Антиробинзонада «повелитель мух» у. голдинга

Билеты (вариант 2). Смысл иносказания в романах Голдинга. «Повелитель мух» как Антиробинзонада

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

18. Смысл иносказания в романах Голдинга.

«Повелитель мух» как  Антиробинзонада

ГОЛДИНГ: царил усталый дух эпохи, как ситуация дежа вю. Философская основа романов Голдинга носит экзистенциалистский характер(бытие человека иррационально)

Самый известный роман Голдинга «Повелитель мух» 1954г. не укладывается в рамки представлений о традиционном романе. По жанру он близок антиутопии. «Повелитель мух» вырастает из традиции «робинзонады».

Мирохвачен войной; самолет, на борту которого находится группа английских школьников, сбит вражеским истребителем, и мальчики попадают на тропический необитаемый остров и вырождаются до состояния примитивной дикости.

Обратите внимание

Если в классической робинзонаде XVIII —XIX веков герои с честью выходили из испытаний, то человек, предоставленный самому себе, по мнению Голдинга, неизменно встает на путь саморазрушения.

Воспитанники английской школы, попав на остров, поначалу подражают взрослым, устанавливая своего рода демократическое правление, однако вскоре темные природные инстинкты берут верх, и положительные персонажи романа (Саймон, Ралф, Хрюшка) не в силах восстановить закон, человеческое согласие. И на вопрос, кто же зверь, только Саймону открывается истина. «Может, это мы сами…» .

Воплощением подсознательных страхов мальчишек становится «повелитель мух» — кабаний череп(дьявол) (Название книги «Повелитель мух» на древнееврейском означает имя дьявола – Вельзевула), и эти страхи использует предводитель «охотников» Джек(Роджер и другие охотники), устанавливая на острове свои диктаторские порядки. На вопрос «Что лучше — жить по закону и в согласии или охотиться и убивать?» роман отвечает: первое лучше, но второе естественней, соприродней человеку. Мир цивилизации, мир здравого смысла весьма хрупок; над ним легко и, как показывает Голдинг, неизбежно берет верх мир агрессии, насилия.

В книге явно ощущается романтическая линия, выходящая из традиции романов Стивенсона. Сходный сюжет был изложен еще в 1851 г. в книге Р. М. Баллантайна

«Коралловый остров», в котором также рассказывается история о том, как группа мальчиков оказалась на необитаемом острове в результате кораблекрушения.

Сюжет Голдинга гораздо сложнее, поскольку в тексте присутствует аллегорическое(иносказательное) измерение, которого не было в предыстории(За каждым персонажем закрепляются символические ряды, они олицетворяют человечество).

Такой поворот в переосмыслении известного сюжета во многом обусловлен моральным кризисом, вызванным Второй мировой войной, во время которой, как заметил однажды Голдинг, «мы получили ужасное, безнадежное знание того, на что способны человеческие существа».

Недаром у Голдинга время действия относится к гипотетическому будущему, к последствиям ядерной войны. В процессе выживания дети используют усвоенные стандарты поведения в строительстве своего маленького сообщества. Но идеалы, заложенные воспитанием, исчезают из мальчишеских умов с пугающей легкостью.

Для Голдинга характерна метафорическая мысль, присутствующая в контексте «Повелителя мух», о том, что нечто страшное постоянно следит за человеком из джунглей. В этом воплощаются глубинные наблюдения автора над бессознательным в человеке. Дикое, разрушительное начало, по мысли писателя, является одновременно и наследием предков, и благоприобретенным «подарком» цивилизации.

Важно

Голдинг замахнулся на ребенка( на невинное существо)-скандал!!!. Он рыдает над концом невинности и наступлением темноты человеческого сердца. В каждом человеке от рождения живет зверь и потенциальный убийца. Обыкновенный британский мальчик становится под влиянием обстоятельств жестоким, безжалостным зверенышем, возбужденным видом крови, способным убить своего товарища.

Ситуация разработанная Голдингом имеет два смысловых плана: непосредственно происходящее с мальчиками на отдаленном острове должно в то же время аллегорически представлять судьбу человечества = Детской игре.

Звериное существо в человеке не умирает никогда, хотя и сдерживается цивилизацией, оно спрятано недалеко и выступает наружу в любых благоприятных для этого обстоятельствах.

Выдуманное детьми чудовище – олицетворение этого кровавого звериного начала в людях.

Но на семинаре она( Кузнецова) сказала, что ошибочно считать, что присутствует изначальная греховность человека и что Голдингу особенно удался язык детей( обрывочные фразы, междометия и синтаксис)

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

<\p>

Источник: http://20v-euro-lit.niv.ru/20v-euro-lit/bilety/bilety-2/bilet-18.htm

Зверь в каждом из нас

Роман Уильяма Голдинга «Повелитель мух», на первый взгляд, имеет мало общего с хоррором. Ведь что представляет собой это произведение? Социальную драму? Антиутопию? Приключенческий роман робинзонаду? Конечно!

Но ещё «Повелитель мух» — книга об Ужасе. Том самом, что скрывается в каждом человеке и ждёт только удобного случая выйти наружу…

В результате авиакатастрофы английские школьники оказываются на необитаемом острове и, несмотря на отсутствие взрослых, поначалу неплохо живут.

Однако вскоре все летит в тартарары: цивилизованные мальчики дичают, поклоняются отвратительному «богу», доходит даже до убийств.

Сюжет «Повелителя мух» хорошо знаком каждому, что не удивительно: этот роман Голдинга признан одним из важнейших литературных произведений XX века.

«Повелитель мух» настолько многогранен, что говорить о нем сложно. Роман раскрывает самые разные темы, каждая из которых сама по себе интересна и значима. Переплетенные в одном произведении, эти темы приобретают еще более глубокий, философский, почти сакральный смысл.

Так, «Повелитель мух» — это аллегорический роман-парабола, проще говоря, притча о человеческой природе, иррациональной и подверженной страхам несмотря на глас рассудка.

Также произведение затрагивает вопросы религии, причем с ницшеанским мотивом «Бог мертв», ведь словосочетание «Повелитель мух» — дословный перевод имени языческого бога Вельзевула, который в христианстве ассоциируется с дьяволом.

Да и само упоминание зверя отсылает к библейскому «Откровению Иоанна Богослова», которое рассказывает о конце света и гибели человечества. Кстати, оригинальное название романа «Lord of the Flies» можно перевести и как «Господь мух», однако в России этот вариант не прижился.

«Повелитель мух» — это и социальная драма: сильный и умный лидер постепенно становится изгоем; слабого и неуклюжего толстячка-изгоя не просто тиранят, но в итоге убивают.

Это и антиутопия, раскрывающая истинную сущность людей, которая проявляется даже в невинных на первый взгляд детях. Мы видим попытку построить образцовое общество, которая оборачивается крахом, деградацией, настоящим кошмаром.

Совет

Это и приключенческий роман, робинзонада с идеальным местом действия — остров с превосходными для жизни условиями.

Наконец, это книга о детстве, о сотрудничестве и соперничестве, о друзьях и врагах: «Головы кружила высота, кружила дружба»; «Они [Ральф и Джек] посмотрели друг на друга с изумленьем, любовью и ненавистью»; «И еще эта странная ниточка между ним и Джеком; нет, Джек не уймется никогда, он не оставит его в покое».

Нужно признать, что о «Повелителе мух» редко говорят как о хорроре, чаще уделяя внимание религиозно-философскому смыслу произведения. Поэтому мы постараемся восстановить справедливость и рассмотреть всего один аспект — ужас.

Кадры из фильма «Повелитель мух»

(Великобритания, 1963, реж. Питер Брук).

Зверь выходит из вод, зверь сходит с неба

А ужасного в романе Голдинга много. И прежде всего — зверь, один из ключевых образов произведения и один из самых страшных монстров в истории хоррор-литературы.

Уже во второй главе малыш с родимым пятном в пол-лица шепчет о звере-змее, который «выходит из вод». Вскоре ребенок погибает в лесном пожаре, устроенном по недосмотру. К слову, эта трагичная случайность тоже пробирает до глубины души, особенно надрывное Хрюшино: «Вот тот малыш, тот, который на лице с меткой, я не вижу его. Где он?»

Дальше появляется все больше смутных намеков на зверя, который приходит во снах и мерещится в переплетении лиан. «Под деревьями идет что-то, большое и страшное»; «Ты чувствуешь, будто вовсе не ты охотишься, а за тобой охотятся; будто сзади, за тобой, в джунглях все время прячется кто-то».

Выплескивается на волю первобытный страх перед темнотой и неизвестностью, который признает даже Джек, воплощение мужественной силы, переходящей в жестокость. Ужас нарастает хаотично, мелькает в оборванных и часто несвязных разговорах мальчишек, в каких-то недомолвках, умолчаниях — и от этого еще напряженнее.

И хуже всего, что ни герои романа, ни читатели не знают наверняка, существует зверь или нет. Голдинг намеренно запутывает повествование, нагнетая атмосферу.

Попытка выследить чудовище оказывается успешной. По воле злого рока они натыкаются на мертвого парашютиста, застрявшего на скале и страшно «кланяющегося» из-за ветра.

С другой стороны, в глубине души дети верят в зверя — а значит, непременно найдут его во всем, что угодно. При этом никто, даже рассудительный Ральф, не слушает проницательного Саймона, ведь он «с приветом».

Обратите внимание

Именно Саймон первым понимает, что «зверь — это мы сами». И он находит в себе смелость подняться на гору и узнать тайну засевшего там «монстра».

Еще один потрясающий по степени напряженности и градусу ужаса эпизод — встреча Саймона с Повелителем мух.

«Прямо против Саймона ухмылялся насаженный на кол Повелитель мух. Наконец Саймон не выдержал и посмотрел; увидел белые зубы, кровь, мутные глаза — и уже не смог отвести взгляда от этих издревле неотвратимо узнающих глаз. В правом виске у Саймона больно застучало.

(…)

— Глупый маленький мальчик, — говорил Повелитель мух, — глупый, глупый, и ничего-то ты не знаешь.

(…)

Несколько мгновений лес и все другие смутно угадываемые места в ответ сотрясались от мерзкого хохота.

— Но ты же знал, правда? Что я — часть тебя самого? Неотделимая часть! Что это из-за меня ничего у вас не вышло? Что все получилось из-за меня?

(…)

— Мы тебя прикончим. Ясно? Джек, и Роджер, и Морис, и Роберт, и Билл, и Хрюша, и Ральф. Прикончим тебя. Ясно?

Пасть поглотила Саймона. Он упал и потерял сознанье».

Этот момент вызывает иррациональный страх. Мы знаем, что это всего лишь свиная голова на палке, которую Джек оставил как дар зверю. Мы знаем, что беседа происходит в воспаленном мозгу «чокнутого» Саймона, перегревшегося на солнце.

Но все равно боимся, боимся Повелителя мух и его слов, даже если уже в десятый раз читаем роман и знаем, что будет дальше.

После этой сцены в груди остается тошнотворный комок, губы пересыхают, язык липнет к гортани, будто ты сам стоишь загипнотизированный перед мерзким, всезнающим Повелителем мух.

Кадры из фильма «Повелитель мух»

(Великобритания, 1963, реж. Питер Брук).

Длинные волосы, раскрашенные лица

Догадка Саймона («зверь — это мы сами») подводит нас к другому кошмару: одичание, стремительная деградация ждет тех, кто оказался отрезан от цивилизации.

С самого начала маленькие робинзоны восприняли авиакатастрофу как возможность весело поиграть на чудесном острове, «как в книжке». Мальчики даже упоминают роман Роберта Баллантайна «Коралловый остров» (известно, что изначально Голдинг задумал «Повелителя мух» как иронический комментарий к этому наивному произведению).

«Остров — наш! Потрясающий остров. Пока взрослые не приедут за нами, нам будет весело! (…) Нам нужны правила, и мы должны им подчиняться. Мы не дикари какие-нибудь. Мы англичане. А англичане всегда и везде лучше всех. Значит, надо вести себя как следует».

Главный герой романа Ральф — воплощение разумности, цивилизованности, «правильности». Он единственный понимает, что «кроме правил, у нас ничего нет», что костер должен всегда дымить, посылая сигнал бедствия.

Важно

Он первым замечает ужасные признаки деградации: «Ральф с омерзеньем понял, до чего он грязен и опустился; он понял, как надоело ему вечно смахивать со лба спутанные космы и по вечерам, когда спрячется солнце, шумно шуршать сухой листвой, укладываясь спать»; «Вдруг он понял, что привык ко всему этому, притерпелся, и у него екнуло сердце».

Совсем иначе себя чувствует герой-антагонист Джек, возглавивший охотников, а потом и «перетянувший» всех жителей острова в свое дикарское племя.

Он придумывает разрисовать лица — сначала это просто маскировка для охоты, но потом она превращается в нечто большее: «Маска жила уже самостоятельной жизнью, и Джек скрывался за ней, отбросив всякий стыд».

К концу романа все мальчики, кроме Ральфа, потеряли лица и имена: они стали просто безликими дикарями, раскрашенными белым, зеленым и красным.

Читайте также:  Дно жизни в пьесе максима горького «на дне»

Другая любопытная деталь: Джек и его охотники придумывают своеобразный ритуал, охотничий танец.

«Морис с визгом вбежал в центр круга, изображая свинью; охотники, продолжая кружить, изображали убийство. Они танцевали, они пели.

— Бей свинью! Глотку режь! Добивай!»

Сначала это была забавная игра, шутка, в которой принимал участие даже Ральф, тем самым позволяя вырваться наружу скрытой, первобытной, дикой части своей души. Но с каждым разом танец становился все злее, все страшнее: «вокруг Роберта сомкнулось кольцо. Роберт завизжал, сначала в притворном ужасе, потом уже от действительной боли». Понятно, что в какой-то момент все выйдет из-под контроля.

Кадр из фильма «Повелитель мух»

(Великобритания, 1963, реж. Питер Брук).

Лицо смерти

Одна из ключевых сцен романа Голдинга — вечерняя буря, во время которой племя Джека устроило пир.

К костру также пришли Ральф, Хрюша и другие ребята, привлеченные жареным мясом, против которого невозможно устоять после долгой фруктовой диеты.

Темнота, гроза, накалившиеся страсти — все это привело к очередным дикарским пляскам. И именно в этот момент прибежал Саймон, спеша донести до друзей новость о том, что никакого зверя нет.

«Малыши визжа неслись с опушки, один, не помня себя, проломил кольцо старших:

— Это он! Он!

Круг стал подковой. Из лесу ползло что-то неясное, темное. Впереди зверя катился надсадный вопль.

Зверь ввалился, почти упал в центр подковы.

— Зверя бей! Глотку режь! Выпусти кровь!

Голубой шрам уже не сходил с неба, грохот был непереносим. Саймон кричал что-то про мертвое тело на горе.

— Зверя — бей! Глотку — режь! Выпусти — кровь! Зверя — прикончь!

Палки стукнули, подкова, хрустнув, снова сомкнулась вопящим кругом.

Зверь стоял на коленях в центре круга, зверь закрывал лицо руками. Пытаясь перекрыть дерущий омерзительный шум, зверь кричал что-то насчет мертвеца на горе.

Вот зверь пробился, вырвался за круг и рухнул с крутого края скалы на песок, к воде. Толпа хлынула за ним, стекла со скалы, на зверя налетели, его били, кусали, рвали.

Слов не было, и не было других движений — только рвущие когти и зубы».

Совет

Впоследствии Хрюша и близнецы Эрикисэм будут со стыдом отрицать свою причастность к «танцу»: «Мы рядом стояли. Мы ничего не делали, мы ничего не видели. (…) Мы рано ушли, мы устали». И лишь Ральф найдет в себе силы признать, что это было убийство. Смерть Саймона — поворотный момент истории, точка невозврата, после которой ужас всего происходящего будет только нарастать.

Хрюша. Толстый и нескладный, с «астмой-какассымой». Мы даже не знаем его имени, тогда как помним имена второстепенных персонажей — Генри, Билл, Персиваль. Тем не менее, он умен, и даже Ральф это признает: «Хрюша думать умеет.

Как он здорово, по порядку все всегда провернет в своей толстой башке. Но какой же Хрюша главный? Хрюша смешной, толстопузый, но котелок у него варит, это уж точно».

Кроме того, именно благодаря Хрюше мальчишки смогли разжечь сигнальный костер — при помощи его очков, которые стали одним из символов разумности, порядка, надежды на спасение.

Понятно, что мальчика по прозвищу Хрюша ничего хорошего не ждет на острове, где водятся свиньи, которым пускают кровь. Охотник Роджер, явный садист, мрачный «двойник» безобидного Саймона, в начале романа просто швырявший камешки в малышей, совершает осознанное убийство человека. Он сбрасывает на Хрюшу каменную глыбу.

«Камень прошелся по Хрюше с головы до колен; рог разлетелся на тысячу белых осколков и перестал существовать. Хрюша без слова, без звука полетел боком с обрыва, переворачиваясь на лету. Камень дважды подпрыгнул и скрылся в лесу.

Хрюша пролетел сорок футов и упал спиной на ту самую красную, квадратную глыбу в море. Голова раскроилась, и содержимое вывалилось и стало красным. Руки и ноги Хрюши немного подергались, как у свиньи, когда ее только убьют.

Потом море снова медленно, тяжко вздохнуло, вскипело над глыбой белой розовой пеной; а когда оно снова отхлынуло, Хрюши уже не было».

Вместе с Хрюшей «погибает» и морская раковина — рог, которым Ральф созывал собрания, еще один символ разума и упорядоченности. Попытка создать цивилизованное общество провалилась: орава мальчишек превратилась в первобытное племя, которым правит вождь Джек, которое подчиняется примитивным и жестоким законам. Ральф остается один.

Кадр из фильма «Повелитель мух»

(США, 1990, реж. Гарри Хук).

Доигрались..

Итак, красивый, сильный, умный лидер превращается в изгоя. Финал романа Голдинга пропитан ужасом: Ральф не просто ранен, одинок и растерян, на него начинают настоящую охоту.

И самое страшное: близнецы Эрикисэм предупредили, что «Роджер заострил палку с обоих концов». При этом в руках у Ральфа такое же обоюдоострое копье, которое он подобрал после разрушения тошнотворного идола — Повелителя мух.

А значит, его голова будет следующим «даром тьме, даром зверю».

Повествование наполняется хаосом, в котором смешались паника и ненависть. Джунгли ожили, когда Ральфа стали окружать. Все вокруг грохотало, когда дикари сталкивали на него, затаившегося, огромные каменные глыбы. Ральф потерял остатки здравого смысла, и его погнали, как охотники загоняют визжащего от ужаса кабана, когда весь остров запылал огнем.

«Ральф крикнул — от страха, отчаянья, злости. Ноги у него сами распрямились, он кричал и кричал, он не мог перестать. Он метнулся вперед, в чащобу, вылетел на прогалину, он кричал, он рычал, а кровь капала.

Обратите внимание

Он ударил колом, дикарь покатился; но на него уже неслись другие, орали. Он увернулся от летящего копья, дальше побежал уже молча.

Вдруг мелькающие впереди огоньки слились, рев леса стал громом, и куст на его пути рассыпался огромным веером пламени».

Появление морского офицера на берегу подводит суммирующую черту под всем произошедшим, расставляет все «по полочкам». Вмешательство взрослого настолько внезапно, что оно магическим образом обрывает истерику Ральфа и слепую ярость охотников.

«— Взрослых здесь нет?

Ральф затряс головой, как немой. Он повернулся. На берегу полукругом тихо-тихо стояли мальчики с острыми палками в руках, перемазанные цветной глиной.

— Доигрались? — сказал офицер.

Огонь добрался до кокосовых пальм на берегу и с шумом их проглотил.

Подпрыгнув, как акробат, пламя выбросило отдельный язык и слизнуло верхушки пальм на площадке. Небо было черное».

Отрезвляющие укоры взрослого, его спокойствие, его белая фуражка и аккуратная форма, эполеты, револьвер, золотые пуговицы на мундире — все это оттеняет только что пережитый Ральфом кошмар. И к этому примешиваются воспоминания о том, как вначале все было здорово, каким прекрасным был остров.

«Грязный, косматый, с неутертым носом, Ральф рыдал над прежней невинностью, над тем, как темна человеческая душа, над тем, как переворачивался тогда на лету верный мудрый друг по прозвищу Хрюша».

Кадры из фильма «Повелитель мух»

(США, 1990, реж. Гарри Хук).

* * *

Чтобы спастись, дети развели сигнальный костер — маленький, безопасный, управляемый. Но он оказался бесполезным, идея — несостоятельной. Взрослые прибыли, только увидев дым от пожара, сожравшего сказочный остров. Это горькая правда, которая читается между строк.

Племя, вождь, раскрашенные лица, пиры после удачной охоты, пляски у костра… Именно этим путем шли первобытные люди к цивилизации, к прогрессу.

Это был единственный способ выжить, подчинить неуправляемую и опасную природу, превозмочь всепоглощающий иррациональный страх, противостоять злым силам, скрытым в душах.

Важно

И мальчишки, оказавшиеся в изоляции, деградировали, опустились до дикарей… сделав тем самым шаг вперед, как их предки миллионы лет назад.

В этом и таится самая жуткая истина «Повелителя мух». Страшнее всего то, что это книга обо всех людях. Это книга о нас с вами.

Источник: https://darkermagazine.ru/page/zver-v-kazhdom-iz-nas

Роман У. Голдинга «Повелитель мух» философская притча

страница 1
Роман У.Голдинга

« Повелитель мух» — философская притча.

Цель урока: раскрыть смысл названия романа. Роман как «антиробинзонада». Герои и антигерои. Сущность противоборства Ральфа и Джека. Писатель и время. Нравственное воспитание учащихся.

Оборудование: портрет У.Голдинга, текст романа, работа с мультимедийным проектором. <\p>

Методические приёмы: вступительное слово учителя, сообщение учащихся с использованием ИКТ, анализ произведения, работа в группах.

Дома вы самостоятельно прочитали роман У.Голдинга «Повелитель мух», который был опубликован в 1954 году. А в классе мы с вами посмотрели фильм режиссёра Брука, поставленный по этому произведению. Эта первая книга писателя принесла ему широкую известность и была включена в список обязательной литературы в школах Англии, США и университетах разных стран мира. Тема сегодняшнего урока «Роман У.Голдинга «Повелитель мух» — философская притча. (Записываем в тетради).

Кто же такой У.Голдинг? Ребята приготовили для нас презентацию – знакомство. Давайте посмотрим.

Сегодня на уроке мы с вами попытаемся разобраться в том, о чем это произведение, почему роман можно назвать философской притчей. Давайте вспомним, что такое притча (на экране). Записываем определение в тетрадь (Притча – небольшой рассказ, содержащий поучение в иносказательной форме. Сегодня мы вместе попытаемся поразмышлять, о том, чему нас может научить притча Голдинга «Повелитель мух».

Итак, океан без конца и края. Необитаемый островок. Жара, пальмы, бананы, кабаны, родник чистой пресной воды – и таинственная пещера… Именно на этот островок попадают английские мальчики, оставшиеся в живых после авиакатастрофы.

Поначалу кажется, что роман Голдинга очередная «робинзонада». Давайте вспомним произведения – примеры «робинзонады» (рассказы Д.Лондона, «Таинственный остров» Ж.Верна, «Робинзон Крузо» Дефо).

Почему роман Голдинга похож на «робинзонаду»?

  1. Дети попадают на необитаемый остров в результате катастрофы.
  2. Это приключение, о чем с восторгом говорит Ральф: « Без всяких взрослых!».
  3. Герои в романах – «робинзонадах» достойно проходят испытания, трудности. Они закаляют волю, дисциплину. Например, Робинзон Крузо. Скажите, а герои Голдинга достойно выдержали это испытание? Почему? Это «робинзонада со знаком + или со знаком -? Как мы можем назвать это произведение – «антиробинзонада».

Давайте обратимся к содержанию романа. Что происходит на острове вначале?

(На первых порах на острове – мир и согласие. Старшие заботятся о младших. Дети развели костёр, чтобы проходящие мимо острова корабли могли их заметить. Ребята рады происходящему. Почему?

(Наконец они могут пожить без взрослых, а на острове так много нового и интересного!).

Но что происходит дальше?<\p>

Как ребята выглядели вначале? (Даже поправляют гольфы).

А какими мы их видим потом? (Превращаются в ораву немытых, нечесаных мальчишек).

Постепенно они забывают обо всём: сначала о дисциплине и порядке, затем о дружбе и порядочности, и, в конце концов, и о самой природе человеческой.

Давайте поразмышляем, как же это могло произойти? (Нет рядом взрослых, а в той жизни всё было организовано. Но и тут, на острове, надо тоже организовать жизнь, построить общество.

Кто-то должен руководить, все должны кого-то слушать, то есть нужна власть. Сразу же выявилось два лидера. Кто они? (Ральф и Джек).

Что вы можете о них сказать?

Совет

Обратите внимание: Джек староста певчих в церковном хоре! Вам это о чем-нибудь говорит?

Кого ребята выбирают главным? (Ральфа).

Как к этому отнесся Джек? (Ему очень хотелось, чтобы выбрали его).

Как вы думаете, какое чувство он стал испытывать? (Зависть к Ральфу).

Какие порядки устанавливает Ральф? (Постоянно поддерживать костер, строить шалаши, работать).<\p>

Хотелось ребятам это делать? (Нет).

Кто ему в этом помогает? (Хрюша).

Что вы можете сказать о Хрюше? Что он нашел? Какую роль играет раковина?

А чем начинает заниматься Джек? (Охотой на кабанов). Для чего?<\p>

(Сначала для того, чтобы добыть еду).

Как стали себя называть Джек и ребята, с которыми он охотился? (Охотники).

Читайте также:  Анализ повести тургенева «ася»

Почему большинство ребят постепенно переходят к охотникам?

(Неохота работать, поддерживать костёр, строить шалаши, надоело есть фрукты. А охота становится для мальчишек интересным занятием. С Джеком, конечно, интереснее, чем с Ральфом.)

Как они стали себя называть дальше? (племенем, а Джека – вождём).

Изменились ли ребята внешне?

(Раскрашивают себя цветной глиной. И, кажется, что идёт просто увлекательная игра).

Это те английские мальчики, которые высадились на остров?

Мы видим, как дети превращаются сначала в дикарей, прячущих свои лица под масками.

Как они начинают охотиться?

(Сначала для того, чтобы быть сытыми, а дальше начинается убийство свиней).

Какой страшный, дикий вопль раздаётся на острове? («Глотку режь, кровь пускай!).

Теперь их можно назвать охотниками? (Они превращаются в жестоких убийц) Почему?

(Происходит убийство Саймона, Хрюши, а затем начинается охота за теми, кто не в стае).

Ребята, сколько лет мальчикам?

(Дети, подростки, по 5-6 лет, старшим по 10-12 лет. И самый старший Джек).

Почему дети стали подчиняться Джеку?

(Боятся, он стал их наказывать, у них появилось чувство страха).

Кто ему не подчинился?

(Ральф, Хрюша, Саймон).

Для чего ребятам служила раковина?<\p>

(Она их собирала, кто держал её в руках, имел право говорить).

Но раковина у Ральфа. А что появляется в племени охотников?

(Голова свиньи, насаженная на кол — повелитель мух, который внушает страх).

Как вы думаете, что воплощают в себе эти два предмета?

(Добро и зло-белая раковина) Обращаем внимание на рисунок.

Повелитель мух — это символ зла в человеческом сердце, символ жестокости, необузданности, вседозволенности.

В романе две смерти. Кого убивают? Как это происходит? Саймона убивают непреднамеренно, а Хрюшу уже умышленно, у всех на виду. И должна быть третья смерть. Чья?

(Облава на Ральфа, который остался один).

На какие две группы можно разделить ребят?

Герои Антигерои
1.Ральф – положительный лидер. Он принимает все усилия, чтобы остаться человеком до конца. 1.Джек – отрицательный лидер, предводитель охотников, в прежней жизни староста церковного хора мальчиков, завистлив.
2. Хрюша — добрый, чистосердечный, сметливый. 2.Роджер – помощник Джека.
3.Саймон – «чокнутый», именно ему открывается смысл происходящего на острове, он совестлив, скромен и бесстрашен. 3. Другие герои – послушное, нерассуждающее большинство.
4. Эрик и Сэм – братья – близнецы, способные на самостоятельные поступки, но перешедшие в лагерь дикарей, подчиняясь грубой силе, не в состоянии оказать сопротивление.

<\p>

Как же получилось, что Ральф, Хрюша, Саймон не смогли дать отпор Джеку?

(Не смогли объединить усилия, поддержать друг друга).

Полны трагизма строки, в которых описывается смерть Хрюши (Давайте прочитаем)

Хрюша нуждался в защите, в заботе, все над ним смеялись: толстый, неуклюжий, в очках, над такими всегда смеются. Мы так и не узнали его настоящего имени! И единственный человек, близкий ему (кто? Ральф, никогда этого не делал. И, лишь потеряв Хрюшу, он будет оплакивать его как верного мудрого друга

Как могло случиться, по-вашему, что в мальчике из благовоспитанной<\p>

семьи, который пел в церковном хоре, столько зла? Как вы считаете, раньше в нем было зло?

Чем же оно сдерживалось?

(Семья, контролируемые нормы поведения, запреты, взрослые).

А когда на острове не стало запретов, можно делать что угодно, некому наказывать. Зло, которое было в Джеке, вырывается наружу. Рыжий веснушчатый мальчишка почувствовал запах крови, ощутил власть, жажду смерти, начинает убивать.

Как, по-вашему, страшен такой произвол?

Да, теперь Джек, одурманенный властью, кровью, безнаказанностью готов убивать не только свинью, но и человека, перешедшего ему дорогу.

Страшно, потому что охота на свиней выливается в охоту на человека, в травлю одиночки (Ральфа) озверелой толпой.

И, может быть, рядом с колом головы свиньи, была бы голова Ральфа… Ведь для Джека уже не существует никаких правил, появляется чувство безнаказанности, и зло вырывается наружу.

Давайте посмотрим фрагменты фильма.

Как вы считаете, может ли в человеке жить только добро? Вы о себе можете сказать, что вы добрые люди и в вас нет зла?

(К, сожалению, зло живет в каждом из нас)

Почему этот роман философская притча? Чему она нас может научит?

(Кому-то удается удерживать свое зло под контролем, кому-то нет… И тогда последствия очень страшные. Каждому из нас надо постараться, чтобы в нашей душе было как можно меньше зла.

Обратите внимание

Почему и над чем рыдает спасенный Ральф? Найдите в тексте: «Ральф рыдал над прежней невинностью, над тем, как темна человеческая душа, над тем, как переворачивался тогда на лету верный мудрый друг по прозвищу Хрюша».

Ребята, в классе, во дворе, летом вы отдыхаете в лагере, вы тоже выбираете лидера. Мне хотелось бы, чтобы вы подумали над тем, за каким лидером вы идёте. В нашей жизни часто встречаются такие ситуации, и необязательно для этого попадать на необитаемый остров.

Почему часто выбирают хорошего, правильного лидера, а идут за плохим?

(Зло влечет к плохому лидеру).

Часто в жизни хотят лидерствовать люди, не достойные этого. Но это ещё полбеды, беда, когда идут за ним.

Если бы вы оказались в такой же ситуации, какой бы вы выбор сделали? Наверно, никто сейчас не сможет честно ответить на этот вопрос. Я думаю, что только в ситуации выбора вы сможете оценить, сколько в вас доброго, а сколько злого.

А самое важное: что победит в душе – зло или добро? Смысл притчи не только в том, что человек должен обуздать это зло в своей душе, но и в том, что надо уметь противостоять злу. Ведь дети испугались остаться в меньшинстве. Случилось так, что Ральф один стал противостоять Джеку, да ещё остался рядом странный Хрюша, «чокнутый» Саймон.

И, тем не менее, Ральф не подчинился Джеку. Многие из племени понимали, что поступают неправильно, но побоялись остаться в меньшинстве.

Сейчас конец 2009 года, но зла в мире не стало меньше. И в этом времени не затерялась притча Голдинга «Повелитель мух», так как, читая такие произведения, мы с вами учимся выбирать добро, любовь, благородство.

А это так необходимо современному миру, ведь человек – существо моральное, он должен подавлять в себе зло, изгонять его.

Важно

Но сумеет ли? Этот вопрос, адресованный нам из далекого 1954 года, не потерял своей актуальности и поныне.

У каждого из вас после прочтения романа сформировались свои взгляды на авторский замысел. Дома я вам предлагаю написать сочинение – рассуждение на тему: «О чем меня заставил задуматься роман Голдинга «Повелитель мух».

А урок мне хотелось бы закончить высказываниями У.Голдинга и В.М.Шукшина.

(На экране)

«На протяжении моей жизни я не раз бывал потрясён и оглушён, узнавая, что мы, люди, можем проделывать друг с другом».

У.Голдинг.

«Нам бы про душу не забыть…Нам бы немножко добрее быть…Мы один раз, так уж случилось, живём на земле. Ну так и будьте повнимательнее друг к другу, подобрее…»

В.Шукшин.

страница 1<\p>

Источник: http://www.moglobi.ru/stati/roman-u-goldinga-povelitele-muh-filosofskaya-pritcha/main.html

«Повелитель мух», художественный анализ романа Уильяма Голдинга

Философский роман-притча Уильяма Голдинга «Повелитель мух» впервые увидел свет в 1954 году.

Первоначально многие издательства отказывались брать рукопись неизвестного автора, но когда произведение было напечатано, оно сразу же завоевало внимание как читателей, так и критиков.

Простой сюжет, реалистичные детские образы, психологически выверенная подоплёка поступков персонажей, экзотическое место действия слились в «Повелителе мух» в страшную антиутопию, показывающую «озверение» рода человеческого.

На протяжении XX века большинство литературоведов рассматривало «Повелителя мух» как роман-предупреждение, роман – указание на то, чем может закончится для цивилизации приверженность идеям нацизма и фашизма.

Между тем, политическая составляющая произведения – всего лишь одна из исторических частностей, в то время как смысл «Повелителя мух» — более обширен и всеобъемлющ.

В своём романе Голдинг показал не конкретные, характерные для определённого времени идеи, а вневременную сущность человеческой натуры – греховной, страшной, опускающейся до самых жестоких преступлений в условиях отсутствия позитивной сдерживающей силы.

Завязка романа приходится на момент знакомства Ральфа и Хрюши: встретившиеся после авиакатастрофы мальчики пытаются осознать, что с ними произошло, и наметить пути решения проблемы.

Собранные трубным гласом морского рога английские дети (малыши, пяти-шести лет и подростки – десяти-тринадцати) поначалу пытаются сохранить на острове культурные и цивилизационные основы своей страны.

Совет

Мальчики устанавливают правила, главным из которых является постоянное поддержание дымящего костра. Огонь в «Повелителе мух» становится символом жизни – он служит надеждой на спасение, около него греются и разгоняют ночные страхи. Для защиты от дождя дети строят шалаши, для уборной находятся укромное место.

Старшие мальчики помогают малышам доставать высоко растущие фрукты. Жизнь на острове идёт почти идеально: двенадцатилетний Ральф воспринимает новый, лишённый взрослых мир как сказку, некую идиллию, в которой всё хорошо.

Другие дети поначалу относятся к случившемуся с ними как к игре: малыши строят на берегу песчаные замки, бывшие хористы во главе с Джеком Меридью становятся «охотниками».

Всё меняется с первой кровью. Как только Джек понимает, что ему по силам убить поросёнка, охота из забавы превращается в образ жизни. Вслед за своим вожаком бывшие хористы меняется до неузнаваемости: они наносят на лица кровожадные маски и полностью отдаются жажде убийства.

Ощущение собственной значимости и власти затмевает собой всё – в том числе и желание вернуться в привычный мир людей. В начале охотники бросают костёр, затем и вовсе превращаются в дикое племя во главе с Вождём, чьи приказания исполняются беспрекословно.

Новая, опьянённая вседозволенностью цивилизация, поглощённая первобытным страхом перед неведомым Зверем, решает умилостивить последнего ужасным даром – насаженной на палку свиной головой.

Когда последняя протухает, вокруг неё собираются мухи, превращая и без того омерзительный предмет в материализовавшийся облик Зла.

Образ Зверя в романе соотносится с образом Дьявола («повелитель мух» – в переводе с древнееврейского означает «Вельзевул»). Первоначально Зверь появляется в ночных кошмарах малышей, которые видят его как «змея», висящего на деревьях.

Оптимистично настроенный Ральф считает Зверя выдумкой, Хрюша отрицает его существование, опираясь на научные знания о мире, остальные ребят в тайне боятся того, кто может их убить, не подозревая, что, в первую очередь, бояться нужно самих себя.

Обратите внимание

Это знание открывается только одному из мальчиков – самому слабому и, одновременно, самому разумному – постоянно падающему в обморок Саймону.

Столкнувшись один на один со свиной головой, он начинает мысленно разговаривать с ней и получает чёткий ответ о том, что Зверь – это «неотделимая часть» его самого.

Полноценный Зверь складывается из совокупности маленьких «зверей», которыми становятся одичавшие охотники: начав с уничтожения свиней, они заканчивают убийством себе подобных.

Первоначально охоту на человека они маскируют под игру: один мальчик изображает свинью, другие делают вид, что загоняют «её» в ловушку и убивают.

Затем звериные инстинкты когда-то цивилизованных детей выходят наружу и убийство совершается по-настоящему.

Ральф, Хрюша и близнецы Эрик и Сэм, ставшие невольными свидетелями и, возможно, участниками убийства Саймона, настолько потрясены случившимся, что пытаются сделать вид, будто этого не было.

Никто из мальчиков не желает вспоминать о «пляске», но когда избежать этого не удаётся, каждый предпочитает остановиться на версии, что произошедшее с Саймоном – всего лишь несчастный случай.

Последующее убийство Хрюши, совершённое при свете солнца, и травля Ральфа служат кульминацией «Повелителя мух».

Важно

Окончательно обезумевшие дети выпускают своего внутреннего «Зверя» на волю и останавливаются только в присутствии более грозной, созидательной силы – высадившегося на остров английского офицера. Последний становится в романе прообразом высшего божественного начала, разом прекратившего все споры и распри и одним своим присутствием победившего Дьявола.

Читайте также:  Топ книг-антиутопий разных жанров, видов и стилей

Художественные образы мальчиков соотнесены в романе с конкретным человеческим началом: Ральф – добрый, культурный, стремящийся к порядку, не боящийся ответственности; Хрюша – косноязычный, умный, умеющий рассуждать изобретатель; Саймон – слабый, зрящий в корень философ-индивидуалист; Джек – властолюбивый диктатор; Роджер – угодливый слуга и жестокий садист; близнецы Эрик и Сэм – простые, плывущие по течению люди, симпатизирующие добру, но склоняющиеся под грубой силой; малыши – ещё неокрепшие личности, не успевшие сделать выбор между добром и злом, но чувствующие последнее интуитивно.

Необитаемый остров в «Повелителе мух» становится символическим изображением Земли, на которой создаются (община Ральфа и Хрюши) и рушатся цивилизации (племя Джека), образуются новые государства (разделение мальчиков на два лагеря), начинаются дипломатические переговоры (Ральф – Джек), происходят войны (Джек, Морис и Роджер нападают на Ральфа и Хрюшу), формируются новые религиозные воззрения (поклонение «Повелителю мух»).

По произведению: «Повелитель мух»

По писателю: Голдинг Уильям

Источник: https://goldlit.ru/golding/360-povelitel-muh-analiz

Уильям Голдинг. Критика. Анализ романа «Повелитель мух» У. Голдинга

С.Л. Кошелев

Творчество Уильяма Голдинга (р. 1911), одно из самых ярких явлений послевоенной английской литературы, стало предметом пристального, хотя и несколько настороженного внимания отечественных литературоведов. Работы В.В. Ивашевой, Е. Стояновской, А.А. Елистратовой, Г.В. Аникина, диссертация М.

Зинде, защищенная в 1979 году, говорят о том, что, признавая важность занимающих писателя проблем и его немалый талант, исследователи видят и черты модернистской ущербности, роль которых то выдвигается на первый план, то оценивается более скромно в зависимости от общей концепции творчества писателя.

В книге «Английская литература, XX век», появившейся в 1967 году, В.В. Ивашева не давала однозначного ответа на вопрос о методе Голдинга.

Отмечая его близость к модернизму, она одновременно подчеркивала и черты, обособляющие творчество писателя от этого литературного направления. Однако в работах 70-х гг. она пересматривает свою точку зрения и решительно сближает Голдинга с модернизмом.

«Автор «Наследников» и «Шпиля», — отмечает В.В. Ивашева, — художник, тяготеющий к прошлому, запутавшийся в темном лесу своего мировосприятия».

В книге Г.В.

Аникина «Современный английский роман» произведения Голдинга рассматриваются как сложное явление: «В них противоречиво сочетается пессимизм с оптимистическими нотами, метафизическое осмысление проблем добра и зла с объективным изображением драматических конфликтов, скептический взгляд на природу человека с поисками нравственных начал, дегуманизирующий подход к личности с гуманной заботой о судьбе человека и человечества, модернистские эксперименты с реалистическими тенденциями».

Диссертация М. Зинде — первая советская монография о творчестве писателя, представляющая интерес широтой подхода и убедительностью постановки литературоведческих вопросов.

Эта работа выводит Голдинга за рамки модернизма вообще, несмотря на отмеченное некоторое сходство его творчества с этим направлением.

Совет

Признавая несовершенство человека, Голдинг стремится понять и излечить его, и верит, что жажда добра и совершенствования — неискоренимая человеческая потребность. «Его романы — предупреждения», ограниченные исследованием теневых сторон личности, считает Зинде.

Мы также не склонны переоценивать значение модернистских элементов в творчестве Голдинга и не можем не выразить удовлетворения по поводу того, что профессор В.В.

Ивашева в своей недавно вышедшей книге «На пороге XXI века» делает акцент уже не на модернистских, а на реалистических сторонах творчества этого сильного писателя: «Реалистическая проза и драматургия уже в период между двумя войнами часто обращалась к условности, тяготела к аллегории и притче (Брехт, Фолкнер, Голдинг)».

Эти реалистические тенденции с особой рельефностью проявляются в первых романах Голдинга «Повелитель мух» (1954) и «Наследники» (1955). Темы истории и общества выдвинуты в них на первый план, в более поздних романах «Хапуга Мартин» и «Свободное падение» в центре внимания писателя оказывается человеческая личность.

В вопросе о характере исторического развития человечества Голдинг занимает позицию, которая отличается от широко распространенных в Англии циклических концепций, опирающихся на авторитетное многотомное «Исследование истории» Л. Тойнби. Характер исторического развития человечества Голдинг осмысляет в свете опыта Второй мировой войны, и его взгляд отличается глубоким трагизмом, но отнюдь не является «философией мрака».

Как позволяют заключить замечания писателя в некоторых его эссе, история рассматривается им как единый процесс, завоевания и утраты которого сохраняют значение неопределенно долгое время, как сохранил его бой трехсот спартанцев у Горячих Врат Фермопил: «Теперь я понял, что здесь произошло что-то настоящее. Дело даже не в том, что человеческий дух, минуя всякую логику, прямо откликается на историю самопожертвования и мужества, как бокал вибрирует при звуках скрипки. Дело еще и в том, что там, позади, в невообразимой дали, этот отряд стоял на верном историческом пути. И если я могу поехать куда захочу и писать что мне вздумается, во всем этом есть частица Леонида. Он внес свою лепту в наше освобождение». Но Леонид и спартанцы при этом погибли, и то, что умерли они «как должно», не снимает самого факта трагичности этого «отчаянного призыва» к объединению Греции для отражения персидского нашествия.

Тема связи прошлого и современности развертывается Голдингом в эссе «Притча», представляющем авторский комментарий к «Повелителю мух». Писатель отмечает здесь два значения слова «история», ни одно из которых не совпадает с привычным значением «бытие человечества во времени и его закономерности».

Первое значение слова «история», по Голдингу, — это наука, создание разума. Основанная на изучении и оценке прошлого, закономерностей, которые можно применить в будущем, она является единственной надеждой человечества.

Обратите внимание

Второе значение — эмоциональная память, переполненная предубеждениями и предрассудками, игнорирующая факты. Голдинг подчеркивает, что причины, вызвавшие эмоции, давно мертвы, реальных причин для вражды нет, но вошедшие в плоть и кровь предрассудки поддерживаются эмоциональной сферой, и неизвестно, можно ли их устранить даже при помощи «целенаправленного воспитания и парочки чудес».

Двойственность человека, наличие в нем и рациональной, к иррациональной сущности оказывается источником конфликта.

Взгляд Голдинга на историю основывается на представлении о том, что причина конфликтов человеческого прошлого и современности лежит не в характере взаимодействия человека с миром, не в социальных отношениях, которые он создает в процессе своей деятельности, наконец, не в экономических факторах, а коренится внутри самого человека. Для Голдинга человек — существо, от особенностей биологической природы которого зависит его поведение и сознание. Разум и историческая наука, устремленные на самопознание человечества, позволяют надеяться на будущее, но в прошлом и настоящем реальная история направлялась и направляется эмоциональными предубеждениями плоти и крови, зачастую вообще не имеющими рациональных оснований и коренящимися в природе человека, в его биологической принадлежности к отряду хищных животных.

Человека, находящегося в плену у биологической предопределенности, Голдинг называет «падшим человеком», а саму его биологическую природу — «первородным грехом»: «…представлялось, что политическими одеяниями стараются прикрыть человеческую жадность, врожденную жестокость и эгоизм. Я считал тогда, что человек болен, — не исключительный, а средний человек. Я считал, что человек находится в положении нравственно больного существа…

Многим из вас это покажется банальным, очевидным и знакомым теологическим положением. Человек — падшее существо. Он находится в тисках первородного греха. Природа его греховна, положение его бедственно. Я принимаю эти теологические положения и признаю их банальность. Но хоть они и банальны, зато истинны…»

Нетрудно заметить, что термины эти лишены у писателя их христианско-догматического содержания и употребляются в силу аналогии, чтобы свести биологическую концепцию человека к общеизвестным понятиям.

Сама же биологическая концепция служит у него объяснением того, что «человек творит зло, как пчела творит мед», объяснением тех ужасов эпохи 30-40-х гг., которые стоили человечеству миллионов жизней.

В своей книге «Человек и техника» О. Шпенглер с энтузиазмом доказывал, что человек принадлежит к самому благородному роду живых существ — хищным зверям: «Хищное животное — высшая форма организма, способного к свободному передвижению.

Это значит максимум свободы от других и для себя, максимум ответственности, одиночества, крайняя необходимость утверждать себя борясь, побеждая, уничтожая. То, что человек является хищником, придает ему, как типу, более высокий ранг».

Важно

Голдингу же этот хищник внушает омерзение; достаточно вспомнить вождя Марлана в финале романа «Наследники»: «Солнце било в красный парус, и Марлан тоже был красным. Его руки и ноги скрючились, волосы и борода стояли дыбом, зубы его были зубами волка, и глаза смотрели, как слепые камни».

Но сама хищническая природа человека для него является несомненной. Это — знак грехопадения, то, что делает историю человечества чередой кровавых жестокостей и только слабо маскируется цивилизацией, будучи в любой момент готово вырваться наружу.

Нетрудно заметить, что Голдинг не принимает во внимание социальные, материальные, экономические факторы истории, сводя все ее закономерности к природе человека.

Но если изъять из истории экономические и классовые факторы, если отнести все совершенное под знаком экономической, закономерности за счет человеческой природы, последней придется отвечать за столь многое, что голдинговская «темнота сердца человеческого» покажется чересчур радужным определением для нее. Образным выражением этой ответственности и является, по Голдингу, понятие «первородного греха»,

Детерминированный хищной природой человека взгляд на историю и общество писатель намеревался выразить в своем первом романе «Повелитель мух».

В соответствии с этим многие англоязычные исследователи рассматривали книгу Голдинга как притчу о «падшем человеке», о «первородном грехе» (эту точку зрения поддерживает и В.В. Ивашева).

Об этом говорит многое и в самом романе, и в комментирующем его эссе «Притча».

Высказывая свои теоретические взгляды, Голдинг замечает, что даже наилучшая политическая система неспособна изменить природу человека. Созданные на Западе в конце XIX и начале XX века системы он называет «политическими симфониями» и с горечью констатирует, что они тем не менее не привели к «улучшению общественного человека».

Их воздействие блокируется «человеческой жадностью, врожденной жестокостью и эгоизмом», тем, что человек «поражен нравственным недугом». Аллегорическое толкование романа «Повелитель мух» не выявляет временной определенности. История предстаёт как серия крушений мудрого и гуманного порядка под напором хищной человеческой природы, т. е.

приобретает тотально-мифологический характер, обычный для искусства модернизма.

Совет

Однако «Повелитель мух» обладает многозначным аллегорическим планом, что дает возможность предложить и другие трактовки. Как показывают работы Г.В. Аникина и А.А.

Дружинной, писатель, последовательно исключавший социальные моменты из своих теоретических высказываний, в художественном творчестве отнюдь не закрывает на них глаза.

Многозначный философский роман «Повелитель мух» вполне допускает возможность и социального подхода, что подтверждает значительность реалистических элементов в творчестве Голдинга.

На тропическом необитаемом острове в далеком будущем, во время термоядерной войны, приземлилась сброшенная со сбитого самолета отделяющаяся кабина с эвакуированными английскими школьниками.

Их попытка организовать справедливый и самостоятельный порядок, жить как должно, правильно и радостно, не встречает препятствий во внешнем мире: установлены демократические законы, можно построить хижины, поддерживать костер на вершине горы — этот призыв о спасении, обращенный ко взрослым.

Но дети принесли с собою на остров семена тления и распада, которыми заботливо снабдила их «родная» цивилизация.

Цивилизация, лежащая в руинах вдали от ласкового тропического острова, — это современный высокоразвитый технический Запад, который за многие века научно-технического прогресса научился строить аэродромы, производить самолеты, крейсеры и атомные бомбы. Этими немногочисленными примерами и исчерпываются материальные приметы мира взрослых в романе.

Фарисейская цивилизация «взрослой» Англии притворяется построенной на разумных основаниях, кичится своей демократичностью, своими регулирующими человеческое поведение законами, постулирует свое превосходство над всеми прочими (слова Джека: «Мы должны иметь законы и подчиняться им, Ведь мы не дикари.

Обратите внимание

Мы англичане, а англичане всегда и во всем лучше всех», — слова заученные, которые он много раз слышал от взрослых и теперь повторяет).

Источник: http://md-eksperiment.org/post/20180218-tendencii-realizma-i-modernizma-v-romane-u-goldinga

Ссылка на основную публикацию