Фраческо петрарка и лаура: анализ «книги песен»

Историко-культурный контекст

Поэтическая исповедь

Великая аналогия

Был или не был Петрарка первым человеком Ренессан­са (см, разд. Новый человек – кто он?), его биография представляет особую ценность. Жизнь поэта ста­новится поводом для исповеди11, посвященной донне Лауре.

Впервые Петрарка видит ее 6 апреля 1327 года в церкви Святой Клары в Авиньоне. Он запишет эту знаменательную дату на форза­це тома Вергилия, представлявшего собой семейную реликвию.

Ита­льянские стихи Петрарка начал писать еще ранее, но теперь скла­дывается главная книга, работа над которой займет всю жизнь, – “Кни­га песен” (Canzoniere“).В окончательном виде сборник включает 366 стихотворений.

Хотя он носит название Canzoniere“, канцон в нем не так и много – всего 29, а более всего сонетов – 317. Кроме того, стихи в различных формах, по большей мере введенных еще трубадурами: баллады, секстины, мадригалы.

Авиньон, где Петрарка встретил Лауру, находится в Провансе, да и традиция провансальс­кой поэзии все еще жива, даже после возникновения в Италии шко­лы нового сладостного стиля.

Обратите внимание

За исключением сонета, все названные стихотворные формы представляют собой образцы поэзии, первона­чально предназначенной для исполнения под музыку, и различаются прежде всего своей строфикой и сюжетом. Канцона – песенная форма, которая могла иметь произ­вольное число строф.

Число строк не было жестко за креплено, но сохранялось устойчивым на протяжении стихотворения, повторяя определенную музыкальную ме­лодию. Баллада ко времени Петрарки уже утратила обя­зательный рефрен, но обычно открывалась краткой стро­фой, задающей поэтический сюжет.

Мадригал – более изысканная и сжатая форма, состоящая из строф по две-три строки, нередко представляющая собой идилличес­кую сценку. Секстина – наиболее строгая форма.

Она состоит из шести строф, имеющих по шесть обычно не­рифмованных строк, конечные слова которых в строго определенном порядке чередуются, переходя из строфы в строфу. Завершается секстина трехстишием, в кото­ром все шесть ключевых слов еще раз повторяются.

Сонет – новая форма, появившаяся в Италии во вто­рой половине ХПв. Она состоит из четырнадцати строк, в итальянском варианте (канонизированном Петрар­кой) разделенных на две части. Первая – октава, вось­мистишие, включающее два катрена. Вторая – сестет, шестистишие, состоящее из двух терцетов. Число рифм – четыре или пять.

Порядок рифмовки мог колебаться, но в основном для катрена он был – аbbа аbbа (такая рифмовка называлась замкнутой) или аbаb аbаb(откры­тая рифмовка), а для терцета сdе сdе или сdcdcd.

Впос­ледствии возникли и другие национальные варианты.

Пожалуй, нет в истории европейской поэзии стро­фической формы, которая была бы столь популярна.

“Сонет стал первым образцом лирической поэзии со времен падения Римской империи, предназначенным не для исполнения под музыку, а для чтения глазами” (П. Оппенгеймер).

Он располагал к размышлению, а сжатость формы предполагала насыщенность смысла, исследования мира вокруг человека и внутри него.

От предшественников – как от трубадуров так и от поэтов нового сладостного стиля, Петрарку отличает полнота проявления лич­ности в любви. “Книга песен” состоит из двух частей, разделенных биографическим событием: “На жизнь донны Лауры” и “На смерть донны Лауры” (соответственно 263 и 103 стихотворения).

И по сей день не вполне ясно: существовала ли донна Лаура? Во всяком случае, ближайший друг Петрарки Джакомо Колонна в этом сомневался, как и его первый биограф Боккаччо, который полагал, что Лаура – поэтическая аллегория.

Петрарка с обидой отзывался на такого рода предположения и повествовал о своей любви с безуслов­ной убедительностью каждого пережитого момента.

Важно

Возможно, что­бы сломить упорство сомневающихся, он начал окончательную ре­дакцию книги с самого начала – с возникновения чувства и надежды на то, что любовь, однажды охватившая его, жива и теперь воплощена в стихах. Об этом первый сонет.

Второй повествует о том, что поэт не выбирал любовь, а в него, мстя за равнодушие к любви, “Амур прицелился украдкой, / Чтоб отомстить сполна за свой позор” {Пер. Е.Солоновича). Третий сонет посвящен первому дню любовного плена, начавшегося на Пасху, в Страстную пятницу 1327 года.

Вплоть до 1356 года этот день Петрарка ежегодно будет отмечать написанием сонета. Эта традиция ука­зывает на характер чувства, на ритуальное поклоне­ние прекрасной донне. Петрарка именно поклоняется Лауре, что сразу же меняет форму его любви по срав­нению с вассальным служением Прекрасной Даме, ка­ким оно было у трубадуров.

Для поэта любовь неизменна, а то, что изменчиво, касается не любви, а собственной неус­тойчивой натуры, вечно колеб­лющейся между надеждой и отчаянием. В процессе разре­шения этих внутренних про­тиворечий возникают лучшие сонеты Петрарки:И мира нет – и нет нигде врагов;Страшусь – надеюсь, стыну – и пылаю;В пыли влачусь – и в небесах витаю;Всем в мире чужд – и мир обнять готов.

У ней в плену неволи я не знаю;Мной не хотят владеть, а гнет суров;Амур не губит – и не рвет оков;А жизни нет конца и мукам – краю.Я зряч – без глаз; нем – вопли испускаю;Я жажду гибели – спасти молю;Себе постыл – и всех других люблю;Страданьем – жив; со смехом я – рыдаю;И смерть и жизнь – с тоскою прокляты;И этому виной, о донна, ты!

Сонет СХХХIV; пер. Ю.

Верховского

Изменение наступает со смертью Лауры. Приходит отчаяние, а за­тем постепенное просветление печали. Лаура второй части сборни­ка стала намного ближе.

Она как бы смягчилась к поэту, перестав быть недоступным земным божеством и превратившись в его не­бесную утешительницу.

Этой новой гармонией окрашивается теперь и прошлое: поэту начинает казаться, что смерть разрушила былое счастье: “Я счастлив был, я в жизни знал блаженство…” (Сонет СССХХХVII; пер. Е.Солоновича).

Опять приходит знакомое отчая­ние, хотя и не с прежней сокрушительной силой. Петрарке, в отли­чие от Данте, не удается полностью стряхнуть земное и устремиться за манящей в вечность любовью. Лаура – и после смерти – не только идея райского совершенства, но и воспоминание, которое поэт не может не оплакивать.

Первая его реакция была метафорической: “Колонна гордая! о лавр вечнозеленый! Ты пал! – и я навек лишен твоих прохлад!” – так звучит начало сонета ССLХIХ в одном из первых русских переводов Петрарки, выпол­ненном Константином Батюшковым.

Это двойная эпи­тафия близким людям, унесенным чумой 1348 года: дру­гу-покровителю Джованни Колонне и Лауре. Он – рух­нувшая колонна, она – поверженный лавр. Метафоры в данном случае подсказаны именем, это звуковые мета­форы.

Петрарка был чуток к чертам самого разнооб­разного сходства и улавливал его поэтическим словом.

  1. Каков жанровый состав “Книги песен”?
  2. Можно ли говорить о лирическом сюжете всего сборника? Как он развертывается?
  3. Помогает ли понять характер любви Петрарки тот факт, что в течение многих лет он отмечал день начала любви написанием сонета?
  4. Как меняется тон книги при переходе от первой ее части ко второй?
  5. В чем вы видите отличие стиля и характера люб­ви у Петрарки от трубадуров и поэтов нового сладостного стиля?

Существовала или нет Лаура в действительности, но это женское имя, как никакое другое, поразительно удачно. Оно становится для Петрарки средоточием метафори­ческой переклички смыслов. Лаура, как утверждает поэт, – его возлюбленная, реальная женщина и воплощение любви. Одновременно это лавр – дерево славы, а в то же время – это l'aura, что по-итальянски значит “ветерок”. А еще в этом слове слышится звук золота – aurumи порой даже бег времени – l'ora, что значит “час”.

Многие из этих понятий сошлись в диалоге с Августином – “Моя тайна”, упрекавшим Петрарку за то, что он жертвует вечным спасе­нием в погоне за земными Любовью и Славой, которая есть лишь “дуновение, переменчивый ветерок, и – что покажется тебе еще более досадным – дуновение многих людей”. То, что Августин не приемлет, Петрарка соединяет в имени своей возлюбленной и делает пово­дом для поэтического вдохновения.

Метафоризм – способ видения мира. Так, в одном из ранних сонетов – “Пустился в путь седой как лунь старик…

” – поэт уподобляет себя пилигриму, отправив­шемуся в Рим:И вот он созерцает образ в РимеТого, пред кем предстать на небесахМечтает, обретя успокоенье.

Так я, не сравнивая вас с другими,Насколько это можно – в их чертахНайти стараюсь ваше отраженье.

Сонет XVI; пер. Е.Солоновича

Совет

Именно Петрарка перешел от аллегории к мета­форе. Изложением программы метафорического мыш­ления звучит канцона СХХVII “Когда меня торопит бог любви…” (пер. Е.Солоновича). Томясь вдали от своей донны, поэт повсюду различает ее присутствие:

Задумал я на небе звезды счесть,Должно быть, или все на свете водыВ одном сосуде захотел собрать,Решив, что все явления природы,Которым я оказываю честьСравненьем с милой, я смогу назвать.На всем вокруг лежит ее печать…

Мышление Петрарки метафорично не в отдель­ных приемах, а по самой его сути, что вполне отвечает тому, как понимают метафору сегодня. Метафора не мо­жет рассматриваться лишь как частное уподобление од­ного явления или предмета другому.

В самом имени Лауры земная любовь соседствует с земной славой (лавр), земным представлением о высшей ценности (зо­лото) и природной прелестью (ветерок), а одновремен­но и самой жизнью, заключенной в движении воздуха -дыхании…

Вся дальнейшая образность возникает как производное от этого взаимопроникновения первоначаль­ных смыслов. Ветерок налетает напоминанием о любви:

Я шаг шагну – и оглянусь назад.И ветерок из милого пределаНапутственный ловлю..

Сонет XV; пер. Вяч. Иванова

Ветерок – природное. В нем вначале – земное, близ­кое. Но природное может служить и напоминанием о вечном.

И вот ветер (уже не ветерок!) не привязывает к родным местам, а возносит над миром:Амур в ответ: “Коль души влюблены,Им нет пространств; земные переменыЧто значат им? Они, как ветр, вольны”.

Как бы далеко ни уводила метафора, она рождает­ся в поле чувственного восприятия.

Задействованы все органы чувств: обоняние, осязание, слух… Поэти­ческий слух обостряется не только к звукам мира, но и к звучанию слова, предполагая в родстве звуков бли­зость понятий:

Коль не любовь сей жар, какой недугМеня знобит? Коль он любовь, то что жеЛюбовь? Добро ль?.. Но эти муки, Боже!..Так злой огонь?.. А сладость этих мук!..На что ропщу, коль сам вступил в сей круг?Коль им пленен, напрасны стоны. То же,Что в жизни смерть, – любовь. На боль похожеБлаженство. “Страсть”, “страданье” – тот же звук.

Сонет СХХХII; пер. Вяч. Иванова

“Боль” по своему корневому звучанию рифмуется с “блаженством”, “страсть” со “страданьем”, и в их созвучии – определение любви, вырастающее из звуко­вой метафоры.

Однако едва ли не самым надежным источником информации о внешнем мире признается зрение. Взгляд – это мера зримой красоты мира, хотя одновременно и мера краткости человеческой жизни, как подчеркива­ет в переводах сонета СССХIХ О. Мандельштам:

Промчались дни мои, как бы оленейКосящий бег, поймав немного благаНа взмах ресницы…В другом варианте: “Срок счастья был короче, / Чем взмах ресницы…

” А весь сонет о том, как в зри­мых очертаньях неба угадывается Божественное при­сутствие Лауры:Но то, что в ней едва существовало,Днесь вырвавшись наверх, в очаг лазури,Пленять и ранить может, как бывало.

И я догадываюсь, брови хмуря:Как хороша? К какой толпе пристала?Как там клубится легких складок буря?

У Петрарки слово по своей природе настроено на сравнение. Оно чутко вглядывается в глубину мира.

И земной цвет, краски природы, и небесный свет нрав­ственного смысла равно значимы для поэтического зрения Петрарки. Сказанное верно для всей поэзии Пет­рарки, но в первую очередь – для жанра сонета, где метафора стала жанрообразующей чертой, без нее ренессансный сонет просто невозможен.

Метафоризм:сравнениечувственное восприятиевидение миразвуковая метафора

  1. В чем отличие художественного образа, построен­ного по закону аллегории и метафоры?
  2. Где, в метафоре или в аллегории, большую роль играет чувственное восприятие?
  3. Как уже в самом имени героини Петрарки мета­форически сходятся пласты разных значений?
  4. Почему именно метафорический стиль оказался одним из первых художественных открытий, в которых выразила себя эпоха Возрождения?

Жизненная правда и поэзия в “Книге песен”Метафора как способ ренессансного восприятия мира

Русский Петрарка (материал см. в Хрестоматии)

Петрарка Франческо. Сочинения философские и поле­мические / Сост. пер., коммент., указатели Н.И.Девя-тайкиной, Л.М.Лукьяновой / Вступит, ст. Н.И.Девя-тайкиной. – М., 1998.Петрарка Франческо. Эстетические фрагменты / Пер., вступит, ст., примеч. В.В.Бибихина. – М., 1982.Веселовский А. Н. Петрарка в поэтической исповеди Canzoniere: 1304-1904 // А. Н. Веселовский. Из­бранные статьи. – Л. 1939.Парандовский Я. Петрарка / Я.Парандовский. Олим­пийский диск. – М., 1979. – С. 231 – 383.Семенко И.М. Мандельштам – переводчик Петрарки / / И.М. Семенко. Поэтика позднего Мандельштама. -М., 1997. 106 – 123.Хлодовский Р. И. Франческо Петрарка. – М. 1974.

Источник: http://l.120-bal.ru/doc/28191/index.html?page=2

Ответы на вопрос “23. Творческий путь Ф. Петрарки: основные этапы …” – Конспектов.Нет

1) Личность Петрарки.

Франческо Петрарка родился в 1304 г. в городе Ареццо, где нашли убежище многие политические изгнанники после победы “черных” гвельфов над “белыми”. В Авиньоне он учился у учителя-латиниста, который привил ему вкус к античной культуре (см. ниже). Славы у Петрарки при жизни было много, даже слишком. Был увенчан в Риме лавровым венком (видимо, это было в 1337 г.).

В Авиньоне тогда находился папский престол. После Рима жить в Авиньоне, этом “новом Вавилоне”, П. уже не смог. Нравы папской курии он обличает в сонетах 136-138. В 1333 г. совершил путешествие с образовательной целью по Франции, Фландрии и Германии, первое такого рода путешествие в истории нового времени. Умер он в 1374 г.

Читайте также:  Сочинение по картине юона «русская зима»

в местечке Арква, склонясь над древним манускриптом.

Теперь о его увлечении античностью. П. был создателем гуманистической культуры в Европе, основателем науки, получившей наименовании классической филологии. П. был творцом мифа о возрожденной античности.

Обратите внимание

У него крыша на этом деле поехала, и он стремился целиком перенестись туда, “ибо время, в которое я жил, было мне всегда так не по душе, что, если бы не препятствовала тому моя привязанность к любимым мною, я всегда желал бы быть рожденным в любой другой век и, чтобы забыть этот, постоянно старался жить душою в иных веках”(“Письмо к потомкам”). Он писал письма Ливию, Вергилию, Сенеке, Цицерону, Гомеру как своим личным друзьям (кстати, греч. язык он знал плохо, греч. Культуру, следовательно, тоже, Гомера читал в латинском переводе.) Писал на латыни, причем не на средневековой, а на классической. Всячески старался прославить Древний Рим, для чего написал две поэму “Африка” о Сципионе Африканском и “О знаменитых мужах”.

Теперь о его сосредоточенности на самоанализе. С одной стороны, он был индивидуалистом, выдвигавшим на 1 план свою личность, он обладал пытливым, критическим умом, жаждой славы, любовью к жизни и природе и восторженно преклонялся перед языческой античностью. С другой, его давил груз аскетических воззрений и он не мог порвать с религиозной культурой.

В итоге – разлад в сознании между языческим и христианским идеалами, между жизнелюбием и жизнеотрицанием. На этой почве у П. создался своеобразный психический недуг, который он называет accidia. Это слово, заимствованное П. из практики христианских отшельников, означает недовольство и удрученность сердца, гнетущую печаль, отбивающую охоту ко всякой деятельности.

Самым ярким выражением борьбы этих двух начал стала книга “О презрении к миру” (1343), которую он назвал своей “тайной”, ибо написал ее не для других, а для себя, стремясь разобраться в противоречиях своего сердца. Книга эта представляет первую в новой литературе исповедь души (помним, что в средние века такую исповедь написал Аврелий Августин).

Она написана вы форме диалога с этим самым Августином. Диалог П. и А. изображает внутреннюю борьбу в сознании самого П. Это как бы диалог его раздвоившейся души (а это уже шиза). А. в трактате является выразителем христианско-аскетической т. з. Он призывает подавлять все мирские помыслы и желания, в т.ч.

занятия поэзией, искание славы, любовь к Лауре, ибо все это – тлен. , заявляет, что не может отказаться от этого. При этом он утверждает, что любовь к Л. поднимает его ввысь, ибо он любит в Л. не плоть, а бессмертную душу. В конце концов А. все же берет верх: он убеждает П., что его любовь к Л. все же земное чувство. П.

готов согласиться с ним, он готов отдаться заботе о вечности, но сначала он должен устроить свои земные дела. Гуманистическая сторона сознания все же побеждает.

2) Поэтическое новаторство.

Историческое значение лирики П. заключается в освобождении им итальянской поэзии от мистики, аллегоризма и отвлеченности. Впервые у П. любовная лирика стала служить прославлению реальной земной страсти.

Важно

Характерной особенностью поэтического стиля П. по сравнению с Д. является то, что П. придает поэт. форме самостоятельное значение, тогда как для Д. поэт. Форма являлась только орудием мысли. Лирика П. всегда артистична, она отличается исканием изящества, беспрестанным стремлением к внешней красоте. Этот последний момент вносит в его поэзию зачатки эстетизма и даже манерности.

Всякие метафоры и противопоставления метафор: Лаура – солнце, а он – снег, который тает под солнцем и т.д. Особенно охотно П. играет именем возлюбленной и созвучными с ним словами (Laura – lauro (лавр), l’aura (дуновение, ветерок), строя на таких созвучиях целое стихотворение. П. увлекался также метрическими трудностями, изощренными комбинациями ритмов и рифм.

Он писал, например, секстины – стихотворения с крайне затрудненной формой, состоящие из 6 строф по 6 строк в каждой, оканчивающихся на одни и те же слова, не связанные рифмой и проходящие через все строфы в разной последовательности; секстина завершается укороченной строфой из 3 строк, в которых обязательно фигурируют все шесть финальных слов.

(Вопрос: кто придумал секстину? Ответ: трубадур Арнаут Даниэль.)

3) Использование средневековых и античных традиций.

Он использовал средневековые аллегории и античные метафоры.

4) Концепция любви и образ возлюбенной.

Имя “Лаура” казалось многим биографам П. вымышленным прозвищем типа сеньяля. Оно было удобно ввиду созвучия со словом “лавр” (см. выше).

“Лаура” родилась около 1307 г. в знатной авиньонской семье Нов, что она вышла в 1325 г. замуж за местного дворянина Гюга де Сад, что она стала матерью 11 детей и скончалась в чумном 1348 г. П. ее изображал женщиной, а не девушкой, что опиралось на традиицию провансальской лирики. В стихиах П. нет ни одного намека не только на ответной чувство к нему Л, но даже на близкое знакомство с ней.

Первое из дошедших до нас стихотв. П. не старше 1330 г. Оно написано еще в манере трубадуров, песни которых доживали в Авиньоне.

Петрарка далек здесь от присущей итальянским поэтам “сладостного нового стиля” спиритуализации любви, ее превращения в символ добродетели, в отраженние “божественного блага”.

Любовь здесь – властная сила, берущая себе в союзницы возлюбленную поэта, и они обращают поэта в вечнозеленый лавр (это учебник). Ранняя лирика П. = отзвуки трубадуров + реминисценции из Овидия.

П. не смог избежать влияния лирики Данте => изображает возлюбленную образцом добродетели, сосредоточением всех совершенств, утверждает очищающее и облагораживающее действие ее красоты. Но в то же время он не отождествляет красоту с добродетелью, не превращает Л. в некий бесплотный символ. Несмтря на идеально-платоническую окраску любви П., его Л.

Совет

не теряет своих реальных очертаний, и сам поэт не свободен от чувственного влечения к ней. Она остается прежде всего прекрасной женщиной, которой поэт любуется. В первой части “Канцоньере” Л. остается суровой повелительницей. П.

мучается от противоречия между платонизмом и чувственной любовью, сознавая греховность последней (как и в “О презрении к миру”).

Во 2 части книги – “После смерти Мадонны Лауры” – образ Л. становится более живым и трогательным. Л. больше не сурова. Она шепчет утешения поэту, дает ему советы, выслушивает историю его сердечных мук. П. тоже превращает свою возлюбленную в святую.

После ее смерти прекращается борьба против чувства, поскольку оно теряет земной характер. Однако и здесь временами возникают у поэта в допустимости любви к “святой” Л., услаждающейся лицезреннием Бога.

“Канцоньере” заканцивается канцоной, обращенной к Деве Марии, — поэт просит вымолить для него прощение у Бога за любовь, от которой он не в силах отказаться.

5) Сложность образа лирического героя. Л.г. двусоставен = автор + лирический герой, потому что о юношеской любви (герой) рассказывает зрелый человек (автор).

Источник: http://www.konspektov.net/question/1827060

Петрарка Франческо

Другие известные поэты

Петрарку из века в век чтят как родоначальника новой европейской поэзии, возвестившей наступление новой эпохи, названной Возрождением. 

Выход его «Книги песен» («Канцоньере») надолго определил пути развития европейской лирики, став непререкаемым образцом. 

Основная черта этой великой личности и великого поэта – это потребность любить и быть любимым.

О его знаменитой любви к Лауре написаны тысячи книг и статей, но он также очень любил свою мать, своих домашних, многочисленных друзей Гвито Сетте, Джакомо Колонна, Джованни Бокаччо…

Вне дружбы, вне любви к ближним и вообще к людям Петрарка не представлял свою жизнь. И люди его любили. 

Петрарка очень тонко чувствовал природу, он, как никто из современников, умел подмечать в ней сокровенное. 

Петрарка был очень восприимчивым ко всему, что его окружало. Его интересовала история, настоящее и будущее. Он писал о медицине, о полководческом искусстве, о проблемах воспитания и о распространении христианства, об астрологии и о падении воинской дисциплины после заката Римской империи. Даже писал трактат о выборе жены. 

Поэт был большим патриотом. Говорят, даже яростным патриотом. Веды Италии были его собственными бедами. Это все отразилось в его знаменитой канцоне «Италия моя». Горячим желанием поэта было видеть родную страну единой и могущественной.

Он оплакивал разделение Италии, просил императора Карла IV перенести снова столицу папства и империи в Рим из Авиньона.

Обратите внимание

Он прикладывал усилия, чтобы остановить братоубийственную войну между Генуей и Венецией за торговое превосходство на Черном и Азовском морях. 

Одним словом, это был очень разносторонний человек, внутренне очень богатый и живой. 

Альтикьеро да Дзевио, портрет Петрарки

Прошли века, и на поверхности интересов человечества от Петрарки, безусловно, осталась «Книга песен» -это 317 сонетов, 29 канцон, баллад, секстин и мадригалов. Вот несколько произведений из нее: 

XXVI 

Я счастлив больше, чем гребцы челна 
Разбитого их шторм загнал на реи – 
И вдруг земля, все ближе, все яснее, 
И под ногами наконец она; 
И узник, если вдруг заменена 
Свободой петля скользкая на шее, 
Не больше рад что быть могло глупее, 
Чем с повелителем моим война! 
И вы, певцы красавиц несравненных, 
Гордитесь тем, кто вновь стихом своим 
Любовь почтил, – ведь в царствии блаженных 
Один раскаявшийся больше чтим, 
Чем девяносто девять совершенных, 
Быть может, здесь пренебрегавших им. 

XXXI 

Высокая душа, что свой уход 
До времени в иную жизнь свершает, 
Получит сан, какой ей подобает, 
И в лучшей части неба мир найдет; 
Мне Марсом и Венерой ли взойдет 
Она звездою, – солнце утеряет 
Свой блеск, узрев, как жадно обступает 
Ее блаженных духов хоровод; 
Четвертую ли сферу над главою 
Она увидит, – в троице планет 
Не будет ей подобных красотою; 
На пятом небе ей приюта нет, 
Но, выше взмыв, она затмит собою 
Юпитера и звезд недвижных свет. 

CCCXLVIII 

От облика, от самых ясных глаз, 
Которые когда-либо блистали, 
От кос, перед которыми едва ли 
Блеск золота и солнца не угас, 
От рук ее, которые не раз 
Строптивнейших Амуру покоряли, 
От легких стоп – они цветов не мяли, 
От смеха – с ним гармония слилась, – 
Я черпал жизнь у той, с кем ныне милость 
Царя небес и вестников его. 
А я стал наг, и все вокруг затмилось. 
И утешенья жажду одного 
Чтоб, мысль мою прозрев, она добилась 
Мне с нею быть – для счастья моего. 

СССL 

Богатство наше, хрупкое как сон, 
Которое зовется красотою, 
До наших дней с такою полнотою 
Ни в ком не воплощалось, убежден. 
Природа свой нарушила закон – 
И оказалась для других скупою. 
(Да буду я с моею прямотою 
Красавицами прочими прощен!) 
Подлунная такой красы не знала, 
И к ней не сразу пригляделись в мире, 
Погрязшем в бесконечной суете. 
Она недолго на земле сияла 
И ныне мне, слепцу, открылась шире, 
На радость незакатной красоте. 

 

Книга состоит из стихов «Сонеты на жизнь Мадонны Лауры» и стихов «Сонеты на смерть Мадонны Лауры» и раздела «Избранные канцоны, секстины, баллады и мадригалы». Стихи писались на итальянском и латинском языках. 

Петрарка впервые увидел Лауру 6 апреля 1327 года в Авиньоне, где жил в это время вместе с родителями. Ему было 23 года. Это была Страстная пятница. Поэт, погруженный в молитву, вдруг поймал на себе взгляд красивой девушки. Это была Лаура. Он полюбил ее с первого взгляда. Это была вспышка неземного света. 

 

Лаура к этому времени второй год была замужем. Впоследствии она родила мужу одиннадцать детей. Но Поэт после встречи 21 год воспевал ее как Непорочную Деву, изливал свои чувства в стихах к ней все ярче и ярче. Видимо, эти стихи были известны Лауре, но… «Но я другому отдана»… 

Исповедальность поэта, предельная искренность, тончайший лиризм, какого еще не знала европейская поэзия, – все это торжествует в «Книге песен»

Благословен день, месяц, час 

И миг, когда мой взор те очи встретил! 
Благословен тот край, и дол тот светел, 
Где пленником я стал прекрасных глаз! 

История жизни Франческо Петрарка

В 1348 году по Европе прокатилась эпидемия чумы. Она унесла жизнь миллионов людей. От этой болезни умерла и Лаура. И умерла она именно в тот же день и месяц, и в те же утренние часы, и в том же городе, где и когда впервые пересеклись их взгляды. Тайну этой встречи и любви нам не дано открыть. 

 

Смерть Лауры Петрарка воспринял как катастрофу 

Погас мой свет, и тьмою дух объят – 

Так, солнце скрыв, луна вершит затменье, 
И в горьком, роковом оцепененье 
Я в смерть уйти от этой смерти рад. 

В «Письме к потомкам» Петрарка написал «Между смертными нет ничего длительного, и если случается что-либо сладостное, оно вскоре венчается горьким концом». 

В конце жизни поэт стал глубоко религиозным человеком.

Портрет Петрарки работы Андреа дель Кастаньо, фрески виллы Кардуччо

«Юность обманула меня, – писал он, – молодость увлекла, но старость меня исправила и опытом убедила в истинности того, что я читал уже задолго раньше, именно, что молодость и похоть – суета; вернее, этому научил меня Зиждитель всех возрастов и времен, который иногда допускает бедных смертных в их пустой гордыне сбиваться с пути, дабы, поняв, хотя бы поздно, свои грехи, они познали себя». 

Читайте также:  Сочинение: окружение печорина в романе «герой нашего времени» (м. ю. лермонтов)

Литературу Петрарка понимал как возможность достигать в слове художественного совершенства, поэтому он много раз редактировал свою лирику, оттачивал сонеты, углубляя, а то и изменяя их содержание. Чем больше редактировал, тем яснее становилось, к чему он стремился. А стремился он все больше углубить религиозные мотивы, и реальная Лаура все больше принимала образ Мадонны. 

Источник: https://tunnel.ru/post-petrarka-franchesko

Франческо Петрарка – Лирика

Здесь можно скачать бесплатно “Франческо Петрарка – Лирика” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Поэзия. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “Лирика” читать бесплатно онлайн.

В настоящий сборник великого итальянского писателя Франческо Петрарки (1304 – 1374) включены сонеты и избранные стихотворения “Книги песен” своеобразного поэтического дневника, посвященного любви поэта к Лауре, и “Автобиографические письма”.

Франческо Петрарка

Лирика

Вступительная статья,составление и примечания Н. Томашевского

ПЕТРАРКА И ЕГО “КНИГА ПЕСЕН”

Н. Томашевский

Явление Петрарки огромно. Оно не покрывается никаким самым высоким признанием его собственно литературных заслуг. Личность, поэт, мыслитель, ученый, фигура общественная – в нем нераздельны. Человечество чтит великого итальянца прежде всего за то, что он, пожалуй, как никто другой, способствовал наступлению новой эпохи открытия мира и человека, прозванной Возрождением.

Говорить о Петрарке – значит говорить о мысли и искусстве уходящего Средневековья, говорить о Гуманизме и Возрождении, говорить о петраркизме итальянском и европейском.

Петрарка был первым великим гуманистом, поэтом и гражданином, который сумел прозреть цельность предвозрожденческих течений мысли и объединить их в поэтическом синтезе, ставшем программой грядущих европейских поколений [А. Н. Веселовский. Петрарка в поэтической исповеди “Canzonie-ге”. 1304 – 1904. СПб., 1912].

Своим творчеством он сумел привить этим грядущим разноплеменным поколениям Западной и Восточной Европы сознание – пусть не всегда четкое – некоего духовного и культурного единства, благотворность которого сказывается и в современный нам век.

Петрарка – родоначальник новой европейской поэзии. Его “Канцоньере” (или “Книга песен”) надолго определил пути развития европейской лирики, став своего рода непререкаемым образцом.

Если на первых порах, для современников и младших гуманистов, Петрарка являлся великим реставратором классической древности, провозвестником новых путей в искусстве и литературе, непогрешимым учителем, то, начиная с 1501 года, когда стараниями Пьетро Бембо и типографщика Альдо Мануцио Ватиканский кодекс 3197 “Канцоньере” был предан широкой гласности, началась эпоха петраркизма, причем не только в поэзии, но и в области эстетической и критической мысли. Петраркизм вышел за пределы Италии. Свидетельством тому “Плеяда” во Франции, Гонгора в Испании, Камоэнс в Португалии, Шекспир и елизаве-тинцы в Англии. Без Петрарки их лирика была бы не только непонятной для нас но и попросту невозможной.

Важно

Мало того, Петрарка проторил своим поэтическим наследникам путь к познанию задач и сущности поэзии, познанию внутреннего мира человека, его нравственного и гражданского призвания.

ЛИЧНОСТЬ И ПОЭТ

В невольно возникающем при чтении Петрарки автопортрете бросается в глаза одна черта: потребность в любви. Это и желание любить, и потребность быть любимым. Предельно четкое свое выражение эта черта нашла в любви поэта к Лауре, главному предмету всего “Канцоньере”.

Любви Петрарки к Лауре посвящено неисчислимое количество трудов ученых и неученых, и потому говорить тут об этом подробно не имеет смысла. С нужной полнотой читатель все узнает из самих стихотворений.

Необходимо лишь заметить, что Лаура фигура вполне реальная, внешняя биография ее в самых общих чертах известна и большого интереса не представляет. О “внутренней” же рассказывает сам поэт.

Конечно, как всегда бывает в настоящей поэзии, любовь эта сублимированная, к концу жизни поэта несколько приутихшая и едва ли не слившаяся с представлением о любви райской, да и самим Раем.

Конкретнее в жизни Петрарки любовь к матери, к домашним (брату Герардо и племяннику Франческо), к многочисленным друзьям: Гвидо Сетте, Джакомо Колонна, Джованни Боккаччо и многим другим.

Вне дружбы, вне любви к ближним и вообще к людям Петрарка не мыслил себе жизни.

Это накладывало определенный нравственный отпечаток на все им написанное, привлекало к нему, повсеместно делало своим, любимым.

Еще одна черта, которую обнажал сам поэт, за которую порой (особенно на склоне лет) себя бичевал: это любовь к славе. Не в смысле, однако, простого тщеславия. Желание славы у Петрарки было теснейшим образом связано с творческим импульсом.

Совет

Оно-то в большой степени и побудило Петрарку заняться писательством. С годами и эта любовь, любовь к славе, стала умеряться. Достигнув беспримерной славы, Петрарка понял, что она вызывает в окружающих куда больше зависти, чем добрых чувств.

В “Письме к потомкам” он с грустью пишет о своем увенчании, а перед смертью готов даже признать триумф Времени над Славой.

Любопытно, что любовь к Лауре и любовь к Славе между собой не только не враждовали, но даже пребывали в тесном единении, что подтверждалось устойчивой в поэзии Петрарки сим воликой: Лаура и лавр. Но так было до поры до времени.

В годы самоочистительных раздумий Петрарка вдруг почувствовал, что и любовь к Лауре, и желание Славы противны стремлению обрести вечное спасение. И вовсе не потому – а это чрезвычайно существенно для Петрарки! что они греховны сами по себе. Нет! просто они мешали вести тот образ жизни, который надежно подвел бы его к спасению.

Осознание этого противоречия повергло поэта в глубокое душевное смятение, умеряемое, впрочем, писанием трактата, где он пытался со всей откровенностью обнажить свое душевное состояние.

Конфликт этот был лишь частным случаем конфликта более общего и философски более значимого: конфликта между многочисленными радостями земного бытия и внутренней религиозной концепцией.

К земным радостям Петрарка относил прежде всего окружающую природу. Он, как никто из его современников, умел видеть и наблюдать ее, умел наслаждаться травой, горами, водой, луной и солнцем, погодой.

Отсюда и столь частые и столь любовно написанные в его поэзии пейзажные описания.

Отсюда же тяга Петрарки “к перемене мест”, к путешествиям, к возможности открывать для себя все новые и новые черты окружающего мира.

Обратите внимание

К несомненным земным радостям относил Петрарка и веру в красоту человека и могущество его ума. К ним же он относил любое творческое проявление: будь то в живописи (сошлюсь на его суждения о Симоне Мартини И Джотто), в музыке, философии, поэзии и т. д.

За эти существеннейшие качества человека Петрарка благодарил Творца. Но эти же качества могли явиться и причиной гибели человека.

Тут надо сказать два слова о личной религиозности Петрарки. Предписаниями религии он не манкировал. Соблюдал их неукоснительно и без рассуждения, в дебри теологии не встревал. Но и отказа от радостей жизни не было.

Многочисленные его друзья и родной и горячо любимый брат Герардо отрешились от всего земного и уединились в своих обителях. Петрарка их одобрял, но примеру не следовал. Молчаливо принимая созданное единым Творцом и порой вознося ему хвалу, Петрарка был не чужд и протеста.

Ведь это именно он, Петрарка, восклицал: “…что это За мир “округ?.. Почему Ты отворачиваться от него? Разве Ты забыл о нашей нищете и страданиях?”

Петрарка не отказывался от привилегий, связанных с его духовным саном, но никогда не соглашался принять конкретную должность, взять на себя обязанности по спасению чужих душ.

Петрарка был поразительно восприимчив ко всему, что его окружало. Его интересовало и прошлое, и настоящее, и будущее. Поразительна и широта его интересов.

Он писал о медицине и о качествах, необходимых для полководца, о проблемах воспитания и о распространении Христианства, об астрологии и о падении воинской дисциплины после заката Римской империи, о выборе жены и о том, как лучше устроить обед.

Важно

Петрарка превосходно знал античных мыслителей, но сам в области чистой философии не создал ничего оригинального. Критический же его взгляд был цепок и точен. Много интересного им написано о практической морали.

Сторонясь мирской суеты, Петрарка жил интересами времени, не был чужд и общественных страстей. Так, он был яростным патриотом. Италию он любил до исступления. Ее беды и нужды были его собственными, личными. Тому множество подтверждений. Одно из них – знаменитейшая канцона “Италия моя”.

Заветным устремлением его было видеть Италию единой и могущественной. Петрарка был убежден, что только Рим может быть центром папства и империи. Он оплакивал разделение Италии, хлопотал о возвращении папской столицы из Авиньона в Вечный город, просил императора Карла IV перенести туда же центр империи.

В какой-то момент Петрарка возлагал надежды на то, что объединение Италии будет проведено усилиями Кола ди Риен-цо. Самое страшное для Петрарки внутренние распри.

Сколько усилий он приложил, чтобы остановить братоубийственную войну между Генуей и Венецией за торговое преобладание на Черном и Азовском морях! Однако красноречивые его письма к дожам этих патрицианских республик ни к чему не привели.

Петрарка был не только.патриотом. Заботило его и гражданское состояние человеческого общежития вообще. Бедствия и нищета огорчали его, где бы они ни случались.

Но ни общественные и политические симпатии, ни принадлежность к церковному сословию ае мешали основному его призванию ученого и литератора.

Петрарка отлично понимал, что для этого нужна прежде всего личная свобода, независимость (тут и он мог бы воскликнуть, что “служены; муз не терпит суеты”)- И надо сказать, что Петрарка умел находить ее повсюду, где ему доводилось жить.

Совет

Кроме, понятно, Авиньона – этого нового Вавилона, – за что он ненавидел его еще и особенно, Именно благодаря такой внутренней свободе – хотя иной раз дело и не обходилось без меценатов – Петрарке удалось создать так много и так полно выразить себя и свое время, хотя многое до нас дошедшее осталось в незавершенном, не до конца отделанном виде. Но тут уж свойство самого поэта: тяга к совершенству заставляла его возвращаться к написанному все вновь и вновь. Известно, например, что к таким ранним своим произведениям, как “Африка” и “Жизнь знаменитых мужей”, он возвращался неоднократно и даже накануне смерти.

Источник: https://www.libfox.ru/181488-franchesko-petrarka-lirika.html

Лирика

Франческо ПЕТРАРКА<\p>

Лирика<\p>

Вступительная статья,составление и примечания Н.

Томашевского<\p>

В настоящий сборник великого итальянского писателя Франческо Петрарки (1304 – 1374) включены сонеты и избранные стихотворения m “Книги песен” своеобразного поэтического дневника, посвященного любви поэта к Лауре, и “Автобиографические письма”.<\p>

СОДЕРЖАНИЕ<\p>

Н. Томашевский.

Петрарка и его “Книга песен”<\p>

КНИГА ПЕСЕН<\p>

Перевод с итальянского<\p>

Сонеты на жизнь Мадонны Лауры<\p>

Сонеты на смерть Мадонны Лауры<\p>

Избранные канцоны, секстины, баллады мадригалы Перевод Е. Солоновича<\p>

АВТОБИОГРАФИЧЕСКИЕ ПИСЬМА<\p>

Перевод с латинского<\p>

Письмо к потомкам. Перевод М.

Гершензона……<\p>

Гвидо Сетте, архиепископу Генуэзскому, о том, как меняются времена. Перевод М. Томашевской.<\p>

Примечания Н. Томашевского<\p>

ПЕТРАРКА И ЕГО “КНИГА ПЕСЕН”<\p>

Явление Петрарки огромно. Оно не покрываетс…

ЕЩЕ

Приветствуем тебя, неведомый ценитель литературы. Если ты читаешь этот текст, то книга “Лирика” Петрарка Франческо небезосновательно привлекла твое внимание. Не часто встретишь, столь глубоко и проницательно раскрыты, трудности человеческих взаимосвязей, стоящих на повестке дня во все века.

В процессе чтения появляются отдельные домыслы и догадки, но связать все воедино невозможно, и лишь в конце все становится и на свои места. В тексте находим много комизмов случающихся с персонажами, но эти насмешки веселые и безобидные, близки к умилению, а не злорадству. Диалоги героев интересны и содержательны благодаря их разным взглядам на мир и отличием характеров.

Загадка лежит на поверхности, а вот ключ к отгадке едва уловим, постоянно ускользает с появлением все новых и новых деталей. Сюжет разворачивается в живописном месте, которое легко ложится в основу и становится практически родным и словно, знакомым с детства. Созданные образы открывают целые вселенные невероятно сложные, внутри которых свои законы, идеалы, трагедии.

Портрет главного героя подобран очень удачно, с первых строк проникаешься к нему симпатией, сопереживаешь ему, радуешься его успехам, огорчаешься неудачами. Возникает желание посмотреть на себя, сопоставить себя с описываемыми событиями и ситуациями, охватить себя другим охватом – во всю даль и ширь души.

В романе успешно осуществлена попытка связать события внешние с событиями внутренними, которые происходят внутри героев. “Лирика” Петрарка Франческо читать бесплатно онлайн невозможно без переживания чувства любви, признательности и благодарности.

<\p>

Источник: https://readli.net/lirika-9/

Франческо Петрарка. Скачать или читать новинки и популярные книги автора

Родился: 20 июля 1304 (Ареццо, Италия)
Дата смерти: 19 июля 1374 (Арква, в окрестностях Падуи, Италия)

ПЕТРАРКА, ФРАНЧЕСКОСреди произведений Петрарки – трактаты, сонеты, канцоны, секстины, баллады, мадригалы на латинском и итальянском языках: “Канцоньере” (“Книга песен”, Canzoniere, 1327-1374; состоит из 2 частей, “На жизнь мадонны Лауры” и “На смерть мадонны Лауры”, содержащих 366 стихов на итальянском языке: 317 сонетов, 29 канцон, 9 секстин, 7 баллад и 4 мадригала; в последней редакции 1373 сборник озаглавлен Rerum vulgarium fragmenta – “Отрывки на народном языке”), “Африка” (Africa, 1339-1342; эпическая поэма на латинском языке о 2-й Пунической войне), “Моя тайна, или Книга бесед о презрении к миру” (“De coutemptu mundi” или “De secreto conflictu curarum suarum”, 1342 – 1343; автобиография в виде диалога Петрарки с Блаженным Августином – философский трактат на латинском языке), “Триумф Любви” (Triumphus Cupidinis, 1342 – 1343; дидактическая поэма), “Триумф Целомудрия” (Triumphus Pudicitie, 1342 – 1343; дидактическая поэма), “Буколики” (Васоlicum carmen in XII aeglogas distinctum, 1346-1357; пастушеские эклоги аллегорического содержания), “Об уединенной жизни” (De vita solitaria, 1346; трактат), “О монашеском досуге” (De otio religioso, 1347; трактат), “Триумф Смерти” (Triumphus Mortis, 1350; поэма), “Триумф Славы” (Triumphus Fame, 1350; поэма), “Инвективы против врачей” (Invectiva contro medicum, 1351 – 1353), “О средствах против всякой фортуны” (De remediis ultriusque fortunae, 1353 – 1354; более 250 диалогов), “Старческие письма” (Seniles, 1361 – 1374; 125 писем, разбитых на 17 книг), “Триумфы” (1373; в окончательной редакции вошло шесть последовательных “триумфов”: Любви, Целомудрия, Смерти, Славы, Времени и Вечности), “Письмо к потомкам” (Epistola ad posteros, 1374; неоконченная автобиография в форме письма к потомству); трактаты, касающиеся этических вопросов: “De remediis utriusque fortunae”, “De vita solitaria”, “De otio religioso”, “De vera sapientia”; “Письма без адреса” (Epistolae sine titulo); “De rebus memorandis libri IV” (сборник анекдотов и изречений, заимствованных из латинских авторов и современности, расположенных по рубрикам); “Vitae virorum illustrium” (биографии знаменитых римлян); письма (“Epistolae de rebus fami iaribus et variae libri XXV”, “Epistolae seniles libri XVII”); “Путь в Сирию” (Itinerarium syriacum, путеводитель в Святую Землю), “Филология” (Filologia, комедия утрачена) (Petrarca, Francesco) (1304–1374) итальянский поэт, признанный литературный арбитр своего времени и предтеча европейского гуманистического движения.

Читайте также:  Что такое талант?

Родился 20 июля 1304 в Ареццо, куда в связи с политическими волнениями бежал его отец, флорентийский нотариус. Спустя семь месяцев мать увезла Франческо в Анчизу, где они оставались до 1311. В начале 1312 вся семья переехала в Авиньон (Франция).

После четырех лет занятий с частным учителем Франческо отдали в юридическую школу в Монпелье. В 1320 вместе с братом он отправился в Болонью продолжить изучение юриспруденции. В апреле 1326, после смерти отца, оба брата вернулись в Авиньон.

Обратите внимание

К тому времени Петрарка уже выказывал несомненную склонность к литературным занятиям.

В 1327, в Страстную Пятницу, в авиньонской церкви он встретил и полюбил девушку по имени Лаура – больше о ней ничего не известно. Именно она вдохновила Петрарку на лучшие его стихи.

Чтобы зарабатывать на жизнь, Петрарка решил принять сан. Он был рукоположен, но вряд ли когда-либо совершал богослужения. В 1330 он поступил капелланом к кардиналу Джованни Колонна, в 1335 получил первый бенефиций.

В 1337 Петрарка приобрел небольшое имение в Воклюзе, долине близ Авиньона. Там он начал два произведения на латыни – эпическую поэму Африка (Africa) о победителе Ганнибала Сципионе Африканском и книгу О славных мужах (De viris illustribus) – свод биографий выдающихся людей античности.

Тогда же начал писать лирические стихи на итальянском языке, стихи и письма на латыни, принялся за комедию Филология (Filologia), ныне утраченную. К 1340 литературная деятельность Петрарки, его связи с папским двором и дальние путешествия стяжали ему европейскую славу.

8 апреля 1341 по решению римского сената он был увенчан лаврами поэта-лауреата.

1342–1343 Петрарка провел в Воклюзе, где продолжил работу над эпической поэмой и биографиями, а также, по образцу Исповеди св. Августина, написал книгу-исповедь Моя тайна (Secretum Meum) в форме трех диалогов между св. Августином и Петраркой перед судом Истины.

Тогда же написаны или начаты Покаянные псалмы (Psalmi poenitentialis); О достопамятных событиях (Rerum memorandum libri) – трактат об основных добродетелях в форме сборника анекдотов и биографий; дидактические поэмы Триумф Любви (Triumphus Cupidinis) и Триумф Целомудрия (Triumphus Pudicitie), написанные терцинами; и первая редакция книги лирических стихов на итальянском языке – Канцоньере (Canzoniere).

К концу 1343 Петрарка отправился в Парму, где пробыл до начала 1345. В Парме он продолжил работу над Африкой и трактатом О достопамятных событиях. Оба произведения он не закончил и, похоже, больше к ним не возвращался. В конце 1345 Петрарка вновь приехал в Воклюз.

Важно

Летом 1347 он с энтузиазмом встретил восстание, поднятое в Риме Колой ди Риенцо (впоследствии подавленное).

За этот период он написал восемь из двенадцати аллегорических эклог Буколических песен (Bucolicum carmen, 1346–1357), два прозаических трактата: Об уединенной жизни (De vita solitaria, 1346) и О монашеском досуге (De otio religioso, 1347) – о благотворном влиянии уединенной жизни и праздности на творческий ум, а также принялся за вторую редакцию Канцоньере.

Возможно, именно симпатии к восстанию Колы ди Риенцо побудили Петрарку предпринять в 1347 путешествие в Италию. Однако его желание присоединиться к восстанию в Риме угасло, как только он узнал о совершенных Колой жестокостях. Он снова остановился в Парме. В 1348 чума унесла жизни кардинала Колонны и Лауры.

В 1350 Петрарка познакомился и подружился с Джованни Боккаччо и Франческо Нелли. За время пребывания в Италии он написал еще четыре эклоги и поэму Триумф Смерти (Triumphus Mortis), приступил к поэме Триумф Славы (Triumphus Fame), а также начал Стихотворные послания (Epistolae metricae) и письма в прозе.

Годы 1351–1353 Петрарка провел по преимуществу в Воклюзе, уделяя особое внимание общественной жизни, особенно положению дел при папском дворе.

Тогда же он написал Инвективы против врачей (Invectiva contro medicum), критикуя методы лечащих врачей папы.

Большая часть писем, написанных в этот период и критикующих обстановку в Авиньоне, позднее были собраны в книгу Без адреса (Liber sine nomine).

В 1353 Петрарка по приглашению архиепископа Милана, Джованни Висконти, поселился в Милане, где исполнял обязанности секретаря, оратора и эмиссара.

Совет

Тогда же он закончил Буколические песни и сборник Без адреса; начал пространное сочинение О средствах против всякой фортуны (De remediis ultriusque fortunae), куда в конечном итоге вошло более 250 диалогов о том, как совладать с удачей и неудачей; написал Путь в Сирию (Itinerarium syriacum) – путеводитель для паломников в Святую Землю.

В 1361 Петрарка покинул Милан, спасаясь от свирепствовавшей там чумы. Год он провел в Падуе, по приглашению семьи Каррара, где закончил работу над сборником Стихотворные послания, а также сборником Письма о делах частной жизни (Familiarum rerum libri XXIV), куда вошли 350 писем на латыни.

Тогда же Петрарка начал еще один сборник – Старческие письма (Seniles), куда в конечном итоге вошли 125 писем, написанных между 1361 и 1374 и разбитых на 17 книг. В 1362 Петрарка, по-прежнему спасаясь от чумы, бежал в Венецию. В 1366 группа молодых последователей Аристотеля выступила с нападками на Петрарку.

Он ответил едкой инвективой О невежестве собственном и других людей (De sui ipsius et multorum ignorantia). В 1370 Петрарка купил скромную виллу в Арква, на Евганейских холмах. В 1372 военные действия между Падуей и Венецией заставили его укрыться на время в Падуе. После поражения Падуи он вместе с ее правителем отправился в Венецию вести мирные переговоры.

В последние семь лет жизни Петрарака продолжал совершенствовать Канцоньере (в последней редакции 1373 сборник озаглавлен по-латыни Rerum vulgarium fragmenta – Отрывки на народном языке) и работал над Триумфами, куда в окончательной редакции вошло шесть последовательных «триумфов»: Любви, Целомудрия, Смерти, Славы, Времени и Вечности. Умер Петрарка в Арква 19 июля 1374.

Петрарка подверг ревизии культурное наследие античности, тщательно анализируя тексты античных писателей и восстанавливая их первоначальный вид. Сам он ощущал себя стоящим на стыке двух эпох. Свой век он считал упадочным и порочным, однако не мог не усвоить некоторых его пристрастий. Таковы, например, предпочтение учений Платона и св.

Августина аристотелевскому и томистскому, отказ Петрарки признать светскую поэзию и активную жизнь препятствием на пути к христианскому спасению, взгляд на поэзию как на высочайший вид искусства и познания, понимание добродетелей как общего знаменателя античной и христианской культуры и, наконец, страстное желание вернуть Риму положение центра цивилизованного мира.

Петрарку мучил глубокий внутренний конфликт, вызванный столкновением его убеждений и чаяний с требованиями, предъявляемыми к христианину. Именно ему поэзия Петрарки обязана своими высочайшими взлетами.

Непосредственными же источниками вдохновения стали безответная любовь к Лауре и преклонение перед доблестью и добродетелями древних, воплощенными главным образом в фигуре Сципиона Африканского Старшего. Петрарка считал Африку главным своим достижением, однако его «нерукотворным памятником» стали Канцоньере – 366 разнообразных итальянских стихов, в основном посвященных Лауре.

Обратите внимание

Возвышенный лиризм этих стихов нельзя объяснить одним лишь влиянием на Петрарку поэзии провансальских трубадуров, «сладостного нового стиля», Овидия и Вергилия.

Проводя параллель между своей любовью к Лауре и мифом о Дафне, который Петрарка понимает символически – как рассказ не только о мимолетной любви, но и о вечной красоте поэзии, – он привносит в свою «книгу песней» новое, глубоко личное и лирическое переживание любви, облекая его в новую художественную форму.

Преклоняясь перед свершениями античных героев и мыслителей, Петрарка в то же время рассматривает их достижения как знак глубокой потребности в нравственном перерождении и искуплении, тоски по вечному блаженству. Жизнь христианина полнее и богаче, поскольку ему дано понять, что Божественный свет может обратить знания прошлого в истинную мудрость.

Это же преломление языческой мифологии в призме христианского мировосприятия присутствует и в любовной лирике Петрарки, где в результате звучит тема искупления. Лаура как Красота, Поэзия и Земная Любовь достойна преклонения, но не ценой спасения души.

Выход из этого кажущегося неразрешимым конфликта, искупление, состоит скорее в усилии Петрарки добиться совершенного выражения своей страсти, нежели в отречении, которым начинается и кончается сборник. Даже грешная любовь может быть оправдана перед Господом как чистая поэзия. Первая встреча Петрарки с Лаурой произошла, по его словам, в Страстную Пятницу.

Петрарка и в дальнейшем отождествляет любимую с религиозными, нравственными и философскими идеалами, делая в то же время акцент на ее несравненной физической красоте. Так его любовь оказывается на одном уровне с платоновскими вечными идеями, ведущими человека к высшему благу.

Но, хотя Петрарка и находится в рамках поэтической традиции, берущей начало с Андрея Капеллана и закончившейся «сладостным новым стилем», тем не менее ни любовь, ни любимая не являются у него чем-то неземным, трансцендентным. Восхищаясь античными авторами, Петрарка выработал латинский стиль, который был намного совершеннее латыни того времени.

Сочинениям на итальянском языке он не придавал значения. Возможно, поэтому некоторые стихи в Канцоньере обладают сугубо формальными достоинствами : в них он увлекается игрой слов, разительными контрастами и натянутыми метафорами. К сожалению, именно эти черты охотнее всего переняли подражатели Петрарки (т.н. петраркизм). Сонет Петрарки, одна из двух типических форм сонета (наряду с шекспировским), отличается двучастным делением на начальное восьмистишие (октаву) с рифмовкой abba abba и заключительное шестистишие (секстет) с рифмовкой cde cde. В том или ином виде петраркизм проявился в большинстве европейских стран. Достигнув пика в 16 в., он периодически возрождался вплоть до недавнего времени. На ранней стадии подражали в основном сочинениям Петрарки на латыни, позднее – Триумфам и, наконец Канцоньере, влияние которых оказалось самым стойким. Среди известных поэтов и писателей Возрождения, в той или иной мере испытавших влияние Петрарки, – Дж.Боккаччо, М.М.Боярдо, Л.Медичи и Т.Тассо в Италии; маркиз де Сантильяна, А.Марк, Г.де ла Вега, Х.Боскан и Ф.де Эррера в Испании; К.Маро, Ж.Дю Белле, М.Сев, П.Ронсар и Ф.Депорт во Франции; Дж.Чосер, Т.Уайет, Г.Х.Сарри, Э.Спенсер, Ф.Сидни, Т.Лодж и Г.Констебл в Англии; П.Флеминг, М.Опиц, Г.Веккерлин и Т.Хёк в Германии. В период романтизма Петрарка также нашел поклонников и подражателей, из них наиболее примечательны У.Фосколо и Дж.Леопарди в Италии; А.Ламартин, А.Мюссе и В.Гюго во Франции; Г.У.Лонгфелло, Дж.Р.Лоуэлл и В.Ирвинг в Америке.

Книги автора Франческо Петрарка

В серии давно готовилось однотомное собрание сочинение Петрарки (1304—1374), с включением отрывков из “Африки”, латинской поэмы о победе Рима над Карфагеном, которую Петрарка считал главным своим произведением….

«Моя тайна, или Книга бесед о презрении к миру» – произведение яркого представителя эпохи раннего Возрождения Франческо Петрарки (итал. Francesco Petrarca, 1304 – 1374).*** Читатель становится свидетелем…

«Письмо к потомкам» – произведение яркого представителя эпохи раннего Возрождения Франческо Петрарки (итал. Francesco Petrarca, 1304 – 1374).*** Автобиографическое сочинение. Петрарка вспоминает, как в…

«100 шедевров о любви» – уникальная серия издательства Стрельбицкого, в которую вошли лучшие произведения всех времен и народов о самом прекрасном и возвышенном чувстве – любви. В каждом томе серии читатели…

«Сонеты» – название книги яркого представителя эпохи раннего Возрождения Франческо Петрарки (итал. Francesco Petrarca, 1304 – 1374).*** Петрарка посвящает свои сонеты Лауре, единственной любви всей своей…

В настоящий сборник великого итальянского писателя Франческо Петрарки (1304 – 1374) включены сонеты и избранные стихотворения “Книги песен” своеобразного поэтического дневника, посвященного…

Источник: https://itexts.net/avtor-franchesko-petrarka/

Ссылка на основную публикацию