Тема коллективизации в книге м. шолохова «поднятая целина»

Тема коллективизации в романе М. А. Шолохова «Поднятая целина»

Годы коллективизации — это трагическая страница в истории страны в эпоху советской власти. Это время, когда отбирали последний кусок хлеба у крестьян, перегибая все мыслимое и не мыслимое. Как итог, голод в двадцатых годах.

О государственной политике коллективизации, когда крестьян объединяли в колхозы, писали многие и среди них был Шолохов, который не побоялся в годы жестокой цензуры написать свое произведение, раскрывая тему коллективизации в Поднятой целине. В работе автор описывает период появления первых колхозов.

Коллективизация в романе Шолохова Поднятая целина

Коллективизация в Поднятой целине описана автором без приукрашивания, став для нас наглядным пособием о том, какая была судьба крестьян нашей страны в тридцатые годы. Это было время, где существовало неравенство.

Были бедняки, кулаки, батраки, середняки. Зажиточные крестьяне имели хорошие дома, а вот беднякам приходилось жить в небольших избушках.

Вот по причине неравенства и находятся те, кто воспринимает идею Давыдова и его появление, как шанс улучшить свою жизнь.

Обратите внимание

Коллективизация в романе раскрывается с помощью сюжетной линии. На хутор Гремячий лог направлены идеологи — Половцев и Давыдов. Половцев призван втянуть казаков в борьбу за освобождение и помешать организации колхозов, а Давыдов по приказу партии хочет эти колхозы организовать.

Давыдова, который предложил обобщить собственность, отдав ее в общее пользование, поддержали многие. Здесь и Молчун, которого обделяла судьба. Любишкин, который уверен, что при старой жизни трудно что-то изменить, нужны новые идеи, а тут как раз коллективизация. Воодушевилась и вся беднота. Вот только раскулачивание имеет полную трагическую картину.

Люди бесчинствуют, когда отбирают чужое добро. Те, кто пытается защитить нажитое, наказываются, что приводит к кровопролитию. Описанные сцены с одной стороны комичны, но когда задумываешься над происходящим в произведении Поднятая целина, то становится страшно. Понимаешь, насколько же хорошо жить в наше время хотя и в наше время много несправедливости.

Возвращаясь к произведению, мы видим, как беднота грабит, устраивая самосуды вместо того, чтобы все делать по закону. Однако не все готовы чинить насилие. Такие как председатель сельсовета Разметов отказывается участвовать в раскулачивании. Это добрый человек, который не может лишить семью, где например, одиннадцать детей живет.

Ряды колхозников увеличиваются, вот только мало кем движут пропагандируемые коммунистами убеждения. Большинство вступает в колхоз, чтобы уйти из нищей жизни, другие просто боятся, ведь непокорность следует жестокая расправа. При этом создавать новую жизнь приходится в условиях борьбы против кулаков и белогвардейцев.

Произведение Шолохова наполнено массовыми сценами. Это и раскулачивание, и бунт, и убой скота, и весенний сев. Среди сцен мы видим множество людей с их настроением, где автору удается вырисовывать каждого человека по отдельности, выделяя из толпы.

Отношение к коллективизации

Процесс коллективизации в романе Шолохова — это сложный процесс, во время которого ликвидировали старое, чтобы рождалось новое. В романе автор пытается создать образ колхозника.

Главная роль в процессе коллективизации ложится на плечи Давыдова, которого посылает в деревню партия, дабы тот возглавил колхозы и помог людям приспособиться к новой жизни.

Допуская ошибки, ему удается заставить людей трудиться.

Отношение автора к коллективизации неоднозначное. С одной стороны в колхозах не видит ничего плохого, но с другой стороны он не поддерживает те методы и способы с помощью которых создавались эти самые колхозы.

Важно

За короткое время, что описывает автор в своей работе Поднятая целина, мы видим те самые плоды, которые несет в себе перелом.

Теперь в деревне нет богатых хозяев, хлеб выбивается силой, крестьян, что захотели покинуть колхоз, лишают хлеба, перед вступлением в колхоз пострадало очень много скота, а впереди голод, репрессии, война.

И тут задаешься вопросом о том, как же Россия и ее колхозная система могла довести себя до того, чтобы потом просить пропитания в других странах. Именно об этом и задумываешься, когда читаешь Шолохова и его работу.

  • поднятая целина краткое содержание по главам коллективизация

Источник: http://sochinyshka.ru/tema-kollektivizacii-v-romane-m-a-sholoxova-podnyataya-celina.html

Тема коллективизации в романе М. Шолохова «Поднятая целина»

«Поднятая целина» М. А. Шолохова — роман, вос­производящий подлинные исторические факты. Он дает наглядное представление о судьбе русского кре­стьянства в 30-е годы двадцатого столетия.

Деревня того времени — это прежде всего частная собствен­ность и социальное неравенство: здесь живут батраки, середняки, кулаки, беднота.

У более или менее зажи­точных крестьян неплохие дома, крепкое хозяйство, у бедноты — избушки с земляным полом и соломен­ной крышей и жалкое подворье.

Большинству гремяченцев живется трудно, поэто­му и находятся те, кто появление Давыдова и его идею воспринимает как неплохой шанс на улучшение своей жизни. Их воодушевляет предложение обобщест­вить собственность и отдать ее в общее пользование. Среди них, например, Демид Молчун.

«Жил он на от­шибе в конце хутора, был работящим и по силе пер­вым во все округе. Но как-то пятнала его судьба оби­дами, обделяла, как пасынка». Пять лет жил Демид у Фрола Дамаскова в работниках.. Претерпел пожар, «ушел в себя, всю жизнь молчал «и, обычно только из­редка отвечая на вопросы собеседника, улыбался ви­новато и жалостно».

В коллективизации Молчун при­нимает самое деятельное участие.

Павел Любишкин, бывший красный партизан, тоже встречает весть о создании колхоза с радостью. Он осознает, что если жить по-старому, то из нищеты не выбраться, светлого будущего не увидеть.

Особенно воодушевляется беднота, когда дело до­ходит до дележа кулацкого имущества. Когда его раз­дают, жена Демки Ушакова обмирает над сундуком, насилу ее отпихнули. «А как же ей сердяге, было не обмереть над колхозным добром, когда она всю свою жизнь доброго куска ни разу не съела, новой кофтен­ки на плечах ни износила»,— сочувственно повеству­ет автор.

Тем не менее сцены раскулачивания полны трагиз­ма. В каждой семье обезумевшая беднота, дорвав­шись до чужого добра и ослепленная внезапным сча­стьем, бесчинствует. Демид Молчун без зазрения со­вести тут же влезает в снятые с Фрола Дамаскова валенки.

Демка Ушаков рвет из рук Лапшинихи гу­сыню до тех пор, пока не лишает несчастное животное головы. «Колхозная гуска!» — задыхаясь, кричит он. Эта сцена описана так, что вызывает улыбку, но ведь если задуматься, она страшна. Демка лютует за гусы­ню, а его жена не может нарадоваться на новую юбку, снятую с кулацкой дочери.

Павел Любишкин, как в собственных, разгуливает в шароварах, отобранных у соседа. Он счастлив и доволен этим.. Естественная по­пытка Тита Бородина во время раскулачивания отсто­ять свои права и защитить имущество приводит к кро­вопролитию. Титок «работал день и ночь, оброс весь дикой шерстью.

Сам, бывало, плохо жрет и работни­ков голодом морит», поэтому так больно ему расста­ваться с нажитым.

Совет

Беднота устраивает грабеж в доме Лапшинова. На первый взгляд этот деревенский ростовщик не заслу­живает никакого сочувствия. Он дает весной в долг просо, а осенью требует отдать его вдвойне, к тому же скупает у цыган краденых коней. Но за это его следо­вало бы привлечь к судебной ответственности, а не устраивать самосуд.

Находятся среди гремяченцев и те, у кого щемит сердце при одной только мысли о насилии над семья­ми кулаков. Таков Андрей Разметнов, председатель сельсовета. Он напрямую отказывается идти раскула­чивать. «Разве это дело? Или у меня сердце из само­родка? У Гаева детей одиннадцать штук!» — искренне возмущается Андрей.

Он добрый, отзывчивый, неиз­менно верящий в светлые и добрые начала человек. Жизнь с ним самим обошлась жестоко, поэтому, на­верное, он так чувствителен к чужому горю и непри­мирим к насилию. Вернувшись с гражданской войны, Разметнов не застал в живых ни жены, ни сына. Одна­ко он не ожесточился. Его отличает богатство душев­ных сил.

Придя на могилу своей жены, он говорит трепетные слова: «А ведь я доныне люблю тебя, моя незабудняя, одна на всю мою жизнь…».

Постепенно ряды колхозников пополняются все больше и больше. Но отнюдь не всеми руководит при этом искреннее убеждение в пропагандируемых ком­мунистами идеях. Одни идут в колхоз, надеясь вы­браться наконец из нищеты, от безысходности, дру­гие поддаются влиянию большинства и опасаются за свою судьбу, увидев произвол новой власти и жесто­кую расправу над кулаками.

Одни ведут на колхоз­ный двор свою скотину, другие назло ее режут и, как Щукарь, до болезни объедаются мясом. Некоторые из вступивших в коллективное хозяйство тайком ходят на колхозный двор кормить свою живность, потому что по-прежнему болеют за нее всей душой.

Ярость и ожесточение вызывает у гремяченцев весть о том, что ярские, жители соседнего колхоза, претендуют на часть семенного фонда.

На колхозном собрании слышится и нежелание расставаться со своим добром, и опасения, и справед­ливые упреки: «Хоть и говорит Советская власть, что лодырей из бедноты нету, что это кулаки выдумали, но это неправда».

Обратите внимание

Равнодушных на этих собраниях нет. Звучат и весьма оригинальные предложения: соз­дать несколько колхозов, отдельно для бедных и от­дельно для богатых.

Николай Люшня пропагандиру­ет право на свободу выбора: «Колхоз — дело добро­вольное, хочешь иди, хочешь — со стороны гляди».

Всех этих людей можно понять. Отказ от вековых устоев и привычных представлений, разрыв с собст­венническим строем сопряжен для них с глубокими душевными потрясениями, искренними внутренни­ми переживаниями.

Коммунистам приходится в их деле нелегко, но тем не менее через несколько месяцев меняется сознание крестьян. Мало-помалу они начи­нают трудиться на колхозных полях.

Некоторые вкладывают в это всю свою душу, заботятся об обще­ственной собственности, как о личной.

Таков, например, в «Поднятой целине» Кондрат Майданников. Его путь в колхоз — наиболее типич­ный путь крестьянина-середняка.

Некогда Кондрат стойко защищал страну от интервентов, благодаря своему упорному труду поднялся до середняка Он не торопится верить Давыдову, сначала все неспешно взвешивает и только потом принимает решение всту­пать в коллективное хозяйство. Майданников — ра­ботящий, трудолюбивый человек и рачительный хо­зяин.

Нелегким было его расставание с привычным укладом жизни. Мучительно прощается он со своими быками. Перебарывая в себе чувство собственника, ведет их в колхоз, а ночь накануне проводит в бессоннице.

Кондрат наделен пытливым умом, отзывчивой ду­шой. Вступив в колхоз, он всерьез задумывается о том, как разумно организовать работу сельчан, ув­лечь ею людей. Майданников во всем серьезен и об­стоятелен.

Его отличает глубокая любовь к родной земле, а трудовые мозоли говорят о действительной укорененности в деревне. Не безразлично Кондрату будущее Гремячего Лога, он живо тревожится за него.

Из индивидуалиста-середняка Майданников превра­щается в совестливого и трудолюбивого колхозника, который общественную «копейку уронит, а две под­нимет». За добросовестный труд он одним из первых получает звание «ударника».

Важно

И все же сюжет романа драматичен. «Поднятая це­лина» завершается трагически: погибают Давыдов и Нагульнов, приговорен к расстрелу Половцев, осуж­ден за вредительство и пособничество врагам совет­ской власти Островнов.

Шолохов писал: «Жить жизнью народа, страдать страданиями людей, радоваться их радостями, цели­ком войти в их заботы и нужды — вот тогда у писателя и будет настоящая, волнующая сердца читателей книга».

Роман вышел действительно волнующим. Но волнует он прежде всего возникающим глубоким со­чувствием судьбе деревни, крестьянства, вековые ус­тои которого были быстро и жестоко разрушены во­лей правящей партии.

Источник: http://5litra.ru/soch/293-tema-kollektivizacii-v-romane-m-sholohova-podnyataya-celina.html

Отражение коллективизации м. шолоховым в романе “поднятая целина”

Вряд ли в то время могло быть написано и напечатано такое произведение, как “Поднятая целина” М. Шолохова, рисующее происходящее так неоднозначно, если бы не имя писателя, не подверженное критике и не вызывающее сомнений.

Коллективизация начинается в хуторе Гремячий Лог не столько потому, что для этого созданы хоть какие-нибудь условия в “данном месте в данное время”, сколько от революционного романтически-героического порыва уполномоченного Давыдова. А он по сути прислан из города, от станка, незнаком с местными условиями, чужак, не знающий, а значит, не жалеющий людей, с которыми ему пришлось работать.

Романтически-героический порыв этот спровоцирован распоряжением “с самого верха” о стопроцентной коллективизации и ликвидации кулачества как класса.

Читайте также:  Смысл названия рассказа «матрёнин двор» (а. солженицын)

Надо заметить, что Давыдов приезжает в хутор не один. Вместе с ним, хотя и тайно от него, приезжает туда, есаул Половцев, и – тоже в связи с постановлением о сплошной коллективизации.

Есаул понимает, что если у мужика, у казака всерьез начнут отнимать нажитое им своим горбом добро, то не вынесет этогохозяйская душа, пойдет казак на все, чтобы отстоять то, что имеет, в чем вся жизнь его заключается, и поднять его на восстание будет легче всего.

Итак, в хутор одновременно прибывают чужие деревне люди, чтобы вмешаться в ее жизнь, мало об этой жизни зная, мало ценя и мало уважая ее законы.

Характерно, что бумага, которую должен подписать вступивший в “Союз освобождения родного Дона” Яков Лукич, очень похожа на заявление о вступлении в колхоз: “Обязуюсь беспрекословно слушаться своих начальников и командиров.

Совет

Обязуюсь все свое достояние привести на алтарь православного отечества. В чем и подписуюсь”.

Попытка собрать людей в колхоз и в Союз освобождения взаимно друг друга исключают, взаимно выявляют беспочвенность и волюнтаризм и того, и другого предприятия.

Колхоз начинает организовываться зимой, когда нет ни подготовленных помещений для содержания больших групп скота и птицы, ни достаточного количества кормов. Животные и птица мерзнут и голодают, а люди, даже убежденные, своим умом дошедшие до пользы обобществления, как, например, Кондрат Майданников, сердцем тоскуют по своей животине, и тошно, и горько им на опустелом базу.

Люди, зачисленные в разряд кулаков, практически перестают считаться людьми. Они становятся врагами. А врага, естественно, не жалко, и ребенка его не жалко, и семьи его не жалко. Макар Нагульнов пламенно заявляет, что готов детишек, баб и стариков пострелять для блага революции.

Как мы теперь знаем, судьба, уготовленная раскулаченным и сосланным, была гораздо страшнее немедленной смерти от пули. Но Шолохов умеет показать в самом накале классовой борьбы возможность иного, не кровопролитного разрешения.

Автор романа довольно правдиво рисует настроение большинства хуторян, которые собрались на сход обсуждать вопрос вступления в колхоз. Русские крестьяне, которые только-только получили землю, о колхозах рассуждали примерно так: “Сначала дали землю, теперь отбирают!” И болела у них душа.

Казаки же, которые владели землей всегда, испокон веков, тем более не желали объединяться. Они к тому же справедливо подозревали, что колхозы окажутся грабительскими заведениями! И поэтому на собрании в Гремячем Логу многие были согласны с Николаем Люшней, который здраво рассуждал, что “колхоз – дело это добровольное, хочешь – иди, а хочешь – со стороны гляди!”

Так вот он и хочет со стороны глядеть. Но добровольности как раз-то Советская власть и не терпела. Уже все было решено за крестьян и казаков в Москве, не верящей слезам и крови, за кремлевскими стенами, сколько хозяев и в какой срок вступит в колхозы.

Самое страшное, что последовало за этим, – раскулачивание.

Раскулачивание называлось тогда “административной мерой”. Ее применяли к тем, кого считали врагами, хотя бы ничего противозаконного человек и не сделал. Поэтому-то так униженно просят прощения казаки и бабы после “бабьего бунта”.

Не потому, что считают себя неправыми: они хотели взять зерно, которое им принадлежало и без которого они обречены были на голод. А потому, что боятся, что их объявят “врагами” и сошлют.

И не пустыми словами, а страшной угрозой звучит давыдовское: “Большевики не мстят, а беспощадно карают только врагов”.

Обратите внимание

И многое значит его обещание не считать участников “бабьего бунта” “врагами” и не применять к ним “административных мер”.

А кроме раскулачивания есть еще и другие меры, которыми власти “убеждают” казаков в том, что колхоза им не миновать: лишение гражданских и избирательских прав, после чего человека в любой момент могли арестовать; объявление бедных крестьян “подкулачниками”, если у них просыпались совесть и жалость. Объявление “социально опасным” и, наконец, наган и холодная комната.

И идут, помимо воли, казаки, “слезой и кровью” разрывая “пуповину, соединявшую… с собственностью, с быками, с родным паем земли”.

Среди колхозников вынужден прятаться и крепкий хозяин Яков Лукич Островнов, который успел замаскироваться, чтобы не попасть под раскулачивание. Яков Лукич всю жизнь работал, горб наживал. А теперь все под корень! Да, ужасная пора, когда трудолюбивый и удачливый человек вынужден прятаться.

За короткое время, что описано в романе “Поднятая целина”, читатель наглядно видит плоды “великого перелома”. В хуторе не остается зажиточных хозяев, хлеб для хлебозаготовок выбивают силой, крестьян, захотевших согласно лживой сталинской статье “Головокружение от успехов” выйти из колхоза, лишают семенного хлеба; перед вступлением в колхоз порезано множество скота.

А впереди у страны страшный голод, репрессии и война…

Оправдывая жестокости и беззакония, Шолохов пытается изобразить дело так, будто на Дону готовится антисоветское восстание.

Сегодня уже известно, что большинство из тех контрреволюционных организаций, которые так успешно “раскрывало” ГПУ и НКВД, были попросту выдуманы.

Скорее всего, не существовал и описанный в романе “Союз освобождения Дона”, потому что большинство активных борцов с новой властью или уехали, или были уничтожены.

Важно

Но даже если такой союз и существовал, он не мог серьезно угрожать большевистской власти.

“Поднятая целина” невольно разоблачает и другой обман Сталина, что раскулачивание – это мера, принятая как защита против террора кулаков, которые всячески вредят колхозам.

Нет, ничем русский народ не заслужил уничтожения миллионов самых работящих своих хозяев. А если и были где-то случаи сопротивления, то это была месть отдельных людей, доведенных до отчаяния ограблением и насилием над ними и близкими.

Читая роман, переживаешь, что так страшно изломаны и исковерканы оказались судьбы, души и нравы казаков. И невольно думаешь о том, до какого унижения Россию довела ее колхозная система, что она вынуждена просить помощи у других стран.

Даже там, где писатель пытается оправдать коммунистов, правда жизни, описанная мастером, доказывает обратное. В том и сила большого таланта, что она не подчиняется компромиссным устремлениям автора.

Правда художника оказывается более убедительной, чем желание автора подогнать идеологическую основу под собственное произведение.

Источник: https://goldsoch.info/otrazhenie-kollektivizacii-m-sholoxovym-v-romane-podnyataya-celina/

Коллективизация в романе М. Шолохова «Поднятая целина»

Коллективизация — один из самых трагиче­ских и исторически важных периодов совет­ской эпохи, являющийся логическим продол­жением периода «военного коммунизма». В те годы считалось, что для того чтобы вы­прямить, нужно перегнуть. И перегибали, от­бирая на продразверстках последний хлеб у крестьян. Итогом такой политики явился го­лод в начале двадцатых годов.

В период нэпа крестьяне начали соби­раться в артели — своего рода кооперати­вы, в которых урожай каждый выращивал сам по себе, а продавали вместе, и необя­зательно государству.

Власти делают вы­вод — свобода продажи, свобода торговли есть развитие капитализма.

Совет

Противовесом свободной кооперации явилась государст­венная политика коллективизации: объеди­нение крестьян в колхозы, не имеющие са­мостоятельности в вопросах ведения хозяй­ства и распределения.

Именно о периоде возникновения и разви­тия первых колхозов пишет Михаил Шолохов в романе «Поднятая целина». Надо отдать должное автору: несмотря на то что книга пи­салась с 1932 по 1959 год — годы жесточай­шей цензуры, описанные в ней события очень правдоподобны и совпадают с нашим пред­ставлением о том времени.

Я согласен, что главная идея коллективиза­ции — всем вместе землю обрабатывать лег­че, чем одному, — верна. Но организация, проведение, агитация были крайне непроду­манны и насильственны. Да и какого понима­ния вопросов ведения сельского хозяйства и методов убеждения можно ждать от рабоче­го, который всю жизнь проработал на заводе.

А ведь именно таких посылали в колхозы председателями. Давыдов по крайней мере читает книги, умеет думать самостоятельно, идти на компромиссы. По сравнению с други­ми двадцатипяти тысячниками он просто ан­гел.

Так, например, когда нужно было собрать зерно в семфонд, Давыдов похвалил не На­гульнова, который «стал постукивать кула­ком», а когда и это не помогло, схватился за наган и под его дулом, предварительно уда­рив, заставил Банника сдать зерно, — а Ва­нюшу Найденова, который умел найти подход к каждому, и в итоге люди сами несли семена.

Причем Нагульнов вины за собой не чувство­вал: «Кабы из каждой контры посля одного удара наганом по сорок пудов хлеба выскаки­вало, я бы всю жизнь тем и занимался, что ходил бы да ударял их!»

Гремячему Логу еще повезло — вспыльчи­вого Нагульнова нейтрализует спокойный и рассудительный Давыдов. А ведь в боль­шинстве колхозов председатели были еще круче, чем Макар. После разграбления сем­фонда или массового убоя скотины в таких колхозах половина населения могло оказать­ся на Колыме.

Наверняка так и происходило, уж очень нравились властям в то время слова: «Нет человека — нет проблемы». Как иначе объяснить миллионы загубленных в ГУЛаге жизней? Еще раз хочу обратить внимание на непро­фессионализм Давыдова и ему подобных председателей из рабочих.

В разгар посев­ной Давыдов уезжает пахать землю, считая, что тем самым он покажет пример отстаю­щим бригадам и подымет их моральный дух, в то время когда было бы лучше находиться в правлении и лучше координировать дейст­вия бригад.

Обратите внимание

Здесь можно даже провести сравнение с армией: если в строю станет на одного солдата больше, это не значит, что она выиграет бой, а если ею станет командо­вать талантливый и грамотный полководец — победа обеспечена, да еще с малыми потеря­ми. Получается, что Давыдов — полководец, опустившийся до солдата, да к тому же оста­вивший командование на вредителя и «врага народа» Якова Лукича.

Яков Лукич, сельский интеллигент, для ме­ня — символическая фигура. Вспомним, что годы написания романа приходятся на пери­од особо жестокой травли интеллигенции.

В то время наиболее частыми «гостями» НКВД были именно интеллигенты, именно на них чаще всего падали обвинения в измене Родине. Рабочих и крестьян трогали относи­тельно реже — правящий класс, как никак.

Поэтому место отрицательного героя было изначально, по моему мнению, зарезервиро­вано для этакого сельского интеллигента, вы­писывающего сельскохозяйственные журна­лы, выводящего новые сорта пшеницы.

Яков Лукич изображается трусливым и заис­кивающим перед врагами социализма: Половцевым и Лятьевским. В контексте получается, что именно трусливая интеллигенция повинна во всех трудностях коллективизации, якшаясь с резидентами белого движения.

При этом Яков Лукич изображается на фоне сознательного представителя рабочего класса кузнеца Шало­го.

Сцена разговора Давыдова и Шалого — протест против бюрократизма и мечта о на­стоящем равенстве: простой человек говорит начальнику, что думает о его работе, советует, а начальник слушает его, соглашается и следу­ет советам.

В действительности начальство на все рекомендации ответило бы, что им лучше знать, что и как делать, или заподозрило бы че­ловека в несогласии с линией партии, а в те времена сажали и за меньшее. Конечно, у авто­ра, может быть, и в помине не было тех мыслей, но повторю — это моя точка зрения.

Важно

Символична также и сюжетная линия вос­стания под предводительством Половцева. В те годы приобрели «популярность» дела о заговорах и подготовке восстаний. Поэтому под влиянием духа времени, а может, и про­сто для обострения сюжета Шолохов также обращается к этой теме.

Несмотря на некоторые недостатки в плане достоверности описания процесса коллекти­визации — время такое было, нельзя было иначе, — роман мне понравился.

Мне понра­вились герои произведения: Давыдов, На­гульнов, Разметнов, дед Щукарь — все выпи­саны чрезвычайно ярко и живо. До сих пор мне иногда кажется, что вся эта история про­изошла на самом деле.

Но мне хотелось бы, чтобы Давыдов выжил — стольким людям бы­ло бы лучше жить.

Источник: http://lit-helper.com/p_kollektivizaciya_v_romane_m__sholohova_podnyataya_celina

Коллективизация в романе Шолохова “Поднятая целина”

Коллективизация показана как принудительная: даже мягкий по характеру Разметнов уверен: “Мы им рога посвернем. Все будут в колхозе!” Или: “Вышли люди из колхоза, а им ни скота, ни инструмента не дают,- говорит Нагульнов.- Ясное дело: жить ему не при чем, деваться некуда, он опять и лезет в колхоз”.

Неважно, что герою-активисту эта ситуация нравится – объективный смысл его слов достаточно выразительно проясняет ситуацию добровольного возвращения людей в колхозы. Крестьянская жизнь предстает в романе не покорной партийным директивам, а вздыбленной, как норовистый конь, рождая ощущение трагедийности и жестокости времени.

Читайте также:  Проблемы и аргументы к сочинению на егэ по русскому на тему: природа и человек (таблица)

Оно по-прежнему предстает в кровавой череде убийств, напоминая о первоначальном названии произведения.

Шолохов не скрывает, что беднота подчас воспринимает все происходившее в деревне как отступление от революции. “Это так революция диктовала в восемнадцатом году? Глаза вы ей закрыли”.

И хотя в данном случае речь идет о законе 1925 г., обозначившем отход от уравнительного землепользования и приведшем к новому имущественному расслоению деревни, общее ощущение неправедности происходящего у читателя остается.

Это подтверждается и диалогом Нагульнова с Банником:

“- Как же ты могешь сомневаться в Советской власти? Не веришь, значит? – Ну да, не верю! Наслухались мы брехнев от вашего брата”.

За возмущением Банника, уже сдавшего по хлебозаготовке 116 пудов и вынужденного отдать еще 42, стоит понимаемая автором реальность голода. То, что этого так и не понимает Давыдов, начинает восприниматься как определенная противоречивость романа.

В унисон – и совсем не комически – звучит строка анекдота: “Сколько ни давай, сколько ни плати – все им мало”. Так что, нельзя упрекнуть Шолохова и в искажении правды, в просталинском изображении настроений крестьянства. Примечательно, что Б.

Можаев, воссоздавший в романе “Мужики и бабы” все то, о чем говорилось в письме Шолохова, заметил, что “Поднятая целина” отражает иной, чем в его книге, этап коллективизации, – после публикации статьи Сталина “Головокружение от успехов”, который был вынужден посчитаться, на словах, конечно, с возмущением крестьян. Как бы ни оценивали сейчас позицию Сталина, как бы ни упрекали его в лицемерии, историческая правда была в том, что люди Сталину тогда верили (иначе не написали бы 90 тысяч писем), статья многих успокоила, у Шолохова это показано в полном соответствии с исторической правдой, как и та, показанная хотя бы в 28 главе, сумятица в умах, которую не могла не вызвать непоследовательная и лицемерная политика. Д

Ругое дело, что статья была очередным обманом, за которым последовал страшный голод 1932-1933 годов. И опять прозревающий Шолохов пишет Сталину отчаянные письма (…). А в письме Е. Левицкой 30 апреля 1933 г.

звучит горький сарказм: “Я бы хотел видеть такого человека, который сохранил бы оптимизм… когда вокруг него сотнями мрут от голода люди, а тысячи и десятки тысяч ползают опухшие и потерявшие облик человеческий”.

Совет

Вот почему была прервана работа над 2-й книгой, прервана и голодом, и ежовщиной, когда Шолохов бросил писать не только “Поднятую целину”, но и вообще, и начавшейся войной, уничтожившей все написанное. Но вернувшись после войны к давнему замыслу, Шолохов ограничился изображением только небольшого отрезка времени (2 месяца).

Не мог он подступить к трагическим дням голодомора, не мог лгать, делая вид, что этого не было, но уже не мог, как в молодости, сказать всю правду. На наш взгляд, вторую книгу романа нельзя отнести к подлинно художественным открытиям, которым стала книга первая. В этом – трагедия большого таланта, истоки которой, говоря словами В.

Хабина, “в мучительной борьбе реалиста, проникнутого народным чувством, верного правде сущего и адепта идеи должного”.

Но, опровергая тех, кто видел в “Поднятой целине” гимн сталинской коллективизации и раскулачиванию, “многоэтажную ложь”, не надо впадать и в другую крайность – представлять Шолохова едва ли не противником коллективизации.

Так в научный оборот начинает входить фраза писателя эмигранта 3-й волны Владимира Максимова: “Может статься, не в социальных максимах Давыдова и Нагульнова, а в размышлениях Половцева по-настоящему выражена позиция?..

” (В какой-то мере это повторение вопроса, высказанного в 30-е годы на страницах эмигрантской газеты “Возрождение”: “Кто ее (“Поднятой целины” ) автор, подлинный приверженец Сталина и его режима или скрытый враг, только надевший личину друга?”).

Конечно, в речах Половцева оказалось и немало верных предостережений: “…Крепостным возле земли будешь”, “Хлеб пойдет для продажи за границу, а хлеборобы, в том числе и колхозники, будут обречены на жестокий голод”.

Верно оценил Половцев сталинскую статью “Головокружение от успехов” и ту доверчивость, с которой она была встречена крестьянами: “Дураки, богом проклятые! Они не понимают того, что эта статья гнусный обман, маневр! И они верят… как дети… Поймут и пожалеют, да поздно будет”.

Все эти примеры – свидетельство объективной позиции писателя, стремившегося постичь, как в “Тихом Доне”, одну и другую “правду”. Именно благодаря такой объективности, выраженной в многогранности каждого из художественных образов, “Поднятая целина” и в наши дни остается произведением современным.

Обратите внимание

Однако в целом роман пронизан социалистической идеологией. В. Камянов, противопоставляя ему роман “Сестры”, пишет: “Налицо – коренное различие исходных установок (…) Партлидеры в его (Вересаева) глазах – ответчики за беззаконие. А для Шолохова – законодатели, вдохновенные преобразователи и социального уклада и морали”. И с этим трудно не согласиться.

Однако далее приходится полемизировать. В. Камянов считает, что Шолохов и Горький пошли на уступку власти и потому “оказались без нравственного компаса или при особом компасе, где стрелкой ведают уполномоченные на то лица. А скромный писатель Вересаев, не доверяя чужим дядям дергать стрелки, определил меру добра и зла по староинтеллигентному разумению.

И вышел прав.

В романе нет героя, подобного Мелехову, и авторская позиция порой представляется упрощенной.

Справедливо отмечалось, что в противоречии между верой Шолохова в благо, которое принесет коллективизация, и теми картинами жизни, что вышли из-под его пера, заключаются в равной мере и слабости, и непреходящие достоинства “Поднятой целины”. В этом противоречии – трагический знак времени, ключ к пониманию, что творилось с людьми.

И не только в сугубо социальном плане, но и в их умах, душах.

Заметим также, что идея коллективизации в чем-то отвечала понятиям и представлениям народа, привыкшего к традиционному землепользованию. Но уже в конце 1-й книги Шолохов вовсе не в духе соцреализма реалистично показал и “плоды” коллективного труда.

Любишкин возмущенно жалуется Давыдову: “Осталось у меня к труду способных двадцать восемь человек, и энти не хотят работать, злодырничают… Никакой управы на них не найду. Плугарей насилу собрал.

Один Кондрат Майданников работает, как бык, а что Аким Бесхлебнов, Куженков Самоха или эта хрипатая заноза, Атаманчуков, и другие, то это горючие слезы, а не плугари!.. Пашут абы как. Гон пройдут, сядут курить, и не спихнешь их”.

(No Ratings Yet)
Загрузка…

Коллективизация в романе Шолохова “Поднятая целина”

Другие сочинения по теме:

  1. Поднятая целина (идейно-художественное содержание) Имя М. А. Шолохова Поднятая целина (идейно-художественное содержание) Имя М. А. Шолохова известно всему человечеству. Его выдающейся роли в мировой литературе XX века не…
  2. Размышления над романами М. Шолохова “Тихий Дон” и “Поднятая целина” Сам Потомственный казак, писатель М. Шолохов сохранил для нас яркость и точность казачьей речи, ее образность, показал житейскую мудрость этого…
  3. Авторский замысел романа “Поднятая целина” В 1932 г. вышла в свет первая книга романа М. Шолохова “Поднятая целина”, где родная писателю Донщина показана уже в…
  4. Краткое содержание романа Шолохова “Поднятая целина” По крайнему к степи проулку январским вечером 1930 г. въехал в хутор Гремячий Лог верховой. У прохожих спросил дорогу к…
  5. Анализ произведения “Поднятая целина” “Поднятая целина” не только высокохудожественное произведение. Ни один роман 30-х годов не был так популярен, как эта книга Шолохова. Ее…
  6. Сюжет романа “Поднятая целина” Сюжет романа “Поднятая целина” переносит нас на Дон, на хутор Гремячий Лог, куда одновременно приезжают участники и идеологи будущего конфликта:…
  7. “Судьба человека”; Шолохова Имя М. А. Шолохова “Судьба человека” Шолохова Имя М. А. Шолохова известно всему человечеству. Его выдающейся роли в мировой литературе XX века не могут…
  8. Конфликты предметом высокой трагедии Шолохова Предшественники и современники Шолохова писали о трудностях революции в России, воссоздавали этапы, обусловившие сложные и суровые коллизии тех лет. М….
  9. Красота изложения “Донских рассказов” Шолохова Михаил Шолохов, каждый открывает его по-своему. Каждому нравится свой герой рассказов Шолохова. Это и понятно. Ведь судьбы героев, проблемы, поднятые…
  10. История казачества в романе-эпопее М. Шолохова “Тихий Дон” В романе-эпопее М. Шолохова “Тихий Дон” изображена история казачества в бурное время с 1912 по 1922 год. В этом произведении…
  11. Образ Георгия Мелехова в романе Шолохова “Тихий Дон” Григорий Мелехов – главный герой романа-эпопеи М. Шолохова “Тихий Дон”. О нем сразу невозможно сказать, положительный он или отрицательный. Слишком…
  12. Судьба народа в трагические периоды истории (по произведениям М. А. Шолохова) В творчестве Шолохова, при сохранении классических конфликтов русской литературы, показана трагедия столкновения человека с роковыми силами судьбы. Произведения этого автора…
  13. Размышления над творчеством Михаила Шолохова Русский писатель Михаил Шолохов родился 11 мая на хуторе Кружилинском станицы Вешенской в крестьянской семье. Учился в церковноприходской школе, со…
  14. Трагические истории жизни в романах Шолохова Мать Шолохова – из крестьянской семьи, отец – выходец из Рязанской губернии, сеял хлеб на покупной казачьей земле, был приказчиком,…
  15. Мое отношение к произведениям Шолохова Передо мной статья В. Марченко “Хлеб наш насущный” (“Литературная Россия”.). Читаю: “Сталинская коллективизация… стараниями вождей революции превратила российского (и не…
  16. Тематичне оцінювання (контрольна робота). Підсумки роботи над твором за оповіданням М. Шолохова “Доля людини” Мета : контроль знань учнів; вдосконалення навичок роботи над будьякою темою, стимулювання висловлювання особистих думок і поглядів; виховання культури писемного…
  17. Классовое и человеческое в романе Михаила Шолохова “Тихий Дон” Среди книг о предреволюционных и революционных событиях, о гражданской войне “Тихий Дон” отличается самобытной уникальностью. Он захватил современников масштабностью изображаемых…
  18. Язык героев в произведении Шолохова После свидания с Варюхой-Горюхой узнал Семен, какова же настоящая, большая любовь. Создавая индивидуальный характер или массовые сцены, Шолохов много внимания…
  19. “Донские рассказы” Шолохова: пересказ сюжета Наверное, нет в русской литературе ХХ в. другого писателя, чья популярность сравнилась бы с мировым признанием автора “Тихого Дона”. О…
  20. Анализ рассказа М. Шолохова “Судьба человека” Рассказ написан в 1956 году во время хрущевской “оттепели”. Шолохов был участником Великой Отечественной войны. Там он услышал историю жизни…

Источник: https://ege-russian.ru/kollektivizaciya-v-romane-sholoxova-podnyataya-celina/

“Поднятая целина”: анализ романа Шолохова М.А

Кратко:

«Поднятая целина» (1932) – роман о судьбах русского крестьянства в годы «великого перелома». Шолохов поставил перед собой задачу рассказать о построении социализма в деревне под руководством коммунистической партии; в целом, и первая, и вторая книги «Поднятой целины» прославляют колхозный строй.

На страницах романа, действие которого протекает с января по осень 1930 года, показано, как воплощалась в жизнь мечта «двадцатипятитысячника» Семена Давыдова, питерского рабочего, приехавшего по зову партии в Гремячий Лог строить социализм.

Автор прослеживает, как в короткий срок изменяется сознание крестьян, каких успехов достигают в деле «перевоспитания» казаков соратники Давыдова – Макар Нагульнов и Андрей Разметнов, как идут процессы раскулачивания и как ведется борьба со скрытыми врагами колхозного строя и т.д.

Основной мыслью Шолохова становится мысль о неизбежности и закономерности победы социализма. Но сквозь идеологические догмы и партийные установки пробивалась истинная правда о том страшном времени.

Важно

Шолохов показал трагедию крестьянства, которая привела не только к экономическому упадку, но и к утрате вечных нравственных ценностей, которые русский народ передавал из поколения в поколение.

Поэтому процесс коллективизации показан в «Поднятой целине», с одной стороны, гениальным художником, а с другой – человеком своего времени, когда противоречить официальной версии о благе социализма было не просто невозможно, но и смертельно опасно.

Главная заслуга Шолохова – создание художественно ярких, колоритных образов казаков: Кондрата Майданникова, Ипполита Шалого, Любишкина, Островного.

Источник: Справочник школьника: 5—11 классы. — М.: АСТ-ПРЕСС, 2000

Подробнее:

Роман «Поднятая целина» писался одновременно с «Тихим Доном». М.

Шолохов выполнял социальный заказ: написать произведение о социалистической перестройке в деревне, победе нового, коллективного сознания, о роли коммунистов-руководителей в изменении старого уклада деревенской жизни. Писатель с позиций социалистического реализма показывает воспитание нового человека, преимущество коллективного труда в колхозах. 

Читайте также:  Краткое содержание повести «метель» для читательского дневника (а.с пушкин)

Первоначальное название «С кровью и потом» выражало драматический пафос происходящего в деревне в период коллективизации. Второе название — «Поднятая целина» — подсказано Сталиным о том, что надо осваивать целину в широком смысле. На второе название писатель реагировал отрицательно, говоря близким: «На название до сих пор смотрю враждебно. Ну что за ужасное название!» 

Печаталась первая книга долго. Пришлось обращаться опять за помощью к «вождю всех народов». Первая книга вышла в 1932 году. 

В основе произведения — документы и факты. М. Шолохов показал бескомпромиссность и жестокость борьбы за новую жизнь, трудный процесс «врастания» в нее народа, дал критическую оценку бесчеловечным действиям коллективизаторов с позиций социалистического гуманизма.

Изображение трудного процесса коллективизации — основной пафос романа. В произведении воссозданы сцены народной трагедии в ходе “великого перелома”, но не раскрыты ее главные причины. Это и трагедия Любишкина и его жены, впервые увидевшей приличную одежду, реквизированную у раскулаченных, и примеряющую ее на себя. Это убийство Хопрова, в котором принимали участие Яков Лукич Островнов, Половцев.

Совет

Ужасом веет от страниц, повествующих о том, как уморил голодом родную мать Островнов, чтобы она не выдала тайну — в доме его находились белые офицеры. Страшна участь Титка Бородина — участника войны с белогвардейцами, зажиточного крестьянина, не понимающего, почему он мешает, самозабвенно трудясь на земле, советской власти.

Одинок балагур и шутник дед Щукарь, сглаживающий своими тирадами мрачную жизнь односельчан из Гремячего Лога, пытающийся разобраться в сущности происходящего с юмористической точки зрения. Стараясь быть правдивым, М.

Шолохов наделяет коммунистов позитивными чертами, и вместе с тем не всегда оправдывает их действия, порой даже вкладывает в уста героев слова протеста против жестокости: «Не могу воевать с детишками!» — вот крик исстрадавшейся души Разметнова.

Одинок и беспомощен в своем непонимании народа (во второй части романа ему это докажут и Устин Рыкалин, и Аржанов), стремлении гнать коллективизацию на все сто, Давыдов Семен. Не раскаивается в своих действиях лишь сторонник мировой революции Макар Нагульнов.

В «Поднятой целине» есть внешний конфликт, запрограммированный и подсказанный цензурой (противостояние коммунистов-руководителей затаенным врагам Половцеву и Лятьевскому), и внутренний конфликт, заключающийся не в действии, а в передаче человеческой психологии, который реализуется, проходит через души людские. И здесь для нас важны переживания Кондрата Майданникова, отрывающего от себя нажитое многолетним трудом. Как и переживания Разметнова, страдающего при виде совершаемого руководителями (и им в том числе) преступления против народа.

По стилю роман интересен как произведение, устремленное к синтезу эпического и лирического, трагического и юмористического, общего и частного, документально-публицистического и вымышленного начал.

Открывается и закрывается он сценами природы — лирическими, элегическими. Великолепны в нем массовые сцены собраний, стихийного бунта женщин и т. д.

Писатель смог создать яркое, отвечающее духу времени, установкам партии полотно о судьбе довоенной деревни, не вдаваясь в глубинную суть конфликта между традиционным и новым.

Композиция романа соответствует его конфликту и сюжету: начало — пейзажная зарисовка конца января, когда «хорошо пахнут вишневые сады» и кое-где проглядывает «из-под снега, из-под мертвой листвы земля». Затем идет сцена приезда тайком в Гремячий Лог январским вечером есаула Половцева — противника новой жизни.

Далее действие ускоряется: в Гремячий Лог приезжает и знакомится с народом слесарь Путиловского завода Семен Давыдов, направленный в числе двадцати пяти тысяч коммунистов в деревню помогать создавать колхозы (отсюда и название «двадцатипятитысячник»).

Обратите внимание

По ходу действия и группируются сцены «светлые»: пахота, любовь, щукаревские (лечение живота, кухарство) и мрачные: убийство Хопрова, раскулачивание многодетного Лапшинова, бабий бунт.

Заканчивается роман «мрачными» сценами: Яков Лукич Островнов возвращается домой под «тягостным впечатлением от встречи с Тимофеем Рваным» и слышит из «горенки» разговор не дающих ему покоя противников советской власти — Половцева и Лятьевского.

Первая книга также венчается трагической нотой: «Заслышав глухой половецкий басок, Яков Лукич обессилено прислонился спиной к стене, схватился за голову… Старое начиналось сызнова». Таким образом, композиция служит раскрытию главного — общественно-социального — конфликта — борьба противников и сторонников послереволюционных преобразований, коллективизации.

В романе конфликт чрезвычайно обострен благодаря показу противоречивого характера коллективизации, расхождения между стремлением его проводников сверху сделать благое дело для народа и насильственными методами реализации этих намерений.

Напуганные Семеном Давыдовым и Макаром Нагульновым, казаки относятся с недоверием к советской власти. Особенно возросло недоверие после публикации статьи Сталина «Головокружение от успехов». Возвращаясь домой с заседания партячейки, Семен Давыдов слышит голоса казаков: «…сколько ни давай, сколько ни плати — все им мало!».

Людям больно оттого, что с их мнением не считаются (избиение середняка Банника Нагульновым), подчистую выгребают зерно, обобществляют даже мелкий скот и птицу. М. Шолохов до предела обострил конфликт «народ и власть», показав бессердечное, холодное (за редким исключением) отношение руководителей к людям.

Вместе с тем писатель не упрощает жизненные ситуации, показывая, что сторонники насильственных мер преобразования жизни были разные.

Драматизм переломных событий в романе раскрывается с помощью сюжета: гибнут коммунисты — проводники идеи коллективной жизни Давыдов и Нагульнов; несчастливо складывается «линия жизни» Разметнова; не состоялась личная жизнь Лушки Нагульновой; далеки от воплощения в реальность мечты о возвращении прошлого Якова Лукича Островнова, хотя на алтарь их он положил жизнь родной матери. Ни одна сюжетная линия — ни общественно-социальная, ни личная — не завершилась в романе счастливо. Несчастны и другие герои романа — волевой, энергичный борец за дело мировой революции Макар Нагульнов, страдающая от безответной любви к Семену Давыдову Варя, лишенный права хозяйствования на собственной земле бывший красноармеец Тит Бородин, зверски убитый Никита Хопров; страдает вступивший в колхоз Кондрат Майданников.

Меньше в сюжете романа юмористических сцен (мы знаем, что юмор — не злобный, обличающий, а доброжелательный, «сочувствующий» попавшим в неловкие ситуации героям смех), хотя они не менее выразительны и ярки, чем драматические.

Эти эпизоды «привязаны» к деду Щукарю, происходят при его непосредственном участии, начиная с исповеди о том, почему он получил такую кличку (откусывал под водой крючки удочек и на один из них был пойман, подобно щуке), и заканчивая сценами изучения английского языка вместе с Макаром Нагульновым с целью приближения мировой революции. Дед Щукарь смешон и в сцене раскулачивания семьи Тита Бородина, когда спасается от спущенного с цепи пса, одетый в белую женскую шубу, и просит у Макара Нагульнова «ливольверт», чтобы отомстить обидчикам. Не менее смешон Щукарь и в сцене лечения разнокалиберными «банками» или в сцене, где он кашеварил на бригадном стане и сварил в почерпнутой из канавы болотной воде лягушку, которую пытается выдать за устрицу, а потом спасается бегством. Легким юмором овеяны сцены посещения Семеном Давыдовым школы и его «перестрелка» с беззубым Федоткой, а также взаимоотношения с Лушкой Нагульновой. Роман отражает многие сцены общественной и личной жизни героев на переломном этапе истории.

Таким образом, роман «Поднятая целина» — образец произведения, в котором реализованы принципы социалистического реализма.

Важно

Это и коммунистическая партийность, проявившаяся в культе коммунистических идеалов, выдвижении на первый план образов коммунистов-руководителей, в одобрении коллективизации, ставшей трагедией для крестьянства.

Это и социалистический гуманизм, допускавший сострадание и любовь к людям труда и одобрявший возмездие «угнетателям» тружеников. Третий принцип — правдивость — «допустил» на страницы романа лишь «издержки» коллективизации, а не факты, свидетельствующие о народной крестьянской драме.

Идеализация деяний строителей новой жизни, культ социалистической утопии, сталинской политики не дали возможность М. Шолохову высказать на страницах романа «Поднятая целина» полную правду о довоенной действительности.

М. Шолохов вошел в историю русской литературы XX века как летописец сложного времени, сумевший отразить его трагические и героические страницы. Он защищал право народа на человеческую жизнь талантливо и ярко.

Источник: Русская литература: уч. пособие для 11 класса / Н.И. Мищенчук и др. – Минск: Нац. ин-т образования, 2010

Источник: http://classlit.ru/publ/literatura_20_veka/sholokhov_m_a/podnjataja_celina_analiz_romana_sholokhova_m_a/14-1-0-842

Тема коллективизации в советской литературе по роману М. Шолохова “Поднятая целина”

Тема коллективизации в советской литературе.

Проблема личности в свете исторических фактов

Роман М. Шолохова “Поднятая целина” (11 класс).

На доске: “Ценны лишь кооперативные товарищества, которые осуществлены самими крестьянами, по их свободному почину, в выгоде которых они непосредственно убедятся… Надо учится у крестьян способам перехода к лучшему строю и не сметь командовать” (Ленин, ПСС, т. 38, стр. 201)

Ход урока

В течение полувека роман “Поднятая целина” был единственным источником, из которого мы черпали знания о коллективизации. А что же говорит об этом история? Л.Д. Троцкий настаивал на постепенной коллективизации сельского хозяйства по мере того, как промышленность сможет поставлять технику для эффективной работы крупных колхозов. Сталин решил провозгласить “сплошную коллективизацию”.

  1. Группа учащихся, подготовленных учителем истории; рассказ об этапах коллективизации (историческая справка)

1930 (январь/февраль) – обложены сельхозналогом наиболее зажиточные крестьяне по разорительным индивидуальным справкам

1930 (май) – постановление о признаках кулацких хозяйств:

  • годовой доход 300 рублей на человека, 1500 на семью;

  • систематическоеприменениенаемноготруда;

  • владение мельницей, крупорушкой, маслобойкой

1930 (июнь) – местным Советам дается право конфисковывать за неуплату налогов имущество зажиточных семей с передачей четверти его бедноте.

Все это порождает волну доносов. Сельсоветы или собрания бедноты диктуют “кулакам”, сколько сеять и сколько сдавать хлеба государству.

Зажиточных крестьян с семьями “выдирали” из родной деревни, бросали в вагоны для скота и отправляли в лагеря для спецпереселенцев.

Ключевыми фигурантами эпохи коллективизации в романе были Давыдов, Нагульнов, Разметнов. Их сформировало это время, и они выразили собой свое время.

  1. Ученики дают “биографические справки”: Разметнов, Нагульнов.

  2. Историческая справка (ученики-историки).

Движение 25-тысячников”.

Это и сейчас трудно объяснить, зачем городских рабочих направлять в деревню для создания колхозов. Решение о них принято на пленуме ЦК ВКП(б) в ноябре 1929 года. Там же говорилось о небывалых темпах коллективизации, превосходивших самые оптимистические программы и прогнозы, о необыкновенной тяге! бедняков и середняков к коллективизации.

  • Зачем же лишать фабрики и заводы квалифицированных рабочих со стажем, доводить 25 тысяч до 60 тысяч? Где логика?

  1. Биографическая справка”: С. Давыдов.

  2. Беседа на выявление восприятия.

  • Прочитайте слова Ленина, записанные на доске.

  • Что предусматривали ленинские принципы кооперирования?

Крестьяне пошли за большевиками в дни революции, Гражданской войны, и в кооперации мужик бы не сплоховал. Ему это было бы (1) выгодно; 2) добровольность; 3) техническая поддержка государства.

  • Зачем тогда был нужен Семен Давыдов, человек со стороны, в Гремячем Логу?

  • Не лучше ли доверить коллективизацию коренным жителям?

Вывод:Давыдов – художественное открытие Шолохова, т.к. он живет в реальных условиях своего времени, заметно отличающихся от тех условий, что имел в виду Ленин. Ему ни к чему секреты выращивания хлеба, особенности и обычаи деревенской жизни.

Достаточно знать линию и неотступно ее проводить. Он настолько уверен в безошибочности своего знания, что еще до встречи с мужиками, до приезда в Гремячий Лог, “вправляет” мозги секретарю райкома, втолковывает насчет раскулачивания.

Секретарь пытается урезонить Давыдова, а тот подозревает его в хромоте на “правую ножку”.

По ленинскому кооперативному плану Давыдов не нужен! Но по сталинскому плану коллективизации Давыдовы нужны!

  1. Работа с текстом (глава 4. “Собрание гремяченского актива и бедноты”).

  • На сколько этапов делится это собрание? (два)

  • Соответственно сколько целей преследуется? (две)

  • Определите цель первого этапа

  1. выяснить отношение к кулакам беднейшей части хутора (текст стр. 31)

  2. настроение – полное единодушие!

  • Определите цель второго этапа

  1. оглашение списка гремяченских кулаков и судьба каждого кандидата – на выселение

  2. единодушие исчезает!

  • Почему исчезает единодушие? (Столкнулись классовый подход к человеку и чисто человеческий!)

  • Как реагируют власть имущие на “отщепенца” Тимофея Борщева? (текст стр.32)

Источник: https://kopilkaurokov.ru/literatura/uroki/tiema-kolliektivizatsii-v-sovietskoi-litieraturie-po-romanu-m-sholokhova-podniataia-tsielina

Ссылка на основную публикацию