Система образов в «слове о полку игореве»

Образ автора в Слове о полку Игореве 2

Автор: Древнерусская литература

«Слово о полку Игореве» – один из самых известных и выдающихся памятников древнерусской литературы. Это произведение окружено тайнами и различными гипотезами: неизвестна дата и место создания «Слова …», ведутся споры о его жанре, остаётся неизвестен и его автор. Существует несколько гипотез относительно личности автора «Слова…» – более двадцати.

<\p>

Но, несмотря на то что мы до сих пор не знаем имя создателя произведения, его образ в «Слове…» очень важен и значим. С самых первых строк мы понимаем, что автор станет полноправным героем этого произведения.

Уже во вступлении, где он размышляет о том, как ему вести повествование, создатель «Слова…» предстаёт перед нами как новатор, художник, привносящий что-то новое в литературу своего времени: <\p>

Начаться же сей песни <\p>

По былинам сего времени, <\p>

А не по вымыслам Баяновым.

<\p>

Он решает отступить от традиции и излагать свое повествование достоверно, максимально приближённо к правде. Думаю, что это требовало от неизвестного художника уверенности в своих силах. <\p>

Обратите внимание

В «Слове о полку Игореве» автор сам представляет нам своих героев, комментирует их действия и поступки, именно в его оценке мы видим все происходящее в «Слове…».

Можно сказать, что повествование в произведении очень эмоционально и субъективно. <\p>

Автор вторгается в текст «Слова» со своими отступлениями, помогая читателю сориентироваться в сложном потоке образов и идей. Так в первой части мы видим отступление, которое помогает нам понять причины раздробленности Руси, постоянных междоусобиц и княжеской вражды.

На протяжении всего произведения неизвестный автор проводит мысль о необходимости прекращения междоусобиц ради родной земли, любовь к которой составляет сущность художника. <\p>

В рефрене «О, Русская земля, далеко уж ты за горами!» автор со всей силой проявляет свою любовь к родной земле. Таким образом, он выступает в произведении как истинный патриот.

Таким же предстаёт перед нами и великий киевский князь Святослав в его «золотом слове». Я считаю, что мысли, высказанные в этом слове, очень созвучны мыслям автора. <\p>

Таким образом, нет сомнений в том, что автор «Слова» – человек выдающегося ума и необыкновенной образованности.

Он сумел подняться над своим временем, стремился убедить своих соотечественников в необходимости единения во имя мира, процветания и блага Русской земли. Кроме того, автор предстаёт перед нами и как одарённый в художественном плане человек, как творческий новатор, сумевший создать один из шедевров древнерусской литературы.

Источник: https://doc4web.ru/literatura/obraz-avtora-v-slove-o-polku-igoreve-.html

Образ Игоря в

Искусство и развлечения 14 марта 2015

«Слово о полку Игореве» – прекрасно сохранившийся и дошедший до нас в оригинальном виде памятник древнерусской литературы. Произведение наполнено сильной любовью к отчизне и готовностью стоять за нее до конца.

Образ Игоря в «Слове о полку Игореве», вопреки распространенному мнению, не является ключевым, так как роль главного героя отводится народу. Тем не менее Игорь занимает значительное место в повествовании, поэтому его фигура нуждается в подробном рассмотрении.

История произведения

Литературный памятник был найден известным собирателем произведений древности XVIII столетия А.И. Мусиным-Пушкиным. Рукопись обнаружилась в стенах Спасо-Ярославского монастыря, и граф Мусин сразу обратился за помощью к знакомым историкам. Н.

М. Карамзин настоял на публикации произведения, и в 1800 году свет увидело «Слово». Публикация произвела огромное впечатление и вызвала множество споров и исследований. Но к сожалению, оригинал рукописи сгорел во время пожара 1812 года в Москве.

Автор произведения так и не был установлен, существует лишь множество догадок и предположений, ни одна из которых, впрочем, не выделяется на фоне других. Образ Игоря в «Слове о полку Игореве» отражает в себе литературные особенности и приемы своего времени, что позволяет литературоведам определять уровень развития писательского искусства XII – XIII веков.

Тематика «Слова» и роль образа Игоря

В основу сюжета «Слова» были положены реальные события – поход 1185 года князя Игоря Святославовича на степных кочевников, который закончился поражением. За год до этого сражения русским войскам удалось одержать победу над кочевниками, но в том походе Игоря не было.

И вот, поддавшись своим эгоистическим побуждениям, князь собирает свои войска и призывает на помощь ближайших родственников. Образ Игоря в «Слове о полку Игореве» совершенно лишен какой-либо идеализации. Рассказчик ясно дает понять, что вылазка была плохо подготовлена, поэтому князь потерпел поражение и угодил в плен.

Вот как описывает начало похода Игоря автор:

“Тогда Игорь воззрел на светлое солнце,

Увидел он воинов своих, тьмой от него прикрытых,

И рек Игорь дружине своей:

“Братия и дружина!

Лучше нам быть порубленным, чем даться в полон.

Сядем же, други, на борзых коней

Да посмотрим синего Дона!

Вспала князю на ум охота,

А знаменье заступило ему желание

Отведать Дона великого.

“Хочу, – он рек, – преломить копье

На конце поля половецкого с вами, люди русские!

Хочу положить свою голову

Или выпить шеломом из Дона…”

Как понятно из отрывка, “хочу” – вот основная мотивация Игоря.

Но этот сюжет направлен лишь на то, чтобы обратить внимание читателя на основные проблемы Руси того времени. А именно обнажить все недостатки раздробленного на княжества государства и постоянные ссоры между правителями. По сути, «Слово» – призыв к объединению Русских земель.

Автор также затрагивает темы прошлого Руси, акцентирует внимание на героизме народа. С позиции патриота он рассматривает вопросы чести, преданности, любви, свободы и предназначения.

Видео по теме

Идея произведения и ее связь с образом главного героя

Как уже было озвучено выше, основная идея памятника – призыв сплотиться русским князьям, передав всю власть кому-то одному.

Не идеализируя образ Игоря в «Слове о полку Игореве», автор все же создает непогрешимого, сильного и мудрого персонажа – князь Святослав предстает в роли совершенного правителя.

Это не соответствовало действительности, судя по другим историческим записям, однако для реализации своей главной цели в произведении должен был присутствовать такой образ.

Важно

Автор «Слова» оценивает поступки всех персонажей согласно их пользе для Руси. Игорь оценен с этих же позиций, и оценка не слишком высока. И проявляется она через враждебность сил природы:

“И ветры, Стрибоговы внуки,

Веют с моря стрелами

На храбрые полки Игоревы.

Земля гремит,

Реки текут мутно,

Прахи поля покрывают,

Стяги глаголют!”

Как истинный патриот, писатель изображает родину как единое целое, где люди неотделимы от природы, и она вмешивается в их дела, помогая или предостерегая.

Сюжет и композиционное своеобразие

Более подробно поможет рассмотреть образ Игоря в «Слове о полку Игореве» краткое содержание памятника. Само произведение имеет сложную организацию, где чередуются размышления автора, описание происходящего, лирические отступления, эпические моменты, описание прошлого. Это все затрудняет анализ сюжета «Слова».

Однако все произведение можно разделить на три смысловые части:

  1. Вступление, в которое входят воспоминания о Баяне и зачин.
  2. Основная часть, где описывается неудачный поход Игоря, идет восхваление Святослава, а затем рассказывается о возвращении Игоря из плена.
  3. Заключение включает величание князей и, собственно, завершение повествования.

В этой структуре хорошо прослеживается роль и значение, которое несет в себе образ Игоря в «Слове о полку Игореве». Краткое описание их заключается в том, что персонаж стал примером того, к чему может привести раздробленность и несогласованность князей.

Начинается «Слово» с того, что автор сравнивает себя с известным Баяном и говорит, что не будет, как он, хвалить князей, а расскажет всю правду.

Образ Игоря в «Слове о полку Игореве» с цитатами

Основное место в произведении отводится образам князей, одним из которых является и Игорь. Отношение автора к этим персонажам неоднозначно. С одной стороны, он гордится их победами и радуется успехам, но с другой – понимает всю губительность для Руси их раздоров и эгоистических устремлений. С образом Игоря связана не только главная сюжетная линия, но и идея всего повествования.

Персонаж представлен эпическим героем, который не представляет свою жизнь без воинского достоинства и чести. Он мужественен и храбр, но одновременно с этим его личные стремления оказываются выше блага народа. Игорь плохой недальновидный политик, эгоистичен и безрассуден, излишне самолюбив. Все эти негативные качества присущи и другим князьям, они и стали причиной раздробления русской земли.

Игорь настолько жаден до славы и удовлетворения своих эгоистических порывов, что старательно не замечает знамения, которые предрекают его поражение. Очень негативно преподносится в этом эпизоде образ Игоря в «Слове о полку Игореве». Примеры из текста могут быть следующими:

«Солнце ему тьмою путь заступало;

Ночь стонами грозы птиц пробудила,

Свист звериный встал…»

Но глух к природе князь. Несмотря на это безрассудство, автор признает и смелость Игоря:

«И поострил сердце свое мужеством;

Исполнившись ратного духа,

Навея свои храбрые полки…»

Однако после возвращения из плена Игорь меняется, он готов отказаться от личных стремлений ради родной земли и пойти в совместный поход с другими князьями. Князь осознает, что его действия могут привести только к поражению. И силы природы проявляют свою благосклонность:

“Кликнула, стукнула земля;

Зашумела трава:

Половецкие вежи подвигнулись.

Прянул князь Игорь горностаем в тростник,

Белым гоголем на воду;

Взвергнулся князь на быстра коня,

Соскочил с него босым волком,

И помчался он к лугу Донца…

Донец говорит: “Ты, Игорь-князь!

Не мало тебе величия,

Кончаку нелюбия,

Русской земле веселия!”…”

Образ Ярославны и ее помощь Игорю

Ярославна представлена идеально русской женщиной. Она преданная жена и верная подруга Игорю, сила ее любви так велика, что помогает мужу вырваться из плена.

Ее плач имеет большое значение и играет огромную роль в оправдание чести князя, так как бегство считалось недостойным воина.

Но сами силы природы, разжалобленные Ярославной, помогают герою выбраться – и здесь уже главенствует не его воля, а воля стихии. Высшие силы встают на защиту князя и указывают путь:

“Игорю-князю бог путь указывает

Совет

Из земли Половецкой в Русскую землю…”

Страдания героини и муки народа также стали одной из причин душевного перерождения Игоря.

Значение «Слова» для литературы

Сегодня «Слово» признано древним письменным памятником, имеющим мировое значение, и сравнивается со средневековыми шедеврами европейской литературы. Не последнюю роль играет в осмыслении и понимании тематикиобраз Игоря в «Слове о полку Игореве». Картинки, иллюстрирующие это произведение, сегодня можно легко найти в книгах или учебниках литературы.

Источник: fb.ru

Источник: https://monateka.com/article/128633/

Образы русских князей в «Слове о полку Игореве»

Подробности 29.09.2011

83.3(2Рос=Рус)я7

Слово о полку Игореве // Кусков, Владимир Владимирович. История древнерусской литературы: учебник / В. В. Кусков. – 7-е изд. – М. : Высш. шк., 2003. – 334 с. : ил.<\p>

Изображение князей.

Большое место в «Слове» отводится изображению поступков Игоря и Всеволода — основных участников похода (о Владимире Игоревиче упоминается лишь в конце, в здравице, а имя Олега Святославича опущено).

Автор симпатизирует своим героям и видит в них лучших представителей современного ему поколения князей.

Игоря отличает необычайное мужество и храбрость. Он доблестный воин, который решил постоять за Русскую землю, «истягнуумь крепо-стию своею и поостри сердца своего мужеством, наплънився ратнаго духа». Ради блага своей земли он готов на любые жертвы и испытания.

С мужественной и благородной речью обращается Игорь к своей дружине: «Братие и дружино! Луце ж бы потяту быти, неже полонену быти. А всядем, братие, на своим бръзыя комони, да позрим синего Дону…

Хощу бо, — рече, — копие приломити конець поля Половецкаго; с вами, русици, хощу главу свою приложити, а любо испити шеломомь Дону».

Читайте также:  Сладкая ложь или горькая правда? (по пьесе горького «на дне»)

Свою вдохновенную речь Игорь произносит в момент солнечного затмения, когда видит «тьмою вся своя воя прикрыты». Грозное предзнаменование природы не в силах поколебать страстного желания и решимости князя «искусити Дону великаго», постоять за землю Русскую.

«Слово» не показывает Игоря в битве на Каяле, но говорит о его мужестве и благородстве, когда он заворачивает полки, жалея брата Всеволода.

Доблестным воином является и Всеволод. Он неотделим от своих верных опытных «кметей» (воинов), которые «под трубами повити, под шеломы възлелеяни, конець копия въскръмлени, пути имъ ведоми, яругы имь знаеми, луци у них напряжени, тули отворени, сабли изъострени; сами скачютъ, акы серый влъци в поле, ищучи себе чти, а князю славе».

Обратите внимание

Доблесть и мужество Всеволода, проявленные им в бою на Каяле, беспримерны. Подробно русским былинным богатырям, буй-тур Всеволод «прыщет» на врага своими стрелами, гремит «о шеломы мечи харалужными». Своим златым шеломом посвечивая, скачет он по полю брани, поражая врагов.

Он весь поглощен и увлечен боем, в пылу сражения забывает и о своих ранах, и об отцовском золотом столе, и о ласках милой красавицы — жены Глебовны.

Изображая гиперболически поведение Всеволода в бою, перенося на него подвиг дружины, автор «Слова» следует художественным принципам фольклора.

Автор «Слова» прославляет воинскую доблесть князей «Олъгова хороброго гнезда», тесно связанных со своими «храбрыя плъкы», храбрыми русичами. Эту доблесть высоко ценит великий киевский князь Святослав. «Ваю храбрая сердца в жестоцем харалузе скована, а в буести закалена», — говорит он, мысленно обращаясь к потерпевшим поражение на Каяле князьям.

Прославлению князей служат и образы-символы «солнца», «света», «соколов», которые даны в резком контрасте с «тьмой», «тучами», «галками», «черным вороном» — символами врагов-половцев.

«Чръныя тучя с моря идут, хотят прикрыты 4 солнца».

«Темно бо бе в 3-й день: два солнца померкоста; оба багряная стлъпа погососта и с нима молодая месяца, Олег и Святъслав, тьмою ся поволокоста»,— к этой символической картине поражения северских князей обращаются бояре, разъясняющие Святославу значение его «мутного сна».

«Нареце на Каяле тьма свет покрыла». Но это торжество «тьмы», «великого буйства» врагов временно. И как только Игорь возвращается в Киев, «солнце светится на небесе, Игорь князь в Руской земли». Ведь как, говорит автор, тяжело телу без головы, так Русской земле без Игоря.

Деятельность князей в «Слове» оценивается с народных позиций. Игорь и Всеволод осуждаются за жажду личной славы. Решив «поыска-ти града Тьмутороканя» — старой черниговской вотчины, захваченной половцами, эти «соколы» самовольно слетели «с отня стола злата» и «нечестно одолели, нечестно кровь поганых пролили».

И «соколома крыльца припешали поганых саблями, а самою опуташа в путины железны». Они рано «начали Половецкую землю мечи цвелити» (терзать), т. е. не дождавшись коалиционного похода, который организовывал Святослав киевский. Они свели на нет результаты предыдущего успешного похода князей. Своим поражением «тии бо два храбрая Святъславлича…

уже лжу (раздоры) убудиста, которою ту бяше успил» великий киевский князь Святослав.

Важно

Автор «Слова» подчеркивает, что поражение русских войск на Каяле принесло огромный ущерб не только северским князьям, но и всей Русской земле, обратив «на ниче ся годины». Поэтому Игоря, пересевшего из золотого седла в седло раба, и проклинают немцы и веницианцы, греки и моравы.

За стремление к личной славе автор «Слова» осуждает Игоря и Всеволода. Обуреваемые жаждой личной славы, они сказали: «Мужа-име ся сами: переднюю славу сами похитим, а заднюю си сами поделим!» Нельзя ставить личную княжескую честь и славу выше чести и славы Русской земли, говорит поэт-гражданин.

Поэтому он и заставляет бежавшего из плена Игоря идти сразу в Киев, т. е. признать свою вину перед Русской землей.

Всем ходом изложения событий, их оценкой автор призывает князей к неукоснительному исполнению своих вассальных обязательств перед великим киевским князем, в котором воплощается честь и слава всей Русской земли.

В то же время автор глубоко сочувствует северским князьям. Вместе с русской природой, русскими женами, Ярославной поэт выражает свои чувства жалости и скорби по поводу поражения Игоря, Всеволода и их храбрых полков.

Вместе с киевским князем Святославом автор не может допустить, чтобы находящийся «в мытех» сокол дал свое гнездо в обиду, и для поэта-гражданина «раны Игоревы» становятся символом сплочения всех сил Русской земли для борьбы с внешними врагами.

В Святославе «великом, грозном киевском» автор «Слова» не отражает черты реальной исторической личности, а воплощает свой идеал мудрого, могущественного правителя Русской земли, хранителя ее чести и славы. Образ Святослава в «Слове» идеализирован.

Согласно историческим данным, Святослав Всеволодович не играл существенной роли в политической жизни Руси того времени.

Совет

Являясь ставленником более могущественного и деятельного князя Рюрика Ростиславича, он владел только Киевом, и власть его подчас носила чисто номинальный характер.

«Слово» прославляет победу, одержанную Святославом над половцами в 1184 г., когда он своими храбрыми полками «наступи на землю Половецкую, притопта хлъми и яруги, взмути рекы и озеры, иссуши потоки и болота. А поганаго Кобяка из луку моря, от железных великих плъков половецкых, яко вихр, выторже: и падеся Кобяк в граде Киеве, в гриднице Святъславли».

Победу Святослава прославляют и воспевают немцы, венецианцы, греки и моравы, так как эта победа обеспечила безопасность торговых путей Руси с юго-западной Европой.

Образ Святослава раскрывается в «Слове» в его «мутном» сне и «золотом слове». Здесь перед нами мудрый правитель, скорбящий о своих безрассудных вассалах- «сыновцах», горько сокрушающийся по поводу того, что князья-вассалы не помогают ему, своему сюзерену. «Се ли створисте моей сребреней седине!» —горестно восклицает он.

«Золотое слово» Святослава наполнено гражданской скорбью по поводу розни между князьями, отсутствия между ними единства, а главное, по поводу забвения ими своих обязанностей по отношению к «отню злату столу», Русской земле.

Это и дает возможность автору «Слова» легко переключить «золотое слово» в публицистически страстный призыв, обращенный к наиболее могущественным князьям Руси выступить «за землю Рускую, за раны Игоревы, буего Святъславлича!»

Трезво оценивая политическую обстановку своего времени, автор «Слова» обращается к тем князьям, от которых зависит судьба родины. Это прежде всего князь владимиро-суздальский Всеволод Большое Гнездо. Могущественный князь, он только что совершил удачный поход против камских булгар, дружина его может Волгу «веслы раскропиши, а Дон шеломы вылъяти!».

Называя его великим князем, автор как бы напоминает Всеволоду о его обязанности по отношению к Киеву, ко всей Русской земле «отня злата стола поблюсти». Слова эти, возможно, содержали в себе и тонкий политический намек. В памяти современников живы были события 1169 г.

, когда брат Всеволода III Андрей Боголюбской подверг Киев жестокому разграблению (так берегли суздальские князья золотой стол!). «Аже бы ты был, то была бы чага по ногате, а кощей по резане»,—говорит в своем обращении к Всеволоду автор «Слова», гиперболически подчеркивая, что если бы Всеволод был в Киеве, то рабыня бы стоила одну ногату, т. е. 50 коп.

(гривна — 10 руб., содержала 20 ногат, или 50 резан), а раб — 20 коп. (согласно «Русской Правде», стоимость раба равнялась 35 руб.).

Если же Всеволод и «не мыслит» «прилететь» в Киев, то у него, подчеркивает автор, есть возможность «посуху живыми шериширы стреляти, удалыми сыны Глебовы». Он может послать против половцев своих вассалов —«живые копья» —рязанских князей и выполнить свой долг перед «отним златым столом».

Учитывая заинтересованность в делах Киева и южной Руси князя Рюрика Ростиславича и его брата Давыда Смоленского, храбрость их воинов, которые «рыкают, аки тури, ранены саблями калеными на поле незнаеме», автор «Слова» к этим князьям обращается с прямым призывом выступить в поход — вступить «в злата стремена за обиду сего времени, за землю Рускую, за раны Игоревы, буего Святъславлича!»

Обратите внимание

Трезво оценивается в «Слове» и могущество галицкого князя Ярослава Осмомысла. «Своими железными плъки» он закрывает путь на Русь венгерскому королю, его войска принимают участие в крестовых походах «стрелявши с отня злата стола салтани за землями».

Могущество его простирается далеко на юго-запад вплоть до Дуная, даже Киев находится в зависимости от галицкого князя, и он открывает ему ворота.

Автору «Слова» хорошо известно, что Ярослав всю свою жизнь пробыл в Галиче и не принимал непосредственного участия ни в одном военном походе, поэтому он и просит Ярослава послать свои войска против Кончака, а не самого выступить в поход.

Обращается автор и к князю Роману Мстиславичу Волынскому, прославившемуся своей храбростью и мужеством, с призывом прийти на помощь родине и вместе с князьями луцкими и пересопницкими Ингварем и Всеволодом загородить «полю ворота».

Так автор «Слова» в своем обращении к князьям оценивает возможности каждого княжества и, призывая князей сплотить свои силы вокруг Киева и Русской земли, вовсе не выдвигает задачи создания централизованного государства, а лишь стоит за строгое соблюдение уже утраченных норм феодальных отношений, верности вассалов своему сюзерену — великому князю киевскому. А к чему приводит нарушение этих обязанностей, автор показывает на исторических примерах Олега Гориславлича и Всеслава Полоцкого, на горестной судьбе «нынешняго Игоря».

Значительной художественной победой автора «Слова» является созданный им обаятельный образ русской женщины — верной подруги своего мужа, Ярославны. В ее образе обобщены лучшие черты характера древнерусской женщины. Автору чужд религиозно-аскетический взгляд на женщину. Нет, женщина не «сосуд дьявола», не источник всех бед и несчастий мужчины, как учила церковь, а верная и преданная помощница, горячо любящая своего «ладу» и силой своей любви помогающая ему вернуться из плена. В своем лирическом плаче-заклинании, своеобразном заговоре, языческой молитве, Ярославна обращает думы свои не только к мужу, но и к его воинам. Ее скорбь о поражении Игоря — это скорбь всех жен и матерей русских, обобщенных в едином образе, прекрасном и величественном!<\p>

Источник: http://www.ol-cbs.ru/51-other/slovo/486-slovo-o-polku-igoreve-obravy-rus-knyazej

1. Языческие божества в «Слове»

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

Смоленский Государственный Университет

РЕФЕРАТ

по истории русской литературы:

“Мифологические образы в «Слове о полку Игореве»”

Смоленск 2007 год

Содержание

Введение

1. Языческие божества в «Слове…»

2. Мифологическое значение плача Ярославны

3. Двоеверие автора

4. Мифологические образы

5. Христианские образы

Заключение

Список использованной литературы

Введение

До нас дошло уникальное произведение древней Руси, в котором соединились языческие и христианские символы. Произведение это – «Слово о полку Игореве». Созданное через два века с момента принятия христианства на Руси, оно отражает два типа мышления: мифологическое и не мифологическое.

Это наталкивает на мысль, что автор «Слова» был двоеверцем, т.е. выполнял языческие и христианские обряды, при этом надо отметить, что в «Слове» языческое преобладает над христианским. Темой моего реферата является анализ мифологических образов в «Слове о полку Игореве».

Проблема мифологии «Слова» является одной из самых полемичных, спорных, учёные не могут прийти к общему мнению в этом вопросе.

Важно

Эта проблема, без всякого сомнения, будет недостаточна, исследована, если её рассматривать отдельно от христианских мотивов «Слова». Надо отметить, что произведение создавалась в такое время, когда христианство сильно утвердилось в народе, поэтому в своей работе я также исследую христианские мотивы, в сравнении с мифологическими.

Читайте также:  Анализ рассказа «макар чудра» (горький)

Понимая всю сложность работы по выявлению языческих и христианских основ в системе образов «Слова», я попытался, при помощи исследований разных авторов ХIХ-ХХ веков, изучавших проблему мифологии «Слова», сопоставить их версии, осмыслить ход полемики, систематизировать материал, рассмотреть характер соотношения языческих и христианских начал.

Что же такое мифологическое мышление? Мифологическое мышление – это особый тип человеческого мышления, основанный на вере в мистические свойства предметов и существ, языческих божеств, качественную неоднородность в пространстве и времени. Основной признак мифологического мышления – противопоставление «своего» и «чужого»: все «свое» воспринимается благим, все «чужое» – загадочным и опасным (без различия, лучше оно или хуже, чем «свое»).

Острая полемика разгорелась по проблеме мифологии «Слова» в 30–40-е годы XIX века. Впервые вопрос о мифологии «Слова» был поставлен в труде П.М. Строева «Краткое обозрение мифологии славян российских», где им давалось толкование божеств – Стрибога, Даждьбога и Велеса. По замечанию Ф.М.

Головенченко, автор не дал строгого научного объяснения мифологии, но связывал данную проблему с историей, с языческим миросозерцанием. В 1823 году появляется работа Н.Ф. Грамматина «Слово о полку Игореве», в которой ученый отрицал мифологию «Слова», называя имена языческих богов простой риторической фигурой.

Ему казалось, что автор «Слова» «почитал чудеса христианской религии слишком святыми» и потому не мог заставить действовать Даждьбога, Стрибога и Велеса. Практически с этих работ и начинается полемика вокруг проблемы. Особое место в ряду исследований занимают труды Ф.И.

Буслаева, который говорил о живучести мифических основ русской поэзии и утверждал, что народная мифология в «Слове» является «не риторическим украшением, а действительным верованием; язычество долго оставалось в народе, долго христиане были двоеверными; стихия языческая удержалась в жизни народной даже доселе»[1] .

В Смоленской областной библиотеке имени Александра Трифоновича Твардовского, в «редком фонде» находятся около десятка книг с исследованиями разных авторов по «Слову о полку Игореве».

Совет

В частности работа П. Вяземского «Замечания на слово о полку Игореве», большое исследование Барсова, Миллера и многие другие.

Кроме того, в последнее время стало больше появляться публикаций в журналах, газетах, Интернете.

Литература по «Слову о полку Игореве» очень огромна, её первый обзор сделал А. Смирнов, это первое библиографическое исследование «Литература Слова со времени открытия его до 1876 года» Воронеж 1877 год, и «Литература Слова о полку Игореве» – библиографический сборник И.Н. Жданова т.

1 СПб. 1900. Мифологическое направление «Слова» изучали Ф.И. Буслаев (Русская поэзия ХI– начало ХIIвека) и О.Ф. Миллер (Опыт исторического обозрения русской словесности. Т.1 СПб 1865) со стороны заключающихся в нём мифологических элементов, полагая в последних главное значение «Слова».

В «Слове…» неоднократно упоминаются языческие боги, различные мифологические существа, образы. Какую же роль играют эти образы в произведении? Для этого надо коротко рассказать о них, необходимо понять, для какой цели автор «Слова…» в самый разгар христианской веры употреблял языческие божества. По словам Д.С.

Лихачёва: «Языческие боги – художественные образы, поэтические понятия. Автор «Слова» называет ветры «Стрибожими внуками», говорит о русском народе как о «Даждьбожем внуке». «Велесовым внуком» он называет Бояна, Перед нами поэтические парафразы. Языческие образы приобрели для автора «Слова» художественное значение.

Он пользуется этими языческими понятиями наряду с одушевлением природы – рек, деревьев, ветра, солнца. Вернее, языческие боги для автора «Слова» – это часть одушевлённой природы. Это одухотворение чисто художественное и отнюдь не культовое». Помимо мнения Д.С. Лихачёва существуют и другие.

Вряд ли автору эти божества представлялись, как художественные образы.

Перейдём непосредственно к рассказу о языческих богах древних славян. Славянскую мифологию называют языческой. Что же такое язычество? Академик Б.А. Рыбаков, написавший множество трудов по этой теме, в том числе книги «Язычество древних славян» и «Язычество Древней Руси», считает язычеством тот пласт культурного развития, который накоплен человечеством за многие тысячелетия его существования, т.е. «язычество – это не только простая совокупность мифов, преданий и т.п., но и жизнь их в истории славян и всего человечества. Главная идея язычества выросла из самой жизни, а потому оно охватывало мировоззрение и «жизневоззрение» людей древнего мира. Кроме того, слово «язык» для древних славян означало то же, что «народ», «этнос». Это хорошо отражает само существо верований: они были этническими (народными) в противоположность над этническим (мировым) религиям».[2] Язычество – магическая система формирования личности.Велес


божество в славянской языческой мифологии. В «Слове» употреблено прилагательное от Велес «Чи ли въспти было, вщей Бояне, Велесовь внуче…»

В древнерусских письменных памятниках наряду с общеславянской формой Велесъ (Veles) встречается также имя «Волосъ». В настоящее время преобладает точка зрения, согласно которой Велес – общеславянский бог, на Руси называвшийся также Волос. Мнение Всеволода Миллера, считавшего форму Велес южнославянской, а Волос – восточнославянской, убедительно опровергли Е.

Обратите внимание

В. Барсов, приведший многочисленные русские топонимические названия от Велес, и А.А. Потебня, напомнивший, вслед за М. Касторским, о существовании параллельных форм типа Волынь – Велынь, волыняне – велыняне, волот – велетень и др. Несостоятельно и мнение, согласно которому Волос – северорусская форма, а Велес – южнорусская.

В действительности же оба имени употребительны на Руси повсеместно. Д.О. Шеппинг предполагал, что Волос и Велес – два разных божества языческого пантеона, так как в источниках имя Волос сопровождается определением «скотий бог», а при имени Велес оно отсутствует.

С этим определением имя Волос употреблено в ПВЛ под 907 и 971 при сообщении о договорах русских с греками, в Житии князя Владимира и в «Слове некоего христолюбца». 186 Велес был также божеством растительного плодородия, о чем свидетельствует обряд «завивания бороды».

В дар ему оставляли на поле несжатыми несколько стеблей хлебных злаков, «завивая» и украшая их[3] . Одну из функций Велеса выводят из текста «Слова», где Боян именуется «Велесовым внуком». Наиболее распространено мнение, что Велес выступает покровителем певцов, источником вдохновения, подобно Аполлону (Н.М. Гальковский, И.И. Срезневский и др.

) или скандинавскому Одину, который почитался как хранитель напитка поэтического вдохновения, творческой силы. По мнению И.В. Сребрянского, эпитет Бояна – «вещий» указывает на то, что В. был «обладателем дара ведать жизнь в ее таинственном бытии».

Отождествляя «скотья бога» Волоса с Велесом, исследователи по-разному объясняли то, каким образом «скотий бог» являлся одновременно и богом поэзии. По мнению Гальковского и Н. Квашнина-Самарина, причиной было то, что пастухи, покровителем которых являлся В., были обыкновенно певцами и музыкантами. Аничков полагал, что В.

, как бог богатства и торговли, оказывался и богом вообще культуры, отчего он представлялся книжником, родоначальником всей древней культуры и всего искусства. С точки зрения Барсова, покровителем сельского хозяйства и скота Велес почитался земледельцами и пастухами.

Для дружинников же, точнее дружинных певцов, Велес был подателем вдохновения, источником способности к предсказанию, постижению тайного смысла сущего.

Теперь несколько слов о Стрибоге, играющем не меньшую роль нежели Велес.

Стрибог

По одной из версий, Стрибог является верховным царем ветров – «Слово о полку Игореве» называет ветры «Стрибожьими внуками». Его почитали и как истребителя всяческих злодеяний, разрушителя злоумышлений. По другой версии, Стрибог или Стриба(га) – древнее верховное божество пространства, а затем и просто властитель воздушной стихии, времени. Индоиранское «бог» (авестийское «бага») в этом имени объединено со славянским «СТРЪГА» – распространять, простирать. По функциям, как отмечает Б.А. Рыбаков, Стрибог близок к скифскому Папаю и греческому Зевсу. Согласно восточнославянской традиции, СТРИБА является в образе гусляра, перебирающего струны, с луком за спиной, а на поясе – сагайдак со стрелами. Ветер играет струями – струнами дождя и лучами – Стрелами света, тот же ветер колышет Струны высоких трав в поле на равнине, где властвует Стрибог. Несомненна фонетическая связь со словами «стрела», «струна», «Стремя», «Стремительный» (один из главных эпитетов Ветра в сказках). «То ветры, Стрибожьи внуки, веют с моря стрелами на храбрые полки Игоревы» – сообщает «Слово о полку Игореве». С громом и молниею тесно связываются ветры, внуки Стрибога, они придают стремительность стрелам (лучам) солнца, которыми оно оплодотворяет все способное к развитию и преследует темную силу смерти». Этим подчеркивается функция Стрибога, как посредника между Вышним и Нижним мирами.Хорс

Имя «Хорс», имеющее индоиранские корни, означает «солнце», «круг». Хорс воплощает в себе движущееся по небу светило. Это очень древнее существо (одна из предпосылок: в «Слове о полку Игореве» Хорс назван Великим«Всеслав князь людем судяше, князем грады рядяше, а сам в ночь влъком рыскаше: из Кыева дорискаше до кур Тмутороканя, великому Хръсови влъком путь прерыскаше»

.
), не обладающее антропоморфным обликом и представлявшееся просто золотым диском. Анализ известных сведений о Хорсе показывает, что в большинстве сочинений Хорс соседствует с небесными богами: Перуном, соотносимым с громом и молнией, и с Дажьбогом, что позволяет интерпретировать его принадлежность к солярным божествам. Хорc – божество солнечного светила, но не солнечного света и тепла, он представлял собою некое дополнение к образу Дажьбога-солнца, подателя земных благ. С культом Хорса был связан ритуальный весенний танец – хоровод (движение по кругу), обычай печь на Масленицу блины, напоминающие по форме солнечный диск, и катать зажженные колеса, так же символизирующие светило.

Див

– бог неба согласно «Слову святого Григория» в поучениях против язычества. Возможно, бог небесных вод – следующего изначального неба, а не того, что ковал божественный кузнец-Сварог.

Поскольку Дэв – санскрит «Бог», может быть сопоставлен с Родом, как одно из его имен, значащее абстрактное «Бог».В славянской мифологии Див – одно из воплощений верховного бога Сварога.

Облик Дива никто не может удержать в памяти, разные люди даже видели его по разному! Сходятся отзывы о нём в одном: это вихрь-человек, который внезапно проявлялся на пути войска, идущего в поход, на бой и предвещал пророчества то страшные, то благоприятные.

Диву была ведома судьба тех, кто обречён на близкую смерть, и он старался предупредить людей об опасности, но его пророчества оставались зачастую не услышанными, непонятными и никому не приносили удачи.

<\p> скачать за 75 руб

после оплаты нажмите на кнопку “Вернуться на сайт” – документ будет скачан автоматически
Скачанный документ будет содержать только материал уже воспроизведенный на сайте.<\p>

Источник: http://MirZnanii.com/a/136179/mifologicheskie-obrazy-v-slove-o-polku-igoreve

Образ природы в «Слове о полку Игореве»:

Стиль монументального историзма характеризуется прежде всего стремлением рассматривать предмет изображения с больших дистанций: пространственных, временных, иерархических. Это стиль, в пределах которого все наиболее значимое и красивое представляется большим, монументальным, величественным.

В «Слове» развито «панорамное зрение», стремление подчеркивать огромность расстояний, сопрягать в изложении различные удаленные друг от друга географические пункты (например: «…збися дивъ, кличетъ връху древа: Велитъ послушати – земли незнаемЬ, ВлъзЬ, и Поморию, и Посулию, и Сурожу, и Корсуню, и тебЬ, Тьмутораканьскый блъванъ!»).

Каждое действие воспринимается как бы с огромной высоты, Благодаря этому битва Игоря с половцами приобретает всесветные размеры: черные тучи, символизирующие врагов Руси, идут от самого моря, хотят прикрыть четыре солнца. Дождь идет стрелами с Дона великого. Ветры веют стрелами с моря. Битва как бы наполняет собою всю степь.

Читайте также:  Анализ романа «гордость и предубеждение» (джейн остин)

Таким образом, как единое целое выступает для автора вся русская природа. Ветер, солнце, грозовые тучи, в которых трепещут синие молнии, вечерние зори и утренние восходы, море, овраги, реки составляют тот необычайно широкий фон, на котором развертывается действие «Слова», передают ощущение широких просторов Родины, огромного и живого существа.

Пейзаж «Слова» воспринят как бы с огромной высоты. «Горизонты» этого пейзажа раздвинуты и позволяют видеть не участок природы, а страну, область.

Этот широкий пейзаж особенно отчетливо выступает в плаче Ярославны. Княгиня обращается к ветру, веющему под облаками, лелеющему корабли на синем море; к Днепру, который пробил каменные горы сквозь землю Половецкую и лелеял на себе Святославовы нагады до Кобякова стана; к Солнцу, которое для всех тепло и прекрасно, а в степи безводной простерло другие свои лучи на русских воинов, жаждою им луки скрутило, истомою им колчаны заткнуло.

Важно

В период перехода к личностному сознанию стало обычным или даже обязательным обращаться в плаче к окружающей природе – горам, рекам, удолиям – с просьбой принять участие в горе, плаче совместно с человеком.<\p>

Особый характер носят представления в древнеславянских литературах о местонахождении человеческих чувств и мыслей.

Нельзя утверждать, что во всех случаях, но очень часто чувство находится там, на кого оно направлено. Оно имеет не личностный характер, имеет своим центром не печалящегося человека, а того или то, на что направлена печаль.

При этом – и это обусловлено особенностью восприятия чувств – последнее как бы материализуется: тоска, туга, печаль могут течь и на довольно широком пространстве, быть «жирными», то есть густыми, вязкими. «Тоска и печаль могут одевать в темноту берег реки….

Предполагаю, что и трава, и деревья никнут, клонятся долу не по собственному произволению, не потому, что они сами испытывают клонящую их книзу печаль, а потому, что на них распространяется печаль людей, думающих о поражении.» (Лихачев Д.С.)

«Ничить трава жалощами, а древо с тугою къ земли прелонилось».

Представления «Слова о полку Игореве» и других древнерусских произведений 11-13 вв. о печали, тоске, туге или веселии, как о неких пространственных явлениях, распространяющихся вне человека, в природе, сами по себе глубоко архаичны. Они ведут свое начало еще от того времени, когда личность человека слабо отделялась от окружающего мира.

Печаль, горе, веселие представлялись человеку охватывающими не только его, но и окружающий мир. Они казались существующими, как бы разлитыми в природе.<\p> Природа в «Слове» введена в события. Она участвует в них, то замедляя, то ускоряя их ход. Она активна и в этой своей активности наделяется почти человеческими качествами.

Она сочувствует русским, стремится предупредить их об опасности, помогает Игорю в его бегстве из плена; у нее ищет сочувствия и помощи Ярославна. Когда Игорь двинулся в свой несчастный поход, свет солнца померк: ночь, «стонущая грозою», стремится остановить Игоря на его гибельном пути. Даже степные звери и птицы предчувствуют поражение русских.

Вместе с половцами надвигаются от моря на войско Игоря синие тучи. Битва с половцами переносится и в природу, приобретает черты борьбы силы зла с силой добра во всей природе. Трава и деревья от горя приклоняются до земли или роняют листву. Автор «Слова» отмечает те изменения в природе, которые вызываются в ней ходом человеческой истории.

Совет

Междоусобные войны Олега приводят к запустению пашен. В судьбах русского народа принимают участие и реки, то зовущие князя Игоря на победу, то сочувствующие и помогающие ему, то «затворяющие» в своих струях юношу князя Ростислава. Между природой и человеком стираются границы.

Образ Обиды – девы с лебедиными крыльями, образы языческих богов стоят где-то между природой и людьми. Люди постоянно сравниваются и с птицами и со зверями: с турами, соколами, галками, воронами, «лютым зверем», кукушкой и т.д. и т.п. Игорь выступает в разговор с Донцом и получает от него помощь. Ярославна ищет помощи у ветра, солнца и Днепра.

Трудно назвать другое какое-либо произведение, в котором события жизни людей и изменения в природе были бы так тесно слиты. И это слияние, единство людей и природы, усиливает значимость происходящего, усиливает драматизм. Все события русской истории получают резонанс в русской природе и тем самым оказываются удесятеренными в силе своего звучания.

Итак, природа не выключена из событий истории. Пейзаж «Слова» тесно связан с человеком. Русская природа принимает участие в радостях и печалях русского народа.

<\p> Система образов включает в себя образ природы, который играет существенную роль в жизни людей и является одним из главных действующих лиц, роль которого – ввести читателя в события, помочь реальней, точней представить все переживания и чувства героев произведения.

Описывая печальные предзнаменования, которые предшествовали походу Игоря и сопровождали князя на его роковом пути, автор как бы хочет остановить его и тем самым сводит читателя в тревожную обстановку похода. Затмение солнца своим зловещим колоритом подчеркивает мужественность решения Игоря и определяет весь тон повествования.

Противопоставление решимости Игоря затмению дает действию завязку: воля Игоря как бы противопоставляется судьбе, воплощенной с природой, с окружающим.

Автор рисует тревожную картину, как хищные звери и птицы следуют в походе за войском Игоря в ожидании человеческой добычи. Все бесповоротнее надвигается поражение. Томительно долго спускается ночь. Вечер, ночь, утро последовательно описываются как бы для того, чтобы подчеркнуть мучительную длительность бессонной ночи накануне битвы: «Длъго ночь мръкнеть. Заря свЬтъ запала. Мъгла поля покрыла. Щекотъ славий успе; говоръ галичи убуди.»

Войско рассеивает передовые отряды половцев, поэтому на этот раз утомленные в битве князья спят, не подозревая о новой, еще большей опасности для себя. Богатая добыча заглушает у воинов чувство тревоги, но оно не оставляет автора «Слова». Он как бы хочет предупредить Игоря о грозящей ему опасности, остановить его на роковом пути.

Реальный пейзаж грозового утра сливается с символической картиной движения главных половецких сил со стороны Азовского моря: «Другаго дни велми рано кровавыя зори свЬть повЬдаютъ; чоръныя тучя съ моря идутъ, хотятъ прикрыти 4 солнца, а в нихъ трепещуть синии млънии…» Изображение надвигающейся грозы (поднявшийся ветер, отдаленный гул, пыль, стяги развеваются по ветру, и замутившиеся реки) сливается с изображением наступления войска половцев. Автор все время приковывает внимание читателя к постепенно приближающемуся войску половцев, заставляет читателя пережить неуклонность этого движения прямо на него и только в последний момент обращается вновь к русскому войску, отметив твердо занятую им оборонительную позицию. Возникает тема – беззаветного мужества небольшого русского войска.

Саму битву Игорева войска с половцами, длившуюся целых три дня, автор в дальнейшем не описывает. Он как бы не может о ней говорить и предается лирическому раздумью.

Обратите внимание

Конец битвы сравнивает с пиром, столь типичным для конца земледельческих работ в крестьянском быту; кровь автор сравнивает с вином, а половцев прямо называет сватами: «Ту кроваваго вина не доста; ту пиръ докончаша храбрии русичи: сваты попоиша, а сами полегоша за землю Рускую».

О поражении Всеволода и Игоря Святослав узнает через неясный сон, смутные предчувствия тревожат князя: всю беспокойную ночь каркали вороны под Киевом в предградье у Плесныка, и понеслись эти вороны к синему морю – туда, к месту поражения войска. Природа помогает Игорю: река Донец вступает в разговор с пленником, дятлы своим стуком в густых зарослях вокруг запрятанных в глубоких долинах рек указывает Игорю путь к рекам, где он мог спрятаться от погони.

Таким образом, природа постоянно «следит» за русским войском и представляет собой необъяснимую силу добра, которая пытается предупредить Игоря о беде и позднее исправить его ошибку.<\p>

Источник: http://temlit.narod.ru/drl/drl08.html

Образ земли русской в «Слове о полку Игореве»

Образ земли русской 
в «Слове о полку 
Игореве»

В основе «Слова о 
полку Игореве» лежат исторические события: поход на половцев в 1185г. Новгород-северского князя Игоря Святославовича, его 
брата Всеволода и сына Владимира.

Для автора «Слова…» этот весьма незначительный эпизод русской истории становится поводом для постановки проблемы общегосударственного значения-проблемы единства русской земли.

Патриотическая идея единства является центральной 
и определяет особенности композиции, жанра, системы художественных образов 
и пр.

Композиция «Слова…» построена по принципу «триад». В произведении три части: вступление, основная 9повествовательная) часть и эпилог, основная часть также состоит из трёх частей.

 Во вступлении 
автор размышляет о  том, 
как ему начать рассказ. Он 
вспоминает певца-поэта Бояна, 
у которого «вздрагивали струны, трепетали, сами князям славу 
рокотали». Автор «Слова…» не 
желает восхвалять русских князей, в своём повествовании «о године 
бед» он следует за действительными 
событиями.

Первая глава повествует о походе князя Игоря и о 
поражении русского войска. Затмение солнца, гроза, поведение лесных зверей и птиц-всё предупреждало князя 
об опасности.

Но продолжает свой путь дружина князя Игоря, который 
молвит: «Братья и дружина! Лучше 
быть убитому от мечей, Чем от рук 
поганых полонену!» После поражения русского войска князя Игоря и его брата Всеволода стали обвинять в том, что они открыли половцам путь на русскую землю. Автор «Слова…» с горечью описывает, как клянут князя Игоря.

Важно

Он называет князей Игоря и Всеволода отважными, а других князей осуждает за, то, что они не поддержали и не собрали войска, чтобы отомстить за поражение: «И растёт крамола меж князьями, И не видно от князей добра».

Во второй части 
действие переносится в Киев, где 
великий Киевский князь Святослав 
видит «мутный» сон, предвещающий несчастье, бояре объясняют ему значение сна, рассказывая о поражении 
Игоря и Всеволода.  Кульминацией второй части является «золотое слово» Святослава.

Автор, «подключаясь» к 
голосу своего героя, призывает всех русских князей объединиться и стать 
на защиту Русской земли: «Встаньте, государи, в злат стремень За обиду в этот черный день, За Русскую землю, За Игоревы раны – Удалого сына Святославича!».

<\p>

Третья часть начинается плачем Ярославны, в котором юная княгиня обращается к самым могущественным силам природы – солнцу, ветру 
и воде (Днепру, Славутичу) – с 
просьбой о помощи. В этой же части 
мы читаем о побеге князя Игоря 
из плена.

В эпилоге автор 
славит князей и дружину.

Образная система 
«Слова о полку Игореве» очень 
сложная.  В её основе – целостное 
мировосприятие автором Вселенной 
и человека, объединяющее образы природы 
и героев – людей.

Русская земля – 
центральный герой «Слова…»-предстает в своей исторической и природной  красоте, во всей сложности политической борьбы своего времени, в широчайшей пространственно-временной перспективе.

Русь-это земля 
предков, завоеванная и отвоеванная, обильно политая кровью отцов 
и дедов. Автор вспоминает историю 
Руси, начинающуюся в далёком прошлом 
с языческих времён («века Трояна») и до «нынешнего Игоря». Могущество русской земли автор связывает с деятельностью «старых» князей  –  Владимира и Ярослава, «нынешнюю невеселую годину» объясняет «крамолами» князей «новых».

Русь – государство, имеющее международный авторитет: немцы и венецианцы, греки и 
морава напряженно следят за событиями, происходящими в русской земле.

Совет

Автор подчеркивает огромное географическое пространство Руси, беспредельность её, ощущение пространства создается образами птиц – соколов, галок, воронов; поход 
Игоря происходит в степени – 
огромном безвекторном пространстве и 
т.д.

Русская земля-это 
русская природа, величественный и 
прекрасный мир, в котором живут 
своей особой жизнью ветры – Стрибожьи 
внуки, волнуются моря и реки, «светится 
на небеси» солнце, трепещут в тучах 
синие молнии.

Природа принимает 
активное участие в жизни героев: солнце предупреждает об опасности 
Игоря, а Див – половцев; коварная река Стугна утопила юношу Ростислава, Донец помогает Игорю благополучно добраться домой и т.д.

природа 
в «Слове» выступает в своём 
реальном и метаморфическом значении.

Русская земля – 
это прежде всего народ, населяющий её: князья, дружина, русские жены, бояре, пахари, ремесленники. Русский народ любим и опекаем и языческими богами (он Даждь-божий внук и внук Трояна) и христианским Богом – отцом.

Идея единения, прославляемая 
«Слове о полку Игореве», актуальна для современной России. Поэтому, несмотря на прошедшие восемь веков с момента написания, «Слово» интересно для современного читателя, его идеи находят живой отклик в душах людей, которым небезразлична судьба России, в каком бы веке они не жили.<\p>

Источник: http://stud24.ru/literature/obraz-zemli-russkoj-v-slove/128534-376997-page1.html

Ссылка на основную публикацию