Поколение битников: поэзия, проза и философия

Движение битников в литературе

В 50-ых годах прошлого века новое культурное и литературное движение застолбило за собой главенствующую роль в умах американцев. Движение битников никогда не было столь многочисленным, как потерянное поколение или другие течения, но его влияние на культурный статус было едва ли не самым заметным среди конкурирующих групп.

В первые годы после Второй Мировой Войны произошли кардинальные сдвиги в общесоциальном осведомлении. По мере того, как Америку захлестнул послевоенный экономический бум, многие студенты начали ставить под сомнение такое безудержное стремление к материализму. Движение битников стало продуктом этих сомнений.

В царящем тогда капитализме они видели угрозу человеческому духу и социальному равноправию. В добавок к их неудовлетворенности культурой потребления, битники выступали против унизительной стыдливости поколения своих родителей и дедов. Табу, направленное на открытое обсуждение человеческой сексуальности, они рассматривали как нечто нездоровое и даже потенциально вредное.

Обратите внимание

В мире литературы и искусства битники приняли сторону оппозиции безупречному, практически стерильному, формализму эпохи модернизма. Они наслаждались открытой, прямой и экспрессивной литературой. Очень часто культурные творения битников преступали черту дозволенного, а потому цензура нередко накладывала на них вето.

Многие исключают литературу битников из разряда серьезного искусства, но время показало, что культурное наследие бит-поколения оказалось более долговечным, а его влияние — более масштабным.

Первые шаги

Основатели бит-поколения встретились в Колумбийском университете в начале 40-ых. Джек Керуак и Аллен Гинзберг на многие годы вперед стали локомотивами той начальной группы единомышленников, в которую также вошли Люсьен Карр, Джон Клеллон Холмс и Нил Кэссиди. Грегори Корсо стал первым поэтом-битником, которого повстречал Гинзберг.

Несмотря на их анти-научные, или скорее анти-академические, притязания, все бит-поколение было вполне образованным и происходило из среднезажиточных классов. Именно Керуак был тем, кто придумал название «Бит-поколение», и как ни странно, он попал в самую точку.

Уильям Берроуз был еще одним писателем движения битников, хотя немного старше и опытнее своих современников. Берроуза признали непригодным для службы в армии во время Второй Мировой Войны, поэтому несколько лет бесцельно ездил по стране, берясь за самую странную работу.

Наверное, в такой расклад событий вмешались некие верховные силы, а потому путям Берроуза, Керуака и Гинзберга было суждено сплестись воедино. Именно их творческие поиски дали жизнь литературе битников.

Бит-поколению пришлось пробираться сквозь множество всевозможных стилей, идей и течений, прежде чем им удалось создать свою собственную уникальную концепцию. Существует теория, что поэзия Романтизма в большей мере повлияла на сознание битников, особенно творчество таких поэтов, как Перси Биши Шелли и Уильяма Блейка.

Не обошли их стороной и сюрреалистические и абсурдистские течения. В то же время, Американский трансцендентализм 19-го века послужил мощнейшим источником вдохновения для политики конфронтаций бит-движения. Например, Генри Девид Торо был возведен им в статус символа своих протестов.

В частности, движение битников сыграло важную роль в восстановлении репутации Торо и ее возведении на то положение, на котором она нынче и находится. В обратном направлении, американский модернизм стал той мишенью, в которую направлялись вся ругань и оскорбления битников. Например, формализм Томаса Элиота напрочь отвергался по причине полного отсутствия связи с реальной жизнью.

Элиот добился признания в роли настоящего ученого светила, в то время как бит-поколение принимало его за очередного элитарного выскочку с замашкой на величие.

Лоуренс Ферлингетти

Поздним представителем бит-движения считается поэт Лоуренс Ферлингетти. Сын иммигрантов, Ферлингетти стал ветераном морского ведомства, который работал с силами сопротивления во Второй Мировой Войне. После войны он поселился в Сан-Франциско, где и открыл книжную лавку City Lights. Его книжный магазин быстро стал местом сбора многих литераторов бит-поколения.

Примерно в то же время Ферлингетти начинает заниматься издательской деятельностью, публикует работы статусных поэтов, но не обходит стороной и молодых. В своих собственных работах Ферлингетти демонстрирует стилистику, навеянную джазом, и дух импровизации.

Важно

Ферлингетти известен благодаря своей умелой комбинации юмора и мрачности, а также злободневным размышлениям о положении Америки и всего мира в середине прошлого века. Он обличал упадок и притворство американской культуры, а также деструктивный потенциал капитализма, но его главным инструментом была насмешка над всей этой абсурдностью.

Так уж случилось, что поэтика Ферлингетти не имела столь прочного места в среде литературы битников. Его юмор и сатира делают его творчество более универсальным, а потому менее притяжимым исключительно к одному течению.

Аллен Гинзберг

Публикация работы «Вопль» Аллена Гинзберга в 1956 году ознаменовалась поворотным моментом в истории бит-литературы, если не говорить об американской литературе в целом.

Эта поэма была задумана таким образом, чтобы ее зачитывали вслух, тем самым возвращая устные традиции в литературе, которыми пренебрегали вот уже несколько поколений.

Вольное содержание произведение удивило всех, и это будет слабо сказано, ведь ее проблематика действительно была воспринята на суд как откровенная порнография.

Однако Гинзберг выиграл это противостояние с общественностью, в итоге литературе и изобразительному искусству было определено особое место за пределами царившей тогда строгой цензуры.

Своим «Воплем» Гинзберг призывает читателя/слушателя провести тур по обратной стороне Америки, на которой нашли себе место наркоманы, бродяги, проститутки и мошенники; сторона, в которой живет внутренний гнев против системы и требует полагающегося равноправия. Грязная речь и сленг возводятся в ранг обыденного наравне с наркотиками и преступностью. Все эти вещи шокировали общественность 50-ых годов. Но Гинзберг всего лишь следовал по пути собственного вдохновения. Он с любовью цитирует Уолта Уитмана, отголоски которого можно заметить в трудах Гинзберга невооруженным взглядом.

По мере того, как на смену 50-ых годов, проведенных в достатке, пришел хаос 60-ых, поэтика Аллена Гинзурга также претерпевает существенные изменения. Его труд всегда был олицетворением внутренней суматохи и поисков смысла.

И когда его персона оказалась в определенном центре внимания всего общества, внутри просто не оказалось больше горючего, которое бы живило двигатель его творчества. Никто не говорил, что Гинзберг сбился со своего проторенного пути, критики лишь утверждали, что его работы стали более «зрелыми», а оттого — менее взрывоопасными.

Совет

Большую часть времени в период 60-ых годов он провел в роли знатока, которого приглашали разные университеты. Ирония судьбы, не иначе: учреждения, к которым он повернулся спиной, ждали его с распростертыми объятиями. Но так сложилась судьба, что самому Гинзбергу определенно нравилось быть ментором и наставником для других.

Внушение веры в человеческий дух следующим поколениям стало настоящим призванием для Гинзберга, как для писателя-провидца.

Джек Керуак

Но не Гинзбергом единым! Наверное, ни один другой писатель из движения битников не притягивал к себе большего внимания, чем Джек Керуак. Его жизнь была полна конфликтов, смятений и критических депрессий. В конце концов, умирая от алкоголизма, Керуак никак не мог смириться с ролью рупора целого поколения битников.

По воспоминаниям близких он был застенчевой личностью, а потому ему пришлось трудно в те периоды, когда общественность отторгала его труды. Его единственным успехом был роман «В дороге», философская притча о путешествии, в которой умело перемешались потоки сознания, наркотические пристрастия и глубокие наблюдения тех событий, с которыми поколения резонируют и по сей день.

Эта книга сделала его знаменитым буквально в первый же день. Даже члены круга бит-поколения были несказанно удивлены, с какой страстью и энтузиазмом работал на первый взгляд такой тихий Джек Керуак. В добавок к романам и философии, он писал в целом о художественном ремесле, по крайней мере он это так называл.

Именно эти полу понятные и пространственные размышления о литературе стали неким окном в сознание битников. В нем определенно можно найти огромный потенциал, но зачастую этот потенциал разбивается об царствующий в уме беспорядок и негаснущий идеализм, несмотря на горькую реальность потребительской культуры Америки.

В определенном смысле, Джек Керуак был самой уязвимой фигурой из всего бит-движения. Он поддался давлению славы и всеобщего внимания. Пока Гинзберг отстранялся он важности массового ожидания, Керуак нес его на собственных плечах и в итоге сломался.

Уильям Берроуз

Даже если бы Берроуз ничего не написал, кроме «Голого завтрака», он наверняка остался бы в пантеоне писателей битников. Он, возможно, более ярко чем кто-либо другой из бит-движения воплотил в своих трудах дух опрометчивости, благодаря которому и было известно его поколение.

Однажды в Мехико, в алкогольном угаре, он случайно застрелил свою первую жену Джейн Волмер. Причина, по которой он оказался в Мексике, была до боли прозаична: он пытался скрыться от правосудия в Штатах. Многие жуткие черты своей жизни он переносит и на бумагу.

Нельзя не отметить особый стиль Берроуза. Он явно пренебрегал описательными элементами, что прямым образом отражает его эмоциональное состояние, подпитанное борьбой с алкогольной и наркотической зависимостью.

«Голый завтрак» — это очень сложное и местами устрашающее сочинение, но вопреки всем контраргументам эта работа по-прежнему находит своих читателей.

Обратите внимание

Критика бит-поколения звучала абсолютно с разных концов планеты. Академические круги высмеивали битников, как грубых и неотесанных псевдоинтеллектуалов. Американская общественность была напугана их сексуальными девиациями и неприкрытой наркозависимостью.

Статусные писатели тех времен смотрели словно свысока на труды битников. Некоторые политики, например Джозеф МакКарти, находили в идеологии битников элементы коммунизма и угрозы национальной безопасности.

Битники стойко выслушивали все эти колкости в свой адрес, это событие скорее наоборот их сплотили. Однако, их относительно короткий срок пребывания на мировой литературной сцене наверняка можно отнести к тому количеству негатива, вылитого на них за это время.

Оригинальное название «Beat» подразумевало в себе людей, разбитых и ненужных, и для начала 1950-х годов такая интерпретация была как нельзя кстати.

Бит-поколение очень существенно повлияло на структуру современного американского общества. С публикацией «Вопля» Гинзберга быстро распространилось мнение о том, какой должна быть «приемлемая» литература.

Цензура как инструмент формирования человеческого сознания, по крайней мере в рамках художественного творчества, перестает быть таковой. Возможно, главным достижением битников является активная дискуссия экологических проблем. До 1950-х годов энвайронментализм не существовал в той форме, как это есть сегодня.

Идеологическое сходство битников с коренными американцами и восточной культурой дало толчок зарождению современной экологической этики. Современная поэтика претерпела коренных изменений в своей структуре и стиле, что позволило кому-либо открыто высказывать свое мнение касательно определенного предмета.

Экспериментирование вышло на первые роли, тем самым отодвинув тесный формализм на второстепенный план. Но бит-поколение исчезло за горизонтом также быстро, как и взошло над ним.

Источник: http://www.litblog.info/dvizhenie-bitnikov/

Бит-поколение в лицах: поэзия и проза

Во второй половине XX века в Америке с легкой руки Джека Керуака появился новый термин: «битники». Керуак так охарактеризовал социальный пласт, возникший после почти исчезнувшего к 1958-му году «потерянного поколения».

Активное неприятие «американской мечты», сексуальный бунт, культ музыки, свобода самовыражения, «поток сознания» — все это характеризует стиль мышления и письма битников. Из музыки эти ребята предпочитали би-боп, поджанр джаза, стиль свободный от рамок, импровизирующий, идеально подходящий парням и девушкам «разбитого поколения».

«Я видел лучшие умы моего поколения», — писал Аллен Гинзберг в своей поэме «Вопль», которая вместе с романами Берроуза и Керуака составляет Великую Троицу литературного направления битников. Собственно, многие, слышавшие о битничестве, знают только этих троих. Пожалуй, вдобавок и Нила Кэссиди, благодаря кинокартине «На дороге».

Читайте также:  Измена — это предательство или верность своим интересам?

После выхода в 2013-ом году фильма «Убей своих любимых» широкая общественность «познакомилась» с Люсьеном Карром и Дэвидом Камеррером. Но ведь и это еще не все! Сколько великих для бит-поколения лиц упускается из виду! Музыканты, поэты, писатели, художники.

Сегодня мы поговорим о менее известных широкому кругу битниках в литературе.

Когда ты пишешь книги, которые может изъять полиция, стоит обращаться к надежным людям. К таким, например, как Лоуренс Ферлингетти, владелец книжного магазина City Lights, издатель, художник, оформитель, переводчик, а к тому еже еще поэт и писатель. Он является автором более 30 сборников стихотворений.

И я с нетерпением жду когда убегающие любовники на Греческой Урне поймают друг друга наконец и сожмут друг друга в объятьях и я жду всегда и с нетерпением

ренессанса чуда.

(Из стихотворения «Я жду»)

О Филиппе Уэйлене вспоминают гораздо меньше, чем о Керуаке, Берроузе и Гинзберге, а зря. Дзэн-буддийский монах, которого считают одной из основных фигур, стоявших за Сан-Францисским поэтическим возрождением середины 50-ых гг.

, писал самоироничные, аполитичные, наполненные почтительным отношением к обыденной жизни строки. Можно сказать, что он творил такие стихотворения, которых нам в нашей хаотичной, урбанистической и политической среде очень не хватает.

Важно

Там наконец все родное  будет со мной. В небывалом зеленом мире прекрасной прозы. Все то, что я потерял, когда писал  сейчас в Беркли эти стихи.

Здесь все другое — чужое, странное, незеленое.

(Из стихотворения «М. -Д. Шнайдеру»)

Следующая фигура в этом списке не менее любопытна: Филипп Ламантиа.

Он получил комплимент от самого Андре Бретона за успешное увлечение сюрреализмом, к тому же увлекался произведениями По и Лавкрафта и даже был за это исключен из младших классов с формулировкой «за интеллектуальный разврат». Ламантиа — единственный поэт своего поколения, который был как полноценным  представителем сюрреализма в Америке, так и последователем битничества.

Между мной и тем что я вижу — дистанция в котором имманентность присутствия Божия больше никаких экстазов холодная голова наблюдать наблюдать наблюдать я — здесь

а Он — там…

(Из стихотворения «Между мной и тем что я вижу — дистанция»)

Роберт Данкен — значительная личность в поэзии послевоенной Северной Америки. Его усыновила пара последователей теософии, мальчик вырос среди собраний членов «Герметического братства», оккультной литературы. Ярко выражал свою гражданскую и политическую позицию: имя Роберта Данкена всегда вспоминают одним из первых, когда речь заходит о Стоунволлских бунтах.

Стихотворение питается мыслью, чувством, порывом, творит само себя,

это душевная неотложность прыжка в темноту.

(Из стихотворения «Стихотворение — нечто естественное»)

Не получивший регулярного образования и сменивший восемь приемных семей Грегори Корсо приличную часть жизни провел в заключении, в том числе в знаменитой Tombs, городской тюрьме Нью-Йорка с жуткой репутацией.

Собственно, именно камера, в которой до Корсо сидел мафиози-интеллектуал Лаки Лучано, где преступник оставил лампу, а в самой тюрьме —  со вкусом подобранную библиотеку, помогла Грегори осознать свою любовь к литературе.

Большое влияние на творчество битника оказала античная литература и английский поэт Перси Биши Шелли.

До самой смерти Корсо оставался саркастичным веселым хулиганом. Он успел написать несколько сотен стихотворений, роман «Американский  экспресс» и стать героем четырёх фильмов.

Те, у кого нет друзей, но кому они нужны, — часто пугают

Те, у кого есть друзья, но кому они не нужны, — обречены

Те, у кого нет друзей и кому они не нужны, — велики

Те, у кого есть друзья, и кому они нужны, — печальны

(Из стихотворения «Друг»)

Совет

Представитель бит-поколения Гэри Снайдер настолько впечатлил Джека Керуака своей тягой к буддизму, переводам хокку и непритязательностью, что занял чуть ли не центральное место в романе «Бродяги Дхармы», послужив прообразом Джафи Райдера.

Он изучал литературу и антропологию, лингвистику и азиатские языки, перепробовал множество видов деятельности: лесоруб, лесничий, рабочий на доках, матрос. Переводил японскую поэзию, путешествовал по Индии и Тибету, встречался с Далай-ламой.

Снайдер написал более 20 книг с стихами, прозой и эссе. Основные темы его творчества: экология, связь с природой.

Приобрел известность в 1955, выступая с другими битниками на вечере поэзии, где был впервые исполнен нашумевший «Вопль». В тот день Снайдер прочитал свое стихотворение «Ягодный пир».

Койот лает. Нож! Рассветное солнце на скалах. Люди ушли, смерть – не бедствие. Ясное солнце в промытом небе пустом и ярком Ящерицы выскакивают из темноты. Мы ящерицы солнце на желтых скалах. Видишь, в предгорьях Полоска реки, блестит, извивается,

По равнине к городу…

(Из стихотворения «Ягодный пир»)

И вновь битник, который послужил прототипом для персонажа Керуака (Пэта МакЛира из романа «Биг-Сур») — Майкл Макклур. Его поэзия глубоко пронизана признанием естественной природы, особенно сильны мотивы животного начала, дремлющего в человеке.

Перу Майкла Макклура принадлежат теоретические и критические статьи о бит-культуре, эссе, пьесы. Такие произведения Макклура, как «Поэма Пейоля», стали прочной основой для возникновения эзотерической литературы, среди которой, например, книги Карлоса Кастанеды.

Я свободен от Времени. Признаю не ликуя — констатируя факт. Когда закрываю глаза, вижу сполохи света. Взгляд расплывается, скачет. Я вижу, что у меня три ноги. Я вижу сразу семь разных мест! Пол скособочен — комната скошена предметы плавятся, сливаясь с друг другом. Сполохи света и сгустки предметов. Я жду наблюдая как гибнет физический мир.

Я стою на столовой горе пространства и времени.

(Из «Поэмы пейотля»)

Так сложилось, что среди битников было мало женщин. Диана Ди Прима одна из них. Она была не только поэтом, но и издателем, опубликовавшим через свое издательство «Poets Press» работу Тимоти Лири.

Поэзия Ди примы отображала борьбу за социально-политический переворот в 1960-1970-е годы, но кроме этого часто ее строки фокусировались на чем-то личном.  В более поздних работах прослеживаются сюжеты, связанные с алхимией и философией Востока.

Обратите внимание

Не хочу сидеть неподвижно в машине, когда кто-то другой за рулём. Нет — кругам, по которым

ходишь. Нет — шахматному

линолеуму. Нет. Нет — посудомоечной машине (да и стиральная — маловероятна). Нет — цветам, милым ножкам, заунывным поэмам о свадьбе. Ветер — это как люди, и мои стихи —

море.

(Из стихотворения «Стихи отказа»)

Зарождающаяся популярность кружка битников подтолкнула Лероя Джонса, также известного как Амири Барака, всерьез заняться творчеством. Он входит в «сотню величайших американцев» — поэт, писатель, эссеист и критик. Кстати, именно через Ди Приму, первую книгу которой он издал, Джонс и присоединится к битничеству.

За достижения в области поэзии в 2002 году автор был награждён престижным статусом «поэта-лауреата Нью-Джерси», однако из-за  публикации скандального стихотворения «Кто взорвал Америку» был лишен данного статуса.

И сейчас, каждую ночь, я считаю звёзды. И каждую ночь я получаю одно и то же число. А когда они не появятся для подсчёта,

Я подсчитаю дырки на тех местах, где они были.

Никто больше не поёт.

(Из стихотворения «Предисловие к двадцатому тому предсмертной
записки»)

Про Питера Орловски если и говорят, то чаще как про любовника Аллена Гинзберга. Вместе они прожили более тридцати лет, встретились в студии художника Роберта ЛаВина, где Питер работал натурщиком и больше не расставались.

А ведь Орловски был еще музыкантом, фермером, учителем и поэтом, много путешествовал, его открытая связь с Алленом во многом способствовала росту самосознания гомосексуального меньшинства в Америке.

Написаны им лично или в соавторстве с Гинзбергом пять сборников стихотворений.

Смотри, а вот Адам и Ева — я вижу их так много в эти дни на улицах Юнцов со знаком петушиных взглядов Или поникшими головами или рядами крепких зубов Кажется, их окружают малютки-ангелы танцуя вокруг, повязывая на шеи им длинные ленты Старые так ревнивы

а одиночки сверлят их острыми быстрыми взглядами

(«Стихи из подземки»)

Важно

Лью Уэлч, как и Лерой Джонс, начинал писать и до знакомства с битническим движением, но не серьезно, «в стол», но именно битники подтолкнули его занять более активную позицию в литературной сфере, и вскоре Уэлч стал активным участником поэтической сцены Сан-Франциско.

 Несмотря на литературный успех, который пришел к нему после включения Дональдом Алленом одного из стихотворений Уэлча в известную антологию «Новая американская поэзия», поэт много пьет, но при этом не прекращает писать. Приступы депрессии к 1971-му году становятся настолько затяжными, что вынуждают битника уйти в горы, где он загадочным образом исчез.

Поднявшийся следом Гэри Снайдер находит в палатке товарища только предсмертную записку.

Ещё нет сорока, а моя борода уже седая Ещё не проснулся, а глаза слезящиеся и красные,

как у слишком часто ревущего ребёнка

Что более неприятно,
чем вино прошлой ночью?

(Из стихотворения «Еще нет сорока, а моя борода уже седая»)

Роберт Крили, поэт, прозаик, журналист, работавший в «Black Mountain Review» благодаря и своим, и чужим критическим статьям сформировал принципы зарождавшихся тогда контркультурных традиций, направленных против литературного истеблишмента.

Выпустил более 60 поэтических книг, является автором романа, сборника рассказов и более десятка книг интервью и эссеистики. В 1999 году был избран председателем Американской поэтической академии.

Эхо: всполохи былого — солнце, окно, искры пылинок,

свет на твоих волосах,

зарево в твоих глазах… Ты причесываешься — Блеск волос и зарево твоих глаз

померкшее.

(Стихотворение «Эхо»)

Поэт-новатор по имени Боб Кауфман, практиковавший, как и многие битники, буддизм, быстро влился в битническую среду.

Его произведения «сюрреального» характера вдохновлены джазовой музыкой, столь любимой представителями этого движения. В 1965 г. он публикует сборник «Многолюдное одиночество» и основывает журнал «Beatitude».

Совет

Кауфман дважды давал обет молчания. Второй обет был дан в 1987 году и почти не нарушался до самой смерти Кауфмана в 1986.

Произведения, вошедшие в сборник 1970-х годов, имеют отчетливую политическую окраску. В этот сборник вошли многие ранние стихотворения Кауфмана.

Радио-джаз —
о, это кстати

круглую ночь

С цыпкой из джаза сижу на кровати

круглую ночь

Хохот рояля звенит в ушах

круглую ночь

Кто-то смеётся, и чьи-то слёзы

круглую ночь

Грустный голос и смешки, взвинченность, Отца грешки

круглую ночь

иди сюда, детка сбрось своё платье

на целую ночь

(Стихотворение «Круглую ночь»)

Множество судеб, в основном трагичных, сплелись в одном из самых известных культурных движений в Америке. В битничестве место находилось всем, у кого была дерзкая, свободная душа, подверженная сомнениям, любви, попранию устоев и любовью к природе, признанием ее влияния на человека.

«Я видел лучшие умы моего поколения», — писал Аллен Гинзберг. И он был прав.

БИТНИКИКУЛЬТУРАЛИТЕРАТУРАЛИЦАПОКОЛОЕНИЕПОЭЗИЯПРОЗА

Источник: http://beatricemagazine.com/bit_pokolenie/

Сошников А.Е. Протест против общества в творчестве «разбитого поколения»

Библиографическая ссылка на статью:
Сошников А.Е. Протест против общества в творчестве «разбитого поколения» // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 9. Ч. 2 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/09/57281 (дата обращения: 25.03.2019).

В начале 20-го века литература явила миру писателей «покинутого поколения». В 1929 году выходят три романа, которые громко заявили о новом поколении, это «На западном фронте без перемен» Э.М. Ремарка, «Прощай, оружие!» Э.М. Хемингуэя, «Смерть героя» Р. Олдингтона.

Данные произведения давно стали классикой XX века. Но, кроме «покинутого поколения», о котором в России знают многие, о втором поколении литераторов известно намного меньше.

Лишь в последние десятилетия появляются их произведения, начинают исследовать их творчество, тем не менее, их вклад в литературу в мире признается. Исследование феномена протеста против общества в творчестве этих писателей может занять ни одну работу.

Мы же постараемся лишь осветить этот феномен, анализируя часть поэзии представителей «разбитого поколения».

В 1944 году в Колумбийском университете встретились А. Гинсберг, Дж. Керуак, У. Берроуз, позже их назовут основателями битников, хотя сами себя они так никогда называть не будут, это будет «разбитое поколение», которое явит миру новую литературу.

Читайте также:  Сочинения 15.3 «что такое дружба» по текстам нагибина

Среди литераторов-битников были как поэты, так и прозаики. Самыми значительными произведениями стали «Вопль и другие поэмы» / «Howl and Other Poems» (1956) А. Гинзберга, «На дороге» /   «On the Road» (1957) Дж.

Керуака, «Голый завтрак» / «The Naked Lunch» (1959) У. Берроуза.

Протест проявлялся не только в творчестве, не только в содержании произведений, но и в манере их подачи. В 1952 году Дж. Керуак впервые приходит в издательство со своим романом «На дороге» («В дороге»), но издатель его не принимает.

Обратите внимание

Причина крылась не только в тексте, произведение было напечатано на рулоне бумаге для пишущий машинки длинной36 метров. Лишь спустя 5 лет роман будет напечатан. Керуак написал его за 3 недели. Поэма «Вопль» А. Гинзберга написана тем же механическим письмом [1].

Можно начать читать с любого места, данное произведение, смысл не потеряется, но это действительно похоже на вопль отчаявшегося поколения: «Я видел лучшие умы моего поколения, разрушенные безумием, умирающие от голода истерически обнажённые, волочащие свои тела по улицам чёрным кварталов ищущие болезненную дозу на рассвете… Священный смех над рекой! Они видели это! дикие взгляды! священные лозунги! Прощай! Они спрыгнули с крыши! в пустоту! размахивая! цветами в руках! вниз к реке! на улицу![1]» Роман «Голый завтрак» впервые был опубликован в 1959 году, во Франции, в Америке произведение выходит в свет лишь в 1962 году, и попало под суд, обвинения были сняты лишь в 1966 году. И даже судебный процесс А. Гинзберг, который выступал на стороне защиты, и сам автор произведения смогли превратить в фарс [2].

В 60-ые годы произведения «разбитого поколения» были близки поэтам из СССР. А. Вознесенский и Е. Евтушенко переводили труды А.

Гинзберга, кроме того «Евтушенко считал Гинзберга другом, Вознесенский всю свою молодость воспевал битническую вольницу: «Как хорошо побродить по Риму/ Нищим, ограбленным, побратимом».

Из смурной России казалось, что битники – и есть тот самый глоток свободы, которого советский человек был лишен не только в шестидесятые [3]».

Битники, в первую очередь, протестовали против американской мечты, которая на тот момент, для них, уже одряхлела. Они пытались ее переродить, выступая с новыми идеями, взглядами, шедшие в разрез с общепринятыми нормами.

Первая настоящая слава к ним приходит после октября 1955 года,  Сан-Франциско в Галерее Шести  проходило выступление поэтов поколения Beat. Первым выступил Аллен Гинзберг с поэмой «Вопль», которую позже издаст Лоуренс Ферлингетти. Произведение стало гимном многих молодых людей.

Уже в первой строчке чувствуется социальный протест:

«Я видел лучшие умы моего поколения разрушенные безумием, умирающие от голода истерически обнаженные,

волочащие свои тела по улицам чёрным кварталов ищущие болезненную дозу на рассвете…».

Важно

После издания поэмы, ее обвинили в непристойности, начался судебный процесс. Автор делал акцент на бедняках, бродягах, что до этого появлялось достаточно редко, тем более с такой окраской. Гинзберг вскрывает общество, показывая, что оно далеко от идеала, от американской мечты.

Здесь и наркомания, гомосексуализм, шизофрения: «кто был изгнан из академий за безумие и начертание грязных од в глазницах черепа…», «кто думал, что лишь сошёл с ума, когда Балтимор мерцал в фантастическом экстазе…», «кто сигаретами прожигал дыры в руках протестуя против наркотического дурмана капиталистического табака [1]…»

Одним из способов ухода от реальности, своеобразным решением проблемы, является самоубийство. Самоубийство – как протест против общества, как протест системе, которая сложилась в то время в США. И в поэме можно найти строчки, которые говорят об этом:

«кто кидался под грузовики с мясом в поисках колёс…

кто трижды резал вены последовательно безуспешно, сдавались и были вынуждены открыть антикварные магазинчики где думал что стареет и плакал,

кто заживо сгорел в невинных фланелевых пижамах на Мэдисон Авеню…

кто прыгнул с Бруклинского моста и это действительно было и ушёл не узнанный и всеми забытый в призрачное оцепенение ресторанных аллей Чайнатауна…

кто пел в окнах от безысходности, выпав из окна метро, прыгнул в презренный Пассаик…[1]»

Поэма А. Гинзберга в 50-ые годы и являлась протестом против сложившегося общества. Выступление против призрачности идей американского социума.

Еще одним ярким представителем «разбитого поколения» является Джек Керуак. Самыми известными романами стали «На дороге» и «Бродяги Дхармы». Центральное место в его произведениях занимает символ дороги, как свободы. Кроме прозы, ему принадлежат несколько стихов. В стихотворении «Коньячный блюз» Керуак пишет:

«Когда я слышу ханжескую

Чушь о Справедливости

& Демократии и знаю, что

лицемеры жуют эту ложь

своими искусственными зубами

я не безразличен к Богу

Я безразличен к

себе-на-земле [4]…»

Совет

Здесь видно отношение к обществу и правительству. Скорей всего, автор под фразой «…чушь о справедливости и демократии…», подразумевает речи политиков, а уже в следующей строчке «…лицемеры жуют эту ложь своими искусственными зубами…» говорится о людях из социума, которые безразличны к происходящему, готовы выслушивать абсолютно любую ложь.

В данных строчках проскальзывает негативное отношение как к американскому обществу, так и к идеям того времени. Более того в такой обстановке, автор говорит о том, что он «безразличен к себе-на-земле».

Но это безразличие к себе будет выражено несколько десятилетий спустя, когда появится очередная волна молодежной контркультуры, где гимны будут звучать острее и агрессивнее.

Еще одна яркая фигура в бит-поколении – это Берроуз У.С. Ему принадлежат многочисленные произведения. Четыре его произведения были экранизированы, в том числе «Голый завтрак», который вышел на экраны в 1991 году, режиссером является Дэвид Кроненберг.

Одно из немногочисленных стихотворений Берроуза посвящено Джону Диллинджеру, который в 30-ые годы являлся преступником номер один по классификации ФБР. Произведение начинается со слов, что Диллинджер еще жив. А дальше автор его благодарит «за  АМЕРИКАНСКУЮ МЕЧТУ опошленную и  подтасованную, так  что просвечивает наглая ложь…

благодарю за выведенный в лабораториях СПИД…

благодарю за сухой закон и Войну Против Наркотиков…

благодарю за страну, где никому не позволено заниматься своим делом…

благодарю за нацию стукачей… да,

благодарю за все воспоминания… ну-ка,  посмотрим твои руки… с тобой

вечно морока, ты всегда был занудой.

благодарю  за последнее  величайшее  предательство последней величайшей

человеческой мечты [5]».

Здесь улавливается сарказм написанных слов и явственно выступает негативное отношение к собственной стране, к стране, «где никому не позволено заниматься своим делом».

А американская мечта, в которую верили миллионы американцев, к которой они так стремились, Берроуз и вовсе называет «опошленной и подтасованной», которая привела к величайшему предательству.

Кроме того негативное отношение проявляется не только к американским идеям, стране, правительству, но и к нации в целом.

Обратите внимание

У. Берроуз, А. Гинзберг, Дж. Керуак станут философией целого поколения, «разбитого поколения». На волне их творчества появятся и другие представители данного направления, но менее одиозные.

Это было не только литературным веянием в истории США и мировой истории, но и культурным явлением, которое отразилось на последующих годах. Для литературных произведений «разбитого поколения» характерна бессюжетность, свободный стих, метафорический язык, шокирующая лексика. Вклад в культуру также является неоспоримым.

Битники привносят в американскую жизнь, а позже и в европейскую, интерес к восточной философии, именно с них начинается выступления против войны во Вьетнаме, которое подхватит другое молодежное движение. Проявляли симпатии к троцкизму, октябрьской революции, русскому анархизму. Благодаря им, возникает интерес к джазу.

Гинзбергу нравилось творчество Рембо, Блейка и Маяковского, но он переступил границы, за которые его предшественники не заходили. Творчество Гинзберга наполнено ненормативной лексикой, но не только это становилось нападками со стороны критиков, У.Берроуз, А. Гинзберг, Дж.

Керуак писали свои произведения под действием наркотических веществ, не скрывали своих гомосексуальных наклонностей. К середине 60-ых годов пути битников разошлись, но они стали философией для нового молодежного движения – хиппи.

Многие современные течение молодежных субкультур имеют одну общую черту с битниками – это стремление к свободе, уход от обыденности, что ставили в центр «разбитое поколение».

На сегодняшний момент, большинство произведений издано. Ф. Миттеран произвел У.

Берроуза  в  кавалеры Ордена  искусств  и  словесности,  тогда  как   на  родине,  в  Америке,  он унаследовал  у  Генри  Миллера   мантию  “великого  старца”  и  стал  членом Американских  академии и  Института искусств  и  словесности [6].

Вклад «разбитого поколения» в мировую литературу является несомненным, как и то, что их творчество являлось самым ярким протестом против общества и системы. Единственное движение контркультуры, которое сплотилось вокруг писателей и включало в себя писателей.

Библиографический список

Количество просмотров публикации: Please wait

Источник: http://web.snauka.ru/issues/2015/09/57281

Битники — «разбитое поколение» в поисках свободы

Сейчас это странно слышать, а ведь были времена, когда никто не слышал ни о хиппи, ни о панках, ни о металлистах и уж тем более ни о последователях хип-хоп культуры. Это эпоха битников, «разбитого поколения», чье мировоззрение во многом было заимствовано в последствии разного рода неформалами.

Битничество родилось в послевоенные годы, когда встретились молодые писатели Джек Керуак, Уильям Берроуз и Ален Гинзберг. Затем к ним примкнул Нил Кэссиди. Вместе они образовали ядро литературной группы, чье творчество пошло вразрез установкам и границам официального искусства.

Считается, что слово «битник» (от английского beat) придумал Керуак. В то время на слэнге оно означало «изношенный», «усталый», «помятый жизнью». Кроме того, словом beat назывался определенный ритм в джазе, который, как известно для битников имел особый смысл.

Вернее даже боп, одно из джазовых направлений, появившееся незадолго до битников. Он повлиял на отношение «изношенных» к жизни и привил им такие понятия как одиночество в толпе и спонтанность, которую битники считали основой своего творчества.

Важно

Эти мотивы особенно заметны в произведениях раннего Керуака, например в «Подземных», который призывал отказаться от точек при написании, а использовать лишь пробелы.

Родиной праотцев всех неформалов стала Калифорния. Движение постоянно пополнялось за счет молодежи из среднего класса, тех, кого порядком достала обыденность. Наркотиками, марихуаной битники, разумеется, баловались, но они не делали из этого культа. Джек Керуак, например, был очень расположен к алкоголю, от чего и умер.

Однако битники не были уж такими мирными ребятами. Это была достаточно агрессивно настроенная идеологическая группировка питавшая симпатии к марксизму, русскому анархизму и троцкизму одновременно. Они протестовали против американской внешней политики и американского образа жизни.

В качестве самой радикальной формы бунта против общественной морали битники избрали «нетрадиционную» сексуальную ориентацию, которая становилась модной в кругах молодых интеллектуалов. Весь этот коктейль битники тщательно сдобрили погружением в дзэн-буддизм.

В итоге они смогли предложить своему поколению только один способ борьбы с обществом — это уход в себя.

А потом появился ЛСД, которому знаменитый Кен Кизи нашел немедикаментозное применение и битники ударились в эксперименты с расширением сознания. В конце концов, все это вылилось в движение хиппи, которое как мы знаем, тоже снизошло на нет.

Читайте также:  Образ главной героини из рассказа «матренин двор»

Литературные и художественные открытия движения битников оказало влияние на мировую культуру.

Битники оставили после себя как минимум три громких имени, ставшие настоящими классиками движения: Берроуз, Керуак и Гинзберг.

Уильям Берроуз — самый старший и самый заметный. Закончил Гарвард и один из первых открыто заговорил о своей гомосексуальности. В 1951 году подстрелил из пистолета свою супругу Джоан, разыгрывая сцену про Вильгельма Телля.

Совет

Затем он долго путешествовал по Южной Америке, экспериментируя с наркотиками. Нашумел своей книгой «Голый завтрак», непереводимой на другие языки и созданием коллажной техники письма, популярной среди богемы, включая Дэвида Боуи.

В конце жизни он подружился с Томом Уэйтсом, снялся в культовом фильме «Аптечный ковбой» и скончался, прожив 83 года, несмотря на бурный образ жизни.

Аллен Гинзберг — закончил Колумбийский университет, поменял много профессий. Считается, что его «Сутра подсолнуха» легла в основу битнической идеологии. Поэма «Вой» Гинсберга привела к открытому преследованию гомосексуалистов. Гинсберг снискал лавры одного из самых популярных поэтов и умер также как и Берроуз в 1997 году.

Джек Керуак — закончил Колумбийский университет, служил некоторое время на флоте, откуда был комиссован с подозрением на шизофрению. Буддист, философ и вольный путешественник, он сочинял свои книги спонтанно, в дороге.

Основная и наиболее известная вещь Керуака «В дороге» создана согласно битнической идеологии. Он хотел издать книгу рулоном, чтобы читатель, раскручивая его, чувствовал движение. Керуак умер в 1969 году от алкоголизма. Ему было 47 лет.

Кстати, битники заложили основы современного уличного языка. Популярное среди тинейджеров словечку cool, ввели в обиход именно битники, позаимствовав его из джаза. Существует целый битнический словарь, наполненный всевозможными понятиями, которые нормальному человеку и в голову не придут.

По материалам Litera. Ru, Vredno. Ru, журнал PLAY

Источник: http://www.yoki.ru/social/17-08-2005/5005-bit-0/

Американский верлибр: литература битников

50-е годы 20 века стали для США временем переосмысления культурных
ценностей. Стремительный экономический рост стал причиной того, что многие
люди, в основном, конечно, молодые люди, стали задумываться , к чему приведет их
всех безудержный материализм их общества.

Результатом этих размышлений стало
возникновение поколения битников, предъявившего свои требования к национальному
самосознанию.

Битники объявили, что капитализм разрушает человеческий дух, а культура
потребительства, ханженство, табу на откровенное обсуждение сексуальных тем – являются
нездоровыми, несущими угрозу психике, явлениями.

Аллен Гинзберг, Джен Керуак, Грегори Корсо

Ярче всего битники проявили себя в литературе и искусстве.
Они противопоставляли свою революционную идеологию стерильно чистому формализму
модернистов начала двадцатого века. Литература битников была более смелой,
прямой и выразительной чем что-либо, что было прежде.

Откровенные, порой на
грани порнографии, произведения битников шокировали современников, а большинство
критиков того времени склонялись к мнению, что литература битников – просто
читая провокация, которая имеет целью привлечение внимания, но сама по себе не
является искусством.

Однако, время показало, что культурное влияние куда
глубже, чем думали современники этого уникального<\p>
культурологического явления. Движение
битников никогда не было массовым, их идеология привлекла лишь молодежь, в
основном студентов.

Однако влиянию и положению, занимаемому в культуре, они
более ощутимы,  чем любое другое
конкурирующее эстетическое движение. Идеология битников продолжает оказывать
влияние на современную культуру до сих пор.

Как все начиналось

Основоположниками «Разбитого поколения» были Джек Керуак и
Аллен Гинзберг. Они встретились в Колумбийском университете в начале 1940х
годов. Именно там, между попойками и наркотическими экспериментами, родилась
революционная  идеология.

Очень скоро
вокруг них возникла своеобразная тусовка, в которую входили Люсьен Карр, Джон
Клеллон Холмс и Нил Кэссиди – все они стали одними из видных фигур
бит-движения. Тогда же к ним присоединился Грегори Корсо – также поэт-битник
первой волны.

Но в отличие от основоположников движения, Корсо не был студентов
и познакомился с Гинзбергом в одном из баров Сан-Франциско, который в те
времена был столицей геев и лесбиянок. Название новому направлению также
придумали Гинзберг и Керуак, которые многие годы были оплотом этого
нонконформистского движения. Словечко «Бит» любил употреблять Керуак.

Обратите внимание

У него
оно могло означать разбитое состояние, опасную, травмирующую ситуацию,
тупиковые и отношения и т.п. Гинзбергу так понравилось это керуаковское
словечко, что он окрестил им целое поколение. Он назвал себя и своих сверстников
«разбитым поколением» по аналогии с «потерянным поколением» Хемингуэя.

<\p>

Идеология разбитого поколения базировалась на множестве
исходных материалов. Большинство основоположников бит-движения считали  вдохновителями своих работ Романистов. Также
на развитие эстетики битников несомненно повлияло творчество Перси Бисси Шели и
Уильяма Блейка.

Помимо этого в литературном наследии «разбитого поколения»
четко просматриваются абсурдистские и сюрреалистические тенденции. В то же
время, мощным источником, из которого черпал вдохновение битники, несомненно,
было Американское Трансцендентальное Движение 19го века. Особо почитался Генри
Давид Торо как символ протеста.

Именно битники, фактически, реабилитировали
репутацию Торо, а также Уолдена, и именно благодаря им эти авторы занимают почетный
статус в наши дни. И напротив, всячески поносилась битниками художественные
произведения американских модернистов. Неоклассический формализм Томаса Элиота
был отвергнут Гинзбергом, как слишком далекий от реальной жизни. Излюбленным
творческим всех бит-поэтов был верлибр – именной в этой форме написаны все
поэтические произведения представителей бит-движения.

Лоуренс Ферлингетти:
смех над абсурдностью всего

Одним из столпов бит-движения был поэт Лоуренс Ферлингетти.
Сын эмигрантов, Ферлингетти был ветераном флота, сотрудничавший с движением
сопротивления во время Второй мировой войны. Он осел в Сан- Франциско после
войны, где открыл книжный магазин «Огни Города».

» Огни
Города» быстро стали культурным центром движения битников. В то же самое
время Ферлингетти работал в издательском деле, представляя публике как
именитых, так и менее известных поэтов. В своем собственном творчестве
Ферлингетти демонстрирует ритм джаза и дух импровизации.

Его строки, кажется,
небрежно разбросаны по странице, но за кажущимся хаосом скрывался продуманный и
тщательно спланированный эффект. Ферлингетти был известен своим сочетанием
юмора и угрюмости, это отражало состоянии и Америки, и всего мира в 50-е годы.

Лейтмотивом
творчества Ферлингетти был смех над абсурдностью окружающей реальности.

Аллен Гинзберг:
путешествие на темную сторону

Аллен Гинзберг ворвался в американскую литературу в 1956
году – именно тогда была впервые издана его скандальная поэма «Вой». Эта книга
стала поворотным пунктом в истории литературы битников, не говоря уже о влиянии
этого произведения на всю американскую литературу в целом.

Длинная поэма
читалась автором вслух, почти скандировалось, — эта манера Гинзберга возвращала
слушателей к старой позабытой традиции, . Содержание поэмы было настолько
шокирующим для своего времени, что стало причиной судебного процесса. Гинзберг обвиняли
в непристойности, но поэт выиграл этот процесс.

Важно

В результате благодаря
оправдательному приговору Гинзберга поэзия в США на многие годы фактически
освободилась от цензуры и обвинений в порнографии. Впрочем, победа лидера
битников не избавила от цензуры другие литературные направления. «Вой»
Гинзберга предлагал благополучным американцам  путешествие по другой,  темной стороне Америки.

Герои поэмы —
наркоманы, бродяги, проститутки, жулики и мошенники, а само произведение
пропитано гневом против общества, в котором для успеха нужно быть послушным,
похожим на всех остальных и  готовым
покупать все новые и новые вещи. В довершение ко всему книга Гинзберга была полна
браных слов и сленга.

<\p>

Сам Гинзберг утверждал, что на его становление, как поэта,
оказал большое влияние классик верлибра Уолт Уитмен. Действительно, излюбленной
поэтической формой Гинзберга был верлибр, а во всей совокупности работ
Гинзберга можно легко проследить влияние уитменского примитивизма.

По мере того
как изобилие 50-х сменилось хаосом 60-х, Аллен Гинзберг во многом видоизменил
свою поэтику. Если раньше его произведения были пропитаны непрестанным
выражением внутреннего беспорядка и поисками смысла бытия, то позже они стали
более зрелыми и менее пламенными.<\p>

Джек Керуак: голос
«разбитого поколения»

Джек Керуак – не просто легенда бит-движения. Этот писатель,
в жизни очень скромный и замкнутый, по сути дела дал старт литературе битников.
Роман Керуака «На дороге» открыл американцам новую Америку – неприкаянную,
нищую, безработную.

Эта книга — философское путешествие, смесь потока сознания,
наркотических видений и глубоких наблюдений, которые современны по сей день.
«На дороге» стала единственным успешным произведением Керуака.

Кроме этого
романа, из под его пера вышло немало романов, философских трудов и статей,
посвященных как идеологии бит-движения, так и литературе в целом, однако
повторить успех писателю не удалось.

Творчество Керуака – это блестящие, но
почти всегда невразумительные размышления о поиске своего места в обществе, в
мире, в жизни. Гигантский потенциал писателя вероятнее всего так и не был
реализован, а его неиссякаемый идеализм вдребезги разбился о реалии
американской потребительской культуры.

Совет

По воспоминаниям близких, Керуака
никогда особо не радовал тот факт, что ему довелось говорить от лица своего
поколения. Он, как и его герои из знаменитой книги, провел свою жизнь «на
дороге» и умер от алкоголизма, так и сумев найти то важное, на поиск чего
потратил свою жизнь.

Уильям Берроуз: дух
беспечной импульсивности

Даже если бы Уильям Берроуз не написал ничего, кроме
«Обнаженного ланча», его бы все равно до сих пор считали выдающимся писателем
— битником. «Обнаженный ланч» — роман тяжелый и временами наводящий ужас.
Но он продолжает притягивать к себе читателей красотою стиля, языка и
инновациями.

Уильям Берроуз сумел выразить дух беспечной импульсивности,
которым известно движение битников. Берроуз, вместе с Гинзбергом и Керуаком,
стоял у истоков бит-движения. И точно так же, как и все битники, предавался разгулам,
экспериментам с наркотическими веществами и пьянству.

Финалом его разгульной
жизни стало убийство первой жены Джейн Воллмер — В Мехико Сити, в пьяном
кутеже, Буроуз случайно выстрелил ей в голову. После этого писателю пришлось
скрываться от правосудия и переосмысливать случившееся. Все это нашло отражение
в его творческом наследии.

Свой новаторский способ подачи материала Берроуз
называл нарезкой – этот творческий метод представлял собой отличную от традиционного
линейного повествования форму, которую писатель позаимствовал у коллажей и
кубизма.

Берроуз вообще крайне неуважительно относился к повествованию, что
возможно в некоторой мере было отражением его болезненного внутреннего
состояния.

 *         *         *               

Эстетика бит-движения активно критиковалась современниками.
Критики того времени объявляли битников анти-интеллектуальными и грубыми, а их
разгульный образ жизни опасным для общественной морали. Некоторые политики шли
еще дальше и объявляли идеологию битников коммунистической и опасной для
безопасности нации.

Литература битников просуществовала недолго, однако
бит-движению удалось оказать серьезное влияние на американское общество.

Обратите внимание

Битники существенно расширили понимание того, что является приемлемой
литературой, сумели пробить стену цензуры, контролирующей читательские вкусы,
ввели моду на индийскую и восточную философию, привлекли внимание общества к
проблемам экологии и окружающей среды.

Битники преодолели удушающий формализм модернистов,
сделали литературные эксперименты нормой современного творчества, их поэзия
была естественной и свободной. Битники исчезли так же быстро, как и появились,
но их художественный бунт можно считать состоявшимся.

Возможно, Вам также будет интересно:


Аллен Гинзберг: Супермаркет в Калифорнии анализ стихотворения


Грегори Корсо: легенда «разбитого поколения»

Верлибр разбитого поколения: Джек Керуак

Английский верлибр: анализ системы образов

Источник: http://verlibr.blogspot.com/2012/08/blog-post_6.html

Ссылка на основную публикацию