над этой темною толпой…», «Последний катаклизм» и другие.

Тютчев был свидетелем многих исторических событий в русской и европейской истории: война с Наполеоном, революции в Европе, польское восстание, Крымская война, отмена крепостного права в России и других.

Как человек государственно мыслящий, Тютчев мог сравнивать и делать выводы о путях развития разных стран.

В стихотворении «14-е декабря 1825», посвященном восстанию декабристов, поэт гневно обличает самодержавие, развратившее правящую верхушку России:

Народ, чуждаясь вероломства,

Поносит ваши имена —

И ваша память от потомства,

Как труп в земле, схоронена.

Стихотворение «Над этой темною толпой…» напоминает нам пушкинскую вольнолюбивую лирику. В нем Тютчев возмущается «растленьем душ и пустотой» в государстве и выражает надежду на лучшее будущее:

…Взойдешь ли ты когда, Свобода,

Блеснет ли луч твой золотой?

Стихотворение «Наш век» относится к философской лирике. В нем поэт размышляет над состоянием души современного ему человека. В душе много сил, но она вынуждена молчать в условиях несвободы:

Не плоть, а дух растлился в наши дни,

И человек отчаянно тоскует…

Он к свету рвется из ночной тени

И, свет обретши, ропщет и бунтует.

Совет

По мнению поэта, человек потерял веру, без света которой душа «иссушена», а мучения его невыносимы. Во многих стихотворениях звучит мысль, что человек не справился с возложенной на него миссией на Земле и его должен поглотить Хаос.

Пейзажная лирика Тютчева наполнена философским содержанием. Поэт говорит, что природа мудра и вечна, она существует независимо от человека. Между тем он только в ней черпает силы для жизни:

Так связан, съединен от века

Союзом кровного родства

Разумный гений человека

С творящей силой естества.

Стихотворения Тютчева о весне «Вешние воды» и «Весенняя гроза» стали очень известными и популярными. Поэт описывает бурную весну, оживление и радость нарождающегося мира. Весна вызывает у него мысли о будущем. Осень поэт воспринимает как пору грусти, увядания. Она настраивает на размышления, покой и прощание с природой:

Есть в осени первоначальной

Короткая, но дивная пора —

Весь день стоит как бы хрустальный,

И лучезарны вечера.

Из осени поэт перемещается сразу в вечность:

А там, в торжественном покое

Разоблаченная с утра,

Сияет белая гора,

Как откровенье неземное.

Тютчев очень любил осень, недаром он говорит о ней: «Продлись, продлись, очарованье».

В любовной лирике поэта пейзаж часто соединен с чувствами влюбленного героя. Так, в чудесном стихотворении «Я встретил вас…» читаем:

Как поздней осенью порою

Бывают дни, бывает час,

Когда повеет вдруг весною

И что-то встрепенется в нас.

К шедеврам тютчевской любовной лирики относится «денисьевский цикл», посвященный его возлюбленной Е. А. Денисьевой, отношения с которой продолжались 14 лет до самой ее смерти.

В этом цикле поэт подробно описывает этапы их знакомства и последующей жизни. Стихотворения представляют собой исповедь, как бы личный дневник поэта.

Последние стихотворения, написанные на смерть любимой, потрясают трагичностью:

Любила ты, и так, как ты, любить —

Нет, никому еще не удавалось!

О Господи!.. и это пережить…

И сердце на клочки не разорвалось…

Лирика Тютчева по праву вошла в золотой фонд русской поэзии. Она насыщена философскими мыслями и отличается совершенством формы. Интерес к исследованию человеческой души сделал лирику Тютчева бессмертной.

Источник: http://resoch.ru/osnovnye-temy-i-motivy-liriki-tyutcheva/

«Проблематика, лирический герой поэзии Ф. Тютчева» Федор Иванович Тютчев (1803 1873)

Лазурь небесная смеется, Ночной омытая грозой, И между гор росисто вьется Долина светлой полосой. Лишь высших гор до половины Туманы покрывают скат, Как бы воздушные руины Волшебством созданных палат.<\p> Поэт слышит «вечный хор» в природе, она для него – орган поющий, день сияет, как «блистательный покров», природа светится изнутри, освещенная огнем солнца.

Читайте также:  Кратчайшее содержание повести «собачье сердце» для читательского дневника (м. а. булгаков)

Природа не мираж, не призрачный фантом, она реальность мира, и именно ее реальность в противовес бесплотно-духовному привлекает Тютчева как поэта. В пластических образах он стремится запечатлеть ее формы и краски, ее бытие в пространстве и во времени. И все же в лирике природы Тютчева не реализм, а объективно-романтическая устремленность.

Он не растворил образы природы в поэтическом «я», скорее наоборот, его лирический герой – философ-созерцатель – растворяется в «животворном океане» природы: Игра и жертва жизни частной! Приди ж, отвергни чувств обман И ринься, бодрый, самовластный, В сей животворный океан!Приди, струей его эфирной Омой страдальческую грудь – И жизни божеско-всемирной Хотя на миг причастен будь! (Весна) В поэзии 30-х годов Тютчев рисует не конкретную местность, а обобщенный образ Матери-Земли, ее могущественных стихий – воды, огня и воздуха. Из них первая – самая древняя и самая могущественная; вода погубит в конце концов землю, она подвижно-изменчива, вечно движущаяся, как время, как жизнь человека. Огонь – стихия опасная и благодатная одновременно, его родина – небо; он проникает всюду – в природу и в сердце человека.Воздух – особенно благостная, чистая и легкая стихия, объединяющая все живое, ведь жизнь – это дыхание. Природные стихии связаны друг с другом, есть таинственные подобия в их бытии: огонь солнца, как «перлы», светится в струях дождя, фонтан «пламенеет», небо – «твердь пламенная», «грунт», «река воздушная… течет» между небом и землей. В этих аналогиях, связях, взаимопроникновениях заключается жизнь природы, ее полный красоты и обаяния светлый мир.Другая разновидность пейзажной лирики Тютчева – «ночная поэзия» 20 – 30-х годов с центральным образом хаоса ( «Видение», «Как океан объемлет шар земной…», «О чем ты воешь, ветр ночной…», «Сон на море», «Как сладко дремлет сад темно-зеленый…», «День и ночь»). Хаос прозревает поэт во вселенской жизни:Как океан объемлет шар земной, Земная жизнь кругом объята снами; Настанет ночь – и звучными волнами Стихия бьет о берег свой.То глас ее: он нудит нас и просит… Уж в пристани волшебный ожил челн; Прилив растет и быстро нас уносит В неизмеримость темных волн.Небесный свод, горящий славой звездной, Таинственно глядит из глубины, – И мы плывем, пылающею бездной Со всех сторон окружены.Хаос бестелесен ( «мир бестелесный, слышный, но незримый, / Теперь роится в хаосе ночном» ), он бессознателен и иррационален: когда «густеет ночь, как хаос на водах, / Беспамятство, как Атлас, давит сушу»; во время бури на море человек находится во власти хаоса в состоянии сна; «океан» хаоса – это океан снов («Как океан объемлет шар земной…»). Хаос – стихия, не знающая ни времени ни пространства, стихия темная, ночная («хаос ночной», «густеет ночь, как хаос», лишь ночной ветер «поет» про хаос), мертвящая мертвая и страшная. Тютчев нередко пишет «о двойной бездне», «двух беспредельностях»: беспредельности природных, реальных стихий и беспредельности нереального хаоса, грез («Сон на море»). Мировое бытие есть «бодрствование» и «сон», материальность и бестелесность, свет и тьма. Космос (природа) и хаос противоположны друг другу, и в то же время в мировом бытии они объединяются. Их объединение составляет для Тютчева тайну, загадку мира. Однако результат этого таинственного союза проявляется в человеке, который оказывается сыном Земли, и в то же время он «родной» и для хаоса. Слияние человека с гармонической природой – благодатно, слияние с бестелесным хаосом – страшно и губительно.

Романтический историзм в поэзии. Предмет постоянных философских раздумий Тютчева – история. Он создал субъективно окрашенный образ былого. Поэт не рисовал эпических исторических полотен, в своих раздумьях и созерцаниях он всегда оставался лириком, и его романтизм исторический.

Тютчева влечет к себе устойчивое, вечное, то, что начато в глубине веков и продолжено ныне. Историческая тема в его стихах приобрела вид либо воспоминаний, либо мечты о прошлом, либо грезы-сна, либо сказки-предания. В стихотворениях, скорее, субъективное излияние по поводу былого, нежели его конкретный образ. Поэта интересуют не исторические факты, а «дух времени», и через историческую деталь, исторический пейзаж, особую символику он умеет передать дух старины. Таковы его стихотворения «Через ливонские я проезжал поля…», «Арфа скальда», «Осенней позднею порою…», «От жизни той, что бушевала здесь…». Тютчев осознавал настоящее сквозь призму «былого» и делал как бы пророческие предсказания. Не стремясь определить объективные исторические закономерности, Тютчев выдвигал идею рока, действие которого поэтически уподоблял бою часов, движению вихря, воды, вечной смене цветения и увядания растений. Рок ведет мировые государства к расцвету их культуры и затем к невоскресимому упадку и возникновению нового центра культуры в новом месте. Судьбы современной ему Европы и России он стремился понять через судьбы античного, особенно древнеримского, мира. Древний Рим периода гибели республики Тютчев рассматривает как время заката его величия. У поэта – целый цикл стихотворений о Риме: «Цицерон», «Mal'aria», «Рим ночью», «Кончен пир, умолкли хоры…», «Encyclica», написанных в разные годы. В стихотворении «Цицерон» выражена как бы концепция понимания взаимоотношений человека с историей. В романтизме Тютчева человек соотнесен с историческим процессом. Поэт сумел заставить читателя мысленно схватить огромный отрезок времени: от современности до Древнего Рима. Как видение прошлого, пришедшее из глубины веков, предстает римский оратор. Один человек сопоставлен с целой эпохой: Тютчев формировал романтическую урбанистическую поэзию. Ее признаки: обозрение города сверху, широкомасштабное зрение, субъективно-лирический тон зарисовки, синтез эстетических и исторических подходов, постоянные романтические реминисценции, намечающаяся символика или романтического типа олицетворения, сближения города с человеком. Особенно близко к письмам с образами славянских городов стихотворное послание 1841 г. «К Ганке», чешскому деятелю, с которым поэт был знаком. В этом послании – типичная для Тютчева широта исторического мышления; романтик обозревает века: «веки мы слепцами были». Но осмысление столетий не рождает идиллистических настроений. Слишком много знает история «вражды безумной», распрей. Главная идея стихотворения – дружба славянских народов:Вековать ли нам в разлуке? Не пора ль очнуться нам И подать друг другу руки, Нашим кровным и друзьям?К более поздним стихотворениям 1860 – 70-х годов с образом Славянского мира относятся: «Славянам» («Привет вам задушевный, братья…»), «Славянам» («Они кричат, они грозятся…»), «Великий день Кирилловой кончины…», «Чехам от московских славян», «Гус на костре», «Два единства» и др. Получился цикл страстных публицистических произведений. Славянский мир рассматривается автором как явление пространства, времени и как духовное единство.

Проблема «человек и общество». В решении этой проблемы проявилось присущее Тютчеву движение от романтизма к реализму. Уже в 30-х годах в эго стихах появился образ отчужденной личности.

Обратите внимание

Однако в то время поэт больше размышлял об отчуждении человека от природы («Через ливонские я проезжал поля…»), об исконной ограниченности человеческого существования («И не дано ничтожной пыли / Дышать божественным огнем» – «Проблеск»). Одновременно Тютчев подвергает критике ложную, бессмысленную жизнь холодной, бесчувственной толпы.

Его лирический субъект оказывается отчужденным от жизни людей в их массе ( «Душа моя – Элизиум теней…»), от другого человека («Другому как понять тебя?» – «Silentium!» ) и в силу обстоятельств жизни даже от самого себя, собственного облика юности.

Трагический образ отчужденной личности ( «За нами много, много слез, Туман, безвестность впереди!…» – «Из края в край, из града в град…» ) перерастает в 40-х годах в его поэзии в образ ущемленного жизнью, страдающего «маленького человека», и в его стихах возникает мотив безвестных скрытых слез:Слезы людские, о слезы людские, Льетесь вы ранней и поздней порой… Льетесь безвестные, льетесь незримые, Неистощимые, неисчислимые, – Льетесь, как льются струи дождевые В осень глухую, порою ночной.Тема народа в стихотворениях «Эти бедные селенья…» и «Над этой темною толпой…» имела славянофильскую окраску и была созвучна демократическому сознанию, так как в них выражались тютчевские поиски нравственного идеала в народе, осуждение угнетателей народа и осознание его как носителя общенациональной субстанции. Стихотворение «Эти бедные селенья…» сделалось своеобразным лозунгом любви и уважения к русскому народу. В его стихотворениях 60-х годов сохраняется мотив жизни-борьбы: «Ты – жизнь, назначенная к бою, Ты – сердце, жаждущее бурь» («Играй, покуда над тобою…»), «И рано с жизнью беспощадной Вступила ты в неравный бой» («При посылке Нового Завета»). Но принцип человеческой активности и непримиримости по отношению к враждебным силам и упорной борьбы с ними Тютчев совершенно определенно выдвигал, защищал, но не соотносил с моралью народа.

Поэзия самосознания. «Поэзию самосознания» Тютчева можно назвать «лирикой признаний», и более всего – признаний в любви. Поэт стремится в своих стихах раскрыть глубинное в человеке, выплеснуть скрытый в груди человека «огонь», этим «огнем» оказывается любовь.

Для тютчевского романтизма характерно не только индивидуалистическое стремление замкнуться в себе, погрузиться в мир собственных грез, но и альтруистическое желание отрешиться от эгоистического бытия, уйти от самого себя в большой мир природы или к другой личности. По его представлениям, эту возможность открывала любовь.

В любовной страсти человек роднится с матерью-природой, подчиняет ей свое существование.

Как психолог-романтик поэт в своей лирике раскрыл два противоположных внутренних стремления человека: замкнуться в себе и отрешиться от себя. Первая с большой художественной выразительностью представлена в стихотворении, смысл которого пытались разгадать многие выдающиеся умы, – «Silentium!». Осознание ценности личности, неповторимой значимости духовного бытия человеческой индивидуальности, необходимости самопознания, даже самодостаточности провозглашено и подчеркнуто поэтому в парадоксальных формулировках: «Молчи, скрывайся и таи…», «Мысль изреченная есть ложь…», «Лишь жить в себе самом умей…». Автор прибегает к афористическим выражениям для утверждения своих этико-психологических выводов. Однако в других стихотворениях, таких, как «Весна», «Как над горячею золой…», «Сумерки», «Странник», он, напротив, страстно желает освободиться от индивидуалистической замкнутости личного существования, раствориться в большом мире природы, людей, космического бытия. Эта двойственность – не только его личное индивидуальное состояние, но и общечеловеческое. Лирическое «я» Тютчева – не эмпирический человек, а человек в своей общефилософской сути. Поэтому лирическое «я» легко переходит в «лирическое» «мы» и «вы» в человеческий коллектив. В тютчевской поэзии первой половины 30-х годов идеализируется любовная страсть как переживание, дающее счастье человеку («Сей день, я помню для меня…», «К.Н.»). Стихотворение «Я помню время золотое…» – воспоминание о юношеской влюбленности; ее аромат – и в утонченности образного рисунка, и в нежной музыке стихов, и в задушевности лирического настроения, и в образе девушки. «Младая фея» касается «младенческой ногой» старинного камня, на «плечи юные» падает «цвет яблонь», ветер «играет» рядом с ней, и она «беззаботно» «смотрит вдаль» – синонимичные слова с единым смысловым ореолом, как музыкальный мотив, объединяют строфы.

Во второй половине 30-х годов в его поэзии любовь – это гроза, способная не только сделать человека счастливым, но и погубить его. В создаваемом в 50 – 60-х годах «денисьевском цикле», посвященном Е.А.Денисьевой, Тютчев представил это чувство как «поединок роковой». Образ «огня» любви оказался доминантным.

Женщина изображена несущей крест страданий во имя любви, подобной горению на костре, и, расставшись навсегда, поэт тоскует о ней, «так пламенно, так горячо любившей». Страсть рисуется на фоне пожара, между ними – тайное родство. В стихотворении «Последняя любовь» – серия метафор: тепло – свет – любовь – жизнь. Выстраивается логическая цепь, выявляющая этику Тютчева.

Смысл жизни – в любви, любовь – это горение, оно рождает мучения, но только так можно достигнуть счастья.

В «денисьевском цикле» намечается отход поэта от романтических теорий любви. Элементы типизации, объективного психологического анализа были связаны в поэзии Тютчева с образами любящих. Он представил любовь не как стихию, неподвластную людям, а как чувство, оказывающееся в зависимости от воздействия общества, «толпы», «суда людского». В «денисьевском цикле» впервые у Тютчева появился объективный образ – другой личности, не сливающейся с его лирическим «я». Это была женщина. На смену идеальной «младой фее» его поэзии 30-х годов пришла реальная женщина. Проблема жизненных путей человека получила у Тютчева конкретное и общефилософское раскрытие. Бытие человека Тютчев понимает как неустанное движение. Удовлетворение и счастье приносит жизнь не в микро-, а в макрокосмосе, не в себе, а в большом мире. Стремление выразить в стихах нюансы впечатлений от действительности, запечатлеть легко ускользающие, меняющиеся признаки ее, игру света и тени, влияние субъективного состояния человека на воспринимаемый реальный облик жизни ведет Тютчева к импрессионизму. Он необычайно расширил рамки романтической образности, но не вышел за пределы романтизма. Из неоромантических художественных стилей он воспринимал лишь то, что не могло разрушить его романтическую систему, а лишь обогащало ее.

Источник: http://podelise.ru/docs/33533/index-3189-45.html

Ссылка на основную публикацию