Антология боли группы «макулатура»: анализ творчества

Трип по дискографии «макулатуры» — «Дистопия»

«У слонопотама на этот счет могут быть совсем другие соображения»

(EP, 2003)

Формально группа «макулатура» начала существовать осенью 2002 года в Кемерово. Семнадцатилетние я и Костя похитили название у романа Буковски и собирались сочинить п*здатый реп. Оба лет с 12−13 писали реп, основывали х*евые группы под насмешки и лещи от гопников.

У меня был небольшой опыт выступлений в одном районном Доме творчества. Ровно через год после того, как название было подобрано, было записано семь реп-треков, которые были условно объединены в релиз «У слонопотама на этот счет могут быть совсем другие соображения».

Вроде, это произошло в один из унылых дней октября 2003-го. Вообще планировалось гораздо больше треков, но самогон закончился, и домой к Костиному однокласснику, предоставившему компьютер, должна была вернуться мама с работы.

На том и закончили, и 5 лет ничего не сочиняли вместе — до 2008-го года.

«Детский психиатр»

(LP, 2009)

Обратите внимание

Первые два текста «детского психиатра» были написаны в июле 2008 года (параллельно с «ночными грузчиками» — текстами для альбома «в 2 раза больше боли, в 2 раза больше любви»).

Это были «милиционер будущего» и «владимир познер». Писались тексты редко, запись откладывалась, все было готово для записи только в конце января 2009.

В феврале была сделана корявая черновая запись, через полгода чуть менее корявая чистовая.

«9 рассказов»

(LP, 2010)

«9 рассказов» сочинялись с апреля по июнь 2010 года. Музыка была записана в Казани в июле.

Впервые привлекли ряд людей с музыкальными инструментами, сводили все в пригороде Москвы на станции Загорянская с Суперборисом и, вооружившись водкой «Казенка», там же записали и вокал во время, печально известной, адски жаркой поры. Вскоре после этого Суперборис надел на руки чулки и стал клавишником «макулатуры».

«Осень»

(LP, 2011)

Ваша любимая «осень», по-моему, альбом не особо удачный, очень разнородный, а по тексту заглавного трека — так просто провальный.

Сочиняли мы его с октября 2010 по июнь 2011, всего туда поместили 5 новых треков, и 4 — переделки старых текстов на новую музыку («карусель», «ж/п петросян», «вся вселенная», «толстяк страдает»).

Так-то, это хорошее было время, за дело взялся ваш непокорный слуга Зоран Питич, и все мы жили в Москве, репетировали относительно часто, но почему-то сочиняли медленно и лениво.

Записывали в июле: барабаны на какой-то студии на Соколе, все остальное у Вани Квэинта, нашего давнего подельника (он сводил многое, от «о, человека» до «круиза»). Впервые опробовали автотюн. Кирилл «сынок» Маевский до сих пор уверен, что «Кровосток» вдохновились на трек «Деревня» нашим «толстяком».

«Падение»

(EP, 2012)

Важно

После сомнительной «осени» сложно было взяться за дело. По-моему, за год был сочинен только один трек — «внутренний человек», и с ним пока не знали, что делать.

Потом Маевский уехал в Казань и там сочинил несколько музык с новейшим для макулатуры парнем — Михаилом «Корсаненком» Корсаковым, великим клавишником.

Также наш друг Оскар взялся за гитару, а Мартифон (он же стучал в 9 рассказах) еб*нул на бариках.

В сентябре или октябре 2012-го года «падение» было записано в Казани. Свел снова Квэинт, и, по-моему, это лучшая его работа. В целом релиз ничем не примечательный, есть хороший трек «острова».

Неожиданно Костя порадовал мощнейшей любовной лирикой в самом треке «падение», на мой сентиментальный лицемерный (хотя в этом и его ценность) куплет он сочинил хорошую добрую поэму. Оказалось, у пацаненка там сердце распухло до размеров пятиэтажки.

Я слушал его куплет и плакал в те осенние дни. А последнюю песню мы, кстати, даже ни разу не исполняли.

«Родина еда»

(EP, 2013)

«Родина еда» начала созревать во время записи «падения». Трек «внутренний человек» пока торчал, как нежелательный х*й, и надо было от него плясать. Мы переписывались с Лехой Никоновым, он предложил тему для совместного трека: «гражданин кантона Ури».

Я прочитал «Бесов» в поезде из Дели в Гоа, а текст по мотивам написал уже когда работал посудомойкой в баре Bubble Brunch в деревне Чапора. Это был один из лучших моих текстов, но скоро он утонет в не очень удачной (в целом) композиции.

Потом меня повысили до бармена, я заработал денег и поехал в Таиланд, где написал «анатомию труса». Костя несколько раз репетировал с музыкантами, скоро прислал свои куплеты.

Совет

Уже когда вернулся в Москву, мы на репетициях придумали хитовую «юность», и каждый раз, исполняя ее, я жалею, что приплел туда этого еб*натского Брюса Уиллиса.

В остальном припев очень нравится (там я процитировал стихотворение своего любимого поэта Тумаса Транстремера). Релиз был записан в Петербурге в мае 2013 года, состав тот же, что на «осени»: Зоран, Женя Родин, Маевский, Саша Сопенко.

Впервые нас записывал и сводил Игорь Карнаушенко из ПТВП. Он мастер хорошего звука, но все же я больше люблю грязное сведение Вани Квэинта.

«Пролог»

(LP, 2014)

«Пролог» для меня альбом самый важный (пока я еще не разобрался с «пляжем», но сравнивать их не имеет смысла. И вообще — насчет «пляжа» — должно пройти время), и тому, кто говорит, что «осень» п*зже, надо подлечиться. Вы тоскуете по своей молодости или, уж не знаю, по чему, а слушать, наверное, толком и не слушаете. Сочиняли мы его в Казани. Я снимал квартиру на пару с гитаристом Оскаром.

На басу, как всегда, играл Маевский, Корсаков снова взялся за клавиши специально для нас, а Арсений Коварский, новенький совсем пацаненок, стучал на бариках. Ходили в гаражный комплекс «Юлдаш» с сентября по декабрь 2013-го года, и там все это сочинили.

Понятно, что по текстам там есть пара проходных треков, а есть даже еб*чий «дукалис» (я вообще не хотел его записывать, но никто не послушался, и в итоге он нам надоел уже концерта через три). Такое бывает в сборниках рассказов, что автору и читателю нужна передышка, и появляются эти не пришей к п*зде рукава. Но есть также добротные «пролог», «тейкдаун», «счастье» и «инвентаризация».

Записывали с Игорем Карнаушенко в январе 2014 года, через месяц альбом был сведен. Вокал, кстати, был записан за один день на студии (Галерная 20).

«Дареный конь» / «сингулярность»

(Демо, 2015)

Про демки не писал, но про эти надо. Музыка записана в Петербурге в июле 2015-го Игорем Карнаушенко на той же Галерной. Вокал записан дома у Сергея Короткова (он делал трек «филип рот 2» для ШШ) в августе.

Эти два репа должны были войти в новый альбом, но так получилось, что и музыканты отпали, не сделав несколько необходимых музык, и мы не смогли выдержать планку и написать еще штук 6−8 текстов того же уровня. Все черновики уже плясали в другую сторону.

Обратите внимание

Нужно было сменить оптику, отвлечься, назревал совсем другой материал, с которым нам в итоге помог разобраться Феликс. Но всё же релиз с рабочим названием «дареный конь» еще будет записан, если раньше экономический кризис не превратится в конец света.

«Пляж»

(LP, 2016)

«Пляж» начался с композиции «вальтер», которая была записана и сведена в Москве в последние дни 2015-го года. Тогда мы впервые начали что-то делать с Феликсом. Остальные тексты и музыка писались в марте и начале апреля. Потом мы с Феликсом заперлись на несколько дней в Петербурге и доделали все аранжировки.

Когда приехал Сынок, у нас было три дня и по музыке все было готово, но пара текстов еще не была дописана. Впервые мы писали и переписывали тексты чуть ли не круглосуточно.

Мне, например, в последний момент пришлось выкинуть целиком куплет из «ножевого», потому что он не вязался с музыкой, хотя и подходил к Сынковскому куплету.

В результате все, что осталось от первой моей версии — фраза «я пес», вынесенная в припев. Доработка текста на «нейт диаз» вообще, можно сказать, напоминала этот самый главный бой.

У меня бывали такие тяжелые смены на стройке, что потом сложно остановиться, и продолжаешь х*ячить бензопилой даже во сне.

Мы уже записали трек 12-го, и на следующий день был анонсирован релиз, но я всю ночь ворочался и во сне ползал между строк, двигал слова и фразы, выкидывал и замерял.

С утра опять переписал текст и сообщил Феликсу, что ему срочно надо приехать на эту съемную на Международной хату, названную нами «кРЕПостью», и типа мы будем перезаписывать «нейта», иначе не быть релизу. 13-го апреля в 16 часов мы закончили, а вечером избавились от этих треков, вылив их в сеть. Больше пока нечего рассказать о «пляже».

Источник: https://dystopia.me/discography-makulatura/

УДК 8.82.82-1/29

ББК 80/84

Р. С. Цаплин, Т. Ф. Семьян

г. Челябинск, ЮУрГУ

R. Tsaplin, T. Semyan

Chelyabinsk, SUSU

Аннотация: В статье изучается такой феномен, как рэп-поэзия. Обосновывается возможность его литературоведческого исследования и связь с различными поэтическими традициями. В этом контексте рассматривается творческий путь группы «макулатура» и выявляются ключевые темы и образы их текстов.

<\p>

Ключевые слова: рэп; поэзия; поэтика; раёшный стих; литературный контекст.<\p>

Abstract: This article is devoted to such phenomena as poetry in rap music. The work concentrates on possibility of its’ literary research and connection with various poetic traditions.

The example of such phenomena in our work is an artistic evolution of a music group named «makulatura». The work is focused on exposure of key topics and patterns of the lyrics of this band.<\p>

Keywords: rap; poetry; poetics; raree-show verse; literary context.

<\p>

В данной статье предложена методика анализа текстов рэп-группы «макулатура» (группа презентует себя именно в таком написании), участниками которой являются Евгений Алёхин и Константин Сперанский. Название для группы позаимствовано у одноименного романа Чарльза Буковски.<\p>

Алёхин и Сперанский познакомились во время учёбы на филологическом факультете в городе Кемерово.

Важно

В 2004 году Алёхин впервые заявил о себе как прозаик. Получил специальный приз «Голос поколения» премии «Дебют», затем последовали публикации в «толстых» журналах «Октябрь», «Крещатик», «Нева», «Волга», «Знамя». В 2008 году повесть «Третья штанина» вошла в шорт-лист Бунинской премии, а в 2013 году рассказ «Пляж» — в шорт-лист премии О. Генри.

«Третью штанину» даже напечатало крупное издательство «Эксмо», но в дальнейшем сотрудничество с издателем не сложилось. В настоящий момент Алёхин совместно с басистом «макулатуры» Кириллом Маевским учредил собственное издательство «Ил-music», где печатает современных русских писателей, а также переводную зарубежную прозу. Также под эгидой издательства выходят и его книги.

Последняя на данный момент книга, сборник рассказов «Птичья гавань», вышла в 2015 году.<\p>

Второй участник группы Константин Сперанский тоже пишет рассказы. В книге «Камерная музыка» Алёхин заявил, что считает своего коллегу по группе — Сперанского — более талантливым писателем, нежели себя.

Но у Сперанского на данный момент опубликован лишь один рассказ, остальное он пишет в стол, ссылаясь на высокую самокритику. В интервью журналу «Дистопия» он признаётся, что, если бы не уговоры Алёхина, многие рэп-тексты не увидели бы свет, потому что сам он постоянно хотел их исправлять, дописывать, но Алёхин уговаривал оставить всё как есть, как написано первоначально [8].

В этом проявляется разница их творческого метода.<\p>

В документальном фильме о группе «Внутренний рэп» Евгений говорит, что он мозг, а Сперанский — лицо. Но это не совсем так. Для группы пишут тексты они оба. Каждая песня коллектива состоит из двух куплетов и припевов. Каждый пишет свои куплеты сам. Фабульно они никогда не являются продолжением друг друга.

Название и припев песни задают тему, а куплеты являются размышлениями на эту тему. При этом у обоих авторов индивидуальный стиль. Проанализировав даже несколько текстов, в следующих можно без труда отличить, кому какой припев принадлежит. Поскольку каждый из куплетов является законченным произведением, их очерёдность не важна.

В интервью Алёхин говорит, что первым куплет читает тот, кто первый его написал [7].<\p>

Взаимоотношения прозы Алёхина с его рэп-текстами — отдельная тема. Сюжеты, темы, мысли, а иногда и целые строки «путешествуют» из одного произведения в другое. Герой его рассказов, как и лирический герой рэп-текстов, невольно отождествляется с ним самим.

Совет

Например, «„Процесс“ Кафки — тоже автобиографичное произведение, только гиперболизированное. Наши тексты — не мемуары. Но можно сказать, что они все-таки автобиографичны, — говорит Алёхин в интервью журналу „Русский репортёр“. — Это автобиография, которая интерпретируется на полную катушку. И ядро в ней — настоящие чувства, будьте уверены» [7].

От этого предельная субъективизация его текстов, как у Хэмингуэя или Керуака.<\p>

Алёхин фиксирует эмоции, переживания от конкретного события. Куплеты Сперанского же более метафоричны, имеют абстрактно-философский смысл.<\p>

Рассмотрим на конкретном примере — отрывках из куплетов песни «Пляж» из одноимённого альбома.<\p>

едем на скутере мимо пейзажей красивых тревожных
обилием звуков и красок пугает живая природа
скорее вернуться к московскому душному лету
клубам и техрайдеру, картошке, винегрету
типографии, службам доставки, записи альбомов
в провинциальные сми интервью и дешёвым столовым
авиакомпании «победа», автобусам, плацкартам
мечтать о возможности моря, дожидаться инфаркта
(Евгений Алёхин. Пляж)

Алёхин в куплете сначала использует глаголы настоящего времени «едем», «пугает». Они обозначают текущий момент времени, фиксированный момент настоящего. Следующие строки противопоставляются первым двум: живая природа против неживой городской.

Причём они меняются ролями — автор описал всю свою рутинную жизнь вплоть до инфаркта простым перечислением, показывая, как быстро проносится такая жизнь. При таком контрасте его поездка на скутере по индийским пейзажам кажется практически бесконечной в сравнении с городской жизнью.

Читайте также:  Анализ стиха «выхожу один я на дорогу» (лермонтов)

Но в последней строчке он подчёркивает, что то место, где он сейчас находится, — это мечта, которой ещё раз, возможно, и не удастся сбыться. Таким образом, реальность и мечта меняются местами.

Будучи в рутине, герой желает «мечтать о возможности моря», но находясь у моря сейчас, в своей мечте, он хочет «скорее вернуться к московскому душному лету». Он не хочет терять ощущение реальности, ведь тогда и мечта перестанет быть мечтой.

Обратите внимание

Проблематика куплета, таким образом, ставится бытийной — размышления о мечте и реальности и невозможности существования одного без другого. Здесь уместно вспомнить повесть Алёхина «Маленький скучный багаж», которая словно бы дополняет поэтический текст. В ней он описывает своё путешествие с женой по Индии, которое продлилось несколько месяцев.

«Впервые я плавал в море в начале года — после самой удачной в моей жизни халтуры мы слетали в Тайланд. С тех пор мне постоянно снилась морская вода. С тех пор я думал, что только на море и стоит жить. Наверное, я был слишком наивен и слишком большое значение придал пустяку» [2, с. 77].

<\p>

Посмотрим, как высказывается на ту же тему «напарник» Евгения.<\p>

берег блестит на солнце, как зубы дракона
твой дождевик и твои родинки в заговоре, который раскрою,
взяв тебя за руку мы одни, и вода прибывает
я не хочу просыпаться, так в мечте тонет реальность
ты так же одета, как в тот вечер
когда десять коктейлей, виски с колой, вино, сигареты и тяжесть веселья были во мне
типа я проглотил пояс шахида
красивее твоего лица никто на себе не носил.
(Константин Сперанский. Пляж)

Пляж Сперанского тоже мечта. Но он, напротив, стремится убежать туда, «затопив» мечтой реальность. Если у Алёхина рассуждение разворачивается от мечты к реальности, то у Сперанского, наоборот, мечта строится на основе одного лишь реального факта — некого «того вечера». Куплет Сперанского — это сон, фантазия на тему.

Алёхин боится «пропасть» в мечте, для Сперанского тяжелее реальность. Не случайно для описания мечты он использует настоящее время, а для реальности прошедшее (У Алёхина, напомним, реальность была представлена будущим). Из этого можно сделать вывод и о лирических героях обоих авторов. У Алёхина герой — реалист, у Сперанского герой — романтик.

Этим обусловлен и выбор разных художественных приёмов.

У Сперанского много сравнений, метафор, фантастических образов («как зубы дракона», «типа я проглотил пояс шахида», «твой дождевик и твои родинки в заговоре»), у Алёхина много «бытовых» слов, реалистичных образов и нет выразительных средств, основанных на сравнении («техрайдер», «дешёвые столовые», «московское душное лето»).

Это позволяет раскрывать выбранную коллективом тему в разных аспектах.<\p>

Тексты «макулатуры» тематически можно разделить на две большие группы. Первая группы посвящена экзистенциальной проблематике, вторая представляет собой любовную лирику.

Экзистенциализм «макулатуры» опирается на социально-бытийный контекст (кстати, сами авторы определяют жанр своих произведений как социально-бытийный рэп). В текстах проявляется нежелание контакта с миром, с принятой системой ценностей.<\p>

я бы хотел жить с девочкой в черном ящике
и не соприкасаться с непонятным миром окружающим
стараться не нервничать заботиться о желудке
спрятаться за ширмой от унизительных предрассудков
(Евгений Алёхин. Альбатрос)

Важно

В текстах упоминается множество российских реалий, множество метафор строится в таком контексте. Такой приём используется часто, детали российского быта намеренно преуменьшаются в соседстве с литературными реминисценциями, создавая ощущение неприязни, отторжения.

но между нами говоря вы уже прокляты и убиты
но я не дождусь утра возле окна открытого
честнее замерзнуть насмерть или носить маску
или ночь улица фонарь аптека магазин патерсон
(Константин Сперанский. Жан-Поль Петросян)

Литература в текстах «макулатуры» видится той реальностью, в которую лирические герои прячутся от реальности настоящей.

но если бы я мог выбирать себя то был бы Иваном Тургеневым
барином с тросточкой и уютной бородкой серенькой
кормил бы паству как безмозглую аквариумную рыбу
своими книгами о любви к природе и гимназисткам
(Евгений Алёхин. Отцы и дети)

Любовная лирика группы также связана с социально-бытовым контекстом и имеет литературные аллюзии. Любовь в их текстах понятие, тоже никак не соседствующее с окружающим бытом. Это всегда мечта о будущем или, наоборот, память о прошлом.

Пока я думаю о тебе, меня не отправят на казнь, не растерзает толпа
Страшная сказка, пытаюсь отсрочить финал, главный бой в карде
Без ограничения по раундам, как Гумилев в ущелье ищет Ахматову
Пишу дисс на шепчущий мне жить без тебя голос за кадром.
(Евгений Алёхин. Нейт Диаз)

Частые отсылки к литературным персоналиям объясняются филологическим образованием авторов текстов. Таким образом создаётся дополнительный контекст, в котором можно рассматривать их произведения.

Некоторые учёные уже обратили внимание на тексты рэп-композиций. Например, ведущий российский стиховед Орлицкий Юрий Борисович отмечает генетическую связь русских рэп-текстов с раёшным стихом [6].<\p>

Совет

В последнее время хип-хоп культура стала остро актуальным явлением, существующим во всех аспектах социальной жизни.

Очевидно, пришло время литературоведческой науке обратиться к изучению этого феномена, как в своё время произошло с творчеством авторов, исполняющих свои тексты под музыку, — В. Высоцкого, В. Цоя, бардовской песни [4]. Рэп-исполнитель Баста в интервью газете «Известия» сказал следующее: «Во-первых, поэзия должна быть острой и молодой.

Во-вторых, мне кажется, она утратила темп времени. Евтушенко собирал стадионы, потому что угадывал и попадал в темп. Сейчас таких нет. Сначала темп времени угадывала поэзия, потом — пришел русский рок, сейчас русского рока нет, но зато есть русский рэп, потому что злой, сырой, настоящий» [3].<\p>

Разные формы речитатива известны с древнейших времён.

Он служил аккомпанементом для религиозных обрядов, произносился под музыку в античной драме. И древнейшие поэты исполняли свои стихотворения исключительно под музыку. Следуя архаичным традициям, группа «макулатура» считает музыку и текст неразрывно связанными в рамках одного произведения. «Музыка — такая же часть трека, как текст и манера исполнения.

Сделаешь что-то одно плохо — и все развалится» [7].<\p>

Таким образом, рэп можно считать одной из форм современной поэзии. Он связан с древней традицией стихотворства и одновременно является одним из самых актуальных жанров сегодняшнего дня, выражающим гражданскую позицию и способным рассуждать на вечные темы.

Однако с литературоведческой точки зрения к этому вопросу почти никто не обращался.<\p>

Библиографический список

1. Алёхин, Е. И. Камерная музыка / Е. И. Алёхин. — М. : Ил-music, 2012. — 175 с.<\p>

2. Алёхин, Е. И. Птичья гавань / Е. И. Алёхин. — М. : Ил-music, 2015. — 183 с.<\p>

3. Коробкова, Е. Рэп как поэзия нового времени / Е. Коробкова. — http://izvestia.ru/news/620228.<\p>

4. Кузьмина, И. С. Феномен современной фестивальной авторской песни : автореф. дис.

… канд. филол. наук / И. С. Кузьмина. — Магнитогорск, 2010. — 22 с.<\p>

5. Мельник, Л. И. Особенности молодёжных субкультур на примере хип-хопа : автореф. дис. … канд. филос. наук / Л. И. Мельник. — Ростов-н/Д., 2007. — 27 с.<\p>

Обратите внимание

6. Орлицкий, Ю. Раёк — это райский стих… / Ю. Орлицкий — http://magazines.russ.ru/arion/2016/3/rayok-eto-rajskij-stih.html.

7. Туяра, М. Интервью с Евгением Алёхиным / М. Туяра. — http://dystopia.me/evgeny-alekhin/.<\p>

8. Туяра, М. Интервью со Сперанским / М. Туяра. — http://dystopia.me/intervyu-so-speranskim/.<\p>

Источник: https://journals.susu.ru/lcc/article/view/507/531

«Макулатура»: «Рэп — это тьма и ничто»

Выступления необычной хип-хоп-группы «Макулатура» не меняются уже много лет: двое парней в неброской одежде цедят в микрофон многословные, литературно выверенные тексты. Но при всем аскетизме нервный импульс выступлений напряжен до предела.

То исподлобья, как трудные подростки, то срываясь на крик, Евгений Алехин и Константин Сперанский вещают о повседневности, часто безумной; протесте, часто невозможном; любви, часто не свершившейся.

Ира Лупу встретилась с зачинщиками «Макулатуры» в Одессе в заключительный день тура по России и Украине — и накануне больших двухдневных концертов в Петербурге и Москве.

В рамках тура Женя и Костя вместе с гитаристом Феликсом Бондаревым представляли последний альбом «Пляж» и показывали документальный фильм «Внутренний реп» (участники «Макулатуры» произносят это слово именно через «е») о них самих, снятый режиссером Маргаритой Захаровой.

«Кому не удастся сегодня получить удовольствие от нашего репа — можно пойти топиться в море. Прыгнуть с волнореза, например.

Как по мне, это лучшая смерть», — объявляет Женя Алехин со сцены одесского клуба «Крыша моря», расположенного буквально-таки на крыше лодочной станции возле пляжа Ланжерон. Голову Жени душит капюшон; у ног, словно в угоду стереотипу о типичном россиянине, стоит открытая бутылка водки.

«Потом можно прицепить труп к кабине фуникулера, чтобы его таскало взад-вперед», — подает идею его напарник Костя Сперанский. Публика хихикает, но несколько неуверенно.

А Женя и Костя, похоже, чувствуют себя прекрасно.

Совмещая интеллигентность с пацанским достоинством, они ставят «минусы» прямо с ноутбука и, вцепившись в микрофоны мертвой хваткой, уверенно читают свой «внутренний реп».

Перед их глазами, чуть за макушками зрителей — море. И если уж верить классической астрологии, то парни, оба Раки по знаку зодиака, сейчас находятся в своих родных стихиях: воды — и обостренных чувств.

Трейлер фильма «Внутренний реп»

Ира Лупу: Я знаю, что вы не очень любите жанр интервью. Как по мне, вполне справедливо. Сама идея брать у вас интервью выглядит абсурдной: вы и так выдаете много слов в пространство — и в текстах самой «Макулатуры», и в своих литературных работах.

Евгений Алехин: Как правило, разжевывать не слишком хочется. Поэтому чаще всего присутствует желание быстрее от этого всего отвертеться и пойти домой. Но ничего страшного, мы же в Одессе, давай.

Лупу: Последний раз, кстати, я с вами говорила пять лет назад в Киеве, на одном из ваших первых украинских концертов. Он проходил в баре на Крещатике, прямо в тот день, когда выносили судебное решение по делу Юлии Тимошенко. Из-за этого концерт сильно задержали.

Алехин: Мы как раз сегодня этот концерт вспоминали. Улица была разделена на два лагеря.

Константин Сперанский: И мы выразили организатору какое-то свое мнение по поводу того, кто должен сидеть в тюрьме, в принципе.

Алехин: А он такой (пародирует обеспокоенный тон): «Я считаю, никто не должен сидеть в тюрьме!». Потом арт-директор влез: «Мы против политики!»

Сперанский: А потом нас отругали, как маленьких: «Не говорите о политике в клубе!» (смеются).

Лупу: Ну да, а последние годы в Украине только об этом и говорят. Но вы почти все это время сюда исправно ездили. Кажется, у вас даже был тур в апреле?

Алехин: Ага. Сейчас мы не собирались сюда ехать, но нам предложили заглянуть, раз уж мы поехали по России со своим фильмом. Мы только рады, даже собрались в Одессе немного отдохнуть. Настолько тут хорошо, лучше отдыха на любом другом море.

Важно

Сегодняшний день для меня оказался посвящен не столько концерту, сколько ловле кайфа. Мы заселились в маленькие комнатки на Французском бульваре, и я первым делом побежал к морю. И обнаружил там такой чистый пляж, подобных которому раньше тут не находил.

Ничем не хуже, чем в Таиланде или Вьетнаме. Весь день с волнореза нырял.

Лупу: Да, тут надо знать места. У вас, кажется, сложились особенные отношения с Одессой, вы даже сняли тут клип «Пляж». Но сегодня публика реагировала на вас несколько неуверенно. Вы будто испугали интровертную молодежь суровым русским напором.

А потом нас отругали, как маленьких: «Не говорите о политике в клубе!»<\p>

Алехин: Да, было как-то странно. Может, потому, что не было камерности, все словно уходило в пространство вокруг и съедалось. Еще было ощущение, что люди пришли новые — старых треков почти никто не знал.

Лупу: За годы, что мы не виделись, вы дали не меньше 50 концертов при самом грубом подсчете. И сегодня у вас последний день двухнедельного тура, с которым вы кроме Украины пересекли треть России. С учетом некой однообразности концертного жанра — не съедается ли так же все по ощущениям? Каждый концерт чем-то памятен или все сливается в кашу?

Сперанский: Все зависит от аудитории.

Алехин: И от твоего подхода. От того, насколько ты настроен отдаться этому делу сегодня. И насколько люди это принимают. Если взаимообмен выходит, то все получается.

Сперанский: Бывает даже, что перед концертом х*вое расположение духа, а публика приходит такая зае**тельная, что сам расцветаешь.

Алехин: Перед концертом в Киеве я, например, заболел и думал, что все не заладится. Но концерт как-то сразу хорошо пошел. Мы разошлись к середине, и закончилось все очень здорово.

А сейчас ожидали взаимодействия какого-то, а оно все не происходило. Даешь подачу, а тебе не отвечают. Вообще аудитория ведь штука пластичная, не слишком предсказуемая.

Кто-то подрастает из слушателей, кто-то уходит насовсем.

Лупу: Многие ушли?

Алехин: Да нет, но за последние три года тот прирост, что был в 2013-м, несколько замедлился. Как говорят люди, более ушлые в шоу-бизнесе, это потому, что мы роем траншею между собой и слушателем. Но я так не думаю. Специально ничего не рыли. Просто хочется писать только то, что хочется.

Любой «реп» требует работы, иначе получится как у «Центра» после воссоединения.<\p>

Лупу: Позвольте мне монолог небольшой. Я много лет вас совсем не слушала, как-то надоело. Хотя до сих пор помню, как сильно впечатлилась, услышав впервые «Макулатуру» и «Ночных грузчиков».

Недавно добралась-таки до нового альбома, и, к моему удивлению, он все так же остро сработал. Ваша очень крутая сторона — создавать невероятные аппликации из словесных картинок, звуков. Вроде сложные, но всегда понятные едва ли не на животном уровне.

Вот эта волна скрипа, что поднимается в припеве «Летучего голландца», — она же звучит будто кровь, которая отхлынула от головы во время приступа паники. Слышишь фразу «мост из наших сомкнутых рук» — и он тут же вырастает перед тобой. И все эти ссылки на гумилевских «мертвых соловьев».

Конечно, понимаю, что все это не «сырая», а довольно отточенная работа, но все же не верится, что подобное можно выдать иначе как на одном горячем дыхании. Такое все это настоящее, как лихорадка.

Читайте также:  Сочинение 15.3 «что такое неуверенность в себе» по тексту одноралова

Алехин: Конечно, даже если везет и выдаешь все это сразу, то все равно потом приходится выстраивать, редактировать. Такой трек, как «Нейт Диаз», невозможно же сразу выдать. Один раз может получиться, но не десять.

Поэтому сначала, как правило, думаешь, о чем хочешь сказать и как. Потом говоришь. Затем меняешь неудачные фразы. Любой «реп» требует работы, иначе получится как у «Центра» после воссоединения. (Обращается к Косте.

) Сынок, ты х*ли молчишь? Кто тут творец?

Сперанский: Хочу, чтобы у меня перестали болеть глаза. Не знаю, что это с ними. Наверное, конъюнктивит (трет сильно покрасневшие глаза).

Алехин: У меня же есть «Визин-алерджи», ср*ть тебе в рожу. (Ковыряется в рюкзаке, находит, передает.)

К разговору присоединяется его случайный свидетель, голубоглазый парень лет 28.

Парень: А термин «реп», как вы его произносите, именно через букву «е», — это отсылка к Бабангиде, группе «Ленина пакет»?

Алехин: Да, это мы от них подхватили, наверное.

Лупу: До вас долетали мнения о вашем «внутреннем репе» из более ортодоксальной русской рэп-тусовки?

Алехин: Мне кажется, они игнорируют такие явления, как мы. Только включишь — они сразу отворачиваются. А к тебе рецензии не поступали, Костя?

Мы роем траншею между собой и слушателем.<\p>

Сперанский: Я ненавижу рэперов. Это же тупое отродье. Сразу понятно, что это за люди. Вообще не понимаю, как они производят себя, как они живут, что у них в головах.

Мне кажется, русский рэп застрял на каком-то одном месте и топчется. Разве что Скриптонит — это какой-то прорыв, глоток воздуха свежего. А все, что было до этого — гундеж еб*чий. Не знаю, как к этому можно относиться. Это тьма и ничто.

А Скриптонит — очень интересный чувак.

Парень: Я очень люблю старый русский рок — Башлачева, Дягилеву, Летова. Но он не развивается совершенно. И я задумался — как он должен сегодня звучать? И единственный, кто мне пришел в голову, — Скриптонит. Как по мне, у него очень роковое звучание и современное. Я очень удивился, когда услышал. Этот его альбом по музыке — просто отменный.

Алехин: У него, кстати, играют те же музыканты, что и в группе «Нервы» (все смеются).

Парень: Да ладно! «Нервы» не дотягивают немного, конечно…

Алехин: Ну вот они на кусок хлеба заработали в «Нервах», а для души — у Скриптонита поиграли.

Лупу: Вообще история не слишком разборчива. Вы повеселились немного, а сейчас, куда ни ткни, ваш жанр всерьез указан как «абстрактный хип-хоп».

Сперанский: Я вообще то, что называют абстрактным хип-хопом, не могу слушать. Для меня это совершенно неясная вселенная. Русский рэп тоже, выбирать не из чего совершенно.

Хотя я бы хотел найти для себя какой-то стиль локальный и найти в нем две-три п**датые группы с уверенно хорошими альбомами. Вот американский хип-хоп мне по душе, особенно нью-йоркская школа.

Там все очень выверено, видно, что люди реально работают над многими аспектами.

Рэп — это тьма и ничто. А Скриптонит — очень интересный чувак.<\p>

Лупу: Боже, ты очень грустно выглядишь сейчас с закапанными глазами. Будто весь в слезах.

Парень: Я вообще очень долго рэп слушал, с подросткового возраста. Раньше, может, малым был, воспринималось иначе.

Сперанский: Наверное, русский рэп только и можно мелким слушать.

Парень: «Младший сын неба» мне нравится… Ладно, я что-то выпил и расп***елся, извините. Молчу.

Лупу: Костя, ты сейчас увлекаешься боксом. Тот же трек «Нейт Диаз» — явно твоя затея. Конечно, хочется верить, что ты — лирический герой до самого конца и что в боксе находишь своеобразную поэзию, кроме пота и крови.

Сперанский: Да, я раньше занимался тайским боксом, теперь перешел на классический. На последней тренировке в Кемерове мне попался тренер, такой хрестоматийный советский дядька. Он взялся мне переставлять удары, ругался очень. И как раз он мне рассказывал о поэзии.

Совет

Говорил: «Вы, бойцы тайские, не понимаете, что бокс — это игра ума, а не соревнование, кто кого быстрее вырубит. Тайцы идут друг на друга и забивают в мясо просто, им не нужно обладать техникой. А боксер должен быть техничным». В Украине есть один, как по мне, великий боксер — Ломаченко.

Я посмотрел все его бои: реально видно, что это очень умный человек. У него столько ходов, как он действует — просто загляденье. Смотришь на него — будто читаешь хорошую книгу. Похожая история с Нейтом Диазом. Нейт — человек, вообще всю свою судьбу превративший в произведение искусства.

На фоне остальных бизнесменов, которые своими кулаками просто заколачивают бабки. Выходят без лица, как дурачки, как мальчики для битья. А он показывает себя, какой он на ринге — такой он и в жизни.

Лупу: Ты упомянул мясо, и я вспомнила, что вы его много лет не едите. Ничего в этом такого, конечно. Но в одной из бесед вы говорили, что есть мясо — это прежде всего лицемерие. Когда живую уточку ножом заколоть не можешь, а съесть — пожалуйста. Извините за пошлый вопрос, но насколько для вас важна искренность?

Алехин: Одно время мне казалось, что если что-то говоришь, то за этим должна стоять база. Сейчас я в этом совершенно не уверен. Если честно, мне вполне нравятся вкус и запах мяса. Вижу шашлык — хочется его сожрать.

Но в то же время мне известно, что производство мяса загрязняет окружающую среду, причиняет кому-то страдания. И я могу без его употребления обойтись. Откажусь от соблазна и нормально проживу. Для меня есть продукты только растительного происхождения так же естественно, как чистить зубы каждый день.

Молоко не пить, сыр, бл***, не есть, рыбу… Но непонятно… Михаил Енотов говорит примерно такое: лучше уж есть мясо, чем не есть и считать это подвигом, быть порабощенным собственной гордыней. С одной стороны, я понимаю, что тут нечем гордиться.

С другой стороны, я иной раз думаю о каком-то мясоеде: ах ты грязнож*пый, сука, лох! Но и тут же понимаешь, что сорвался. Но мысли такие возникают.

Одно время мне казалось, что если что-то говоришь, то за этим должна стоять база. Сейчас я в этом совершенно не уверен.<\p>

Сперанский: Я так не думаю. Из этого есть простой выход: берешь и ограничиваешь это поле своим пространством.

Ты не ешь мясо — а другие пусть делают что хотят. Это как с любой моралью. Здесь дело не в мясе, а в морали. Если ты считаешь, что на тебя взвален груз моральной ответственности и ты несешь его, — тогда ты попал в яму.

А если ты так не считаешь, думаешь, что это твое дело, то все норм.

Алехин: Но нужно же делиться своими впечатлениями.

Сперанский: Так делись.

Алехин: А когда делишься — то рискуешь в петлю попасть.

Сперанский: Нет.

Алехин: Да!

Сперанский: Смотря как делишься. Когда есть повод — когда тебе котлетки суют, например, — говоришь: я не жру мясо.

Алехин: Но в твою сторону же постоянно провокации летят. В том-то и дело.

Сперанский: Не знаю. Я по этому поводу не испытываю гордыни, ничего такого. Даже не понимаю, как это возможно.

Парень: Это как у Грюндига: «Ты бросаешь монеты в протянутую руку, думаешь этой взяткой слить Богу душу».

Сперанский: Ну да, кстати, есть аналогия. Когда подаешь милостыню, можешь ох*еть от поступка сделанного, возгордиться. «Отец Сергий» у Толстого примерно об этом.

Обратите внимание

Тут дело не в мясе, а в принципе в человеческой жизни. Я не знаю, что за священники говорят о гордыне, им нужно на себя посмотреть сначала. Что у них там, бл***, под крестом творится.

<\p>

27 октября «Макулатура» выступает в московском клубе «Лес» (Лесная, 30а)

Понравился материал?помоги сайту!

Источник: https://www.colta.ru/articles/music_modern/12876-makulatura-rep-eto-tma-i-nichto

Geometria.ru

Одна из самых неординарных групп мира рэп-музыки приехала в Ярославль, чтобы презентовать свой новый альбом “Сеанс”. Мария Шуляк не упустила возможность пообщаться с музыкантами и встретилась с ними перед концертом.

С «Макулатурой» я познакомилась около года назад. В тот день я шла на интервью, предварительно исписав весь блокнот длинными вопросами на тему творчества группы и в целом их места в музыкальной культуре. Правда по итогу все интервью я провела краснея.

Ребята игнорировали мои вопросы, постепенно переводя тему на совершенно другие вещи, попутно разбавляя свои размышления благородным матом. Только спустя время я поняла, что разговор с «Макулатурой» нужно было выстраивать иначе: в естественной манере, поддерживая абстрактные диалоги и не боясь улыбаться на их шутки.

В такой форме я провела интервью, когда музыканты приехали в Ярославль презентовать свой новый альбом «Сеанс».<\p>

Мы встретились с «Макулатурой» перед концертом в пивной «Афоня». В компании вместе с Женей Алёхиным и Костей Сперанским оказались также Максим Тесли (участник группы «Щенки» и «Он Юн» – прим.ред.

) и фронтмен «Ночных грузчиков» Михаил Енотов. Именно в таком составе проходила наша беседа. Пока музыканты удивленно «охали» из-за того, что я ни разу не была в «Афоне», я пыталась настроиться на серьезный разговор. Но это было бессмысленно.

«Макулатура» может быть серьёзной лишь на сцене, читая снобической публике свои философские тексты. Отсюда наша беседа получилось легкой, в некоторых местах абсурдной, но, без сомнения, интересной.

– В прошлый раз, когда я спрашивала вас о новом альбоме, вы были немногословны и сказали лишь то, что новый альбом был зае*****ий.

Женя Алёхин (смеется):Нескромно.

– Альбом «Сеанс» по своему содержанию такой же крутой, как и ваш предыдущий альбом «Пляж»? Или все-таки есть разница?

Женя Алёхин: Ох, я даже не знаю. Мне кажется в художественном плане «Сеанс» превосходит «Пляж», но там нет такой слаженности . «Пляж» выстроен лучше, музыка там гармоничнее, а «Сеанс» – это альбом с выпуклостями. Где-то он гладкий, где-то неровный. Всякая «херня» торчит из него. И в хорошем и в плохом смысле.

– Но «Сеанс» по содержательной части получился драматичнее в отличие от «Пляжа».

Женя Алёхин: Скорее страшнее. Там больше триллера, какого-то накала. Драмы-то там особой нет. Ну мне так кажется. Хотя, что я знаю? Я всего лишь слабоумный инструмент в руках Божьих (улыбается).

– Основная тема альбома «Сеанс» – это разлука. Что же вас побудило обратиться к этой теме?

Женя Алёхин: Слишком все было хорошо в личной жизни, и я решил, чтобы уберечь свое творчество, надо разрушить личную жизнь (смеется).

– На альбоме «Сеанс» есть песня с ЛСП. Это ведь первый раз, когда вы решили записать трек с популярным рэп-исполнителем. Почему вы это сделали?

Женя Алёхин: Мы не то, чтобы пригласили (распечатывает пачку сухариков и отвлекается на нее) Пожалуй, худшие на свете сухарики. Так вот, мы давно планировали с ним что-то записать, так как у нас общий концертный директор. И еще в 2016 году, когда Миша (концертный директор группы «Макулатура» и «ЛСП» – прим.ред.

), не был нашим концертным директором, он дружил с Ромой (Рома Англичанин, участник группы ЛСП, скончавшийся этим летом – прим.ред.) и говорил нам: «Вот, есть такая группа, они хотят с вами записать песню». Мы послушали их музыку, я сказал: «Блин, ну это же полная ху***». А потом я уже в одиночестве стал переслушивать, вслушался в текст, мне стало нравиться.

Вот так все и получилось.

– То есть вас нисколько не смутило то, что их музыка абсолютно противоположна вашей?

Женя Алёхин: Ну мне давно хотелось, чтобы кто-нибудь попел у меня в треке. Более подходящего человека я не нашел пока. Плюс, я еще хотел, чтобы Рома с нами побольше поработал. Мы подружились. Но, к сожалению, больше одного трека записать не получилось.

– Напрашивается вопрос: с какими еще исполнителям рэп или поп-культуры, «макулатура» хочет записать песню?

Женя Алёхин: Я бы хотел записать песню с Дельфином. Больше ни с кем.

Костя Сперанский (скромно добавляя и вызывая смех у Жени): С Васей Васиным.

– Вы поехали в тур совместно с группой «Щенки». Насколько вам уютно вместе гастролировать?

Женя Алёхин: Да, нормально. Уют – это не то, чего мы ищем. Вот один парень у нас любил уют, его сейчас с нами нет.

– Вы про Феликса? (Феликс Бондарев – участник группы «Щенки» – прим.ред.). А где он кстати?

Женя Алёхин: Мы его временно уволили.

– Что он натворил?

Женя (смотрит в сторону Кости, который стоит в очереди за пивом):Домогался до Константина.

– Костя, это правда? Ребята сказали, что тебя Феликс домогался, поэтому они его уволили.

Читайте также:  Cочинение моя любимая игрушка 1 - 6 класс

Костя (грустно отводя взгляд): Да, правда.

– По-моему, это ужасно!

Женя Алёхин: Это прекрасно, но этому не место в туре. Но было бы здорово: Костя бы начал встречаться с Феликсом. Костя бы больше писал, а Феликс бы лучше питался. Мне кажется – это было бы идеально.

– Да, приобрели бы новую категорию фанатов. Кстати, сейчас на концертах вы не делите между собой поклонников? Кого в зале больше: фанатов «Щенков» или «Макулатуры»?

Максим Тесли: «Щенков». На самом деле, я на первых концертах думал, что в меня фанаты «Макулатуры» будут кидать бутылки, потому что их фанаты пиз***страдальцы, а у нас наоборот мощные, веселые ребята…

Женя Алёхин (перебивая): У нас снобы!

Максим Тесли: Наши поклонники – это самцы и клеевые девочки. Поэтому я думал, что поклонники «Макулатуры» расстроятся и будут кидать в меня чем-нибудь тяжелым, но нет, все обошлось. Публика очень хорошо реагирует.

– Максим, может ты раскроешь правду на отсутствие Феликса в вашем туре. Где он?

Максим Тесли: Мы его уволили за сексуальные домогательства. Это же сейчас модно у нас? Вот скоро мы устроим каминг-аут, и расскажем к кому он первый начал приставать.

– Вы сейчас в туре активно записываете видео и выкладываете их на Youtube. Во многих видео вы называете Максима «лучшим из людей». Откуда появилось это прозвище?

Женя Алёхин: А почему бы нет?

– Ну может он сделал что-то особенное…

Женя Алёхин: Да зачем это? Просто берешь и называешь его «лучшим из людей». Вот выбери себе своего «лучшего из людей» и тоже назови его так. (В этот момент музыканты поднимают вверх кружки с пивом: «За лучшего из людей!»).

– Вам по – прежнему не удается зарабатывать только музыкой? Помнится, Женя, при нашей последней встрече, у тебя было свое издательское агентство, и еще, ты работал фотографом в клубе.

Женя Алёхин: Получается, но просто хочется больше денег. Я просто их трачу быстро: на баб, элитный алкоголь…

– Не верю тебе, ты сейчас пьешь пиво за 90 рублей.

Женя Алёхин: И что? Может я сейчас себе десять таких закажу, а это будет уже 900 рублей. Ну вот сколько я репом могу заработать? Ну 40.000 руб., ну может 50.000 руб. А мне же еще бабу хочется свозить на юга. Еще хочется фотик новый купить.

Максим Тесли (глядя на фотоаппарат Жени): 50.000 потратили в Казани на этот фотоаппарат.

Женя Алёхин: Да, я решил свой старый фотик бывшей бабе подарить, а себе купить новый. Благородно?

– Да,ты джентельмен.

Женя Алёхин: Да, вот поэтому приходится заниматься всем подряд. Всяческие консультации давать.

– Как, кстати, дела у вашего издательства «Ил music»?

Женя Алёхин: Все хорошо. На концертах книги хорошо покупают. Но если бы я делал футболки, я бы заработал больше. Правда, это было бы не так интересно. Это знаешь, как говорят, что всю свою жизнь математически можно просчитать.

Но есть какие-то вещи, которые не просчитать: ну там болезнь, например. А так я выбираю себе путь максимально длинный и максимально неперспективный: издавать книги и писать реп. Я же могу до 70 лет заниматься этим и не разбогатеть. Всегда будет, чем заняться.

Катаешься по стране и совокупляешься с красотками.

– Насколько я помню, ты женат.

Женя Алёхин: Уже нет. Но это не проблема, скоро я женюсь и третий раз. Это ведь так: один раз попробуешь, потом за уши не оттянешь.

– Я думаю такое количество партнерш – причина твоих драматичных текстов песен.

Женя Алёхин: Партнерш? У меня с ними скорее отношения: раб – хозяин. Какие партнерши? Я – шовинист. Вся реп культура построена на шовинизме.

– Со стороны звучит ужасно.

Женя Алёхин: Прекрасно! Это все из-за женщин. Они же управляют миром, благодаря им есть спрос на таких «стремных» самцов, как я и Максим Тесли. Будет спрос на таких, как Костя, будем на них ориентироваться.

– Давайте сменим эту странную тему. Ваше отношение к современной музыке и рэп-культуре?

Максим Тесли: Да нормальное. Костя (Сперанский) фанат Pharaoh, я фанат Face.<\p>

Женя Алёхин: А я ничей не фанат. Мне тоже надо кого-то придумать. Pharaoh и Face слишком талантливы, прям, как наш Максимка, только моложе.

– В прошлом году после концерта «Макулатуры» в Ярославле ты чуть не подрался с каким-то неадекватным поклонником. У вас вообще часто такие случаи бывают?

Женя Алёхин: Практически никогда.<\p>

Максим Тесли: Я вот в Минске отп*здел кого-то. Правда, он потом обниматься ко мне полез. А Женя в Самаре угрожал всем пи***й навешать.

Женя Алёхин: В Самаре? Одному только. Но если бы он поближе подошел, ему бы было бы несдобровать. Неадекватный парнишка был.

– А что он делал?

Женя Алёхин: Каждый раз говорил мне, что нужно петь. Я ему один раз сказал: «Пожалуйста, не подсказывай». А он все равно продолжил. Я ему несколько раз замечания сделал. Но ничего не помогло.

Завершая интервью небольшой блиц-опрос:

– Ваша главная черта?

Костя Сперанский(скромно улыбается и не отвечает)

Женя Алёхин: У меня нет черты. Моя главная черта, что я великий поэт.<\p>

-От чего вы получаете самый большой кайф в жизни?

Костя Сперанский: Мне нравится драться. Но на тренировках. На улицах не особо.

Женя Алёхин: Мне нравится читать.

-Если не собой, то кем хотелось бы вам стать?

Костя Сперанский: Ну, может кем-нибудь из мертвых. Все мертвые в одинаковой степени достойны зависти, тем, что они мертвы.

Женя Алёхин: Деймоном Албарном я хотел бы быть (Деймон Албарн – фронтмен группы Blur – прим. ред.).

– Ваше любимое изречение.

Женя Алёхин: «Все – равно ничего»

Костя Сперанский: «Представь, что люди платят такие бабки, чтобы отдыхать на природе, а ты тут бесплатно, да еще и джихат на пути Аллаха» Это Александр Тихомиров, который погиб, по-моему, в Нальчике.

Беседовала Мария Шуляк
Фотографии взяты из официальной группы “Макулатуры” в VK

Источник: https://geometria.ru/blogs/music/707129

Классическая макулатура

ЛЮБОЙ КАПРИЗ  

Сначала – о хорошем. Читать у нас, может, стали и меньше, но печатают по-прежнему много: в области зарегистрировано более ста издающих организаций, которые только за прошлый год выдали «на-гора» около 700 наименований книг. Другой вопрос – качество. 

Дело в том, что юридического термина «издательство» у нас нет. Есть деятельность – «издание книг», но, поскольку лицензии на нее отменили, издавать книги можно всем. Кому не лень. Какого качества будет продукт – дело десятое.

– Сегодня издательства вынуждены выживать, поэтому многие не смотрят на содержание книг, а печатают то, за что платят, – переживает издатель Александр Рутман. – Любой может напечатать свою книгу – полторы сотни экземпляров стоят от двух тысяч рублей.

А если типография выступает как издательство, книге еще и международный индивидуальный номер присвоят. Часто оглавление, выходные данные и другие книжные атрибуты, требуемые стандартами, игнорируются. Если заказчик захочет, допустим, запятые расставить не по правилам, а где в голову взбредет, и это сделают.

В результате из маленьких типографий выходит море галиматьи.

Важно

Слова издателя подтверждают многие книги, представленные на выставке. Открываем сборник стихов работников ЯШЗ «Мое второе Я», читаем: «Тебя люблю и жду тебя, одним тобой живу всегда я. Люблю и верю, что нужна, и встречи жду, и дни считаю…».

Рядом на стенде книжной выставки – сборник стихов «Стихия». Автор А.И. Виноградова в предисловии признается, что поэзией увлеклась, выйдя на пенсию. «Какие шутки, что такое? Стихи мне не дают покоя: стучатся в окна, лезут в двери…». Судя по всему, А.И.

Виноградова увлеклась поэзией не на шутку.

Справедливости ради нужно заметить, что среди этого околохудожественного трэша порой попадаются прелюбопытные вещи. В свое время милиционер Александр Сальников презентовал роман в стихах «Шарьинская весна», в котором есть и первая любовь (племянницы к дяде), и дуэль (на охотничьих ружьях), и даже самоубийство (главный герой вешается на скакалке).

А предприниматель Андрей Малыгин написал и издал на свои деньги книгу «Зеркало, или Снова Воланд» о новых похождениях князя тьмы и его свиты.

Писательница из Данилова Лина Градова на днях презентовала свой первый дамский роман «Я тебя никогда никому не отдам», а ее коллега из Тутаева Фелиция Флакс выпустила уже четвертую по счету книгу «Любовные декорации» и останавливаться не собирается.

ПИСАТЕЛЬ? ПЛАТИ!

Были на выставке и книги известных ярославцев – Валерия Замыслова, Ольги Скибинской, недавно ушедшего от нас Александра Разумова. Но при этом сами библиотекари с грустью констатируют: даже признанным авторам часто нужно самим искать деньги на издание своих произведений. А это отражается на уровне продукции в целом: знак качества на ярославской книге можно поставить крайне редко.

Хотя есть и исключения. В прошлом году издали (правда, не у нас) очень хороший альбом мультипликатора Александра Петрова «Моя любовь. Сотворение фильма» тиражом 1000 э­кземпляров.

Деньги на это – около 400000 рублей – нашел сам автор, да еще мэрия Ярославля заранее выкупила часть тиража.

Совет

Интересна дальнейшая судьба издания: «авторская» часть тиража продавалась в ЯХМ за 480 рублей (чуть выше себестоимости), а «мэрская» – в Доме книги за 750.

Тем, у кого есть талант, но нет денег, остается участвовать в престижных конкурсах и пробиваться в столичные литературные журналы. Так поступили выпускники ЯГПУ Наталья Ключарева и Тимур Бикбулатов – и нашли своего читателя. К сожалению, не в Ярославле.

Сами же вузы области выпускают по большей части методические пособия и справочники – однообразные брошюрки в обложках пастельных тонов, которые, к слову, и составляют обычно львиную долю экспозиции «Книжной культуры Ярославского края».

Но лишь малая толика из них связана с проблематикой нашего региона.

КТО ОТВЕТИТ ЗА КАЧЕСТВО?

– Хороших авторов в нашей области много, но часто мы их просто не знаем, – жалуется председатель Ярославского отделения Союза писателей России Герберт Кемоклидзе.

– В других регионах, например в Ивановской, Владимирской областях, поддерживают социально значимую литературу, а у нас даже издательского совета нет, два года назад он был расформирован. В 2006 году выходил ярославский альманах, еще Евгений Чеканов издавал журнал «Русский путь на рубеже веков», который два года назад закрылся.

Год назад наш союз подготовил сборник произведений лучших ярославских писателей, но он не вышел. Нам нужен свой журнал, но без поддержки правительства ему не выжить.

Об этой же проблеме говорит и Александр Рутман, правда, в другом ключе. По его мнению, альманах необходим молодым, начинающим писателям, поэтам, художникам, музыкантам. Они смогут поделиться своим творчеством с читателями, которые в свою очередь получат представление о художественном потенциале области в целом.

По словам начальника управления коммуникаций и общественных связей правительства Ярославской области Андрея Тутарикова, деньги на книгоиздание все-таки выделяются, хоть и небольшие.

В 2009 году в областном бюджете по этой статье заложено 2,7 миллиона рублей. На следующий год, по прогнозам, дадут столько же.

Однако правительство региона хоть и спонсирует издание книг, но за качеством их не следит.

– На форуме по глобальной безопасности нашим гостям дарили книжки «Энциклопедия Ярославского края. Антология»! Разве такое бывает? – возмущается Александр Рутман.

– Энциклопедия – это систематизированный обзор знаний по какой-либо теме или нескольким темам, антология – избранные произведения.

Обратите внимание

Отбор статей там тоже ниже критики, а что это за шесть фотографий в начале книги, среди которых портреты губернатора области и мэра Ярославля! Как можно смешивать энциклопедию и корпоративный буклет? Почему под этим подписываются наши чиновники?!

Можно только надеяться, что к подаркам наши гости были не столь придирчивы, но проблема-то остается, точнее, даже две. Книги, издаваемые в регионе, некому проверить на соответствие стандартам, поэтому и качество их зачастую ниже критики. А начинающим авторам негде печататься – хотя бы для того, чтобы их заметили.

Но, возможно, вскоре ситуация исправится. До конца года правительство области планирует ввести в действие «Положение о порядке проведения конкурса издательских проектов» и сформировать общественный совет по издательским проектам.

– Задачами совета будут рассмотрение и оценка поданных на конкурс издательских проектов и выработка рекомендаций по ним для правительства области, – говорит Андрей Тутариков. – К сожалению, подготовка положения затянулась. Хочется сделать идеальный вариант – чтобы было честно и объективно, а деньги направлялись только на действительно правильно выбранные темы.

По словам Тутарикова, когда положение утвердят и сформируют издательский совет, соответствующие документы опубликуют в СМИ, на сайте правительства области и отправят в Союз писателей.

Юность-Ярославль

Источник: http://yarcenter.ru/articles/culture/literature/klassicheskaya-makulatura-25186/

Ссылка на основную публикацию